1W

Джон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 2.

в выпуске 2015/01/01
24 августа 2014 - DaraFromChaos
article2291.jpg

Глава 2. Реконструкция древней космологии майя.

Для осознания того факта, почему ранние майя выбрали 2012 год н.э. как конец большого периода времени в календаре Длинного Счета, я начал изучение с того древнемайяского поселения, где и был создан календарь Длинного Счета: Исапы. Никто раньше не рассматривал этот аспект, чтобы найти ответ на данный вопрос, так что мои поиски — уникальны и временами неожиданны. Как говорилось в «Космогенезе майя: 2012», ранее изучение Исапы было ограничено только археологией и иконографией (изучением символов). Лишь немногие из исследователей упоминали астрономический аспект, и то делали лишь неполные и недостаточные выводы. Используя компьютерные программы по астрономии, я сначала изучил великолепные расчеты перемещений небесных тел, видимых в период расцвета Исапы (прим. 100 г. до н.э.). Затем я смог интерпретировать дюжину резных монументов поселения. Я заметил, что оно имело две важнейшие ориентации строений: первая — к северу — на пик вулкана Такана, а вторая — к югу — от горизонта восхода солнца во время декабрьского равноденствия. Это расположение воплощает основополагающую ориентацию космографии Исапы в направлении "север-юг". Я обратил внимание, что Большая Медведица восходит прямо над вулканом Такана, но (и ольмеки это знали) явление прецессии сдвигает восход все дальше и дальше к востоку вдоль линии горизонта с течением веков. Это прецессионное смещение увеличивалось точь-в-точь в тот период времени (с 800 г. до н.э. по 100 г. н.э.), когда Исапа постепенно занимала доминирующее положение в регионе как церемониальный и астрономический центр.

В мифе творения майя Исапа — 7 Попугай (Большая Медведица) должен быть сначала побежден отцом Героев-близнецов (Он — Хунахпу — декабрьское Солнце в момент солнцестояния), который и сможет получить позицию лидера в следующем Мировом Веке. Более ранний околополярный бог ольмеков (Большая Медведица) был свергнут с трона, и я предполагаю, что причиной этого и основой мифа было явление прецессии. Другими словами, история падения 7 Попугаев несет в закодированном виде информацию об астрономическом процессе, во время которого Большая Медведица «ушла» от астрономического Северного полюса. В дальнейшем движение от старого видения мира ольмеков к новому — исапа-майяскому — возвестило отказ от старой полярной парадигмы и эволюцию в космологической доктрине. Но какая космология заняла ее место?

На юго-востоке декабрьский горизонт солнцестояний создавал иной космический центр. Многие из памятников Исапы обращены лицом к декабрьскому горизонту солнцестояния, и, в частности, площадка для игры в мяч. Хотя Большая Медведица на севере уходила от отметки полюса на юг, декабрьское солнце в период солнцестояния медленно приближалось — снова, в результате прецессии, — яркий и великолепный «ядерный клинок» центра Млечного Пути. Майя мифологизировали это место как лоно Космической Матери, а также как рот змеи или лягушки. Будучи знающими астрономами и математиками, жители Исапы рассчитали заранее, когда произойдет кульминационный альянс солнца в период солнцестояния и сердца галактики, и это был год, который мы называем 2012 г. н.э., а согласно календарю Длинного Счета — 13.0.0.0.0 — конец 13-го бактуна.

Если и этот аргумент считается "притянутым за уши", мы можем еще взглянуть для подтверждения на резьбу, украшающую монументы Исапы. Стела 11 в Исапе — один из этих памятников, обращенный лицом к декабрьскому солнцу в момент солнцестояния. Она изображает Первого Отца — солярного бога Он Хунахпу, заново рожденного изо рта космического божества – лягушки. Его руки раскинуты в стороны, и этот жест словно означает радостную встречу эпохи конца (мирового века). Мы можем расшифровать и символику рта лягушки, внимательно изучив Млечный Путь. Важная деталь невдалеке от Галактического Центра – темная трещина на Млечном Пути, созданная причудливым скоплением межзвездной пыли в его плотной ткани недалеко от центра. На наш земной взгляд, она подобна темному горному кряжу или дороге, проходящей на север прочь от центра. Эта деталь была поэтически отмечена майя различными способами, зависящими от того, какая метафора использовалась для Млечного Пути. Если Млечный Путь мыслился как Великая Мать, тогда темная трещина была ее рождающим каналом; если Млечный Путь был площадкой для игры в мяч, тогда темная трещина становилась кольцом ворот; если Млечный Путь был великим храмом, тогда темная трещина оказывалась королевским троном; если Млечный Путь был космическим змеем смерти и воскрешения, тогда темная трещина была его ртом. Лягушка, извергнувшая Первого Отца обратно после его смерти, таким образом содействовала его повторному рождению. Без сомнения, Стела 11 изображает Млечный Путь и Галактический Центр — встречу, определенную прецессией, которая достигнет кульминации около 2012 года. Этот редкий альянс возможен только раз в 26000 лет.

Если мы все еще не уверены, можно взглянуть для подтверждения на памятники во внутреннем дворе для игры в мяч Исапы. Как полагается, в длину ось двора Исапы находится на линии горизонта декабрьского солнцестояния. Памятник на восточной стороне внутреннего двора представляет одного из Героев-близнецов, гордо стоящего над поверженным 7 Попугаями (который должен быть свергнут до того, как Он Хунахпу родится заново). На западном конце двора для игры в мяч мы находим трон и несколько маленьких памятников, в каждом из них зашифрованы различные метафоры, скрывающие информацию об альянсе. Трон имеет покрытые резьбой ножки, между которыми виднеется голова солнечного бога, или лицо солнечного Ахау, который будто бы рождается. Сцены рождения расположены и вниз по оси двора для игры в мяч, которая проходит по направлению к восходу декабрьского солнца в момент солнцестояния и темной трещины. Очевидно, на троне отражен будущий альянс как процесс рождения.

Неподалеку от трона мы видим каменное кольцо, в котором размещен каменный мяч. В символизме игры в мяч декабрьское солнце в период солнцестояния — это мяч для игры, а темная трещина (или Галактический Центр) — это кольцо ворот. Наконец, далее за кольцом и мячом мы видим голову змеи, которая, как большинство маркировок для игры в мяч, в оригинале держала во рту солнечное лицо Ахау. Это символическое изображение пожирания солнца в конце времен подразумевает, что смерть должна предшествовать повторному рождению. Все эти изображения, несомненно, символически отражают грядущий альянс — альянс декабрьского солнца в период солнцестояния с Галактическим Центром (см. главу 18 для более детального анализа игры в мяч в Исапе).

В мезоамериканской космологии система взаимосвязанных мифов и символов образует созвездие вокруг галактического альянса. Моя работа должна показать, каким образом альянс был зашифрован в важнейших майяских институтах, таких, как игра в мяч, миф творения и ритуалы вступления на престол. Эти данные являются действительно важными, так как они связаны с широким спектром дисциплин, включая археологию, иконографию, этимологию, этнографию, мифологию и археоастрономию. Это придает связность и преемственность моей интерпретации; при этом зашифрованность и символизм наиболее важных институтов в мезоамериканской культуре приводят к наиболее вероятному заключению: ранние майя воспринимали дату конца 2012 года как центр и связку редкого альянса — декабрьского солнца в момент солнцестояния с ярким ободом Млечного Пути возле Галактического Центра. Майя сплели цельную космологию вокруг этого альянса, которую я назвал «галактической космологией».

 

Зенит и Кецалькоатль-Кукулькан.

Ко времени, когда Исапа стала лишь причудливым воспоминанием, а цивилизация майя находилась на подъеме, то есть примерно в 200 г. н.э., мезоамериканская цивилизация была расколота на два основных течения с двумя космологическими ориентациями. В центральной Мексике Теотиуакан, основанный около 150 г. н.э., был ориентирован на закат по дате прохождения солнца через зенит в Теотиуакане 17 мая. Кроме того, в этот день (около 150 г. н.э.) Плеяды поднимались прямо перед Солнцем в предрассветном небе (совпадающий с солнцем восход). Это «смыкание» Плеяд с датой прохождения через зенит 17 мая определяет очень специфическую, но поддающуюся датировке эру в прецессионном цикле. Для периода примерно в сто лет с основания Теотиуакана это солнечное стечение обстоятельств сбило синхронизацию. Увеличение прецессии означало, что совпадающий с солнцем подъем Плеяд сдвигается во времени вперед, так что к 1800 г. н.э. Плеяды поднимались одновременно с солнцем уже в июне. Скрытым эффектом этого подъема было, что около 1800 г. н.э. Плеяды находились в конъюнкции с Солнцем в дату прохождения зенита, что означало, что солнце и Плеяды поднимались вместе, в конъюнкции, и проходили через зенит одновременно! Конечно, конъюнкция была скрыта в блеске Солнца, но я нашел данные, что в Теотиуакане использовалась хорошо известная традиция для расчета конъюнкции Солнце-Плеяды-зенит — церемония Нового Огня.

Этот факт открывает нам иную космологическую традицию в Мезоамерике, которая не имела отношения ни к полюсу, ни к галактическому центру, но к центру зенита и Плеядам. Следовательно, в мезоамериканском сознании возникает явление бифуркации, трещина в оригинальной традиции ольмеков, связанной с полюсом, которая обеспечивала унифицированное космовидение. С появлением более усложненного видения — а именно, осознания явления прецессии, — были определены разные космические центры, и появились два отдельных мезоамериканских течения. Это раскол между цивилизацией Науатль в центральной Мексике и цивилизацией майя на востоке, в Петене, Чиапасе, Юкатане и Гватемале.

Различные характеристики двух взглядов на мир вовлекали в процесс изменения и календари, которые строились для расчета времени Мировых Веков. Для майя главнейшим календарем Мирового Века был Длинный Счет. Как мы видели, этот календарь был создан с целью расчета будущего альянса солнца в момент солнцестояния и плоскости галактики (видимой как Млечный Путь), означающего конец Мирового Века. В ранней центральномексиканской цивилизации, с центром в великом городе Теотиуакане, который процветал между 150 и 750 гг. н.э., в его памятниках Плеядам и их отношению к Солнцу и зениту сфокусирована эсхатологическая доктрина будущего развития Мирового Века. Эта система отслеживала совершенно иной прецессионный альянс, связанный по времени с 52-летним Календарным Кругом. Церемония Нового Огня показательна в следующем смысле: как использовался Календарный Круг для расчета движения Плеяд. Так что давайте рассмотрим церемонию подробнее. Астрономическая цель церемонии Нового Огня впервые была отражена в отчете Бернардино де Саагуна на основе сведений, полученных им от информантов-ацтеков, и кратко записана вскоре после испанского завоевания. Церемония Нового Огня происходила в конце каждого 52-летнего Календарного Круга. Накануне завоевания (испанского): это событие приходилось на ноябрь. За Плеядами тщательно наблюдали, и в рассчитанную ночь они появлялись, проходя через зенит ровно в полночь. Если мы принимаем этот расчет как верный, — а нет оснований думать иначе, — имеется очень точная точка отсчета. Плеяды, находясь в эклиптике, действительно проходят через зенит достаточно часто в течение года, но только раз в году они появляются в зените ровно в полночь. Если же этого не произойдет, говорит популярный миф, наступит конец мира. Из этого следует, что церемония Нового Огня — это доктрина, созданная жителями Теотиуакана, чтобы предсказать конец текущего Мирового Века. Однако зашифрованные подтексты не так просты. Если Плеяды не пройдут в полночь через зенит в рассчитанный день, они пройдут через зенит в какой-нибудь ближайший день. Почему? Потому что прецессия медленно сдвигает их вперед во времени — на один день каждые 72 года, и к 1507 г. в Центральной Мексике уже как минимум дважды была необходимость в урегулировании расчетов, а конец света так и не наступил. Должна быть иная ультимативная цель или кульминация для процесса: но какая именно?

Ключ к пониманию проблемы — факт, что прохождение Плеяд через зенит в полночь определяется днем шестью месяцами позднее, когда Плеяды и Солнце находятся в конъюнкции. Я уже описывал, что Теотиуакан (где, кстати, церемония Нового Огня была впервые проведена как минимум 1700 лет назад) был ориентирован по солнечному горизонту на дату прохождения через зенит, и периоду, когда Плеяды поднимались одновременно с солнцем. Плеяды возникают на предрассветном небе (одновременно с солнцем) через шесть недель после того, как они "терялись" в лучах Солнца. Этот период в шесть недель рассматривается нами как приближение к конъюнкции «Солнце-Плеяды», но, чтобы рассчитать точный день, нужны дополнительные подсчеты. Расчет времени, когда Солнце и Плеяды находятся в оппозиции, является базисом для расчета дня, когда Плеяды проходят в полночь через зенит.

Теперь можно заново открыть утерянное значение традиции Нового Огня: регулярный перерасчет даты проведения церемонии Нового Огня был путем перерасчета конъюнкции Солнца и Плеяд в мае. Однако, как и дата прохождения Плеяд через зенит в полночь (диаметрально противоположный альянс), так и этот день конъюнкции медленно сдвигался вперед с момента основания церемонии Нового Огня в Теотиуакане. Более того, конъюнкция Солнце-Плеяды медленно сдвигалась вперед от месяца мая и неизменяемой даты прохождения Солнца через зенит 17 мая (на широте Теотиуакана). Альянс Солнца и Плеяд в зените должен был быть основной целью церемонии Нового Огня! Конвергенция солнечного феномена из-за прецессии, как и галактическая космология 2012 г. майя, определяют время конца мира.

Сложность с "работой" ритуала Нового Огня в том, что время конца века определяется наблюдениями на одной конкретной широте, потому что изменяющийся аффекты даты прохождения солнца через зенит находится в основе доктрины альянса. Из-за того, что Теотиуакан расположен на 18-ом градусе северной широты, конвергенция Солнца, Плеяд и зенита действительно происходила там и в ранние 1800-е. На юг от Теотиуакана конец мира придет скорее; на север — позднее. Тот факт, что конец мира не наступил в 1800-е, не имеет значения: древние эсхатологии могут и не быть правы в своих пророчествах, ибо однажды они уже сбылись. С другой стороны, мы можем сказать, что мир окончился для ацтеков гораздо раньше 1800-х. Большой интерес в связи с этим представляет следующий вопрос: что случилось с Новым Огнем — доктриной Мирового Века, когда Теотиуакан был разрушен в VIII в. н.э., и его обитатели (и идеи) перебрались в Юкатан.

К тому времени прошло уже около тысячелетия с момента появления трещины в мезоамериканской душе. Жители Теотиуакана — люди Плеяд — почитали богов смерти и возрождения, расположенных в одной части неба, пока майя рассчитывали смерть и возрождение в соответствии с встречами в противоположной части неба. Несмотря на свои намерения и цели, оба государства – теотиуаканское и майяское были разрушены в VIII в. н.э.; осталось только боль и страдание, вызванное конфликтом от дезинтеграции видения мира. Что-то должно было случиться. Жители Теотиуакана начали миграцию в Чичен-Ицу около 780 г. н.э. и восстановили разрушенное государство. Началась новая жизнь и, когда наступил конец 10 бактуна (в 830 г.), были построены Большой двор для игры в мяч и пирамида Кукулькана. Эта пирамида отражает доктрину Нового Огня для Солнца-Плеяд, достигших трона зенита — знаменитую легенду о возвращении Кецалькоатля.

 

Пирамида Кукулькана.

Никогда раньше не проводилось исследований, каким образом в пирамиде Кукулькана в Чичен-Ице закодировано явление прецессии. Ежегодно в равноденствие тысячи посетителей обходили вокруг пирамиды, чтобы увидеть появление змея теней и его скольжение вниз по северной винтовой лестнице. Тени создаются за счет искусной ориентации пирамиды по лучам послеполуденного солнца. Таким способом иерофант предвещал возвращение жизнедающей солнечной энергии в весеннее равноденствие; однако змей теней также появляется и в осеннее равноденствие. На любом из лучей эта знаменательная встреча выступает в роли эзотерического указателя на альянс Солнца и Плед в зените, который выражен в пирамиде Кукулькана буквально: в виде звездных часов с указанием явления прецессии — в камне. Другими словами, змей теней равноденствия не является единственным символом, зашифрованным в пирамиде Кукулькана. Конечно, это звучит неожиданно, так как появление змея теней в равноденствие — действо впечатляющее и требующее для своего выражения изумительного архитектурного дизайна и инженерных возможностей. Но змей теней также символически указывает на астрономическую встречу, которая не является видимой, или, вернее сказать, эзотерической. Видимое появление змея теней в равноденствие — только экзотерический пункт, и не может быть рассмотрено как глубочайшее послание пирамиды.

Сначала следует визуализировать змея теней и включить в рассмотрение редко обсуждаемый элемент — хвост змея. Хвост (или погремушка) не имеет двойника в возникающих тенях, но должен быть экстраполирован для завершения картины. (рис. 2.4) Змей спускается по лестнице головой вниз, и чтобы быть уверенным, что восприятие зрителя правильно, голова змея изображена в камне внизу лестницы. Пока змей спускается с верхушки четырехгранной пирамиды, мы можем вообразить поднятый хвост юкатанской майянской гремучей змеи, Crotalus durissus, поднимающийся через маленький храм на верхней платформе, устремленный в центр неба. Четырехгранная майянская пирамида отображает четыре направления, а верх или центр — пятое — это зенит. Таким образом, хвост указывает на зенит, как на место, где может случиться нечто тайное и необычное.

Мексиканский исследователь Хосе Диас Болио потратил много лет, ища подтверждения тому, что юкатанские гремучие змеи были солярными божествами, в частности, потому, что они нередко изображаются в виде маленьких кругов рядом со своими погремушками. Необычно, что три элемента в изображениях имеют сходство с лицом солнечного Ахау, который обычно использовался майя как символ Солнца. Хвост, следующий за солярным символом, дает нам ключ к скрытой космологии пирамиды. В юкатекско- майяском языке слово для обозначения погремушки змеи — tzab; и этим словом также называли Плеяды — созвездие погремушки. Мы видим здесь прекрасно интегрированный символизм, указывающий на астрономическую встречу, невидимую простым взглядом: Солнце в конъюнкции с Пледами в зените. Это – не что иное, как доктрина встречи Мирового Века, закодированная в церемонии Нового Огня Теотиуакана, и принесенная из Чичен в VIII в.

Подтверждение приходит от статуи Чакмооля, найденной во внутренней комнате пирамиды Кукулькана, сразу под уровнем пола верхней платформы; внутри ее просверлено отверстие, где и скрыт Новый Огонь.

На широте Чичен-Ицы прохождение солнца через зенит происходит между 20 и 25 мая. Амплитуда для этой даты должна быть допущена, особенно при расчете для более северных широт. Вспомним, что церемония Нового Огня была призвана отражать и отслеживать изменяющуюся дату конъюнкции Солнце-Плеяды; и как же в Теотиуакане они достигали зенита одновременно в ранние 1800-е.? Правда, в Чичен они не оказываются в зените одновременно вплоть до начала XXI в., что весьма показательно, так как объединяет доктрину конца времен в Центральной Мексике с датой конца календаря майя Длинного Счета. "Переезд" элементов тайной науки из Теотиуакана в Чичен таким образом приводит к пролонгации существования их мира, и унификации, или излечению древнего раскола мезоамериканского духа.

Кецалькоатль впервые возникает в божественном образе в Теотиуакане, и, как уже говорилось, ранее астрономически он ассоциировался с Плеядами. Однако я должен заметить, что этот бог также имел солярные атрибуты, и поэтому мы можем соотносить его с конъюнкцией Солнца и Плеяд. Его полет с юга на север над мезоамериканскими землями мог представляться как возвращение на трон в вершине зенита; освещая все территории по очереди, он медленно продвигался на север. Его возвращение было ежегодным (как и появление Плеяд), но "усесться" на трон зенита бог мог только в отдельном регионе в точно установленное время. Возможно, это также объясняет продвижение к северу майяской культуры: от ее начала на дальнем юге в Исапе и Копане, через широты Петена и Паленке, далее на север к Юкатану.

 

Консолидация Чичен-Ица в IX в.

Культуры Центральной Мексики и майя сплавились в Чичен-Ице в IX в. н.э. как открытое провозглашение унификации двух космологий Мировых Веков. Они были объединены мирным путем, а широта Чичен позволила лишь слегка подправить расчеты на будущее время альянса Солнце-Плеяды-зенит, и объединить эсхатологию Центральной Мексики с датой конца 2012 майя. Теперь обе космологии — зенита и галактики — смогли появиться над Чичен-Ицей в один период, а именно, в XXI в. христианского календаря.

Мое прочтение Чичен как места унификации может быть также обосновано наличием двух широко распространенных псевдоисторических лидеров, изображенных в различных местах по всей Чичен-Ице в битвах и мирных альянсах. Учение приписывает им имена Военачальник Солнечный Диск и Военачальник Змей, ибо один восседает на солнечном диске, а другой — окружен подругой-змеей. В излишне буквальных ученых интерпретациях эти персонажи считались историческими, что скрывало их глубочайшее символическое значение. Военачальник Солнечный Диск олицетворяет парадигму повторного рождения солнца в доктрине 2012 майя. Военачальник Змей очевидно выражает прямо-таки одержимость Центральной Мексики Плеядами (погремушка змеи), как фокусом будущего обновления мира. Они появляются вместе в Чичен как знак примирения, достигнутого на исторической встрече Теотиуакана и майя Чичен, и ратифицируют мое прочтение религиозной унификации, заживляющей длившуюся веками схизму мезоамериканского духа. Это также "работает" в пользу идеи, что данная унификация была именно союзом двух эзотерических космологий, что требовало именно метафизического прочтения. Водители были послеполуденной версией Он Хунахпу и Кецалькоатля, богов, порожденных соотвествующими мифологиями Мировых Веков. В главе 3 мы увидим, как настенные изображения союза Водителей в Верхнем Храме Ягуара связаны со светом садящегося солнца определенных дней в году — особенно дней прохождения через зенит.

В эзотерической астрономии, закодированной в Чичен, мы можем найти еще кое-что удивительное. Плеяды находятся примерно в оппозиции с Галактическим Центром; полярность Скорпиона-Плеяд осознается как в майяской, так и в инкской космографиях. Плеяды также являются приблизительным индикатором Галактического Антицентра. Мы можем вообразить ось, проходящую из Галактического Центра, сквозь землю, и простирающуюся наружу, за Плеяды, в безграничный космос за пределами нашей галактики. Это та самая ось, на которой проявляются два прецессионных альянса — оба в XXI в. Метафизически говоря, мезоамериканские космологи должны был воспринимать это явление как один вид высочайшей конвергенции внутригалактических и внегалактических сил в Чичен-Ице в отдаленном будущем. Все вышеизложенные предпосылки обеспечивают материал для дальнейших исследований, некоторые из которых будут приведены в главе 3.

 

Выводы.

Моя работа «Космогенез майя: 2012» стоит несколько в стороне от других исследований майя, как популярных, так и академических: она предлагает междисциплинарный синтез работ академической школы, который приводит к новому прочтению календаря и космологии майя. Внимательное исследование источников, обстоятельная обработка результатов, скрупулезная приверженность фактам для последующей аргументации, а также участие интуиции способствуют тому, что данная работа является одной из первых по углубленности, серьезности и исчерпывающему анализу галактического альянса как манифеста космологической системы. Я бы хотел выделить самые важные места этой новой реконструкции.

1. Майя рассчитали дату конца 2012 своего календаря из 13-и бактунов (Длинный Счет), исходя из факта альянса Солнца в момент солнцестояния с Галактическим Центром Млечного Пути.

2. Они закодировали этот альянс в своих базисных институтах, включая миф творения Героев-близнецов, ритуал вступления королей на престол и сакральную игру в мяч. Я назвал этот комплекс идей галактической космологией.

3. Исапа — место-родоначальник двух систем: календаря Длинного Счета и мифа творения майя; что служило астрономическим, календарным, ритуальным и мифологическим основанием галактической космологии.

4. Нераспознанное астрономическое послание пирамиды Кукулькана в Чичен-Ице (где знаменитое появление змея теней происходит каждое равноденствие) затрагивает альянс Солнца и Плеяд в зените. Моя реконструкция основана на ранних майяских иконографии, календарях и археоастрономии. Я называю эту систему космологией зенита.

5. Я также идентифицировал церемонию Нового Огня и Календарный Круг как системы, используемые для построения пути к альянсу Солнца и Плеяд в зените.

6. Таким образом, Чичен-Ица идентифицировалась как место, которое символически выражает не только будущий альянс 2012 г. Солнца с Галактическим Центром, но и как будущая конвергенция (в XXI в.) солярной энергии и энергии Плеяд. В социополитической сфере аватары Военачальника Солнечный Диск и Военачальника Змея символизируют союз этих отдельных космологических доктрин.

7. Я предполагал, что, поскольку майя располагали данными о том, что Плеяды и Галактический Центр примерно оппозиционны на небе, они понимали, что два альянса, которые произойдут в XXI в. (над Чичен-Ицей), явятся открытием эволюционной оси, простирающейся от Галактического Центра, через Землю, и насквозь через район Галактического Антицентра в Плеядах. Подобные идеи могут быть найдены также в ведической и египетской космологиях.

В более широком контексте, чем продемонстрированный выше, майя интересовались двумя частями неба и двумя вызванными прецессией альянсами, которые происходят в тех местностях. Оба альянса являются необычайно редкими и связаны с цельной картиной небесной сферы более чем просто локальные конъюнкции планет. Майя создали полный «комплект» мифов и богов для кодирования этих астрономических конвергенций. Первый альянс имеет отношение к воскресению Он Хунахпу; второй — описывает возвращение Кецалькоатля. С позиции астрономии, Земля выравнивается по равноденственной оси с Галактическим Центром и Галактическим Антицентром. Метафизически говоря, система галактических чакр может быть представлена в данной конвергенции следующим образом: эволюционные энергии (шакти), как сквозь воронку проходят сквозь Землю в результате альянсов, зафиксированных в майяской космологии. В частях 3 и 5 мы более подробно исследуем метафизические аспекты солнечно-галактического альянса как временной ключ к Изначальной Философии.

Эти идеи предполагают очень убедительную (и древнюю) модель человеческой духовной эволюции. Когда я работал над «Космогенезом майя: 2012», я понял одну очень важную вещь: важно различать реконструирование космологии древних майя и стремление поверить в нее самому. Идея, что периодические альянсы на галактическом плане и с Галактическим Центром стимулируют сознание на всей нашей планете — интригующая и мудрая доктрина. В данном случае я хотел продемонстрировать, что древние астрономы-жрецы майя прекрасно разбирались в астрономических явлениях, аккуратно рассчитывали время следующего большого альянса, и при этом — они верили, что данные альянсы послужат причиной некоего значимого для Земли события. Я не стал бы делать подобных заявлений без исследования огромного количества данных из разнообразных академических источников. Кроме того, я неоднократно показывал, как майя закодировали дату конца и концепцию альянса в своих тайных институтах. Я также уделил некоторое внимание аргументу, что, так или иначе, подобные альянсы имеют некое значительное воздействие на жизнь на Земле. В предисловии к «Космогенезу майя» 2012» Теренс МакКенна предположила, что резонансные отношения между молекулами ДНК и Галактическим Центром могли быть искусно рассчитаны с помощью растущый парадигмы динамики хаоса. Это, без сомнения, верное предположение: резонансные отношения дают нам более, чем случайный эффект от так называемой «астрологии» — проблема, которую я рассматривал в «Цолькине» в главе «Причинность против синхронизации». Я искреннее убежден: любой аргумент для прояснения явления причинности, строгого научного объяснения, или даже метафизически элегантной квантовой модели, не так важен, как потенциал для духовной и социальной трансформации, которая может иметь для людей величайшее значение в свете предстоящего альянса с Галактическим Центром.

Я придаю особое значение следующему моменту: даже если древняя модель «альянса» будет признана эмпирически неверной в плане своего воздействия на человечество, это не уменьшит глубину и важность реконструкции древней майяской космологии, и не должно послужить причиной для опровержения подобных галактических концепций в иных древних традициях. Должны ли мы верить в детали политической науки древних греков или ведическую философию, чтобы изучать и высоко ценить их достижения? Истинным прозрением, конечно, может быть то, что древняя галактическая космология предлагала веское внутреннее «сверхнечто» для собственно нашей развитой или развивающейся космологии. Мы можем постигнуть эту важность просто путем пересмотранаших изменяющихся отношений к великим галактическим событиям. Наши изменяющиеся отношения к большой Галактике изменяют нас самих. Десятилетний ребенок способен понимать это как нечто самоочевидное, а многие ученые мужи отказываются воспринимать подобную «наивность», основанную на идеях магической передачи, которые можно также назвать «глупыми предрассудками» или «неопределенной теоремой Бома».

После публикации «Космогенеза майя: 2012», я понял, что и другие исследователи занимались вопросами галактического альянса, хотя в большинстве случаев с чисто астрономической точки зрения. В мае 1998 года в «Горном астрологе» Дэниэль Джамарио написал статью об изучении «шаманского взгляда на поворот веков» — рассмотрение проблемы альянса. Я считаю его исследование очень перспективным, интересным и кристально ясным для восприятия. Сразу после публикации «Космогенеза майя: 2012», Джей Уэйднер позвонила, чтобы рассказать мне о совместной публикации с Винсентом Бриджесом «Памятника конца времен», который был выпущен в августе 1999 года. Эта книга превосходно аргументирована, в ней прекрасно разобраны комментарии загадочного французского алхимика Фулканелли о памятнике в южной Франции, в который ясно и четко закодирован галактический альянс как символ «конца времен». Эта работа дала мне понять, что галактическая космология майя могла иметь более широкую базу; иными словами, те же объединяющие знаки и символы альянса были у многих иных цивилизаций по всему земному шару. В исследовании Уэйднер и Бриджеса показано, что это знание пришло из древнего Египта. Дальнейшие исследования показали мне, что это знание изначально рождено ведической доктриной Мировых Веков и ее метафизической концепцией трансформации духа в целом.

Похожие статьи:

ОбзорыВОРОН Эдгара Аллана По

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Введение. Глава 1.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 4.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 5.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 3.

Рейтинг: +5 Голосов: 5 781 просмотр
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий