1W

Ароматная пыльца

в выпуске 2018/09/03
20 августа 2018 - Симон Орейро
article13305.jpg

 

              1

Ничто не остаётся безнаказанным.

Да свершится правосудие, даже если от этого погибнет весь Универсум.

Хочешь мира – готовься к войне.

Светя другим, сгораю сам.

Беги, прячься, молчи.  

Против силы смерти в садах нет лекарств.

Гнев – кратковременное безумие.

Тот страшен, кто за благо почитает смерть.

Истина в вине кабацкого задора, опасность же скрывается в промедлении.

Глас народа – глас божий.

Смелым помогает судьба.

Вор меняет шерсть, а не натуру.

Или победить, или умереть.

Владеть собою – наибольшая власть.

Сядь на велосипед и устремись к горизонтам, где горят на тряпичных треножниках австралийские очаги. Ты рассмеёшься от многих неожиданностей.

За спиною слышится тихий шорох. Ты оборачиваешься, но видишь только тень, тень без мяса и тем более без одежды. Ты пугаешься за совершенство своей самости, бесконечно неповторимой индивидуальности. Ты соприкасаешься шепчущими что-то губами с большим историческим временем.

Величайшие события — это не наши самые шумные, а наши самые тихие часы.

«Возлюби ближнего своего» — это значит прежде всего: «Оставь ближнего своего в покое!» — И как раз эта деталь добродетели связана с наибольшими трудностями.

Тот, кого многие боятся, должен сам бояться многих.

Купцы охотно заключают причудливые сделки и перебирают счета замурованных ячеек. Казематы разрушаются точечными ударами освободительной анархии. Куски динамита затихают. Продукты питания глохнут в мисках паршивого максимализма.

      Сколько ни сделано  открытий  в  государстве  себялюбия,  там  еще  осталось

вдоволь неисследованных ареалов.

               Ароматная пыльца есть вся концентрация художественной глубины.

                                              2

               В любви есть деспотизм и рабство. И наиболее деспотична любовь женская, требующая себе всего!

               Омерзительное обличье ревности. Фразы, надетые поверх одежды. Прииски и вертолёты. Убогие законы отрицания. Компетенция, вбитая в песочные автостоянки. Спартанцы и автохтоны. Мемуары и штативы. Лак для остриженных волос. Образование тромбов и гибридные мембраны оккупации. Неточные рифмы и ложные вызовы. Сопла неумолимого регресса. Филармония, влекущая к себе чёрных ос. Таблетки в оболочке, мокнущей под полотенцем. Барабанщики, пьющие архитектонику заброшенного сала. Прибытие крейсера на ипподром. Везучие крикуны и гротескные кисточки для ресниц. Тиражи неумных оскорблений.

                    Благоговение перед испарениями мочи. Смешные гримасы на батутах. Бракоразводные процессы и свинарники бесприютных карикатур. Электронные констелляции и безвизовый въезд. Стенограмма, упавшая в неразборчивый сруб. Забинтованная самость. Упразднение соболиной сноровки. Охота на кита и координация приказов. Императивы и эмпирические точки перед закрытыми глазами. Хохот оголённых нервов и стены век. Цивильная растяжка и генетическое загрязнение. Распухшие протоколы и коммуникативная компетенция. Поверхность для рисования, смазанная гипсом. Психоделические гранулы. Тиски, поперхнувшиеся добычей. Неоднозначность и профанация. Муштруемые тела. Симбиоз охотника и крестьянина. Замок зажигания и редакционная политика. Водительское удостоверение и боевые кошки, в панике набрасывающиеся на хозяев. Небывалая прежде уверенность в завтрашнем дне. Рыночная конкуренция и латентная фрустрация. Упругая жажда популярности. Отображение кормилицы в сосуде с молоком. Легенда о тяжёлых гантелях. Мужское естество динамических процессов, преодолевающих сопротивление материи. Труп, лицо которого испачкано сажей. Споры семиотических скороварок. Автаркия насильственного блаженства. Деградация хранилищ. Управляемая цепная реакция фонтанов. Дрожь напольных стразов.

               Исполинская антропоморфная мышь с восторженным писком проповедовала христианские догматы. Обступившие её слушатели искренне восхищались самозабвенным и сакральным бредом.

               Акула проплыла над корпусом субмарины. Хищная рыба выискивала новых жертв для полировки бритвенных зубов. Но стены подводного аппарата обладали исчерпывающей прочностью.

               Ворон с перебитым позвоночником заполз в склеп, где всё забила липкая пыль. Птичьи кровь и слизь катализировали генерацию ароматной пыльцы.

                                                             3

                    Умывальники для платной одежды. Политически мотивированный импичмент. Лучшее и простейшее средство достижения цели. Частные владения, похожие на тыквы, и куски мыла. Съедобные алмазы и мускатная тоска. Инновационные форматы и мутный цвет водного горизонта. Шалаши, окружённые лазутчиками. Шипение масла на сковороде и свободное развитие. Цитаты в чрезвычайно вязких загонах. Гонцы и тюбики с гармонией.

               Покажи мне, как ты способен разрушать, и я скажу тебе, какой ты авангардист!

               Все люди, которых вы видите, все люди, которых вы можете узнать впоследствии, – всё это машины, настоящие машины, которые работают под влиянием внешних воздействий. Они рождены машинами и умрут машинами. Но есть возможность перестать быть машиной. Вот о чём надо думать, а не о том, какие существуют виды машин.

               Мы с задором пробиваемся сквозь груды драгоценной руды, желая вкусить абсолютную осведомлённость. Мы нетерпеливы.

               Откопайте собаку прохладных ночей. Наполните склянку зевотой, подавленной солдатскими ремнями и пощёчинами.

               Каждый из нас искупался в ванной с ароматной пыльцой. Мы хладнокровны.

Рейтинг: +1 Голосов: 3 186 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Алексей Зырянов # 29 августа 2018 в 19:47 0
Это набор фраз и цитат к чему-то большему?
Странная мешанина из премудростей и фраз типа «Прииски и вертолёты».
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев