fantascop

Визирь светлейшего монарха

в выпуске 2018/05/10
15 апреля 2018 - Юлия J. Черкасова
article12706.jpg

Часть 1. Подготовительная

Если бы в тот день Вадик сообщил о цели своего визита заранее, я бы не открыл ему дверь. Сказал бы, что меня нет: уехал к внучатой тётушке в город Самоваров поднимать целину, устроился волонтёром в приют для амурских тигров, вдобавок срочно женился и потому ушёл в глубокий запой. Да всё, что угодно, только чтобы Вадик понял — меня нет. Я вне зоны доступа. В ближайшие несколько тысячелетий.

Но я был дома. А Вадик частенько притаскивался без предупреждения, благо, что живёт в соседнем подъезде. И в принципе никаких проблем с ним до этого не возникало, — до этого самого дня. Парень он тихий, спокойный, местами даже рассудительный, разве что чуток подбухивает — но, слава богу, в одиночестве. Поэтому когда он позвонил в домофон, заголосив: «Почта-листовка-пустите-ящик-положить», я, конечно же, открыл.

— Короче, Тим, тут такое дело. Тема — супер. Ништяк ништяковский. Собирайся, и мчим в аэропорт.

Я затупил. Сразу же. У Вадика не было привычки летать по горящим путёвкам в Эмираты. У него вообще не было никаких привычек, за исключением светлого нефильтрованного. И я не помню, чтобы он куда-нибудь ездил, кроме работы и гиперов. Домосед, одним словом. Но в этот раз он был словно сам не свой. Вместо обычного ноющего Вадика — «жизнь дерьмо, мне скоро тридцать, у меня нет семьи, карьера не задалась, всё через одно место, брат, что за фигня творится» — передо мной стоял, сверкая очами и нетерпеливо постукивая копытом, конь Пржевальского. Или же сам господин Пржевальский, повстречавший лошадь своей мечты.

— Э-э-э, — сказал благоразумный я.

— Давай, — он выглядел взволнованным, но трезвым. — Собирайся.

— Куда?

— В Болия-Лимению.

— Это чё? — фыркнул я и тут же догадался. — Квест, что ли?

— Как бы да, квест, — Вадик выпрямился, расправив на плечах невидимую взгляду горностаевую мантию, и торжественно произнес. — Но не для всех, а для избранных. Для нас с тобой. Будем жить, как короли.

— Где?

— В Болия-Лимении, — он достал из кармана джинсов изрядно поюзанный телефон и начал листать страницы приложений.

Глядя на трясущиеся руки приятеля, я, разумеется, усомнился в его вменяемости… А толку-то что? Найдя то, что искал, Вадик показал мне пост в контакте. Новость группы «Верю не верю».

«На берегу Тихого океана приютилось крохотное, но очень богатое государство — Болия-Лимения. Здесь всего полсотни жителей, но все они счастливейшие люди. Судите сами, у каждого есть свой алмазный прииск и многомиллиардный счёт в банке! На днях в стране случилось печальное событие: умер самый богатый в мире правитель, король Болия-Лимении, оставив безутешными пятнадцать юных вдов. По местным законам наследником престола может быть только иностранец, который явится в Болия-Лимению в течение месяца со дня кончины правителя, в противном случае государство ждёт полная анархия. Новому королю в наследство отойдут все счета, регалии, права и супруги предшественника. Хотите стать самым богатым и счастливым человеком в мире? Спешите в Болия-Лимению — быть может, именно вы её будущий монарх!».

— Забавная шутка, — одобрил я. — Название группы видел?

— Так в том-то и фишка, — оживился Вадик. —  Тимурчик, ты только зацени, какие они продуманы. Щас же толпа валом повалит, разнесёт эту Лимению, алмазы все растащит, поэтому они боятся официально объявлять. Они только так могут, типа пошутили. А на самом деле ждут нового правителя. Он для них как посланник божий, понимаешь? Должен догадаться и прийти.

— А куда идти-то? — тупо переспросил я. — Нет на карте такого государства.

— Конечно… — ухмыльнулся приятель. — Кто ж рассекретит кладовую бабла. Это в Южной Америке. Полюбас.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что оно рядом с Боливией. Фишку рубишь? Боливия — старший брат, Болия-Лимения — младший. Маленький, да удаленький. Пипец я умный, аж сам офигеваю от себя.

— Да ну, ерунда какая-то. Зачем им наш контакт? Давали бы объявление в своём, латиноамериканском. На кой им русский король?

— Почём я знаю, — пожал плечами сосед. — Может, им блондины нравятся. Футболисты надоели, хотят светлейшего монарха. Там же всё-таки не только алмазы, но и пятнадцать юных баб. Короче, я еду, а ты со мной.

— Но ведь им только один король нужен.

— А визирь?! — заорал Вадик так, что я чуть не оглох. — Ты думаешь, я тебя брошу, своего другана? Ты будешь моим визирЁм.

Так мы и отправились в путешествие. В любой истории, похожей на эту, в главной роли обычно болия-лимения, — тьфу, более-менее! — вменяемый, но нерешительный герой, который не может отказать другу-идиоту. И мне хотелось бы думать, что этот герой — я. Но буду с вами честен. Я действительно решил стать визирем. Ну и что, что там нет такой должности! Из Вадика выйдет отличный новатор.

 

Часть 2. Устрашительная

Мы взяли билеты до Ла-Паса. На девять стыковочных рейсов. Оттуда до Болия-Лимении рукой подать, как сказал Вадим. Правда, он не уточнил, в какую сторону нужно подавать рукой, а просто предложил добираться на перекладных.

Перспектива стать мультимиллиардером манила. Рассудок отказывался участвовать в этой авантюре, поэтому я собрал рюкзак, кинул в него паспорта, карточки, наличку и ноутбук, сообщил родителям, что еду волонтёром в Южно-Сахалинск, и отправился вместе с Вадиком в аэропорт.

— Ништяк, братан! — потирал в автобусе руки сосед, грациозно приобняв шаткий поручень. — Ты прикинь, уже через пару недель мы будем самыми богатыми людьми в мире!

— У нас на одни только перелёты две недели уйдёт, — напомнил я.

Прямых рейсов не было, а если б таковые имелись, мы бы всё равно не смогли выкупить билеты — дорого. Нам даже с тремя пересадками выходило накладно, ибо по полтасу на рыло. Я на днях кредит за айфон погасил, хотя на новую работу так и не устроился, а Вадик не умел откладывать от слова «совсем». Пришлось искать другие варианты. И они нашлись. После суточного мониторинга акций и скидок. Операция «Всё по двадцать пять» — так мы назвали нашу цепочку дешёвых перелётов.

— Нормуль, — подытожил будущий монарх. — Мы не только экономим, но ещё и путешествуем по разным странам с халявной жрачкой и бесплатным ночлегом.

— Это как?

— В самолётах кормят, значит, на еду тратиться не надо, а спать будем в аэропорту. Полный сервис.

Две недели пролетели, как миг. От них остались только селфи в инстаграмме, где мы лыбимся во все тридцать два зуба на фоне взмывающих в небо самолётов за окном терминала. Но это только на первых. А потом выяснилось главное — Вадик панически боится летать.

— Почему он гудит?! У меня закладывает уши! — изо всех сил вцепившись в подлокотники, мой сосед дико озирался по сторонам, разглядывая спокойных пассажиров.

— Всё нормально, мы набираем высоту, — сдержанно объяснил я. — Гудят двигатели.

— Я сейчас понял, — пробормотал он. — Всё понял…

— Что?

— Рождённый ползать летать не может. Мы нарушаем законы гравитации. Зачем я согласился на это?!

Вадик тяжело задышал и покрылся испариной. Заметив его испуганное выражение лица, к нам поспешила стюардесса.

— Вам плохо? Я могу чем-то помочь?

— Да! — Вадик буквально подскочил на месте, отпустил подлокотники и вцепился в девушку. — Не уходите. Вы — фея самолёта, вы должны быть рядом. Успокойте меня… Хотите, я вам айфон за это подарю?!

С этими словами он вырвал у меня из рук телефон и начал запихивать ей в карман.

— Вот, держите. Только не уходите.

— Ты офигел?! — с силой разжав его пальцы, я отобрал свой айфон и сунул в рюкзак, подальше от Вадика.

Тот посмотрел на меня, как на предателя, с ненавистью, стиснул кулаки, но тут же бессильно опустил их и обиженно выпятил нижнюю губу — казалось, ещё чуть-чуть, и он расплачется от злости. Потом у Вадика в голове, видно, что-то перещёлкнуло, и он быстро сообразил.

— Я — наследный принц. У меня много денег. Будет. Заплачу, сколько скажете, хоть миллион.

— Я налью вам успокоительного, — стюардесса с сочувствием посмотрела на него, пряча улыбку.  — Не волнуйтесь, вы в полной безопасности.

Следующие три часа девушка сидела с нами и держала бледного Вадика за руку. Бесплатно. Мне она тихонько шепнула на ушко, что ей не впервой успокаивать нервных пассажиров. Издержки профессии. Сосед как-то быстро обмяк и теперь полулежал в кресле — молча, не шевелясь, тупо глядя в одну точку. Иногда он вздрагивал:

— Почему так тихо? Мы что, стоим?!

— Всё нормально, — отвечали мы хором ему, — самолет набрал высоту, и двигатели перешли в другой режим.

Пару раз ему даже удалось вздремнуть. Когда стюардесса попыталась незаметно высвободиться из его цепких лап, он тут же открыл глаза.

— Куда?!

— Мне нужно покормить пассажиров. Не переживайте, я вернусь.

— Давайте он покормит. Тимур, ты ж подрабатывал официантом… Раздай этим бесчувственным индюкам еду.

Угадайте, кто громче всех аплодировал при посадке? Вадик. Точнее будет сказать, он единственный и аплодировал. Причём себе. С таким торжествующим видом, будто сам посадил самолёт, управляя им с помощью подлокотников, которые чуть не оторвал в процессе.

— Спасибо, братан! Круто водишь, —  покидая судно, он хлопнул по плечу командира экипажа и, заметив рядом «нашу» стюардессу, полез к ней обниматься. — Ленусик, дай я тебя поцелую, ты большой души человечище. Щас… Погоди…

Он начал копаться в карманах, пытаясь что-то выудить оттуда, потом, не выдержав, махнул рукой — другие пассажиры уже теснили его к выходу — и со словами «Я сам тебя найду!» гордо ступил в рукав. Я уныло потащился следом. Предстояло пережить ещё восемь перелётов.

 

Часть 3. Подозрительная

Но всё оказалось не так уж и плохо. Вадик придумал себе лекарство от паники — сердобольные стюардессы разве что на коленках его не качали, тетешкаясь с ним как с младенцем. В мадридском аэропорту он уже выглядел радостным и бодрым, — этакий ковбой в поисках золотого клондайка. До тех пор, пока не…

Впрочем, обо всё по порядку.

— Глянь-ка туда! Видишь его? Да не оборачивайся! Вон тот тип, в голубой рубашке, — жарко зашептал мне Вадим прямо в ухо.

Я поморщился:

— И чё?

— Он нас преследует. Уже третья пересадка!

— Тебе показалось, — я посмотрел на полного мужчину средних лет в светлой рубашке и серых брюках. — Просто у него внешность такая… незапоминающаяся. Вон, смотри, ещё один тип в рубашке и брюках, и выглядит так же.

— Ни фига, у меня зоркий глаз и феноменальная память! Отвечаю, он летит в Болия-Лимению, — нервничал приятель. — И вид у него такой довольный. Предвкушает, собака.

Вадик сердито нахохлился и принялся раскачиваться взад-вперед, соображая, что теперь делать. Когда он начал выдергивать волоски из бровей — ритмично, в такт своим движениям, — сидевшая рядом женщина, с лицом фрау, тревожно покосилась на нас. Я пихнул приятеля локтём, чтоб привести его в чувство до того, как он лишится бровей.

— Не мешай мне думать, — недовольно пробурчал он.

Мне стало скучно. Кинув по привычке пару десятков селфи в инстик, я сходил в кафе, где взял вегетарианскую пиццу, зелёный чай и рисовое молоко.

— Как ты это жрёшь?! — возмутился сосед, но половину пиццы умял мигом — ещё и залпом выпил мой чай.

Насытившись, он обрёл способность делать выводы и озвучил свои мысли. Вадик предложил вывести соперника из игры. Хотя бы на время, чтобы опередить. Мы-то путешествуем вслепую, а у того, может, на руках есть карта, и он точно знает, где спрятан «клад», то есть Болия-Лимения.

Я, естественно, сомневался, что мужик в теме, но чем чёрт не шутит? Визирь должен быть предусмотрительным. В каких-то ситуациях можно и на воду дунуть, если она похожа на молоко.

— Надо задержать его, чтобы он пропустил свой рейс, и отобрать у него карту, — постановил Вадик, и я с ним согласился.

— Мы сопрём у него чемодан и паспорт. В чемодане карта, а без паспорта его не пустят на борт.

— Точно! — обрадовался наследный принц. — Но как? Везде понатыканы видеокамеры.

Я призадумался. Надо сделать так, чтобы нас не опознали.

— Пошли в дютик, — скомандовал я. — За экипировкой.

В дютике у Вадика случился новый стресс. Он бродил от стойки к стойке, перебирал вещи и причитал, что двести евро за кусок тряпки — это пипец, как дорого: «В переходе то же самое по двести рублей, буржуи с жиру бесятся, кто вообще это покупает». Молча щупая ткань, я разглядывал этикетки и прикидывал кредитный лимит. Пока Вадик завывал где-то в недрах магазина, я отнёс на кассу две рубашки из стопроцентного модала, уютную толстовку без намека на полиэстер и белые парусиновые кеды.

— Фигасе, экипировка! — Вадик вытаращился на чек так, словно это была дарственная на алмазный прииск. — Ты чё, сдурел?!

— Я себе, — скромно признался я. — Экипировку пойдём покупать в другой зал.

И повёл Вадика в соседний магазин, где товарные этикетки ярко подмигивали скидками. Там-то мы и прибарахлились. Бесформенные свитера, широкие штаны, спортивные шапки — переодевшись в туалете, мы надергали бумажных салфеток и напихали себе за щёки. Теперь наши лица напоминали хомячьи физиономии. То, что надо! Не узнать. Где-то час мы блуждали по коридорам аэропорта, заметая следы — на тот случай, если записи с видеокамер решат прокрутить назад.

А потом приступили к основной части операции. Подлый соперник обнаружился там же, где мы его и оставили — отдыхал в кресле с книгой в руках. Четырёхколесный чемодан стоял рядом. Документы, по всей видимости, прятались в сумке, которая возлежала у типа на пузе.

— Он же нас увидит, — хмуро догадался Вадик. — Как мы укатим из-под носа чемодан?

— Не знаю. Ты гипнозом не владеешь?

— Нет.

— Облом.

Мы сели неподалеку и уставились, не мигая, на жертву. Неожиданно мне пришла в голову идея, и я зашептал, воображая, что направляю в сторону мужика мощные потоки внутренней энергии:

— Твои веки тяжелеют, тебе хочется спать… Ты не можешь сопротивляться сладкой неге, которая охватывает твоё тело… Ты чувствуешь, как по нему разливается блаженное спокойствие… Твои глаза закрываются….

— Ого! — воскликнул Вадик. — Откуда ты такие слова знаешь?

— Иногда медитирую, — снисходительно пояснил я. — Помогает расслабиться и настроиться на связь с Вселенной. Самогипноз и аффирмации в сочетании с визуализацией творят чудеса.

— И чё, реально помогает? Сбыча мечт и всё такое?

— Ну, да… Вот, айфон себе купил новый, — похвастался я, умолчав про кредит.

— Круто! — позавидовал приятель и, взглянув на типа в рубашке, чуть не поперхнулся словами. — Он засыпает! Тимурчик, это работает!

Владелец чемодана действительно засыпал. Голова поникла, тело обмякло; не прошло пяти минут, и наш соперник захрапел. Вадик смотрел на меня, как на божество, — с восхищением в глазах, смешанным с благоговением и страхом. Или как на шамана.

— Пойдём! — гордо сказал я.

Медлить было некогда. Вскочив со своих мест, мы подбежали к спящему конкуренту. Пока я следил, чтобы нас не запалили безучастные соседи, Вадик вытащил из сумки паспорт. Мужик даже не пошевелился. Мы схватили чемодан и помчались галопом в сторону отхожих мест. Пржевальский точно бы оценил нашу прыть.

— Давай сюда, — прокричал приятель, показывая на дверь женского туалета, — тут нас не будут искать.

Мы забежали в свободную кабинку, закрылись и принялись изучать содержимое багажа. Зарядные устройства, рубашки, брюки и нижнее бельё. И всё!

— Карта у него в телефоне. Вот мы придурки, — расстроился Вадик. — С чего мы взяли, что он станет держать её в чемодане?

— Не знаю, это вообще-то была твоя идея, — соврал я.

— У нас паспорт. Мы всё равно его опередим, — буркнул приятель.

Кивнув, я заглянул в паспорт, из которого торчал посадочный талон. Марек Шпорк. Чех. Рейс из Мадрида в Прагу. Вылет через полтора часа.

— Слушай, что-то не то… — задумался я. — Это не наш рейс. Ещё и билет в бизнес-класс. С чего ты взял, что он всё это время летел с нами?

Вадик опустил крышку унитаза и сел сверху, упершись коленями в перегородку. Он обхватил голову руками и глухо застонал, раскачиваясь из стороны в сторону, а потом пару раз легонько боднул перегородку лбом.

— Померещилось, видать… — промычал король Болия-Лимении. — Рубашка с брюками сбила с панталыку.

Мне вдруг стало стыдно и жаль мужика. Он ведь ни в чём не виноват.

— Всё, — твёрдо сказал я и вынул салфетки изо рта. — Хватит. Вернём ему чемодан и паспорт. Надеюсь, он ещё спит.

Невнятно всхлипнув, Вадик поднялся с унитаза.

Нам повезло — пан Шпорк храпел, не догадываясь о драме, что разыгралась в туалете пять минут назад. Храпел музыкально так, с присвистом. Мы тихонько подкатили чемодан, сунули документ в руку незадачливому «сопернику», и, похлопав того по плечу, поспешили удалиться прочь. Пройдя несколько метров, я оглянулся — хлопая спросонья глазами, чех изумлённо разглядывал свой паспорт.

— Ладно, — буркнул пристыженный Вадик. — Больше не буду паранойить.

Обещание он сдержал, и до Боливии мы добрались без особых приключений. Будущий монарх даже перестал домогаться стюардесс — теперь он тихо предавался мечтам, воображая себе райскую жизнь мультимиллиардера.

 

Часть 4. Восхитительная

Ла-Пас встретил нас жарким ветром. Обжигающе горячим,  словно мы попали в сауну под открытым небом. Хотелось спать, — перелёты измучили недосыпом, — но Вадик был настроен решительно.

— Мы едем в Болия-Лимению. Там выспимся. А то какой-нибудь хрен нас опередит, и всё, прощай, королевский трон.

— А в какую нам сторону?

— Не знаю. Давай у местных спросим.

— А вдруг они обо всём догадаются?

— Не-а. Они ж не читают русский контакт, — с этими словами Вадик погнался за невысоким смуглым парнем. — Эй, дружище, хэлп!

Боливиец, если это был он, остановился и непонимающе уставился на моего приятеля, а тот принялся объясняться жестами, перемежая их обрывками фраз ученика третьего класса общеобразовательной школы:

— Фрэнд, хэлп! — Вадим изобразил пальцами идущего человечка и стукнул себя в грудь, чтобы абориген догадался, что идущий человечек — это Вадим. — Ви гоу ту Болия-Лимения.

Тот ничего не понял, кроме… последних слов.

— Боливия? Кэ нэсеси́тас?

— Да, да! Несеси́тас! Ту Болия-Лимения!

— Лима? — переспросил боливиец. — Нэсэси́тас ир а Ли́ма, Перу?

— Ну… я не знаю, может, там рядом Перу…. Понимаешь, мы не местные, — пожал плечами мой приятель. — А как туда попасть? Ви ноу флай, пардон за мой французский.

Вадик замахал руками, изображая крылья, а потом скрестил запястья, мол, баста, и покрутил головой. Оглянувшись, он заметил автобусную стоянку и ткнул в неё пальцем.

Боливиец с грустью смотрел на нас.

— Ай аутобу́сэс ин Перу, — сказал он, и, обращаясь к ничего не понимающему Вадику, добавил: — Пуэ́дэс ир ин аутобу́с.

— О, на автобусе! Нам надо к океану! Оушн.

— Осэ́ано? — догадался местный житель. — Си нэсэси́та ир аль осэ́ано — эс мехо́р компра́р боле́тос па́ра Ари́ка.

— А-ри́-ка, — по слогам повторил Вадик. — А Болия-Лимения где-то рядом, да?

— Си! Дэ́сдэ Ари́ка пуэ́дэс йега́р а Лима.

— Спасибо, брат! — Вадик приложил к груди ладонь и низко поклонился боливийцу. — Ты не представляешь, КОГО сейчас выручил. Я тебя потом найду, и, поверь, в долгу не останусь. А как попасть на автовокзал?

У меня были серьёзные сомнения по поводу того, что Вадик и боливиец правильно поняли друг друга, но я-то вообще ничего не понял, поэтому крыть было нечем. В Арику, так в Арику. Как объяснил Вадим, Болия-Лимения — почему-то они называют её Лимой, ох, уж этот местный диалект, — находится по соседству, недалеко от перуанской границы.

Кое-как мы разыскали терминал. Ближайший рейс на Арику был в шесть утра, и я возликовал — наконец-то смогу нормально поспать, в кровати. Вадик предложил вернуться в аэропорт, чтобы перекантоваться там, но я остался непреклонен — даже койко-место казалось мне царским ложем. Спина молила о матрасе! И они встретились — в недорогом хостеле. Если вы не летали с восемью пересадками, то не поймёте, поэтому не буду грузить вас лишними деталями, скажу только, что утром мы с Вадиком сидели в автобусе, который мчал в направлении мечты.

В три часа пополудни чилийская Арика приветствовала нас роскошными пальмами. Пообедав в кафе и отдохнув от утомительного переезда, мы отправились на пляж. Моя страничка в инстаграмме пополнилась сотней новых селфи на берегу океана.

«#встречайтесвоеговизиря» — я ставил хэштеги, уже не беспокоясь о конспирации. Теперь никто не сможет нас опередить! Пусть мир узнает своих героев! У Вадика не было странички в инсте, поэтому я фоткал его и выкладывал у себя: «#безпятиминуткорольболиялимении». Мы были молоды и счастливы! Мир лежал у наших ног, а океан простирался за горизонт! Мы шли не усталыми путниками, мы шли ликующими победителями! Час за часом, не замечая, как день неторопливо покидает нас…

Тот миг, когда я увидел её… Трудно передать. Миновав оконечность небольшого мыса, мы обнаружили удивительной красоты дворец, сияющий серебром, золотом и лазурью. В сумерках он казался чем-то неземным, обителью волшебных грёз, местом, где исполняются все желания. Мы ахнули, поражённые невероятным зрелищем.

— Болия-Лимения… — протянул восторженно Вадик.

Оставалось совсем чуть-чуть до ослепительной жизни мультимиллиардеров, окруженных верными подданными и смуглыми красотками в бикини, — всего-то с полкилометра.

И в тот самый миг…  я подумал, что из меня получится более достойный правитель, чем Вадик. Я уравновешен, не лишен чувства меры, не склонен к паранойе, да и вообще, если честно, поумней — этак раз в «дцать». А его можно сделать визирем — хотя, на мой взгляд, звание придворного шута ему подойдёт куда больше. Чтобы стать королём, мне достаточно опередить приятеля на шаг: кто первым ступит на порог Болия-Лимении, тот и окажется в дамках.

Мы шли по берегу, не отводя глаз от дворца, и Вадик что-то бормотал себе под нос, сочиняя, наверно, будущий гимн в свою честь, а я мучительно размышлял. Меня учили, что предавать друзей нехорошо, но разве мы друзья? Вадик — мой сосед, да и только. В любом случае он не останется в проигрыше и получит свои алмазные прииски. Я даже треть жён ему отдам — зачем мне пятнадцать?

Власть — моя вотчина. Я был рождён, чтобы стать избранным. Но к власти прилагается ответственность. Я скривился, подумав об этом. Та самая ложка дёгтя, с которой власть теряет свой аппетитный вкус. Впрочем, что там говорил Король-Солнце? После нас — хоть потоп? А вдруг это всё-таки сказала маркиза де Помпадур? Я скривился ещё больше. Следовать принципам великого короля — это одно, следовать принципам придворной интриганки — другое. Вадик — идиот, он не осознаёт груз ответственности, который ложится на его плечи. А мне это нафиг не надо.

Ладно, пусть лезет на свой трон, а я неплохо устроюсь в его тени. Пока он напрягается, я буду отдыхать. Подумав так, я хлопнул соседа по плечу:

— Дружище, из тебя выйдет отличный монарх!

Больше я не говорил ничего, и Вадим тоже. Молча шли к мечте, — к его мечте. Не знаю, о чём думал он, а я вдруг понял, что должность визиря меня не прельщает. И что побывал в десяти странах, но так ничего и не увидел. Шальная гонка, в которой две недели выпали из моей памяти — кроме трёх вышеупомянутых эпизодов. И всё ради того, чтобы запереть себя во дворце крохотного государства. Да пусть он хоть миллион раз прекрасен, стоит ли он того, чтобы я потратил на него свою жизнь?!

Внезапно Вадик остановился.

— Дай мне рубашку, — попросил он. — Ту, что ты в дютике купил. И кеды. Белые.

— Зачем? — не понял я.

— Красивым хочу зайти.

Вместо ответа я протянул ему свой рюкзак.

Когда мы переступили порог сказочной обители, Болия-Лимения окутала нас тонким ароматом духов, витающим в воздухе, и чем-то ещё, загадочным и недоступным. К нам подбежали пожилой низкорослый мужчина и симпатичная девушка в строгой униформе. Восхищённо глядя на своих подданных, нарядный Вадик медленно поднял руку, растопырил пальцы и приставил ладонь к голове — показывая корону.

— Вот и я… — прошептал он. — Я пришёл… Ваш король.

Мужчина принялся что-то тараторить, жестикулируя и вскидывая домиком брови, пока девушка изумлённо разглядывала нас. Я заметил стойку, где лежали ручки с блокнотами и цветные буклеты. Поодаль стояли диваны и кресла, в смежном зале виднелись столики, поблескивающие праздничной сервировкой. Вадик повторял, как заклинание, свою волшебную фразу, болилимениец что-то переспрашивал, а до меня начинало доходить.

— Вадик, это отель.

Он не слышал меня. Он уже мастерил оригами, схватив со стойки ресепшн буклет. Выдернув листы, он надорвал их, соединил в подобие короны и водрузил себе на голову. Потом начал прохаживаться туда-сюда, изображая монаршую поступь, и по-тарзаньи колотить себя в грудь. Когда же Вадим попытался возложить болилименийцу на макушку царственную длань, тот отпрянул, а девушка метнулась в соседнюю комнату — через несколько секунд оттуда послышались звуки её взволнованного голоса, объясняющего что-то невидимому собеседнику.

Охрана подоспела быстро, а полиция приехала через полчаса. Нас забрали в отделение, где мы кое-как жестами объяснили, что заблудились, перегрелись на солнце, передышали свежим воздухом, после чего почувствовали себя нехорошо и заглянули в отель попросить водички. Утром нас отпустили.

Мы вышли на улицу и отправились на пляж. Мне было жалко приятеля. Он осунулся, ссутулился, помрачнел — рядом со мной брёл тот унылый сосед, которого я уже успел позабыть за время нашего путешествия.

— Я хочу постоять в океане, — сказал он.

Мы подвернули джинсы, скинули кроссовки и зашли по колено в воду. Вадик растерянно оглянулся по сторонам, будто не веря своим глазам, потом наклонился, зачерпнул полную пригоршню воды и плеснул себе в лицо.

— Я — дурак, — с тихим вздохом признался он, выпрямившись. — Поверил в сказку. Знаешь, тридцатник почти, а дурак дураком. Но я был счастлив эти две недели. Может, они дали мне больше, чем последние двадцать лет.

— Ты не дурак, Вадь, — серьёзно ответил я. — Ты молодец.

 

Часть 5. Удивительная

Да, если бы в тот день Вадик сообщил о цели своего визита заранее, я бы не открыл ему дверь.  И это было бы самой большой моей ошибкой. Здравый смысл удерживает нас от идиотских поступков, но всегда ли прав этот здравый смысл?

Я остался здесь, в Южной Америке. За три года объездил вдоль и поперёк Боливию, Перу, Чили. Моя девушка устроилась в местные авиалинии стюардессой. Помните первый рейс, где добрая душа по имени Ленусик всю дорогу успокаивала Вадима? Мы с ней встретились на том же борту, когда я навещал родителей, — и тут уж я не упустил свой шанс. Вскоре она переехала ко мне, и теперь мы путешествуем вместе. Работу я так и не нашёл, да и зачем она веб-дизайнеру, если под рукой всегда есть интернет и мощный ноутбук?

Недавно гостили у Вадика. У него вообще всё сложилось чудесным образом. Его выкрутасы с бумажной короной на голове так очаровали владельца гранд-отеля, что не прошло и трёх дней, как тот разыскал его и предложил место… аниматора. Приятель согласился. А потом как-то незаметно пошёл в гору, приобрёл деловую хватку, сделался правой рукой хозяина и закрутил роман с его дочкой. Полтора года назад сыграли свадьбу — мы с Леной на ней присутствовали — денег, подаренных именитыми гостями, хватило молодым на открытие собственного бизнеса. Теперь у них гостиница на берегу Тихого океана. И самое главное — Вадик всё-таки стал правителем Болия-Лимении! Хотите знать, как ему это удалось? Элементарно! Ну… Что, совсем без вариантов? Ладно, так уж и быть, дам вам подсказку... Угадайте, как он назвал свой отель*?

___________________________________________

*Публикуется на правах рекламы

Рейтинг: +14 Голосов: 14 215 просмотров
Нравится
Комментарии (15)
Юлия J. Черкасова # 15 апреля 2018 в 13:51 +5
Мой эксперимент. Автор доволен. Не ожидала, что хохма займёт какое-то место -- думала, найдутся достойные варианты с более серьёзным и вумным содержанием))
Грег, Игорь, спасибо, что отметили стилистику. Это часть моего эксперимента, и потому автору было не только приятно, но и важно это услышать.

И, конечно, благодарю всех, кому понравилось! ;)
Blondefob # 15 апреля 2018 в 13:54 +3
ПМСМ, один из лучших на прошедшем конкурсе. +, канешна.
Графоман Чалис # 15 апреля 2018 в 14:47 +3
Уже много что говорила, так что просто: йес! Визирь-с!
Amateur # 15 апреля 2018 в 18:45 +3
я тоже "йес!"))
Мария Костылева # 15 апреля 2018 в 14:51 +3
Уррряяя!!! dance
Игорь Колесников # 15 апреля 2018 в 15:14 +3
Повторю, что просто удивлён, что этот рассказ не занял первое место.
По моему, мастерство автора неоспоримо. v
Нитка Ос # 15 апреля 2018 в 19:12 +3
молодцы парни
и автор тоже
от Нитки плюс!
Александр Стешенко # 15 апреля 2018 в 20:03 +1
Написано хорошо... очень хорошо... плюс! dance
Моя завидовает... вота... zst
Александр Стешенко # 15 апреля 2018 в 20:04 +1
И прикольно... hoho
Finn T # 15 апреля 2018 в 22:09 +2
Весело, с хэппи-эндом! Плюсь v
Анна Гале # 16 апреля 2018 в 13:32 +2
Улыбательный эксперимент удался! dance
Жан Кристобаль Рене # 16 апреля 2018 в 20:11 +2
Юль, классно, ну!! dance
Станислав Янчишин # 17 апреля 2018 в 13:50 0
Помню, как тормознул, прочитав, что Вадик не бывает нигде кроме работы и гиперов. "Что за гиперы? Устройства для перемещения в гипер-пространстве?!" И только потом дошло, что у вас так именуют гипермаркеты. hoho Теряю былую лёгкость...
Андрей В.Болкунов # 23 апреля 2018 в 00:02 +1
Вот едешь такой за границу, а тебя даже королём сделать не могут... cry Обленились без крепкой руки-то! Плюс!
Сергей Филипский # 24 апреля 2018 в 21:38 +1
Поздравляю с прекрасным рассказом. Плюс.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев