1W

Второй хозяин, часть 3

в выпуске 2013/05/03
26 марта 2013 -
article382.jpg

* * * *
Необходимо было все расставить на свои места.
Для начала, имел место факт чьего-то присутствия в доме. Потом, и это тоже можно считать фактом, незваный гость пытается выдавать себя за настоящего хозяина дома с какой-то определенной целью. Правда, для самого Миши цель не была такой уж определенной, но то, что какая-то логика у чужака имелась, сомнений не вызывало. Никто в живую с этим чужаком не пересекался, кроме робота. Но вот сам робот, к сожалению, надежным свидетелем не являлся. Его статус можно было пока определить таким термином, как подозреваемый. Потому что элемент сомнения в его верности у хозяина дома был. Далее, отсутствие на памяти явных врагов, заинтересованных в устранении Миши, вроде бы делало практически исключенным мотив мести. Следовательно, в данных событиях принимает участие неизвестная пока третья сторона. Но вот каким мотивом к действию руководствуется она, совершенно непонятно.
Таким образом, какие выводы или предположения можно сделать из имеющейся информации.
Предположение первое: хозяин дома страдает раздвоением личности. Находясь в состоянии временного умопомрачения, он отдает приказы роботу, о которых потом сам же и забывает. Что может говорить «за» такую версию. Ну, во-первых, отсутствие каких-либо посторонних предметов в доме. Чужой человек рано или поздно должен был бы забыть некий предмет, которого раньше там не было. Хотя, если чужак будет очень осторожен, эта игра может затянуться на годы. Во-вторых, и это тоже не маловажно, робот не видит разницы между гостем и хозяином. Если попытка обмануть робота действительно такая дорогая вещь, как о ней говорил Женя, шансов ввести в заблуждение электронного слугу, практически не существует. Значит, робот свято верит, что перед ним все время находится одно и тоже лицо. И такое его поведение является очень сильным аргументом в пользу того, что что-то не в порядке с самим Мишей. Затем, звонок в «Соколиный глаз». Вполне вероятно, что, будучи в фазе затмения, первое Я хозяина позвонило из дому в эту контору, обо всем договорилось, а когда в свои законные права вступило Я второе, оно, не помня о решениях первого, позвонило в то же самое место. Ведь, несмотря на то, какая личность сейчас была главной в Мишином теле, мозг-то оставался прежним и, следовательно, делал одинаковые выводы для любого Я, хоть для одного, хоть для другого. Этим можно было объяснить звонок в одну и ту же фирму. Правда, оставалось неизвестным, откуда второе Я узнало номер «Соколиного глаза», но, тем не менее, доводов в пользу раздвоения личности было хоть отбавляй.
Что говорило «против». В данном случае, доминирующим контраргументом против личностного распада, был фактор времени произошедших событий. Оба явных случая чужого появления упирались в то, что Миша в этот момент находился на работе. И если наличие остывшего в кружке чая веским аргументом не являлось, то вот купание в ванной факт, который хозяин дома не заметить бы не мог. В ней явно купались не более, чем за час до прихода Миши. А за час до этого хозяин дома стопроцентно сидел на работе. Каким бы он раздвоением не страдал, не заметить того, что он ушел на час раньше, было невозможно. Да и даже, если бы он этого не заметил, начальство заметило бы точно. И ему бы давно начали отрывать голову за систематическое неисполнение служебных обязанностей. Однако, никаких скандалов или просто разговоров не происходило. Следовательно, дело было не в раздвоении личности, а в чем-то явно другом.
Предположение второе: какое-то неустановленное лицо преследует некие корыстные цели. Сразу возникал вопрос, какие. Вот тут тьма стояла полная и непроглядная. Если поначалу у Миши оставалось место для версии о чьей-то невеселой шутке, то после истории со стеклом, она отпала бесповоротно. Его хотят устранить. Но почему такой странный и сложный способ? Не проще ли было бы подстеречь его под подъездом как-нибудь вечерком, после работы и прибить никому не докучая нудными посещениями чужого жилища. Нет, противник выбрал способ, который должен оказать психологическое воздействие на потенциальную жертву. Только для чего, чтобы запугать? Но ведь напугать человека можно, например, обычными письмами подброшенными в почтовый ящик, или звонками по телефону. Так нет же, воздействие, которое пытались оказать на Мишу, носило, можно сказать, «бесконтактный способ». Полученное письмо, ведь можно и в милицию отнести, а звонок, можно попытаться отследить. Здесь же все делалось с таким расчетом, чтобы хозяин дома оставался с противником один на один, не подключая официальных органов. Но опять-таки, зачем? Стекло, которое чудом не было съедено, вполне могло стать орудием убийства. Правда, вот тут сразу возникала одна деталь. В случае такой смерти, убийцей с точки зрения закона стал бы робот. И тогда, такую смерть трактовали бы как несчастный случай. И при таком повороте дела единственным, кого могли наказать, являлся электронный слуга. Сам замысел становился в какой-то степени понятнее. Но в сотый раз поднимался вопрос о мотивации врага. Что могла дать смерть Миши похожая не на убийство, а на несчастный случай. Похоже, что ничего. И самое главное, никому. Денег, которые могли бы достаться кому-нибудь по наследству, у хозяина дома отсутствовали, акций он не имел, долей в частных предприятиях не наблюдалось. По-настоящему его имуществом была только обычная квартира и, вечно все делающий не так, робот. Пожалуй, за такой приз мог побороться только полный идиот.
Хотя…
Хозяин начал перебирать в уме преимущества его квартиры перед тысячами точно таких же других. Здесь вроде бы рационального зерна не находилось. Ну что в ней такого, квартира, как квартира. Стандартной планировки, ничего особенного. Может быть внутри самой квартиры есть что-то, что представляет большую ценность. Вряд ли. Если бы это был старый рыцарский замок с тысячелетней историей, со множеством потаенных ходов, с горой антиквариата в виде золотых шкатулок, древних мечей или мистических амулетов, тогда вся эта длинная авантюра имела бы хоть какой-то смысл. Но в данном случае, в доме, которому менее года, ничего дорогого накопиться еще попросту не успевало. А если и успевало, то явно не у Миши.
Вроде бы тупик.
Ну и, наконец, предположение третье, и самое бредовое: в квартире появилось его собственное отражение, двойник… Как самую нелогичную мысль, хозяин оставлял ее напоследок, чтобы взглянуть на нее, в виду отсутствия иных, что-нибудь объясняющих предположений. Итак, допустим, что в доме появился двойник, как он появился уже не важно, но он появился. Этот двойник живет в квартире, как и хозяин, никогда не встречаясь со своим оригиналом. Почему? Это другой вопрос. Но предположим, что на каком-то этапе времени, Мишей стал два. И оба Миши стали жить отдельной, не связанной друг с другом, жизнью. Они приходят домой в разное время, в разное время едят, пьют, чистят зубы или купаются. Между ними остается только два связующих звена. Их общий дом и их общий слуга. И первый, и второй Миша считают себя полноправными владельцами своего жилища и какое-то время не подозревают о существовании своей копии, пока в один прекрасный день приказ роботу первого хозяина дома не вступил в противоречие с приказом второго. Оба хозяина в недоумении по поводу происходящего. И тот, и другой изрядно напуганы. И решают проверить с помощью видеокамер, кто же посещает их квартиру без их собственного разрешения. Оба звонят в одну и ту же охранную контору. Единственное, что сильно смущало Мишу, его двойник, в этом случае, действует быстрее оригинала. Правда, исходя из этой же теории, могло получиться так, что двойником на самом деле является сам Миша, а тот – другой – первоисточником. От этой мысли хозяина дома мороз пробирал по коже. Что если сам Миша — чье-то отражение, даже не подозревающее о том, что оно своего рода привидение?
Это было страшно. Единственным сильным утешением здесь выступала крайне малая вероятность этого варианта развития событий. Но зато сам этот вариант логически объяснял звонок Мишиного двойника в «Соколиный глаз». Он говорил о том, что двойник так же не понимает, что вокруг него происходит, как и оригинал. Вот только наличие осколка стекла во вчерашнем ужине такая версия не объясняла. В принципе, конечно, могло так оказаться, что данное событие результат очередной оплошности Железяки, коих за короткую жизнь робота было пруд пруди.
Но сам хозяин дома склонялся к версии номер два. Больно здорово чувствовался агрессивный интерес к его персоне.
Пытаясь выстроить еще какую-нибудь логическую конструкцию, Миша зашел в свой подъезд.
— Здравствуйте, Михаил Андреевич, — раздался сверху лестницы голос Мишиного соседа.
— Добрый вечер, Иван Юрьевич, — поздоровался в ответ Миша и, поднявшись по ступенькам, пожал ему руку.
— В магазин ходили? – поинтересовался сосед.
— Какой там магазин, — устало отмахнулся Миша. – Я с работы.
Иван Юрьевич, зрелый крепкий мужчина, удивленно вскинул брови:
— Вы на работе были?
— А что в этом странного?
Сосед отрицательно покачал головой:
— А я думал, что вы были дома. Хотел даже по этому поводу поговорить.
— По какому еще поводу?
Иван Юрьевич облегченно рассмеялся:
— Да теперь-то уж не по какому. Просто, честно говоря, у нас музыка громко играла. Мне почему-то показалось, что это было в вашей квартире.
Миша побелел:
— Во сколько это случилось?
— Часов в двенадцать дня. А что?
— С чего вы взяли, что музыка играла именно у меня?
Сосед улыбнулся:
— Я просто на лестничную площадку вышел. И вроде бы громче всего музыка играла у вас. Конечно, я могу и ошибаться.
Мише было не по себе:
— Просто мой робот в последнее время стал чудить. Не исключено, что именно этот болван музыку и включил. Хотя, может, я тоже ошибаюсь.
— А, ну раз такое дело, надавай своему тупице по голове, — рассмеялся сосед. – Пугает тут честных людей.
— Хорошо, хорошо. Если виноват он, я его сегодня казню.
«Неужели опять», — думал Миша, поднимаясь на свою лестничную площадку.
Ощущая растущее беспокойство, он поднес большой палец к окуляру дактилоскопа. Сканер быстро сверил отпечаток и, удостоверившись, что домой пришел владелец квартиры, мягко открыл дверь.
Первое на что обратил внимание хозяин, было шипение, какое обычно бывает в радиоприемнике. Но так как радио у него в этой квартире отсутствовало, этот вариант сразу же отпадал.
— Железяка! Ты что тут натворил?
Из кухни вынырнул робот.
— Слушаю хозяин.
— Это я тебя слушаю. Что здесь шипит?
— Вода, — отреагировал слуга.
Миша сперва не понял:
— Какая еще вода?
— Обычная. Из холодной трубы.
Если бы это сказал не робот, а человек хозяин бы подумал, что над ним насмехаются. Но с чувством юмора и этим существом не было ничего общего, и это означало, что он говорил правду.
— Где она идет? – по другому задал вопрос Миша, приближаясь к роботу.
— В ванной.
Хозяин замер.
— Это ты ее включил?
— Нет.
— Тогда может быть я, — он сделал особое ударение на «я».
Но ответ опять поставил его в тупик
— Нет.
Обойдя слугу, Миша резко открыл дверь в ванную и тут же его ноги забрызгало потоками воды. Злобно выругавшись, он вошел внутрь и увидел, что из трубы мощной струей бьет холодная вода.
— Придурок, вызывай слесаря, — бросил роботу Миша, а сам, зайдя по щиколотку в воду, стал искать в хозяйственном ящичке хомут, для того, чтобы перекрыть прорыв.
— Я уже звонил, слесарь сейчас подойдет.
«А ты не такой тупой, — порадовался хозяин и, найдя хомут с отверткой, подошел к трубе. – Вот же скоты, новый дом построили, называется. Двух месяцев не прошло, а у них уже трубы потекли».
Проклиная на чем свет стоит строителей, сантехников, мэрию и вообще всех кто каким-то образом был причастен к постройке этого дома, хозяин одел хомут на трубу. Он уже собирался его закручивать, как краем глаза уловил нечто его насторожившее.
В воду, заполнившую ванную комнату, аккуратно шагнул робот. Само по себе появление Железяки никаких опасений не вызывало, но вот то, что он держал в своих механических руках, заставило хозяина вздрогнуть. Резиновые пальцы робота сжимали включенный электрический обогреватель. Его шнур тянулся в такт шагам робота по воде.
У Миши перехватило дыхание. Стоило только роботу положить в воду этот прибор и все живое, что могло находиться в ванной, мгновенно бы сварилось в кипятке от сильнейшего электрического удара.
Охрипшим от ужаса голосом, хозяин прокричал:
— Стой, где стоишь, кретин недоделанный!
Робот выжидающе замер.
— Какого черта ты припер эту штуку?! Идиот, я тебя спрашиваю!
— Вы так приказали, хозяин, — без эмоций ответил слуга и стал наклоняться к воде.
— Не шевелись! – заорал Миша и запрыгнул на стиральную машинку.
Железяка в полунаклоненном состоянии будто окаменел.
Хозяина затрясло так, как если бы в комнате был мороз. От осознания того, что с ним могло произойти всего десять секунд назад, к горлу подступила тошнота. В голове помимо воли проплыли картины из разных фильмов, где кого-нибудь убивало электричеством. Шипение, пар, предсмертные крики… И все это только что могло произойти с ним. Ужас.
Отогнав навязчивые мысли, дрожащим голосом Миша проговорил:
— Железяка, слушай мой приказ.
— Да, хозяин, — не разгибаясь ответил робот.
— Во-первых, выпрямись.
Слуга не спеша, но послушно принял вертикальное положение.
— Теперь, не выпуская из рук обогревателя, выйди из комнаты, — уже спокойнее проговорил хозяин.
— Не понял, — вдруг четко сказал робот.
При этих словах внутри у Миши все сжалось:
— Что тебе не понятно? – как можно мягче спросил он.
— Я не могу выйти из комнаты потому, что я в нее не заходил, — пояснил слуга.
— А где же ты по-твоему находишься? – теряя терпение крикнул Миша.
— Я нахожусь в ванной, хозяин.
— Тьфу ты, черт, — вырвалось непроизвольно у человека. Он совсем забыл, что в лексиконе робота «ванная» и «комната» два разных помещения. И поэтому у того возникли трудности с пониманием. – Я имел в виду, выйди из ванной.
-Слушаюсь, хозяин.
Робот развернулся и плавно, не теряя чувства собственного достоинства, вышел.
— Железяка, — позвал слугу хозяин, не слезая со стиральной машинки, — ты меня слышишь?
— Слышу, хозяин, — повернулся к дверному проему робот.
— Теперь очень осторожно выключи обогреватель из сети.
Слуга сделал шаг вправо и наполовину исчез из виду. Сейчас сквозь вход в ванную хозяин видел только левую половину робота, однако по движениям его тела мог определить, что робот вытянул вперед правую руку и вытащил из розетки вилку обогревателя.
— Ну как, сделал?
— Да, хозяин, — робот вновь стал виден целиком. В левой руке он продолжал держать обогреватель, а в правой теперь у него был конец шнура.
Миша тут же спрыгнул в холодную воду и бегом выскочил из ванной, не обращая внимания на льющуюся воду. Когда ноги оказались на сухом ковре, он, наконец, дал волю своим чувствам. Дикий, панический страх, который он только что испытал, вылился в такую же дикую ярость. Повернувшись к роботу, он изо всех сил ударил его кулаком по голове.
От удара слуга покачнулся и упал, а костяшки пальцев болезненно заныли, но не обращая внимания на боль хозяин подскочил к еще не успевшему подняться роботу и начал его бить как боксерскую грушу. Будь слуга человеком, Миша бы его наверное убил. Но тот не был человеком и потому стоически перенес избиение, упорно пытаясь подняться, и все время вновь оказываясь на полу.
— Какого черта ты тащил в ванную обогреватель? – орал хозяин, сопровождая свой вопрос градом ударов и отборной руганью. – Я тебя спрашиваю, осел электронный.
— Вы мне так приказали, — неестественно ровным голосом ответил робот.
— Когда я тебе такое приказал? Когда…, когда…, когда…, — каждое «когда» он сопровождал сильными ударами ногой по голове робота.
— Сегодня утром, хозяин.
— Сегодня утром я был на работе,- проорал Миша нанося последний удар и, задыхаясь, сел на пол.
— В восемь часов девятнадцать минут вы вернулись домой.
Хозяин застонал. Чего-то в таком духе он в конце концов и ожидал.
Значит все-таки в квартиру кто-то упорно ходит. Все время в его отсутствие. И этот кто-то не желает ему добра.
Глянув через тело лежащего робота на вытекающую из ванной воду, Миша спросил:
— Когда придет слесарь?
— Он сказал через пятнадцать минут, — ответил робот поднимаясь.
— А как давно он тебе это сказал?
— Двадцать две минуты назад.
Невольно хозяин хмыкнул:
— Узнаю наших слесарей. Значит ждать придется еще минут двадцать.
Встав на ноги рядом с роботом, Миша спросил:
— Как ты догадался позвонить в аварийную службу?
Ответ слуги его напугал:
— Вы мне так приказали.
— То есть двадцать минут назад Я был еще здесь? – побелевшими губами проговорил хозяин.
— Нет. Этот приказ вы мне дали еще днем.
Здесь была какая-то очевидная несуразность. Миша даже поначалу не мог понять что именно его смущает, пока вдруг до него не дошло.
— А откуда я мог днем знать, что вечером прорвет трубу?
— Вы сами приказали мне ее разломать к семнадцати часам двадцати минутам, а потом сказали, что я должен буду позвонить в аварийную службу.
У хозяина какое-то время был столбняк. От услышанного он готов был упасть на пол. Получалось, что виновником аварии был робот.
— Железяка, ты хочешь сказать, что труба — это твоих рук дело.
— Не понял вопрос.
— Да неважно, — отмахнулся Миша.
Несколько секунд он размышлял, а затем поинтересовался:
— Ты музыку включал?
— Да.
— Зачем?
— Вы сказали, что если будет громко играть музыка, никто не услышит, как я буду ломать трубу.
«Вот это да», — пронеслось в голове.
— А обогреватель зачем понадобился?
— Вы сказали, что в холодной воде, которая начнет течь, будет неприятно стоять. И поэтому, когда вы начнете ремонтировать трубу, я должен был поставить в воду обогреватель.
— Это Я тебе такое приказал? – с ужасом спросил хозяин.
— Да.
Собравшись с мыслями, Миша обратился к слуге:
— Железяка, ты понимаешь, что мог меня убить?
— Нет
Дальнейшие вопросы были прерваны звонком в дверь. Оказалось, что это пришел слесарь – водопроводчик.

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыДоктор Пауз

Рейтинг: +3 Голосов: 3 813 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий