1W

Улучшатель

на личной

17 марта 2013 - Григорий Неделько
article337.jpg

(фантастическая история улучшенной версии)

 

 

За окном стоял обычный, серый день.

Я сидел на мягком диване перед телевизором. Показывали какой-то очередной ситком. Сериал казался абсолютно несмешным.

Я дотянулся до пульта, нажал кнопку «Выкл.». А еще, помню, подумал: вот бы вся эта телевизионная ерунда разом исчезла! И, смотрю, вместо того чтобы выключиться, телик стал передавать новости. Я вывел на экран информацию и с удивлением обнаружил, что канал остался тот же самый. Просто вместо сериала вдруг пошел новостной выпуск. Я щелкнул пультом еще раз. По соседнему каналу тоже шли новости. И по соседнему соседнему… Кроме последних событий, наше телевидение ровным счетом ничего не показывало.

Я выключил телевизор вторично, и на сей раз он меня послушался. Я был удивлен и заинтригован. Даже зашел к соседям – поинтересоваться, все ли у них в порядке с телевизором. Оказалось, что да.

 

 

Вечером пришел Димка. Он иногда подбрасывает мне работенку. Если бы не он, я б давно помер с голоду.

Я рассказал ему, что случилось.

– …И, представляешь, по всем каналам – новости! Вот что это за?..

– Да ты гонишь!

– Не веришь? А ну пойдем!

Оставив початые бутылки пива на кухне, мы прошли в комнату. Я включил телевизор и пощелкал каналами. «Новости», «Вести», «Сегодня», «24», «События»… И еще несколько десятков новостных программ. Мелькали друг за другом ведущие в пиджаках.

– Ну что, поверил?

– Да не может быть! Дай-ка сюда.

Димка забрал у меня пульт. Понажимал на кнопочки – с тем же результатом. Его глаза, казалось, сейчас вылезут из орбит.

– Как это возможно? – недоуменно спросил он. А потом вдруг широко улыбнулся: – А-а, знаю. Ты купил спутниковую антенну и специально так настроил «ящик». Что ж, тебе почти удалось меня надурить!

– Дурить я тебя не собирался. И никакого спутникового у меня нет. Хочешь – сам посмотри.

Недоверчивый Димка обошел телевизор в поисках кабеля, только без толку: его там нет и никогда не было. Тогда друг выпучился на меня сильнее прежнего, и я всерьез обеспокоился его здоровьем.

– Но как это?..

Я молча развел руками.

Мы вернулись на кухню и в полной тишине добили по бутылке. А когда открыли еще две и немного выпили, Димке в голову пришла гениальная мысль. Что она гениальная, я понял по тому, как он жахнул бутылкой по столешнице.

– Я знаю! Ты – улучшатель, вот что!

Я скривил физиономию.

– Да брось…

И отмахнулся. Но вместе с тем призадумался: а вдруг он прав?

Да нет, невозможно! Улучшателей в мире едва ли десяток наберется. Какова вероятность, что я один из них? Чрезвычайно маленькая! А если учесть еще и то, что способности к улучшению всегда проявляются в раннем возрасте, вообще мизерная!

– Короче, это совершенно исключено! – подытожил я.

Но Димка как упрется во что-нибудь, так и будет стоять на своем до конца.

– А может, ты новый подвид… или, как его, тип. Такой, у которого улучшательность проявляется не сразу.

Я пфыкнул, но не очень уверенно.

– Другого-то объяснения нет, – гнул свою линию Димка. – Попробуй-ка что-нибудь улучшить. Ну, давай! Вспомни, как ты сделал это с телевизором.

– Да как сделал… Захотел – оно само и получилось.

– Вот и отлично. Измени хотя бы… мое пиво! – И он протянул в мою сторону бутылку.

Я сконцентрировал взгляд на емкости. Сдвинул брови, сосредоточился – в общем, основательно подошел к тесту.

– Ну как, получилось? – осведомился Димка.

Я пожал плечами.

– Не знаю. Попробуй.

Димка прежде понюхал бутылку, и мне почудилось в его взгляде удивление. Затем он отхлебнул жидкость, цвета которой нельзя было разобрать за матовым стеклом.

– Тьфу! Да это ж лимонад! – Дима в отвращении высунул язык. – Какая гадость!..

– Что? Получилось?! – Я не верил своим глазам.

А Димка, кажется, обиделся.

– Ну и шуточки у тебя.

Он отставил бутылку в сторону, собрался и, бросив напоследок «Пока, вундеркинд», ушел.

А я остался глядеть на бутылку с лимонадом. К ее содержимому я не притронулся – все вылил в раковину.

Так я узнал, что я – улучшатель.

 

 

– Господа судьи, проявите снисхождение к моему подзащитному. Он действовал из лучших побуждений…

На процессе меня защищает Аллка, подруга Димы. По его просьбе она взялась за мое безнадежное дело. Да и работает почти за бесценок. Где бы я был, если б не друзья… Не уверен, правда, что Аллка чего-то добьется, но, может, хотя бы скостит мне пару годиков от пожизненного.

Подперев рукой подбородок, я размышляю о своей нелегкой судьбе.

 

 

На следующий день мы снова встретились с Диманом. Он был подозрительно спокоен и про испорченное пиво не вспоминал.

После того как мы обменялись рукопожатиями, он рассказал, что в их фирму срочно требуется улучшатель.

– Шеф за голову хватается: что делать, что делать! Налоговая проверка на носу, а наши бухгалтеры, туда их – сюда, балансы свести не могут! Начальник вышел из себя и поувольнял всех к чертовой матери. А новых пока не нашли.

– И ты растрезвонил ему про меня?

– Посуди сам: ты можешь вытащить нашу фирму из большой «жэ»! Если ты это сделаешь, шеф будет так тебе признателен, что станет твои ботинки лизать.

– Нет, спасибо, это ни к чему.

– Да я образно… Отблагодарит он тебя, все будет честь по чести. Мужик он, конечно, злобный и неуравновешенный, говнюк, короче, но – благодарный. Мало того что осыплет деньгами, так еще и тепленькое местечко в фирме предложит. У него под крылом. Я бы от такого предложения не отказывался!

И, как вы понимаете, я согласился. Это стало моей главной ошибкой.

 

 

Идет суд надо мной, а я думаю совсем не о том, признают меня виновным или нет.

«Жаль, я не умею останавливать время. Или возвращаться в прошлое. Я бы многое хотел изменить».

Такие меня занимают мысли. На подобные темы люди размышляют очень часто. Но что поделаешь, когда все случилось так, а не иначе?

Вот и меня жизнь несла на своей волне – и уж куда вынесло, туда вынесло…

 

 

Василий Сергеевич, Димкин шеф, встретил меня радушнее некуда.

– Проходи, мой милый, садись. Воды? Кофе? Пива?

«Секретаршу? Кабинет? Фирму?» – мысленно добавил я. А вслух сказал:

– Да нет, спасибо. Я, это…

– Знаю-знаю! Все знаю! Ну-с, дорогой, не будем рассусоливать: вот трудовой договор – будь добр, ознакомься. – Он пододвинул ко мне бумаги.

Я сел на деревянный стул и быстро пролистал документы. Работу мне предлагали с самыми лучшими условиями. Я, безработный бесперспективняк, не мог на такое и рассчитывать! Дима, конечно, говорил, что Василий Сергеевич – щедрый человек. Но мой друг вообще любит потрепаться, а у любой щедрости есть границы…

– Насчет зарплаты… – собрался уточнить я, и снова Василий Сергеевич перебил меня:

– Не волнуйся по этому поводу. Зарплата тебя устроит.

И он назвал цифру.

Я закашлялся и выпил предложенную воду.

– Судя по всему, мы договорились?

– Да уж…

– С виду ты парень простой и прямолинейный, но мне нужно быть уверенным. Понимаешь? – Василий Сергеевич налил в стакан еще воды из фильтра. – Вот, действуй.

Я пристально посмотрел на объект улучшения. Первое время ничего не происходило. Но, наконец, вода потемнела и пошла пузырями, а стакан разросся, превратившись в стеклянную кружку.

– Кока-кола? В пивной кружке? – удивился начальник. – Какое-то странное улучшение.

Я в своей обычной манере только кивнул, сам пораженный увиденным.

– Хорошо. Тогда по-быстрому все оформим, так как времени у нас нету. Сможешь выйти на работу сегодня?

Я снова кивнул, не до конца понимая, что происходит. Но, как мне виделось, происходило что-то исключительно приятное. Что ошибаюсь, я понял, к несчастью, слишком поздно.

 

 

Выдержка из современного энциклопедического словаря:

«Улучшатель – человек, который владеет улучшательством, т. е. способностью модернизировать вещи. Превращает Daewoo в Jeep, сок в вино, маленькую игрушку в большого робота и т. д.

Способности У. могут варьироваться. У некоторых из них встречаются возможности, которые недоступны другим, например, связанные с улучшением компьютерной техники.

Существуют так называемые ограничители – вещи, на которые У. не могут оказать влияния. Чаще всего, это природные явления (гроза, цунами, смерч) и находящиеся на значительном расстоянии объекты (облака, звезды, высоко летящий самолет).

Улучшательство в современном обществе – исключительно редкое явление. Владеющие им люди обычно уважаемы и почитаемы. Трое из ныне живущих У. входили в десятку самых богатых людей по версии журнала “Forbes”.

Современной медициной доказано, что улучшательство не заразно. Побочных эффектов, связанных с этой т. н. пси-способностью, пока не выявлено».

 

 

– А тебе обязательно смотреть на бумаги? – спросила Ирочка, худая и высокая секретарша. Она жевала жвачку и беспрестанно чавкала.

– Раньше я всегда смотрел на то, что улучшаю.

Ирочка поджала губы.

– Вообще, вам не стоило бы их видеть. Пришли неизвестно откуда, сами неизвестно кто… А вдруг вы как раз из налоговой?

Я не стал с ней спорить. С двумя типами людей никогда не вступаю в дискуссию: с полицейскими и секретаршами. С первыми – из инстинкта самосохранения, со вторыми – чтобы поберечь мозг.

Находились мы в подвале, где, как горы, возвышалась документация.

Я нагнулся и взял первый попавшийся листок.

– Эй!..

– Спокойно. Я буду смотреть только на него.

– Вам ни к чему его разглядывать.

– Должен же я как-то узнать, получилось или нет.

– Я могу сказать вам.

– А вы что-нибудь понимаете в бухгалтерии?

– Не-а. Я здесь за красивые глазки.

Меня всегда удивляла, даже восхищала искренность некоторых людей. Особенно с ногами от ушей и жвачкой во рту.

– Вот поэтому мне и придется на него посмотреть. А сейчас тихо, пожалуйста.

Вздохнув, Ирочка отвела взгляд, но чавкать перестала.

Я всматривался в цифры и слова на бумаге. Долго, упорно. Я вглядывался и вглядывался, и вглядывался, пока на лбу не выступила испарина. Прошло, наверное, часа два, прежде чем я отбросил листок в сторону.

– Пока не получается.

– Я знала, что вы обманщик. Хотели втереться в доверие к Васечке. Вы, наверное, гипнотизер. Внушили ему, будто что-то там улучшили, он вам и поверил. А я нет, на мне ваши фокусы не сработают. Я все о вас расскажу…

– Вот и отлично. Заодно скажите шефу, что мне требуется отдых. Видимо, у моей способности есть ограничения: я могу улучшать не чаще, чем раз в несколько часов.

– Во сколько?

– Если б я знал.

Ирочка опять зачавкала.

– Я все расскажу Васечке, – повторила она и вышла из подвала.

А я, озаряемый светом тусклой лампочки, остался внутри, наедине с мыслями.

 

 

Аллка заканчивает свою речь. По выражениям лиц судей сложно понять, какое впечатление произвели ее слова. Она садится на скамью и ободряюще треплет меня по плечу. Судьи о чем-то совещаются.

– Сейчас тебе дадут слово.

– Угу.

 

 

Едва ступив на порог подвала, Василий Сергеевич покачал головой и сказал:

– Андрюша, Андрюша… что же ты меня подводишь?

– Я? Подвожу? Да я только что вот эти вот бумажные Гималаи улучшил! – негодующе возразил я.

– Улучшил? Правда?

– Проверьте сами.

Василий Сергеевич обернулся к Ирочке, заглядывавшей ему через плечо, и та тут же скрылась. Почуяла, видать, чем дело пахнет.

Покряхтывая, Василий Сергеевич подошел к ближайшей «горе» и взял верхний листок. По мере того как он читал, глаза его набирали в объеме, грозя вывалиться из орбит. Неужели это заразно?

Шеф поднял взгляд на меня и потряс документом:

– Это что?

– Улучшенная документация. Теперь ни одна собака не подкопается.

– Какая еще собака? – Василий Сергеевич весь покраснел. – Я спрашиваю, что это такое?! – повысив голос, потребовал он ответа.

Я понял: случилось что-то не то.

– Э–э… разрешите взглянуть?

Я взял из пухлых дрожащих рук листок. Вчитался в него. Я год проработал бухгалтером в одной маленькой компании, а потому представлял себе, что должен был увидеть. И не обманулся в своих ожиданиях.

Василий Сергеевич между тем с остервенением рылся в грудах документов.

– Не вижу проблем, – сказал я, созерцая его толстую спину. – Все четко, ясно и понятно. Прибыль указана, расход указан. Дебет с кредитом сходятся. Все как положено.

– Положить мне на это «положено»! – повернувшись ко мне, заорал Василий Сергеевич. – Это «белые» сведения! А где «черные»?! Где миллионы, которые я заработал?!..

– Э–э…

– Где они, где?!.. Ох, мне плохо…

Василий Сергеевич схватился за сердце. Тут же подбежала Ирочка и, стрельнув в меня гневным, убийственным взглядом, увела Васечку из подвала. Я вновь остался один.

 

 

В тот же день меня уволили. Что было странно, ведь проблем с налоговой у Василия Сергеевича не возникло.

А меньше, чем через неделю, его фирма обанкротилась.

 

 

– Слово предоставляется подсудимому. Подсудимый, вам есть что сказать?

Я встаю, мельком глянув на часы. Остается пять минут. Всего пять! Надо как-то потянуть время.

– Граждане судьи, – откашлявшись, начинаю я, – родился я в семье малообеспеченной да к тому же многодетной. Четвертным ребенком, самым младшим. И, естественно…

 

 

Я сидел на диване и смотрел по телевизору новости, когда раздался властный оклик:

– Откройте, полиция!

На цыпочках прокравшись в коридор, я заглянул в глазок. Трое дюжих парней в форме, с дубинками наперевес. Я догадывался, кто их на меня натравил, – Васечка Сергеевич, кто же еще…

– Откройте, или мы выломаем дверь!

Я не знал, что предпринять. Ну, не кричать же им, что меня нет дома?

Жил я на седьмом этаже, а потому ни о каком побеге не могло быть и речи.

«Вот бы они передумали и ушли!» – мелькнула мысль.

Выбора у меня, похоже, не оставалось, так что я решил вернуться в комнату и смотреть новости до упора. Однако ситуация сложилась иначе: из коридора раздались спокойные голоса полицейских.

– А с чего мы взяли, что он здесь? – говорил один.

– И правда, его ведь может не быть дома, – отвечал второй.

– Давайте проверим информацию, полученную от Василия Сергеевича, – предложил третий.

– Да и его самого: какой-то он подозрительный тип.

– Точно.

– Верно.

– Пошли.

Я снова прильнул к глазку. Моя челюсть отвисла до пола: трое полицейских развернулись и вышли из коридора.

Я осторожно отпер дверь. Прокравшись, выглянул на лестничную площадку и никого там не увидел. Они ушли. Вежливые, спокойные и ответственные служители правопорядка. Получается, я только что улучшил полицию...

 

 

Часы отсчитывают время мучительно медленно. Прошло всего три минуты, а мне кажется, три года. Но я продолжаю говорить. Сейчас, вот сейчас судьи могут прервать меня, объявить виновным, и тогда все. Кончено. Улучшить правосудие не удастся, и оставшиеся годы я проведу в тюрьме.

– …В школе я давал отпор хулиганам и задирам, потому что…

Две минуты.

Судьи странно на меня смотрят. А я, стараясь не обращать на них внимания, болтаю без умолку.

Еще минута, еще всего лишь минута…

 

 

На следующий день я провел эксперимент – улучшил апельсин до состояния «Юпи». А после, с периодичностью в десять минут, старался изменить календарь на стене. Я хотел выяснить, через какое время восстанавливается моя способность.

Я не уходил с кухни и продолжал пялиться на календарь, даже когда ел.

Ровно через десять часов бумажные листы с цифрами исчезли, превратившись в небольшую записную книжку. Она упала на пол, и я вздрогнул от этого звука.

А в следующую секунду за пределами квартиры раздался громкий шум.

Я поднялся и направился было к двери, чтобы посмотреть в глазок, но остановился. Прислушался. Сквозь яростное матюкание я расслышал приказ разойтись.

И дверь слетела с петель!

Я не успел сориентироваться. Хотя что можно противопоставить полку ОМОНа? Сверхспособность-то вернется ко мне только через десять часов!..

– Вот он! – донеслось сквозь гомон и грохот. – Держи его! Волнов, стоять, мать твою за ногу!..

Что было дальше, я помню плохо. В памяти остались только люди в масках да подпрыгивающая на неровной дороге спецмашина.

 

 

Пришел в себя я уже в полицейском участке. Сначала меня долго допрашивали, причем омоновцы, так как все полицейские вдруг разучились быть жесткими и требовательными. А когда словесная пытка закончилась, препроводили в КПЗ. О, этот незабываемый аромат немытых тел!

Компанию в камере мне составляли такие же неблагонадежные элементы общества, как я. Уже прошло десять часов, и я на всякий случай улучшил своих «соседей», поэтому время до суда мы провели в светских беседах.

За мной пришли, когда до восстановления способности оставалось часов пять.

– Волнов, на выход!

Меня провели в зал суда.

Все уже сидели на своих местах. Димка – позади, со скорбным выражением на лице. Василий Сергеевич – справа, на месте обвинителя. В глазах его горело, как говорится, пламя ненависти. А Аллка-адвокат была тут, на скамье рядом со мной. Мы не обговорили с ней план моей защиты – нам попросту не дали этого сделать. Еще находясь в КПЗ, я было заикнулся о том, что мне нужен адвокат. Но омоновцы так на меня глянули, что я понял: лучше молчать в тряпочку. Проплатил их Васька, наверняка проплатил. Он бы последние деньги отдал, лишь бы расквитаться с тем, кто лишил его фирмы.

– Прошу всех встать. Суд идет!

Мы поднялись со своих мест.

– Прошу садиться. Суд вызывает свидетеля Светикову.

Между рядами прошла Ирочка, мельком презрительно на меня глянув.

Я приготовился к долгому и нудному процессу…

 

 

…Последние секунды. Десять, девять…

– …В юношестве я немало шалил, но никогда…

Один из судей зевает. Второй смотрит на меня утомленно. А третий, не скрывая раздражения, спрашивает:

– Обвиняемый, вы скоро?

– Да-да, еще чуть-чуть, – отвечаю я, не отрывая взора от настенных часов, – еще четыре, три…

– Какие «четыре, три»? Обвиняемый, вы о чем?

– Ага! – победоносно вскрикиваю я и изо всех сил желаю, чтобы судьи разом улучшились! От напряжения я даже закрываю глаза…

…А размежив веки, вижу устремленные на меня непонимающие взгляды. Я оборачиваюсь, смотрю на Василия Сергеевича: он нагло и удовлетворенно лыбится.

– Не получилось? – говорю я сам себе.

– Что не получилось, обвиняемый?

Ошеломляющая мысль врывается в голову: «Либо не прошло нужное время, либо я потерял способность улучшать так же неожиданно, как приобрел!»

Из груди словно воздух выпустили. Мне уже все равно, как ко мне отнесутся.

Я громко ругаюсь – пусть обвиняют в неуважении к суду! А потом, в не менее ярких выражениях, озвучиваю всю свою неприязнь ко времени.

– И кто придумал эти часы, минуты, секунды! Вот бы их вовсе не было!..

 

 

Как описать безвременье?

Наверное, сделать это невозможно. По крайней мере, у меня не получится. Могу лишь сказать, что оно очень статичная штука. И еще оно, получается, лучше самого времени.

Почему я так думаю?

Дело в том, что, когда я прокричал последние слова, все вдруг изогнулось, подернулось рябью и исчезло. А потом пришло безвременье…

Не знаю, сколько минуло, прежде чем я осознал случившееся.

Мой дар никуда не делся – просто я поспешил. А когда в сердцах выкрикнул то, что выкрикнул, – улучшил время! Это было невероятным, учитывая, что я читал в энциклопедиях о людях вроде меня. Об ограничении пси-способности, в частности. И все-таки деваться было некуда: вот я, а вот время, и оно – совсем другое. Улучшенное...

Я осматриваюсь. Неподвижные фигуры людей теряются в дымке.

Сперва я хочу отогнать события назад, чтобы навсегда избавиться от сверхвозможности. Но потом мне в голову приходит более умная мысль: можно же применить ее с пользой для себя!

Я прокручиваю время на десять часов вперед и, когда возвращается способность к изменению, улучшаю ее саму. Отныне мне не надо ждать – я могу менять вещи и явления бесконечно. Отлично, идем дальше.

Без прежнего мира невесело и скучно, потому я восстанавливаю его. И время заставляю течь по привычному для человека руслу. Но перед этим улучшаю ситуацию в стране, где раньше могли арестовать невиновного. Просто потому, что кто-то проплатил полицейских. Я решаю кардинальным образом ничего не менять – только до нужной степени.

Так, вроде бы готово.

Чтобы проверить, правильно ли я все сделал, запускаю время – и внезапно оказываюсь в своей квартире.

Звонит телефон.

Я не сразу понимаю, что происходит, но после четвертого-пятого звонка беру трубку.

– Привет, Андрюх! – Это Димка.

– Привет!

– Твой больничный вроде бы сегодня заканчивается. Как себя чувствуешь? Завтра выйдешь на работу?

– Все в порядке. А где я работаю?

– Ну ты шутник. Давай, завязывай со своим гриппом и выползай из берлоги, а то Василий Сергеевич изнывает без финансового директора.

«Значит, подкорректировав мир, я изменил его сильнее, чем думал, – размышляю я. – И мне еще многое предстоит узнать».

Я прощаюсь с Димкой и кладу трубку. А потом выставляю свою способность в режим «Stand by». И чувствую себя гораздо спокойнее…

 

 

Открытое письмо Андрея Волнова, председателя Союза Улучшателей Земли, всем заинтересованным:

«Приветствую вас, друзья!

Это я, Андрей Волнов.

Прошло время, и я вроде бы окончательно освоился на “новом” месте. У меня все хорошо, если вам интересно, конечно. Василий Сергеевич недавно поднял мне зарплату, и вообще мы с ним лучшие друзья. Ирочка перестала жевать жвачку, прибавила в формах и умственных способностях, и теперь мы с ней встречаемся. У Димки тоже полный порядок.

Кстати, я организовал Союз Улучшателей. Если вы вдруг обнаружите в себе редкую возможность делать мир красивее и уютнее, мы обязательно примем вас в наши ряды. В новостях говорят, что с каждым месяцем – не годом даже! – число улучшателей увеличивается. Возможно, мы стоим на пороге новой эры. По крайней мере, я искренне нам всем этого желаю!

Если же у вас появятся какие-то проблемы, беды или несчастья, смело обращайтесь ко мне. Я постараюсь помочь. Сверхвозможность я давно не включаю, но при необходимости снова возьмусь за вожжи. Есть ситуации, в которых без радикальных мер не обойтись. А потом, в улучшении не вижу ничего плохого, если после него все не становится только хуже.

Хотя, знаете, я был не совсем честен с вами: однажды я обратился-таки к улучшательству – когда писал этот рассказ. Но ведь его опубликовали и мы смогли наладить контакт. Да и история вроде как получилась ничего. Выходит, свою задачу я выполнил? Во всяком случае, я очень на это надеюсь.

А с возрастом, говорят ученые, способность улучшать отмирает. Так произошло со всеми, кто владел ей и дожил до преклонных лет. Но ведь как-то раз ученые ошиблись…

Что ж, поживем – увидим. Пройдем этот путь до конца и узнаем, правда ли лучшее – враг хорошего. Вы со мной, друзья?

Искренне ваш,

А. В.»

(Август, сентябрь 2011 года)

Похожие статьи:

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыЛизетта

РассказыНезначительные детали

РассказыКак открыть звезду?

Рейтинг: +1 Голосов: 3 960 просмотров
Нравится
Комментарии (5)
Григорий Неделько # 17 марта 2013 в 21:08 +1
[Опубликован в сборнике моих рассказов и миниатюр "Надлом реальности" издательством YAM Publishing.]
Серж Юрецкий. # 2 апреля 2013 в 16:45 +3
Сказка конечно ложь, но настроение ты мне таки улучшил))) Молодца!
Григорий Неделько # 2 апреля 2013 в 16:48 +1
Это не я - это Андрюха Волнов. :)))
Спасибо, Серёг! :)
Григорий LifeKILLED Кабанов # 14 апреля 2015 в 14:32 +1
Название это давно заселов у меня в голове, не знаю, почему не читал.

Вот, как надо писать рассказы!

Никого не убили, не подстрелили, но как же драйвово написано, читается на одном дыхании. Концовку выдавать не стану, но она приятно удивила (как и всегда в твоих рассказах... не-удивляющих и не-переворачивающих с ног на голову концовок писать ты, видимо, просто не умеешь laugh ). Про идеи тоже можно не упоминать, они автоматом необычные, и это ещё мягко сказано smile
Григорий Неделько # 14 апреля 2015 в 14:40 0
Видимо, много курю, вот и накрывает. :)) Шутка. Сигареты не моё.
Спасибо, Гриш! Очень рад, что тебе понравилось. smile Наверное, сказалось, что мои любимые фантасты - Шекли, Каттнер, Дик, Эллисон, а они в рассказах подчас такое вытворяют... Стараюсь хоть как-то к ним приблизиться.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев