fantascop

Скелеты, спрятанные за японскими ширмами

в выпуске 2017/03/09
22 февраля 2017 - DaraFromChaos
article10479.jpg

Об основных отличиях структуры хоррор-рассказов в Европе и Японии. По материалам работ уважаемого Утаро Мацуяма-семпая и Руди Баррета.

При всем желании, обойтись без литературоведческих терминов и скучных схем не удалось, за что и прошу прощения у дорогих читателей.

И огромное спасибо боевому мышонку Жене за помощь с отрисовкой схем.

 

Люди пугают друг друга страшными историями с тех самых пор, как вообще научились рассказывать. Жанр хоррора родился из фольклора, мифов и легенд: искусство повествования, зародившееся в дописьменную эпоху и позволявшее поведать о смерти, печали, о необъяснимых и сверхъестественных явлениях, - ныне выросло в отдельный жанр, представленный в графических новеллах, литературе, играх и фильмах.

Япония создала свою собственную традицию «пугашек», кардинально отличающуюся от европейского стиля повествования. Одна из самых оригинальных черт японских ужасов: они всегда содержат прямые отсылки к фольклору и культурному контексту. Как ни странно, это нисколько не мешает популярности японских страшилок в других странах.

Каждый элемент конструкции классического японского ужастика – от структуры до механизмов, тем и мотивов, - напрямую связан с особой, японской чувствительностью и восприимчивостью. Возможно, именно это и придает японскому хоррору туманно-зловещий флёр. Внешне простые детали и специфическая организация сюжета и структуры позволяют рассказчику воздействовать на зрителя.

 

Визуализация историй в Японии и на Западе

Отличия в структуре повествования проще всего выразить в форме диграммы. Один из основных инструментов визуализации и организации пространства рассказа - грамматика истории, нередко представляющая достаточно простую модель, призванную отображать процесс взаимодействия базисных структурных компонентов текста с разворачивающимся сюжетом и финалом.

Перед вами – структура рассказа, характерная для европейской повествовательной традиции.

В европейской история действие развивается линейно: имеется некая цель, которой ГГ должен достичь. Отдельные эпизоды могут иметь свои, меньшие по значимости цели и задачи, которые персонажу требуется решить, чтобы добраться до главного, по ходу дела преодолевая препятствия, иногда, выигрывая, иногда, произрывая.

Классический пример: «Золушка». Цель: попасть на бал и охмурить… простите, завоевать принца. Действие строится на преодолении различных препятствий.

А вот японская модель повествования.

Здесь нет главной и менее значимых целей. Грамматика историй базируется на серии действий и противодействий (ответных реакций), которые приводят персонажа к некоему значимому выводу. Повседневность, в куда больше степени, чем конфликт, - вот движущая сила повествования. Сюжет движется за счет действий ГГ (или действий других персонажей, которые ГГ не в состоянии контролировать) и мотиваций – частенько не обоснованных и спонтанных. Отсутствие целевой структуры во многом связано с традиционными буддийскими ценностями, далекими от мирских желаний. Японские ГГ чаще всего не мотивированы и не стремятся достичь значимой цели. Более того, они не стремятся стать «лучше» в европейском понимании (завоевать царство, спасти принцессу, из портного дорасти до королевича и т.д.).

Повествование в таких историях обычно движется по одной из двух тропинок:

- простая структура: действие-противодействие;

- комплексная структура: действие-противодействие.

В рассказе первого типа поступки персонажа и ответная реакция мира (других персонажей, сил и т.д.) плавно приводят к заключению, которое может иметь, а может и не иметь отношения к личным целям и желаниям ГГ.

Второй путь отличается тем, что в структуре рассказа цели персонажа «участвуют в общей игре». Но, в отличие от европейских историй, главной движущей силой являются не желания ГГ, а желания его главного противника. И рассказах второго типа «плохой» персонаж имеет цель, которая и приводит его к конфликту с «хорошим»: этот конфликт – основной двигатель сюжета.

Пример классической фольклорной истории по японской модели:

Главный герой – хороший и добрый человек, который помогает попавшему в ловушку животному, беспомощному существу или голодному божеству.

Заметьте, поступок не был целью героя, «так случайно вышло». С этого единичного действия начинается разворачивание сюжета.

ГГ получает награду за доброе дело: становится богатым, здоровым, успешным и т.д.

Противодействие: появляется «плохой» персонаж, чаще всего, сосед «хорошего». «Плохой» завидует и мечтает добиться тех же благ.

Перед нами - пример комплексного противодействия, введение нового героя, имеющего сильно мотивированную цель.

Финал: плохой персонаж понесет заслуженное наказание, а хороший будет по-прежнему наслаждаться жизнью.

Мораль: доброта и мягкосердечность – вознаграждаемые добродетели.

Из сказанного можно вывести еще одно знаковое отличие японской и западной грамматики рассказа – принципиально разное окончание. Финал японской версии - «события и (или) акцентуация», западный вариант - «заключение (вывод)».

Большая часть японских рассказов не нуждаются в выводе и имеет открытый финал. Японские истории могут теоретически заканчиваться  не финальным эпизодом или акцентуацией – прямым указанием, что рассказчик закончил говорить. Во многом это приближает восточную структуру к басням Эзопа: озвучивается мораль, уже понятная нам из контекста.

 

Грамматика японского хоррора

Поскольку «страшилки» напрямую связаны с фольклором, большая их часть сохраняет ту же структуру, что и остальные японские рассказы: отсутствие путеводной цели для ГГ и использование модели действия-противодействия для развития сюжета.

Отсутствие цели в структуре рассказа работает на создание атмосферы ужаса, ведь, чтобы напугаться, зритель должен симпатизировать ГГ и представлять себя на его месте. Косвенное воздействие на зрителя – основной принцип строения сюжета, вот почему многие персонажи японских хорроров – молодые люди, студенты университетот и колледжей, которые просто хотят жить нормальной жизнью. Такие типажи обычно не имеют строгой цели, побуждающей к действию, но, скорее, зависят от целой цепи действий и противодействий; от неких событий, происходящих вокруг и оказывающих ужасающее влияние на их жизнь.

Модель «действие-противодействие» отлично работает в «страшилке», поскольку позволяет передать ощущение беспомощности при столкновении с жуткой реальностью.

Описанные выше два ключевых момента японской структуры рассказа позволяют создать четкую картину хоррора по-японски.

Действие начинается с путешествия персонажа, или с происшествия: просмотра фильма-жутика, посещения квартиры соседа сверху, где случилась протечка. Возможны и другие варианты, но должно совершиться некое действие, которое оказывает воздействие на персонажа и делает его субъектом, зависящим от внешних обстоятельств, которые пугают, представляют опасность для жизни, могут повлечь за собой психическое расстройство, физическую болезнь и т.д.

 

Кисётенкэцу или ужастик без конфликта

В трехактной европейской структуре проблема или конфликт возникают уже в завязке, переходят в кульминацию и, наконец, разрешаются (благополучно или не очень). Кажется, что такая структура оптимально подходит для создания ужастика, но есть и иная модель действия, которая часто используется в Японии – кисётенкэцу 起承転結.

Эта форма широко распространена в Стране Восходящего Солнца: в прозе, стихах и построения системы аргументов в дискуссии.

Это четырехактная структура, состоящая из введения 起, развития  承, поворота сюжета 転 и вывода 結.

В первом акте зрителю показывают место действия, знакомят с персонажами, озвучивают основную тему. Во втором действие начинает развиваться на основе имеющейся информации. В третьем акте – самом значимом для «страшилок» - случается «нечто», что кардинально меняет смысл и значимость имеющейся информации. Акт четвертый – развязка – примирение и разъяснение всех «нестыковок».

Учитывая, что в кисётенкэцу основное действие разворачивается в третьем акте, мы не можем скоррелировать японскую модель с классическими европейскими образцами. В последних также присутствует сюжетный поворот - изменение перспективы и переосмысливание информации, - но выражен он менее ярко.

 

Всем бояться!

Возможно, основная причина, почему японские хорроры получили такую популярность в Европе, - в том, что кисётенкэцу очень близко к интуитивной (фольклорной, легендарной) форме рассказов «страшилок» во всем мире. Кстати, эта модель используется чаще всего в городских легендах и популярных среди подростков «лагерных ужастиков».

Итак, японские ужасающие истории – инновационны и необычны для европейцев, но традиционны  для самих японцев. Сочетание непривычной структуры повествование и использование фольклорных элементов позволило ужасам Страны Восходящего Солнца завоевать мир.

Не желаете ли приготовить экзотическое блюдо кисётенкэцу и угостить им читателей?

 

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыМокрый пепел, серый прах [18+]

РассказыДемоны ночи

РассказыДень Бабочкина

РассказыКняжна Маркулова

Рейтинг: +10 Голосов: 10 286 просмотров
Нравится
Комментарии (34)
Анна Гале # 22 февраля 2017 в 23:29 +2
Спасибо, интересная статья. Разные мировоззрения - разные страшилки ) +++
DaraFromChaos # 22 февраля 2017 в 23:31 +2
на здоровье :)
попросила дорогого тирана и деспота схемы вставить в текст. думаю, так удобнее будет
Ольга Маргаритовна # 22 февраля 2017 в 23:52 +3
Ооооооооо!!!!!! То, что надо)))) Хочухочухочу написать! Правда у мну сейчас тоже почти хоррор идёт))) особо нервные вообще уже памперсы готовят и лампочки заранее не выключают))) есть у меня такие впечатлительные читатели rofl
Плюс влепила, статью завтра на свежую голову прочту)))
DaraFromChaos # 22 февраля 2017 в 23:55 +2
плюс надо было потом лепить :))))
когда прочитаешь

пиши-пиши
я лично квайданы предпочитаю :)
Ольга Маргаритовна # 22 февраля 2017 в 23:59 +3
Не, я зачла финальный абзац уже))) И он достоин плюса! love
Уползаю от вас спать))) О! У меня сегодня сын вытащил игрушку из автомата))) Уряяяя))) Я тебя вспомнила)))) Только обсуждали.
Мария Костылева # 23 февраля 2017 в 00:25 +3
Очень интересно. Насчёт написать - вряд ли сдюжу, а вот почитать что-нибудь эдакое захотелось... scratch
Анна Гале # 23 февраля 2017 в 00:29 +3
Машуль, у Дары квайданы в публикациях есть, я их помню ))
Мария Костылева # 23 февраля 2017 в 00:43 +2
Хмм... smile
Жан Кристобаль Рене # 23 февраля 2017 в 00:49 +2
Гы) Хитрые глазки.) Явно читала уже)
Мария Костылева # 23 февраля 2017 в 01:05 +2
Не хитрые, но предвкушающие))
DaraFromChaos # 23 февраля 2017 в 09:12 +1
квайданы - это "истории о призраках", то бишь другой жанр :)))
Жан Кристобаль Рене # 23 февраля 2017 в 09:25 +1
Звиняй склерозника, друже! Вчерась забыл плюсануть)
DaraFromChaos # 23 февраля 2017 в 09:32 0
бу! да фигня эти плюсики
Amateur # 23 февраля 2017 в 09:27 +1
кисётенкэцу очень близко к интуитивной (фольклорной, легендарной) форме рассказов «страшилок» во всем мире. Кстати, эта модель используется чаще всего в городских легендах и популярных среди подростков «лагерных ужастиков».
вот тоже обращала внимание, что в японских ужастиках всё начинается с обыденности, затем происходит событие, не зависящее от гг, но влияющее на него, и вот только потом вылезает бабайка - следствие того, что гг не может смириться с произошедшим. верно? у них ведь там очень много психологического закручено, так?
и еще: этот страх-бабайку не обязательно гг должен победить. знаю парочку ужасов, где гг воссоединяется с ней - как бы принимает себя такого, какой есть, вместе со страхом.
как раз пытаюсь написать по мотивам японских страшилок на конк миньку. спасибо, статья помогла smile
DaraFromChaos # 23 февраля 2017 в 09:32 +2
этот страх-бабайку не обязательно гг должен победить
именно
кстати, тоже особенность восточного менталитета.
в европейских сказках: или побеждай, или сам становись драконом - но тогда ты проиграл :)
Inna Gri # 23 февраля 2017 в 10:13 +2
ты проиграл
но ведь только с точки зрения окружающих, да? сам-то считает себя победителем, нет?
DaraFromChaos # 23 февраля 2017 в 10:17 +2
сложный вопрос
может, он и не помнит уже
Inna Gri # 23 февраля 2017 в 10:30 +2
не помнит уже
знакома с представителями. некоторые на задворках помнят. но вытесняют, оправдывают... а приумножив - вовсе считают своим (это если примитивно - про боhатство).
Amateur # 23 февраля 2017 в 12:08 +2
я думаю, с точки зрения японца такая душевная перемена воспринимается как данность - типа "окончил школу" или "отпраздновал др и стал на год старше". этот страх, побежденный или нет, приближается к обыденности. его просто больше нет.
DaraFromChaos # 23 февраля 2017 в 12:09 +2
с точки зрения японца - да
но я так поняла, Инна говорила о европейцах
Inna Gri # 23 февраля 2017 в 12:18 +1
ушла завидовать и перечитывать японцев
невежество, оно же излечимо, да?
лучше бы в школах культурологию по чуть-чуть давали, чесслово
DaraFromChaos # 23 февраля 2017 в 12:21 +2
у моей Лизки была культурология, и история театра :)
Inna Gri # 23 февраля 2017 в 12:25 +2
была
еще и театра.
недолго музыка играла
множество поколений до (за редким исключением и при встрече с исключительными педагогами) и множество грядущих... эх ((
DaraFromChaos # 23 февраля 2017 в 12:27 +1
у нас еще и практика театра была :)))
ох, чего детячки там только не вытворяли - в разных жанрах :)
а бедная я сценарии им писала :))
Ольга Маргаритовна # 23 февраля 2017 в 19:15 +1
Прочитала))) сразу вспомнила Звонок, Проклятье))
DaraFromChaos # 23 февраля 2017 в 19:16 +1
мне, скорее, вспоминались мифы и классика, построенные по той же схеме
Темень Натан # 23 февраля 2017 в 23:54 +2
Спасибо, зачёл с интересом. Надо изучить схему...) Плюс+
DaraFromChaos # 24 февраля 2017 в 00:00 +2
на здоровье!
буду ждать ужастика в ботаническом саду от темнющего автора :))))
Константин Чихунов # 5 марта 2017 в 19:53 +3
Прочёл с интересом. Никогда не задумывался над этими различиями, но помню, что раньше японские ужастики считались одними из самых крутых. Сейчас я их уже не смотрю, но ощущения помню. Плюс!
DaraFromChaos # 5 марта 2017 в 19:57 +3
спасибо, Костя
решила выложить, потому что Аня Галле подняла тему "как писать ужастики" smoke
Константин Чихунов # 5 марта 2017 в 19:59 +3
Тогда ей точно пригодится твоя статья.
Александр Амдусциас # 9 марта 2017 в 14:51 +2
ого, какая статья мимо меня прошла... это, интересно, как так вышло?..
почитаю.

п.с. а это что за картинка в иллюстрации? случайно, не от Дзюндзи Ито?
DaraFromChaos # 9 марта 2017 в 14:52 +1
ой, Саш, не вспомню, чья картинка
выбрала самую атмосферную из тех, что были в оригинальных статьях
Александр Амдусциас # 9 марта 2017 в 15:00 +1
да точно Ито, я его рисовку сразу узнаю))) вот только не скажу откуда именно эта картинка)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев