1W

Жизнь под звездой разрушения. Глава 1. Танец под двойной луной, Принцесса и Важное решение.

в выпуске 2013/03/19
14 января 2013 -
article120.jpg
Я в состоянии войны с миром,
Потому что никогда не продам свою душу.
Я уже приняла решение:
Что бы ни случилось, я не продаюсь и не покупаюсь...
 
Skillet — Awake And Alive
 
 
 
— Ох, что случилось, почему голова так раскалывается? — тихо простонала Касуми.
Девушка приоткрыла глаза: вокруг было темно и тихо настолько, что казалось, тишина звенит. С небес лился довольно яркий лунный свет, благодаря которому можно было различить всё, что находилось вокруг. Она приподнялась немного, чтобы оглядеться. Вокруг был лишь довольно густой, ничем не примечательный, лес. Она сейчас лежала посередине поляны на мягкой летней траве. Взгляд девушки скользнул выше вдоль горизонта, и ещё выше — в небо. Её взору предстало чистое усыпанное звездами темно-синее небо, на котором беловато-голубым светом светили две луны. Одна из них была чуть больше другой, что создавало неповторимое освещение в ночной мгле.
Неожиданно, Касуми схватилась правой рукой за голову, словно стараясь унять разразившуюся головную боль. В её сознании пронеслись все события последних дней и лет, по щеке девушки заструились тонкой струйкой слезы. Она отняла руку от головы и какое-то время продолжала смотреть на свою ладонь. На несколько мгновений ей показалось, что её руки покрыты по локоть кровью тех, чьи жизни отняла её сила, девушка встряхнула головой, пытаясь отвести наваждение — зрение пришло в норму, но все ещё свежий шрам на сердце вновь заныл, напоминая о событиях, оставивших его.
— Все они погибли из-за меня. Миюки, девочки… Если бы я не повела их за собой на эту войну, нет, ещё раньше — если бы не пошла против воли совета, сейчас бы они были живы. Лена и те замечательные люди, которых я считала своими родителями, — девушка слегка улыбнулась, но улыбка была очень грустной, — и все жители того города. Если бы я только не пришла в их мир, они бы тоже все были сейчас живы.
"Это случилось снова, я принесла тем, кого люблю лишь только боль и смерть", — сердце в груди девушки сжалось, лишь усиливая ощущение боли от потери.
"С самого детства, все кого я не полюблю, все с кем не сближусь, лишь только страдают. Мой отец и мать погибли из-за меня, Миюки, девочки, а теперь ещё и те замечательные люди, что считали меня своей дочерью в мире где я встретила Лену. Да ведь и ей тоже я принесла ничего хорошего, она натерпелась столько боли из-за меня. А потом её тоже убили, убили у меня на глазах, а я лежала там, смотрела, как убивают, и не могла ничего сделать", — лицо девушки исказилось, на нем отчетливо проступило выражение нестерпимой душевной боли, полной глубокого отчаянья.
"Зачем мне сила, если я не могу никого спасти с её помощью, неужели я рождена, чтобы лишь убивать и причинять боль", — проносилась мысль в сознании Касуми, а по щеке стекали слёзы, в память о тех, кого уже нет в живых. В то время, как лицо искривила гримаса гнева, она была зла на себя, ощущение собственной беспомощности бесило её настолько, что, казалось, ещё немного, и она ударит саму себя.
"Миюки, мои подруги в академии, ректоры и учителя, даже они все страдали из-за меня. Не приди я тогда в академию, подручные Агнуса не устроили бы ту резню в академии, Фьюски-сенсей не сошел бы с ума, не захватил бы заложников, ради того, чтобы сразиться со мной, и я бы не лишила бы его жизни", — на лице девушки вновь проступило отчаяние.
Что-то кольнуло у нее в сердце, и оноот чего-то, словно, замерло, не решаясь вновь начать жить. Касуми вспомнила всех своих подруг по академии, и её охватила невыносимая тоска, она осознала, что не виделась ни с кем из них уже больше пятидесяти лет, и это только в том случае, если она не прошла сквозь временную петлю, она даже не знала все ли с ними в порядке. Эта мысль с новой силой устремилась глубже в сердце, порождая лишь большее отчаянье, подстегиваемое неизвестностью. Сердце девушки все же вновь, словно сопротивляясь неведомой силе, начинает биться, возвращаясь к привычному ритму, но теперь ей кажется, что каждый удар, лишь отдается болью, страданием и тоской по тем, кто сейчас так далеко.
"Все повторяется, словно я бегу по замкнутому кругу — стоит мне полюбить кого-то, сблизится с кем-то, тут же случается что-то ужасное. Погибло столько людей, если вспомнить, за все то время, что я живу на свете, я забрала такое количество огромное количество жизней, что смерть давно сбилась со счета. Неужели это правда и моя жизнь проклята, и я всегда буду приносить лишь страдания тем, кто мне дорог. Они все погибли из-за меня, а разве это не то же самое, что я сама убила их? Просто познакомившись с ними, я убила их", — девушка начинала все глубже проваливаться в отчаяние, а лицо постепенно начинало терять краски жизни, становясь таким же бледным, как лунный свет, что падал с небес.
— Этими руками я сотворила ад на той Земле, стерший всё и всех не жалея ни женщин, ни детей. Разве смогу я когда-нибудь искупить свою вину, — продолжала рассуждать вслух Касуми, прижав ладони к лицу, словно закрывая свои слезы от кого-то, не давая не ведомой сущности, заглянуть в ее душу, и ощутить ее боль.
"Похоже, моя жизнь и правда замкнутый круг, наполненный лишь смертью других, лишь болью близких. Все случилось, как и тогда. Прошла уже почти тысяча лет, а шрам на моем сердце, что оставил тот день, все ещё болит. В то злосчастное солнечное затмение я впервые потеряла контроль над собой, впервые тогда мои эмоции выплеснулись вместе с моей силой, породив кровавую бойню. Нет, у меня не повернется язык называть это сражением, это была самая настоящая бойня, в который я была палачом. Среди тех, кого я убила в тот день, конечно, было много тех мужчин и женщин и даже детей того рода, что долгие годы издевался надо мной, пока я была их собственностью, проданной им, словно вещь, семьей, что приютила меня после смерти моих родителей. Но они заслужили это, они упивались моим телом, причиняя мне лишь нестерпимую боль, каждый раз прекращая лишь, когда я теряла сознание, истязали меня, наслаждаясь каждым мигом моих страданий. Но ведь помимо них в тот день в замке были сотни или даже тысячи ни в чем не повинных существ, которые, так же как и я, были собственностью лорда Нергала. Я убивала всех, не разбирая, кто передо мной — мужчин, женщин, детей и стариков. Мне было все равно, я просто хотела убивать. Я помню то ощущение, словно это случилось только вчера, когда я отнимала их жизни. Мне это нравилось, я наслаждалась этим, и лишь хотела испытывать это чувство снова и снова, а они молили о пощаде, кричали и плакали, обещали сделать все что угодно, но я лишь продолжала убивать, пока в живых не осталось никого", — девушка уже не могла сдерживать крик боли от этих воспоминаний, не могла сдерживать слезы по забранным жизням невинных. Она продолжала плакать, но у неё уже не было сил закрывать лицо руками, и они безжизненно опустились на траву, а её красные от слез, полные душевной боли глаза продолжали смотреть высоко в небеса.
"Пусть это была и не совсем я, но что бы это ни было, ясно одно — оно часть меня, и всегда будет дремать в моей душе, ожидая шанса проснуться вновь. И поэтому я боюсь себя, боюсь, что однажды я потеряю контроль так же, как и в тот раз, но в этот момент рядом окажутся лишь те, кто дорог мне. Я не хочу даже думать о том, что буду убивать их и испытывать то же наслаждение, не желаю вновь становиться такой, как в тот день. Но каждый раз, когда мой клинок отнимал чью-то жизнь, я вновь испытываю то же чувство, пусть не такое сильное, но оно есть, и я боюсь, что однажды не смогу противиться желанию испытать его вновь", — мысли неслись в её голове, она продолжала злиться на себя и свое бессилие все сильней. На лице вновь проступил гнев, но отчаяние не собиралось сдаваться и все сильней сжимало её сердце.
"Я никогда не рассказывала, о том, что случилось тогда в замке, я даже никогда не говорила об этом Миюки, ведь боялась, что она испугается меня, и я потеряю её. Нет, зачем же я себе лгу, я боялась не этого, я боялась, что она станет презирать меня, за мою беспомощность, за мою неспособность справится даже с самой собой. Может, мне просто стоит найти себе необитаемый мир, где не будет ни людей, ни животных, никого кому я бы смогла причинить страдания, и остаться в нем навсегда, чтобы больше никто и никогда не погиб и не страдал из-за моей беспощности", — девушка уже не могла сдерживать гнетущие её чувства и рыдала в голос, так громко, что, казалось, волки в лесу должны были бы подвывать.
Она попыталась стереть слезы внешней стороной ладоней, в попытке хоть как-то отогнать нахлынувшие мысли и чувства, запереть их обратно глубоко в глубине своего сердце, и хоть на миг попытаться, объективного взглянуть на происходящее, понять что случилось с ней.
— Убив столько невинных людей из-за пары мерзавцев, я все ещё сама жива. Похоже, за пару секунд до удара моё тело само переместилось, вот только где я сейчас? — задала себе, все ещё продолжавшим дрожать голосом, вопрос девушка.
— Не чувствую, не могу даже примерно определить в каком я измерении. Надо попробовать вернутся, в тот мир, где моя сила вышла из-под контроля, возможно, я ещё смогу хоть кого-нибудь спасти, — чуть погодя добавила она.
Девушка встала и, отряхнув прилипшую к одежде траву, развела руки в стороны, направив прямые ладони, в сторону земли. Она закрыла глаза и попыталась сконцертировать энергию для перехода между измерениями. Под ногами проступила магическая формация светло-синего оттенка, символы и линии уже пришли в движение, но, неожиданно, вся формация просто исчезла, а вложенная в неё энергия просто растаяла в воздухе. Касуми удивилась, но, списав произошедшее на недавнее пробуждение, попыталась снова. Но, её вновь ждала лишь неудача. Раз за разом формация пропадала, не давая переместиться за пределы мира, в котором она сейчас находилась. Убедившись, что попытки бесполезны, она села на траву, скрестив ноги в турецкой позе.
— Мало того, что мне никогда не искупить своей вины перед тем миром, так к тому же я теперь заперта в другом. Хотя возможно это и к лучшему, если я не могу выбраться отсюда, значит, я не смогу причинить боль никому за пределами этого мира, — грустно проговорила девушка.
Сидя, она вновь закрыла глаза, стараясь связаться с кем-нибудь из тех, кого когда-то знала. Но вновь все усилия были тщетны — никто не отвечал на её зов, даже призыв связи с академией не увенчался успехом. В сознании девушки прозвенела тревожная мысль.
— Неужели я была заточена столько лет, что все, кого я знала, уже мертвы, — озвучила она свою мысль и по щеке вновь скатилась слеза.
Девушка вновь взглянула на небо, вглядываясь глубоко внутрь него, рассматривая переплетения струн миров, пытаясь понять, сколько веков минуло. Но, вопрос так и остался без ответа — никаких изменений она не заметила. Обычно это означало, что прошло не более пары веков. Но, ведь никто не ответил ей, а значит — либо кто-то блокирует попытки, либо случилось что-то, погубившее всех, кого она знала.
Девушка оглядела себя внутренним зрением, пытаясь понять свое состояние и уровень запаса своей магической энергии. Её лицо выказало явное изумление. По сравнению с тем, что было до заточения, сила практически полностью иссякла, а магический резерв почти истощился.
— Теперь понятно почему, воспользовавшись заклинанием стратегического уровня, я потеряла сознание. Похоже, я не смогу сама найти причину такого состояния — все-таки внутренне зрение, не сильно эффективно при осмотре самой себя. А на поддержание чего-то более сильного мне сейчас может не хватить сил, — продолжила она анализ своего состояния, — И все же, кто бы ни блокировал мои попытки, он должен быть очень силен. А, впрочем, это уже неважно. Я все равно заперта в этом мире, в одиночестве, потерявшая всех, кто был мне дорог, вновь погубившая сотни невинных жизней. Может было бы лучше, если бы я погибла вместе с теми людьми, зачем моя сила спасла меня? — пробормотала, себе под нос девушка, — И куда важней, что же мне теперь делать? Я ведь только приношу боль и страдания тем, кто оказывается рядом со мной, — плача, прокричала она.
Спустя какое-то время, она смогла немного успокоиться, и на это раз уже более удачно вытереть рукой слезы. Девушка вновь взглянула в небо, словно в поисках ответов на свои вопросы.
— Надо взять себя в руки. Просто сидя посреди этого леса и лишь плача, я ничем не помогу ни себе, ни кому-то из моих друзей, если кто-то ещё остался жив.
Девушка встала на ноги, огляделась по сторонам, и, выбрав случайно направление, отправилась вперед сквозь чащу навстречу тому, что приготовил ей этот мир.
 
***
 
Довольно скоро, она набрела на тропинку, ведущую сквозь ночной лес. Несмотря на то, что она уже шла довольно долго, за все время пути не встретилось ни одного человека, ни одного животного или птицы, вокруг были лишь деревья, кустарники и травы. Тропинка продолжала вести куда-то вдаль, постепенно деревья становились всё реже и реже. И вот, спустя час, лес закончился. Девушка стояла на краю огромного каньона, позади неё простирался бесконечный безжизненный лес, из которого она только что вышла. С другой стороны каньона виднелась лишь бескрайняя пустыня, уходившая далеко за горизонт.
— Неужели я совсем одна в этом огромном мире, — грустно произнесла девушка, — Может, это моё наказание? За свою жизнь я убила многих. Десятки тысяч существ пали от моей руки, но сегодня, — девушка закрыла лицо руками, — Как я могла?! Целый город, сотни тысяч невинных жертв… Люди, которые даже не знали, что я существую… Забрала их жизнь, поддавшись ярости и отчаянью. Если бы я только была так же хладнокровна, как и всегда — я могла бы не допустить этой трагедии, а я поддалась эмоциям, вновь проявила свою беспомощность, не смогла совладать с собой, а ведь ещё немного, и я могла уничтожить весь тот мир. Может оно и к лучшему, что я одна в этом мире, — Касуми продолжала разговор сама с собой.
Долгое время она просто стояла и плакала, продолжая винить себя за всё, что случилось. Затем она подошла к краю пропасти, взглянула вниз и вновь устремила свой взгляд к небу.
— Неужели я здесь одна? Одна в целом мире, неспособная умереть, неспособная жить? Что же мне делать?! — крикнула она в темноту.
— Приди в себя. Стоишь и рыдаешь как размазня, мне противно делить с тобой одно тело, может тебе лучше отдать его мне? — послышался очень тихий голос, из бездны её сознания.
Но прежде чем девушка успела подумать о голосе, что раздался из глубин, до её слуха донеслись отдаленные крики, звон металла и шум топота обуви по дороге. Взгляд скользнул вглубь каньона, дальше и дальше от того места, где она сейчас стояла. И вот, на дне каньона, почти на линии горизонта, показались две едва различимые фигуры. Девушка присмотрелась к фигурам в дали — по каньону бежали две девушки: одна в боевых латных доспехах, без шлема, её светло-золотые волосы развевались на ветру, а на поясе виднелся небольшой меч, вторая была в длинном и пышном белоснежном платье, которое лишь сковывало её движения. Касуми отвлеклась от недавних мыслей и слегка поморщилась, представив себя в таком наряде — она не любила платья, которые настолько мешают двигаться.
Она внимательно осмотрела бегущих, разглядывая их не только глазами, но и внутренним зрением.
"Та, что в доспехах — скорее всего личный охранник или что-то в этом роде. Но куда они так бегут? Хотят куда-то успеть или, может, за ними кто-то гонится? Или просто хотят пересечь ущелье побыстрей… Хотя нет, для этого они двигаются слишком быстро, да и цветохранницы — она боится кого-то настолько, что держится лишь ради той, что рядом с ней", — Касуми перевела взгляд на девушку в платье.
"Она, наверное, из высшего общества или даже принцесса", — подумала Касуми, глядя на девушку в этом шикарном платье и диадемой в длинных серебряных волосах, достававших почти до пояса. В лунном свете эта незнакомка выглядела чертовски красиво. А вот её цвет — тоже боится, но это уже другой страх — боязнь потерять кого-то. И, судя по взгляду, этот кто-то — девушка в доспехах.
Пока Касуми рассуждала, на горизонте появились и преследователи незадачливой пары, их было не меньше пары сотен. Это были люди, некоторые из них владели магией. Один из них постоянно кидал в убегающих огненные шары — фаерболлы, причем, довольно солидных размеров. Они были хорошо вооружены, а тела защищала крепкая броня. Но, что было куда опасней — позади толпы несся огромный горный тролль. На шее чудовища красовался кожаный ошейник с острыми шипами, направленными внутрь — значит, кто-то из тех людей контролирует его.
Тут она заметила, что на пути беглянок уже притаилось ещё около тридцати человек, спрятавшись за одним из валунов, разбросанных по всему дну ущелья, группа притаилась почти под тем местом, где сейчас стояла Касуми. Когда пара приблизилась к засаде, притаившиеся в укрытии люди, покинули его, сомкнув кольцо, запиравшее беглецов. Кольцо постепенно сжалось вокруг парочки, и один из преследователей вышел вперед.
— Сдавайтесь, принцесса. Примите смерть, и, — обратился он к девушке в платье. Посмотрев на воительницу, добавил, — ваша шлюшка останется в живых.
Девушка в доспехе собрала остатки храбрости и сил, сжала кулак на рукояти и обнажила меч, закрыв собой принцессу.
— Я не отдам вам её, пусть даже и погибну сама! — уверенно заявила воительница.
— Сая, пожалуйста, остановись! Я не хочу, чтобы ты погибла, — заговорила принцесса, обращаясь к своей спутнице.
— Харука, очнись! Ты же знаешь, что им нельзя верить — они просто поджидают момента, чтобы ударить.
Касуми, наблюдающая за всем происходящим, схватилась рукой за голову. "Нет, что же такое здесь творится?! Почему это так похоже на то, что случилось, когда пришли инквизиторы? Миюки?!", — проносились мысли в голове девушки. Подувший на вершине каньона ветер заставил оставшуюся сережку в форме меча, одну из тех самых сережек, что были на ней в день рождения Лены, коснуться тела, всколыхнув воспоминания об ещё одной трагедии. Кровь в жилах Касуми начала закипать, гнев в сердце воспылал с невероятной силой, но на этот раз она контролировала себя и свою силу. Ярость не завладела её разумом, она, словно верный пес, свернулась у её ног, готовая по воле своей хозяйки вонзиться в горло врага.
— Это не должно случиться снова! — произнесла вслух Касуми.
Она посмотрела вниз, сейчас все эти люди были точно под ней.
— Если не использовать мощных заклинаний, моих сил должно хватить минут на двадцать. С людьми я справлюсь, а вот их ручная зверушка может вызвать проблемы, — оценила вслух она свои силы.
Подойдя совсем вплотную к краю, она сделала глубокий вдох и спрыгнула вниз, каждую секунду полета, продолжая следить за всем, что происходит, чтобы не допустить трагедии. С каждой секундой Касуми всё стремительней приближалась к новому врагу.
— Да, вот теперь я узнаю тебя, моя повелительница. Ненавидь, гневайся, стирай с лица земли своих врагов. Важно лишь то, ради чего твой клинок отнимает жизни, а не их количество. Пока что я признаю, твое право на это тело, но если вновь сдашься отчаянию, я вернусь за твоим телом… — раздался еле слышный голос из глубин её сознания, на который она даже не обратила внимания.
 
***
 
В тот миг, пока воспоминания ещё терзали Касуми, на дне каньона вышедший вперед мужчина достал меч и ринулся на Саю. "Что ж, раз хочешь по-плохому, тогда умри!", — произнес он перед атакой. Их мечи схлестнулись. Помимо него, на девушку напали ещё трое, полностью заняв её внимание. В это время ещё один подкрался к принцессе и уже занес меч для удара, но принцесса заметила его и успела закричать. Сая обернулась и увидела, что, ещё пару мгновений, и меч разрубит беззащитную принцессу. Она хотела было кинуться к ней, но все попытки пресекались нападающими. И вот, когда меч уже почти дотянулся до беззащитной принцессы, сильный порыв ветра в безветренном ущелье заставил замереть клинок атакующего, а затем путь его мечу преградил клинок Касуми. Нападавший решил не отступать, и попытался силой оттеснить преграду назад, но резкое усилие со стороны её клинка, и его оружие рассечено надвое.
Напавший попятился назад, поддавшись чувству страха, но споткнулся о небольшой холмик в земле и повалился на спину. Упав, он, лишь оглядевшись, продолжил отступать. Перед ним стояла девушка с багрово-огненными волосами, с взглядом хищника, вышедшего на охоту, и длинным, двуручным японским мечом, который только что рассёк его оружие, как будто оно было сделано из тоненького листка бумаги.
Все преследователи, окружавшие девушек, вздрогнули, а нападавшие прекратили бой и вернулись в строй, чем тут же воспользовалась Сая, вернувшись к принцессе.
— Как вы, госпожа? — дрожащим голосом спросила она.
— Со мной все в порядке, эта девушка спасла меня, — ответила Харука, указывая на Касуми.
— Спасибо вам, что спасли её высочество, а теперь, пожалуйста, уходите. Каким бы ни было хорошим ваше оружие, — в этот момент девушка посмотрела на обломок клинка, срезанный Касуми: линия среза ещё продолжала слегка дымиться, — но вам не справиться с ними всеми. Даже я не смогу взять на себя больше чем тридцать из них.
— Слушай, что говорит эта дрянь! Убирайся и я забуду, что ты напала на моего человека, — вмешался предводитель нападавших.
Синестезия* Касуми не давала ей повода для сомнений — цвет этих людей был ярко синим — их переполняла жажда убийства, эти люди обычные бандиты, называющие себя наемниками, и готовы выполнить любую работу, лишь бы им за это перепала звонкая монета. А жизнь принцессы всегда кому-нибудь нужна. Девушка повернула меч острием для атаки, всё её тело и оружие окутало еле заметное пламя. Атмосфера стала давящей, казалось, сам воздух стал тяжелей, и сейчас с силой прижимал бандитов к земле. Потоки силы, словно дождь, текли с небес сквозь всех, кто был рядом. Изменения ощутили и принцесса со свой стражницей, но для них это давление было не столь ощутимым, ведь гнев Касуми был направлен не против них.
— Я не позволю вам разлучить их, не дам вновь разразиться трагедии на моих глазах, — она сжала рукоять своего оружия покрепче, и, издав боевой крик, ринулась на врагов.
 
***
 
— Она монстр, мы не сможем с ней справиться, — пронесся шёпот по рядам врагов, когда они заметили, весьма не обычные изменения в спасительнице девушек, но крик командира тотчас поставил их на место:
— Нас больше трех сотен человек и личный тролль! Пусть она даже сам дьявол, мы справимся! Убейте её!!!
Под сиянием луны разгорелась схватка за жизнь — свою и жизнь двух людей, чья судьба всего пару минут назад, казалось, была предречена.
— Неужели она та самая, из легенды, которую так давно поведала жрица, — произнесла Сая, смотря на то, как Касуми сражается.
— Танцующая с клинками, пламя — её броня, пламя — клинок. Легендарный воин, способный остановить целую армию, упивающийся преследованием, наслаждающийся битвой и поглощающий жизни врагов, — произнесла принцесса, смотря на бой.
И действительно, если присмотреться, Касуми не сражалась. Она танцевала, держа в руках клинок, карающий врагов и забирающий жизнь тех, кто осмеливается попытаться прервать её танец. Кровавый танец, ради жизни, ради защиты одних, губящий других. На неё нападали и нападали, но все атаки тут же пресекались взмахом клинка, рассекавшего и нападавшего, и его оружие надвое, орошая землю теплой кровью. Часть нападавших начали обстрел девушки из луков и примитивного огнестрельного оружия, но их попытки были бесполезны. Все стрелы и пули сгорали в пламени, которое укрывало девушку. Тогда нападающие перешли на магию, и в Касуми полетел гигантский огненный шар. Лезвие меча слегка засияло, словно наполнившись силой, и она просто разрубила его, и тот, распавшись на две половинки, вспыхнув яркой вспышкой, исчез. Ряды противника редели с угрожающей быстротой, а каньон был уже усеян телами павших в неравной схватке.
— Натхар нейро, — прокричал командир, сжимая в руке, какой-то непонятный жезл.
Стоявший до этого в стороне тролль, грозно взревев, кинулся на девушку. Молниеносный взмах его когтей, был в последнюю секунду заблокирован клинком Касуми. От удара, девушку немного отбросило назад, а по всему лезвию пошли трещины, грозившие вот-вот разбить лезвия на части.
Девушка разжала руку, и клинок, распавшись на сотню маленьких огоньков синеватого оттенка, растворился в пространстве.
— Берегись, ты погибнешь! Этому существу ничто не способно причинить вред, — вскрикнула принцесса.
"Похоже, придется потратить чуть больше сил, чем хотелось бы" — раздалась мысль в сознании Касуми.
Она вновь сжала руки, словно сжимая рукоять, и, спустя мгновение, в руке появился новый меч, но на этот раз его лезвие сияло лазурным оттенком.
— Мифриловый клинок? Но ведь выплавить мифрил практически невозможно, — удивленно произнесла Сая, глядя на оружие нежданной заступницы.
Касуми ринулась на чудище, с каждым шагом лишь увеличивая свою скорость. Удар, ещё удар — раны, что она причиняла, пока лишь злили тролля, но не причиняли ему особо вреда. Его регенерация была столь высока, что рана почти затягивалась прежде, чем клинок заканчивал её оставлять.
— Ого, а ты, похоже, крепкий орешек, — проговорила Касуми, блокируя ещё одну ответную атаку зверя.
Снова и снова, сыпались удара от обеих сторон, но с каждым ударом, девушка продолжала наращивать свою скорость. А вот зверь уже был порядком измотан. Они продолжали сходиться в атаке снова и снова, и вот, зверь с грохотом падает на землю, и хоть на его теле нет ран, но в нем уже не осталось сил, чтобы подняться.
— Прости, я знаю, что ты делаешь это не по своей воле, но у меня нет другого выхода, — произнесла Касуми, выставив лезвие по направлению к троллю.
— Похоже, придется немного тебе помочь, твое тело мне ещё пригодится, — вновь раздался шепот из глубин сознания, но девушка была настолько сконцентрирована на своей атаке, что не заметила его.
Девушка повернула лезвие для атаки и приняла атакующую позу, но не сдвинулась с места, вокруг неё постепенно стали кружиться сначала почти незаметные воздушные потоки, нарастая с каждой секундой. И вот, когда их уже можно было спокойно различать, девушка сорвалась с места. Атака была настолько быстрой, что никто из присутствующих не успел разглядеть самого удара. Для всех кроме Касуми время словно застыло, она двигалась настолько быстро, что наблюдавшим показалось, словно вот она стоит перед врагом, а секунду спустя уже находится позади него, а голова тролля, отделенная от тела, откатывается в сторону. Но все же, взгляд принцессы успел заметить, что за миг до удара, лезвие окутало черное, словно обсидиан, пламя, но стоило только клинку девушки покинуть тело жертвы, как пламя тут же исчезло.
И вот, когда среди противника остался лишь их командир, Касуми подошла к нему. Её вид уже сам по себе приводил в ужас, вся ее одежда, и почти каждый сантиметр ее тела, покрывала кровь убитых врагов, с лезвия меча стекали капли крови, а в ее глазах пылало пламя.
— Назови имя! — скомандовала ему мечница.
— Какое ещё имя? Не пониманию о чем ты говоришь, — отнекивался тот.
— Если не хочешь мучиться в агонии, говори! — произнесла Касуми, и её клинок уже почти впился в горло командира наёмников.
— Хорошо, хорошо! Это Сэр Лойтус Генри, кроно-принц Гирама, младший брат принцессы. Как я понял, он метит на престол. В их стране уже давно оба пола имеют равные права на престол, и из-за этого, не смотря на то, что он первый мальчик в семье, она будет основной претенденткой на престол. А Королю уже, похоже, недолго осталось — его болезнь лишь прогрессирует, да и по заявлению этого щенка, никто не сможет его излечить.
Дослушав объяснение командира бандитов, Касуми, с холоднокровным выражением лица, проткнула его сердце своим мечом, и из его руки, спрятанной за спиной, выпал зажатый в ней короткий кинжал, который он непременно пустил бы в ход, стоило ей только повернуться. Этим ударом, она окончательно поставила точку в этом кровавом танце под двойной луной. Затем она вернулась к двум девушкам, замершим в наблюдении.
 
***
 
— С вами всё в порядке? — поинтересовалась Касуми.
— Да, спасибо, благодаря Вам мы живы. Позвольте отблагодарить Вас, для начала я приглашаю к себе во дворец, — первой нарушила тишину принцесса.
Касуми вначале хотела отказаться, но затем, немного подумав, согласилась. Всё же не нужно будет думать о поиске ночлега, да и помыться в дворцовых купальнях, будет куда приятней, чем в ледяном течении реки.
— Наша карета всего в двух милях по каньону отсюда. Эти люди напали, когда мы возвращались от великой пророчицы, живущей в пустыне. Мы ходили к ней, для того, чтобы попытаться найти средство от болезни её отца, — вступила в разговор Сая.
Закончив обмен любезностями, девушки направились в сторону кареты, оставив за собой сотни трупов своих врагов. На полпути к карете, на горизонте показались люди в боевых доспехах с длинными копьями наперевес, впереди них шел мужчина, лет сорока, довольно грузный. Касуми схватилась за оружие, но принцесса тут же успокоила её.
— Это моя личная стража, мы подали им сигнал бедствия, когда на нас напали, — объяснила принцесса.
Касуми сразу почувствовала, что что-то не так. Слишком это подозрительно. Подкрепление появляется лишь к тому моменту, когда девушек уже должны были убить. Да и тот впереди. Почему-то его аура коричневая — цвет отторжения — словно он и не ожидал увидеть принцессу в живых. Когда они поравнялись, грузный мужчина тут же осведомился о здоровье принцессы.
— Спасибо, лэрКристоф, со мной все хорошо благодаря этой женщине, — ответила принцесса, указывая на Касуми.
— Благодарю вас, мадам, от всей души, — обратился Кристоф к Касуми, но его взгляд девушка ни с чем не могла перепутать. Это взгляд человека, нет, хищника, чью охоту прервали, а добыче удалось уйти.
Касуми в ответ лишь слегка улыбнулась и сделала приветственный реверанс. Она и хотела бы рассказать принцессе, но разве та поверит, если просто сказать, что глава охраны участвовал в покушении?
В этот момент девушка осознала ответ на вопрос, который задавала себе на том обрыве: "Что делать?". Да, она не сможет вернуть жизнь Лены или Миюки, не сможет вернуть жизни тех сотен тысяч, которые она отняла, поддавшись ярости. Но есть люди, которых она рано или поздно встретит на своем пути, как неоднократно встречала тех, кто впоследствии стали её друзьями. Такие же, как эти две девушки, которым больше некому помочь, а значит она — единственная их надежда. "Я должна жить! И жизнью своей стараться искупить свою вину. Жить ради себя и других, помогать тем, кто будет нуждаться в моей помощи", — сказала девушка сама себе.
— Сколько пафоса, — фыркнула бездна сознания, но настолько тихо, что услышать это было почти невозможно.
И в этот момент она твердо решила, что сейчас её задача — помочь сохранить жизнь принцессы. А уже потом она займется своими проблемами и тем, куда отправится дальше.
— Что вы! Не за что, разве я могла бросить двух очаровательных леди в беде? — ответила ему Касуми, стараясь всем своим видом показать, что совсем не понимает, что тут происходит.
К их расположению подъехали три кареты. Кристоф усадил принцессу и её помощницу в первую, сам сел в третью, а вторую предложил Касуми. На что та согласилась, чтобы не подать ему поводов для тревоги. Когда они тронулись, Касуми огляделась в карете. На небольшом столике стояла корзинка с фруктами и небольшая глиняная бутылка, судя по запаху, исходившему из неё, с довольно неплохим вином. Девушка провела над едой и напитком рукой, произнеся коротенькой заклинание.
— Что и следовало ожидать. Всё отравлено, но все же такое безумное количество яда, похоже, он явно не хотел просчитаться с дозой, — грустно заметила Касуми вслух.
Поняв, что делать ей здесь больше нечего, она незаметно выбралась из своей кареты и прыжком перескочила на повозку Кристоффа. Сомнений уже почти не оставалось, но ей хотелось убедиться наверняка, а возможно заодно разузнать дальнейшие замыслы этого новоявленного отравителя.
— Кто же эта дрянь?! Испортила такой план! И что за новое оружие она применила? Ведь там был, самый настоящий тролль! Сколько у неё сообщников? Какова её цель? Ведь не мог же один человек убить отряд из трех сотен элитных наемников, явно не мог! Ведь эти наемники свободно владели магией! — рассуждал вслух лэр Кристоф, — Что я теперь скажу сэру Генри? Как объяснить ему, что его сестра всё ещё жива? Хотя погодите, а вдруг с её каретой что-то случится в пути? Ну, или в крайнем случаи люди сэра Генри тепло встретят этих маленьких паршивок в замке принцессы, — добавил тот и ехидно улыбнулся.
— Нет, ну ведь так и знала, — сказала Касуми, покачав головой и перепрыгивая, словно пантера, идущая по следу своей жертвы в ночи, с повозки начальника охраны на повозку принцессы.
Спустя десять минут повозка принцессы изменила направление и отделилась от остальных. Касуми, накинув на себя невидимый покров, так и продолжала лежать на крыше и ждать того, что должно случиться в скором времени. Ведь девушка не знала, что именно задумал этот негодяй и, вмешиваясь раньше времени, просто снова сорвет его план, не получив ни доказательств, ни зацепок.
Так прошло ещё двадцать минут пути. Прежде, чем экипаж принцессы въехал в довольно узкое и темное ущелье. Стало ясно, что развязка близка, и Касуми замаскировала на всякий случай свое присутствие и приготовилась действовать. Карета заехала в какую-то пещеру, и, углубившись в неё, остановилась.
Повсюду висела дымка зернистой пыли настолько плотная, что даже дышать здесь было не очень приятно. Главный вход, через который они въехали, тут же плотно закрылся огромной каменной плитой, а других выходов в пещере не наблюдалось. Таким образом, помещение заперли, создав замкнутое пространство, что мешало вести бой. Кучер спрыгнул со своего места, и из темноты вышли ещё люди. Их было около сотни и все вооружены мечами, а, судя по ауре, ещё и владели магией. Кучер открыл дверь кареты и обратился к сидящим.
— Принцесса, мы приехали.
— Что за чушь ты несешь, где мы? — тут же отозвалась Сая.
— В вашей могиле, — произнес тот и наставил пистолет на принцессу.
— Стой, придурок! Или ты решил захватить и нас, и себя? — раздался слегка хрипловатый мужской голос из темноты.
Тот огляделся и, видно, понял, о чем идет речь, тут же спрятал пистолет и отошел. Касуми внимательно следила за происходящим. "Он запретил ему стрелять, странно… Хотя, эта пыль в замкнутом помещении. Как же я сама не догадалась? Пылевой взрыв!*", — лицо девушки озарила зловещая ухмылка.
После недавнего боя силы ещё не успели восстановиться, это было странно, ведь её способности к восстановлению энергии обычно были куда эффективней. Она вновь оглядела себя с помощью внутреннего зрения, и на этот раз ей удалось заметить, как светло-лазурная цепь, оплетает что-то в районе ее груди. Логика, знания и это простенькое обследование своего тела подсказывали ей, что проблема в 7-ой печати, которая все ещё держится.
"Видимо, она сковала источник моей энергии. Я ещё не до конца восстановилась после недавней схватки, а бой в закрытом помещении довольно тяжел, я могу не справиться со всеми, и, видимо, другого выбора у меня нет", — думала она.
Из темноты появилась фигура — это был мужчина тридцати лет, весь обросший, но, судя по одежде, когда-то бывший офицером.
— Эх, похоже, план Кристоффа провалился, раз вы приехали сюда. Ну что же, нам только лучше — ведь у нас теперь есть шанс получить награду от сэра Генри.
— О чем вы говорите, причем здесь мой начальник охраны? — возмутилась принцесса.
— Ха-ха-ха! — рассмеялся во весь голос мужчина. — Я знал, что принцессы обычно дуры, но чтобы настолько… Девочка, твой Кристофф продался с потрохами за звонкую монетку. Все покушения были устроены под его покровительством. Как ты думаешь, почему бандиты всегда так легко попадали на охраняемую территорию, а гвардия всегда так опаздывала? Если бы не та дрянь, что помогла тебе недавно, ты была бы уже мертва, а Кристофф пересчитывал свою награду, — произнес парень, наставив меч на принцессу и её телохранителя. — Ну, хватит об этом, пора мне вас прикончить.
Сая из последних сил закрыла собой принцессу.
— Отойди, а не то отправишься вместе с ней на тот свет и повидаешься с той сукой, что спасла вас сегодня, — произнес мужчина.
Но у Саи уже не было сил ему ответить, она закрыла собой принцессу и потеряла сознание. Когда мужчина взмахнул мечом, Касуми уже была между ним и девушками, просто она не скинула маскировку. И, когда меч начал опускаться, она схватилась за него рукой, чтобы остановить его, её маскировка рассеялась.
— Тебя не учили, что так отзываться о девушке некрасиво? — произнесла она, держа одной рукой его меч.
— Что?! Как?! Тебя не должно быть здесь! Еда и напитки были отравлены!
— Неужели ты думал, что я к ним притронусь? — ответила девушка, лицо её было лишено эмоций, а взгляд был холодным, как ветер на севере.
Касуми сделала небольшое движение рукой, и та часть меча, за которую она держалась, отломилась от лезвия. Выбросив её в сторону, обратилась к принцессе:
— Девочка, бери свою подругу, и спрячься вон за тем камнем, — она указала на громадный валун в дальнем конце пещеры. Принцесса не стала спорить, и, послушно прихватив с собой Саю, скрылась за камнем.
— Ну, а теперь разберемся с вами! — обратилась Касуми к нападающим.
— Хм, неужели ты думаешь справиться со всеми нами? Ты вправду безумно сильна, — произнес тот, глядя на обломок своего лезвия, — но здесь сотня людей владеющих магией, даже если ты маг "квадрат*", тебе не справиться с нами.
"Что же она задумала? Надеюсь, она не решила пожертвовать своей жизнью? Я хочу жить, но не такой ценой", — думала принцесса, слушая разговор из-за укрытия.
— Ребята, а вы не забыли, почему не применяете сейчас огнестрельное оружие или огненные заклинания? — произнесла Касуми, улыбнувшись ехидной улыбкой.
— Конечно, не забыли. И ведь если ты тоже попытаешься сделать это, то поджаримся не только мы, но и ты. А вряд ли ты готова отдать свою жизнь ради тех, кого встретила всего пару часов назад, — ответил предводитель.
— О, вы, похоже, допускаете серьезную ошибку в своих расчетах. С чего вы решили, что пламя способно мне навредить?
— Никто в этом мире не способен выдержать такую температуру, даже самые сильные маги не способны поставить щит больше, чем на две тысячи градусов.
— Скажу вам по секрету, — девушка сделала пару шагов к нему, и добавила сладким шепотом, глядя прямо ему в глаза, — я из другого мира.
Глаза предводителя наполнились удивлением, и, в то же время, в них поселился страх того, что та, кто перед ним, сейчас сказала правду.
"Не может этого быть, неужели она настолько безумна, что действительно готова пожертвовать собой, ради этих двоих. Но я не вижу в её глазах безумия, а лишь твердую уверенность в том, что она делает и говорит. И её сила… Я никогда не видел в нашем мире никого, кто был бы способен на такое. Неужели все же её последние слова — правда, и передо мной существо из совсем другого мира, чья сила за гранью моего воображения. И та, кто сейчас станет смертью для меня и моих людей", — пронеслись тревожные мысли в голове предводителя.
Легким движением левой руки, она накинула на укрытие принцессы, небольшой тепловой щит. И в ту же секунду её тело покрылось ярко синим пламенем. Эффект был ожидаемый — взвесь в воздухе тут же детонировала, устроив в этой пещере миниатюрную версию ада. Тела врагов плавились и сгорали без остатка у неё на глазах, а сама Касуми стояла в этом огненном месиве и её одежда даже не обгорела. Пламя, которое окутывало её, надежно удерживало энергию взрыва, не подпуская к своей хозяйке.
Ударная волна пламени вышибла камень, закрывавший вход, с такой легкостью, как будто это было лишь легкое перышко.
 
***
 
Когда пламя утихло, Касуми подошла к принцессе, все ещё дрожащей от страха.
— Ваше величество, не бойтесь меня, я не причиню вам вреда, — произнесла Касуми, присев рядом с принцессой и положив руку ей на плечо.
— Простите меня, вы второй раз спасаете меня, а я трясусь от страха. Я верю, что вы говорите правду, просто ваши методы слегка… экстравагантны, — ответила принцесса.
— Принцесса, вы говорили, что ездили в пустыню к предсказательнице. Что она вам сказала?
— К сожалению, когда мы пришли, она была уже мертва. А в руке было лишь эта записка… Но язык, на котором она написана мы не знаем, — объяснила принцесса, показывая девушке пергамент.
"Не может этого быть, это же японский! Какоготемного магистра в этом измерении предсказательница пишет на японском?" — пронеслась мысль в голове Касуми, когда она взглянула на письмена.
— Дай-ка посмотреть, — обратилась она к принцессе.
— Ты можешь прочитать это? — удивилась принцесса, передавая пергамент.
"Здравствуй Масаки-сан. Если ты читаешь это письмо, значит, я уже мертва, а мои уловки все же не сработали. А ты выбрала правильный путь, и принцесса этой страны теперь в надежных руках. Меня направили в этот мир чуть больше двадцати лет назад в качестве наблюдателя и оракула, вскоре после взрыва в штабе валькирий. Хоть они и сказали, что ты погибла, но я продолжала верить, что ты жива, каждый день, просыпаясь в надежде поймать видение о том, что ты жива. И вот этот день настал, мне было видение. Оно говорило, что в день, когда принцесса приедет ко мне за советом, меня убьют, а ты придешь в этот мир. Пожалуйста, не вини ни себя, ни принцессу в моей смерти. Я была готова к этому, как только узнала истинную причину болезни ее отца. Это не безызвестный тебе яд, семя гадюки. Теперь ты знаешь, кто отравил его и с кем сдружился местный кроно-принц, ну, а причины тебе и так понятны. Я видела, что случится с тобой, прежде чем ты попадешь в мой мир, я боюсь даже представить, что ты сейчас чувствуешь. Я бы очень хотела сейчас обнять тебя, прижать к себе так крепко, что бы хоть немного заглушить ту боль, что терзает твою душу. Но судьба неумолима. Поэтому прошу тебя! Позаботься о Харуке, за эти годы я сильно привязалась к этому ребенку. Твоя навеки, Рин", — прочитала, не произнося ни единого слова Касуми. Из её глаз катились тоненькие ручейки слез, пока она читала письмо.
— Рин… теперь и ты, — еле слышно произнесла девушка, не переставая плакать.
— Что с вами? Что там написано? Неужели уже ничего нельзя изменить? — забеспокоилась принцесса.
— Ничего, ничего, всё в порядке. Просто я знала вашу жрицу, она была моей подругой в академии, а это её предсмертная записка, — слегка успокоившись, ответила Касуми.
— Принцесса, вам и вашей подруге нужно отдохнуть, да и мне тоже. На ночь останемся в пещере неподалеку, а на утро выдвинемся в замок вашего отца, — чуть погодя добавила она.
— Если Кристофф и Генри заодно, то в замке нас будет ждать лишь ловушка, — слегка недоверчиво ответила принцесса.
— Нет, из милой беседы этого напыщенного жука, Кристоффа, с самим собой, мне удалось подслушать, что люди Генри, будут ждать твоего возвращения в твоем замке, потому что именно так ты и поступила бы, если тебе удалось пережить эту дорожную неприятность, — кивком она указала, на догорающие угольки, — Они не ожидают, что тебе хватит наглости залезть в змеиное гнездо настолько глубоко.
Девушка помогла принцессе подняться, и, взяв на руки все ещё находившуюся без сознания Саю, направилась в сторону той пещеры, которую заприметила по пути. По дороге она остановилась около небольшого водопада, становившегося небольшой речушкой. Устроив Саю поудобней около одной из скал, она подошла к месту, где водопад спадал с высоты. Скинув с себя испорченную одежду, которая уже успела насквозь пропитаться кровью настолько, что в ней оказалось даже нижнее белье, и, кинув в сваленную одежду небольшой огненный шарик, девушка вошла под ледяные струи водопада, чтобы смыть уже начинавшую засыхать кровь со своей кожи. Выйдя из под водопада, она мельком взглянула на кучку пепла, что ещё недавно была её одеждой, словно вспоминая, куда она задевала свои вещи.
Разведя руки в стороны, она произнесла активатор, который, наблюдавшая все это время за спасительницей, принцесса не смогла разобрать, и на теле Касуми тут же стала материализовываться одежда. Сначала угольно-черное нижнее белье, потом черные брюки из плотной материи и белая льняная рубашка, которую она застегнула на все, кроме верхних трех пуговиц. В довершении одежды, на ногах у неё появились замечательные походные сапожки из толстой темной кожи. Отойдя от зрелища, принцесса попросила немного подождать, после чего тоже немного привела себя в порядок.
— Осталось сделать ещё одно, — произнесла Касуми, когда наведение марафета было закончено.
Она медленно, словно решаясь на что-то, сняла левой рукой все ещё остававшеюся на ней сережку, после этого девушка выставила правую руку вперед и произнесла слова заклинания на древнем диалекте. По её руке от самого плеча, словно змеи, заструились магические линии глубоко черного оттенка. Они переплелись в хитроумный узор, в котором отдаленно можно было разглядеть сосуд, словно чем-то наполняющийся, а в его основании лежали два скрещенных меча. Когда линии коснулись ладони, в ней тут же появился сгусток черного пламени, который пропал почти так же быстро, как и появился. На руке девушки уже лежал темный, словно ночное небо, полупрозрачный камень правильной ромбовидной формы. Касуми поднесла к нему сережку, которую все это время продолжала держать в левой руке, он тут же ярко засиял, сияние почти сразу поглотило и камень, и драгоценность. Спустя несколько секунд в её ладони уже лежал предмет, внутри которого, если приглядеться, можно было разглядеть серьгу в виде самурайского меча. Сквозь драгоценность в верхнем основании проходила цепочка из темного металла. Взявшись за цепочку, она плавно надела новоиспеченный амулет себе на шею.
— Что это? — поинтересовалась принцесса.
— Напоминание о том, кто я и ради чего сражаюсь, — ответила ей Кас, голос прозвучал так грустно и болезненно, словно сердце в этот момент разрывали сотни голодных псов.
Касуми молча взяла на руки Саю, все ещё находившуюся без сознания, и они все вместе двинулись дальше в сторону их сегодняшнего ночлега.
Добравшись до пещеры, она наколдовала несколько соломенных подстилок, после чего устроила на одной из них Саю. Чуть погодя, она развела небольшой костер, чтобы холод не причинил им вреда этой ночью.
— А теперь, отдыхай, — сказала Касуми, укладываясь на одну из подстилок, после чего тут же заснула, ведь её силы были тоже сильно истощены.
"Почему эта девушка помогает мне? Почему она так добра? Что же на самом деле было в письме? Кто она на самом деле? Откуда она? О чем на самом деле ей напоминает этот амулет? И чем закончится наше завтра?" — принцесса начала думать обо всем, что случилось сегодня. Она просканировала девушку, но это лишь породило больше вопросов, — "Я вижу в ней огромный запас энергии, но он почему-то отсечен от её тела, как будто его изолировали прямо внутри неё. Глубоко-глубоко внутри, что же это? Такая невиданная сила… Сейчас она спит, хотя и её часть и просыпалась совсем недавно, но не похоже, что пробудится она так просто.А это что за браслеты на руке? Печати? Видимо, раньше они сковывали её силу, но теперь они как будто стали ее частью, единым целым с ней. Если она будет использовать их в повседневной жизни, она смогла бы снизить затраты своей энергии", — рассуждала принцесса, держа на коленях Саю, и постепенно засыпая.
 
***
 
Проснувшись с утра, Касуми не стала будить своих напарниц по несчастью и отправилась на охоту в ближайший лес. Охота выдалась довольно удачной — на этот раз лес был полон разнообразной живности, девушке удалось раздобыть три местных подобия кролика. От привычных земных кроликов их отличали чересчур длинные уши, достигавшие в длину почти всего тела животного и куда более мясистые задние лапы.
Когда принцесса и Сая проснулись, кролики уже были почти готовы, а сама Касуми как раз вернулась из соседней деревушки с бутылочкой саке — алкоголь всегда помогал ей быстрей восстановить запас сил, а в текущих условиях она посчитала это явно не лишним.
— Доброе утро, девушки, — обратилась она к ним, зайдя в пещеру и отхлебнув на ходу саке.
Сая приподнялась и, оглядевшись, замерла в недоумении:
— Ч… то вчера произошло? Я помню, как на Харуку наставили меч, а потом та же пещера, но всё вокруг покрыто жуткой копотью, кроме места в центре пещеры.
— Да так, небольшой взрыв из-за несоблюдения техники безопасности. Не бери в голову, прошу к столу. Кролики как раз готовы, — сказала Касуми, взяв с костра три мясных тушки на сделанных из местной древесины шампурах.
Раздав два из них, она села рядом со всеми и принялась за трапезу. Ели молча — Касуми и принцесса — потому что голодные. А вот Сая всё никак не могла понять, что же случилось вчера. Последнее, что она твердо помнила — это то, как нападавший сказал, что его нанял Кристофф, и наставил меч на принцессу. А потом всё, как в тумане.
— Спасибо тебе. Ты спасла меня уже три раза. Два от бандитов и один от голода. А ведь мы даже не представились. Меня зовут Харука Лойтус, старшая дочь короля Гирама, лорда Франко Лойтуса, а это моя подруга и телохранитель Сая Вилдман, — первой прервала молчание принцесса.
— Очень приятно познакомится, меня зовут Касуми. Масаки Касуми.
— Касуми, позвольте мне вас хоть как-то отблагодарить, хоть это и всё, что я пока могу сделать… Я заметила, что ваша энергия быстро расходуется, даже когда вы не сражаетесь. Кажется, есть способ этого избежать, — принцесса указала на правую руку Касуми. — Присмотритесь, видите там шесть браслетов, сотканных из магии? — получив в ответ положительный кивок, принцесса продолжила, — А теперь представьте, как они расширяются, а затем окутывают ваше тело.
Касуми послушно сделала сказанное принцессой и тут же почувствовала, как расход энергии стал совсем мизерным, но, также она почувствовала, что не может использовать ничего, кроме простейшей магии.
— Чтобы вернуть боевые способности, вам достаточно представить процесс в обратном направлении, — добавила принцесса.
Касуми попробовала сказанное принцессой. И действительно — её сила тут же вернулась. Затем она вновь накинула печати, и в этот момент случайно увидела свое отражение в глазах принцессы. Это была она, но её волосы стали черны как безлунная ночь, а глаза стали абсолютно человеческими, без единого признака магии в теле.
— А вам так даже больше идет, — добавила Сая.
— Спасибо, — ответила Касуми, улыбнувшись.
 
***
 
После застолья, Касуми рассказала спутницам свой план действий, и, закончив небольшие приготовления, они направились во дворец. Как Касуми и ожидала, проникновение было довольно легким. Согласно плану она даже дала уйти паре солдат, чтобы те сообщили своему командиру о том, что принцесса нашла последний экземпляр снадобья, способный вылечить короля и сейчас идет к нему.
Девушки заняли покои короля и стали ждать гостей. Как и ожидалось, кроно-принц не заставил себя ждать, и, спустя сорок минут ожидания, он ворвался в покои короля вместе с ещё одним странным мужчиной, одетым в длинный черный тканевый костюм, не менее длинный черный плащ и в маску, закрывающую ему половину лица. Они ворвались ровно в тот момент, когда по распространенной информации, принцесса должна была почти закончить готовить снадобье для отца.
— Подними руки, дорогая сестра и не делай резких движений, — произнес принц, а затем резко крикнул. — Накамура!
Мужчина позади него достал пистолет, явно отличавшийся от оружия этого мира, и двумя выстрелами уничтожил колбу со снадобьем, и уже разведенную в стакане порцию.
— Ну что же, сестра, пожалуй, теперь и тебе пора отправится на тот свет. Старику уже не так долго осталось. Яд, который ему дал Накамура по моей просьбе убьет его уже через пару дней, а последнее лекарство только что было уничтожено.
— Зачем тебе это, брат? — спросила принцесса, спокойно присаживаясь на кровать.
— Все просто, Харука — власть! Мне нужна власть и деньги, ведь только я заслуживаю их! Я всю свою жизнь делал всё, чтобы быть образцовым ребенком, терпел всё, что меня так раздражало, терпел все унижения, учился. И все это для того, чтобы трон был моим! А этот старый пердун не собирается чтить священные традиции предков и хочет передать престол тебе. Поэтому я и нанял Накамуру, любезно предложившего свои услуги за небольшое одолжение в будущем, — сказал принц и расхохотался ядовитым смехом.
— Я довольно слышал, сын мой. Тебе грозит не трон, а заключение в королевской тюрьме и много лет на то, что бы подумать о том, где ты ошибся! — раздался голос короля, до этого не подававшего признаков жизни.
— Что?! Как это возможно?! Ведь Накамура уничтожил вакцину, ведь она была единственной!
— Брат мой, а кто тебе сказал, что вакцина была одна и что в руках я держала именно её?
— Мои воины, которые смогли сбе… не может быть! Ты! Ты с самого начала задумала все это! Готов отдать тебе должное, сестра, отличный план! Но одного ты не учла, — он достал свой меч и направил острием на принцессу. В этот момент Сая вышла из-за колонны рядом с кроватью и преградила ему путь к принцессе.
— Всё равно победа будет моей. Накамура!
— Простите сэр Генри, но я уже не смогу вам помочь, — раздался позади голос его слуги.
Когда принц повернулся к нему, чтобы высказать своё мнение по поводу его неподчинения приказу, его глазам предстала следующая картина: его наёмник стоял с поднятыми руками, явно нервничая и переживая за сохранность своей жизни. Около его шеи находилось лезвие меча, который держала незнакомая ему девушка с угольно-черными волосами, стоявшая позади его подчиненного.
— И как это понимать? Ты говорил, что в этом мире для тебя никто не соперник, а теперь ты дрожишь, как осиновый лист от какой-то женщины!
— Я не солгал вам, сэр. В этом мире для меня действительно нет достойного соперника, — ответил парень заметно дрожащим голосом, — но она не из этого мира и для неё, даже в ее текущем состоянии — я не соперник.
— Что это тебя на дворцовые интриги потянуло, Накамура? — спросила его Касуми.
— То, что ты жива, это большая неожиданность для меня и моего лорда, жаль только я не смогу рассказать эту новость ему. А на твой вопрос я никогда не отвечу, — холодно ответил воин.
— Жалкий идиот, не можешь справиться с какой-то женщиной! Я покажу тебе, как это делается! — выкрикнул принц, и, выхватив из-за пояса пистолет, выстрелил в Касуми.
Пуля почти долетела до Касуми, но неожиданно рассыпалась в пыль, а принц ощутил сильное дуновение, ледяного ветра.
За секунду до этого, волосы девушки, приобрели привычный ярко-алый оттенок, а в глазах вспыхнуло бурное пламя.
— Я же говорил вам сэр, для этой женщины никто здесь не соперник. Но я дам вам шанс спастись, мой принц.
С этими словами он щелкнул переключателем на часах, которые были у него надеты на правой руке. Из-под плаща вырвались тысячи нитей и плотно притянули Касуми к нему не оставив ей шанс выбраться.
— Бегите, мой принц, пока не стало поздно! — крикнул Накамура, а на его поясе стало заметным странное устройство.
— Только не говори, что ты решил взорвать здесь генератор барьеров, — раздраженно сказала Касуми.
— Да, Клинок Ноихары, я уничтожу и тебя, и себя, и его семейство. Всё ради целей Агнуса! — гордо проговорил он.
— Так я и знала, что без него здесь не обошлось, — покачала головой Касуми.
— Но скажи, неужели ты думаешь, что этого хватит для того, чтобы убить меня? — спросила девушка.
— Когда ты появилась, я просканировал тебя. Твои силы далеки от прежних. И, хоть в честном бою я тебе все равно не соперник, но пожертвовав своей жизнью, я добьюсь того, что хотел и мой лорд, и мой временный хозяин.
Касуми попыталась высвободиться, но путы упорно не пускали её, их прочность поражала, не давая не малейшего шанса на освобождение.
— Что-то часто приходиться тебя спасать сегодня, совсем тряпка стала — пробурчало нечто в глубине сознания Касуми.
Левый глаз девушки, наполнился тьмой настолько глубокой, что, казалось, из него смотрит сама бездна. Тело покрыло уже знакомое принцессе темное пламя, которое запросто сожгло нити, сковавшие ее, и тут же исчезло, как и тьма в её глазу. Поняв, что она вновь может спокойно двигаться, девушка незамедлительно взмахнула своим мечом и срубила генератор барьеров, когда тот начал падать, меч в её руке еле заметно шевельнулся, и устройство рассыпалось на множество мелких частей от мощной и молниеносной атаки девушки. Опасность взрыва миновала.
— Говори, зачем тебя сюда прислали, — повторила вопрос девушка, приставив кончик своего клинка к горлу "старого знакомого".
— Никогда! — и с этими словами Накамура сделал резкий рывок вперед и насадил свою шею на клинок Касуми.
— Ксо*! — вырвалось у Касуми.
— Спасибо тебе, солнце, что спасла молодую принцессу и королевство, — ниоткуда раздался очень знакомый для Касуми и такой теплый голос.
— Рин?! — еле слышно прошептала Касуми, по её глазам едва заметно скользнула слезинка, — Спи спокойно, я выполнила твою просьбу, — шепотом добавила она.
— Сая, арестуй принца Генри, — первым отойдя от шока, скомандовал король.
Услышав приказ, девушка тут же подскочила к стоящему, как вкопанному, принцу, и, заломив ему руки за спину, сковала их чем-то похожим на наручники, а затем увела его из покоев. Принц не оказывал никакого сопротивления, видимо потрясение от пережитого было слишком сильно.
— Позвольте вас поблагодарить от всего сердца! Как король, я Вам обязан своей жизнью и своим троном, а как отец, что куда важней — жизнью своей дочери. Прошу Вас, просите что угодно, — обратился он к Касуми.
— Мне ничего не нужно, — ответила девушка. — Мне достаточного того, что вы живы. Единственное, о чем я вас попрошу — будьте крайне внимательны к своему окружению. Тому, кто послал Накамуру, что-то нужно от вашего мира и вряд ли он так просто оставит эту затею. Нет, он её точно не оставит, я слишком хорошо его знаю.
— Вы по настоящему благородны, юная леди. Хотя, похоже, я сильно ошибаюсь, и это я для вас всего лишь мальчик, — произнес, слегка улыбаясь, король, взглянув на Касуми чуть внимательнее.
— О чем ты отец, ей ведь нет и тридцати? — вмешалась в разговор принцесса.
— Дочь моя, не суди о книге по её обложке! — произнес старик и ухмыльнулся.
Принцесса лишь похлопала в недоумении глазами.
— Примите хотя бы один сувенир в подарок, Вы ведь своей силой излечили меня от болезни, лекарства от которой не существует, — обратился вновь старик к своей спасительнице. Затем он встал и подошел к стене, на которой весела картина, с изображением его жены и оракула, в которой Касуми узнала свою подругу Рин. Король отодвинул картину, за которой обнаружился потайной отсек. Он достал довольно приличных размеров деревянный кейс с резным замком и гербом королевского дома на крышке. Он положил этот кейс на стол, и, открыв, повернул его к Касуми. Внутри лежали два парных револьвера причудливой формы. В какой-то степени они были стилизованы под старину, но в то же время, от них веяло и далеким будущим. На подствольных элементах была высечена римская "XIII". Но куда важней в них — материал, из которого они изготовлены — это был Орихалк.
— Она, — король указал на жрицу, смотревшую на них с картины, — сказала отдать их тому, кто по-настоящему заслужит мое уважение. Тому, чье сердце будет чистым, не смотря на то, что руки этого человека будут по локоть в крови врагов его. Эти револьверы созданы в адской кузнице из металла, который могли изготовить лишь древние алхимики по схемам проклятых кузнецов. А "XIII" на их корпусе символизирует неудачу для того, на чью жизнь будет охотиться их обладатель.
— Возьми их! И принеси неудачу всем своим врагам! — когда он произносил это, Касуми на секунду показалось, что его устами говорит Рин. Когда они вместе учились, та всегда говорила, что Касуми приносит своим противникам неудачу, как черная кошка, перебегающая дорогу.
— Благодарю, Ваше Величество. Я с благодарностью приму этот подарок, — произнесла девушка, и, сделав низкий поклон, подошла к столу, куда был поставлен ящик.
Касуми взялась за рукояти револьверов и в ту же секунду у неё на спине, чуть ниже поясницы, так, чтобы было удобно выхватывать оружие из-под одежды, появились две кобуры, предназначенные точно под них, а на поясе появился патронаж с орихалковыми пулями.
— Это хороший знак, оружие признало тебя, — вдруг включилась в разговор принцесса, — Я помню, как жрица ещё в детстве показывала мне эти револьверы и рассказывала истории про них. В одной из них говорилось, что настоящую мощь сможет высвободить лишь тот, кому они предназначены. А символом того будет появление у этого человека при контакте с оружием боеприпасов и устройств хранения.
Тут Касуми почувствовала как её что-то или кто-то зовет, зовет снова отправиться в путь. Зов был настолько силен, что сопротивляться ему было, сложней с каждой минутой.
"Видимо здесь я выполнила свое предназначение", — подумала девушка.
— Ваше высочество, принцесса, спасибо вам за приём и дар, берегите себя! — произнесла девушка.
— Куда ты отправишься? — поинтересовалась принцесса, почувствовав, что ее новая знакомая вот-вот покинет этот мир.
— Я и сама не знаю, но, чувствую, прежде чем я вернусь домой, хотя это и не совсем мой дом, мне предстоит очень долгое путешествие. Может, однажды, я загляну к вам снова.
Касуми на прощание улыбнулась принцессе. Затем, девушка закрыла глаза, и, направив руки по направлению к полу начала читать заклинание:
Я бросила вызов всем законам мироздания.
Я та, кто жаждалаобрести величайшую силу.
Я путник, что ищет дорогу.
Ты,страж, что охраняет дверь,
Именем своим, силой его,
Я приказываю тебе!
Открой дверь между мирами,
Дай мне путь, который я ищу.
Соком-соком-ра-аспу-херк-унт
— коффу-пау-эйсу-асп-асп-асп-ран.
Под ногами Касуми проступила пентаграмма, затем такая же появилась прямо над ней, светло-голубые символы и линии пришли в движение. Магический круг начал вращаться все быстрее и быстрее, спустя пару секунд девушку заслонил энергетический экран, и она исчезла, вслед за ней пропала и пентаграмма.
 
Синестезия* — особое восприятие окружающей реальности. Оно превращает звуки в запахи, позволяет слышать цвета, видеть запахи. Всё это в комплексе позволяет видеть чувства и намерения человека в виде цвета, похожего на ауру. Синий цвет, который увидела Касуми, означает жажду убийства и крови, направленные против нее, или кого-то, кого она хочет защитить, что позволяет в бою ей безошибочно определять врагов.
Пылевой взрыв* — объемный взрыв, основанный на взрыве облака пыли. Необходимые условия: замкнутое пространство, наличие высокой концентрации зернистой пыли, и кислород. Температура в зоне взрыва возрастает до 3000 градусов по Цельсию, а избыточное статичное давление достигает 10кг/см2", — прим. автора.
Маг квадрат* — заклинатель, способный одновременно контролировать четыре стихии. Считается очень редким даром. По аналогии "треугольник" — контроль трех стихий; "Линия" — контроль двух стихий и встречается чаще всего.
Ксо* — аналог русского "Черт подери" или "Дьявол!" в форме выражению крайнего негодования случившимся (яп.).
Орихалк* — сплав атлантов, состоящий из меркурия (одно из устаревших названий ртути, происходит от названия планеты), свинца, олова, серебра, меди, золота и стали. Для плавки требуется особое положение звёзд, поэтому изготовить его можно только раз в двадцать пять лет. Оружие, созданное из этого металла, обладает огромной разрушительной силой и невероятной прочностью. А боеприпас способен пробить неразрушимую защиту.
 

Похожие статьи:

РассказыНаследник

РассказыQuid est malum? или О этот дивный новый мир!

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Пролог. Смерть, Возрождение и его Цена. часть 1.

РассказыЧужое добро

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Пролог. Смерть, Возрождение и его Цена. часть 2.

Рейтинг: +1 Голосов: 3 1163 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий