fantascop

Исторический момент

в выпуске 2013/08/08
article614.jpg

(При участии Олега Горбачёва) 

 

1

 

Заброшенная стройка – это была удача. Здесь нет людей, а значит, проще работать над реальностью и собой.

Грэг очень спешил. Наверное, поэтому мир так неохотно покорялся ему.

Грэг остановился отдышаться и осмотреться. Заросший травой котлован, рядом недостроенный дом из белого кирпича – равнодушно взирает на испуганного паренька своими темными оконными проемами. Вокруг наскоро сколоченный деревянный забор, призванный не то защитить случайных прохожих от опасностей на стройке, не то скрыть захолустное убожество от посторонних глаз.

             Грэг постоял еще какое-то время, вбирая в сознание окружающий мир и себя -белобрысого худощавого парнишку, стоящего возле котлована. Он закрыл глаза, но картинка перед внутренним взором оставалась всё такой же красочной и живой. Образ паренька поплыл, раздался в плечах, ссутулился, вырос округлый живот. Волосы поседели и поредели. Кожа обрюзгла, усеялась старческими пятнами и морщинами. Модная футболка, джинсы и кроссовки растворились – их место заняли выгоревшая роба с надписью «Горстрой» на спине и заводские ботинки.

Грэг открыл глаза, и реальность дрогнула, признавая его правоту. Отражение сознания Грэга отпечаталось на пустыре заброшенной стройки. Тут же запах помойки ударил в нос, по воспалённой коже пробежал неприятный зуд: худенького паренька на краю котлована уже сменил бомж. Нет, не то. Раскусят! Да и убегать в таком виде трудно. Зато двукратные и более перезагрузки тела — хороший способ запутать следы.

Через несколько секунд бомж обратился дворнягой серо-коричневого окраса. Живот впалый, левое ухо порвано в давней потасовке. И только в глазах хитрый, озорной огонек…

…Из щели в заборе вынырнула голова псины. Дворняга воровато посмотрела по сторонам и выпрыгнула на брусчатку.

Ясный теплый денек мгновенно сменился пасмурным. На улице моросил противный мелкий дождь. Вековая грязь подворотни раскисла в липкую, маслянистую жижу. Псина поежилась, вздыбливая шерсть и брезгливо ступая по лужам, потрусила к выходу на широкую улицу. Люди даже не заметили перемены в погоде. Они зябко кутались в плащи, прятались под возникшими у них в руках зонтами, спешили по своим делам и не обращали внимания на облезлого пса. Но перебежать улицу дворняга не успела. Проход перегородила возникшая из воздуха мощная фигура мужчины в камуфляжной спецформе.

Псина, поддавшись звериным инстинктам, бросилась в кусты. Прыжок, поворот, обманный рывок, и спасительная подворотня.

Но шаги за спиной не смолкают. От преследователя не скрыться звериными увертками.

Грэг нырнул в очередной переулок – и обмер. Тупик. Слева и справа — глухие стены домов. Впереди — высокий забор и мусорный бак возле него.

            Шаги за спиной смолкли, и в душе Грэга поселилась надежда – можно спрятаться в мусорном баке. Он обернулся, и сердце захолонуло.  Мужик в камуфляже перегораживал выход. Он вроде бы еще больше раздался в плечах и даже стал выше.

            — Попался, — подытожил преследователь и ухмыльнулся.

Он расставил свои широченные руки и пошел на Грэга.

            — Попался, — согласился Грэг и посмотрел на небо.

— Даже не думай, — отрезал мужик. – Ты не сможешь взлететь. Этот мир не твой. Ты не властен над ним.

            Грэг судорожно перебирал варианты. Драться бесполезно: ему не выстоять против Стража Реала, даже если сменить облик на Огненного Демона. Нужно признать – он довольно-таки посредственный редактор, способный к небольшим изменениям реальности. Всё, что он делал с миром, было легкими коррективами, облегчающими его жизнь. Грэг никогда не дрался с другими редакторами и, тем более, не противостоял Стражам Реала. Нужно же было так вляпаться!

            — Может, договоримся? – пятясь к баку, проговорил Грэг.

            — Нет! — проскрипел Страж. – Сопляк! Ничтожество! Да как ты посмел?! Отдай мне книгу, и, возможно, я сохраню тебе рассудок!

            — Книгу? Какую книгу? Нет у меня ничего.

            — Не ври мне!

Страж прыгнул на Грэга. В этот миг непроглядный мрак заполнил всё пространство. Грэг точно рассчитал свой маневр и, прошмыгнув между ног Стража, оказался у спасительного выхода. Это простое изменение давно вертелось в его сознании.

            Тьма – спасительница беглецов, прикрывала сзади. Звериные чувства обострились до предела. Неясные силуэты, шорохи помогали Грэгу выбирать дорогу. Он значительно оторвался от преследователя, когда вдоль улицы вспыхнули фонари.

            — Проклятый Страж! – выругался Грэг и мысленно потянулся к лампочкам.

            Один за другим фонари гасли, слышалось шипение и лопающееся стекло. Цепочка мрака росла, удлиняясь, только всё это происходило в противоположной стороне от того места, где безродная дворняга кралась вдоль ярко освещенной улицы.

            В этот раз Грэгу удалось уйти. Только вряд ли Стражи оставят его в покое.

 

2

 

К подружке Грэг явился под утро. Открыл держащуюся на соплях дверь, прошёл в маленькое, пыльное помещение – полупустое, с одиноким диваном, с трещинами на стенах. Раздражённо сказал:

            — Книгу, Анже! Отдай мне эту чертову книгу! – И требовательно протянул руку.

            — Нет! – Девушка отступила назад. – Ты с ума сошел! Что ты себе позволяешь?!

            — За мной гонится Страж! Меня только что чуть не стерли! Мне начхать на твои «нет»! Я или отдам тебя Стражам вместе с книгой, или сам ей воспользуюсь. И мне плевать, что будет с миром!

            — Ты не понимаешь, Грэг. Эта книга – всё, что осталось от истинного мира…

            — Истинный мир? Говно и грязь твой истинный мир!

            — Нет! — Анже, как кошка, бросилась на Грэга со сжатыми кулачками, но парень ловко поймал её и усадил на старенький диван.

— Анжела, детка, я стоял у истоков изменения реальности. Ты не смотри, что я выгляжу, как сопливый юнец, — при помощи своих способностей я замедлил старение… к благу или к несчастью. Я уже полторы сотни лет разменял и знаю: тот мир был ужасен.

— Неправда, — слабо возразила Анже.

— Хорошо. Тебе известно, как люди становятся редакторами?

— Да. У них открывается дар менять реальность.

— Почти так. Рассказать, как я стал редактором?

Анже кивнула, и Грэг продолжил:

— Тогда только закончилась Вторая Мировая зыбким равновесием. Наш царь Петр Четвёртый уступил Польшу и Украину Советско-Американскому Союзу. Практически вся Европа вступила в соцлагерь. А в России были голод и смерть. Представь: пустые города и трупы беженцев вдоль дорог. И я, маленький, слабый, сижу под мостом и мёрзну, мечтая о краюхе черного хлеба. Воображаю, как она пахнет, как греет мне руки, как крошится и как я набиваю рот этой, самой вкусной для меня едой. А затем хлеб появился у меня в руках, просто взялся ниоткуда… Я даже не удивился. Съел его не задумываясь. Грязь, голод, боль и смерть. Так рождаются редакторы!

— Я тоже помню мир, Грэг. В моей реальности Россия была социалистической, а Америка пошла крестовым походом на Азию. Но в книге описана совершенно иная история мира. Истинная! Пойми, на эту книгу невозможно воздействовать. Она стабильна вот уже несколько веков. В ней полно заметок бывших хранителей. Поверь, Стражи Реала украли у людей подлинный мир, заменив его суррогатом.

— Анже, не нужно вмешиваться в исправно работающий механизм. Сейчас нет голода и войн. Люди довольны. Не стоит нарушать зыбкое равновесие. Меня вполне устраивает наша современная реальность. Всего одна война с фашистами и единственное противостояние трех супердержав – хорошая версия истории по сравнению с тем, что было.

— Прочти её. — Анже достала книгу из воздуха и протянула её Грэгу. – Потом поговорим…

…Грэг даже не заметил, как за чтением прошли день, ночь и новый день. Он трижды вмешивался в реальность, чтобы снять с себя усталость и голод. Эту книгу не удавалось познать, возложив руку и сняв информацию, как делают редакторы. Пришлось читать по-обыкновенному, перелистывая каждую страницу. Именно в этом и состояла прелесть. А еще мир настоящей истории: он был прекрасен и достоин существования…

Когда Грэг закончил читать, мир, описанный в книге, крепко поселился в его сознании. И представлялся невероятно ярким, «виделся» до удивительного чётким – словно за секунду до редактирования.

Анже увидела сияющий взгляд Грэга и поняла, что её друг проник в суть действительной истории.

— Ты вернешь миру изначальный облик? – спросила она.

— Нет.

— Но почему?

— Я не смогу, Анже. Одному посредственному редактору не под силу такие изменения. Быть может, группа Стражей Реала справилась бы с этой задачей, но не я.

— Гриш! Но ведь, возвращать миру прежний вид должно быть проще, чем создавать новый. Реальность помнит свою форму. Ты только подтолкни её.

— Нет, Анже. Ты не понимаешь. Ты лишь хранитель истории и никогда не плела реальность. Она не поверит мне. Не примет дарованное отраженье.

 

3

 

Стены задрожали, качнулась люстра. На кухне тонким звоном застонала посуда. Узоры на обоях поплыли, словно нарисованные гуашью и смытые водой.

— Кто-то меняет реальность, — сухим голосом произнес Грэг.

— Это Стражи Реала! – вскрикнула Анже. – Они нашли нас! Сейчас или никогда, Грэг!

И он закрыл глаза. Мир из книги истории ждал Грэга по ту сторону век. Прекрасная и яркая картина. Грэг открыл глаза и отпустил его на свободу. И прошептал вслед рухнувшей действительности:

— Живи…

Так легко реальность никогда не поддавалась Грэгу. Наверное, Анже права: мир помнит свою форму.

Грэг осмотрелся. Всё изменилось. Квартира стала другой. Теперь они находились в доме, сложенном из грубого камня. В углу камин. Из мебели: внушительный деревянный стол и длинная лавка. Грэг и Анже тоже претерпели метаморфозы. В комнате стоял древний старик с длинными седыми волосами в простой льняной рубахе до пят. "Правильно, — подумал Грэг, — я и есть древний, но крепкий старик". С Анже ничего подобного не произошло: она осталась красивой и молодой. Разве что острые эльфийские ушки и длинное зеленое платье указывали на некоторые перемены в её обличии.

— Получилось, — хрипло пробормотал Грэг и не узнал собственного голоса.

— О чём это ты? – недоуменно спросила Анже.

— Реальность удалось изменить. — Грэг улыбнулся.

Анже посмотрела на него непонимающе.

«Ах да, слишком глобальное изменение, — вспомнил Грэг. – О старом порядке вещей помнят только те, кто воздействовал на него. Наверное, сейчас мои возможности называют магическими, а я, выходит, волшебник…»

С улицы донеслось лошадиное ржание, с ним переплёлся лай собак. Новый мир приветствовал своего творца.

Грэг подошел к столу. На толстой, немного поцарапанной столешнице лежала книга истории. Лишь её не тронули изменения. Крепкий кожаный переплет и полустёршийся рисунок на обложке. Из длинного имени автора сохранились лишь тиснённые золотом первая «Д» да последняя «н». Но, кто бы он ни был, он оказался замечательным историком…

 

4

 

Из окна возносившейся к небесам башни глядел Он вниз и, чрезвычайно довольный, спокойно рассуждал. Сейчас мысль коснулась того, чем Он всегда управлял отменно, — чужого разума. Аккуратно заменяешь цель врага на нужную тебе, и тот становится твоим рабом. Когда мир меняется, хорошо оказаться во главе перемен. Еще удобнее, если ты сам подогнал окружающее под свои желания, правильно выбрав новое воплощение в обновлённой реальности. Это в сказках могущественный беспринципный злодей неизбежно проигрывает, тогда как в жизни он руководит умами чёртоборцев. И руководит без лишнего труда, ведь между добром и злом огромнейшее сходство. Например, литература: хорошие наравне с плохими испытывают непонятную любовь к порой неотличимому от правды, но всё же выдуманному тексту. Вроде романа-эпопеи, который Он умело подбросил редакторам. Вспомнив автора и название, наблюдавший расхохотался… А крохотные фигурки, принадлежащие покорённым и безвольным, продолжали пересекать страны, преодолевать пустыни, переплывать реки, чтобы принести свои богатства в дар победителю, — и, казалось, правление Его будет вечным, Его, владыки Мордора, завоевателя Средиземья, Властелина Колец.

 

Моему соавтору Олегу Горбачёву

и профессору Джону Рональду Руэлу Толкину,

с признательностью

 

(Май 2013 года)

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыДоктор Пауз

РассказыПограничник

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +1 Голосов: 3 976 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Григорий LifeKILLED Кабанов # 10 января 2014 в 05:01 +2
Читал в составе сборника. Как и всегда, идея глобальна, эпична и умопомрачительна. Серьезное, даже мрачное начало и ироничный финал. Хорошее сочетание. Эх, а ведь чаще всего, чтобы сделать финал неожиданным, его омрачают, кого-нибудь убивают. Но явно не у Григория "Дешифратора" Неделько :)
Григорий Неделько # 10 января 2014 в 05:25 +1
Ну хоть не Язвы Поджелудочной. :)

Вообще идея и сюжет принадлежат Олегу Горбачёву. Опасаюсь, что он вдохновлялся моим "Энгэ": очень уж ему понравился, и идеи схожи. Впрочем, Дик нас опередил. Я ему просто помог советом, да и совет ли это был, так, пара вдохновляющих слов. Потом поправил его текст и переписал именно финальную часть. Всем понравилось, на конкурсе затоптали - как обычно. smile Впрочем, на другом конке вышел в лонг-лист.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев