fantascop

Скрытые силы (Часть 2/2)

на личной

21 февраля 2013 - Григорий Неделько
article261.jpg

 

"… И что им от меня нужно?»

Он узнал это, когда стал разворачивать машину, чтобы повести ее обратно к оживленному центру, – там-то уж его никто не достанет. Автомобиль преследователей, понявших хитрость мужчины, ускорил ход и рванул наперерез Егору. Тот вывернул руль, чудом уйдя от столкновения.

Пока Дашков боролся с управлением, стекла во второй машине опустились, и наружу выглянули два автоматных ствола. Только чудом Егору удалось заметить их во мраке, рассеянном светом фар.

Тогда лейтенант снова вывернул руль, и его автомобиль боком врезался в машину преследователей. Дашков схватился за руль, чтобы не упасть или не удариться головой о стекло. Посмотрел налево, туда, где находились люди с автоматами, – их машину отбросило на несколько метров. Дула больше не смотрели в его сторону, угрожающие и смертоносные: видимо, преступники, кто бы они ни были, попадали, когда произошло столкновение. Воспользовавшись этим, Егор рванул вперед.

Через несколько секунд погоня возобновилась, но на сей раз на более высоких скоростях. И выстрелы – они все-таки прозвучали в укрытом темной пеленой небе.

Дождь усилился и барабанил каплями по спасающейся от погони машине. Дашков маневрировал, уворачиваясь от летящих в его сторону пуль. Некоторые металлические тельца все-таки попали в корпус, засев там или пробив дыры, две пролетели сквозь заднее стекло, застряв где-то в салоне, но ни одна не ранила полицейского.

Наконец впереди замаячили неоновые огни центра. Нападавшие неожиданно прекратили стрелять – Егор подумал, что у них закончились патроны и они перезаряжают оружие.

Невдалеке лейтенант увидел висевшую на здании вывеску с крупными буквами, которые горели красным. «Гостиница». Не сбавляя хода, мужчина подлетел к ней на опасно близкое расстояние и вдруг резко потянул руль на себя. Машина, «встав на дыбы», устремилась в небо, тогда как преследователи, разогнавшиеся до сумасшедшей скорости, не сумели вовремя уйти от столкновения. Как результат: мощный удар, летящие во все стороны искры, опадающая кусками вывеска и смятый автомобиль.

Дашков посмотрел на экран монитора: черное летательное средство не двигалось с места. Удовлетворенный тем, что увидел, Егор достал ай-фон и набрал номер воздушно-постовой службы. Не представляясь, сообщил работнику ВПС об аварии и попросил прислать по адресу – он снова взглянул на экран – Медведевская, 45, машину. Мужчина решил лишний раз не светиться, да и неизвестно, велось ли за ним наблюдение. Быть может, сейчас сюда прибудут дружки этих бандитов, или те придут в себя и продолжат начатое дело. В общем, поразмыслив, лейтенант направил машину обратно к окраине, туда, где находилась его квартира…

…«Все это неспроста, – думал Егор, приземляясь на парковку. Он успел прийти в себя после случившегося, однако сердце все равно колотилось быстрее обычного. – Отказ Булыкина помогать мне, отстранение от дела, таинственные преследователи, покушение… На что угодно готов спорить, эти события связаны. Но как? Вот что предстоит выяснить».

Он поставил машину на сигнализацию. Прячась от дождя, натянул на голову куртку, вбежал в подъезд, поднялся на лифте на свой этаж. Все это время Дашков размышлял о случившемся. Он рассматривал произошедшие события то под одним углом, то под другим и в конце концов пришел к выводу, что единственный способ проверить связь между отказом Булыкина и нападением неизвестных – это обыскать квартиру шефа. Егор был практически уверен, что найдет там улики. Вот только это «практически» могло стоить ему работы, карьеры и много чего еще…

За сегодняшний день он очень устал. Сил думать больше не было, поэтому он быстро принял душ, разделся, лег в кровать и уснул. Во сне ему привиделись черные незнакомцы с автоматами, стреляющие неоновыми буквами по летающим гостиницам.

 

12.

 

Арабы стояли стройными рядами, уходящими вдаль. Сливающаяся в огромный прямоугольник песочного цвета атакующая сила.

Войско одного из самых богатых и крупных государств было вооружено по последнему слову техники: танки и вездеходы, летающие бронетранспортеры, самолеты и вертолеты. Солдаты несли заткнутые за пояс пистолеты «Пустынный вихрь» последней модели. Остро наточенные боевые ножи лежали в ножнах, прикрепленных к голеням. За спинами у некоторых – автоматы, у других – штурмовые или снайперские винтовки. И у всех на поясах висели гранаты: «лимонки», осколочные, шумовые, световые, дымовые. В спецформе цвета пустыни пешие воины походили на сказочных песочных людей, вот только те не носили смертельно опасного оружия и одежды с защитными окраской и рисунком. И с аббревиатурой Арабского Союза, помещенной внутри стилизованного круга.

Главнокомандующий, невысокий человечек, который сидел в возглавлявшей войско бронемашине, встал, развернулся, приблизил к губам мегафон и выкрикнул в него:

– Настал день, когда мы наконец сделаем последний шаг к нашей мечте, к нашему призванию и к нашей судьбе! Мы одолеем заклятого врага, разросшегося, подобно раковой опухоли, и пожирающего ресурсы и земли планеты! Заполонившего собой все и не желающего останавливаться! Имя этому врагу – Новороссия! Недолго, совсем недолго осталось ее толстосумам жировать за счет других! Мы остановим Страну Потребления, ибо у нас есть предназначение, которое не может не быть исполненным! Так вперед же, братья! Вперед! За нашу страну и наше светлое будущее! Да здравствует Арабский Союз!!!

Командующий армией вновь развернулся и указал рукой в направлении границы. Войско взревело и двинулось вслед за отъезжающей бронемашиной. Словно невероятных, гигантских размеров удав передвигался с места на место.

Второй военачальник, поменьше званием, повернулся к командарму и сказал:

– А все-таки ваша идея с «нападением» на чехополяков гениальна! Новороссийцы думают, что наши силы направлены против Чешско-Польского княжества, но ведь на самом деле у нас с ними заключен секретный договор. Они, конечно, прекрасно сыграли роль «обиженных», но скажите, Абдалазиз, не жалко вам будет отдавать им часть завоеванных территорий?

Абдалазиз взглянул на собеседника и улыбнулся уголком губ.

– Там посмотрим… – И его глаза плотоядно блеснули.

Ощетинившаяся дулами и пушками армия, точно грозовое облако, надвигалась на Новороссию, готовясь родить новую, небывалых масштабов бурю.

 

13.

 

На следующий день Дашков не пошел на работу. Безусловно, он рисковал, но этот риск казался ему оправданным. Он должен был проникнуть в квартиру Булыкина и обыскать ее. А на работе Егор сможет сказать, что ездил на похороны двоюродной тети, о смерти которой узнал только вчера. Опасная ложь, но он надеялся, что его слова никто проверять не станет.

Утром Дашков включал телевизор в надежде, что по новостям или в выпуске «Дорожного патруля» расскажут о приключившемся с ним вчера «происшествии». Однако журналисты не сделали даже коротенького ролика об этом. Доев бутерброды и допив кофе, Егор помыл посуду, оделся и отправился на общественном транспорте в Строгино, где жил Петр Евгеньевич. На машине лейтенант решил не лететь: после столкновения бок был поцарапан и в нем образовалась длинная глубокая вмятина. Автомобиль стал слишком приметным.

Автобус приземлился прямо напротив булыкинского дома. Дашков подождал, пока из подъезда кто-нибудь выйдет, а когда на улице показался подросток в новомодной одежде, придержал дверь и зашел внутрь.

«Какой там этаж? Кажется, семнадцатый».

Пребывание в компании преступников и злодеев принесло свои «плоды»: например, Дашков научился взламывать электронные замки. Это умение сейчас очень ему пригодилось. Пока он, одетый в черные эластичные перчатки, возился с замком, его одолевали тревожные мысли: а вдруг кто-нибудь увидит?.. Но на лестничной площадке никто не появился.

Разобравшись с замком и положив отмычку в карман, Егор скользнул в квартиру, закрыл дверь и облегченно вздохнул. А уже в следующий момент удивленно присвистнул. Раньше он не был у шефа дома, и, судя по тому, что увидел Дашков, Булыкин тратил немеренно денег на обустройство квартиры. Откуда у Петра Евгеньевича, пусть даже он начальник участка, столько средств, лейтенант мог только догадываться.

«Он наверняка замешан в чем-то противоправном. Где бы еще он достал деньги на эту голографическую систему, киберванную, автоматическую кухню и все остальное?»

Дашков переходил из помещения в помещение, осматриваясь, привыкая к обстановке. Времени у него предостаточно: шеф вернется с работы только вечером… если, конечно, не случится ничего непредвиденного.

Насмотревшись на дорогую технику, а также на шикарные обои, тюли, шторы, ковры и люстры, Егор начал обыск…

…Прошло два часа. Дашков внимательно осмотрел помещения, облазил все ящики, шкафы и комоды. В отделении письменного стола он обнаружил маленькое круглое устройство серебристого цвета. Егор сразу узнал биоконтроллер.

«Но почему он лежит здесь? И кому принадлежит? Или это контроллер Булыкина? Но как он живет без столь необходимого устройства?»

В голове Егора теснились, сбивая друг друга, вопросы.

«А это что за записка?»

Мужчина раскрыл лежавшую под контроллером бумажку и прочитал написанное на ней единственное слово.

Дашков.

Лейтенант не верил своим глазам. Значит, его начальник как-то связан с самоубийством мальчика? И с недавним покушением тоже…

«Но почерк не его. Чей же?»

Новые факты, новые вопросы. Тут было над чем подумать. Например, почему Булыкин не уничтожил улику? Крайне неосторожный, а может, и самонадеянный поступок. Неужели у Петра Евгеньевича не хватило времени на то, чтобы спустить этот листок в унитаз? И биоконтроллер – зачем он здесь?..

«А что, если эти “улики” – приманка? – внезапно возникла мысль. – Все может быть. Но останавливаться поздно, надо идти до конца».

Егор сунул и записку, и биоконтроллер в карман, вышел из квартиры и запер дверь. О том, что кто-то проникал внутрь, говорили лишь едва различимые царапинки на замке. Но, если не присматриваться, их трудно было заметить.

Лестничная площадка по-прежнему пустовала.

«Пора убираться отсюда»…

…В гараже Женьки-Технаря царил полумрак. Егор решил навестить старого друга и показать ему найденный контроллер – вдруг-то обнаружится что-нибудь интересное. Женька получил высшее техническое образование и прекрасно разбирался во всякого рода механизмах и устройствах, за что и удостоился своего прозвища. В определенных кругах он прослыл гением.

– Это биоконтроллер, – сказал Женька, вынув устройство из-под микроскопа.

– Обычный биоконтроллер? – уточнил Дашков.

– Ну да. Насколько я могу судить.

– То есть?

– Понимаешь, ученые держат в секрете технологию создания и функционирования этих штучек. Конечно, молодцы вроде меня уже успели их и разобрать, и разглядеть, но вот как они работают, нам до сих пор не до конца ясно. И как только наши ученые умудрились создать столь тонкую и сложную вещь?

– Понятно.

– А мне вот нет… Эм-м. А ты не скажешь, откуда он у тебя?

– Не могу.

– М–м, военная тайна, понимаю…

– Вроде того. – Егор проглотил пару таблеток «Долгой жизни» и достал ай-фон. – Погоди минутку, – сказал он Женьке. Потом набрал номер Леночки и стал ждать. Долгие три гудка на звонок не отвечали, но затем женщина произнесла:

– Алло.

– Лена? Привет!

– Привет. Позвонил пригласить меня на ужин?

– Я бы с радостью, но сейчас у меня очень много дел.

– Хм… ты мне отказываешь? – удивленно сказала Леночка. – Раньше было наоборот.

– Да нет, что ты! Я с радостью поужинал бы с тобой, просто…

– М?

– …похоже, я попал в ситуацию. И не знаю, выкручусь ли.

– А как я могу помочь? – не поняла женщина.

– Возможно, кто-то услышит то, что я тебе скажу. Видишь ли, я совершенно один и не знаю, где могу оказаться сегодня.

– Совсем не знаешь?

– Совсем!

– Кажется, я тебя поняла…

– Значит, ты все сделаешь?

– Да.

– Хорошо, спасибо, Ленок!

– Ленок?.. Да, Дашков… будь осторожен.

Егор улыбнулся, хотя собеседница его не видела.

– Буду. – Пообещал он и прервал связь.

В этот самый момент раздался оглушительный звук. Дверь гаража слетела с петель, и внутрь стали вбегать люди в черных масках с автоматами в руках. От неожиданности Егор и Женька застыли на месте.

– Вот он! Взять его! – стараясь перекричать шум, скомандовал кто-то резким, неприятным голосом.

«Омоновцы» подбежали к Дашкову. Мужчина понимал, что сопротивляться бесполезно, и все-таки попытался «нанести контрудар».

– Я сотрудник полиции!

Он полез в карман за удостоверением, но один из незваных гостей, видимо, решил, что Егор тянется за пистолетом, и со всего размаху заехал лейтенанту прикладом по голове.

– Что вы делаете? – где-то за гранью сознания услышал Дашков голос Женьки.

А затем раздались выстрелы.

И крик:

– Разве я приказывал стрелять?! Чертов болван!

– Вы же видели, он набросился на меня!..

– Ничего бы он тебе не сделал!.. Ладно, свидетелем больше, свидетелем меньше… Тащи Дашкова в…

Продолжения разговора лежащий на полу Егор не услышал – он потерял сознание.

 

14.

 

…Главнокомандующий новороссийской армии (ГНА): – Наступление арабов на наши земли началось в точном соответствии с полученными данными.

Президент Новороссии (ПН): – Что вы делаете, чтобы отразить атаку?

ГНА: – Заблаговременно были приготовлены ударные силы, которые должны отразить нападение врага. Сейчас они ведут бой с арабской армией.

ПН: – Каковы результаты на данный момент?

ГНА: – Наши потери по сравнению с арабскими незначительны.

ПН: – Что вы планируете предпринять дальше?

ГНА: – Очень важно отразить первую атаку, чтобы деморализовать противника и помешать ему осуществить быстрый захват земель.

ПН: – Арабы сделали ставку на «молниеносную войну»?

ГНА: – Да, как Гитлер в свое время.

ПН: – Я надеюсь, что, как и он, они ошиблись в выборе тактики.

ГНА: – Мы приложим все усилия, чтобы ваши надежды оправдались…

 

(Из секретных архивов Кремля)

 

15.

 

Ведро холодной воды, вылитое на голову, привело Егора в чувство. С трудом придя в себя, Дашков отметил несколько неприятных вещей: во-первых, жутко болела голова, во-вторых, он связан, и в-третьих, он находился в неизвестном месте в компании людей, явно не питавших к нему родственных чувств. С потолка свисала одинокая лампа старого образца. Мокрая одежда неприятно липла к телу.

Лейтенант поежился от холода. Затем попытался вынуть руки из пут – скорее инстинктивно, чем в надежде освободиться, – но у него ничего не получилось.

– Не старайся, мои люди связывают на совесть.

Этот голос… Дашков его уже слышал. Он попытался припомнить где. От этого голова разболелась еще сильнее, и все-таки он вспомнил: в гараже Женьки… Мертвого, убитого Женьки!..

– Что тебе нужно, мразь? – прохрипел Егор.

– Я бы на твоем месте поостерегся так разговаривать с генералом! – рыкнул один из «омоновцев», окружавших Дашкова.

– Да пошел ты… – ответил на это лейтенант, за что тут же получил удар прикладом в живот.

Когда Егор пришел в себя, генерал наклонился к нему и сказал – негромко, вкрадчиво:

– Я сделал тебе одолжение, оставив в живых, а ты ерепенишься. Нехорошо.

– Что тебе надо? – сплюнув кровь, повторил Дашков.

– Вообще-то неплохо бы обращаться ко мне на «вы»… Ну да ладно, я тебя прощаю, только не злоупотребляй моей добротой.

Егор промолчал.

Тогда генерал продолжил свою «речь»:

– Перейду непосредственно к делу: итак, что тебе известно о нас?

– Мне? Ничего. Я вот освободился после универа, зашел к другу пивка попить, а тут вваливаетесь вы, и давай бить и палить…

– Послушай, парнишка… – зло проговорил генерал. Его полные ненависти глаза уставились в глаза Дашкова, но тот не отвел взгляда. – Если ты и дальше будешь так шутить…

– Миша, успокойся. Дай я с ним поговорю.

Егор повернулся на звук голоса и увидел, что в помещении появился еще кто-то. Впрочем, этого «кого-то» он узнал сразу, когда тот только заговорил.

– Добрый день, Петр Евгенич.

– Здравствуй, Егор. Что же ты не на работе?

Дашков усмехнулся, но ничего не сказал.

– Лучше ответь на вопрос Михаила Иннокентиевича, иначе… м–м… не могу утверждать с полной уверенностью, но он серьезный человек. Он не будет вести с тобой душещипательные беседы, как я. Понимаешь?

Егор понимал. Он помолчал некоторое время, обдумывая ответ, однако потом решил пойти ва-банк. Терять ему было уже нечего.

– Думаю, я догадался, в чем тут дело. Нелегальная торговля биоконтроллерами, так?

Булыкин смотрел на связанного подчиненного со странным выражением на лице. А генерал поднял взгляд к потолку и театрально рассмеялся – громким, каркающим смехом.

– Торговля контроллерами… Нет, вы только подумайте… Петя, и из-за этого лоха ты переполошился? Знаешь, ты правильно сделал, когда доверил дело именно ему, – ведь он ни за что в жизни не доберется до правды.

– Он не лох, Миша, совсем не лох. Просто он не все понимает. Но это не означает…

– Означает – не означает, – передразнил генерал. – Плевать я хотел. Что делать-то с ним будем?

Булыкин, кажется, всерьез задумался.

– А ведь действительно, – сказал он, обращаясь к пленнику, – что нам с тобой делать? Оставить в живых? Но ты, как говорится, слишком много знаешь…

– Я бы пристрелил его, а труп закопал во дворе. – Генерал сплюнул на пол и еще более злобно, чем раньше, посмотрел на Дашкова.

Тот лишь молча слушал.

«Ну вот, сейчас решается моя судьба, – вертелись в голове Егора мысли, – а я никак не могу на нее повлиять. Я избит, обезоружен и привязан к стулу. И я даже ударить никого не могу, сражаясь за свою жизнь».

Генерал кривил губы и поглядывал на Булыкина, но тот не произносил не слова, только смотрел на Дашкова, как отец на сына, сотворившего большую глупость.

«Представляю, что напишут в газетах о моей смерти, – подумалось Егору. – “Молодой лейтенант из области погиб при расследовании своего первого дела”. И никто не узнает правды, потому что на мое место назначат какого-нибудь придурка, «благодаря» которому дело смогут наконец закрыть. Все будут счастливы, и в первую очередь – эти двое. Но правда… в чем она заключается? Если они не торгуют контроллерами, то за какими темными делами стоят?..»

– Он мне надоел. – Генерал неожиданно выхватил пистолет и направил его на Дашкова.

Лейтенант бесстрашно посмотрел в глаза разъяренному военному.

– Убери ствол! – накинулся на подельника Булыкин. – Не смей!

– Ты забываешь, кто тут главный! Отойди, я пристрелю его!

Снаружи послышался какой-то шум, но два спорщика не обратили на это внимания.

– Нам не нужны трупы! – зашипел Петр Евгеньевич. – Все затевалось именно для того, чтобы не допустить смертей, помнишь?..

– Да отойди ты! – И генерал отмахнулся от Булыкина, как от надоедливого насекомого.

– Отдай мне пистолет!

– Да? А может, еще…

Что «еще» Егор так и не узнал – неожиданно открылась дверь и вбежал какой-то тип, наверное, один из охранников.

– Босс, там полицейские! И их много! Они убили несколько наших и направляются сюда!..

– Это все твой выродок!!! – не своим голосом заорал генерал. Отпихнул Булыкина, поднял пистолет и выстрелил.

У военного не было времени прицелиться – только это и спасло Дашкова. Пуля вошла в левое плечо и засела там. Сжав зубы, Егор взвыл от боли, дернулся, стул покачнулся, и мужчина упал на пол. Краем глаза он заметил, как ко входу в ангар подбегает несколько людей в полицейской форме с пистолетами наголо.

– Стоять! Полиция!

            – А свинца не хочешь, тварь?! – выкрикнул генерал и направил пистолет на вбегавших служителей правосудия.

            Тут же раздались выстрелы – полицейские не стали дожидаться, пока военный откроет огонь. Две или три пули угодили в грудь генералу. Его отбросило назад и повалило на пол.

            – Всем ни с места! Пушки на пол!

            Находившиеся в ангаре исполнили приказ и подняли вверх руки.

            – Вяжи этих, – полковник полиции обращался к сержанту. – А мы с ребятами займемся теми, что остались снаружи. Иванов, освободи Дашкова.

            Пока сержант заковывал в наручники обезвреженных преступников, его соратники забаррикадировали дверь стулом, выбили стекла и начали отстреливаться.

            Рядовой Иванов тем временем достал нож и обрезал веревки, связывавшие Егора.

            – Спасибо… А бинта у тебя не найдется? – на всякий случай уточнил лейтенант.

            Белобрысый и голубоглазый Иванов с сожалением развел руками.

            «Еще совсем пацан… – подумал Дашков. – Ему жить да жить… Зачем его взяли сюда?.. А ведь наверняка сам захотел, напросился…»

            Стреляющие со двора бандиты тяжело ранили двух полицейских, но и их собственное положение не вызывало оптимизма: большая часть людей в масках была уничтожена.

            Иванов порыскал по ангару, покопался в шкафчике и нашел бинт. Быстро размотал его, отрезал ножом солидный кусок и перевязал Егору руку.

            – А пулю вынем, когда выберемся, – сказал рядовой.

            – Если выберемся… – уточнил Дашков.

            – Обязательно выберемся, Егор Юрьевич!

            Давно его никто так не называл. Лейтенант рассмеялся, но тут же скривился от боли.

– Можно просто по имени, – произнес он.

За то время, что они с Ивановым общались, ситуация сильно изменилась: полиция не понесла больше никаких потерь, а вот преступников осталось всего двое, да и те были легко ранены. Взяв громкоговоритель, полковник приказал сопротивляющимся выбросить оружие и сдаться с поднятыми руками. В этом случае он обещал боевикам право на жизнь. Те поняли, что ситуация складывается не в их пользу, и приняли выдвинутые условия.

– Надеть на этих нелюдей наручники и всех в машину. Дашков, ты как?

– Хорошо… Спасибо.

– Тебе спасибо, что обнаружил это осиное гнездо. А как там Курильчук с Загородским? – Полковник имел в виду раненых.

– Не очень, но, думаю, выкарабкаются, – ответил рядовой, успевший сделать перевязку и этим двум полицейским. – Пойдем, – сказал он затем Дашкову.

Егор кивнул и, поддерживаемый Ивановым, заковылял вслед за уходившим полковником.

 

16.

 

Прошло две недели. Леночка регулярно навещала Егора в больнице, за что он был очень ей благодарен. Мужчина и женщина наконец нашли общий язык и договорились – когда Дашкова выпишут – устроить совместный ужин в каком-нибудь ресторанчике. Так и случилось: еще немного бледный, но счастливый Егор смог вернуться к нормальной жизни. Первое, что он сделал, – это купил огромный букет цветов и подарил его Леночке, за что получил благодарственный поцелуй в щеку.

«Кажется, дело идет на лад», – подумал лейтенант.

 

 

На следующий день Дашков слетал на могилу Женьки. Егор долго сидел на корточках и, глядя на крест с прикрепленной к нему стилизованной черно-белой фотографией, рассказывал погибшему другу обо всем: о себе, о Леночке, о расследовании…

 

 

На допросах Булыкин отказывался говорить. Дашков хотел навестить его в надежде на то, что Петр Евгеньевич расскажет бывшему подчиненному всю правду о произошедшем. Но встречи так и не случилось: буквально в один момент заключенного якобы перевели в другую тюрьму. Куда именно – никто не знал. Так что Егору оставалось лишь догадываться, правда ли это или участь Булыкина была более незавидной.

 

 

Поправившись, Егор принял серьезное решение: он решил избавиться от биоконтроллера в голове. Он не был уверен в том, что контроллеры безопасны и приносят только пользу, кроме того, ему хотелось побольше выяснить о них, а для этого надо было иметь на руках одно из устройств. Дашков записался на прием к врачу и долго уговаривал того провести операцию. Доктор наотрез отказывался, но все-таки мужчина убедил его, заплатив достаточную сумму.

Однако после рентгена выяснилось, что биоконтроллера у Егора в мозгу нет. Врач предоставил лейтенанту снимки, и тот сам убедился, что ему говорят правду. Сделали повторный снимок, но с тем же результатом.

Егор поинтересовался, что же с ним будет дальше? Он состарится и умрет, не дожив и до 100 лет? В ответ на что доктор лишь пожал плечами, а затем, приблизившись и понизив голос, признался, что это не первый подобный случай в его практике.

 

 

Окончательно выздоровев после ранения, Дашков написал рапорт, где изложил не только собранные им факты, но также все догадки и предположения, которые порой имели фантастический окрас.

Новый начальник участка Лихов приказал закрыть дело, поскольку так и не было однозначно доказано, что смерть Краснопольского не является самоубийством. Кроме того, Лихов приставил к лейтенанту на некоторое время негласных наблюдателей: нельзя было допустить, чтобы Егор самовольно продолжал расследование, к тому же он мог находиться в опасности.

С этого момента Дашкову стали чаще доверять дела для разработки. Коллеги иногда подшучивали над Егором, зная о его конспирологических теориях, но он не обижался.

 

17.

 

            Из уничтоженного рапорта Егора Дашкова

 

            …Вполне допускаю, что первопричиной всех несчастий в данном деле являются т. н. биоконтроллеры. У меня есть несколько теорий на их счет. Одна из них, на мой взгляд, самая правдоподобная, заключается в том, что контроллеры вовсе не следят за состоянием здоровья, а оказывают на него непосредственное влияние. Таким образом, их следовало бы назвать биорегуляторами. Благодаря воздействию указанных устройств продлевается жизнь человека, улучшаются его моральные, физиологические и физические показатели, усиливается творческая активность. Однако любое воздействие извне влечет за собой неизбежные проблемы, в особенности если речь идет о том, что создано и управляется самой природой. В связи с этим необходимо принимать таблетки под названием «Долгая жизнь», которые способствуют правильной работе организма, измененного биорегуляторами.

            Возможно, последние могут производить как позитивный, так и негативный эффект. Погибший Алексей Краснопольский в предсмертной записке писал: «Я чувствую это и… схожу с ума… вскройте меня, как яйцо». Не исключено, что он намекал именно на регуляторы, которые, по моей версии, и заставили его совершить самоубийство. Я предполагаю, что такие случаи довольно редки и все же спецслужбам приходится скрывать их, маскируя под обычные криминальные дела. Дело в том, что, когда «болезнь», вызванная биорегуляторами, достигает апогея, происходит полное изменение структуры организма и ментальности человека. Вот почему властьпредержащие приняли решение изъять тело Краснопольского из морга, не дожидаясь вскрытия. Я вышел на верный след, но меня опередили силы под командованием П. Е. Булыкина и генерала, которым оказался впоследствии опознанный М. И. Соловьев. Не думаю, что Булыкин и Соловьев возглавляли секретную организацию, разработавшую вышеописанную схему, – скорее всего, они были лишь подручными, хотя и достаточно высокого ранга.

            Суть же плана, как я его вижу, заключалась в том, чтобы создать из обычных людей – суперлюдей, а из обыкновенных солдат – суперсолдат. Высшие инстанции Новороссии знали о захватнических аппетитах Арабского Союза, наверняка были они проинформированы и о планировавшемся завоевании нашей страны. Получается, им ничего не стоило заранее подготовиться к нападению, которое, между прочим, было отражено с минимальными усилиями и потерями. Это объясняет и причину территориальной ограниченности внезапно проявившегося долголетия – как известно, срок жизни увеличился лишь у людей, живущих в нашем государстве.

В итоге, правительство предотвратило назревавшую, почти начавшуюся войну, но отказываться от действенного «оружия» в виде биорегуляторов не собирается. Можно только догадываться, какие планы у вышестоящих чинов относительно новороссийцев. Также остается неясным, как правящие верхи узнали о будущем нападении Арабского Союза, ведь информация должна была поступить к ним за десятилетия. Основная моя теория, которой я объясняю эту загадку, заключается в возможности видеть будущее. Состоящие на тайной службе экстрасенсы и ясновидящие могли прозреть надвигающуюся глобальную катастрофу, а предупрежденные о ней верховоды дали задание ученым и военным разработать план по отражению атаки неприятеля.

Пользуясь случаем, должен заявить: никогда не подозревал, что в мою голову не вживлен контроллер/регулятор. Касательно данного факта у меня имеется следующее предположение: я без каких-либо проблем со здоровьем дожил до своего возраста потому, что с момента изобретения искусственных удлинителей жизни природа «научилась» создавать собственный продукт. Теперь, по моему предположению, жизнь некоторых людей продлевается не научным, а естественным образом. Возможно, для такого «хода» имелась некая веская причина, но она мне неизвестна. Есть определенная вероятность, что с течением времени количество людей, подобных мне, будет расти. В качестве следственного эксперимента, прошу разрешить мне отказаться от вживления в мозг контроллера/регулятора, чтобы проследить за течением моей жизни в необычных условиях…

 

18.

 

– А этот Дашков не так глуп. Если бы он дошел до конца, это могло бы поставить под удар целую страну. Целый мир, если хочешь! Поспеши он, догадайся чуть раньше провести вскрытие Краснопольского – и вышел бы на наш след.

            – Но ведь этого не случилось.

            – Чудом. Впрочем, есть еще одно важное обстоятельство, которое может многого нам стоить, – они взяли Булыкина.

            – Он ничего им не скажет.

            – Но они умеют раскалывать.

            – Да, однако наши союзники в полиции не допустят этого. Они скорее убьют Булыкина, чем раскроют тайну.

            – Только на это и остается надеяться.

            – Знаешь, меня мучает одна вещь: может, перестанем играть в секретность и расскажем обо всем жителям Земли прошлого…

            – Исключено. Они или не поверят, или взбунтуются. И где мы тогда будем? А сейчас – результат на лицо: нападение Арабского Союза отражено. Хитрость не помогла арабам победить, потому что мы противопоставили ей двойную хитрость. Они не подозревали, что людям из прошлого все известно. Мы, так сказать, поймали их на противоходе.

            – Да, согласен, это был великолепный план: защитить Землю будущего, связавшись с Землей прошлого, рассказав тамошним новороссийцам о разрушительной войне с арабами и о победе последних. И создав биорегуляторы.

            – Биорегуляторы – моя гордость. Помнишь, ведь идею о том, что человеческое сознание сильнее боли, ран и недугов, вспомнил именно я. И именно я предложил сконструировать устройство, которое будет усиливать ментальную энергию, а значит, поможет людям бороться с болезнями и вирусами, с ранениями и травмами – и увеличит срок жизни!

– Да…

– Кстати, и твоя заслуга тут есть: это ведь ты предложил разработать таблетки, которые будут благотворно влиять на организм, измененный биорегуляторами.

            – Да.

            – Как-то ты немногословен.

– А что дальше? Как мы поступим с биорегуляторами? Оставим их на случай нового вторжения?

– Давай поговорим об этом позже.

 

19.

 

Тот, кто имел доступ к архиву полиции и стер все данные по первому делу, которое вел Дашков, сидел в машине. Транспортное средство стояло через дорогу от дома полицейского. Встроенный плеер был включен, слышалась человеческая речь. Однако это работало не радио – система слежения воспроизводила внутри салона голос Егора. Человек, устроивший лейтенанту прослушку, вытащил необычное средство связи, набрал номер, которого никогда не существовало на Земле того времени, и, сказав всего пять недлинных слов, нажал «Отбой». Убрал переговорник в карман, переключил радио на «Классическую волну», завел машину и взлетел в дневное московское небо, вновь оставив после себя пустоту.

 

 

А слова были такие: «Скрытые силы должны быть скрыты».

 

(Февраль, март 2012 года)

Похожие статьи:

РассказыВнутри Симулякры

РассказыЭнгэ (Часть 1/2)

РассказыСистемный код бога (Часть 1/2)

РассказыСистемный код бога (Часть 2/2)

РассказыЧёрный товар

Рейтинг: 0 Голосов: 2 1005 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Григорий Неделько # 21 февраля 2013 в 10:51 +1
(Опубликован и озвучен альманахом "Фантаскоп".)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев