fantascop

Дорогой хозяин (часть четвёртая)

в выпуске 2013/06/24
18 марта 2013 -
article347.jpg

 

Вскоре старые хозяева прекратили крутить запись голоса Мози. Тишина наполнила лес, и ни Саеду ни Караху не хотелось нарушать её. Они вышли к большой поляне, пересекать которую было небезопасно, нужно было обходить. Карах приказал опустить его на землю.

— Сколько ещё до твоей деревни?

— Полчаса, может быть час, хозяин.

— Дальше не пойдем, иначе ты останешься без хозяина и без головы заодно, — Иль Сатен указал на противоположный край поляны, — там стоит их глайдер, в десяти метрах от него караульный, видишь? Даже не выключает силовое поле, не боится быть замеченным.

Приглядевшись, Саед действительно заметил слабое мерцание за деревом, но глайдера различить не мог. Когда нубир стал накрывать хозяина и себя маскировочным тентом, лес вдруг наполнился голосами. К тому месту, где находился караульный, бежали ещё несколько солдат. Они кричали что-то, но мальчик не понимал языка хозяев. Заработали двигатели глайдера, и теперь его нельзя было не заметить.

— Го чено, суетятся. Сейчас начнётся веселье, добрячок, не пропусти, — прошептал Карах.

Караульный и прибежавшие солдаты забрались в глайдер, при свете, излучаемом двигателями, отлично были видны их силуэты. Машина начала взлетать, через поляну бежали ещё двое, но, похоже, их решили не ждать. Рёв двигателей взлетающего глайдера заглушал проклятья адресованные пилоту.

В небе появились сразу три приближающихся огня. От одного из них один за другим отделились два огонька поменьше и понеслись к всё ещё взлетающему глайдеру поттовцев. Двигатели машины перевелись в маршевое положение и в этот момент ракеты взорвались около неё. Две вспышки осветили, казалось, весь лес, звук взрывов донёсся до наблюдателей спустя мгновение, а затем грянул ещё один взрыв, во много раз превосходящий первые. Глайдер разорвало на куски, горящие обломки разметало по небу. Теряя скорость и продолжая пылать, они падали среди деревьев.

Два из трёх огней в небе развернулись, стали удаляться, третий же всё приближался. Двое солдат оставшихся на земле, бежали по поляне, стремясь укрыться в лесу.

Карах Иль Сатен достал пистолет, прицелился и сжёг сперва бегущего сзади. Второй быстро обернулся на вспышку, на мгновение застыл, начал пригибаться и второй разряд попал ему в голову.

Над поляной висел глайдер денеровцев, свет прожекторов освещал то трупы солдат, то крупные горящие обломки вражеской машины. Саед помог подняться вольнорожденному. Тот сам сделал два шага и, обернувшись, приказал своему рабу дождаться, пока всё утихнет, а потом возвращаться в деревню.

Карах вышел на поляну, тут же его поймал прожектор. В громкоговорителях зазвучал язык хозяев, после нескольких произнесенных фраз, Иль Сатен бросил своё оружие на землю и снял шлем…

Саед впервые увидел лицо хозяина. Смуглое, морщинистое, старое, с по орлиному загнутым носом. Мальчишке он годился в деды. «Сколько тебе, хозяин? Шестьдесят, может быть и больше?» В Мокано мало кто доживал до такого возраста, сравнивать было почти не с кем.

Вольнорожденный поднял голову, зажмурился, простоял так несколько секунд и закрылся рукой от света. Глайдер стал снижаться, удерживая командующего в луче прожектора. Машина тяжело опустилась на землю, открылся люк грузового отсека. К Иль Сатену бежали солдаты, двое несли носилки. Вслед за ними быстрым шагом вышел еще один человек, Саед назначил его офицером. Он подошёл к вольнорожденному, отдал честь, и только после этого окружившие Караха солдаты стали укладывать его на носилки. Одели на него кислородную маску, сделали укол, сняли бронекостюм, опутали его руки какими-то трубками и быстро унесли в глайдер. Один из солдат забрал оружие командующего и двух врагов сожженных им, забежал следом за всеми и люк закрылся. Машина начала взлетать.

Саед ликовал, наблюдая спасение хозяина, но огни двигателей скоро скрылись за деревьями, и тишина окутала его. Всё прекратилось в один момент, но тяжесть с души не хотела уходить, его друзей не было рядом, и судьба их оставалась неизвестна.

Он вылез из-под тента, свернул его и убрал в рюкзак, — за такую вещь можно выручить немало воды. Саед ощутил жажду, но фляга давно опустела, стоило проверить тела убитых. Нубир нашёл воду у одного, первый глоток обжёг рот, — фляга разогрелась вместе с солдатом. Он отложил её в сторону, у него было чем заняться, ожидая пока вода остынет, — на трупах оставалось ещё много уцелевшего нура.

*  *  *

— Саед, эй, слышишь меня?

— Муравей, открой рот,  он даст тебе воды.

— Саед, очнись! – сознание возвращалось к нему, не в силах открыть глаза Саед пытался узнать говоривших по голосам.

Высохшие губы ощутили влагу и сами потянулись к горлышку бутылки, вода наполнила рот, глоток дался нелегко. Всё же удалось открыть глаза, перед Саедом стоял отец, позади него мать и сёстры, а сам он висел на столбе перед домом старосты. Прошедшие за последние два дня события пронеслись у него перед глазами.

Карах Иль Сатен прибыл в Мокано на следующий же день после своего спасения. Он выглядел так, словно не его тащили умирающего по жаре, только легкое прихрамывание выдавало полученные ранения. В сопровождении многочисленной охраны и жреца хозяин осматривал свои новые владения. Его заинтересовала судьба Пича, мальчишка пережил ночью страшные мучения, никакие таблетки не смогли сбить жар. По словам тех, кто ходил искать нубиров, Пич едва смог объяснить, кто и зачем прислал его в деревню. Он бредил, и старуха-травница предрекала его скорый отход к праотцам. Два укола и несколько глотков из бутыли Иль Сатена и Пич пришёл в себя, через час он встал на ноги. После этого хозяин захотел увидеть Саеда.

Его, непрерывно рассказывавшего о произошедшем всё новым и новым гостям, выдернули из хижины солдаты, повели к дому старосты. Там деревенские устанавливали столб. Мальчишка никак не мог понять, для чего его связывают, и с надеждой смотрел на вольнорожденного, лицо которого не отражало никаких эмоций. Когда все узлы были затянуты, и Саед был подвешен, хозяин вышел в центр площади. Жестом он угомонил галдящую толпу.

— Жители Мокано, меня зовут Карах Иль Сатен, я командующий силами корпорации Денер на этой планете, ваш новый хозяин! Слово моё – закон, дело моё – порядок! Забудьте о том, кто управлял здесь до меня, Ядо лишает его власти, так поведал мне жрец-провидец! Запомните одно – соблюдение закона неизбежно, Ядо видит всё, он не простит грешника, пока вина его не будет искуплена! Этот раб, — Карах указал на Саеда, — спас мою жизнь вчера и за это ему воздастся! Но сначала он ослушался меня, не исполнил волю своего хозяина, а ведь сам Ядо наделил меня властью! Не станешь же ты отрицать моих слов, Саед? Разве не оставил ты в живых того ханатца вопреки моему приказу?

Муравей молчал, смысл сказанного Иль Сатеном не сразу дошёл до него.

— Твоё мужество и честность тоже будут вознаграждены, — продолжал Карах, — а сейчас прими своё наказание, самое мягкое из тех, что положены за отрицание воли хозяина!

Люди разошлись, только семья Саеда оставалась с ним, да малышка Монифа то и дело выглядывала из окна своей хижины.

Карах подошёл к столбу и обратился к Саеду.

— Люди должны бояться, добряк. Ты спас меня, но ты нарушил закон при свидетелях. И помни, что я прощаю тебе куда большее преступление. Надеюсь, ты ещё не проговорился о том, что хотел придушить своего хозяина?

Саед снова ощутил пульс Иль Сатена, сначала его обуял страх, потом стыд, ненависть к себе самому. Теперь он корил себя за то, что смог поднять руку на хозяина. Карах развернулся и собирался уходить и тут Муравей выдавил из себя:

— С… спасибо, хозяин.

Вольнорожденный улыбнулся, и ничего не ответив, удалился.

И вот, после проведенного под палящим солнцем дня, отец с матерью пытались привести Саеда в чувства. Его отвязали и отнесли домой поздним вечером, а утром всей семье приказано было явиться на площадь.

Несколько глотков из принесенной солдатом бутылки вернули Муравью силы. Это была та же жидкость, что впервые он попробовал в лесу из фляги Иль Сатена. Кислая и холодная.

— Вредная дрянь, но хорошо успокаивает и освежает, — повторил он всплывшие в памяти слова хозяина.

— Саед, — подошедшая к кровати мать взяла сына за руку, — новый  хозяин с солдатами ночью улетали куда-то, они нашли Мози…

— Что с ним? Где он? – Саед резко поднялся, но тут же закружилась голова, и ему пришлось снова лечь.

— Хозяин забрал тело Мози, — она потупила взор, — они пытались его вернуть, но ничего не помогло…

Саед сжал руку матери, потом выпустил её, отвернулся к стенке и, дождавшись пока она отойдет от кровати, перестал сдерживать слёзы. Отец дал ему выплакаться, налил воды и помог подняться. Нужно было идти.

Душевная боль и слабость в теле затмили всё, он стоял, пытаясь не шататься и не слышал что говорит Карах Иль Сатен, а тот держал обещание – награда была велика. Отец благодарил хозяина вместо сына, мать и сёстры принимали дары. Солдаты несли к их ногам всё новые и новые коробки. Несколько огромных пакетов с лекарствами, бесчисленные упаковки тойто, а самым ценным и важным подарком стал фильтр для очистки воды.

— Саед, послушай, хозяин обращается к тебе, — прорезал пелену голос старшей сестры, дергавшей брата за рукав. Мальчик сфокусировал взгляд на Иль Сатене и попытался отогнать мысли о погибшем друге.

— Ну что же, Муравей, грех твой искуплен, прими мою благодарность за спасение. И помни, всё это принадлежит только тебе. Не твоему отцу или матери, не твоим сёстрам, всё это только твоё. Теперь тебе не страшны ни болезни, ни голод, и ты волен избавить от болезни любого, ты свободен от походов за нуром, ты можешь очищать воду и давать её людям. У тебя теперь есть влияние, сумей его удержать, добейся уважения. Мокано будет развиваться, а тебя ждёт большое будущее. Жители твоей деревни будут полезны, скоро вы наладите хозяйство, и тогда придут мои солдаты, чтобы забрать часть пищи. Я даю тебе власть, не захлебнись ей, добрячок.

Карах подошёл к Саеду и вложил ему в ладонь небольшой плеер с наушниками.

— А это на память, Саед.

*  *  *

Дары Иль Сатена не закончились на этом… Прошёл месяц и утром в небе снова появились глайдеры. Один из них приземлился рядом с деревней. Хозяин опять хотел видеть своего спасителя.

Он стоял у открытого грузового отсека глайдера, когда Саед явился по его приказу. Карах выглядел утомленным, заметно осунулся после их последней встречи, был не брит, только взгляд оставался все таким же ехидным и целеустремленным. Он похлопал Саеда по плечу.

— Удивлен, что ты пришел сам, почему тебя не привезла рикша?

— Что такое рикша, хозяин?

— Это повозка, ты еще не пользуешься преимуществами своего положения?

— У меня нет преимуществ перед остальными, хозяин.

— Ты просто не привык, добряк. Сегодня у тебя появится ещё одно преимущество, — он обернулся и прокричал кому-то в глайдере, — новалтэ! Улта каер дин, новалтэ!

Саед не сразу увидел лицо выходившего из глайдера, Карах загораживал его своей широкой спиной. Но когда он отступил в сторону, глаза Саеда широко раскрылись, он побежал на встречу выходившему, обнял его.

— Мози! Мози! Это ты Слизень! Но как?! Ты же… Как?

— Хозяин рад видеть меня, для меня это честь, — скромно произнес Мози, склонив голову.

Иль Сатен подошёл к ним, и, казалось, впитывал все эмоции, переживаемые Саедом.

— Какой хозяин, о чём ты говоришь, Мози? Слизень, друг, это же я – Саед!

— Я знаю, хозяин, твоё имя Саед, в Мокано тебя называют Муравьём, мне много рассказали о том, кому я буду служить.

— Служить? – Саед заметил самодовольную улыбку на лице Иль Сатена. – Мози, ты не был мне слугой, ты мой друг, ты разве не помнишь?

— Он не может помнить, — пояснил Карах, — это не Мози. Вернее, это не тот Мози, за которого ты его принял, хоть и зовут его так же. Но посмотри, какое сходство! Да, на Ядо добились потрясающих успехов в клонировании. Даже лишний вес в тех же пропорциях. Всего две недели на изготовление, замечательно.

Саед не желал слышать этого.

— Мози,  — он начал трясти его за плечи, словно желая разбудить не отошедшего от крепкого сна друга, — Мози, ну вспомни же. Вспомни хотя бы брата, он жив, с ним всё хорошо. Пич, помнишь? Он всегда бубнит, всегда ноет, твой брат.

— Хозяин, я изучил внешность своего прототипа, остальное я надеюсь узнать от тебя.

— Мози, я не знаю что такое прототипа, это же ты! Ну, хватит, хватит шутить! – Саед всё понял, но поверить был не в силах, поверить значит признаться себе в том, что такой же, что всё сказанное Иль Сатеном тогда в лесу правда, что они здесь лишь муравьи подчиняющиеся чьей-то высшей неведомой воле. Руки задрожали, он отказывался понимать, верить, видеть. Зажмурился и обнял друга. – Помнишь, как Тиша убегала из ангара с Жуком, а мы гнались за ними и орали как нуччеры? У тебя хорошо получается орать как они. Помнишь, как ты изображал старика Бода?

— Он не помнит, Саед.

— А когда Монифа пропала и мы ходили её искать, а она сидела у меня на крыше?

— Он не помнит, Саед!

— А как у старосты свистнули приёмник и слушали его весь день?

— Саед, он клон!

Саед вдруг услышал, осознал. Он отстранился от Мози, увидел его ошеломлённое лицо.

— Забирай его, он твой, — Карах Иль Сатен потрепал волосы Саеда, оглядел двоих своих рабов и вошёл в глайдер.

Пыль, поднятая ревущими двигателями, обдала Саеда и Мози, застывших друг напротив друга.

*  *  *

Хозяин больше не возвращался в Мокано, но присылал то жреца, наставляющего людей новыми проповедями, то солдат, чтобы забрать у них часть урожая. В деревне сложилась легенда о том, что Саед сначала погубил, а затем воскресил и подчинил себе своего друга Мози. Кое-кто стал звать его Саед-колдун. Но большинство считало, что Мози был воскрешён благодаря молитвам Саеда, что Ядо наделил его чудесными способностями за спасение хозяина. Ему приносили дары, слушались даже старики, а он давал им чистую воду и иногда делился тойто.

Когда ему исполнилось двадцать четыре, жрец нарёк его наместником Ядо, бывшего старосту куда-то увезли, и он больше не возвращался в Мокано…

Саед проснулся поздно.

— Мози! – позвал он своего слугу.

Жена шлепнула его за громкий крик и перевернулась на другой бок, закрыв ухо подушкой. В хижину вошел Мози. Он поднял с пола раскиданную одежду и подал своему хозяину.

— Как там дела с просителями?

— Как ты и приказал, хозяин, я роздал тойто четырем семьям, собравшим лучший урожай, ещё три получили воды больше положенного.

— Меня уже ждут? – Саед натянул штаны и застегивал рубашку.

— Уже давно, хозяин. Все собрались вокруг дегона.

Молодой хозяин собрался выйти, но Мози спросил:

— Разве ты не произнесёшь молитву Ядо?

Саед улыбнулся и повернулся к алтарю, на котором давно не бывало никаких приношений.

— Конечно, Мози, конечно…

Он начал молиться, но голос его быстро утих. Он постоял так с полминуты, поглядывая на торчащие из-под одеяла стройные ножки жены, и громогласно наиграно закончил:

— Да пошли же нам благодатный день, о, трудолюбивый и смиренный Ядо. А мы возблагодарим тебя молитвой!

Саед поплёлся к холму с дегоном. Жители сидели вокруг дерева и уже второй час ждали молодого наместника. Он увидел недовольное лицо Монифы – единственной девочки, которая могла безбоязненно проявлять эмоции при нём, говорила ему всё, что думала, и ни разу не была наказана. Он достал конфету и протянул ей, она расплылась в улыбке и быстро убрала сладость в карман. Саед извинился за задержку, свёл все к шутке о молодой жене и деревенские повеселели, — им будет, что обсудить сегодня. За восемь лет он научился управлять настроением толпы, умел быть благодушным и суровым, забавным и жестоким, вдохновляющим и карающим. При нём деревня зажила по-новому, он пользовался поддержкой хозяев, у него всё получалось, ведь все любили Саеда… и боялись его.

Он нажал на кнопку включения приёмника. Передавали «Поражение свободы» Кершера.

 

 

Норат – планета, на которой происходят действия. До последнего времени владельцем планеты являлась корпорация Потт. На планете развито сельское хозяйство и добывающая промышленность. Уровень культурного развития местного население низок, поддерживается численность необходимая для обеспечения деятельности шахт, металлургических заводов, ферм. Широко распространен культ бога Ядо.

Денер – корпорация, вооруженные силы которой вторглись на Норат и ведут войну с корпорацией Потт за право владения планетой.

Потт – корпорация владеющая планетой Норат, её вооруженные силы пытаются отразить агрессию корпорации Денер.

Ядо – бог, главными качествами которого являются смирение и трудолюбие, его культ насаждается среди местного населения жрецами верными корпорациям.

Мокано – деревня Саеда. Находится на территории подконтрольной корпорации Денер.

Ханат – соседняя деревня, находящаяся на территории подконтрольной корпорации Потт.

Дэро – язык жителей Нората.

Нур (дэро) – сохранившиеся после боев вещи хозяев, которые можно обменять на воду, тойто, лекарство и др.

Нубир (дэро) – мальчик, подросток, собирающий нур.

Тойто (дэро) – концентрат тыквенно-картофельного пюре в виде порошка, очень ценится у крестьян за вкус и простоту приготовления.

Глайдер – малый пассажирский летательный аппарат, вмещающий от семи до десяти человек.

Вазг – мелкий грызун, напоминающий крысу.

Нуччер – животное, живущее на болотах, в канализациях, помойных ямах, напоминает бесчешуйчатого ящера.

Матихо – не вольнорожденный, человек, в роду у которого были клоны.

Фенатра – независимая планета с высоким уровнем развития хирургии, трансплантации, киберпротезирования.

Калбат – столица Фенатры.

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

Рейтинг: +1 Голосов: 1 460 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий