fantascop

Бруно Сикерз и принц

21 августа 2013 -
article828.jpg

Бруно Сикерз и принц

— Ой! А кто это там, за стеклом в шкафу? – спросил Бруно Сикерз, маленький таксеныш, с любопытством и страхом всматриваясь в мутноватую поверхность старинного зеркала на створке гардероба.

— Где? – удивился Мишия, добродушный и ленивый чау-чау, медленно поднимая большую лохматую голову.

— Э-хе-хе! Да вот же! Ты что, не видишь? Подойди поближе! – задыхаясь от энтузиазма и волнения, предложил Бруничек.

Мишия нехотя поднялся, сладко потянулся, разминая затекшие от долгого лежания лапы, и подошел к зеркалу.

— У-ху-ху-ху! – Сикерз даже подпрыгнул на месте от возбуждения. – Смотри, там еще один! На тебя похож!

— Где? – Мишка напряженно вгляделся подслеповатыми светло-карими глазками в отражающую поверхность, наконец, он понял в чем дело и басовито рассмеялся. – Ха-ха-ха! Какой ты еще все-таки глупенький, Бруничек! Да это же мы с тобой! Вернее, наши отражения в зеркале. Вот этот большой, черный пушистый, красивый и харизматичный пес – я, а вон тот маленький, нелепый,  рыжий длинноухий и коротконогий уродец – ты!

— Да? То-то я смотрю, ничем от них не пахнет! Это просто наши изображения, как люди и мультяшки по телевизору!  — сказал таксеныш и протиснулся в узкое пространство между Мишией и зеркалом. – Э-хе-хе-хе! Отойди! Мешаешь! Хочу получше себя рассмотреть!

— Ну-ну! Любуйся, — усмехнулся Мишка и отправился на кухню попить водички.

Бруно удобно устроился у зеркала и принялся с любопытством рассматривать свое отражение. С каждой минутой он нравился себе все больше и больше.

— Э-хе-хе-хе-хе! И вовсе я не уродец! А очень даже симпатичный и красивый песик! Какие милые темные глазки, какие хорошенькие рыжие реснички! Прелестный черный носик, прекрасные белые зубки! Особенно, если слегка улыбнуться! А ушки! Вот когда сворачиваю их вот так, в трубочки – получаются косички. Как у той девочки, которую я вчера видел на прогулке. А она была настоящая красавица! Тогда, значит, и я красавец, просто собачий принц! – восхищался собой Сикерз.

— Бруно! Ты что, до сих пор у зеркала крутишься? – удивился Мишка, вернувшийся в комнату.- Пойдем лучше телик смотреть, сейчас прыжки с трамплина будут показывать!

-У-ху-ху-ху!  Нет! Не хочу. И, вообще, теперь ты мне не компания! Я не обычный пес, а настоящая собачий принц! Умница и красавец. И зовут меня теперь Брунгильд фон Сикерз! Ты понял? Обращаться ко мне нужно так: «прекрасный Брунгильд», ну или «ваше высочество». – Сикерз, гордо задрав длинный нос кверху, посмотрел на приятеля.

Мишка тяжело вздохнул и пошел к телевизору, там уже начиналась трансляция соревнований.

— У нашего Бруничка совсем крыша поехала, — грустно сказал он старому шпицу, Каю, который уже лежал на диване в ожидании любимого сериала. – Теперь он вообразил себя принцем, ты представляешь?

— Он еще маленький, пусть поиграет! – равнодушно ответил Кай, потянувшись за очередным сырным крекером. – Вот ты в детстве себя никем не воображал?

— Нет! – удивился Мишия.  – А что, это обязательно?

— Да, нет, — аппетитно похрустывая печеньем, сказал шпиц. – Просто у тебя нет воображения! Вот я в детстве представлял себя командиром звездного корабля, а еще героем-десантником и разведчиком-диверсантом.

— Ну, ты вообще! – медленно произнес Мишия, вглядываясь в экран телевизора. – Это какой канал? Где Евроспорт? Кто переключил? Какого черта?

На экране появилась многообещающая надпись «Институт благородных девиц».

— Отдай пульт! – рявкнул Мишка.  – Только нам тут всяких девиц не хватало! И так уже один принц  образовался!

Кай испуганно спрыгнул с дивана и побежал в комнату к бабушке, она уж точно позволит посмотреть ему любимый сериал.

— А может ты тоже у нас теперь не Кай, а какой-нибудь принц Флоризель? А? – возмущенно крикнул ему вслед Мишия, нервно нажимая кнопочки пульта.

Вскоре ему удалось настроиться на Евроспорт, прыжки только начинались. Мишка углубился в созерцание и успокоился.

 

Шло время, пролетели веселые и шумные новогодние праздники. Наступил февраль. За окном бушевали метели, стояли просто адские морозы, такие, что собаки на прогулках отмораживали лапы, а потом поджимали их к телу, чтобы хоть немного согреть. Бруно все это время не выходил на улицу. Для него, короткошерстного и голопузого, это было смертельно опасно.

Он целыми днями сидел дома, пакостил по мере сил и возможностей, а в свободные минутки любовался своим отражением в зеркале и мечтал.

«Такому удивительному красавцу, как я, не место в этой маленькой квартирке! Да и в этом захудалом городишке! Я должен жить в хрустальном дворце. Там роскошная и дорогая мебель из красного дерева, мягкие персидские ковры, шелковые занавески и хрустальные люстры. Я буду все это грызть, драть и портить, и замечание никто мне не посмеет сделать! Просто не имеет права, ведь я же принц! А есть я стану только красную и черную икру на серебряной посуде. Пить свежевыжатый ананасовый сок из золотого кубка, инкрустированного бриллиантами. Вот так!» — думал таксеныш, улыбаясь тонкими черными губами.

— Ведь я этого достоен! – процитировал он вслух популярную рекламу.

— Чего? – удивился Мишия. – Ты с кем тут разговариваешь?

— Сам с собой! – весело ответил Бруно. — А скажи, дядь Миш, это правда, что все загаданное в новогоднюю ночь сбывается? Вот ты что загадал?

— Наверное, правда, сбывается, так мама сказала, а раз мама что-то говорить – значит, правда! – ответил Мишия. – Я загадал, чтобы все мы, вся семья были здоровы и счастливы, и все наши друзья тоже! А еще, чтобы гречка опять подешевела, а то от пшенки у меня пузико болит. И каша из пшена совсем не вкусная.

Пес тяжело вздохнул, вспоминая вкус любимой гречневой каши, да еще и с кусочками свиного сердца.

В комнату вошел Кай и присоединился к беседе.

— А я тоже желание загадал! Самое-самое лучшее! Я попросил дедушку Мороза, чтобы он повысил бабушке пенсию, тогда денег будет на все хватать, на сыры и колбасы, а особенно на печенье и конфетки. Пусть всегда их будет много в моей любимой вазочке, чтобы мы все могли их каждый день кушать! – сказал шпиц. – Пойду к бабушке, попрошу конфетку, сладенького захотелось.

И он ушел.

— Ну, а ты какое желание загадал? – спросил Мишка у Сикерза.

  — Э-хе-хе-хе! Вообще-то это великая тайна-тайн за семью печатями! – лукаво улыбаясь, ответил Бруно. – Ну, ладно, тебе скажу. Я загадал, чтобы за мной приехал сказочный принц и забрал меня к себе в Королевство Сказок. Помнишь, есть такая песенка: «Хоть поверьте, хоть проверьте, но вчера приснилось мне, будто принц за мной примчался, на серебряном коне!»

Таксеныш внимательно посмотрел на приятеля, какое впечатление произвели на него эти слова.

— Ну, знаешь! Тоже, мне, Золушка нашлась! Глупости все это! Дурацкие сказки. Никто за тобой никогда не приедет, ни на каком коне! – возмутился Мишка. – Какой бред ты несешь?

— У-ху-ху! И вовсе не бред! Вот я кино недавно смотрел, про одну красавицу, ее Ассоль звали. Так вот она ждала-ждала и дождалась. За ней принц приехал, на корабле с алыми парусами, — мечтательно закатывая глазки, произнес таксеныш. – Она дождалась, и я дождусь!

— Дело твое, жди! – ответил Мишия и вышел за дверь на лестничную площадку, побеседовать с соседским котом Ватсоном.

И Бруно ждал. Он, целыми днями, лежал на коврике возле входной двери, тихо поскуливал и все ждал и ждал своего принца. А того все не было и не было.

Как-то раз на кухне потекла раковина и бабушка вызвала сантехника, чтобы устранить поломку. Пришел сантехник из домоуправления, это был высокий, румяный и толстый парень. На его плече висел тяжелая сумка с инструментами.

— Э-хе-хе-хе! Это ты, мой принц? – радостно кинулся к нему Бруно. – Ты наконец-то, приехал за мной? Ты заберешь меня с собой в Королевство Сказок?

Песик обеими передними лапками крепко обнял сантехника за ногу и нежно поцеловал его в штанину.

Но тот ничего не понял.

  — Какой милый у вас песик, — сказал он бабушке и погладил Бруничка по гладкой длинноухой головке.

— У-ху-ху! Это я, собачий принц, Брунгильд фон Сикерз! Забери меня в свой замок! – визжал таксеныш.

Но сантехник был непреклонен, он прошел на кухню, поставил сумку на пол и широко раскрыл ее. А сам наклонился, чтобы выяснить причину протечки.

— А-ха-ха! Так ты обманул меня? Ты никакой не принц, а обычный работяга! – рассердился Бруно. – Вот я тебе!

 Он злобно зарычал и вцепился зубками в толстый кожаный ботинок парня. Но обувь была толстая и грубая, сантехник ничего не почувствовал. Бруно разозлился еще больше. Он сунул мордочку в сумку с инструментами, стащил оттуда стамеску с деревянной ручкой и галопом побежал в гостиную. Но бдительная бабушка его перехватила и отняла трофей.

Бруно обиделся и просидел остаток дня за диваном.

Прошел месяц. Таксеныш оправился от обиды и продолжал ждать.

А однажды в дверь позвонили. Когда ее открыли, перед друзьями предстало удивительное зрелище: на пороге стоял величественный двугорбый верблюд белой масти, затянутый в драгоценную серебряную сбрую, а на самом верху, между его горбов уютно примостился маленький толстый человечек в роскошном шелковом тюрбане, украшенном павлиньими перьями. Незнакомец  был бородатый и смуглый, его маслянистые, навыкате глазки смотрели льстиво и ласково.

— Пиривет вам, мир вашему дому! – с сильным арабским акцентом сказал человечек.

— И вам, здрассьте! – ответил Кай, испуганно выглядывая из-за Мишии. – Вы к кому?

— Я наследный пиринц из Махмудовской Аравии, Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек, сын великого султана Ибрагима Искандера Исмаила Гассана Гуссейна 15-того! Клянусь мамой! Слыхали?

— Нет, не довелось, — солидно ответил Мишия.

— О-хо-хо-хо! Как, принц? Так это ты за мной приехал!  Ведь я прекрасный и несравненный собачий принц Брунгильд фон Сикерз, — Бруничек выбежал вперед и попытался вскарабкаться на спину верблюда по его длинной, мосластой ноге.

— Ты пирава! Я пириехал на свой белий врубулюд, чтоби забрать тебе в своя Гарем. Вместо питичка. Там ти будешь петь веселый песенка и развлекать моих девяносто девять жен и триста детей, – ответил наследный принц и приказал верблюду лечь.

Бактриан выполнил команду, и Бруно легко взобрался на колени принца.

— Ну, все, всем пока! Счастливо оставаться! – радостно возвестил Сикерз с высоты вставшего верблюда.

— Погодите! Мы вас совсем не знаем, где гарантия, что вы будете хорошо обращаться с нашим маленьким другом? – строго глядя в маслянистые глазки араба, спросил Мишия.

— Клянусь мамой! Каждый день пиринц Брунгильд  будет чачлык-мачлык из ляшка-барашка и плов кушить, козий молоко пить, рахат-лукум и шербет закусывать! Женам не дам, от детей отниму, сам не скущию, а собашка накормлю! Мамой клянусь! – с этими словами арабский принц дотронулся до большого рубина на пряжке, скрепляющей пышные павлиньи перья на тюрбане, и исчез вместе с Бруничком и верблюдом.

— Ну вот, — грустно сказал Кай. – Бруничек и дождался своего принца. Надеюсь, он будет счастлив у него во дворце.

Мишия тяжело вздохнул, и они пошли вместе смотреть телевизор.

 

А тем временем Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек, вместе с Бруничком и верблюдом прибыл к себе во дворец. Он тяжело спрыгнул на землю и, бесцеремонно схватив таксеныша за шировот, отнес его в Гарем. Там их обступила шумная толпа женщин и детишек. Всем хотелось посмотреть на коротконогое и длинноухое существо, которое принес им ненаглядный муж и заботливый отец.

— Эй, женщин, ребетишка, расступись! А то раздавите свою подарку, сладкоголосый Брунгильд! – рявкнул на домочадцев Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек. Теперь его глаза не источали елей и ласку, они грозно сверкали из-под густых черных бровей.

— Э-хе-хе! Это я-то подарок? – возмутился Бруно. – Мы так не договаривались!

— А кито с тобой договаривался? Я пиринц и моя воля – закон,  — гордо ответил Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек, он посадил таксеныша в небольшую позолоченную клетку, установленную в саду, под инжировым деревом. – Теперь пой мне песенка. И ситарайся, чтобы я остался доволен твоим пением. А не то – чачлик из тебе будет! Клянусь мамой! Пой, это пириказ!

Вокруг клетки столпились многочисленные дети и жены принца, они смотрели жадными глазами на песика, ожидая начала представления.

«Вот это я влип! Надо бежать отсюда, при первой же возможности!» — подумал песик.

Бруно лучше всех, в сто раз!

Бруно лучше всех, в сто раз!

Бруно всех умней в сто раз!

А так же красивей, в сто тысяч раз! – запел он тонким, дрожащим голоском.

Зрители восторженно захлопали в ладоши.

— Иффь, иффь, иффь! Как хорошо поешь, вах-вах-вах, как красиво! Только один маленький замечаний! Вместо Бруно, ты должен мое имя петь, я так пириказываю! А то чачлик из тебе сделаю, — принц грозно сверкнул глазами.

Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек лучше всех в сто раз!

Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек лучше всех в сто раз!

Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек умнее всех в сто раз!

Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек красивей всех в сто раз! – затянул Бруничек.

— Иффь, иффь, иффь! – восхитился Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек. Пой так еще два часа, а потом пиринисут ужжин!

Несчастный таксеныш драл глотку, пока не охрип. Песня получилась дурацкая и нескладная, но принцу она ужасно нравилась. Наконец и ему надоело слушать, а жены и дети куда-то разбрелись еще за час до этого.

Песику принесли миску плова. Проголодавшийся таксеныш принялся рыться в ней носом, пытаясь отыскать кусочек мяса, да хоть жилку или какую-нибудь косточку. Но напрасно, в этом плове кроме разваренного, клейкого риса ничего не было. Даже лука и морковки!

— У-ху-ху-ху! Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек, а где мясо?! Ты же обещал? Где твой шашлык из барашка? Ты же сам обещал? – возмутился Бруно.

— Будешь так разговаривать, то будет чачлик-мачлик, из тебя самого! Как ти не понимаешь, глупый шакал? Если я буду тебе мясом кормить, еще девяносто девять жен, триста детей, и еще прислужников, тогда я сам что буду кущить? Плесневелый чурек? А ведь мне еще надо аэропорты взрывать и метро, автобусы и самолеты захватывать, заложники-маложники брать, разные теракты для неверных устраивать. Что думаешь, на это таньга не надо? Да никакой нефть-мефть не хватить! А если взрывать не буду, то дядя Усама очень сердиться станет, очень-очень! Глупый ты шакал, сын шайтана! Такие простые вещи не понимаешь!» —  и, весело насвистывая брунину песенку, Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек удалился в свои покои.

Стемнело. Огромный красивый парк опустел. Бруно, не теряя времени, принялся копать. Клетка была без пола. Ее просто вкопали в землю, так что, прорыв небольшой туннель, Бруно легко выбрался наружу.

  — А-ха-ха-ха! Ага, посмотрим, где спит этот разжиревший террорист! – сказал Сикерз и отправился по следу наследного принца. Таксеныш легко находил его следы среди множества других: от них пахло курдючным салом, имбирем, горелой коноплей и еще какой-то дрянью. Осторожно прокравшись по длинному коридору, он попал в спальню  Ахмеда Мамеда Мухамеда  Кежеля Межеля Бежеля Бека.

Жирная туша принца распласталась на тахте, выпятив вверх округлое брюхо. Араб громко храпел. Как видно, ему снился хороший сон: толстые красные губы расплылись в довольной улыбке.

Парчовый, расшитый золотом халат и пышный шелковый тюрбан с перьями, валялись тут же, на полу возле постели.

Странная, неприятно пахнущая металлом и пластиком штуковина стояла у стены. От непонятной вещи отходили проводки, соединяющие  ее с электронными часами.

«Какая интересная штука и такие соблазнительные проводки, вот бы их погрызть, жаль нет времени!» – подумал таксеныш. Вдруг страшная мысль озарила его длинноухую голову.

«Да это же взрывное устройство, а попросту бомба! Жирный гад очередной теракт планирует!» — подумал Бруно.

И он был абсолютно прав: принц завтра же собирался подложить эту бомбу в самолет.

«Ну уж, нет! Больше ты никого не взорвешь, или я не Бруно Сикерз! Ненавижу тебя!» — песик очень осторожно, стараясь не делать резких движений, взял в пасть взрывное устройство и положил его на тахту, прямо под бок спящему принцу. Он, немного подумав, нащупал чутким носом маленькую кнопочку на часах и запустил таймер.

— Пять минут, четыре, три… Черт, надо спешить! А то сейчас как бабахнет! – сказал песик сам себе.

«Приятных тебе снов, Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек! Надеюсь, больше не увидимся!» — подумал песик.

Бруно тихонько подошел к головному убору принца, ловко перевернул его лапкой. Получилось что-то вроде собачьей спальной корзины. Таксеныш залез туда и удобно устроился, свернувшись калачиком. Затем он дотронулся носом до роскошного рубина, украшающего золотую пряжку.

— Домой! – приказал он. И моментально перенесся к себе домой, в маленькую двухкомнатную квартирку.

Кай и Миша, как обычно сидели на диване и смотрели телевизор, как вдруг, прямо из воздуха, совершенно волшебным образом, появился Бруно Сикерз, маленький таксеныш.

Друзья ужасно удивились, но очень обрадовались. Кай визгливо залаял от волнения. А Мишия – басовито зарычал. Вот так: «Оооооооооооооооо!»

А Бруно бросился обнимать и целовать своих приятелей, он был так рад, что вернулся домой!

— Недолго же ты пробыл в Махмудовской Аравии! – насмешливо сказал Мишка. – Небось, выгнали?

  — Дай угадаю! Погрыз принцу любимые чувяки? Или напустил лужу на ковер? – поинтересовался Кай.

—  Э-хе-хе-хе! Да нет же, нет! Я ничего этого не делал, хотя надо бы! – Бруно рассказал друзьям, как обращался с ним Ахмед Мамед Мухамед  Кежель Межель Бежель Бек, и о том, кто он на самом деле.

Собаки были возмущены до глубины души.

— Так он еще и террорист? – удивился Кай.

— Мало того, он племянничек  Усамы Бен Ладана, — ответил Бруничек. – Но больше он никому не сможет навредить, я об этом позаботился.

И таксеныш рассказал о подложенной в постель принца бомбе.

Но друзья не поверили ему, приняли его слова за очередную детскую фантазию.

«Вечно он любит всякие героические подвиги себе приписывать, вот на прошлой неделе рассказал коту Ватсону, как укусил за ногу злобную старуху из третьего подъезда, которая вечно на всех ругается, да еще гнилыми картофелинами в детей и собак швыряет! А я-то точно знаю, что он целый месяц на улицу не выходил – морозы были сильные, мама боялась, что он простудится! Вот и сейчас все на ходу сочинил», — подумал Кай, но ничего не сказал, чтобы не обижать Сикерза.

— Иди, милый, на кухню, поешь, — предложил Мишка, — у меня там полмиски каши с мясом осталось! Можешь всю доесть.

— Уху-ху-ху! Спасибо, дружище, не откажусь! Проголодался я в этой дурацкой Аравии, да так, что на ногах еле стою! – обрадовался таксеныш и поскакал галопом на кухню. 

Целую неделю Бруно Сикерз был настолько доволен и счастлив, что даже почти не пакостил. Если не считать ободранных в прихожей обоев, погрызенного тапка и пластиковой бутылки, которую он гонял по коридору с таким грохотом, что пришел старичок-сосед с низу и сделал ему замечание.

А потом жизнь вошла в привычное русло, и Мишка как-то застал Бруничка у зеркала,  весело напевающего старую песенку о принце и серебряном коне.

— Ты что, опять за старое взялся? Ничто тебя не учит! — строго сказал он.

— А-ха-ха-ха! А что? Принцы ведь тоже, разные. Подумаешь, в первый раз не повезло, со всеми бывает!  — и таксеныш принялся аккуратно подгрызать черные блестящие коготки на передних лапках. Потом он вылизал их до блеска. Получилось очень красиво, словно дорогой маникюр.

Мишка осуждающе посмотрел на него, положил большую, тяжелую голову на лапы. Он, по детской привычке коверкая некоторые слова, принялся бормотать себе под нос не то песенку, не то стишок, который мама ему всегда рассказывала перед сном, когда он был еще маленьким щеночком:

Ехали медведии

На велосипедии

А за ними котий

Задом на передий

А за ним комарии

 На воздушном шарии

А за ними дядии

Передом на задии

А за ними йетии

На мотоциклетии…

Прошептав последнюю строчку, Мишия уснул крепким сном. Вскоре всю комнату сотрясал его богатырский храп.

Похожие статьи:

РассказыДинo-kулинария

РассказыОМЕГА – АЛЬФА

РассказыБруно Сикерз и воздушный корабль

Рассказыгончие псы

РассказыПриключения кота Квадратека

Рейтинг: 0 Голосов: 0 910 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий