fantascop

Охота на оборотня

в выпуске 2013/06/24
17 апреля 2013 -
article488.jpg

–Что это?! Слышал?! – испуганно сказал Константин.

Мы остановились….

Мы явно слышали, что кто–то или что–то пробежало. Этот звук был похож на массивные копыта лошади, но лошадь не могла пробежать так быстро сквозь густые заросли леса, да еще и ночью.

Константин прижал к плечу коричневый приклад старого ружья и двинулся вглубь. Я оглянулся и пошел за ним…. За нами тянулся большой шлейф кровососов, от которых уже гудело в ушах. Листья все сильнее темнели и превращались в черные пятна. Мне все реже хотелось задевать висящие ветки на пути, ведь под ними скрывалась еще одна стая комаров. Я даже видел их красноватые глаза, словно еле заметные угольки тлеющего костра. Высокие сосны тянулись вверх и пропадали в густой дымке тумана. От них остались лишь шершавые стволы, по которым изредка что–то бегало. Я старался не замечать этот шорох, но если замечал, успокаивал себя тем, что у меня в руках тяжелый дробовик: с большим дубовым прикладом и нарезным дулом, на котором было выгравировано: «Алексу на охоту, не забудь патроны». Этот дробовик мне дал Константин, так что кто такой Алекс ни я, ни он не знали. Под ногами хрустели трухлявые ветки и часто пугали своим громким треском под твердой подошвой сапог.

Константин шел впереди, сгорбившись на бок. Он словно держал что–то на прицеле, периодически оглядывался, и проносился взглядом по черным кустам. Я не видел его лица, лишь иногда из–за проползающего сквозь крону света. Пустота, которая царила в лесу, казалось чьей–то тщательно скрытой ложью. Лес был пуст и в тоже время полн. Я чувствовал как за нами кто–то или что–то следит из–за густых темных кустов. Как большой волосатый паук с тысячью глаз затаился и ждет, когда мы подойдем поближе. Я периодически всматривался сквозь шевелящиеся листья и пытался выискать в них блики звериных глаз. Палец скользил по металлическому курку и часто вздрагивал.

–Куда эта сволочь опять делась!? – возмущался Константин.

Сволочь – был наш малознакомый «друг», которого мы взяли на эту охоту, по его долгим уговорам. В первую же ночь он исчез, оставив ружье, одежду и разодранную палатку, возле которой осталось множество непонятных следов. Константин уверял что это – медведь. Но по следам было понятно, что это не так, хоть и Константин был заядлым охотником, в следах он не разбирался. Мы в этот же день начали поиски, но Влада так и не нашли. Он вернулся сам. Утром. В лохмотьях цвета хаки, невредимым и ненапуганным. Это было большим шоком для нас. Он ничего не помнил и не знал, что с ним произошло…. Вот уже третий день мы продолжаем искать Влада в этом не очень приятном месте, а его исчезновения продолжаются, таким же загадочным образом.

Впереди возвышалась лысая опушка с большим пнем посередине. На нее падал свет и создавал ощущение сказочности. Я впервые увидел Константина в плотных лучах света. Его заляпанные камуфляжные штаны и напуганное лицо с огромными зрачками на весь глаз, на фоне острого продолговатого носа и большой выпирающей вперед челюсти. Свет запутывался в его взъерошенных волосах каштанового цвета и исчезал где–то на лбу.

 Мы сели на пенек…. Опушка была не менее мрачная, чем весь этот лес. Ее огораживали тяжелые сосны, которые как дети водили хоровод вокруг пня. Мой страх усилился, когда я увидел на нем продолговатые следы когтей и клок коричневой шерсти, который зацепился за маленькую острую щепку. Я сразу же огляделся вокруг…. На опушке было множество следов, они смешивались между собой, и различить их было почти невозможно.

–Мы тут как на блюде сидим, – сказал я.

–С чего ты решил?

–Тут был либо медведь либо…

Я выдернул кучерявый клок шерсти, зажатый щепкой. Он пах: мокрой собакой и версия что это медведь сразу исчезла.

–Ты не знаешь, – продолжил я. – Волки бывают рыжие?

–Волки рыжие!? – усмехнулся он и быстро затих. – Нет...

Я протянул клок шерсти, Константин резко выдернул его из моих зажатых пальцев и поднял вверх – пристально разглядывая.

–Странно!– выдал он, изучив шерсть. – Это собака что ли?!

–Кто бы ни был, пошли дальше.

Мы встали.… Я поправил рюкзак и пошел за Константином. Глаза уже привыкли к свету и не хотели видеть в темной чаще, вдоль которой продолжала виться тоненькая тропинка. Мы никогда не заходили так далеко, и мой рюкзак был продовольственным пайком, на тот случай если мы заблудимся. Лес все сильнее темнел и увеличивался, но в то же время и сужал тропинку. Воздух становился все холоднее. Он пах не людьми, а животными, которые находились где–то недалеко.     

«Что такое лес?» – думал я. Может, успокаивал или отвлекал себя от страха. Лес – это ведь живое создание, а мы в нем как плотоядные черви, которое пытаются залезть все глубже. Так и мы с Константином все дальше лезли в чащу. Тропинка уже пропала, а под ногами осталось лишь мягкое покрывало из старых черных листьев. Когда я проходил очередную преграду я упал, резко упал; поскользнулся на большой гнилой коряге. Все спутанные верхушки деревьев, одетые в туман пролетели в глазах. Я удачно приземлился на рюкзак, в котором включилась рация. Среди помех и шума можно было различить рык и человеческий голос где–то вдалеке.

–Мы что не выключили рацию?! – спросил Константин и подал мне руку.

Я пожал плечами и расстегнул молнию рюкзака. Вынул рацию и замер. Из динамика доносился глубокий рык и в тоже время человеческий голос, принадлежавший мужчине. Он кричал что–то неразборчивое похожее на слово: «Помогите!», но ни я, ни Константин не смогли услышать его отчетливо.

–Что–то не понятное творится! – сказал он. – Может, Влад специально исчезает, рвет одежду, палатку!?

Когда мы спросили Влада о том, что с ним произошло. Он ответил лишь: «Не знаю,… Я ничего не помню...». Но однажды мне удалось узнать любопытную вещь. Мы сидели у костра, и я спросил: «Ты хоть что–то помнишь? Что происходило?». Он задумался, в его глазах ярко вспыхнули блики костра. Затем последовал ответ:

–Словно во сне я бежал в лес и очень быстро ускорялся…

Ответ был неоднозначный и даже страшный. Я не мог списать его на сон, как это делал Константин. После этого разговора мы решили проследить за ним, но когда он исчез снова, осталось тайной. Мы взяли ружья – и пропали в густой чаще леса, где сейчас и бродим.     

–Ладно, – сказал Константин. – Сам придет. Уже пора уходить отсюда.

Мы повернули назад по той же тропинке. Я отдал включенную рацию Константину и попытался снова отвлечься. Тропинка назад была не похожей на ту, что вела вперед. Я вспомнил выражение: «Вперед идти сложнее, чем назад», но, по–моему, в лесу это не действовало. Тропинка – была совсем другой, может, даже более извилистой, чем прежде. У меня складывалось ощущение – что все тропинки в лесу предназначены лишь для входа в лес, и я даже стал в это верить.

Когда мы подходили к уже знакомой опушке, в кармане Константина включилась рация. Что–то несообразно рычало и даже выло. Затем следовал мужской голос, словно повторяющий все сказанное, но что они говорили или выли, оставалось тайной. Мы не могли разобрать эти звуки. Рация резко выключилась, Константин прихлопнул комара на морщинистом лбу и сказал:

–Слушай, Может он вправду псих? Сидит, воет как сволочь! В то время как мы тут…

–Может, он оборотень?! – улыбнулся я.

Константин засмеялся и развернулся, почти войдя на опушку. Свет упал ему на лицо, и он замер на месте. Под ногой лишь хрустнула гнилая ветка.

–Что? – спросил я.

Он не поворачиваясь, ответил:

–Ты видишь, там кто–то есть!

Константин вытянул палец, указывая в темные заросли. С той стороны опушки, в темноте, стояло что–то высокое и широкое. Оно не двигалось и не издавало звуков. Затем существо двинулось с места. Я понял что ошибался – это был не человек, что–то огромное и полу–лысое на двух худых и костлявых ногах. На его морду упал луч света. Мы отошли назад. Существо с длинной собачьей мордой было похоже на оборотня из страшного американского фильма. Он тяжело дышал и растягивал широкие ребра, утянутые серой кожей. Маленькие глаза песочного цвета, рост примерно два метра, широкий волосатый торс и длинные лапы с загнутыми черными когтями, на которых были видны царапины. И тут я понял, что шерсть на пеньке принадлежала именно этому существу.

Он уже был на середине опушки, когда я услышал его голос:

–Проснись! Проснись! – панически кричал Константин.

Он дергал меня за руку и все кричал:

–Он опять исчез! Сволочь! Сво–ло–чь!

Я встал и увидел разодранную палатку, которая стояла возле большой сосны… Влада снова не было…

–Ты что уснул?! – возмущался Константин и ходил вокруг палатки.  

–Ты ведь тоже! – ответил я.

–Ладно, будем надеяться, что он далеко не ушел, – продолжал Константин.

Я взял холодный дробовик в руки и пошел за ним.

В пути я думал, что такое вещий сон? Может, – и не сон, а реальность? Может мы, просто оборотни, которые помнят лишь отрывки своего сна? Или это просто фантазия. Может она и не дает нам спокойно спать?

–Ты знаешь, – сказал я. – Мне приснился сон…

–Тихо! – перебил он меня. – Слышишь дыхание!?

Я замер. Кто–то глубоко и жадно всасывал воздух в легкие где–то неподалеку. Звук тянулся из высоких густых кустов, которые напоминали волчью ягоду.

Я двинулся с места и плотно прижал дробовик к плечу. На курке нервно шевельнулся указательный палец. Все четче я слышал чье–то дыхание. Когда я был совсем рядом, существо перестало всасывать воздух. Я замер… Куст сильно дернулся, и я выстрелил, размазав белые искры в темноте.

Что–то сорвалось с места и исчезло в густой темноте. Сильный собачий писк раздался в тишине леса и исчез в его глубине.

Я незамедлительно достал патрон из потрепанного кармана…. Он был похож на цилиндр, в котором замкнуты маленькие свинцовые шарики. Из дула вился белый дым, быстро рассеиваясь.

–Что это было?! – услышал я за спиной.

Я повернулся, защелкнул затвор.

–Не знаю, но, похоже, наш «друг» оборотень!

–Что ты говоришь, какой оборотень, – сказал Константин. – Ужасов начитался. Просто волк…Просто… волк…

Было понятно, что Константин просто успокаивал себя, но ведь его сознание говорило обратное. Это – оборотень. Я  в этом ничуть не сомневался.  

Мы пошли дальше. Константин двигался, впереди вспахивая подошвой гнилой мох. Я пытался себя отвлечь и думать о чем–либо другом, но у меня с трудом это получалось. Почему мы отрицаем существование оборотней? Может, потому что боимся, что есть существа со схожим разумом, что и у человека. Я даже стал верить в существование оборотней, но лишь на секунду, затем мой разум нашел оправдание аналогичное с оправданием Константина. Больше меня волновал вопрос: Если и есть оборотни, то, как ими становятся люди. И с какой миссией они здесь?

Заросшие тропинки сменились лысыми тропами. Деревья становились все больше и больше. Мне на мгновение показалось, что мы стали меньше и беззащитнее. Если бы у меня не было оружия – думал я, я бы никогда не вошел в этот мрачный лес. Только сейчас я ощущал лес живым и даже злым. Он был не рад тому, что мы вторглись в его суть без спроса. Туда где люди не должны находиться. Здесь, в этом сокровенном месте леса от них скрываются животные, может даже неведомые как оборотни, которые сейчас наблюдают за нами из кустов можжевельника.

Я шел и думал, отвлекая себя от страха и не заметил, как под ногами исчезли тропинки. Мне стало понятно, что это предел, до которого мы дошли. Дальше пройти было невозможно, так как там расстилалось старое болото. 

–Костя, – сказал я. – Пошли обратно. Как Влад вернется, уедим домой. Я думаю, что мы и так сделали все что смогли.

–Ладно…. ты прав… – ответил он. –  Все же, какой же ты суеверный, веришь во всякие сказки, которые сам и придумываешь.

Я не стал отвечать на это. Я знал, что каждый верит в необъяснимое по своим возможностям. Может некоторые просто боятся и отрицают все необъяснимое чтобы просто успокоить себя и не сойти с ума.

Мы шли обратно с чувством некого ужаса. Мне все время казалось, что за нами кто–то или что–то следит, не выпуская из виду. Я уже не оборачивался назад. Я слышал, как Константин сильно топает подошвой, думая, что таким образом отпугивает животных. Тропинка становилась все четче и светлее — чем дальше из леса, тем светлее и дружелюбнее он. Очередная попытка узнать, куда и как исчезает Влад, увязла в том огромном болоте.

Когда мы пришли на место нашей стоянки к этому времени я уже полностью успокоился и зачехлил тяжелый дробовик. Темнело, тучи тянулись по небу – уходя в неизвестность. Я сел на большое бревно возле палаток. Константин пытался разжечь приготовленный заранее хворост.

–Ну что собираемся?

–Да.… Наверное… – ответил он. – Может, Влада по дороге подберем. Жаль, конечно, что он потерялся…

–Придет… – ответил я.

–Да, наверное…

–Ладно, я пошел собираться.

Солнце встало и разбудило ярким светом. Я с трудом вылез из палатки, ночь оказалась не сонной: меня мучали ужасы про оборотней. В палатке остался зачехленный дробовик и собранный рюкзак. Воздух был очень свеж, и я даже замерз. Константин сидел на бревне и о чем–то думал.

–Не пришел? – спросил я, надевая белую спортивную куртку.

–Нет, – тихо ответил он. – Ладно, собирайся, что его ждать. Через двадцать минут машина приедет. Егерь может, подберет его потом…

Я уткнулся в мобильный телефон и не заметил, как красный джип подкрался сзади. Я посмотрел на дисплей и удивился пунктуальности водителя. Хлопнула дверь. Егерь вылез из джипа. Я не знал, как его звали, и почти с ним не общался. Он выглядел как типичный хранитель леса: большие седые усы, тонкие губы, худое лицо и большая кепка, которая прикрывала серые глаза.

–Едим? – спросил он у Константина.

–Да...

–Где тритий?

–Потерялся… – ответил Константин и закинул большую сумку в салон.

–Как!? – удивился он.

–Вот так! Мы его искали. Километров сорок прошли… так и не нашли….

–Ладно, я пошлю группу, – успокаивал егерь. – Найдем. Не переживайте только.

Джип двинулся с места, проползая сквозь свисающие ветки клонящихся деревьев. Мы ехали вдоль леса, который с каждым днем уменьшался. Деревья редели, и от них оставались лишь сухие пеньки, мне казалось, что они исчезают и с каждым часом и от этого мне становилось не по себе. В скором будущем здесь останется лишь небольшая опушка с пятью старыми соснами, – я больше всего не хотел, чтобы мои предположения сбылись.

Я смотрел в окно и думал…. Константин разговаривал с егерем, который периодически смеялся.

–Вот же ваш третий! – неожиданно сказал он.

Я очнулся от мыслей. И посмотрел вперед сквозь заляпанное лобовое стекло. Влад стоял посреди дороги и махал руками. Джип остановился, я открыл заднюю дверь. Влад залез внутрь, посмотрел на меня и спросил:

–Что со мной произошло?

Константин, в глазах которого растягивались зрачки, громко и недовольно сказал:

–Это у тебя спросить нужно! Куда ты пропадаешь?

–Не знаю… – ответил Влад. – Я ничего не помню…

–А что с ногой? – спросил егерь, повернувшись в пол–оборота.

Лоскут штанины на левой ноге Влада был в крови, которая выступала ярким алым пятном на камуфляжной ткани.

–Да я не знаю… – ответил он и аккуратно закатал штанину.

В маленькой не глубокой ранке, которая медленно кровоточила, блестело что–то железное, сильно похожее на дробь.

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыЖелание

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПесочный человек

Рейтинг: +1 Голосов: 1 967 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий