1W

Вененум Тенера

в выпуске 2018/11/08
23 октября 2018 - Eva1205(Татьяна Осипова)
article13607.jpg

 

Если смерть идёт по пятам, то жизнь ведёт за руку смелых, давая пищу решительным и укрывая от взгляда бездны, когда приходится идти по её краю.

 

Звездопад сегодня красивый, как никогда. Риз смотрел в небо, расположившись на покрывале, раскинутом на траве. Воздух казался необычайно чистым и свежим. К вечеру сделалось прохладно, что часто бывает в это время года. Конец августа. Риз услышал шаги. Это была Шерон, она принесла бутерброды и термос с кофе.

– Какая ты у меня умница, – похвалил жену Риз.

– Красиво сегодня.  – Она уселась рядом с мужем, показывая пальцем на звёзды. – Они падают и похоже на то, что грядёт что-то нехорошее.

–  О чём, ты Шер? – нахмурился Риз. – По новостям сообщили ещё неделю назад, что ожидается  звездопад. Полёт Персеидов совершенно безопасное явление и происходит из года в год.

– Да, - как-то нехотя согласилась Шерон. – Но подобного я лично ни разу  не наблюдала.

Он обнял её за талию, прошептав, как соскучился. Шерон оторвала взгляд от неба и склонилась над Ризом.

– Я тоже.

Они не смотрели на небо, где из далёкого созвездия Персея неслись с огромной скоростью останки  чужой цивилизации.

Выбрав, по случайному совпадению новый дом – планету Земля, незваные гости медленно начали вторжение.  

Гонимые ветром семена  не спрашивают, можно ли засеять пашни, заполнить  водоёмы. Выбрать  зёрнышку поток воздуха, чтобы добраться до трещины в скале и пустить корни.

         Его назвали Вененум Тенера (ласковый яд) – необычный, красивый цветок, появившийся впервые в Калифорнии в Долине смерти, что сделало суждения об его возникновении ещё более противоречивыми.

Похожий на орхидею, Вененум Тенера имел такие же воздушные корни, которые давали ему возможность мигрировать на достаточно длинные расстояния.

         Первыми рассказали о необычном растении индейцы из племени тимбиша[1].

В окрестностях  Фёрнес-Крик[2],  с незапамятных времен обитали потомки  юто-астекских индейских семей. Малочисленный посёлок тут же заполонили журналисты, телевизионщики и просто любопытные, желающие запечатлеть неизвестно откуда взявшееся растение.

Сначала оно восхищало, завораживало. Потом его стремительная миграция заставила задуматься. Внезапный исход всего индейского поселения, которое располагалось в Фёрнес-Крик вот уже тысячу лет, стало еще одной загадкой. Много столетий ничто не могло  заставить индейцев покинуть эти земли – ни захватнические войны новых хозяев материка, ни предложение более выгодного месторасположения. Теперь же это бегство озадачило и напугало.

Перебравшись в другую деревню, которая находилась в долине каньона Грейпвайн, недалеко от современного расположения замка Скотти, индейцы задержались ненадолго, сообщив собратьям деревни Маахуну[3] странное известие.  

«Грядет смерть и название ей ласковый яд. Боги вернулись на Землю, чтобы возвратить себе былое обиталище. Теперь нам останется лишь молиться, надеяться, что Там Ало смилуется. Надежда – это последнее, что разделяет нас между жизнью и смертью, как пропасть среди  гор, как берега, между которых несётся  бурный поток».

***

– Риз, что это за цветы? Посмотри, как они прекрасны! – воскликнула Шерон.

Её муж, занятый ремонтом автомобиля в гараже, решил, что сейчас не стоит отвлекаться. Однако Шерон,  собрала букет из необычных ярко-синих цветов, на лепестках которых был серебристый, похожий на звезды, рисунок.  Она вдохнула необыкновенный аромат, понимая, что ни с чем подобным раньше не сталкивалась.

Потом она вошла в гараж к мужу и настойчиво проворковала:

– Ты должен это увидеть, дорогой!

Риз выкатился из-под автомобиля, с улыбкой разглядывая необычный букет в руках жены.

– Действительно очень красиво!

Обычно Риз не восхищался цветами, тем не менее, ощутив тонкий аромат цветов, он почувствовал, что хочет рассмотреть их поближе.

– Они такие прекрасные, как ты, любовь моя, – Риз поцеловал Шерон, понимая, как  сейчас ему хочется оставить гараж и  пойти следом за Шер. А потом,  несмотря на обилие дел, бросить всё и заняться любовью.

Она, точно прочитав его мысли, сделала шаг назад. Затем поманила его рукой, лукаво улыбаясь.

Запах цветов растекался, словно мёд по комнатам, витал под потолком, ложился на расправленную кровать, уютные кресла. Он был вездесущ – Риз и Шер не могли остановиться, проваливаясь в океан  чувств.

К вечеру цветы заполонили весь сад.  Измождённые  мужчина и женщина заснули на рассвете. Сны стали продолжением бурной ночи, а утро встретило первые лучи, одиноко прохаживаясь по кухне. Оно просочилось сквозь шторы, не в силах разбудить семейную пару.

К обеду Шер, потянувшись, открыла глаза. Повернувшись, поцеловала мужа и, поднявшись с постели, приступила к приготовлению завтрака.

Риз долго не просыпался, и женщина даже забеспокоилась. Однако он встретил её улыбкой и сообщил, что хочет ещё немного поваляться в постели.

– Мне кажется, я немного простыл, в горле что-то першит, – поморщился Риз.

– Вставай, я приготовлю тебе напиток с лимоном и мёдом. – Шерон встала в дверном проёме. На ней были лишь трусики, и Риз ощутил, что раз он ещё  не встал с постели, то нечего делать и попытки.  Он поманил Шерон, она, ещё  не успела приготовить  завтрак, оставив на плите закипающий чайник.

– Самое лучшее лекарство, это ты, Шер. Моя медовая девочка, – прошептал Риз, откидывая одеяло.

Утро следующего дня  не показалось таким же безмятежным, как вчера. Усталые или даже больше, разбитые, супруги  испытывали сильный упадок сил.

– Ты  не находишь странным? – Шер уныло посмотрела на Риза и вымучено улыбнулась.

– Что, я должен найти странным, милая? – Его глаза блестели нездоровым блеском. Он хотел поцеловать жену, но закашлялся. – Прости. Это точно простуда…

– Я не могу понять одного, – продолжила Шерон. – Отчего это мы после десяти лет супружеской жизни так набросились друг на друга, мы и в молодости так не зажигали!

–  Я что-то и не подумал об этом. – Риз натянул на себя одеяло. – Ничего не хочется, кроме секса. Даже есть… Да, это  и вправду как-то ненормально…

– Пойдем, выйдем на веранду, я все-таки попытаюсь сварить кофе.

 

Шерон открыла дверь на улицу и остановилась в замешательстве. Чудесные цветы заполонили весь огород, цветник и, подняв каменную плитку, подошли к ступеням  дома. Кое-где, прорвав оборону ограды, растительность проникла к стенам, ухватившись корнями за штукатурку, поднимаясь до крыши.

– Риз! – крикнула она, не в силах оторвать взгляд от замечательнейшего, но в  то же время жуткого зрелища  –  вторжения цветов.

Муж, подбежав к жене, голос которой показался сначала напуганным, а теперь дрожал, как и подрагивающий подбородок.

Риз закашлялся, Шерон, повернувшись к нему, обхватила себя за плечи, спрашивая:

– Боже, что происходит?

– Мне что-то мешает глотать, – вдруг сказал Риз. – Не можешь посмотреть, что у меня там. Спали с открытыми окнами. Не ангина ли это?

Немного отвлёкшись от нашествия цветов, Шерон вернулась на кухню. Выключила плиту. Вода в чайнике выкипела, и он стал ржаво-коричневого цвета. Открыв ящик кухонного стола, она вытащила небольшой фонарик.

– Садись, открывай рот, – велела она мужу, ощущая странный зуд под кожей, посчитав, что инфекция могла оказаться не просто ангиной. – Что-то здесь не так.

Риз, точно птенец только раскрыв рот, снова закрыл его и с нежностью посмотрел на жену.

– Не переживай…

– Нет, погоди, всё это, мягко сказано, ненормально.– Она задумчиво смотрела сквозь него. – Ладно, показывай, что там у тебя.

         Посветив фонариком в ротовую полость мужу, Шер увидела, что в горле что-то есть. Она пригляделась и не могла поверить увиденному.

– Ну, что там? – спросил Риз.

– Странно, погоди, я возьму пинцет, – ответила Шерон, почувствовав на бедре пальцы  мужа. – Погоди  не отвлекай, всё может оказаться серьезным. Хотя  не скрою, я сгораю от желания.

Вернувшись из спальни, Шерон снова начала осматривать горло Риза, попросив  его потерпеть и  не закрывать рот. Направив свет к интересующему образованию, она увидела что-то похожее на плотные нити, торчащие из глубины гортани. Шерон попыталась ухватиться кончиками  пинцета за одну . Риз сглотнул, и обследование пришлось начинать заново.

Когда она уцепилась за нечто торчащее из-под корня языка, Риз застонал. Она попыталась успокоить его, вытаскивая, что-то похожее на тонкого червя.

Отвращения  не было, скорее любопытство поэтому, бросив отросток на стол, Шер перевела взгляд на мужа.

– О, господи, это же какой-то отросток…растение…

Она  не договорила, Риз снова закашлялся, и теперь приступ кашля стал намного дольше, закончившись рвотой. Содержимое на полу заставило содрогнуться – это были отростки и корешки Вененум Тенера, необычного цветка которым они восхищались несколько дней назад.

– Может, если выпить чего-нибудь покрепче? – выдвинул версию Риз, – тогда это убьет паразита?

Шерон принесла бутылку виски. Однако подобное лечение не помогло начавшемуся процессу. Вскоре и у нее начались проблемы  с дыханием, а Ризу становилось только хуже. Однако, несмотря на мучения, им хотелось одного снова и снова заняться любовью, хотя  теперь это напоминало спаривание двух особей разного пола. Превратившись в клубок из голых содрогающихся тел, они утратили чувства, и всё, что делало их людьми.

Вененум Тенера прорастая сквозь плоть, сделал их похожими на неподдающихся пониманию обычного человека существ. Растения вскоре заполонили дом, питаясь камнем и деревом, а потом и плотью истощенных супругов.

         ***

– Что нам делать? – испугано спросила Макои вождя племени.

Старый индеец свёл седые брови и не знал, что ответить девушке.

– Вихо, ты сказал, что сладкая смерть убьёт всех, – начал Лута. – Неужели мы погибнем так же?! Нам пришлось покинуть Фёрнес-Крик, перебраться к нашим родственникам в долину. А ты сказал, что снова нужно уходить. Только куда? Есть ли шанс остаться в живых, Вихо?

– Нет, Лута. Нет, Макои, – старик с болью взглянул на брата с сестрой. – Но пока мы идём, смерть не заключит нас в объятия. Пока мы движемся… Надежда делает нас сильными. Но я  не знаю, сколько мы должны вынести, и сможет ли ласковый яд настигнуть нас на вершинах гор. Он преодолел холодные просторы космоса, поэтому неизвестно, что для него снег и холод.

Макои подбросила веток в костер.

– Вихо, но главное не вдыхать запах Вененум Тенера? Так сказали по телевизору.

– Меньше смотри эти новости, – махнул рукой индеец. – Никто из этих говорящих обезьян не знает, с чем столкнулся мир. Я предупреждал, что это смерть пришла за нами.

– Да, только никто ничего не сможет уже сделать, – уронила Макои. – Что с того, мы просто продлеваем свои мучения, оттягиваем финал?

 

– Во всем есть смысл, девочка, – Вихо коснулся её руки. – Посмотрим, на чьей стороне боги.

***

 

Через месяц Вененум Тенера охватил почти всю планету, уничтожая все биологические виды не только на суше, но и в океане, превратив планету в зелёное царство прекрасных голубых цветов.

Вихо, Лута, Макои и двадцать семь человек, поднявшихся на вершину горы Уитни, долгое время находились в относительной безопасности.    

Проехав по шоссе 395 из Национального парка Йосемити в сторону Палм-Спрингс, старый индеец Вихо остановил потрёпанный временем пикап в районе городка Лон Пайн. В  любом случае, было необходимо заправиться, тем более это была последняя на многую сотню миль бензозаправка.

Там они повстречали ещё несколько автомобилей, направляющихся в сторону хребта Сиерра-Невада.

 

– Вихо, я прочитал, что вершина расположена на высоте 14 494 футов, – сообщил Лута. – У нас получится, как ты думаешь?

Старик, на этот раз, ничего не ответив, зашёл в магазин.  

Раньше это было отличное место, теперь напоминающее  разворованный склад продуктов. Люди обчистили его, унося ноги. Переглянувшись, новоприбывшие «туристы» завершили начатое мародёрами, забрав последнее, что  ещё оставалось на полках.

После того, как дорога привела  к тропе Моунт Уитни, людям пришлось оставить транспорт и отправиться в долгий путь пешком.

Вихо хоть и  был самым старым, но двигался  быстро, казалось, легко преодолевая трудности. Лута и Макои больше не задавали вопросов, зачем пытаться выжить, если конец Человечества уже предрешён. Они давно поняли –  если смерть идёт по пятам, то жизнь ведёт за руку смелых, давая пищу решительным и укрывая от взгляда бездны, когда приходится идти по её краю.

***

Через год,  когда Вененум Тенера уничтожил всё живое на планете, кроме небольших участков высокогорья, в нескольких местах Земли, нашествие закончилось.

Вскоре начали прибывать корабли. Земля встретила их зеленым ковром и тишиной.

Вихо,  расположившись на возвышенности, близ горы Уитни, наблюдал за звездопадом, зная – последние люди стали осколками прошлого. Однако он ещё верил – им дана возможность стать свидетелями рождения новой жизни – не вопреки, а благодаря ласковому яду Вененум Тенера. Только человечество почти, что кануло в прошлое, и лик планеты стал другим. Жизнь заново охватывала землю, на этот раз, выиграв войну с прежним миром.

 

[1] Тимбиша -  («red rock facepaint») — индейский народ юто-астекской семьи, проживавший в Долине смерти, штат Калифорния, более 1000 лет. Ранее тимбиша говорили на языке тимбиша. Входит в группу шошонских племён.

[2] Фернес-Крик (англ. Furnace Creek) — населенный пункт в округе Иньо, Калифорния.

[3] Маахуну (Maahunu) —  в переводе означает «великий каньон».

Похожие статьи:

Рассказыkosmo-Цветы

РассказыПограничник

РассказыНеисповедимы пути

РассказыНам не нужна война.

РассказыВластитель Ночи [18+]

Рейтинг: +5 Голосов: 5 82 просмотра
Нравится
Комментарии (6)
Blondefob # 23 октября 2018 в 21:20 +2
"День Триффидов" в эротическом антураже. Прикольно. Плюсану.
Замечания:
"показывая пальцем на звёзды" - пальцем сложно указать на весь небосвод;
"а теперь дрожал, как и подрагивающий подбородок" - однокоренные не смотрятся;
"в ротовую полость" - как на лекции по ЧЛХ;
"напоминало спаривание двух особей разного пола" - пропаганда однополого секаса?! shock
Eva1205(Татьяна Осипова) # 24 октября 2018 в 10:40 +2
Спасибо за прочтение.

"Пальцем", действительно можно просто убрать

Дрожал, поддрагивал, однокоренное, точно. Исправлю.

Спаривание особей разного пола...где тут пропаганда однополого секаса?)) Просто они уже не были людьми, только внешне, поэтому и назвала их особями разного( не одного) пола.
Леся Шишкова # 29 октября 2018 в 21:58 +2
Ужас какой! Оказывается, нас так легко завоевать... :((( Цветуёчков отправить, они прорастут во всем и во всех, и берите планету, предложенную на блюдечке с голубыми цветуёчками... Тьфу, тьфу, тьфу! Пусть это остается только в наших фантазиях и рассказах! :)))
Eva1205(Татьяна Осипова) # 30 октября 2018 в 12:50 +3
Спасибо, Леся. Ну, так бывает, кстати День триффидов не читала, вечно так, кто уже об этом написал))
Михаил Панферов # 31 октября 2018 в 13:19 +2
Несмотря на немного неуклюжий и канцелярский язык (особей разного пола и пр.,), читается просто-таки на одном дыхании. Кроме "Дня триффидов" вспомнилось еще "Все живое" Саймака. И... моей извращенной читательской натуре все-таки хочется более непредсказуемого финала. А так плюс бесспорный.
Eva1205(Татьяна Осипова) # 31 октября 2018 в 13:23 +3
Спасибо, есть мысли что-то переделать, добавить. Хорошо, что это еще возможно сделать. Непредсказуемость... Это было бы лучше, согласна.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев