fantascop

Аргумент в пользу проигравшего

25 апреля 2013 - Григорий Неделько
article507.jpg

 

… Где-то вдалеке, в неровном, колеблющемся облаке горячего воздуха, стояли два человека и о чём-то спорили. Приземистый и толстый, с редкими светлыми волосами энергично размахивал руками и что-то непрерывно говорил, тогда как его собеседник, стройный темноволосый мужчина среднего роста, лишь качал головой и изредка бросал пару коротких фраз.

      На углу белого небоскрёба, где происходило всё действие, собралось уже довольно много зевак, с интересом наблюдавших за спорщиками, — однако те, похоже, их совсем не замечали.

      Наконец я подошёл достаточно близко, чтобы расслышать, о чём именно спорили мужчины: как оказалось, речь шла о кейсе...

      Толстый бессильно опустил руки.

      — Ещё раз повторяю, — сказал он, — это мой кейс. Это точно мой кейс. Я три года хожу с ним на работу и, уж поверьте, могу отличить его от других кейсов.

      — Что вы такое говорите? — удивился его оппонент. — Какие три года? Вы, верно, ошиблись: этот кейс — мой. Я абсолютно уверен.

      — С чего вдруг? — с вызовом спросил толстый.

      — С того, — в голосе темноволосого прозвучала некоторая язвительность, — что за всю мою жизнь у меня был один-единственный кейс. Я успел изучить его до мельчайших деталей. Даже сейчас его точная копия хранится в моём подсознании — настолько я с ним сроднился. Вот с чего я пребываю в такой твёрдой уверенности!

      — Тогда назовите мне хотя бы одну отличительную черту вашего кейса, — попросил толстый.

      — Сейчас, — сказал темноволосый и погрузился в молчание.

      Я не знал, как давно они спорят и при каких обстоятельствах зародился у них этот спор, однако мне было крайне любопытно посмотреть, чем он закончится...

      — Царапина, — тихо произнёс темноволосый, а затем, уже в полный голос, добавил, — тонкая глубокая царапина.

      — Где?

      — Вот здесь...

      Темноволосый присел на корточки у фонарного столба, возле которого всё это время стоял кейс, и указал рукой на то место, где должна была находиться царапина, — но...

      — Её нет! Нет!!! — Он схватился за голову. — Не понимаю, куда она могла деться!.. Пять лет, пять долгих лет она была здесь, на этом самом месте и вдруг — пропала. Словно её стёрли...- Темноволосый устремил на толстого потрясённый взгляд. — Знаете, я специально её оставил — как память. Память о… Я вам расскажу...

      — В другой раз, — перебил толстый и поднял кейс. — А сейчас, извините, у меня дела. — Он взглянул на часы. — О господи, я чуть не опоздал на работу!

      Толстый повернулся на каблуках и уже намеревался уйти, когда услышал торопливый оклик:

      — Минутку!

      — Что? — немного раздражённо поинтересовался толстый, вновь оборачиваясь к темноволосому.

      Тот неторопливо встал и спросил:

      — А откуда мне знать, что это ваш кейс?

      — Мы ведь уже решили, — увещевательным тоном начал толстый, — что...

      — Я прекрасно помню, что мы решили, — прервал его темноволосый, — и не собираюсь оспаривать это решение. Но разве мы удостоверились, что кейс именно ваш?

      — Что за бред?! — воскликнул толстый. — Если кейс принадлежит не вам — тогда кому? Только мне!

      — А всё-таки, — настаивал темноволосый, — давайте проведём небольшую экспертизу?

      — Вам от этого станет легче?

      — Вне всякого сомнения!

      — Что ж, хорошо, — толстый поставил кейс на землю, — проводите свою экспертизу, мистер...

      — Роуэн, — подсказал темноволосый, — можно просто Ричард. А вы?..

      — Генри Стакинг. Очень приятно, мистер Роуэн. — Стакинг говорил вежливо, но, несмотря на это, слова давались ему с явным трудом, в голосе его слышались напряженные нотки.

      — Взаимно.

      Они обменялись рукопожатиями.

      Затем Роуэн сказал:

      — Наберите код, и если это действительно ваш кейс, он откроется.

      Стакинг, загородив спиной обзор Роуэну (вероятно, чтобы тот не видел, какой именно код он набирает), в течение нескольких секунд возился с кейсом. Потом помотал головой, словно отгоняя какую-то навязчивую неприятную мысль, и продолжил свои манипуляции.

      Прошла минута, но хорошо знакомого обоим спорщикам тихого металлического щелчка по-прежнему не раздавалось — кейс не открывался.

      — Код, — изумлённо прошептал Стакинг, - мой код — не подходит!..

      — Я так и знал, — сказал Роуэн.

      Стакинг вопрошающе посмотрел на него.

      — Что будем делать?

      — Давайте поразмыслим, — предложил Роуэн.

      Его собеседник согласно кивнул.

      — Итак, нам доподлинно известно, что этот кейс принадлежит одному из нас...

      Стакинг снова кивнул...

      Я пришёл слишком поздно и поэтому не мог знать, откуда у мужчин была такая твёрдая уверенность на этот счёт...

      — … но, к несчастью, факты говорят обратное.

      — Получается каламбур, — подытожил Стакинг.

      — Да… — Темноволосый мужчина задумался. — Есть один выход, — очень медленно и неуверенно произнёс он, — лёгкий, но… — Роуэн замолчал.

      — Какой?? — нетерпеливо спросил Стакинг.

      — Кинуть жребий… Вернее, — Роуэн порылся в кармане брюк и вытащил оттуда маленький блестящий кружок, на одной стороне которого была изображена цифра "10", — монетку.

      — Монетку? — переспросил Стакинг.

      — Других вариантов у меня нет, — пожал плечами Роуэн.

      Толстый мужчина почесал подбородок, а затем безразлично махнул рукой:

      — А-а-а, кидайте вашу монетку!

      — "Орёл" или "решка"?

      — "Решка".

      Роуэн высоко подкинул десятицентовик. Тот мгновение покружился в воздушном пространстве и, упав и звонко ударившись об асфальт, завертелся на месте, словно лихой металлический танцор. Постепенно замедляя темп своего бешеного вращения, он останавливался...

      — Простите! — послышался позади мужчин чей-то голос.

      Роуэн, Стакинг, я и все прочие зрители синхронно, как по команде, повернулись на звук голоса — там, откуда он донёсся, лишь одиноко стоял на тротуаре кейс.

      — Знаете, кто вы?

      Никто не видел, что выпало на брошенной Роуэном монете, — неподвижные, остекленевшие взгляды всех собравшихся были устремлены на кейс: он… говорил!

      — Я скажу — кто, — продолжал кейс. — Вы — два гонщика, которые одновременно пришли к финишу, два победивших эгоиста, которые никак не могут поделить, кому достанется главный приз. Причём для каждого из вас важно даже не то, чтобы приз достался именно ему, а то, чтобы он хоть кому-нибудь достался. Победители делят то, что "принадлежит им по праву", — и им наплевать на тех, кто проиграл, потому что они выиграли, и самый мир в данный момент кажется им их личной собственностью, и Земля сейчас вертится для них одних. И они, конечно, не удосужились спросить у приза, хочет ли он, чтобы кто-нибудь из них был его хозяином. А ведь проигравший тоже имеет право голоса.

      Кейс отрастил себе по паре рук и ног и поднялся с земли.

      — Ребро, — безразлично констатировал он, взглянув на монету, — и направился прочь...

  

(1999)

Похожие статьи:

РассказыНезначительные детали

РассказыНи слова о призраках

РассказыСкрытые силы (Часть 1/2)

РассказыВнутри Симулякры

РассказыСистемный код бога (Часть 1/2)

Рейтинг: -1 Голосов: 3 946 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Григорий Неделько # 25 апреля 2013 в 09:03 +1
Мой первый рассказ.

Опубликован в журнале "Пионер".

Опубликован в сборнике моих рассказов и миниатюр "Надлом реальности" издательством YAM Publishing.
Григорий Неделько # 25 апреля 2013 в 13:12 +1
Пост, где выложена ссылка на скан журнала с этим рассказом: http://фантастика.рф/blogs/gan-no-ver/skan-zhurnala-pioner-s-moim-1-m-opublikovannym-rasskazom.html Он там опубликован был в сокращённом виде и под названием "Кейс".
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев