1W

Тени тоже хотят спать. Часть 2

в выпуске 2013/03/12
25 февраля 2013 - Артур Шайдуллин
article281.jpg

 

Гул под сводами торгового центра нарастал.

Все это походило на шум стадиона, на котором проходил футбольный матч. Но вскоре гул  сменился  женскими криками, похожими на те, что можно услышать в родильных отделениях больниц, стонами и детским плачем. Показалось, что подул ветер, и что-то пролетело мимо. Выйдя из укрытия, Игорь помчался к бытовке, чтобы выбраться из этого кошмара, и вернуться в свой кабинет.

Выбраться из этого кошмара и вернутся...

Единственная, пульсирующая в мозгу мысль.

Освещая стену, он отдернул фанеру...

Дыры в стене не было.

Игорь вышел из бытовки. Накалившаяся зажигалка жгла руку. В другой он держал ту же увесистую палку, готовясь отразить любое нападение.  Кожа началась пузыриться от ожога.

Стиснув до скрипа зубы, он продолжал идти. Шел по коридору, открывая все двери и осматривая стены. Откручивая кондиционеры и решетки вентиляционных вытяжек.

Хаос из истошных криков, истеричного смеха и стонов становился громче. Тело пробила дрожь, словно его раздетым вытолкали  на улицу февральским утром. Когда он выходил из очередного проверенного помещения, кто-то ударил его по голове.

От затылка по телу мгновенно растеклась боль. Подкошенные ноги не выдержали веса размякшего тела, и Игорь рухнул на пол.

 Первым делом, после того как очнулся, разумеется, ощупал шишку на затылке. Он лежал в огромной картонной коробке, обустроенной под жилье.

— Здравствуйте, — послышалось где – то в темноте. Голос был женским.

— Кто здесь??? Кто вы?! – воскликнул Игорь, и тут же его рот прикрыла ладонь.

— Тссс! Тише! Вы уже разбудили их, они ищут нас...

Чиркнула зажигалка и картонную хижину осветил тусклый свет. Менеджер увидел знакомое лицо, лицо с фотографии в рамке, стоявшей у компьютера.

— Анжела Николаевна? – спросил Игорь.

— Просто Анжела. А откуда… Вы тоже пришли через дыру в кабинете?

— Ну да, за кондиционером. Но когда я вернулся, ее уже не было.

— А моя была в шкафу. И однажды я не обнаружила ни этого шкафа, ни другого способа вернуться. И  осталась по эту сторону отверстия...

— А что эта за черная слизь?

— Это субстанция, которую ученые изобретут еще только через триста лет. Один из них с ее помощью прорвался в прошлое, и остался здесь. Хотя остался, не удачное выражение. Его здесь бросили. Он прячется здесь неподалеку и пытается собрать составляющие этой субстанции, прорезающей временное пространство. А знаете, что самое интересное? Эта жидкость неконтролируема в плане выбора времени, в которое нужно попасть. Она просто проедает в стене «дыру домой». Если брызнуть на нее водой, то обнажиться электронная плата. Она искрится от замыканий, но быстро восстанавливается. Этот психопат ее так и называет — «дыра домой». Он хотел вернуться в свое время, но пока не может найти способ это сделать. Этот старик расплескал эту дрянь тут повсюду, пытаясь вернуться. Вы тоже стали жертвой одной из его попыток. Она необычно действует на насекомых. Особенно пауков.

— Это из-за нее ни стали похожими на баскетбольные мячи? – спросил Игорь.

— Именно. Я  думала, что  старик  поможет мне. Но мы оказывались или под лапами динозавров, или в Белоруссии в сорок первом; там мне прострелили ногу. Один раз нас забросило в гущу какого-то средневекового сражения. Нас хотели сжечь, но мы пробрались в дыру перед самой казнью. Там у туалета лежат доспехи –  несколько этих дураков погнались за нами и угодили в паутину.

Она рукавом вытерла с лица пот, и, вытянув ноги, села рядом со мной.

Женщина вела себя словно загнанный в клетку зверь. Она смотрела исподлобья, но никак не в глаза. Достав из лежащего у стены чемодана пакет с кукурузными палочками, она протянула его мне. Анжела Николаевна скрестила на груди руки, и слушала тишину, непременно вздрагивая от каждого шороха.

— Меня назначили вместо вас. Прошла неделя, как вас потеряли. За это время вы здесь так хорошо освоились? – спросил Игорь, потирая ушибленный затылок, и расчесывая пальцами слипшиеся от крови волосы.

— Я здесь уже два года и семь месяцев. И потеряла надежду вернуться назад. Вас забросило дальше. Теперь хоть будет не так скучно. Здешние люди меня не принимают. Они живут в подвале. В полной темноте. Там есть еда, они разводят куриц, выращивают помидоры. Они мутировали и выглядят иначе. У них бесцветные глаза, они видят в темноте. Удлиненные уши, из-за них они распознают все звуки, еще у них нет волос. Все-таки соседство с такими лучше, чем с теми, что обитают в станциях метро. –  Женщина легла на лист толстого пенопласта. — Если бы не книги, я бы сошла с ума...

— С ними что?..  Что с этими людьми?

— Ничего такого. Сбились в банды. Озверевшие сволочи.  Ловят выживших людей и морят их в коптильнях или жарят на кострах. Потом пляшут и жрут.

— Я не могу в это поверить...

Анжела сняла ботинок и обнажила отрубленную наполовину стопу.

— Сняли на пробу. Чтобы определить — нагрелся ли растопленный жир на противне.

Пауза провисела минут десять. Купцов, словно потерявший дар речи, смотрел в темноту. В иступленном взгляде уже читалось отчаяние и тревога.

— Я никогда не стану каннибалом… Главное, оставаться человеком. Даже если будет нужно для этого умереть с голоду, — проговорил он тихим голосом.

— Когда ты начнешь падать в обмороки, будут выпадать зубы от недоедания и ныть кости – ты заговоришь по-другому. Вопросы морали отойдут даже не на задний план. Они станут другими. Просто найдутся оправдания этим поступкам. У этих людей есть часовни. Они молятся своему Богу, неистово крестятся и просят прощения. И если бы не воскресное песнопение, которое убаюкало моего надзирателя, от меня остались бы одни головешки. Человечность и благие намерения — потеха  для души. Потешить свой организм можно лишь сытным обедом. Люди – те же звери. Просто другие повадки.

— Прожить почти три года в этом месте… Ты очень мужественный человек. Чем же ты питаешься?

— Ловлю крыс, голубей. Иногда, получается, найти что-нибудь лучше. Еле жива — кожа да кости.

— Сейчас ночь? – спросил Игорь через несколько секунд молчания.

— Здесь всегда ночь.  Одна темнота… Над нами сотни метров грунта и вулканических пород. Ученый говорил, что в будущем произошли единовременное извержение всех вулканов и землетрясения.  На поверхности температура достигает двухсот градусов. Если подойдете к трубам, там, на левом крыле, — она указала рукой по направлению, к которому парень  сидел лицом, — почувствуете жар… Через них сюда проникает воздух, в них специальная заслонка, которая держит прохладный  воздух. Последнее, что смогли сделать власти, прежде чем воцарилась анархия.

— Вы говорили, я разбудил их. Вы о людях из подвала? – перебил Игорь женщину.

— О, не-е-ет! Здесь есть кое-что поужаснее… И люди в подвале знают, как с ними бороться.

Неподалеку вновь раздался крик, быстро удалявшийся от нас.

— Это они!.. Тени… Скажите мне, вы верите в бога, в сверхъестественное? – но, не дождавшись моего ответа, продолжила, — то, что вы здесь увидите, изменит все ваши представления. Они живут под куполом, и в основном спят. У них нет плоти, ничего материального… Они как тени. Те же силуэты, очертания, но питаются они живыми организмами. И если эти твари  будут очень голодны, то с легкостью доберутся и до нас. В основном они довольствуются пауками, от одного из них вы удирали недавно. Членистоногих здесь несметные полчища. Их матка расположилась в пару километрах отсюда. Она размером с грузовик. В день откладывает примерно сотню  яиц. Пауки, в основном живут  у теплотрассы, там влажно, тепло и много крыс. Те тоже плодятся, будь здоров!

Ученый говорил, что эти твари – оружие из будущего. Из будущего, которого теперь уже нет. Ход истории менялся столько раз из-за этих путешествий, что в будущем этого ничего не изобретут. Но жидкость, и эти тени просто уже есть в этом настоящем. А тени боятся только яркого света. Только он должен быть очень ярким. Как вспышка от фотоаппарата. Они словно растворяются в нем, рассыпаются как песок, и погибают. Разрываются на мелкие части и разлетаются в поисках добычи. Размножаются делением, для реакции нужно открытое пламя. Поэтому мне пришлось потушить вашу зажигалку столь экстремальным способом, – она кивнула на мою голову. — Давайте я посмотрю, — женщина сняла повязку, и обработала рану зеленкой, — я работала в торговом центре много лет, сначала секретаршей, потом логистом, затем менеджером. У меня не было подруг, а четыре года назад вышла замуж. Родила сына, отец которого бросил меня через полгода после свадьбы… Вот и вся жизнь. Но вы еще так молоды, угораздило же вас.

Игорь  лег на пенопласт и закрыл глаза. События последних часов  с трудом укладывалось в голове.

Мать всегда  любила повторять ему, что его дружба с соседским мальчиком Колей Занишельским до добра не доведет. Мальчик любил приключения и обязательно утягивал кого-нибудь за собой. Сейчас страсть Коли к приключениям, его изворотливость и спокойствие были бы кстати.

Мама  хотела, чтобы Игорь дружил с Мишкой Ивановым, толстым начитанным сыном компаньона отца. Это пошло бы на пользу дружбе двух семей  и самому Игорю, ведь Миша был умным не по годам. И они дружили. Благодаря этой дружбе Игорь пристрастился к компьютерам и книгам. Мама была несказанно рада этому. Через много лет и сам Игорь.

 

6

 

Эхо приносило шум капающей воды.

От сильной усталости Игорь заснул. Сквозь сон он слышал, как между прослойками листов  картона шуршали тараканы.

А проснулся от усиливающихся криков. В  картонную хижину вбежала новая знакомая. Сразу же за ней послышался грохот и наша хижина затряслась.

Сквозь щель Игорь заметил, как по ней пробежал паук.

— Тени охотятся… Они нашли логово пауков, разогнали их по всему зданию, матку разорвали на части! Этот сумасшедший ученый разворошил все!.. – она пыталась успокоить участившееся от бега дыхание, — он залез под купол… Непонятно зачем...

— Хм, в наше время там стояли четыре аварийных прожектора, они работали от автономных генераторов. На случай эвакуации при отключении света. Может он решил истребить этих тварей?  Хотя весьма странно, что тени не истребили до этого пауков и крыс, а последние так вообще не вымерли от голода, – ответил Игорь, спешно одев снятые женщиной ботинки.

— Тени могут спать месяцами, если  не шуметь. Тени за полчаса могут вычистить от пауков и грызунов все это здание, что они  и проделывали не раз. Но сила последних в том, что они размножаются очень быстро. Их мощь в количестве.  Я видела, как добрый десяток грызунов разорвали паука за несколько секунд. Здесь оставаться опасно, нужно уходить отсюда. Я знаю, где находится хорошее убежище, — она выглянула из отверстия.

Надвигающийся грохот со стороны котельной, от которой шла теплотрасса, не предвещал нечего хорошего.

— Бежим! Быстрее, быстрее!!! – прокричала она и выскочила наружу, прихватив чемодан.

На миг опешив, Игорь выскочил следом за ней и застыл на месте. В полумраке по эскалатору на второй этаж двигалась кишащая плотной кучей стая пауков. Они теснили друг друга в ужасной давке. Толкучка была похожа на перекатывающиеся  в ладони леденцы «M&M». С диким криком откуда-то сверху на них вихрем набрасывалась невидимая сила и уносила  к теряющемуся в темноте куполу. И уже оттуда сверху на пол ливнем лились сгустки крови.

— Бегите!!! Бегите за мной! – Игорь услышал далеко перед собой женский голос.

Игорь  рванул туда, откуда  доносился ее голос. Добежав до стены,  он остановился и хотел отдышаться, когда Анжела  дернула его за штанину.

-  Ползите за мной.

Присев на корточки, парень  заметил узкое отверстие, напоминающее канализационный сток. Они ползли около двадцати минут, пока вдалеке не показался свет. Чудовищно болели локти и колени от долгого напряжения. Когда они вышли в открытое пространство, Анжела повернулась к Игорю:

— Нам предстоит очень долго идти, примерно около недели. Там была резервация для выживших людей и продуктовая база, может там осталась еда… Одна я не решалась туда идти. Вдвоем будет легче. Не хотелось покидать этого места, — сказала она  и достала фонарик.

Только сейчас Игорю удалось рассмотреть ее лицо. Женщина была привлекательна, но сильная истощенность делала эту красоту убогой. Сквозь обтягивающую майку угадывались ребра и изящные груди.  Ее голова была выбрита наголо, делая ее похожей на узницу концлагеря.

В узком луче света парень разглядел вывеску сигаретного киоска, опрокинутые урны и скамейки. Неподалеку стоял проржавевший вагон. На стенах до самого потолка висели тела людей, обмотанные колючей проволокой.

— Похоже, здесь когда – то была станция метро… – отметил Купцов.

— Она самая...

— Вы говорите, что здесь уже почти три года, но тени были здесь до этого, откуда тогда эти запасы?

— В резервациях производили все. До недавнего времени бойцы разносили  еду по убежищам. Было какое-то подобие власти. Отбивались от теней струями воды из брандспойтов. От этих отрядов не осталось ничего.

Почувствовав, не особую расположенность к беседе Анжелы, Игорь замолчал.  В  тишине они прошагали около минуты, пока не услышали страшный свист и грохот.

Из тоннеля вылетел пустой вагон. Описав в воздухе пируэт, он рухнул в нескольких метрах, снеся несколько колонн и сигаретный киоск.

«Страйк», — пронеслось в голове парня.

Анжела направила на вагон дрожащий луч света. Вслед за ним из туннеля появились тени.

— Возвращаемся в  торговый центр! – Игорь вскочил в отверстие и, закрыв за женщиной люк, пополз по знакомому пути. – Похоже, они здесь повсюду. Может, попробуем укрыться в бытовке на первом этаже? Там дверь запирается изнутри, выждем, пока тени заснут.

В торговом центре стихло. Под куполом горел прожектор, освещая потолок, в подтверждение догадки Игоря. Выключив фонарь, они побежали к бытовке.

Крик Анжелы донесся откуда-то сверху. Игорь остановился. Через секунду рядом с ним упал ее фонарик. Подняв его, парень направил луч света наверх. Женщину кружило в черном вихре, который рассеивался под светом, отпускал её в свободный полет и вновь подхватывал в нескольких метрах от пола. Вновь раздался крик, и перед Игорем упала голова.

Ему показалось, что глаза моргнули.

Он выключил фонарик и вытер с лица рукавом капли брызнувшей крови. Неподалеку приземлился чемодан, с оторванной кистью на ручке.

Вглядевшись в темноту,  Игорь разглядел очертания ее тела, которое волокли за ногу по ступеням эскалатора. Через миг на нее с криками налетели тени и разорвали на части.

Игорь пробежал мимо бытовки, к пожарной лестнице, поднялся на третий этаж, и скрылся за первой попавшейся дверью.  Убедившись, что никого нет, сел на пол, оперившись спиной о дверь. Раскаленное от жажды горло, разразилось кашлем. Он немного отдохнул и успокоил дыхание.

«Приплыли» — пронеслось у него в голове.

 

7

 

Вроде все идет по накатанной колее, и  каждый день похож на предыдущий. Один и тот же трамвай возит тебя на работу, а потом обратно домой. Банкомат выдает в последний понедельник месяца зарплату. Немногочисленные приятели продолжают дарить всякую ерунду на день рождения. Сувениры, часы, кинжалы, картины. Картины, кинжалы, часы, сувениры.

Но однажды настанет  утро, когда встав с постели, подойдешь к зеркалу, и разобьешь  свое отражение, не выдержав тяжелого зрелища. А потом начнешь пить, сожалея о растраченных  попусту  годах. Пить, задыхаясь от одиночества. Вливать в себя обжигающую жидкость, пытаясь разогнать далекие воспоминания, вгрызающиеся в сознание острыми зубами.

Потом придешь к мысли, что жизнь это словно большой куш, который можно сорвать лишь один раз, и стоит дожить ее достойно. Пытаясь вернуть жизнь в прежнее русло,  можно будет посещать общество анонимных алкоголиков, и ежедневно рассказывать свою историю таким же неудачникам и старым пердунам как ты. «Здравствуйте. Меня зовут Игорь. Я – алкоголик. Ахаха!»

Можно будет заняться каким–нибудь делом, например, стричь газоны,  продавать хот-доги или журналы.  Но поняв, что уже поздно что-либо менять  и наверстывать, снова начнешь пить ночами напролет. И очередным похмельным утром засунешь в рот холодное дуло отцовского ружья.

Мысли роились в голове Игоря. Он сидел на холодном полу.  В его руках была зажигалка. Дрожащие пальцы интуитивно нажимали кнопочку при малейшем звуке в непроглядной темноте.

На полу парень просидел несколько часов.

Выйдя из капсулы шока, встал на ноги. Он осмотрел помещение, и удивительное открытие поразило и обрадовало его. Здесь когда-то был его кабинет. Там где висел кондиционер, стена  заложена и заштукатурена.

Остатки сгнившей мебели свалены в кучу. Вновь кости, еще пустые консервные банки, бутылки от воды, тут и там расплавившиеся свечи, как следы обитания человека.

Внезапно позади него загорелся свет. Обернувшись, Игорь увидел мусорную корзину. На дне корзины обнаружил дыру, а в ней… свой кабинет, кучу мусора у двери, ждущую прихода уборщицы. Парень опрокинул урну. Из нее потекла знакомая черная жидкость, вывалился мусорный пакет, со зловонным картоном внутри. Метнув его об стену, размазал  жидкость и отошел. Через несколько минут, она зашипела, и начала  медленно разъедать бетон. Не отрываясь, он наблюдал, как в стене образуется дыра. Когда она расширилась настолько, что стало возможно протиснуться в нее, затряслась запертая дверь. Сквозь щель под ней в кабинет пробирался черный дымок, который образовывал в воздухе вихрь. Игорь пролез в дыру, и вернулся в кабинет своего времени.  Вихрь усиливался.  Хлам  взмыл в воздух и закрутился — тень обретала очертания. Во все стороны отлетали осколки стекла и бетона. Игорь передвинул шкаф, закрыв дыру.

 

8

 

В дверь постучали.

— Игорь!!! Вы здесь?– шеф беспрестанно дергал за ручку.

Неспешно подойдя, менеджер открыл дверь.

— Заработались? – он улыбнулся, — Обустроились? Я посылал к вам слесаря, он еще у вас? Нигде не могут его найти… – начальник через плечо менеджера пытался заглянуть в кабинет.

— Его здесь нет… Мне не нравится мой кабинет…  Кажется, простое проветривание здесь не поможет… — ответил Игорь, и вышел из кабинета. Краем глаза он заметил ящик с инструментами слесаря, оставленный у  стола. Бедный парень, вероятно, остался в будущем.

 Игорь спустился по эскалатору и вышел на улицу. У выхода  заметил, как за шефом закрылась дверь кабинета. Купив по пути бутылку минералки, он утолил жажду. Люди оглядывались, рассматривая измазанные в саже рубашку и брюки.

Придя домой,  он взял из холодильника банку пива и прошагал в зал.

 Дома невыносимо душно. Игорь  снял рубашку и бросил ее в кресло. Включив телевизор, он понял, что совершил большую ошибку.

По восьмичасовым новостям шел репортаж о пожаре в торговом центре «Кольцо». Картинку транслировали в прямом эфире. Огромные языки пламени обгладывали все четырехэтажное здание, вырываясь из каждого окна правого крыла. Люди выбрасывались из окон, пытаясь спастись. Над торговым центром образовался черный вихрь. Он взмыл к небу, и разорвался на тысячи мелких лоскутков, попав в огни пиротехнического шоу у ночного клуба «Пирамида». Следующий сюжет повествовал о пробуждении вулканов на Камчатке, Азии и Африки и непрекращающемся землетрясении  в Южной Америке. Через минуту картинка сменилась надписью «no signal», та в свою очередь черным фоном.

       Отключилось электричество. Cильный ветер разбил стекла окон...

Похожие статьи:

РассказыЦифровая трясина

РассказыЛучший мир

РассказыРжавые ленты (Ржавые ленты 1)

РассказыЛишняя деталь

РассказыТени тоже хотят спать. Часть 1

Рейтинг: +3 Голосов: 3 1070 просмотров
Нравится
Комментарии (7)
Константин Чихунов # 4 августа 2013 в 18:36 +2
Идея неплохая, но есть шероховатости и немного запутано. Впрочем нить повествования не теряется и мысль автора ясна. Мне кажется, что после небольшой шлифовки получится приличная вещь. В целом понравилось. Спасибо автору.
Анатолий Шилов # 2 декабря 2013 в 16:13 +3
Рассказ понравился.
Артур Шайдуллин # 8 декабря 2013 в 22:48 +3
Спасибо, товарищи!. Вижу несколько ошибок, но не найду кнопки редактировать
Константин Чихунов # 8 декабря 2013 в 22:55 +2
А это потому, что уже в выпуске. Данную публикацию уже не исправить самому.
Артур Шайдуллин # 8 декабря 2013 в 23:12 +2
Аааа... Ну, все понятно. Спасибо
Григорий Неделько # 9 декабря 2013 в 00:08 +1
Напишите Дешифратору, что именно нужно исправить.
Леся Шишкова # 7 марта 2014 в 23:08 +1
Бррррр... Всегда боюсь безысходных картин предполагаемого будущего... Мне бы малюсенькую, но надежду! :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев