fantascop

Собеседники

в выпуске 2013/08/05
21 июля 2013 - Юрий Лойко
article729.jpg

 

Он крутил педали своего велосипеда и ни разу не оглянулся. Добрых два часа его взору открывалось шоссе до самого горизонта и периодически проезжающие автомобили с человеческими силуэтами за рулём. Их лица казались бледными восковыми пятнами в вечерних отблесках уходящего дня.  Его длинные худые пальцы сжимали руль, глаза слезились — тонкие струйки солёной жидкости сползали на виски, щёки.

Молодой низкорослый человек в чёрной джинсовой куртке со школьным рюкзаком на спине притормозил на обочине и закашлялся в пыли проехавшего мимо автобуса. Выругался, прислонил велосипед к тенистым деревьям, окаймлявшим виноградники,  и сбросил портфель с плеч. На сегодня с меня хватит, подумал он и плюхнулся на землю.

 

 

         Вчера вечером ему показалось, что солнце садится за горный массив с неохотой, что кроваво-красные блики, окрасившие диск светила, придают ему неприглядный вид. Он предпочитал цвета сизые, угрюмо-чёрные или расплавленного металла.

         -Бестолочь!

         Парень обернулся – никого. Рядом промелькнула тень -  Олег, размахивавший своим портфелем над головой.  Он бежал сломя голову вдоль жилого пятиэтажного дома всего в нескольких метрах впереди и слева. Вдруг портфель выскочил как живой из его рук, и Михаил едва успел пригнуться – тот просвистел в сантиметре над макушкой.

         -Почти прямое попадание! – Воскликнул Олег и подпрыгнул в неистовом хлопанье в ладоши.- Тебе повезло, бестолочь этакая

         Михаил нахмурился, покачал головой и пошёл своей дорогой. Его явно не прельщало в очередной раз завязывать бесплодный конфликт. Олегу вот-вот стукнет семнадцать, а в голове интеллекта хватит на кончик голубиного клюва.

         -Я к тебе обращаюсь, идиот! – Олег подобрал чуть расползшуюся по швам сбоку ношу, отряхнул  и заторопился следом за одноклассником.- Отвечай, когда я с тобой говорю.

         Михаил не оборачивался. Сколько раз он встревал в разговор, и всё заканчивалось словесной перепалкой, оскорблениями, а иногда — побоями.

         -Идиот! – Олег с разбега скользнул на подошвах кроссовок и угодил в лодыжки недругу, дабы сбить его с ног.

         Михаил резко обернулся, при этом устояв на ногах после неудачного приёма. Его глаза пылали ненавистью.

         -Наконец, ты принял вызов! – Олег криво улыбнулся, прыщи на его низком лбу скукожились, а бородавка на левой щеке, казалось, вытянула в сторону длинный чёрный волосок.

         -Чего ты добиваешься?

         -Хе…

         -Ты жалкий трус, нытик и извращенец.

         -Что ты сказал?

         -Что слышал. Тебе не с кем порезвиться, тебе мало уделяли внимания твои бездарные в воспитании родители и тебе нравятся мальчики. Ведь так?

         Прыщавый старшеклассник побледнел на глазах. Помутневший взгляд говорил о внезапной панике внутри.

         -Ты ведь не ожидал таких слов, верно?

         -Ты за них ещё ответишь, помешанный идиот!

         -Кто из нас ещё помешанный? Я читал о таких подростках. Не сомневаюсь, что ты тайно подглядывал за своей матерью, когда та переодевалась, что ты тайно отрывал крылышки бабочкам в пока ещё недалёком детстве, что издевался над котятами, сбрасывая их в мусорную трубу с верхних этажей и кидая им вслед огромный камень, что ты топил их, засовыя бедных животных в коробки и, сбрасывая в пропасть, либо закидывая камнями; что ты мастурбируешь вечерами, думая о маль…

         -Закрой пасть! – Взвизгнул Олег и его нижняя губа задрожала.

         -… о мальчиках…- закончил Михаил хладнокровно. Он вдруг моргнул и понял, что говорил все эти гадости неосознанно, не своим голосом, как в трансе или во сне.

         Внезапный удар в челюсть привёл  в чувства. Он вновь устоял на ногах, но на этот раз ощутил солёный привкус во рту. И расшатанный зуб. Михаил растирал больное место, наблюдая за удаляющейся физиономией Олега. Что на него нашло? Что на меня нашло? – думал он, хватаясь за ручку двери как за спасительный плот в океане после кораблекрушения. Проще простого – рутина нарушена, и поведение последовало в иное русло, рутина нарушена.

         Отец читал толстенную книгу на диване в спальне. Мама расставляла тарелки на кухне и напевала песенку.

         -Привет! – сказал сухо молодой человек.

         Отец кивнул, смерил сына непродолжительным тяжёлым взглядом, чуть улыбнулся и снова уставился в чтиво.

         Мама осведомилась о делах в школе и сразу заметила красное пятно на левой скуле. Он всё ей рассказал. В который раз. Она погладила его и поцеловала в щёку.

        

 

         Снял куртку, сложил и запихал в рюкзак — пора продолжать путь. Теперь всё позади,  осталось за горизонтом, подумал он, садясь на велосипед. Куда он ехал? Зачем? Не жалко ли ему было своих родителей? Михаил даже взмахнул рукой, чтобы отогнать мысли как назойливое насекомое. Вновь закрутил педали. Машин становилось всё меньше. Солнце скрылось за серыми пиками одиноких гор вдалеке. Воздух становился всё более освежающим и одурманивающим одновременно.

         Ночь всё ближе, думал парень, стоит поискать место для ночлега. Набирая скорость, он рыскал глазами по сторонам. Шоссе с обеих сторон окружили высокие деревья с непроходимыми тропами. Не хотелось ловить попутку и просить незнакомого человека довезти в неизвестность, хотя он знал куда направляется, но всё же не был в этом уверен. Сейчас Михаил чувствовал уверенность только в одном – в принятом вчера вечером решении, пусть и заранее необдуманном… иначе и быть не могло.

         Михаил развёл костёр, когда сумерки заволокли всё вокруг. Шоссе было неподалёку и изредка проносящиеся мимо автомобили давали некоторое успокоение. Шелест кустарников, в кронах полуголых деревьев над головой, потрескивание костра также умиротворяли. Он постелил на сухую траву куртку, вытащил заранее подготовленное (хотя в второпях прихваченное) небольшое покрывало, которое брал с собой на море или в поход с ночёвкой. Воздух будто впитывал прохладу и влагу и отдавал его телу. Он натянул “одеяло” до подбородка, оголив ноги до колен, и взглянул вверх широко раскрытыми глазами. На небе уже вспыхнула первая звезда — самое время загадывать желание. Улыбнувшись, молодой человек заснул под успокаивающее потрескивание костра.

         Михаил проснулся от жуткого холода. Пальцы на ногах и руках онемели. Он приник было поближе к костру, но тот давно погас. Угли тлели в темноте алыми отблесками. Ветер усилился и срывал с деревьев последние сухие листья, уносящиеся всё дальше во тьму леса. Шорохи и поскрипывания стволов одурманивали и пугали. Парень сумел подняться на ноги и попытался развести огонь. Удалось со второй попытки. Судорожно потирая руки, грелся рядом, едва не обжигая собственную одежду. Глаза не слипались, а часы на запястье показывали четверть двенадцатого — проспал каких-то пару часов. Наверняка ветер погасил огонь, чтоб ему повадно было. Ни звука со стороны шоссе. Ничего, что напоминало бы о цивилизации.  Не хотелось слышать подобное. Надоело, видимо. Я всё это почувствовал, увидел воочию, так сказать, когда посмотрел на его спящее лицо, чуть искажённое в гримасе ужаса, недовольства, словно ему снился детский кошмар. Я увидел эту историю с Олегом, с родителями. Отрывки, конечно, но, тем не менее, хватило…

Михаил вскрикнул и отскочил от костра так, будто его ударило током. Он затравленно вглядывался в освещённые островки земли, деревья с их блеклой корой, в кустарники с тёмными глазницами между листьев и веток. Ничего. Никого.

-Я слышал,- произнёс он неуверенно.- Голос был во мне, говорил, словно кто-то читал мои мысли или видел меня со стороны.

         Парень вдруг замолк, чувствуя поднимающийся с колен жар, который парализовал его на тягучие секунды. Он сглотнул и медленно приблизился к огню. Последние остатки сна улетучились во тьму вместе с сорванными ветром листьями. На смену пришёл примитивный страх — его руки слегка тряслись, но, тем не менее, согрелись. Хоть это радовало. Михаил собрался с мыслями, нашёл толстую ветку неподалёку, присел на колени перед костром, поджёг её край и положил рядом на случай атаки. Мысленно насмехался над своими действиями, но так было спокойнее. Да, ему было спокойнее. Он считал, опасность была рядом, словно хищный зверь притаился в кустах в нескольких метрах и ждал удобного момента для нападения. Интересно, а что если, он прав? Что если там действительно хищник из недавно прочитанной книги?

         Михаил схватился за голову, и чуть было не закричал, но вопрос, готовый вырваться из горла, осел в воспалённом мозгу как густой осадок в колбе с испытуемой жидкостью: ”КТО ТЫ? ПОЧЕМУ ТЫ ГОВОРИШЬ ВНУТРИ МЕНЯ? КТО ТЫКТОТЫКТОТЫКТОТЫКТОТЫ???”

Сумасшествие. Почему раньше он не слышал этого голоса? Что за ерунда происходит? Мне комфортно за ним наблюдать из своего уютного места, а ему не по себе…

-ЗАТКНИСЬ!!! – взорвался Михаил. Ответом ему была тишина во всех смыслах этого слова. Пустота вокруг и внутри него.

         Уснуть я вряд ли смогу, подумал он, так что придётся снова сесть на “двухколёсного друга”, иначе с ума сойду. Михаил поднялся на одну ногу, как из темноты вынырнул кто-то и сел возле костра.

         -Олег???

         -Не ожидал? – Прыщавый молодой человек осклабился, обнажив ровный ряд жёлтых зубов.

         Долгое время Михаил не находил, что сказать и просто наблюдал за  школьным врагом. Немой спектакль продолжался несколько минут, пока его не нарушил шум проехавшей мимо машины. Звук был таким мерзким, пронизывающим.

         -Прости, мог появиться и по иному, но…- Олег почесал прыщи на правой щеке,- как-то духу не хватало.

         -Не верится мне… Мне…

         -Да хватит играть, ты ведь не актёр, верно? Понимаю, ты удивлён, но не до такой же степени! – Он причмокнул губами, подмигнул и вытащил пачку сигарет. Прикурил с костра.

         -Как ты меня нашёл? Как…

         -… тут оказался? Хе! Да очень просто. После вчерашнего разговора  понял, какое я ничтожество, что твои слова попали в самую сердцевину моих проблем. Я решил свести счёты  жизнью. Да,- Олег взмахнул руками, как режиссёр на съёмочной площадке для объявления конца ещё одного неудачного дубля,- и не надо меня сверлить глазами, пожирать, так сказать. Я неудачник, понимаешь? Доставал тебя из зависти и мне нравятся мальчики. Я чёртов голубой, ГЕЙ.- Он нервно затянулся, выпустив две струи серого дыма из ноздрей.- Всегда подавлял в себе эту гадость и не решался сказать родителям, делал вид беззаботного школьника, решившего досаждать другим…

         -Никогда не задумывался о том, что у тебя внутри. Да мне и всё равно было, даже мысли не возникало… Постой, я… — Михаил осёкся, словно его нагло прервали, и окончательно замолчал, не в силах сказать не слова более. К нему на самом деле не приходили мысли о каком-то там хулигане из класса, хулигане, который приставал к нему с момента перевода из параллельного класса года два назад.

         -По сути,- продолжал Олег, как ни в чём не бывало,- с детства знал, где-то глубоко внутри, что существует проблема, что я не такой как все, и дело в принципе не только в ГОЛУБИЗНЕ.- Он криво улыбнулся и вновь помрачнел.- Дело в моих переживаниях, в том, что ты мне сказал вчера, в том, КАК ты это сказал. И ещё… мне жаль — на САМОМ деле — за все мои злодеяния. В глубине души всегда хотел попросить у тебя прощения.

         -Принимается. Вижу, говоришь ты искренне и не разыгрываешь, но я до сих пор не понял, как ты меня нашёл.

         -Я видел тебя.

         -Видел?

         -Да. – Олег затянулся, выпустил сизый дым, рассеявшийся на ветру, и бросил сигарету в огонь.

         -Где?

         -На шоссе. Я видел, как ты гонишь на своём велике. На тебе лица не было, ты был погружён в себя настолько, что не замечал никого и ничего…- Он вынул смятую пачку и вытащил две сигареты.- Я успел украсть у отца. Купит себе новые.

         -Ты случайно заметил меня и решил поехать следом?

         -Да. Почему нет?

         -Но какого чёрта ты делал у дороги чуть ли не за городом?

         -Прогуливался.

         Михаил опустил глаза.

         -Знаю,- сказал грубо Олег и закурил сразу две сигареты,- знаю, о чём ты думаешь. Уже проговорился — у меня были суицидальные мысли. Признаюсь, если б я тебя не встретил, то, скорее всего, умер бы через несколько минут.

         Михаил молчал, поджал колени и разглядывал языки пламени.

         -У меня есть палатка неподалёку.

         -Мммм?

         -Ага.- Олег ухмыльнулся краем губ и покосился на собеседника, словно скрывал что-то важное и интересное.

         — Откуда?

         -Есть свои припасы. Я же говорю, у меня давно гуляли мысли о суициде, но в гараже возле дома хранился походный инвентарь. Я заметил тебя, подумал, прочитал на твоём лице отчаяние и прихватил палатку. Честно сказать, не надеялся тебя найти и знал, что далеко не уедешь. На своём велосипедном коне, так сказать, поехал по шоссе и заметил огонь. Хорошо, что ты недалеко от дороги обосновался, а то я бы тебя никогда не нашёл!

         — Трудно поверить.

         — А ты поверь.

         — С чего ты взял, что твой однокурсник, твой ВРАГ почти два года, вдруг поймёт и примет тебя?

         — Я на это и не надеялся. Вообще не намеревался тебя догонять, вернее это не было моей главной целью. Я всё равно бы покончил с собой.

         -Но ты же здесь…

         -Просто повезло. Говорю же, твой огонь виден с дороги, поэтому я тут. И приглашаю к себе в палатку, если ты не против.

         -Ну что ж…

         -Там наверняка будет уютнее и теплее.

         Михаил дёрнулся было встать. Помедлил, присел на корточки, огляделся.

         -Что-то случилось? – поинтересовался Олег.

         -Да. Перед твоим появлением мне показалось, что кто-то наблюдает за мной, наблюдает и связывается со мной телепатически.

         -Да ты ещё и шизофренией страдаешь…

         Михаил злобно на него глянул и встал.

         -Прости. Ты же знаешь правила. О телепатии – ни слова.

         -Знаю,- прорычал Михаил и вздохнул,- тем не менее, я слышал.

         Олег озирался с лёгким испугом на лице. Из темноты вокруг выплывали сухие листья и сызнова ныряли в черноту ночи.

 

 

Они потушили костёр и несколько минут держали путь по тёмному лесу. Олег вынул из кармана фонарик, миниатюрный, со слабым лучом света. Поёживаясь, Михаил следовал за новым напарником шаг в шаг. Он увидел маленькую палатку, местами рваную, разбитую под берёзой у потухшего костра.

         -Ну вот, погас,- сказал Олег и развёл новый.

         -Слушай… Олег…

         -Что?

         -Так ты тоже сбежал из дома?

         -Можно сказать и так. Надоело. И знаешь, опережая твой следующий вопрос, мне не жаль родителей. Похоже, они не заметят моего исчезновения.

         Михаил поёжился ещё больше от таких слов и вдруг понял – его ситуация почти такая же. Один в один.

         -А ты?

         -Я…

         -Что скажешь по поводу своих родителей?

         -Отец явно не заметит моего отсутствия. Он слишком занят собой. – Михаил пристроился на  рюкзаке и обхватил себя руками.- Я имею в виду не его поведение.  Он, конечно, подаст заявление о моей пропаже, мама будет лить слёзы, не спать ночами. Будет ДЕЛАТЬ вид, что я пропал, а через пару дней всё пройдёт, всё встанет на круги своя. Они сделают ЭТО ради окружающих, а не ради меня, иначе все сочтут их сумасшедшими, осудят и приговорят к ссылке в колонию телепатов.

         -Да, мои поступят так же. Лишь бы не попасть туда. Честно говоря, когда ты сказал о телепатии, меня передёрнуло.

         -А как я испугался! У меня руки тряслись.

         -Их так боятся. Телепатов. Они могут всё о тебе узнать за несколько секунд. Поэтому их отправили на другую планету, изолировали от общества. Хотя… когда родился первый ребёнок с телепатическими способностями, правительство выделило огромную денежную компенсацию родителям дабы изучить первенца. А уж потом наступил хаос. Осознали, как опасно жить с НИМИ, работать с НИМИ, учиться с НИМИ, когда ОНИ знают абсолютно всё. С первыми преступлениями на этой почве начались ссылки. И теперь каждого, кто провинится по той или иной причине, отправляют в долгий рейс на планету телепатов-преступников.

         — Ну да, колоний много.

         — С ума сойти можно, — сказал Олег дрожащим голосом,- когда слышишь посторонние голоса круглые сутки, и при этом никто не открывает и рта! Все знают твои действия наперёд, едва ты об этом подумаешь. Пытка. Некоторые возвращались оттуда безумными и сразу попадали в психиатрическую больницу. Навсегда. Другие попросту не вернулись. Их судьба осталась неизвестной.

         Михаил заслушался и до сих пор отказывался верить в поражающее спокойствие досаждавшего его одноклассника. Просто не верилось, насколько неузнаваемой оказывается душа едва знакомого тебе человека. Злоба исчезла. Да уж, если бы всегда было так спокойно, хорошо на душе. На самом деле, он рад, что рядом оказался собеседник, пусть и в лице  Олега, ему было хорошо сейчас, даже здесь, в темноте пустынного леса в нескольких километрах от города. Наверняка мама сейчас сидит перед телевизором с мокрыми от слёз глазами, а внутри ощущает умиротворение от моего отсутствия. Быть может, он ошибался, быть может, он думает о чём-то другом? Нет, выражение лица и роившиеся мысли не давали покоя — он напуган, но лишь слегка, а вот напарник, бывший враг, если можно его так назвать, ведёт себя спокойно, ему весело…  да, весело и покуривает, и думает о… смерти.

         -Опять!  — воскликнул Михаил.

         -Твою дивизию… Да что б ты… ЧЁРТ! – Олег подскочил, уронив окурки под ноги и выругавшись матом. – Что на тебя нашло?!

         -Я слышу голос! А ты – нет?

         -Нет! Ничего я не слышу! – Олег пристроился на своё место и мотнул головой.

         -Здесь кто-то есть, — сказал подозрительно Михаил.- Он здесь. Это наверняка телепат.

         -Всех телепатов переловили. Ты что забыл?

         -А вдруг не всех? Вдруг одного забыли?

         -Бред.

         -Возможно. А возможно и… нет… — Он вглядывался в тени вокруг, пошарил в кустах. Тщетно.

         Олег подкидывал сухие палки в костер, поглядывая на напарника с некоторой издёвкой. При мысли о вчерашнем дне в груди поселилась грусть, тоска заполнила всё и вся. Хотелось спать. А завтра? Какие действия предпринять завтра?  Главное – быть подальше от ненавистного ему города. Рядом присел его новый друг. Ха, подумал он, я уже называю его ДРУГОМ. Пусть, главное ему не говорить. Олег, не поднимая головы, шарил толстой веткой в костре и спросил:

         -Нашёл  шпионов-телепатов? Признаюсь, ты меня здорово напугал.

         Ответа не последовало.

         -Ну ладно, обижаться не стоит. На рассвете почувствуешь себя лучше, ночью впечатлительный человек ведёт себя не всегда адекватно. Бывает…

         Олег отшатнулся и свалился на спину, когда взглянул на Михаила. Вот только там сидел не Михаил, а худощавый мужчина с всклокоченными волосами и безумными чёрными глазами, вперившимися в огонь. Он тяжело дышал, держал трясущиеся руки на коленях. Незнакомец неторопливо взглянул на Олега глазами, похожими на одни расширившиеся зрачки угольно-чёрного цвета. Явный признак телепата, пронеслось в голове школьника. Он отполз к палатке, стоявшей за спиной. Телепат наблюдал за каждым его движением и приподнял правую бровь в вопросительном жесте.

         -Я знаю, что ты хочешь сделать и мне абсолютно наплевать. Убей меня быстро.

         -Я… Я не собирался… убивать… — Выдохнул Олег и встал. Ему не довелось встречаться с телепатами лицом к лицу, он слышал одни россказни и легенды. Молодой мужчина не казался таким уж опасным. Скорее замученным и отчаявшимся.    

         Михаил показался слева и боязливо пристроился напротив незнакомца.

         -Я хочу сбежать,- сказал черноглазый пришелец, и, казалось, он вот-вот расплачется.

         -Как тебя зовут? – спросил Михаил.

         -Глеб.

         -Меня Миша, а моего спутника Олег.

         Черноглазый кивнул и почему-то посмотрел на свои ладони.

         -Ты напугал нас до дрожи в коленях! Сначала один.- Олег покосился на Михаила,- потом второй ведёт себя как привидение! – Он пристроился на своё привычное место, сел в позу лотоса. – Значит, о тебе говорил мой спутник?

         -Обо мне? Не знаю.

         -Ты же наблюдал за нами?

         -Недолго…

         -Тогда всё ясно.

         -Мне нужно сбежать, но я не знаю, где находится телепортирующая установка, или как её называют,- сказал хрипло Глеб.

         -Телепорториум,- поправил Михаил,- так его называют в народе.

         -Возможно. Я хочу уйти… хочу на Землю…

         -Ха! – Олег заулыбался и довольно потряс пачкой перед лицом телепата.- Ты итак на Земле, приятель. Не путай…

         -Не может быть. Мы на колонии планеты К-2112.

         Все переглянулись и залились хохотом. Все, кроме Глеба. Он хлопал глазами и хмурил брови.

         -Ты столько времени прятался неподалёку и читал наши мысли,- заговорил Михаил, держась за живот,- и неужели до сих пор не понял, где мы находимся? Ой, не могу, ещё телепатом зовёшься!

         -Простите, ребята,- вставил Глеб, дождавшись, когда они успокоятся,- я заметил вас не так давно, и вышел после минутного колебания. Вы, скорее всего, путаете меня с кем-то другим. Я только что прочитал ваши мысли и ещё раз убедился, что вы заблуждаетесь.

         -Так ты здесь не один?

         -Один. Со мной никого не было…

         -Так кого же я тогда слышал?

         -Не знаю,- отозвался Глеб как маленький ребёнок, разбивший любимую вазу мамы,- не знаю. Судя по голосу, который я только что прослушал в вашей, Михаил, памяти, он принадлежит не мне.

         -Так кому же!?

         -Трудно определить…

         -Погоди, погоди…- взволнованно проговорил Олег,- что ты там сказал о планете К-2112? Мы на Земле! Хватит нести ерунду. МЫ учимся в одиннадцатом классе…

         -Да, в школе,- перебил Глеб, рассматривавший свои ладони,- я знаю. Вы сбежали из дома ввиду непонимания окружающих, продолжительной подростковой депрессии, желания найти себя, найти свободу в этом жестоком мире. По вашему мнению, жить в палатке – это не бомжевание, так сказать, а всего лишь продолжительный туризм. Продолжительный отдых на природе, затянувшийся поход, если можно так выразиться.

         -Всё верно говоришь, но МЫ НА ЗЕМЛЕ!

         -Нет, на К-2112. И вы колонисты, вас отослали сюда ещё в младенчестве с той самой Земли.

         -Постой,- Михаил поёрзал и помассировал лоб, будто голова пульсировала ноющей болью,- ты хочешь сказать, город – это колония?

         -И не одна. Вы хоть раз выезжали за пределы города?

         -Не в этом дело! – взорвался Олег. – Мы не телепаты! Ты видишь у меня чёрные глаза? Я читаю твои мысли? А?? Вот и замолкни! Не желаю слушать бред!!!

         -Телепатия не определяется одними внешними признаками,- произнёс холодно Глеб, — у вас скрытая форма, на генетическом уровне, и немного мутированная. Вы способны пользоваться своими способностями при необходимости. Это самый опасный вид телепатов. Их научились распознавать при рождении. Жаль, не определили пока назначения. Правительство, поддерживающее тоталитарный режим, знает, насколько опасны подобные НАМ люди и стремятся как можно быстрее изолировать от простых людей, доведённых до дебилизма современными средствами массой информации и не способных ДУМАТЬ!

         Олег вытряхнул в дрожащие пальцы последнюю сигарету, прикурил и глубоко затянулся. Казалось, он переваривает информацию.

         -Нет,- сказал он,- не верю в такую ложь.

         -Чем она больше, тем легче в неё поверить,- добавил мрачно Михаил и встретился глазами с одноклассником.- Не помню, кто сказал.

         -Чистая правда,- продолжал Глеб. – Никто в городе не знает, что живёт на колонии и является скрытой формой телепатов. Вы не пользуетесь своим даром, поэтому разучились распознавать его, и он попросту перестал функционировать.

         -Я читал о К-2112, — вставил Михаил. – На неё отправляют самых опасных преступников, убийц, насильников, так как там живут обезумевшая форма телепатов-паразитов. Они бесцеремонно проникают в твои мысли, держа постоянную связь, и ты сходишь с ума за один-два дня…

         -Чушь, — улыбнулся Глеб. – Ещё одно промывание мозгов.

         Олег сел рядом с черноглазым, наклонился к нему и спросил:

         -А за какие такие заслуги ты раскрываешь нам секреты? Получается, все дураки, а ты умный???

         -Не так получается, Олег.

         -А как же?

         -В городе, откуда вы ушли — якобы ушли, если правильно выразиться, – множество людей догадываются, что их обманывают. Их устраивает такая жизнь. Как и во все времена, находится лишь маленькая кучка бунтарей, не согласных с таким положением дел.

         -Слова ничего не значат,- сказал Михаил. – Ты не подкрепил ни одно своё слово доказательством. И ещё – мы сбежали не потому, что почувствовали оболванивание или пресловутую дебилизацию, а потому, что хотели перемен, свободы, разрыва безумной рутины и равнодушия!

         -Я прочитал это до того, как ты сказал,- ответил Глеб. – Мы похожи и не важно, по какой причине покинули город.

         Трое молодых людей молча сидели вокруг костра, вслушивались в голоса леса, нашёптывания мелькавших мыслей Глеба, но никто не поддался сну. Олег немигающим взглядом воззрился в языки пламени, Михаил полузакрытыми глазами поглядывал на спутников, черноглазый поминутно озирался по сторонам и посматривал на свои ладони. Когда небо стало светло-голубым, а звёзды потускнели, никто не шелохнулся. Новый день на чужой планете, до боли напоминавшей родную Землю.

         -Такое чувство, — нарушил тишину Олег,- что все о нас забыли. Никому мы не нужны. Какие-то три ничтожества, не способных ничего изменить.

         -А вдруг сможем изменить себя? – сонливо улыбнулся Глеб. – Неплохое начало.

         -Ничего подобного, — заметил Михаил,- мы эгоисты, а не революционеры. Что мы можем сделать, куда можем пойти?

         -Мы можем хотя бы попытаться попасть на Землю, — сказал с надеждой в дрожащем голосе Глеб.

         — И нас там ждут? Мы помечены, наверняка как-то помечены, не всё так просто, господа.

         В ближайшие два часа никто не вымолвил ни слова. Глеб пристроился на заднем колесе велосипеда Олега и всю дорогу любовался мелькавшими стволами деревьев. Никто не гнался за ними, не искал, казалось, мир наплевал на них, запамятовал и стёр из истории.

 

На закате следующего дня Михаил рухнул в листья, массируя пульсирующие ноги. Олег занимался тем же, а Глеб стоял на обочине и смотрел на бледнеющее небо.

-Мне просто не верится, — сказал Михаил.

-Ты о чём? – спросил Олег.

 -Он продолжает иногда слышать голос в голове,- отозвался Глеб, не оборачивавшийся к собеседникам.

-Да уж. Всю дорогу отрывками слышал. Словно, кто-то ведёт повествования моей жизни, моей теперешней ситуации в голове и какое-то  странное постукивание время от времени слышится.

-Постукивание? – Глеб хлопал ресницами в недоумении.

-Да, будто бьют по клавишам. Не понимаю. Глеб!

-Да. – Глеб развернулся лицом.

-Думаю, тебе стоит нас…

-…покинуть. Я понял. Можешь не говорить.

-Ты ведь не знаешь, куда идти, — сказал Олег.

-Не знаю. Зато я знаю, чего хочу от себя. И я хочу идти только вперёд. К цели. Пусть и недостижимой. Я хочу увидеть Землю, хотя бы во сне.

-А вдруг её не существует, — задумчиво произнёс Михаил.- Вдруг ещё одна ложь? Мы знаем о ней с детства и думаем, что живём на ней, но это не так. Возможно не так.

-Мне пора,- сказал Глеб.

-Стой! – Олег поднялся. – Мы же не можем тебя бросить. Что на тебя нашло, одноклассник, а? Мы пойдём, сейчас же!

Глеб улыбнулся. Верно, он знал всё наперёд.

К концу недели путешествия, когда скудные запасы еды закончились, а лес давал им всё меньше и меньше шансов выжить, спутники набрели на препятствие. Скалистый склон уходил в пустоту. Обойти его не представлялось возможным – бледно-серая полоска каньона уходила до горизонта.

-Приехали,- буркнул Олег.

 Михаил спрыгнул с велосипеда, так как подъехал последним и вскрикнул от ужаса. Глеб, молча разглядывавший разверзшуюся пропасть, шагнул с обрыва с таким спокойствием, будто нырял в бассейн. Олег попытался подхватить его, но опоздал на секунду. Одноклассники склонились над бездной и ахнули — черноглазый телепат поднимался на ноги и разгуливал в пустоте взад-вперёд.

-Ещё одна ложь! – воскликнул он, взмахнув руками над головой.

Через минуту они втроём приблизились к противоположной стороне. Под ногами ощущалась твёрдая поверхность, создававшая иллюзию пропасти. Обман зрения, одним словом, подумал Михаил. Подобное представление можно наблюдать в панорамном обзоре нарисованного полотна, когда созданные художником интерьеры у основания гигантской картины создают впечатление слияния и живости образов.

Скалистая и осыпающаяся порода не позволяла забраться. Куски серого камня и бледно-жёлтой глины нависали над пропастью возле их ног, подрагивавших от испуга и удивления. Глеб выглядел невозмутимее остальных.  Мне так показалось. Михаил обернулся, заметив силуэт человека. Там, откуда они совершили немыслимый прыжок. На деле же, он вновь слышал тихо шептавший в мозгу голос, и молодому человеку появление незнакомца дало уверенность в том, что голос этот принадлежал загадочной тени. Именно тени, ведь он не видел ничего кроме мутно-чёрных очертаний.  Кто он такой? Новый вид телепата?

(Своего рода да!)

Михаил вздрогнул от внезапного ответа. Олег, соскальзывавший со склона и ругавшийся самыми непристойными словами, повернулся к однокласснику и вопросительно расширил глаза. Михаил указал на незнакомца, но тот уже был таков. Олег пожал плечами, похлопал друга по спине и сел на корточки, бессильно опустив руки. Глеб молчал, некоторое время стоял в нерешительности и принялся ковырять пальцем камень и глину, да с таким проворством, словно собирался найти клад. Все восприняли его действия как последний акт отчаяния.

Михаил помассировал виски, прощупал пульс, подскочивший в два раза, и старался наладить связь с загадочным гостем. Тщетные попытки,  действительно разучился.

Глеб воскликнул и позвал спутников. Никто не отреагировал, пока черноглазый не встряхнул каждого из них несколько раз. Сначала Олег и Михаил непонимающе рассматривали небольшую дырочку в глине, потом до них дошло.

-Да,- подсказал Глеб, —  мне кажется, мы на верном пути. – Он с разбега ударил ногой по скале. Та осыпалась как игрушечная.

Друзья воззрились на металлическую дверь явно искусственного происхождения. Глеб долго шарил рукой по шершавой от многочисленных заклёпок поверхности и провалился внутрь. Спутники созерцали светло-коричневую полянку с островками розово-жёлтой и багряной растительности. В зените светило оранжевое солнце, на закате – ярко-красное. Между ними просматривалась странная светло-серая планета, похожая на земную Луну. В ста метрах впереди, переливаясь в разноцветных бликах неземных светил, раскинулся город. Нет, не город, подумал Михаил, а колония. Колония планеты К-2112, той самой планеты, названной в честь года открытия погибшим здесь путешественником. Вот как на самом деле она выглядит. Они отбежали чуть вперёд и увидели гигантский купол, раскинувшийся, вероятно, на многие километры. Казалось, он создан инопланетной формой жизни, хотя на самом деле сотворён руками всё тех же людей, стремившихся оставить свой след везде, где только можно.

-Мы открыли себе глаза, — сказал торжествующе Глеб.

-Ты помог нам их открыть, — вторил ему Олег, величественно разглядывавший новый для него мир. – Просто… потрясающе.

(Да, потрясающе!)

Михаил с мольбой взглянул на своих новых друзей. Восторженные и в то же время безучастные к его надеждам взгляды. Почему он слышит, а они нет!? Глеб слишком занят размышлениями касаемо происходящего и позабыл о мнимом собеседнике Михаила. Кому принадлежит этот тихий, порой едва слышимый, хриплый, умиротворённый голос?

(Мне)

Кому – МНЕ? Спросил про себя Михаил.

Молчание.

(Мне. Не знаю, как объяснить, но мне)

Как тебя зовут? Ты телепат?

-Пошли в колонию! – прервал диалог Глеб, дёрнувший его за плечо. – Нам всё равно мимо не стоит проходить.

-Нельзя! – отрезал Олег. – Они закрыли нас в этой стальной тюрьме и вернут обратно!

-Не вернут, — сказал Михаил.- Если бы они хотели нас изолировать, то мы бы не смогли выбраться. Мне кажется, кто-то хотел нашей свободы. Думаю, на Земле давно знают, где мы находимся. Игра, эксперимент на выявление хоть малой толики интеллекта среди серой массы людей — телепатов… Серой массы, инертной массы, как сказал один писатель древности…

-Хм… — задумался Глеб, – вероятно, ты прав. Что ж, в путь!

Олег развёл руками.

Михаил размышлял, словно рыскал по закоулкам своего сознания в поисках гостя. И лишь на входе в загадочный городок в мозгу, в самых что ни на есть, дальних уголках сознания возник странный ответ, телепатический посыл, вызвавший потрясение и в то же время удивление.

(Моё имя — автор)

 

Нетвёрдой поступью я вернулся в лес под аккомпанемент проезжавших мимо муляжей современного автомобиля. Восковые лица за рулём были смехотворны. Думаю, моя миссия выполнена. Они окончательно поверили, что живут на колонии планеты К-2112. А сейчас долгая предстоит  дорога.  Километры по благоухающему лесу, воспроизводящему всевозможные иллюзии земной природы. В итоге добрался до места назначения, ещё раз огляделся по сторонам, откинул тяжёлый люк, скрытый под толстым слоем земли, спустился по крутой лестнице, уходящей на несколько метров вниз. Я насвистывал песенку себе под нос, улыбался. Меня ждало удобное кресло звездолёта. За овальным окном поражал красотой космос и желанная поверхность Земли. Со вздохом облегчения я снял с затылка пластину, повторяющую контуры моей головы  и блокирующую мысли, затем по громкоговорителю доложил обо всех нюансах наблюдения. Сказал, что опасность миновала, мы всё предусмотрели. Начальственный голос поблагодарил меня, и, произведя отстыковку от поражающего размерами космического куба, мой звездолет устремился к почти безжизненной родной планете. Да, думалось мне, настоящих людей всё меньше — таких, как были раньше, не способных проникать силой мысли туда, где им быть не положено…

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1100 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Леся Шишкова # 12 марта 2014 в 22:46 +2
Ууууух... Давно я такого не читала... Очень понравился рассказ! :)
Юрий Лойко # 20 сентября 2014 в 02:01 +2
Спасибо за комментарий
Леся Шишкова # 20 сентября 2014 в 02:25 +1
))) С возвращением после долгого отсутствия на сайт! )))
Юрий Лойко # 20 сентября 2014 в 02:28 +2
Спасибо, приятно))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев