1W



зарисовочка 2 "Часть первая. Беглый ультер"

Автор
Опубликовано: 1359 дней назад (24 января 2016)
Редактировалось: 1 раз — 24 января 2016
Настроение: тем кто просил ишо ;)
+2
Голосов: 4

строго не судить - черновик. 

 

[cut=читать про беглого ультера]

 

Досье Маска Легена.

Совершенно секретно. Событие 1421. Досье 1409. Имя: Маск Леген, командир крейсера Марк FE-2291, порт приписки Каменистая-2, система Ranеz.

1421.1409.27-8

При выходе с грузовой площадки №12, после полной заправки и загрузки, крейсер Марк FE-2291 под командованием генерала Маска Легена дал сильный крен, отклонился от коридора и буквально свалился на расположенные снизу товарные транспортники класса «Планета». В результате взрыва 4 транспортных судна уничтожены, 2 подлежат длительному ремонту. Разлетевшиеся во время падения осколки нанесли урон разной степени и другим, находившимся на площадке судам, но не критический – 22 транспортника поставлены на краткосрочный ремонт. В результате взрыва погибли 14 живых офицеров, 1200 технических единиц персонала, груз объемом свыше 320 тыс. кубов и другие материально-технические ценности площадки №12 общим объемом 15 тыс. кубов. Событие получило огласку и вызвало недовольство жителей Каменистая-2.

1421.1409.27-9

Часть экипажа и командир крейсера Марк FE-2291 выжили. Генерал был взят под стражу. На первом допросе объяснил, что у корабля отказала весь левый силовой отсек, что и стало причиной крена и дальнейшего быстрого падения судна на столь малой высоте при повышенной силе тяжести на Каменистой-2. По его мнению – отказ левого силового отсека – это результат диверсии, хотя предполетный осмотр ничего не выявил, судно было допущено к взлету. После допросов техников стало известно, что командир не раз нарушал предполетную подготовку. Дешифровка данных систем жизнеобеспечения, систем внутренней безопасности судна, записи эфиров и другие данные четкого ответа не дали: подтверждается только факт одновременного вывода из строя левого силового блока.

1421.1409.27-10

Генерал Маск Леген за недобросовестное отношение к своим обязанностям осужден на пожизненное проживание в исправительной системе Прииск-22, оператором золотоносного комбината на планете Прииск-22/4. Решением суда обвинения в заговоре, подготовке и реализации взрыва снято, так как не нашлось прямых доказательств его вины. Решением суда лишен всех званий и привилегий, лишен права управлять атмосферными и космическими судами любого класса. Дело о падение крейсера Марк FE-2291 расследуется дальше, так как версия о диверсии следствием не отброшена.

1421.1409.27-11

На четвертом этапе вапр-прыжка, Маска Легена, перед прибытием в межгалактический порт системы Прииск-22, освобождают из-под стражи и готовят к санитарному досмотру. Уже в порту становится известно, что следствием подтверждено, что взрыв на крейсере Марк FE-2291 действительно был диверсией, капитан корабля и команда не были причастны к этой трагедии, а стали ее заложниками. Маску Легену возвращают право управлять только атмосферными судами, оставив на нем обвинение в недостаточной ответственности. Судом также предоставлено право свободно перемещаться по просторам галактики и выбирать себе место жительства. Маск Леген отправляется на Прииск-22/4 и работает некоторое время оператором, так как у него нет других средств заработать себе на жизнь.

1421.1409.27-12

После пятилетнего периода жизни в системе Прииск-22, службы отслеживают его менее критично. Вчера устройством слежения был потерян сигнал чипа местонахождения Маска Легена. Проверка не обнаружила Маска Легена по месту последнего пребывания, тела генерала не обнаружено, розыскные мероприятия не дали результата. Остатков чипа местонахождения бывшего командира в системе Прииск-22 тоже нет. Администрация системы проводит полную проверку файлов записей перемещений и разговоров осужденного.

3340.1409.00-13.

Первый заместитель командующего службой внутренней безопасности KREP, код 22.1409.

Необходимо принять все возможные меры по поиску Маска Легена или его тела, а также датчика местонахождения в ближайших 7 звездных системах, окружающих систему Прииск-22. Если поиск не даст результатов – расширить район поиска до систем в радиусе 2 средних варп-прыжков. Если Леген жив, то он не мог уйти пока так далеко.

Всю предыдущую информацию, связанную с именем беглеца перекодировать. Любые данные или упоминания о Легене в открытых источниках – извлечь и уничтожить, оставив только копии для внутреннего пользования.

Беглец очень опасен. Может оказать сопротивление. Владеет навыками длительного выживания в открытом космосе даже на судах типа «Планета». Владеет обширными техническими знаниями в сфере инженерии и бионики. Ранее владел доступом к огромным массивам информации по вопросам безопасности, вооружений и дипломатии. Известен в 14 основных секторах галактики.

При обнаружении беглеца разрешается уничтожить его, ценой полного истребления или выжигания местности площадью 400 средних секторов планетарной поверхности.

 

4 месяца спустя.

Маск Леген очнулся от анабиозного сна, в который сам себя и погрузил 4 месяца назад. Его рот пересох, суставы не шевелились, а обрывки мыслей, медленные и непонятные, не могли собраться во что-то единое, связанное. Он приходил в себя часов шесть подряд, практически не мигая, и пялясь в мутный пластик своей самодельной криокапсулы. Когда веки начали наконец-то нормально мигать, он пошевелился. Хоровод в голове начал приобретать более стройный вид. Теперь обрывки событий он заново составлял в единую картинку: вспомнил кто он, как тут очутился и зачем заключил себя в эту капсулу. Слабый свет разрядной газовой ленты позволил рассмотреть себя в приклеенное напротив головы зеркальце: жесткие чешуйки покрыли лицо настолько часто, что мешали раскрыть рот, веки были тяжелыми, возле ноздрей кишела плантация водорослей, осязательные щупальца ссохлись и неприятно хлопали по подбородку с каждым движением мускулов на лице и на шее. Ногти отросли так, что мешали сжать руку в кулак. Он попытался осмотреть вторую руку, пошевелил ею, но не смог оторвать: конечность была перетянута ремнями. Маск вспомнил, что сам привязал руку ремнями, чтобы меньше шевелить ею. Из вен на предплечье торчало четыре катетера: для воды, глюкозы, дыхательной смеси и антибиотиков. Последний выглядел пересохшим. «Вот откуда водоросли на ноздрях – подумал Маск, - как еще сам не загнулся…». Он попробовал произнести несколько слов, но горло только шипело – сейчас ему не хватало влаги. «Бутылка! – осенило его, – я же брал с собой бутылку воды, она справа!». Он пошарил рукой справа от себя и наткнулся на пластиковую емкость с водой. Маск поднял ее, перенес, зажал между ног и попытался открыть. Крышка не поддавалась – она была приклеена тонким слоем полимерного клея, чтобы в воде не завелась никакая органика. Но он настолько ослаб, что не мог откупорить даже простую пластиковую тубу. «Зубами!» - пронеслась в голове мысль. После этого он с усилием поднес бутылку к лицу, зажал горловину зубами и прокусил пластик: мышцы челюсти завыли – было нестерпимо больно, но вода, с привкусом ободранных пластиком сухих десен, тонкой струйкой полилась в рот.

Утолив жажду Маск попытался открыть криокапсулу. Кнопка автоматического открывания тоже была справа, но спрятана в специальном углублении – чтобы не открыться раньше времени, если его схватят судороги во время сна. Не будь столь длинных ногтей, он без труда нажал бы на нее одним из пальцев. Но длинные конусные ногти, успевшие срастись вокруг фаланги, растущие вокруг подушечки пальца прямо из плоти, больно взвывали. Ткани его организма потеряли эластичность, мышцы иссохли и каждое движение мускулов, давалось с трудом. Маск начал обгрызать ноготь – процедура заняла минут пятнадцать, пока он добрался до костной подушечки. Он опустил руку и нажал кнопку. Легкий хлопок входящего воздуха воодушевил его, приподнявшаяся крышка капсулы пропустила яркий свет внешнего помещения, больно ударивший по глазам. «Я всегда не любил этот момент» - подумал Леген, закрыл глаза и потерял сознание. Усталость и шок от пробуждения брали свое – беспомощный генерал впал в сон и проспал еще добрых пять-шесть часов.

-----

После пробуждения он почувствовал себя намного сильнее и свежее: все-таки вода, свежий воздух и нормальный сон, а не разжиженный газ, дисцилат и подавляющие сознание препараты. Маск осторожно отстегнул свою левую руку и вытянул катетеры. После чего попытался подняться и это ему удалось. Он отодвинул крышку криокапсулы и зажмурился – света было слишком много, глаза опять начали болеть. «Да, это не пробуждение на комфортном круизере, - подумал он, - там тебя и вычешут, и духами обрызгают, и свет добавляют постепенно – смотришь потом на себя в зеркало – как новенький или еще лучше. Но и здесь неплохо получилось. Да, гарантий не было никаких… Но риск оправдался – по-другому я отсюда бы и не выбрался… - мысли его замерли на мгновение, - хотя выбираться еще предстоит». Он осторожно перекинул ноги через низкий борт капсулы и ступил на пол. Посмотрел по сторонам: все как он оставлял, даже пылинки не прибавилось в его блоке – герметизация отличная. Маск глянул на блок жизнеобеспечения криокапсулы – точно, антибиотиков не хватило – индикатор лекарственных препаратов горел неприятным синим цветом, а ингибиторов сознания осталось с перебором. Он резко вспомнил Академию и как посещал занятия по психофизиологии, в которой слабо понимал. «Вот тебе и результат, – подумал Леген, – ладно, любой опыт полезен, по-другому я все равно не умею…»

Постепенно Маск Леген пришел в себя. Передвигался он пока плохо – атрофированный организм слабо его слушался. Несколько раз спотыкался, пока дошлепывал до нужной ему вещи или блока. Подкрепившись смесью, напившись воды, он чувствовал, как ему становится лучше, но процесс это происходил крайне медленно. Или это ему так казалось – действительность он воспринимал тоже несколько заторможено – сказывалось длительное действие ингибиторов. Ингибиторы сознания использовали давно: после первых опытов с анабиозными снами была масса случаев, когда пациенты после пробуждения теряли память или некоторые навыки, сходили с ума, вели себя необычно, после чего и догадались использовать специальные препараты, чтобы мозг не активничал во время сна. Хотя несчастные случаи с потерей памяти еще и случались, но они были единичны в пересчете на миллионы удачных экспериментов. Об этом знали все слушатели Академии. «Да чего это мне все время Академия лезет в голову, - подумал Леген, - наверное, побочный эффект на память дало…»

Мысли об Академии, воспоминания про учебу, иногда целый поток отрывков из учебных пособий не шли из головы и отвлекали от дел насущных. «Архив!» - воскликнул Маск и хотел кинуться к инфоблоку, но тело не откликнулось, мышцы резко сократились и застыли. Сжавшись в сухой корсет, и чувствуя судороги по всему телу, он потерял на развороте равновесие и упал. «Медленнее, спокойнее, - думал он – постепенно. А голова видать уже приходит в порядок – надо посильнее стукнуться просто, чтобы не забывать о реальности!» Он поднялся и, уже никуда не спеша, направился к инфоблоку. Экран замерцал привычным зеленоватым светом. Маск искал свой архив. Перед сном он расписал всю информацию о себе и своей жизни, на всякий случай. Создал отдельный блок научной информации – самый большой – где были все доступные издания всех Межсистемных Академий по самым разным вопросам: астрофизика, бионика, индустриальная геология, атласы систем, атласы варп-пространства, отчеты, пособия по различным механичестическим и квантовым задачам, комсоархеология, межгалактическое право, гипермоделирование и даже научная фантастика. Здесь было очень много всего: от любимой казуальной алгебры до так нелюбимой психофизиологии.

 Леген сел напротив монитора и начал читать. Он читал все подряд, проверяя, насколько понимает вещи, которые когда-то изучал. Именно этого он боялся больше всего перед криосном: забыть что-либо. Его опыт не был первым, растянутым  на такой промежуток времени, но там – в лабораториях и научных центрах Конфедерации, за подопытным следила масса биологов и инженеров. К тому же обычных скандеров никогда без надобности не помещали в криокапсулы на срок больше месяца: если перелет был долгим, то обязательно проводились восстановительные стоянки и скандеры жили нормальной обычной жизнью перед очередным перелетом не менее двух недель: чтобы восстановить организм, проверить работу капсул, пополнить запасы. Если бы о его намерении погрузится в анабиоз самостоятельно, да еще на такой срок, узнали там, в большом мире, то в лучшем случае признали бы сумасшедшим и отправили на перевоспитание под постоянным надзором: самоубийства не в чести в здешних мирах.

Леген встал и отошел от монитора. Он направился в хозблок. По пути выпив еще немного «сиропа», как он называл питательную смесь, отметил про себя, что аппетит постепенно возвращается, значит, организм приходит в норму.

Зайдя в хозблок, он оглядел себя в зеркало: кожа начинала постепенно приобретать нормальный оттенок. Клетки насыщались живительным раствором, меняясь с бледно-серого на более насыщенный стальной цвет. Но это только на тех участках, которые он ободрал при падении. Маск взял щетку и стал счищать с себя целыми хлопьями ороговевшую мутную кожу – пришло время заняться личной гигиеной.

-----

Совершенно секретно. Событие 1421. Досье 1409. Имя: Маск Леген, командир крейсера Марк FE-2291, порт приписки Каменистая-2, система Ranеz.

3340.1409.12-01

Из донесения командира отдельной поисковой группы Службы внутренней безопасности KREP. Система Прииск-21, Перевалочная-5.. Код 22.1409

По поиску объекта 1409 вышли все сроки. Дальнейшие активные поиски считаем бессмысленными. Следов датчика местонахождения не обнаружено в ближайших 37 звездных системах. На планете Прииск 22/4 Маск Леген не обнаружен.Предположений о его местонахождении нет. Версия о гибели в шахте при ремонте глубинного транспортера не подтверждена. Остатков тела при обследовании выработок не обнаружено.

Предлагаем: провести розыскную работу в рамках всей Конфедерации в течение следующих двух месяцев. Данные об объекте разослать всем патрульным управлениям. Поиск объекта 1409 перевести в пассивный режим.

-----

 - Он не мог пропасть бесследно – датчик местонахождения уникальная вещь – следы галлактита прощупываются даже на тысячи стандартных единиц глубины в каменистой почве, насыщенной вольфрамовыми рудами и другими плотными и сверхплотными веществами. В безвоздушном пространстве его излучение можно уловить даже во время варп-прыжка! Он точно придумал какой-то экран для него или замаскировал сигнал: этот материал не уничтожим, каждый конгломерат имеет свое уникальное излучение. Как он это сделал? – медленно и строго спросил полковник Слик Смирт у стоявшего перед ним на вытяжку Первого помощника по науке Грига. Он замолчал и сурово посмотрел на Первого помощника, будто тот был виноват во всех бедах мира.

- Что нового говорят ученые и инженеры? – после небольшой, но томительной паузы спросил ровным, но как показалось Григу, безнадежным голосом Смирт.

- Повторяют, что это невозможно, провели еще тысячи опытов с материалом. Результатов ноль: не расплавить, ни уничтожить его нельзя, только раздробить – как и раньше. Наши материалы и технологии его не экранируют, моделирование помех тоже ничего не дает – мощностей систем не хватает, задействованы все современные доступные технологии. Закончился эксперимент с перемещением на самое далекое расстояние для идентификации – материал отслеживается даже за тысячи парсеков в зоне действия наших радаров при наведении системы трехъярусных помех, система слежения функциональна. Дальше этого расстояния за это время он тоже уйти не мог.  Сделано 8 новых открытий в плане изучения Тяжелых Темных Звезд, подтверждается версия, что галлактит происходит именно из их приграничных зон, каким-то невероятным образом преодолевая силу тяжести ТТЗ. -  Последнюю фразу он произносил уже медленнее и тихо, под злобным взглядом полковника, который был готов взорваться от ярости.

-  К черту ТТЗ, к черту эксперименты и открытия, я спрашиваю «что нового», а этот доклад я слышал уже сотню раз! Ваше управление топчется на месте четвертый месяц, - орал полковник, - Вы понимаете что это? Один ненормальный ублюдок,  обошел всю нашу систему, всю науку, всю Конфедерацию! Меня сожрут в Совете. И вас, тоже – Первый помощник Григ! – язвительно резюмировал он. Я знаю одно – продолжал Смирт, - если до этого догадался один – догадаются и другие. Все мы сделаны из одной звездной пыли. Подключайте всех, перегребите всех, поставьте  задачу всем: от заслуженных академиков до последнего обнюханного студента. Все ясно? – рявкнул Смирт.

Первый помощник коротко кивнул. «Свободны!» - рявкнул Смирт и откинулся в кресло. Мысли его были тяжелы, сам он выглядел хмурым – кожа на лице налилась стальным серым цветом, блеск пропал, глаза практически не мигали, а зрачки сузились до минимума. Если бы его кто-то увидел в таком виде, то точно обходил бы стороной за несколько кварталов: полковник Слик Смирт злился, и как следствие, начинал неприятно пахнуть.

-----

Маск Леген предполагал, что его будут искать. Продолжая неторопливо счищать ороговелую кожу, он думал сейчас именно об этом. Он осмотрел шрам на шее от датчика, который он вынул первый раз из своего тела еще пять лет назад, почти сразу по прибытию. Шрам станет еще шире и явнее: повторная, уже третья по счету операция на старом разрезе регенерации ослабленной кожи никак не поспособствует. А кожа в таких местах, после очередной травмы, срасталась медленно, и хоть она и становилась потом гладкой, а от рубцов не оставалось и следа, но цвет ее не восстанавливался, навсегда оставаясь белесо-серым, предательски выдавая те или иные вехи в жизни скандора. Белесые полоски на лбу, например, обозначали принадлежность к техперсоналу: безмозглому и исполнительному мясу. Полосы на подбородке – принадлежность к военным. А полосы с правой стороны шеи, немного выходящие на плечо – говорили о том, что тебе вшит датчик перемещения – т.е. ты ограничен в свободе, а значит – заключенный, нынешний или бывший – дальше уже не важно. Важно только то, что это уже на всю жизнь. Всем заключенным их вшивали. И Маск не стал исключением. «Это может быть проблемой: даже если закроешь шею колпаком скафандра – это только до первого  санитарного контроля… - подумал он. – Надо перечитать всю биологию – должно же быть средство. Или наклейку какую-либо придумать – должен быть способ!...»

Скандоры не носили одежду. Скафандры – да, там где необходимо. Но в естественной среде они обходились без нее. Скандор в скафандре без необходимости, воспринимался как минимум идиотом: кожа должна дышать – это знают все. Или же это рейд Санитарного контроля, что означало эпидемию, т.е. опять же  не было хорошим знаком. Затеряться в толпе? Да, это хороший способ, но где ты найдешь толпу на планете, на которой живет не более двухсот операторов и каждый друг друга знает как облупленного?

Мысли Маска зациклились на санитарном контроле. Санитарный контроль возник не сам по себе, вспоминал он отрывки из учебников практической истории. После того как космическая экспансия разделила расу на две ветви, властям пришлось контролировать все: миграции, болезни и другие характеристики – т.е. абсолютно все. Поначалу, внешне они практически не отличались, кроме цвета кожи. Основным же различием было присутствие или, наоборот – отсутствие в организме симбиотов, которыми являлись сине-зеленые водоросли. И если ранее единому виду они помогали выжить, то новому, только нарождающемуся народу, наоборот – мешали. Маск Леген был потомком тех, кому они особенно мешали и в данный момент неощутимо копошились под ноздрями: теплый, влажный воздух, выходивший при дыхании способствовал развитию водорослей. Он взял губку и начал протирать лицо. «Надо синтезировать антибиотики, пока они активно не размножились внутри» - подумал он. В нормальном состоянии Маск Леген мог бы обойтись и без препаратов, но он был слаб, поэтому активнее стал вытирать зеленоватую слизь вокруг ноздрей.

-----

…Как предполагали историки и биологи, изначально вся раса жила в симбиозе с водорослями. Прямые их потомки, которые существуют до сих пор, назывались сцио. Но когда прогресс достиг определенных высот и сцио начали исследовать мир за пределами своей колыбели – это свойство стало им мешать. По историческим сведениям, часть сцио, расселившихся в бедных влагой мирах, была просто обязана избавиться от симбиотов, так как те потребляли много жидкости, в ущерб основному организму, который не мог пополнить затраты. Изначально это делали с помощью химии. Как результат, часть свойств организма к регенерации была утрачена. Например, отрастить заново конечность или восстановить оторванное осязательное щупальце они уже не могли. Кожа стала серого цвета вместо бирюзового. Она регенерировалась, но оставались белесые полоски. Также новый вид был более агрессивным и технократичным – жизнь в тяжелых условиях накладывает свои отпечатки на характер – это их потомков сегодня и называют скандерами. Со временем наличие водорослей стали воспринимать как болезнь: настолько активно шла борьба за выживание в сухих неизведанных мирах.

Самое неприятное свойство нового вида было то, что они по-прежнему были неустойчивы к водорослям, которыми кишела, как оказалось в последствии, каждая вторая звездная система, до которых они тогда еще добраться не могли. Со временем у них выработался иммунитет, а водоросли действительно стали для них болезнью: ослабление иммунитета и захват организма водорослями неизбежно вело к гибели. Если сильно ослабленный скандер подхватывал водоросли, то они буквально высасывали его за несколько суток. Водоросли легко попадали в организм, так как структура тканей практически не поменялась: клетки стали меньше, но не намного, а межклеточная жидкостная соединительная ткань хоть и стала плотнее, но не настолько, чтобы микроорганизмы не могли в нее проникать. Со временем соединительная ткань приобрела еще одно свойство – она научилась вырабатывать антибиотики, но это была уже не заслуга эволюции, а достижение биологов расы. Но и как все рукотворное, это функция также сбоила, хотя и была включена в генный набор каждого нового скандера. Со временем функционал патогенеза стал врожденным и скандеры стали более-менее устойчивы к микроорганизмам, но не в идеальном понимании данного процесса.

Водоросли тоже менялись в течение многих миллионов лет. Первые поколения переселенцев боролись с микроорганизмами – а микроорганизмы приспосабливались к химикатам. Их эволюция была менее интересной: часть из них вымерла, потому что не смогла найти себе новых хозяев, а часть – эволюционировала в паразитов в чистом виде – им тоже надо было выживать в безводных мирах. А «конечным результатом» эволюции микроорганизмов стал Санитарный контроль: основное средство борьбы с эпидемиями паразитов, которых скандеры перевозили вместе со своими кораблями сначала с планеты на планету, потом из системы в систему, а далее и из одних галактик в другие. Когда освоение близ лежащих просторов космоса окончилось, прошли уже миллионы лет, и изменения были необратимы. Таким образом и сформировались два разумных вида: прародители сцио и их потомки скандеры.

Сцио, которые переселялись в миры где не испытывали недостатка влаги, продолжали жить спокойной жизнью и не менялись. С течением времени обе ветки одного народа расходились все дальше, и старались не пересекаться, даже если осваивали соседние планеты. Сцио не могли без влаги и не боялись водорослей, но боялись достаточно агрессивных паразитов, которые прилетали вместе со скандерами. А скандеры, хоть и научились обходится без обилия жидкости и уже не боялись своих микромутантов, но все же неуютно чувствовали себя рядом с прародителями: сцио были более утонченные, у них был другой цвет кожи, и по-прежнему можно было подхватить новый неизученный вид чистых водорослей, с которыми сцио уживались крайне легко. Часто поговаривали, что после путешествий в миры сцио, скандеры сходили с ума, становились отшельниками или погибали. Впрочем, подобная участь ждала и сцио, будь они намерены сделать ответный визит, только сцио умирали от обезвоживания и засилья паразитами. Они  стали разными, их пути разошлись, а остались одни легенды…

-----

Маск Леген, которого все искали, на самом деле никуда не бежал – он просто хорошо спрятался. Хитроумное устройство для маскировки излучения галлактита, небольшая подземная камера жизнеобеспечения, в скоплении мегалита на большой глубине, запас  ресурсов и материалов на длительный срок, криокапсула для анабиоза – все это Маск тщательно готовил последние пять лет на Прииске-22/4. Он зарылся достаточно глубоко, где температура была выше нормального уровня, для жизни и работы оборудования, раза в четыре, не меньше. Он надежно спрятал галлактит в глубоком шурфе, который осторожно и тщательно бурил последние два года. Он все пять лет готовил себе камеру, выдолбив ее в большом мегалите, термоизолировал и загерметизировал помещение, замаскировал лаз, ведущий в шахту коммуникаций своего золотоносного комбината. Он четыре месяца пребывал в спячке, после которой выжил. И он знал, куда он дальше подастся – он собирался в гости к сцио – там его точно не будут искать.

Небольшие колонии скандеров продолжали существовать в мирах сцио. Их никто не отслеживал и не трогал: они жили замкнутым сообществом и не стремились к контактам с внешним миром и  любыми сородичами. Время от времени приходили слухи о военных стычках скандеров и сцио, но они более походили на легенды – мир сцио был закрыт для Конфедерации, так как не представлял никакого интереса, а лишь одни бактериологические угрозы.

Там, в этих колониях, Леген и собирался дальше вести свои научные изыскания и опыты: там ему никто не помешает… И не запретит летать от планеты к планете, не будет постоянно следить за каждым шагом. А сделать ведь надо еще так много…

Генерал вышел из хозблока и направился к кушетке. Он снова захотел спать. Засыпая, Маск вспоминал, как планировал восстановиться после анабиоза за две, ну максимум три недели. Но как оказалось, этого будет мало: он иссох больше, чем предполагал, и он болел – несмотря на все предосторожности водоросли в нем жили, хоть и неактивно. Сначала необходимо было их вывести – на это требовалось время и антибиотики, и если первого было в избытке, то второго явно не хватало. Препаратов было совсем мало: НЗ генерала таял на глазах – у него оставалось запаса на 3-4 дня. На выращивание лекарства придется потратить лишнюю неделю, восстановление затянется на месяц как минимум.

-----

План исчезновения Легеном был успешно реализован. А теперь осталось главное: убежать по-настоящему, покинув эту планету...

Комментарии (2)
0 # 24 января 2016 в 12:39 +2
"Дело о падение" - падениИ.
Не совсем понятно, что у него за криокамера, если он в ней мог шевелиться, а в воде могла развиться органика.
Пойду читать дальше.
0 # 24 января 2016 в 12:57 +2
Тролль охамел, первым минусует уже. zlo
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев