fantascop

Наставники и путь человечества

в выпуске 2017/07/20
29 мая 2017 - Анна Спектор
article11156.jpg


К человеку всемогущему

Как человеку найти свое место во Вселенной, какую роль в этих поисках играют наставники и учителя, и нужны ли они ему? У ранних Стругацких путь человека — это путь познания. Об этом говорится и в сказочной фантастике «Понедельник начинается в субботу», где показаны настоящие ученые-маги, и в светлой утопии «Полдень, XXII век». В утопических произведениях все прекрасно. Учителя, любящие своих учеников, передают им в первую очередь стремление к новым знаниям и труду, прививают им такие общественные ценности, как честность, справедливость, мужество, чувство долга и ответственности. Недаром среди учеников считается, что хуже всего — трусить, лгать и нападать. Учителя хотят сделать из детей таких взрослых, которые бы достойно представляли общество. И потому они — олицетворение самого общества.
Учитель должен быть универсалом, разбираться в самых разных областях знания (уроки дети смотрят по видео, учитель лишь потом помогает разобраться, дает дополнительные сведения). Учителю Тенину из «Полудня» новые знания понадобились, чтобы ребята сами отказались от попытки побега на Венеру, где в то время размещались атмосферные установки. В этих установках и проекте преобразования венерианской атмосферы ему и пришлось разобраться, чтобы устроить мальчикам настоящий экзамен, который они, как он и ожидал, провалили. Учитель не только должен обладать эрудицией, но и быть прекрасным психологом. Недаром не прямым запретом, а доказательством, что они не готовы к работе на другой планете, он добивается цели, причем так, что один из мальчиков даже не понял, в чем дело. Такой поступок был гораздо лучшим выходом, чем задержать ребят при попытке улететь в космос и тем обидеть и унизить их. Однако чтобы выиграть время и ознакомиться с новым для себя материалом, учитель вынужден был буквально натравить своих учеников на другого мальчика, который обидел малыша. Хотя идея была не очень хорошей, но все же ребята сами разобрались между собой. Возможно, это было более эффективно, чем наставления учителя. Вполне возможно также, что в этом эпизоде авторы могли использовать спорные, но действенные приемы Макаренко.
Надо отметить также, что учитель и врач — самые уважаемые профессии в мире, и учителей не хватает. Это неудивительно, ведь главное в этом мире — воспитание, и на одного учителя приходится очень небольшое количество учеников, а требования к этой профессии чрезвычайно высоки.

…в мире наибольшим почетом пользуются, как это ни странно, не космолетчики, не глубоководники и даже не таинственные покорители чудовищ — зоопсихологи, а врачи и учителя.

Мечта этого общества — создать человека всемогущего, который способен отменять законы природы, по крайней мере, не подчиняться им. И учителя вполне этому способствуют.
Авторы вкладывают эту формулировку в уста Шейлы:

— Мы и сами этого еще как следует не понимаем. Ведь это мечта. Человек Всемогущий. Хозяин каждого атома во Вселенной. У природы слишком много законов. Мы их открываем и используем, и все они нам мешают. Закон природы нельзя преступить. Ему можно только следовать. И это очень скучно, если подумать. А вот Человек Всемогущий будет просто отменять законы, которые ему неугодны. Возьмет и отменит.
Женя сказал:
— В старое время таких людей называли волшебниками. И обитали они по преимуществу в сказках.
— Человек Всемогущий будет обитать во Вселенной. Как мы с тобой в этой комнате.


Действительно, таких людей называют волшебниками, магами. И в повести «Понедельник начинается в субботу» авторы как раз делают настоящими магами людей, которые по-настоящему увлечены наукой и трудом.

Да, они знали кое-какие заклинания, умели превращать воду в вино, и каждый из них не затруднился бы накормить пятью хлебами тысячу человек. Но магами они были не поэтому. Это была шелуха, внешнее. Они были магами потому, что очень много знали, так много, что количество перешло у них, наконец, в качество, и они стали с миром в другие отношения, нежели обычные люди. …Они приняли рабочую гипотезу, что счастье в непрерывном познании неизвестного и смысл жизни в том же. Каждый человек – маг в душе, но он становится магом только тогда, когда начинает меньше думать о себе и больше о других, когда работать ему становится интереснее, чем развлекаться в старинном смысле этого слова.

Однако человек всемогущий может столкнуться с препятствием, вспомним хотя бы Саваофа Бааловича Одина, который в соответствии со своими божественными именем, отчеством и фамилией действительно стал всемогущим и прекратил заниматься магией.

Саваоф Баалович стал всемогущ. Он мог всё. И он ничего не мог. Потому что граничным условием уравнения Совершенства оказалось требование, чтобы чудо не причиняло никому вреда. Никакому разумному существу. Ни на Земле, ни в иной части Вселенной. А такого чуда никто, даже сам Саваоф Баалович, представить себе не мог. И С. Б. Один навсегда оставил магию и стал заведующим отделом Технического Обслуживания НИИЧАВО…

Препятствия в движении

Один из путей развития — появление люденов, но совсем другие препятствия к развитию разума и могуществу человека авторы описывают в повести «Миллиард лет до конца света», совершенно другого стиля и формы.
Несколько ученых сталкиваются с разнообразными, подчас абсурдными помехами как раз тогда, когда находятся на пороге больших открытий и изобретений. Один из них, Вечеровский, предлагает рабочую гипотезу о Гомеостатическом мироздании. Гомеостатическое мироздание, утверждает Вечеровский, сохраняет свою структуру. В мире действуют два частичных закона, дополняющих друг друга — закон неубывания энтропии и закон непрерывного воспроизводства разума. Оба они обеспечивают всеобщий закон сохранения структуры. И структура мироздания нарушилась бы, если бы воспроизводящийся и всемогущий разум возобладал.

Это, конечно, не означало бы, что мироздание стало бы хуже или лучше, оно бы просто стало другим, ибо у непрерывно развивающегося разума может быть только одна цель: изменение природы Природы. Поэтому сама суть Гомеостазиса Мироздания состоит в поддержании равновесия между возрастанием энтропии и развитием разума. …И то, что происходит сейчас с нами, есть не что иное, как первые реакции Гомеостатического Мироздания на угрозу превращения человечества в сверхцивилизацию. Мироздание защищается.

Гомеостатическое мироздание препятствует перспективным исследованиям, потому что они могут нарушить равновесие между нарастанием энтропии и нарастанием знания, упорядоченной информации. Однако на самом деле это всего-навсего еще один закон природы, с которым надо работать. Это тоже своего рода воспитание человека, исследователя.
Ученые решают вопрос по-разному. Кто-то сдается, не выдержав давления. Вайнгартен соглашается возглавить институт, где сможет предложить множество разных идей. Он выразил надежду, что не все из них вызовут противодействие. И может быть, в этом есть какой-то смысл. Это тоже работа с законом о сохранении структуры, работа эмпирическая, методом проб и ошибок.

Институт — это тебе не чечевичная похлебка! Я там заложу десять идей, двадцать идей, а если им одна-две снова не понравятся, — что ж, опять поторгуемся! Сила солому ломит, старик! Давай-ка не будем плевать против ветра. Когда на тебя прет тяжелый танк, а у тебя, кроме башки на плечах, никакого оружия нет, надо уметь вовремя отскочить…

Вечеровский действует по-другому: он и свои исследования собирается продолжить, и берет на себя работу товарищей, однако не говорит о том, что закон сохранения структуры надо отменить, не думает о всемогуществе.


Я хочу все-таки объяснить тебе, что происходит. Ты, кажется, вообразил, что я собираюсь с голыми руками идти против танка. Ничего подобного. Мы имеем дело с законом природы. Воевать против закона природы — глупо. А капитулировать перед законом природы — стыдно. В конечном счете — тоже глупо. Законы природы надо изучать, а изучив, использовать. Этим я и собираюсь заняться.

Значит, противодействие Мироздания, если Вечеровский прав, конечно, просто еще один вызов, который Вселенная ставит перед человеком. И на этот вызов человек может дать адекватный ответ и продолжать действовать, познавать новое. И эта концепция Гомеостатического мироздания, противодействующего перспективным исследованиям, по зрелом размышлении, отнюдь не противоречит антропному принципу, согласно которому устройство Вселенной предполагает существование наблюдателя, более того, наблюдатель даже неизбежно должен появиться. Напротив, данный принцип вполне согласуется с предложенным законом непрерывного воспроизводства разума. А помехи, с которым человек сталкивается, могут и должны вызывать только ответные действия, ведущие к появлению новых проектов и прирастанию знания. И если антропный принцип верен, то верно и предположение Вечеровского о том, что давление Мироздания можно будет преодолевать.
Можно ли найти тут наставников или учителей? Как ни странно, можно, несмотря на то, что каждый ученый в одиночестве противостоит давлению мироздания. Вечеровского можно назвать наставником, будущим учителем тех, кто подобно ему будет работать с этим вызовом. Здесь мы сталкиваемся с наставничеством уже другого рода, с подготовкой человека не столько к жизни в обществе, сколько к сосуществованию со Вселенной.

Град Обреченный

Наставники Града Обреченного — совсем иное дело. Эта книга далека от утопии, наоборот, по словам Б.Н. Стругацкого, она представляет собой «Реквием по всем социальным утопиям вообще, будь то коммунистические, капиталистические, любые».
Наставники приходят к людям разных времен и стран и предлагают переселиться в некий Город, находящийся в непонятном пространстве-времени, явно не нашем, во всяком случае, главный герой Андрей Воронин, прожив в этом пространстве шесть лет, возвращается в то же место и, похоже, в тот же момент, из которого он переместился. У каждого есть свой персональный наставник.
Про Наставников думают разное. Например, фермер дядя Юра уверен, что это не настоящие люди, люди другой породы, которые посадили людей в нечто вроде аквариума или зоосада и наблюдают, что получится.
Кэнси полагает, что они пришельцы, Андрею же наставники сказали, что они люди другого измерения.
Впоследствии Андрей называет Наставника своей совестью.

— Поддакиваете много, господин Наставник. Слишком уж вы беспардонно поддакиваете мне, господин Воронин-второй, совесть моя желтая, резиновая, пользованный ты презерватив…

Не совсем понятно, внешнее это явление или внутреннее, нечто вроде второго я, но скорее всего, это внешняя сила. Кто-то же отправил людей из разных времен и стран в этот Город или сотворил для них грандиозную субреальность, где взаимодействовали их сознания. Однако это внешнее явление проникает в сознание человека и пробуждает то самое второе «я». Наставники Града Обреченного стремятся провести человека через различные этапы осмысления жизни и сделать так, чтобы он сам решил, что для него главное. При этом они не направляют его по пути, а как бы подталкивают по той дороге, которую человек выбрал сам. Решение Андрея, какое бы оно ни было, встречает одобрение Наставника, Андрей хочет присоединиться к отряду против нашествия павианов — тот кивает, Андрей отдает Изю Кацмана Гейгеру — наставник кивает. Правда, он объясняет, где на самом деле Дональд взял оружие и что он сейчас делает, из этого можно сделать вывод, что Наставник все же внешнее явление.
Тут человек одинок, он в итоге оказывается в экзистенциальной пустоте, вакууме. В любом случае Наставник, в отличие от учителя Полудня, не есть олицетворение общества, а олицетворение самого человека, собственного «я». Можно сказать, что Мироздание каким-то образом воздействует на человека, делая из его второго «я» Наставника или сливая этого Наставника с его вторым «я».
Как меняется человек, так меняется и Наставник. Изначально он говорил прямо: главное — поверить в идею до конца, без оглядки. Осознать, что непонимание — это непременнейшее условие Эксперимента.
А ближе к финалу происходит перемена. Он говорит, что главное — понимание. Сначала может показаться, что речь не идет о понимании самой идеи Эксперимента, а о постижении своего места в нем и в мире. Но возможно, это и была цель Эксперимента — привести человека к выбору его собственного пути, хотя бы не окончательному.
Недаром Андрей после возвращения домой чувствует, что должен двигаться дальше, что-то делать.

Совершенно невозможно было покинуть все это снова, и совершенно — еще более! — невозможно было остаться среди всего этого. Теперь. После всего.

В чем же заключается понимание? Только ли в том, что человек, пройдя через многое, через отрицание всех утопий, оказывается в экзистенциальной пустоте? Но, конечно, и здесь есть движение человека — от непонимания к постижению себя в окружающем мире, и дело не только в том, что человек повисает в воздухе, он должен с этим жить и что-то делать, чтобы создать для себя опору. И здесь как раз очень важен хороший наставник.
Это серьезная проблема и она встает сегодня перед многими. Но это, конечно, не все. Остается строительство храма культуры, о котором говорит Изя Кацман.
Он предлагает идею храма культуры, который люди строят все тысячелетия своей истории, не всегда осознанно, но неизменно, как коралловые полипы. Можно сказать, что даже не задача, а функция человечества — строить культуру.

…Потому что я знаю совершенно точно: что храм строится, что ничего серьезного, кроме этого, в истории не происходит, что в жизни у меня только одна задача — храм этот оберегать и богатства его приумножать.

Под культурой подразумевается главным образом литература и искусство, однако в равной степени можно отнести и к науке, так как наука — часть культуры. Надо сказать, что Изя действует как ученый, собирая и анализируя сведения о Городе и всем, что его окружает. Надо сказать, что Изя тоже своего рода Наставник.

Выводы

Предназначение человека — познавать, увеличивать разум, строить храм культуры, в том числе и храм знания, науку. И на этом пути каждый проходит через ученичество, но не каждый может стать учителем. Однако именно такой путь наиболее ценен, потому что он обозначает собой преемственность в постижении себя и Мироздания. Например, Жилин, которого в повести «Стажеры» еще можно назвать учеником Крутикова, Быкова и Юрковского, в «Хищных вещах века» сам уже фактически оказывается в роли учителя, самостоятельной роли. И кто знает, может быть, Гагу с Гиганды, ученику Гепарда, тоже удастся когда-нибудь стать наставником, если удастся выжить. Но это совсем другая история.

Похожие статьи:

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

Рейтинг: +8 Голосов: 8 501 просмотр
Нравится
Комментарии (3)
shelegov # 29 мая 2017 в 18:25 +1
Как-то очень странно что пропущены "Отягощенные Злом", в которых кстати тема Наставника, Учителя как Творца мира раскрывается наиболее полно.
DaraFromChaos # 29 мая 2017 в 19:04 +1
а мне как раз ОЗ представляются вещью очень вторичной и полной откровенных заимствований v
и тема учителей-учеников кажется потыренной целиком :)
Анна Спектор # 3 июня 2017 в 01:34 +2
Спасибо за отзывы) ОЗ - несколько особый случай. Хотя, возможно, его следовало бы упомянуть.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев