1W

Джон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 11

в выпуске 2015/01/26
4 января 2015 - DaraFromChaos
article3206.jpg

Глава 11. Путь, проложенный Кумарасвами и Геноном

В процессе исследования учения Вед и данных по солнцестояще – галактическому альянсу я обращался к работам Ананды Кумарасвами и Рене Генона. Как те, кто опубликовал первые идеи традиционалистской школы мыслителей, эти ученые дают ключи к пониманию темпоральных размеров Изначальной Традиции. И их жизни столь же интересны, как и их работы.

Ананда Кумарасвами

 

Ананда Кентиш Кумарасвами родился на Цейлоне 22 августа 1877 года. Его отец, сэр Муту, был выдающимся членом законодательного консульства Цейлона, и во время посещения Англии встретился с Элизабет Клей Биби. Они поженились в 1876 году и уехали в свой особняк в Коломбо (Цейлон). Годом позже родился Ананда. Мать с ребенком вернулись в Англию в следующем году и стали ждать приезда сэра Муту. Он, однако, неожиданно скончался в день своего отъезда в Англию. Ананде было тогда всего два года.

Выросший в Англии среди трех, кто окружал его мать, Кумарасвами проявлял интерес к естественным наукам. К 25 годам он стал бакалавром по геологии и ботанике университетского колледжа в Лондоне, и провел год, изучая геологию Цейлона. После окончания образования он вернулся на Цейлон с женой Этель, и начал геологические исследования, публикуя карты, на которых были отмечены залежи слюды, графита, корундов и других минералов. В следующее десятилетие Кумарасвами путешествовал по Индии, собирая индийские произведения искусства, и стал другом поэта Рабиндраната Тагора и активистом Общества Социальной Реформации Цейлона. Это были дни индийского восстания против тирании Британии. В это время индийское искусство, в представлении традиционалистов, переживало дегенеративный период  и порождало, в основном, лишь грубых, лишенных внутренней целостности антихристианских идолов. В 1908 году была выставлена коллекция фотографий Кумарасвами «Средневековое сингалезское искусство», которая продемонстрировала, что достижения восточного искусства, до сего дня непревзойденные, по тонкости и уровню профессионализма соответствовали наилучшим классическим греко-римским формам.

Несколько раз возвращаясь в Англию между 1908 и 1916 гг., он написал и опубликовал работы, в которых критиковал смерть традиционного искусства и порождение массовой продукции, отрывавшей людей от древних временных связей, разрушавших истинное, самодостаточное творчество. В его видении индивидуальное творчество отражало связь с древней жизнью и являлось путем, следуя которому люди сохраняли древние фольклорные традиции и высший дух религии. Механическое производство воспринималось как угроза повседневной связи человека с духовными корнями жизни, разрушающими идею работы как йоги — пути соединения с божеством. Его интерес к религиозным формам и традициям еще более вырос, когда он изучил санскрит, латынь и другие языки. Со временем он стал хорошо известен, как ученый и комментатор, постигший сущность как восточной, так и западной мифологии и иконографии. Многие из его книг, в том числе «Что есть цивилизация?», «Танец Шивы, индуизм и буддизм», до сих пор считаются классическими. В 1916 г. он эмигрировала в Америку, где стал куратором Музея Изящных Искусство в Бостоне. Он передал музею собранную им по кусочкам собственную коллекцию, и совершил несколько путешествий в Индию за произведениями искусства. В 1920-х гг. он получил американское гражданство и женился в третий раз (первые два брака закончились разводами). Его эссе и статьи этого периода отражают идею фокусировки на истории искусств, описании сравнительного уровня работ, но игнорируют символическое содержание метафизического и религиозного символизма. В конце 1920-х гг., однако, его третий брак тоже распался, и в это же время Кумарасвами претерпел внутреннюю трансформацию, повлекшую за собой больший интерес к религиозному содержанию искусства. В процессе изменения его мышления между 1928 и 1932 гг., геолог, ставший историом искусств, превратился в ученого – метафизика, но, при этом, рационалистически здравого, проявилось интуитивное чувство, а его целью стало понимание религиозного и метафизического символизма высшей мудрости.

В 1932 г. Кумарасвами возглавил Исследовательское Общество Бостонского Музея Изящных Искусств, и занимал эту должность до своей смерти в 1947 г. В начале 30-х гг. он также познакомился с работами Рене Генона, и между ними стали развиваться профессиональные отношения взаимного дополнения. Их переписка не была интенсивной, но они часто цитировали друг друга и развивали некоторые аспекты древних доктрин и мотивов, которые использовали «одновременно на расстоянии»: Кумарасвами в Бостоне, а Генон – в Каире. Интерпретируемая парадигма, которую они развивали, имела отношение к одной и той же универсальной мудрости – внутренней универсальной мудрости, которая стала известна как sophia perennis et universalis, или Изначальная Традиция. Этот пункт особенно важен, так как оба писателя знали, что их призванием было сохранить высшую мудрость, дать ей проникнуть в человеческое сознание. Они оба избегали ярлыков и не позволяли считать себя духовными учителями.

Между 1932 и 1947 гг. были написаны важнейшие эссе Кумарасвами. Большая часть из них собрана в двух томах, опубликованных в Prinston University Press в 1977 г. Темы эссе — многообразны, но самыми важными для нашей текущей дискуссии являются следующие: Люди Скорпиона, охраняющие врата рая; Смыкающиеся Утесы – как узкий проход при бегстве Арго, восприятие ситуации «делай-или-умри» — как принятие быстрого решения ищущим; история похищения сомы; циклы времени в ведической космологии. Также Кумарасвами вводит разделение между сакральной и светской силами как фундаментальную причину неспособности современной цивилизации постичь трансцендентную жизнь.

Многие другие эссе были частично закончены и никогда не публиковались, и мы упомянем одно из них, «Ранняя иконография Стрельца», в главе 13. Кумарасвами предварял работы многих ученых ХХ в., включая Генриха Циммера, Джозефа Кэмпбелла и Алана Уоттса.

Кумарасвами неожиданно умер в 1947 г., через несколько недель после своего 70-го дня рождения. Он планировал уехать с женой в северную Индию, чтобы закончить свои дни в духовном равновесии истины, которую он смог умственно постичь. Невозможно переоценить великий вклад Кумарасвами в реконструкцию потерянных артефактов Изначальной Традиции. Были и другие писатели, которые использовали эту традицию или подходили к ней близко, включая Юлиуса Эволу, Фритьофа Шуона, Генри Корбина, Мартина Лингса и Сейеда Хоссейна Насра. Но только в работах Рене Генона мы находим не только коллегу и единомышленника Кумарасвами, но и умение открыть путь и его возможности, дать понятие о древней мудрости и нашем современном кризисе.

Рене Генон

 

Рене Жан-Мари-Жозеф Генон родился 5 ноября 1886 года, в Блуа (Франция). Сын архитектора, он получила традиционное католическое воспитание. Будучи болезненным ребенком, в школе отличался в философии и математике. Когда ему было 12 лет, он поступил в колледж Нотр-Дам, школу второй ступени, готовящую священников, которая равноценна юношеской семинарии. Он быстро схватывал все предметы и был отмечен, как лучший студент, часто бывая первым в классе. В 15 лет, однако, он покинул школу после неприятного случая: учитель грубо раскритиковал эссе мальчика, после чего тот на нервной почве серьезно заболел. Генон поступил в другой колледж в 1902 г. и продолжал оставаться лучшим по латыни и философии. После окончания колледжа, имея наилучшие рекомендации от преподавателей, он уехал в Париж для продолжения учебы, но плохое здоровье не позволяло ему одновременно посещать многие лекции. Он снял комнату в Латинском квартале, но шумная студенческая атмосфера мешала, так что он переехал в тихое местечко на острове Сен-Луи, где мог полностью посвятить себя учебе. Он прожил там 25 лет, до дня отъезда в Египет в 1930 г. Плохая посещаемость стала причиной провала на экзаменах, поэтому он прекратил учебу в университете.

В 1907 г. Генону было 20 лет, а Париж был миром эзотерики и оккультных школ, представленных в полном объеме. Общества разделялись по духовному рангу: от уважаемых восточных, имевших за собой целый ряд поколений, до «застольной болтовни» и неких дельцов – предсказателей. Деятельность Генона в этот период неясна. Он, кажется, участвовал в разных кружках одновременно, хотя еще раньше был посвящен в путь Шивайте Адвайта Веданта индуистским учителем, посещавшим Париж. У нас нет подробностей о времени или месте этой инициации, но, полагаем, она стала провиденциалистской и сильно на него воздействовала. Однако, контакт с учителем индуизма прервался буквально через год – другой. После этого, в 1909 г., Генон был посвящен в Герметическую школу, которая издавала журнал «L’Initiation». Будучи, так или иначе, связан со спиритуалистами, он стал критиковать их достижения по вызыванию духов из «сверхсознания», путем «полета в ночи», и рассматривал их учения как смесь, в которой лишь в малой степени присутствовали крупинки истинно живых традиций. Он также критиковал Блаватскую и Теософическое движение, как бледное отражение учений индуизма, которые, при истинном изучении и понимании их, делают не обязательными ad hoc «модернизированные» версии.

 актически, современные выводы из древних учений могут рассматриваться, как изначально описательные и ведущие не тем путем; свидетельство того, что интеллект в наше время извращает истину.

Здесь мы отметим наиболее важный момент в критике Геноном западной цивилизации: современная цивилизация отделилась от трансцендентной сферы, которая в прошлые века была полностью интегрирована в повседневную жизнь. Современный мир теряет понимание значения слова трансцендентный так же, как и значение слова интеллект. В традиционном использовании (которое соотносится с санскритским словом буддхи — мышление) – интеллект означает восприятие трансцендентной реальности, дар, который может отражать деятельность высших миров. Заметим, что это не связано с современной идеей быть «интеллектуальным» или «умным». Мы можем видеть, что интеллект есть дар восприятия напрямую наших отношений с высшими реальностями более, чем можно получить путем учения и образования. Забавно, что современная цивилизация эффективно разрушает оригинальное мышление буддхи чистым интеллектуализмом, который является первородным для всех нас, независимо от образования и доктрин. Кроме того, миф о прогрессе позволяет современной цивилизации маскировать себя как наиболее искушенную в человеческой истории. Для Генона и других традиционалистских писателей, однако, это есть обратная сторона истинной ситуации: современная цивилизация – не результат прогресса, это — цивилизация Кали юги, темнейший век, в котором человечество, погруженное в материализм, полностью отошло от прямой связи с высшим источником.

Мартин Лингс, переводчик книги Генона «Восток и Запад», пишет, что Генон мог иметь опыт прямого интеллектуального постижения в раннем возрасте. Франция была в смятении во время Первой мировой войны, Генону было 30 лет, и он знал, что мир идет в однозначно неверном направлении. После войны антирелигиозные направления среди французской интеллигенции показывали, что новые уровни декаданса неизбежны. Для Генона же это означало дальнейшее отдаление человечества от его традиционных корней. После положенной отработки учителем в Алжире, он вернулся во Францию, и в 1921 г. была опубликована его первая книга «Введение в изучение индуистских доктрин», затем, в 1925 г. последовала ставшая классикой «Человек и его становление по Веданте». В это же время он выпускает эссе «La Gnose», «Regnabit» и «La Voile d’Isis», а также начинает издавать журнал «Etudes Traditionneles». Его сборник эссе был опубликован после его смерти под заглавием «Фундаментальные символы: универсальный язык сакральной науки», только недавно переведенной на английский. В 1920-х гг. также появились публикация некоторых из его наиболее важных работ, включая «Восток и Запад» (1924), «Теософия: история псевдо-религии» (1921), «Эзотеризм Данте» (1925), «Владыка Мира» (1927) и «Кризис современного мира» (1927).

В конце 1920-х гг. Генон потерял жену — Берти Лури, с которой прожил 16 лет. У них не было детей, но они растили племянницу, которую Генон любил «как свою собственную дочь и заботился о ней… трепетно». Эти решительные перемены привели к тому, что Генон уехал в Египет в 1930 г., и больше никогда не возвращался во Францию. В исламе Генон нашел живую традицию, которая пребывала наполовину между Востоком и Западом, но все же являлась более восточной, нежели западной. Его внутренняя трансформация произошла тогда же, когда Кумарасвами пережил перемену направления мировосприятия в сторону метафизики, как указывалось ранее. И примерно в это же время они впервые открыли работы друг друга. Генон жил в Каире очень замкнуто, желая иметь как можно меньше контактов со своей прошлой жизнью и «внешним миром» в целом. Бегло говоря по-арабски, он принял обычаи своей новой страны, интегрировался в ритмы ислама, и стал известен не как Рене Генон, но как шейх ‘Абд аль-Вахид Яхья. В первые два года, еще не став гражданином Египта, Генон закончил свои книги «Символика креста» и «Многие планы бытия». Его наиболее важной книгой последних лет стала «Власть количества» — глубокая критика фундаментальных ошибок современной цивилизации, опубликованная в 1945 г.

Часто бывая в местной мечети, Генон подружился со своим будущим тестем. В июле 1934 г. он женился, а семь лет спустя, у него и его жены Фатьма родился первенец (всего у них было четверо детей). Интеграция Генона в исламское общество стала окончательной, когда друг прислал ему оставшиеся вещи из Франции в 1935 г., а после смерти тестя он уехал с женой в укрытый зеленью коттедж в тихом районе в пригороде в 10 минутах от Каира. Он назвал дом Виллой Фатьмы, в честь жены. Здесь Генон учился, молился, вел переписку и писал книги и статьи, особенно для французского журнала «Etudes Traditionneles». Он воспринимался соседями как важный шейх, и они не имели понятия, кем он был на самом деле. Фактически, одна соседка, внимательная читательница книг Генона, была просто шокирована, когда он умер в 1951 г. и она неожиданно узнала, что почтенный старый мусульманский джентльмен через улицу был сам Генон!

Книга Генона «Власть количества и знамения времен» была его последней работой о падении современной цивилизации вниз по спирали. Но посмертный сборник эссе в «Фундаментальных символах» вернул Генона, как первого символистского философа и первого представителя традиционалистской школы мышления. Что Генон часто совпадал во мнениях и, возможно, находился под влиянием великолепного ученого Ананды Кумарасвами, не умаляет его квалификации как ученого. Он также оказал влияние на Юлиуса Эволу, Фритьофа Шуона и Мирчу Элиаде. Хотя он и его книги малоизвестны в США, они были недавно переизданы. Тем не менее, их практически не найти в крупных книжных магазинах или в библиотеках колледжей. Однако, его работы имеют непреходящее значение в понимании изначальной мудрости.

Кумарасвами и Генон — два духа-близнеца, которые боролись за освещение Изначальной Традиции, каждый в соответствии со своими возможностями: они взаимно дополняли друг друга. Интеллект Генона был остер как бритва, и он словно заключал в себе абстрактную метафизическую концепцию; редко углублялся он в эстетику, и никогда не занимался эмоциональным прозелитизмом. Кумарасвами, с другой стороны, проявлял себя как интеллект высшей пробы, так и как талантливый фотограф. Его эстетические интересы вели к собиранию осколков древнего искусства по всему Востоку, а свою коллекцию он завещал Музею Изящных Искусств в Бостоне. Они имели диаметрально противоположные стили, как выразил это один автор: «если они соглашались в своих главных заключениях, как оно и было, то могли потом рассматривать их с противоположных точек зрения». Это положение наиболее интересно, когда вы смотрите на астрологическую карту рождения двух мыслителей. Они рождены почти точно с разницей в девять с четвертью лет (Генон моложе), а их лунные точки прямо противоположны. Астрономически, позиция лунных точек показывает место, где происходят затмения. Они означают пересечение лунной и солнечной орбит, которые наклонены относительно друг друга. Астрологически, южная лунная точка указывает на прошлые воплощения и падения, а северная лунная точка – на работу в этой жизни, миссию или предназначение, в которых человек может проявить себя, и духовно вырасти. Родитель и ребенок будут часто иметь противоположные места расположения точек, которые воплощаются в раздорах и непонимании. То, что реализовали своими жизнями Кумарасвами и Генон, далеко не случайно: они рассматривали одни и те же проблемы с разных сторон, что свидетельствует об их истинном величии духа.

Вызов, который они оба приняли, вел к проявлению элементов Изначальной Традиции. Их работы охватывают много областей учения. Невозможно, при всем желании, суммировать здесь даже основные и важнейшие выводы. Мало изученная область в мышлении Кумарасвами и Генона нуждается в прояснении, однако, она имеет отношение к времени конца Кали Юги, теме, проходящей через все работы Генона. А мифологические мотивы и астрономические отсылки, которые связаны с этим вопросом, лучше всего искать в работах Кумарасвами. К сожалению, даже для юг, связанных с прецессией и солнцестояниями, когда указываются точные созвездия, точный механизм расчета времен никогда не проверялся, очевидно, потому, что оба — Кумарасвами и Генон – больше соединяли их с метафизическими процессами духовной трансцендентности – динамики, вызванной Кали Югой, – которая более точно выявляется в предшествующем астрономическом времени. Возможно, решение проблемы было еще неясно для обоих; возможно, и астрономические отсылки были неясны. Все же Генон кратко записал перед смертью в 1951 г., что конец Кали Юги недалек. Другой главный традиционалистский автор, Фритьоф Шуон, сказал в 1967 г., что это случится через 50 лет – около 2017 г. Вопрос остался без ответа, но он и не является центральным в традиционалистской литературе. Однако, если неразумно «предсказывать» точный год, во время которого придет «конец юги», мы можем как минимум попытаться прояснить астрономический процесс, в соответствии с ключевыми мотивами, указанными в традиционалистской мысли. Наиболее важные из них: Врата Солнца в Конце Мира и Смыкающиеся Утесы, и врата солнцестояний.

 

Похожие статьи:

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 2.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 4.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 3.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Введение. Глава 1.

ОбзорыВОРОН Эдгара Аллана По

Рейтинг: 0 Голосов: 0 983 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий