1W

Клапан

в выпуске 2015/12/14
21 июня 2015 - Славик Слесарев
article4964.jpg

«Традиционная, уже десятая по счету выставка-распродажа «РосРобоЭкспо-2049», проходящая в выставочном павильоне «Питер-Конгресс» на Васильевском острове, собрала на этот раз рекордное число производителей и дистрибьютеров. Более двухсот российских и зарубежных компаний представили здесь свои экспозиции. Не обошли своим вниманием выставку пресса и многочисленные толпы посетителей, пришедшие посмотреть на новинки высокой моды и изысканных технологий в эти светлые праздничные дни…» - Цитата из журнала «Г.и.К» №4 за 2049й год.

Ведущий менеджер отдела продаж всемирно известной российской компании «Кибер-бот» Валерий Сайко, стоял возле стойки своей компании в гордом одиночестве. С виду это был приятный и дружелюбный молодой человек с аккуратной русой бородкой, ростом около двух метров, в роскошном костюме, внешне – вполне спокойный и благосклонный. В душе же он просто закипал от негодования. Выставки становились с каждым годом всё дороже и дороже, а народу на них приходило всё меньше и меньше. Особенно в последние годы, когда на светлой седмице официально разрешили в качестве послабления лёгкие наркотики из категории стимуляторов. Продажи роботов неуклонно падали, и смысла в этом выездном выставочном балагане не было просто никакого.

Мимо прошествовал в окружении толпы топ-моделей очередной миллиардер из числа «золотой молодёжи». Кажется, какой-то медиа-магнат. На нем был пиджак всех цветов радуги и полупрозрачные штаны. Судя по всему, всю компанию уже давно хорошенько накрыло какой-то дурью, и они, практически не замечая ничего вокруг, шумя и галдя, просто прошествовали к выходу. «Пришли себя показать», - злобно подумал Валерий.  

 - Я тут осмотрел Ваши экспонаты, - перед стойкой нарисовался аккуратный молодой человек с умным, осторожным взглядом, не предвещавшим, впрочем, ничего хорошего. – Вы используете в качестве кожи для роботов полигидридный био-латекс. Я представляю объединение «Заря» - это крупнейший в регионе поставщик полигидридов для робототехники! ...

- Ё-моё, - грустно подумал Виталий. – Продавец пришел продавать, а вместо этого, его самого упорно хотят сделать покупателем. Печальная участь.

А вслух сказал: - Оставьте вашу визитку. Я обязательно передам её в наш отдел снабжения и комплектации.

- Унылая, совершенно никчемная выставка. – Снова думал он, стоя в одиночестве, после того, как рекламный агент ушел.

***

Именно в таком безрадостном, скептическом состоянии пребывал Виталий в тот момент, когда к его стенду неожиданно подошли двое странных людей. Это был худощавый мужчина лет сорока, с нездорово блестящими глазами, одетый в истёртую коричневую куртку и черные шаровары из грубой материи. И женщина: ещё довольно молодая, с вытянутым, болезненным лицом, в сером невыразительном платье, в истоптанных кожаных сапогах на низком каблуке. Её лицо, однако, выражало решимость, принципиальность, даже какое-то возмущение. Казалось, она вот-вот начнет кого-то отчитывать или ругать.   

- Байкеры что ли? – пронеслось в голове менеджера, - Или радикальные «зуру»? Сейчас вроде бы это движение входит в моду…

Мужчина в кожанке, видимо, сразу решил взять быка за рога:

- Нам нужен робот! – с ходу начал он, сильно картавя на последнем слове. Так что получилось не «робот», а скорее, «гобот».

- Прекрасно! – Валерий добродушно развел руками, словно хотел заключить в дружеские объятия эту парочку.  – В таком случае, вы пришли точно по адресу! Наша компания производит более двухсот восьмидесяти моделей робототехники узкого и общего применения. От продвинутых инженерных центров до роботов-мусорщиков и домохозяек…

- Нам не нужны мусорщики! – резко оборвала его женщина в сером платье. И в её голосе послышалась сталь. А от её взгляда повеяло холодом и непреклонностью.

- Ну… хорошо. – несколько смутившись сказал менеджер по продажам, вовсе не ожидавший такого напора. – А какого типа роботы вам нужны?

- Нам нужна машина для сражения! – торжественно провозгласила дама.

- То есть, другими словами, Вас интересует машина – охранник? – заключил менеджер.

- Да, да, Вы совершенно точно заметили, охганник! – поспешно вступил в разговор владелец потертой кожанки.

- В таком случае, - Валерий мастерски увлекал их куда-то вглубь экспозиции из замерших фигур, - в таком случае, позвольте Вам представить вот это: - и он указал им на гигантского четырехрукого робота, ростом под три метра, который гордо возвышался в самом центре зала,

- «Сигма-страж»! Новейшая флагманская модель в нашей линейке охранников. Имеет встроенное огнестрельное оружие двадцать седьмого и четырнадцатого калибров. Восемь самонаводящихся ракет высшего класса точности, круговой радиолокатор и тепловизоры, реактивный привод – всё это делает его идеальным решением для охраны как отдельных сооружений, так и периметров. Всё вооружение стандартное и полностью лицензированное. Вам не придется…

- Сколько он у Вас стоит? – оборвала его речь строгая женщина.

- Две тысячи сто интер-кредитов при поштучной продаже. Но для партии от двадцати штук – цена составляет всего тысячу девятьсот девяносто. А для партии в сто и больше…

- Понятно, любезнейший, - деликатно оборвал его мужчина в кожанке, - а нет ли у вас чего-нибудь подешевле?

- Конечно есть! Это предложение среднего уровня: «Страж-медиум», - менеджер указал на соседний экспонат, уже больше похожий на человека. На двухметрового стероидного качка. – У него на вооружении два ствола калибра четырнадцать и семь десятых миллиметра, фронтальный тепловизор, автономное питание на сутки. Цена – тысяча пятьдесят. При покупке партии от двух штук – скидка в двадцать процентов.

- Я боюсь, мы друг друга не поняли, – снова вмешался мужчина в кожанке. – Нам нужно что-то подешевле. Совсем подешевле. Вы меня понимаете?

- Понимаю, согласился менеджер, - Тогда это давнишняя, но хорошо зарекомендовавшая себя модель тридцать седьмого года: «Омега-М»! Легендарная серия, которую мы позиционируем сегодня как эконом-вариант. Встроенного вооружения не имеет, но может мастерски обращаться с дискретным огнестрелом, владеет приемами джиу-джитсу, имеет стереоскопическое зрение, включая инфракрасный диапазон, и знаменитые «омеговские» сверхчувствительные микрофоны. Цена в начальной комплектации, то есть, без вооружения – от трёхсот девяноста девяти интер-кредитов.

- И это ваш самый дешёвый боевой гобот?

- Пожалуй, да.

- Нам надо посоветоваться! – решительно заявила женщина, и с этими словами странная парочка удалилась за ближайшую колонну.

Когда они вернулись, то первым заговорил мужчина в кожанке: - Понимаете, нам нужно нечто за гадикально меньшую сумму.

- Насколько меньшую?

- Двести!

- Я боюсь вас огорчить, но за такую сумму найти робота… Хотя постойте. Кое-что есть. Но возможно, это не совсем то, что вам нужно. Хотя с текущими скидками как раз вписывается в вашу цифру. В двести.  – Он отвел их куда-то на самый край экспозиции и указал на небольшого невзрачного робота в виде долгоносой женщины.

- Вот. Это уцененный вариант бота – домашнего беспроводного маршрутизатора, исполненного в человеческом форм-факторе. Уценен просто потому, что эта линейка признана бесперспективной и больше не выпускается. Как указывалось в рекламе, это ваш персональный Капитан – Локальная сеть, или сокращенно: Cap – LAN. 

С этими словами менеджер запустил пальцы роботу под волосы на затылке – видимо, нажал потайную кнопку питания.  – А если быть точным, то название звучит как Funny Cap – LAN, то есть забавный кэп…

- Послушайте, - не выдержала женщина, - мы английский к счастью знаем. Почему такое идиотское название?

- Ничего особенного. Обычный маркетинговый ход. Просто для развлечения потребителя разработчики решили снабдить продукт базой из ста тысяч лучших анекдотов всех времен, которые выдаются в совершенно случайной последовательности. Отсюда приставка «Фанни» - Забавный. Но на способностях изделия это никак не сказывается: используется отдельное ядро. Что тут имеется из ништяков? А они есть! Бесспорно, это ионный дейтриевый генератор с запасом на сто пятьдесят лет. Сейчас такие не производятся уже, по причине затруднений в утилизации – «зелёные», знаете ли, пролоббировали свой закон. Но в этой модели – он ещё есть, и это удача!

В этот момент внутри женщины-робота что-то коротко пискнуло, и она открыла глаза, захлопала своими пушистыми ресницами, и задорно улыбаясь, спросила у дамы в сером:

- Хотите анекдот? Хорошо. Приходит как-то ёжик в аптеку, и говорит: дайте мне пятьдесят презервативов. А за ним в очереди стоят два зайца…

- Прекратите! Немедленно прекратите! – в бешенстве закричала на неё женщина в сером.

- Пойдем! – она снова потащила своего спутника на совещание за ближайшей колонной.

- Моисей Львович, Вы же отдаете себе отчет, что это будет позор, посмешище! Наши товарищи по партии дали нам такой неимоверный шанс, а мы что? Это же просто плевок всем в лицо!

- И что же Вы, Клара Петровна, предлагаете? Вам же отлично известно, что больше, чем по сто кредитов на человека переправить сюда во временной капсуле просто невозможно! И профессор Шульц, кажется, убедительно Вам объяснил, почему.  Мы должны исходить из того, что имеем, а не из наших мечтаний. А имеем мы вот это.

- Просто, Мойша, понимаете, иногда Дело требует от нас настоящих, мужских поступков! И если Вы на такие поступки не способны, то тогда я пойду на них! – её глазки злобно блеснули.

- И что же Вы удумали, мадам? Напасть с голыми руками на карету инкассаторов, здесь, в совершенно незнакомой, чуждой нам эпохе, застрять тут, чего доброго, навсегда?

- А хоть и напасть. Я лично, готова пойти на это! – упрямо сказала она.

- Так. Теперь слушайте меня, милочка: возможно, я создаю внешнее впечатление человека излишне интеллигентного, даже мягкотелого. Но поверьте, это ощущение – обманчиво!  Как руководитель партийной ячейки и старший по званию, я приказываю Вам прекратить эти Ваши выступления, и впредь беспрекословно подчиняться мне. В противном случае, к Вам будут применены самые суровые меры революционной дисциплины!

Вскоре они вернулись назад, к менеджеру и роботу.

 - Хорошо, - продолжил разговор Моисей Петрович, - а вот скажите, может ли она, эта Кап ЛАН производить руками простые действия: ну там, держать в руках инструмент, или, положим, нож, пистолет?

- Конечно! Робот обладает полным функционалом второй категории, обучаем, и сможет обращаться с инструментами не хуже любого человека. Кроме… - он задорно подмигнул и показал на низ живота робота, - кроме вот этого дела! У неё там ничего нет. Ну в смысле, как у обычной женщины. Просто пустой присоединительный клапан. Получается небольшой каламбурчик: «Клапан – Кап ЛАН». – Он снова подмигнул мужчине. Но всего за тридцать пять – пятьдесят, Вы сможете докупить соответствующий манипулятор, и получить, так сказать, полный женский функционал, хе-хе-хе! – менеджер даже зашелся в хрипловатом скабрезном смешке.

- Это вовсе не смешно! – оборвала его Клара Петровна.

- Постойте, Вы говорите, клапан? – задумался Моисей Львович. – А можно ли в этом потайном внутреннем клапане, совершенно, так сказать, произвольно, разместить какой-нибудь предмет средних размеров: положим, бритву, нож, или, скажем так, гипотетически, пистолет? Детский, конечно, игрушечный?

- Да запросто! В этой… ммм… полости, можно разместить любой, не очень большой предмет по Вашему усмотрению. Какой простор для розыгрышей! Для неожиданных шуток? А?!

- Интересно. Очень интересно! – сказал Моисей Петрович. – А, пожалуй, нам это вполне подходит!

- Так, и о какой партии идет речь? – в руках у менеджера не пойми откуда появился планшет для оформления электронного заказа.

- Партии? – Моисей Петрович близоруко сощурился, рассматривая устройство с зелёным экраном, испещренным цифрами и таблицами.

- Да. Сколько штук Вы будете брать? Речь идет о средней или о крупной партии?

- Мы будем брать одну штуку. И прямо сейчас. Вот её, пожалуйста. – Он протянул продавцу две кредитные карточки, на каждой из которых был открыт овердрафт по сто интер-кредитов...

***

Группа, состоящая из двух весьма странных человек и одного робота уцененной модели, выходила из сверкающих роскошью интерьеров экспо-центра на улицу, под моросящий серый дождик.

- Фанни Кап Лан – торжественно сказала Клара Петровна. - Ну что же. Нарекаешься отныне Фаиной Ефимовной. Ты теперь наша боевая сестра и соратница. Товарищ Фаина Каплан!

- Я – Фаина. -  медленно повторила робот. – А хочешь я расскажу тебе анекдот? Поспорил как-то армянин…

- Постой, не надо пока анекдотов! – мягко прервал её Моисей Львович, - нам надо успеть теперь к капсуле времени, - он посмотрел на часы, - у нас осталось не более получаса. Иначе, по словам профессора Шульца, мы на веки вечные застрянем тут, и сорвем таким образом наше важнейшее революционное задание!

***

Яков Михайлович Свердлов мерял усталыми шагами небольшой потаенный задний двор, расположенный за гаражами ВЧК. Несколько красноармейцев уже почти приготовили всё необходимое для дела… Тяжелые мысли теснились у него в голове.

Всего три часа назад Владимир Ильич, вождь мирового пролетариата, был тяжело ранен. Не усмотрели. Не уберегли. Прежде всего, он не уберег – Яков Михайлович!

И самое страшное – не ясно, кто стоял за этим злодеянием. То ли эсcэры, то ли, как говорит Калинин, меньшевики пошли на эту отчаянную акцию. Исполнитель, точнее исполнительница была поймана, взяла всю вину на себя, но сообщников не выдавала. Некто Фанни Каплан – имя свежее, никто раньше его не слышал. Возмущенные рабочие – свидетели покушения, прорывались в казарму, где проводили допрос покушавшейся, хотели устроить самосуд. Поэтому пришлось расстрелять её на месте, в срочном порядке. А жаль. Из неё наверняка можно было выбить ещё множество важных показаний: например, откуда она достала пистолет? Пронести его в цех, где выступал Ленин, за двойное оцепление, было практически невозможно – вся публика тщательно обыскивалась! Значит, снова падает тень на людей Дзержинского: придется мучительно искать среди своих крысу…

Красноармейцы залили в бочку с трупом бензин и выжидающе посмотрели в его сторону. Яков Михалович махнул рукой. По двору разнесся едкий черный дым. Что-то устрашающе защелкало.

Да, страшнее всего была не крыса среди своих, - подумал Свердлов. А эта женщина: похоже, ей совершенно неведом был страх, она нисколько не боялась смерти, не начала умолять о помиловании или рыдать, как обычно происходило в таких случаях. Она улыбнулась так, словно издеваясь над всей его властью, над всем его могуществом, и сказала ему: хочешь анекдот? Поймал как-то рыбак золотую рыбку. А рыбка посмотрела на него и говорит: - Еврей? – Таки да. – Лучше сразу зажарь!

- Кто она такая, что может позволить себе так дерзко глумиться над ним, над всей Мировой революцией, да ещё в тот момент, когда сама её жизнь висит на волоске? – мучительно думал Свердлов.

В этот момент в чадящей бочке что-то с диким грохотом взорвалось, и из неё вырвались во все стороны ослепительные голубоватые молнии, которые будто бы шарили с бешеной скоростью по двору своими щупальцами, словно старались найти себе жертву для чудовищного отмщения. Все три красноармейца скрючились в неестественных позах, одежда на них моментально вспыхнула. Яков Михайлович в ужасе забежал за угол гаража, и когда понял, что ему удалось спастись от страшных карающих молний, первым делом три раза перекрестился и сказал: - Господи, помилуй и сохрани, Господи! – и вышло у него это совершенно непроизвольно и естественно.  

- Видимо, мы выпустили в мир какую-то тёмную, демоническую, неумолимую силу, – сокрушенно подумал Свердлов, когда треск молний наконец стих. ­– И виной тому - наши грехи, наши заигрывания со злом, с его символикой, все эти игры в мировой сатанинский заговор. Пока не поздно, я должен остановить всё это. Я просто обязан повернуть вспять чудовищную машину, которую сам же и запускал…

Якову Михайловичу Свердлову (урожденному Ешуа Мовшевичу) оставалось существовать на этом свете всего двести дней. По официальным данным, он умер от испанского гриппа и был с почестями похоронен в Кремлевской стене. Но кое-кто утверждал, что его могила при вскрытии оказалась пустой. Зато примерно в это же самое время в Белозерском монастыре появился таинственный и благодатный монах Иоаким, якобы, имеющий с бывшим председателем ВЦИК много схожих черт. Он подвизался в полном уединении и почти не разговаривал с людьми. И позже, в грозные тридцатые годы, по времена коммунистических гонений на церковь, он, показав пример непоколебимой веры, прославился многими пророчествами и чудесами. Впрочем, одновременно с закрытием монастыря в тридцать втором году, исчез, словно растворился в окрестных лесах и таинственный старец. Известно лишь, что все попытки духовных детей и последователей отца Иоакима узнать о его судьбе хоть что-нибудь, окончились ничем.

Похожие статьи:

РассказыРеволюция

Статьитаинственный диалог

ВидеоЛогика. Айзек Азимов.

РассказыНебо революции

РассказыЮное небо

Рейтинг: +2 Голосов: 2 626 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
DjeyArs # 19 июля 2015 в 21:45 +1
А что? Отлично помню ваш рассказ smile читал его вчера на работе! Плюс вот только сегодня ставлю smile ссори за опоздание smile
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев