1W

Цена дыхания

в выпуске 2013/05/30
article599.jpg

 

                                                                                       Цена дыхания    

 

 

  Ровный шум двигателя убаюкивал, нагоняя дремоту.

  Макс шел по следу уже четвертые сутки.

  След, временами почти исчезая, а иногда, становясь ясным и отчетливым, уходил все дальше вглубь пустыни.

  Макс знал, что жертве не уйти. Он был профессиональным охотником за головами и всегда выходил на цель и выполнял задание.

  Его вездеход двигался с максимальной скоростью для этого типа машин — восемьдесят километров в час. Это была стандартная армейская изолированная бронемашина. Герметично закрытая, она могла двигаться, как по суше, так и по дну водоема. Впрочем, водоемов на Цитерии не было. Здесь вообще ничего не было кроме камней и песка.

  Машины этого типа использовались космодесантниками для ведения боевых действий на планетах с агрессивной внешней средой. Двигатели на особом топливе не нуждались в атмосфере.

  Отличные ходовые качества и неплохая броня сочетались с весьма приличным вооружением. Две автоматические пушки и три пулемета были способны вести огонь, как по наземным, так и по воздушным целям. Кроме того имелась установка самонаводящихся ракет.

  Цитерия являлась планетой земного типа со звездой того же класса, что и Cолнце. Она представляла собой выжженную каменисто-песчаную пустыню без каких-либо признаков жизни. Не было ни растительности, ни воды, ни атмосферы пригодной для дыхания.

  Колонизация планеты началась десять лет назад. Опыт в подобных делах за многовековую историю Земли был накоплен немалый. Сначала на поверхности устанавливали гигантские атмосферные станции. Они начинали вырабатывать воздух пригодный для дыхания и увлажняли его. Затем возле станций высаживались растения адаптированные под местные условия. Растения начинали вырабатывать кислород, пополняя его содержание в атмосфере. Постепенно зоны с благоприятными для жизни условиями становились все шире, а вместе с ними расширялся видовой ареал зеленых растений. Попутно создавались водоемы.

  В идеале, через определенное количество лет пригодные для жизни зоны станций сливались между собой, делая всю планету подходящей для проживания. Еще через несколько лет растения уже сами справлялись  с производством кислорода и потребность в станциях отпадала.

  На Цитерии процесс находился на этапе начала озеленения. Лишь трава, да жалкие кустарники ютились вокруг атмосферных фабрик, которых насчитывалось несколько десятков по всей планете.

  Макс не был ученым, но и так было ясно, что на Цитерии, что-то пошло не так. За те восемь лет, что он провел на этой проклятой планете, здесь ровным счетом ничего не изменилось. Он ненавидел этот мир всеми фибрами своей души, и единственной его задачей было вырваться отсюда.

  Все атмосферные станции были устроены примерно одинаково. Двухкилометровое сооружение цилиндрической формы, работало безостановочно. На его плоской крыше размешались жилища обслуживающего персонала и казармы охраны.

  Километровая зона вокруг фабрики называлась зоной комфорта. Здесь селились сильные мира сего, богатеи и знать.

  Далее следовала двухкилометровая зона относительного комфорта. Содержание кислорода здесь было уже ниже, но все же достаточным для сносного существования. Там селились рабочие ферм и производств, расположенных в этой же зоне. Своего рода рабочие кварталы.

  За зоной относительного комфорта находилась зона отчуждения. Она не имела внешней границы. Здесь селились те, кто был не в состоянии купить себе место лучше. Неспокойные бедные кварталы, кишащие преступностью. Живущие здесь люди влачили жалкое существование, получая нищенское пособие. Испытывая постоянное кислородное голодание, они часто болели и жили недолго.

  Макс никогда не мог понять, почему поселенцы прибывают на Цитерию в таком количестве. И почему корабли уходят назад пустыми.

  Покинуть планету можно было только, получив разрешение у начальника атмосферной станции. Он же являлся губернатором колонии, расположившейся вокруг нее.

  Над всеми губернаторами стоял генерал-губернатор — высшая власть на Цитерии.

  Именно на билет отсюда и зарабатывал Макс своим сомнительным ремеслом. По его расчетам, через полтора-два года он сможет купить баснословно дорогой пропуск на Землю.

  На этот раз его заказчиком был сам Райс Чедермен. Лицо, приближенное к генерал-губернатору. Награда за поимку преступника была весьма значительна, и упустить такой куш Макс не мог.

  Он поглядывал на датчик уровня кислорода в баллонах. Воздуха пока вполне хватало на обратный путь до станции номер четыре, откуда он выехал, преследуя жертву. Впрочем, вскоре расстояние до восемнадцатой станции сократиться, и станет таким же, как и до четвертой.

  Пропуск, выданный ему Чедерменом, давал доступ в любую зону любой станции. А кредитная карта позволяла заправляться горючим и кислородом в любом количестве.

  Кислород на Цитерии был главной ценностью. Кислород и вода. Но те, кто жил в зоне комфорта не задумывался над этим. Близость станции давала им и то и другое совершенно бесплатно. Те, кто жил в районах с пониженным содержанием кислорода, имел возможность купить его в баллонах.

  Люди герметизировали свои дома и создавали там свой микроклимат, но и это было по карману далеко не всем.

  Вдали от станций уровень кислорода немного поднялся за последние десять лет. Но его количество там было ничтожно. Человек без кислородной маски мог продержаться в сознании всего несколько минут. Затем наступал глубокий обморок, который через пятнадцать-двадцать минут заканчивался неизбежной смертью.

  Отсутствие кислорода и воды являлись единственными факторами мешавшими колонизировать планету обычным способом. Температура окружающей среды, сила тяжести и прочие показатели были вполне благоприятными.

  Решающую роль в принятии решения о заселении Цитерии сыграл тот факт, что она оказалась единственной планетой пригодной для колонизации в данном секторе галактики.

  Ближайшей обитаемой планетой была Земля, но находилась она очень далеко. Корабли оттуда шли около года. И поэтому все необходимое колонисты научились производить сами.

  К вечеру четвертого дня Макс заметил перевернутый вездеход. Броневик свалился с обрыва и лежал кверху колесами.

  Одев кислородную маску и проверив оружие, он вышел из машины.

  Один из люков оказался не заперт и Макс проник внутрь.

  В кабине лежала светловолосая женщина не старше тридцати лет. Она была еще жива, но без сознания.

  Макс одел ей запасную кислородную маску, перевернул на живот и защелкнул наручники за спиной. Затем он осмотрел машину. То, что он увидел, было тревожным признаком грозной опасности.

  В бортах вездехода виднелись отверстия от снарядов автоматической пушки. Кислородные баллоны получили повреждения, и женщина лишилась запасов драгоценного газа. Похоже, она сумела оторваться от преследователей, но вскоре потеряла сознание и опрокинула машину.

  Макс не ожидал увидеть женщину. Но сути вещей это не меняло. Он доставит ее заказчику и получит заслуженное вознаграждение.

  Перетащив женщину в свой вездеход, он усадил ее в свободное кресло и пристегнул ремнями.

  Женщина быстро пришла в себя.

  — Кто вы? — спросила она.

  — Я выполняю заказ по вашей поимке и доставке. Ничего личного, просто работа. Расскажите мне, кто на вас напал?

  Женщина молчала.

  Впрочем, Макс и сам знал ответ на этот вопрос. Цитерия кишела бандами, и передвигаться по ней было весьма небезопасно. Разбойники укрывались в многочисленных горных ущельях и пещерах.

  Установки для регенерации воздуха хоть и были дорогостоящими, но все же не являлись редкостью. Бандиты устанавливали их в своих убежищах и могли отсиживаться там сколько угодно.

  Основной путь сообщения между колониями осуществлялся при помощи наземного транспорта. Летательные аппараты были редки и крайне уязвимы с поверхности планеты.

  Между поселениями происходила оживленная торговля. В целях безопасности собирались большие караваны и следовали они в сопровождении хорошо вооруженного эскорта.

  Но мелкие торговцы и одиночные путники постоянно рисковали. В случае неудачи бандиты забирали у них все, в том числе и запас кислорода. А это было равносильно смерти.

  Губернаторы не имели возможности проводить против разбойников крупномасштабных войсковых операций. И те чувствовали себя в полной безопасности. Поначалу предпринимались попытки разыскать логова бандитов с воздуха. Но после потери нескольких летательных средств от них пришлось отказаться.

  — Ни когда бы не подумал, что вы преступница, — продолжил Макс. — Правду говорят, что внешность бывает обманчива.

  — А я и не преступница, — ответила женщина. — Просто у меня есть информация, которая будет стоить мне жизни. Но я осознанно шла на риск и знала о последствиях.

  — Как тебя зовут? — спросил Макс, переходя на «ты».

  — Кира.

  — Кира, — повторил он. — Меня можешь звать Макс.

  Итак, Кира, дорога дальняя. Может, расскажешь, чего такого ты знаешь. Глядишь, и время быстрее пролетит.

  — Я, конечно, могу рассказать, — ответила она. — Но твоя жизнь после этого не будет стоить и ломаного гроша.

  — Она и так стоит не дороже. Ты меня заинтриговала. Выкладывай.

  — Макс, — начала она. — Ты вызываешь впечатление не глупого человека. Ты никогда не задавался вопросом, почему поселенцы летят на Цитерию в таком количестве, умирают от нищеты и нехватки воздуха, а назад улететь не могут?

  — Ну, так просвети меня.

  — Изволь. Райс Чедермен в команде с генерал-губернатором и еще несколькими высокопоставленными особами провернули колоссальную по масштабам финансовую махинацию.

  Атмосферных станций на Цитерии по проекту должно быть намного больше. Если бы все шло по плану, здесь была бы уже приличная атмосфера. Но мошенники присвоили деньги, а на Землю рапортуют о соблюдении всех графиков работ. Соответственно прибывают новые поселенцы согласно плану. Надо отметить, что на Земле реклама райской жизни на Цитерии на высоте.

  — Чушь, если бы все обстояло именно так, их бы уже давным-давно раскусили, — не поверил Макс.

  — Но как? — воскликнула Кира. — Космодромы сильно удалены от колоний и хорошо охраняются. Постороннему туда не попасть. Поверхность Цитерии почти не видна с орбиты из-за песчаной пыли в атмосфере.

  Когда приходит корабль с колонистами, экипажу сообщают, что лететь обратно, желающих нет. Челнок уходит, а прибывших людей бросают на произвол судьбы, выплачивая им жалкое пособие. Лишь не многим специалистам удается закрепиться в зонах относительного комфорта.

  А тем, кто хочет убраться отсюда, говорят, что билеты на Землю стоят очень дорого.

  — Но я знал людей, которые смогли заработать на билет и выбрались отсюда, — возразил Макс.

  — Это ложь, никто отсюда не улетел. А дорогие билеты придуманы для того, чтобы люди работали с утра до вечера, а потом отдали все деньги преступникам. Еще один источник дохода Чедерменовской банды. Никто из людей купивших билеты не долетел до Земли. Догадайся, где они?

  — Колонисты не стали бы молчать, — возразил Макс.

  — А не все и молчат, только долго не живут.

  Но и это еще не все. Мошенники втридорога продают людям кислород, который им самим ничего не стоит. Бедняки отдают последнее за глоток свежего воздуха для своих детей. Ты в курсе, сколько стоит литр жидкого кислорода для населения периферий? При этом все попытки подпольной либо благотворительной доставки воздуха в зоны отчуждения жестко пресекаются.

  — Я не верю тебе, — сказал Макс.

  — У меня есть доказательства. Сними с меня часы, вскрой корпус.

  Под крышкой часов Киры мужчина действительно нашел кристаллик для хранения информации. Не мешкая, он вставил его в воспроизводящее устройство.

  На экране появились какие-то документы, фотографии, схемы. Среди них была и копия отчета для Земли, где рапортовалось о постройке  атмосферной фабрики.

  — Пятьдесят станций? — изумился Макс. — Мне известно только о двадцати одной.

  — Так и есть, — подтвердила Кира. — Их ровно двадцать одна. А на Земле считают, что их пятьдесят и что здесь уже нормальная атмосфера. Взгляни на фото и видео, все это липа, монтаж.

  Макс думал. Вопросы и у него возникали уже давно. Но то, что он узнал сейчас, ломало все его планы и рушило стереотипы.

  — Помоги мне, — предложила женщина. — И я вытащу тебя отсюда.

  — Каким образом?

  — Несколько человек все же сумели выбраться с Цитерии. Не то, что бы им сразу поверили, но проверку решено было все-таки провести. Пока не официально. Я являюсь офицером одной из спецслужб. Через неделю меня заберет корабль в условленном месте. Услуга за услугу, доставь меня к месту посадки, и я возьму тебя на борт. Подумай, в конце концов, о людях которые здесь умирают.

  Макс относился к породе людей, которые считают, что деньги не пахнут. Но было еще кое-что. Умирающие женщины и дети. Без смысла и без малейшей надежды. За это кто-то должен был ответить.

  Подходило время сеанса связи. Каждый вечер в одно и то же время Макс докладывал Чедермену о ходе операции.

  — Слушаю тебя, — раздался в динамиках голос сильно искаженный помехами.

  — Я догнал преступника, — сообщил Макс.

  — Да, и кто же он? — просил Чедермен.

  — Женщина.

  — Все, верно, доставь ее ко мне.

  — Боюсь, что это не возможно. У нее закончился кислород и она умерла.

  — Да и черт с ней, — безразлично сказал Чедерман. — У нее должна была быть запись.

  — Да, я нашел ее, — ответил Макс.

  — Ты ее видел?

  — Нет — это не в моих правилах.

  — Хорошо, — сказал невидимый собеседник с явным облегчением. — Привезешь мне запись и получишь деньги. Да не вздумай смотреть, что на ней.

  Райс Чедермен отключился.

  Кира с надеждой смотрела на Макса.

  — Ты соврал, значит, поможешь мне?

  — Да, — сказал он, освобождая женщину от наручников. — Но имей в виду, вздумаешь обмануть — сильно пожалеешь.

  — Договорились, — ответила Кира.

  — Где тебя будет ждать корабль?

  — В шести тысячах километрах к северо-западу от восемнадцатой станции. — Ответила женщина.

  — А поближе нельзя было? — возмутился Макс. — Мы едва успеваем туда за неделю. И это еще, если без непредвиденных ситуаций.

  — Ближе нельзя, радары засекут посадку. Могут перехватить.

  — Ладно. План такой. У нас слишком мало воздуха на двоих. Придется жестко экономить. На восемнадцатой заправимся топливом и кислородом. Затем двинем на северо-запад и будем молиться, что бы Чедермен ничего не узнал.

 

  Они вели машину по очереди практически без остановок. В десятиметровом бронетранспортере имелся холодильник для продуктов и биотуалет. Это позволяло не покидать борт и не терять драгоценный кислород при открывании дверей.

  — Как ты сюда попал? — спросила однажды Кира у Макса.

  — Я служил в космодесанте. Во время боевой операции на одной из планет я подхватил жуткую местную лихорадку. Лечить тогда ее еще не умели и из трех заболевших умирали двое. Я сумел выкарабкаться, но был списан из армии.

  Затем я повелся на рекламу и совершил глупость, прилетев на Цитерию в качестве поселенца. Правда, без работы я здесь, как видишь не остался. Тут оказалось немало желающих решить свои проблемы чужими руками.

  — Но почему ты не завербовался в охрану станций? — спросила Кира.

  — Наемнику больше платят и не нависают идиоты-командиры. По здешним меркам я имею довольно неплохой дом в зоне относительного комфорта. Но здесь все чужое и оставаться на Цитерии я не намерен.

  Вскоре показался цилиндр восемнадцатой атмосферной фабрики.

  — Заправимся всем необходимым и, не мешкая покинем колонию, — напомнил Макс.

  Проход между зонами находился под жесточайшим контролем. Действовала система пропусков. Пропуск второго уровня позволял посещать зону относительного комфорта. Пропуск первого уровня открывал путь в комфортную зону. Существовали еще пропуска нулевого доступа. Они позволяли обладателю входить в саму станцию и ее надстройки.

  Именно такой пропуск был и у Макса. Но он не собирался соваться дальше зоны относительного комфорта. Пока платил Чедермен, здесь вполне можно было найти все необходимое.

  — Привет, Макс! Каким ветром? — спросил торговец, с любопытством рассматривая Киру.

  — Я спешу, дружище, — ответил тот. — Заправь топлива и кислорода под завязку и погрузи два дополнительных баллона в кабину.

  — Ты, что, Макс, собрался в кругосветку? — засмеялся торговец.

  — Ты бы лучше помалкивал, а то я гляжу, больно разговорчивым стал.

  — Да ладно я ведь пошутил, — притих продавец.

  Путешественники залили баки для воды и прикупили продуктов. Они уже собирались отъезжать, когда к Максу подошел офицер гарнизона.

  — Привет, Макс, — они были немного знакомы, — тебя срочно вызывают в узел связи.

   В груди екнуло, но вида Макс не подал.

  — Заведи двигатель и держи ногу на газу, — шепнул он Кире. Затем обращаясь к офицеру, бросил безразличным тоном. — Ну, пошли что ли.

  В помещении связи находились два крепких сержанта, а на экране маячила физиономия Чедермена.

  — Так, — начал он, завидев Макса. — Ты что же меня за дурака держишь?

  — Не понял, — спокойно ответил тот.

  — Какого черта ты делаешь на восемнадцатой? Я же сказал тебе ехать на четвертую.

  — Кислород кончался, а восемнадцатая была ближе.

  — Допустим, а что за баба с тобой? — не унимался Чедермен.

  Макс проклял свою неосторожность. Повсюду были осведомители генерал-губернатора. Нужно было не выпускать Киру из машины. Пришлось импровизировать на ходу.

  — Видите ли, Чедермен. Я еще не старый мужчина и время от времени нуждаюсь в обществе женщин, — ответил он.

  — Ну, смотри, Макс, обманешь, кишки выпущу, — пригрозил Райс. — Остаешься в колонии и ждешь моих людей. Там разберемся.

   Экран погас.

  — Извини, Макс, придется посидеть под замком, — миролюбиво сказал офицер. — Давай сюда свою пушку.

  Оба сержанта стали у него за спиной. Медлить было нельзя.

  — Да чего там, я ведь все понимаю — служба, — лениво проговорил Макс и неожиданно для военных начал бой.

  С резким разворотом корпуса он нанес сокрушительный удар в голову первому противнику. Затем развернувшись в обратную сторону, ударом локтя послал в глубокий нокаут второго сержанта.

  Все произошло так быстро, что офицер даже не успел опомниться и только-только потянулся к кобуре.

  — И ты меня извини, — сказал Макс, нанося ему тычковый удар в солнечное сплетение.

  Покинув, узел связи и осторожно прикрыв за собой дверь, он пошел к выходу, стараясь не привлекать к себе внимания военных.

  Благополучно добравшись до вездехода Макс, заблокировал все двери изнутри.

  — Трогай, но не очень быстро, — сказал он Кире.

  Но на КПП их похоже уже ждали. Ворота были закрыты, а охрана держала оружие наизготовку.

  — Газу! — крикнул Макс.

  По броне застучали пули, но машина, набирая ход, снесла ограждение и вылетела в зону отчуждения.

  Через несколько минут последние лачуги колонии остались позади.

  Две бронемашины преследования показались сразу, как только они покинули жилую зону. Их отделяло около двух километров. Это были более легкие и, следовательно, более быстроходные машины, чем у Макса. Рано или поздно, но они должны были их настигнуть.

  Ходовой частью бронемашины являлась четырехосная платформа с восемью независимыми колесами. Выполненные из сверхпрочного материала  покрышки, получая пробоину, заклеивали повреждение моментальным клеем, капсулы с которым были впаяны прямо в резину.

  Пулеметы бесполезны против брони вездеходов. Стандартная пушка, которая устанавливалась на бронемашине, при определенной удаче могла пробить корпус. Но по-настоящему эффективными являлись только ракеты.

  Правда против них существовала защита. Во время боя вокруг машины создавалось особое электромагнитное поле. Входя в него, ракета взрывалась, не достигнув корпуса. Защиту можно было обмануть, пустив две-три ракеты в одно место. Но это было возможно только с небольшого расстояния.

  Дистанция постепенно сокращалась, пока никто не стрелял, не желая тратить боеприпасы впустую.

  Макс понимал, что сократив расстояние до сотни метров, преследователи смогут вести эффективный обстрел из ракетных установок.

  Невысокая каменная гряда закрывала путь, и Макс заранее изменил курс для объезда. Поравнявшись с первым скальным выступом, он повернул за него и резко развернул машину. Невидимый для преследователей он ждал пока они подъедут ближе.

  Два вездехода, один за другим выскочили из-за скалы всего в двух десятках метрах от засады.

  Макс в упор всадил две ракеты в борт ведущего. Вездеход взорвался вспышкой ослепительного пламени. Второй броневик вильнул в сторону, теряя скорость.

  Макс был уже рядом. Успев разогнаться, он протаранил борт вражеского  вездехода прочным зубилообразным носом. У броневиков данного класса носовая часть выполнялась из особо прочной стали и имела форму острого угла. Она предназначалась для подрубания деревьев при расчистке дорог. А так же являлась отличным тараном в случае необходимости.

  Макс протащил преследователя несколько метров, затем колеса противника зацепились за камни и вездеход перевернулся на бок. А Макс сдал назад и ударил еще раз в слабо защищенное днище. Корпус подался, не выдержав удара, в нем образовалась приличная вмятина.

  Макс вырулил и дал газу. Уже в зеркало заднего вида он заметил, как экипаж помятого вездехода выбирается на броню.

 

  До места оставался один день пути, когда путники заметили две бронемашины идущие им наперерез. С другой стороны приближались еще две машины, стремясь зажать их в клещи. Это была стандартная тактика бандитов. Стремясь сохранить имущество жертв для грабежа, они отрезали пути к отступлению и предлагали сдаться в обмен на жизнь. Правда, остаток жизни без средств выживания был совсем не долгим.

  И Макс принял единственно верное решение.

  Не дожидаясь пока их зажмут, он развернул машину и пошел прямо на двух ближайших преследователей. Когда расстояние сократилось до ста метров, он выпустил последние ракеты — по две на каждый вездеход.

  Первая машина при помощи защиты успешно отразила залп. Но на второй разорвало в клочья два передних колеса с правой стороны. Вездеход клюнул носом и зарылся в песок.

  Макс пошел прямо на уцелевшую машину, открывая шквальный огонь из обеих пушек. Противник тоже стрелял стремительно приближаясь. Удары  молотили по корпусу. Один за другим проникали в машину лучики дневного света, там, где снаряды смогли пробить броню. За спиной зашипели поврежденные кислородные баллоны, вскрикнула Кира.

  Но Макс упорно шел вперед, непрерывно стреляя. И удача снова оказалась на их стороне. Вражеская машина взорвалась, разлетаясь грудой металлолома.

  Через несколько секунд они пронеслись мимо быстро утихающего пламени (в атмосфере бедной кислородом огонь почти не горел). Затем миновали вторую машину с подбитыми колесами. И получив от нее несколько снарядов в корму, нырнули за пригорок, выходя из сектора обстрела.

  Водитель вездехода сумеет выровнять машину, но без двух колес продолжать погоню уже не сможет.

  Оставалось еще два броневика, от которых следовало оторваться.

  — Кира, ты цела? — спросил Макс.

  — Да, — ответила женщина.

  — Залатай корпус, попробуй заклеить баллоны.

  Кира взяла специальный пластырь и залепила пробоины в бортах. Затем попыталась закрыть повреждения в баллонах.

  — Корпус герметичен, — сообщила она вскоре. — Остался один целый баллон с кислородом.

  — Этого хватит до места, — подытожил Макс.

  Когда шипение воздуха прекратилось, экипаж услышал стук заднего колеса. Покрышка была разорвана. Это снижало скорость машины примерно на пять процентов. Оторваться от погони не получалось.

  Посадив Киру за штурвал, Макс развернул пушки назад.

  Существовал еще один метод ведения боя.

  Он начал расстреливать врага зажигательными снарядами. Сами по себе они не могли повредить вездеход, но вязкий напалм, растекаясь по броне, отлично горел даже в атмосфере Цитерии. Постепенно сталь разогревалась, делая температуру внутри нестерпимой. Рано или поздно экипажу придется остановить машину, что бы сбить пламя.

  Но это только если на броне не было установлено внешней системы пожаротушения. На одном из идущих сзади вездеходов она была. Вторая машина сделала вынужденную остановку.

  — Вон там за холмиком тормознешь, — велел Макс, проверяя радиоуправляемую мину.

  — Ты, куда собрался? — не поняла Кира.

  — Он все равно нас догонит, а боекомплект мы почти расстреляли. Услышишь взрыв, вернешься и подберешь меня. Если взрыва не будет, гони, что есть сил.

  Макс одел кислородную маску и покинул машину. Два крутых холма образовывали узкий проход. Там он и установил мину, присыпав песком. Сам же едва успел отскочить на десяток метров, когда появились преследователи.

  Макс застыл, вжавшись в землю. Броневик должен пройти совсем рядом. Мина в опасной близости, но выдать себя — верная смерть.

  Бронетранспортер проехал точно над смертоносной ловушкой и Макс щелкнул тумблером.

  Мощная противотанковая мина направленного взрыва не оставляла ни единого шанса машине и экипажу.

  Взрывная волна отбросила Макса в сторону, он ослеп и оглох. Когда же удалось разлепить веки, то сквозь кровавую пелену он увидел, что машина преследователей лежит вверх колесами, а из пробоин в корпусе валит густой черный дым.

  Он не заметил, как к нему подбежала Кира. Она что-то кричала, но он не слышал ее. Он попытался встать на ноги, но те отказывались держать. Из носа и ушей текла кровь.

  Женщина взвалила его к себе на плечи и с горем пополам дотащила до вездехода. Когда они отъехали метров на пятьсот, машина бандитов еще раз взорвалась.

  Кира вела броневик к условленному месту. Макс полулежал в кресле, смотря в одну точку. Постепенно к нему стали возвращаться силы.

  До места оставалось совсем немного, когда в вездеходе застучал двигатель. Вскоре машина стала. Макс шатаясь, вышел наружу и открыл моторный отсек.

  Починить двигатель в полевых условиях было невозможно.

  — Машина дальше не пойдет, — объявил он, спутнице вернувшись внутрь.

  — Это значит, что мы умрем? — спокойно спросила женщина усталым голосом.

  — Нет, Кира, мы не умрем.

  Макс открыл спрятанный под приборным щитком ящик и извлек оттуда коробку. В ней оказалась маска регенерационного типа. Такое устройство не требовало кислородных баллонов. Газ вырабатывался за счет химических процессов в самой маске. Хотя такие вещи и являлись одноразовыми, но стоили на Цитерии очень дорого. Макс держал ее для себя на самый крайний случай.

  — Ресурс этой маски, двадцать четыре часа, — сказал он. — Если поспешишь, то дойдёшь до места часов за восемь.

  — Я не оставлю тебя одного, — запротестовала Кира.

  — В вездеходе достаточно кислорода, но мы не можем унести его с собой, — убеждал ее Макс. — Ты дойдешь до корабля и попросишь меня подобрать. Поторопись, транспорт скоро придет. Вряд ли он станет ждать долго. Не забудь флягу с водой.

  Когда Макс остался один, он проверил свой ресурс. Имелось только два переносных баллончика, рассчитанных на два часа дыхания каждый. Один из них он подсоединил к маске, второй положил в рюкзак. Туда же он кинул флягу с водой и несколько запасных обойм к пистолету. Затем он зарядил еще одну мину и открыл вентили кислорода на максимум. Нужно было, как следует надышаться напоследок.

  Примерно через час послышался шум двигателя вездехода, экипаж которого благополучно справился с огнем и продолжил погоню.

  Макс одел маску, взял рюкзак, взрыватель мины и, покинув машину через нижний люк, отполз подальше и спрятался за камнями.

  Броневик бандитов остановился за полсотни метров от машины Макса. Из него вышли двое и, держа оружие наготове осторожно приблизились. Убедившись, что вездеход пуст, они забрались внутрь.

  Макс взорвал мину. Кислород и остатки боекомплекта сдетонировав, породили мощный взрыв. Машину буквально разорвало на части.

  Но, к сожалению, в броневике преследователей еще кто-то оставался. Он или они, видимо, решили, что противник не такая уж легкая добыча и не стали рисковать. Вездеход резко развернулся и понесся прочь, унося вместе с собой последнюю надежду Макса на спасение.

  Оставаться здесь больше не имело смысла. Макс привернул регулятор кислорода больше чем на половину и пошел по следам Киры. Но через полсотни метров начали подкашиваться ноги и темнеть в глазах. Он был вынужден добавить подачу кислорода, дабы не потерять сознание. Когда баллончик закончился, он присоединил второй и посмотрел на часы. Макс продержался на первом около трех часов. От недостатка воздуха шумело в ушах, но он упорно шел вперед.

  Макс знал, что ему не хватит кислорода до места посадки корабля. Он был уверен, что его ни кто не станет искать. Но сидеть и ждать пока, закончиться газ было еще невыносимей.

  Он шел по отпечаткам Кириных следов на песке.

  Макс усмехнулся. По иронии судьбы, неделю назад он шел по ее следу, что бы погубить. Теперь он снова шел по ее следам в надежде на собственное спасение. С этого все начиналось и этим же все и  закончиться. Для него. Но не для Киры. И не для Цитерии. И не для тысяч людей обреченных на мучительную медленную смерть.

  Макс знал, что должен умереть, но ни о чем не жалел. Впервые в жизни он делал что-то не для себя, и понимание этого давало ощущение причастности к чему-то огромному и всеобъемлющему.

  Последней картиной, которую нарисовало его угасающее сознание, была Земля. Он несся над ней на высоте птичьего полета с невероятной скоростью. Под ним проплывали голубые воды и зеленые леса, а он дышал полной грудью. Дышал, дышал, дышал...

 

  Макс пришел в себя под монотонный гул двигателей звездолета. Рядом сидела заплаканная Кира. Она рассказала, как удивился корабельный врач, когда вопреки всему Макса удалось вывести из комы.

  Она сообщила, что информация, разоблачающая высшее руководство Цитерии передана на Землю. И что в ближайшее время на планету будут высланы всевозможные военные и гражданские инспекции. А так же транспорты для эвакуации людей. Чедермена и его подручных там конечно уже не будет, но главное — помочь людям.

  Она говорила и говорила, и Макс подумал, что Кира, наверное, уже много раз повторила эти слова про себя, ожидая пока он очнется.

  А еще он думал о Цитерии, вернее о людях, которые умирают там без воздуха и воды. У него до сих пор не укладывалось в голове, как можно ради минутной выгоды, пусть и не малой, обречь на смерть тысячи людей.

  Его ждал новый мир, новая жизнь на Земле. Но он не испытывал ни беспокойства ни сомнений. Он точно знал, как проживет ее остаток.

 

                                                                                                                            Конец.

 

                                                                                                    

Рейтинг: +8 Голосов: 8 1642 просмотра
Нравится
Комментарии (28)
Катя Гракова # 7 января 2014 в 08:29 +2
Я люблю произведения, в которых автор преследует благородную цель. В данном случае - справедливость (равные условия для всех, спасение тех, кто этими условиями обделён). И хотя рассказ начинается вовсе не со справедливости, а с жажды наживы (ну, в каком-то смысле), в итоге всё сводится к благородству, чуть ли не смерти. Если бы герой умер, модно было бы говорить и о трагичности, но, к счастью, всё обошлось. Сама по себе идея очень хорошее, а вот вопрощение (ну как не поругать? zst ) подкачало. Главным образом меня смущали (читай - мешали продвигаться вперёд) блоки информации о планете. Эти блоки, вообще-то, призваны разъяснить читателю, что есть что и почему в этом неприрученном мире, и в целом картинку они создают, но из-за них рассказ выглядит наброском романа. Всё равно спасибо, Константин, за рассказ, потому что, как я уже сказала, мне импонирует морализаторство. В вашем случае добро победило, поэтому получайте заслуженный балл.
Константин Чихунов # 8 января 2014 в 01:21 +2
Спасибо, Катя! Не могу с вами не согласиться, рассказ получился довольно неуклюжий. Дело в том, что это еще второе или третье произведение в моей жизни, можно сказать, самое начало авторской деятельности.
Кстати я считаю, что ваша оценка и так сильно завышена.
Григорий Неделько # 8 января 2014 в 01:29 +4
У Константина, как бы кто его ни ругал (впрочем, причины этой "ругани" на некоторых ресурсах лично мне кристально ясны), есть собственный стиль. Уже.

Кать, а ты, если можно, разъясни мне значение выражения "набросок романа", которое так любят увлекающиеся литературой люди, в отношении рассказа, то есть малой формы эпоса, куда относится и роман?
Константин Чихунов # 8 января 2014 в 01:36 +3
Катерина вероятно имела в виду тот факт, что я развел долгую антимонию с пояснениями и подробностями, а потом раз и закончил обрубая.

За лестную оценку моего стиля, спасибо!
Григорий Неделько # 8 января 2014 в 01:37 +3
Ну это я тоже понял. Но слишком уж часто слышу такую фразу в сторону разных людей, начинают одолевать сомнения.
Катя Гракова # 8 января 2014 в 08:17 +3
Константин верно сказал, чего тут ещё пояснять?)) Не знаю, кто ещё говорит подобные фразы и в отношении кого, но это было моё первое впечатление (оно сохранилось и до сих пор), и я его высказала. Набросок - он и есть набросок, то, из чего можно сделать бОльшее. Если ты, Гриша, говоришь, что у Константина есть свой стиль, то я ему завидую то я до него ещё доберусь, постараюсь прочесть всё (и у тебя тоже) и выскажусь соответственно. Стараюсь оценивать как читатель, но не всегда получается, уж простите, товарищи. zst
Григорий Неделько # 8 января 2014 в 11:46 +4
Понятно.

Фраза просто эта больно расхожа на инет-ресурсах разных. Но она нелогична, так как практически из любого рассказа можно сделать роман. А если рассказ сложный... ну и что? Можно его написать интересно, а простой - нет.
Катя Гракова # 8 января 2014 в 11:47 +2
Дело не в наполненности, а в компановке наполнения, Гриш. И эта, я на инэт-ресурсах не бываю, сужу со своей колокольни, так что...
Григорий Неделько # 8 января 2014 в 11:54 +3
Форум "Фантлаба" - такой же инет-ресурс. ;)
Катя Гракова # 8 января 2014 в 11:57 +2
Так форум ФЛ - это форум читателей, они такими фразами не бросаются.
Григорий Неделько # 8 января 2014 в 16:19 +2
Я знаю ту компанию. :)
Катя Гракова # 8 января 2014 в 16:20 +1
Дык там авторов - единицы, а сколько хороших читателей!.. И чё, тебе тамошняя компания не нравится что ли? zlo
Григорий Неделько # 8 января 2014 в 16:22 +2
В принципе форум там - что-то вроде сети "Самиздат".
Катя Гракова # 8 января 2014 в 16:23 +1
shock Што? Совершенно не то, ты чё...
Григорий Неделько # 8 января 2014 в 21:04 0
Конечно.
Артур Шайдуллин # 8 января 2014 в 18:40 +4
Рассказ хорош. И по смыслу, и по исполнению.

Костя, в ворде, если набить в поле функции "Найти" слово "был", "было" "не был", "не было", то результат тебя расстроит. Вначале рассказа в одном абзаце это слово "главный движущий глагол" почти в каждом предложении. попробуй его просто отпустить, норм будет. Вообще ажурная проза попрет)))) Я со словом "который" и его производными также увлекаюсь, будь оно не ладно
Григорий Неделько # 8 января 2014 в 21:07 +2
Ну вообще-то через предложение, да и там есть смысловые повторы. Чистота - это хорошо, но лучше на "былях", "каках" и т. п. не заморачиваться. Допустим, слитное написание слов, которые надо писать раздельно, - тоже не ахти. :)
Константин Чихунов # 9 января 2014 в 01:21 +2
Спасибо за отзыв, Артур! И за совет. Про функцию "найти" я не знал, но вроде, искоренил проблему с "быть" к настоящему времени.
Артур Шайдуллин # 8 января 2014 в 21:59 +5
По сути, мелочи это. Давеча перечитывал свои первые рассказы и первый роман ...
Ну, желание взять себя за волосы и головой об стену шмякнуть не только появлялось - стабильно пульсировало))) Вот этих "каков", "былов", "словнов", "которов" - каждое предложение только из них состоит)
Вообщем, нажать "DELETE" нельзя переписывать". Думаю, где запятую воткнуть.
Григорий Неделько # 8 января 2014 в 22:04 +2
Такого не помню, но подача не устраивала, конечно.
0 # 26 января 2014 в 09:51 +4
Герои понравились)Сюжет динамичный и ХЭ в конце!!!Спасибо за замечательный рассказ!
Константин Чихунов # 26 января 2014 в 20:03 +3
Спасибо за отзыв, Валентина! Рад, что вам понравилось.
Евгений Вечканов # 16 июля 2014 в 02:58 +4
Я зачитался.
Жаль, что рассказ такой короткий. Напомнил немного ранние произведения Головачёва, скорее стилем, чем содержанием.
Хороший сюжет, хороший финал.
Плюс.
Константин Чихунов # 17 июля 2014 в 01:37 +3
Спасибо, Евгений!
Это была попытка написать приключение, с треском провалившаяся на нескольких конкурсах.
Один из моих первых рассказов. А Головачёва люблю, возможно и повлиял.
Евгений Вечканов # 17 июля 2014 в 18:22 +3
Кокурсы выигрывают те рассказы, которые нравятся членам жюри.
Они те же люди, а значит в их решениях присутствует субъективность.
Они сформированные личности, их мировоззрение определено их бытиём. Они видят так, мы - по-другому.
Это неважно. Рассказ хорош, немного наивен, наверное в этом причина. Но это и делает его особенным. Ты не писал его так, чтобы понравилось всем, а писал так, как считал нужным. А это уже самобытность. Она стоит дороже победы в конкурсе.
Константин Чихунов # 17 июля 2014 в 20:33 +4
С этим трудно не согласиться.
Павел Пименов # 2 марта 2015 в 23:16 +2
Ну вот! Отличный объём для отличной истории.
Приключения, спасение незнакомки, страшная тайна, борьба за доброе дело, победа.
То, что надо. Плюс.
Константин Чихунов # 7 марта 2015 в 14:28 +2
Спасибо, Паш! Это тоже рассказ из серии развлекательной и глубокого смысла в нём искать не надо.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев