fantascop

Дочь шамана

article10952.jpg

В долине реки Катунь, у самого подножия каменистых гор, притаилось селение телёсов. Народ в нем жил небогатый, не воинственный, только измученный постоянными набегами. Убай-хан часто разорял мирный посёлок, забирал скот, уводил себе в услужение красивых женщин и здоровых юношей, жестоко расправляясь с несогласными. Стали отцы прятать сыновей и обучать боевому искусству. А те, как подросли, да возмужали, собрали войско и отправились в степь биться с ханом. Вторжение было стремительным, схватка – долгой. Убай-хан не щадил ни тех, кто желал сдаться, ни своих людей, добиваясь во что бы то ни стало победы. По просторам степным разлетались человеческие возгласы вместе с лязгом мечей, багрянцем от крови окрасился молодой ковыль. Много погибло храбрых воинов, на растерзание хищникам остались лежать груды их тел, с песком смешались отсеченные руки, ноги и головы. Поняв, что силы неравные, телёсы отступили. Но достигнув горного хребта, стеной встали. Решили, что лучше замертво пасть, чем пустить хана на свои земли. Жажда отмщения овладела воинами. С безумством и отчаянием кинулись они в бой. А тем временем вереницы войск из тех племен, которые не пошли сразу, подтягивались и окружали врага. У воинов Убай-хана не было никаких шансов спастись…


 

I

Огонь в костре сильнее разгорелся после сбрызгивания аракой, смешанной с куриной кровью. Бейлен крепко сжала руку отцу, заметив кружащегося уже второй раз над селением беркута.

- Он вновь вернулся, отец. Не к добру, - горько вздохнула девушка. – Что ты думаешь?

Закрыв глаза, старый шаман долго сидел неподвижно.

- В этой войне пока нет победителей, - ответил, наконец, Сельбек дочери.

- О чём ты, отец?

Шаман поднялся с земли. От ветра зашуршали ленты и перья, зазвенели клыки, когти и медные кольца на его одеянии. Сейчас он ударит колотушкой в бубен и начнет камлать. И когда тело его будет сотрясаться в диких судорогах, шаман заговорит с духами.

Тяжёлые серые тучи повисли над заснеженными верхушками гор. На склоне горы, от которой тропа резко сворачивала, белели ленты. Это колыхались от ветра дьаламы, повязанные к ветвям березы. В такое время их племя кочевало на пастбище в высокогорье. Первые теплые дни встречали песнями и плясками, устраивали зрелищные бои с ятаганами, рискованное седлание необъезженной лошади. Свято соблюдая жертвенный ритуал, поклонялись богам и духам. Теперь отары овец голодают. Старики проводят дни в молениях. А женщины ожидают своих мужчин – братьев, мужей и отцов, надеясь на хороший исход сражения. Бейлен не надеялась. Она знала, что их воины вернутся. Но не все. Предчувствие никогда ее не подводило. Кутаясь в овчинную шубу, она продолжала ждать тех немногих, уцелевших.

- Э-ге-гей! – послышалось вдалеке.

Женщины бросились навстречу голосам. Сильнейший воин должен был сообщить о победе. Никто не сомневался, что это - Янар. Никто, кроме Бейлен. Ноги девушки подкосились, и, прикрывая ладонями лицо, она упала на колени.

Из облака пыли показался силуэт Батыра, брата Янара. Женщины радостно его приветствовали. А затем обнимали каждого воина, как самого родного. Измотанных, ослабших, раненых, но главное - живых.


 

- Прости. Я виноват. Не уберёг, - Батыр слез с коня, опустился рядом с девушкой.

- Где ты был? Почему не защитил? Ведь брат не раз спасал тебе жизнь. Что ты молчишь? – Бейлен толкнула мужчину в грудь.

- Прости.

- Это всё, что ты можешь сказать? – упрекнула Бейлен. - Расскажи, как это произошло.

- Не сейчас, Бейлен, не сейчас, - мужчина приобнял девушку. Даже через шубу прощупывался её стан, гибкий и тонкий.

Батыр вспомнил ночь беспросветную в степи. Очи девушки казались ему темнее и таинственнее той ночи. Он вспомнил холодный родник в горах, из которого уставшие воины черпали воду. Алые, влажные губы Бейлен манили сейчас сильнее.

Батыр и не встречал девушки, краше Бейлен, ни в одном селении, а объездил он немало земель. Перед смертью Янар взял с него обещание, что позаботится о жене, а будущего ребёнка, которого ждёт Бейлен, воспитает, как родного. Но ведь сердцу не прикажешь. Как полюбить ту, которая когда-то его отвергла, предпочтя брата, пусть даже она самая прекрасная на всём белом свете? Как вновь пробудить в себе чистые чувства, если в глубине души томятся обида и злость?

По обычаям их племени – на молодой вдове должен жениться мужчина из его рода. Дядя Адбай вернулся в родное селение вместе с Батыром после битвы. Мужчина был всегда неравнодушен к жене Янара. Батыр подумал о том, что у дяди с Бейлен может сложиться хороший союз. Но стоит ли ему упускать такую красавицу? Может, найти в себе мужество и сдержать данное брату слово? Он подумает. Но не сегодня.

Победу отмечали шумно, с размахом – радостью, пусть и примешенной к слезам, хотелось делиться. Выпитым чаркам араки счёту не было. Зарезали нескольких молодых барашков, зажарили их на огне. Мужчины, образовав свой круг, курили трубку. Женщины под комуз1 пели песни.

Время от времени они смолкали, и, казалось, так и слышится: «Эй-эй-ааа-ааа…». Будто сама земля и камни им подпевают. Скорбью были проникнуты эти звуки, но скорбью возвышенной. Боги напоминали, что в страдании душа закаляется.


 

Уже стояла глубокая холодная ночь, когда Бейлен вошла в юрту и дала волю слезам. Недавно они с Янаром строили планы и думали, что звезды к ним благосклонны. А теперь кажется, будто весь мир рухнул. Да, она мысленно с ним простилась ещё тогда, когда затевался поход на хана. И все-таки её, любящую жену, не покидала крохотная надежда. Даже когда увидела Батыра одного, без брата, продолжала надеяться, что Янар жив, пусть искалечен, но жив. Борясь с собственным предчувствием, она верила, что любовь не может так скоро, внезапно оборваться...

Ветер трепал циновку, обтягивающую поверх войлока их юрту. Гул ветра был навязчивым и тревожным, налетающие порывы заставляли девушку содрогаться. И только ближе к рассвету Бейлен забылась коротким сном.

Ей снилось заснеженное предгорье. И небольшой аил2, каких немало раскидано в их крае. Дети задорно играли, толкая друг друга. Женщины занимались своей работой – кто доил коров, кто шил, вышивал. Внутри юрты на своей половине мужчины пили из деревянных чашек кумыс. Лиц не было видно, но отчетливо слышался их мирный разговор. Неожиданно ворвавшийся в хижину человек их прервал.

- Бала3, бала! - крикнул он.

Одна из женщин схватила двух малышей и выбежала. Мать устремилась к подлеску, преодолевая сугробы. Расстелила шкуру под заснеженным ёрником и оставила там детей. Это мальчики. Близнецы. Янар и Батыр.

Клубы дыма заволокли низенькие юрты. Издалека доносилось блеяние овец и громкое ржание привязанных к коновязям лошадей. Мальчики слышали плач матери. Она умоляла отпустить дочь. Старшую сестру, с которой малыши играли несколько минут назад, скорее всего, они больше не увидят. Как не увидят уже отца и мать. Батыр начал плакать.

- Тихо, тихо. Не бойся, - утешал его Янар.

Бейлен хотелось их обнять, пожалеть. Сделав шаг вперед, она провалилась под лёд. Пытаясь выкарабкаться из проруби, Бейлен цеплялась руками за края. Заледенелые куски отламывались, а вода, казалось, не отпускала ее, все сильнее и сильнее утягивала под лёд. Больше не было сил бороться. Сквозь меркнущий свет она увидела на припорошённой снегом поверхности алые разводы. Это была кровь…


 

Резко вскочив, девушка открыла глаза. Мать подошла к ней:

- Ты кричала…

- Снился дурной сон. Не могу принять того, что случилось. Не могу поверить.

- Нужно найти в себе силы, Бейлен. Ты носишь под сердцем ребенка. Это самое главное. Помни об этом.

Предстояли дни траура. Как же Бейлен хотелось отмотать назад время, оказаться рядом с Янаром, прижаться к его широкой груди. Впервые ей приснился возлюбленный, сильнейший в своём роде, сильнейший в их крае. Уже с младых лет он обладал завидной смелостью. Бейлен знала - сон что-то означает. Духи умерших просто так не являются, даже во сне. Тоска и горечь разрывали девушку изнутри, как хищники свою жертву.

А в селении тем временем воцарилась прежняя жизнь. Неумолимо, незаметно утекали дни. Один за другим. Как быстрые потоки Катуни, оставляющие только пену по берегам.


 

II

Тысячи слов добрых, казалось, сказаны Бейлен - ни одно не принесло утешения. Говоря, что общается с духами, дочь шамана уединялась у реки. Наблюдая за мутными бурлящими водами, бьющими о камни, она грезила. Бейлен продолжала жить прошлым, цепляясь за него, как утопающий за протянутую руку.

В очередной раз девушка пришла к реке. Перебирая в руках мелкие круглые камешки, вспоминала Янара. Недавно он вновь ей приснился. С Батыром они мерились силой и навыками. Янар оказывался всегда быстрее на шаг, ловчее на миг. Злился Батыр, и брат ему уступал.

Теперь Бейлен воскрешала в памяти собственную свадьбу…

Косы ей заплетают, а она расправляет подол белого, узорами расшитого платья. А вот Янар её целует горячо, стан обнимает, крепко, крепко. Трепетны эти воспоминания!


 

- Приветствую тебя, Бейлен, - за спиной раздался грудной голос Батыра. - Мне Сельбек-ада подсказал, где тебя можно найти. Надеюсь, я не сильно потревожил твой покой.

- Присаживайся. Брат моего мужа и мне брат.

- Бейлен, - начал Батыр, – Янара больше нет с нами.

Бейлен поднялась с земли. Скрестила руки. Слова Батыра горько ранили.

- Это тяжело осознать, но ты должна. Янар мне также был дорог, как и тебе. Он сказал, что ты ждёшь ребенка, - Батыр обнял её за плечи.

- Он с тобой говорил перед смертью? - девушка развернулась к нему.

- Да. Я кое-что ему обещал, - Батыр ненадолго смолк, подбирая слова. – Он просил позаботиться о тебе и ребенке. Бейлен, - коснулся её руки, - будь моей женой.

- Батыр, - на глазах девушки навернулись слезы. – Я не могу. Не могу предать.

- Зачем ты так? – не дав договорить, Батыр притянул девушку к себе. – Никто не отнимает твою память о нем. Но нужно жить дальше. Будущему ребенку необходим отец. А тебе не подобает ходить без мужа.

- Ты хочешь жениться на мне из-за данного брату обещания?

- Я всегда тебя любил. Позволь мне быть рядом, оберегать, защищать. Я не тороплю. Но знай, что буду добиваться, пока не добьюсь.

Бейлен улыбнулась:

- Оставь меня одну. Прошу.

Впервые за последние дни Бейлен порадовалась, совсем чуть-чуть, тут же себя за это укорив. А Батыр не сомневался, что добьётся её расположения. Брат всегда во всем его опережал. Теперь настал его черёд…


 

Когда Бейлен вошла в юрту, отец, сидя на расписном ковре, набивал табаком курительную трубку.

- Что хотел от тебя Батыр? – спросил шаман дочь.

- Жениться, - сообщила Бейлен.

- И что же ты, согласилась?

- Он не любим. Возможно, никто уже не будет так любим, как Янар.

- Неужели ты ему отказала?

- Не отказала. Но откажу.

- Негодная! – вскочив, Сельбек замахнулся рукой. – Да по тебе цепь плачет. Когда Батыр придёт ко мне, я дам свое согласие.

- Пощади её, Сельбек, - вступилась мать. – Ведь она ребенка ждёт.

- А где смирение? Радоваться должна, что именно Батыр жениться на ней хочет, а не дядька его престарелый.

- Правда твоя, Сельбек. Только разве Адбай престарелый?

- Но уж не молодой. Далеко не молодой. И жен у него две. Будет третьей. Известно, что он себе молодую жену подыскивает.

- Отец, позволь мне самой решать. Мне во снах дух Янара является. Не хочет, видимо, пока отпускать. А Батыру самому нелегко – ближе брата у него никого не было. Зачем ему отравлять жизнь еще своей горечью?

- Упустишь своё счастье, - сказала мать.

- Как угодно небесному владыке, так оно и будет, - отрезала Бейлен. – Было угодно забрать чистую душу Янара – забрал. А может, отдал Эрлику.

- Не забывайся, - крикнул Сельбек, - Тебе, дочери шамана, известно – светлые духи испокон веков ведут войну с тёмными. Не одной тысячей лет исчисляется эта война, не одной тысячей будет исчисляться. Да будет так всегда! В этом - равновесие сил, равновесие бытия.

- Не горячись, Сельбек, - успокоила жена Алтын. – В ней обида говорит. Пройдет время - всё уляжется.

- Знаете, что меня беспокоит? – Бейлен огладила свой живот. – Вот родится ребёнок и будет похож, как две капли воды, на Янара.

- И что же в этом плохого?

- А то! Буду на него смотреть – и тяжело станет от воспоминаний об его отце.

- Эх! – махнув рукой, отец вышел из юрты.

- Ты, дочь, пожалей нас, - обратилась к Бейлен мать. – Мы счастья для тебя хотим. Ты страдаешь – и нам неспокойно. Да и вон как отца разозлила! Ты же знаешь, каким он может быть в своей злости. За первого попавшегося выдаст, согласия твоего не спросит. Не отказывай Батыру. Не ты его, так он тебя будет любить. Главное, чтобы почитали и уважали друг друга, а любовь – она ведь поступками красится.

Девушка заверила мать, что отца не ослушается. И если суждено соединить жизнь с Батыром – так и будет. Просто время нужно, чтобы боль в сердце утихла.


 

Бросили горы огромные тени, от которых темнеет в долине раньше времени. Днём по равнинам ветер свистел, а к ночи всё смолкло, утихло. Разве что лес угрюмо шумел в глуши своей. Да потрескивал в юрте очаг. В отверстие над ним светили стальным блеском звёзды.

Бейлен долго боролась со сном, не хотела засыпать. Боялась, что опять дух Янара ей явится. Отрадны были бы сны, если не заканчивались всегда жуткими видениями.

Глаза закрыла и опять оказалась возле их маленькой белой юрты. Отцовская юрта уже давно посерела, а их – новая, радует мягкой, шероховатой белизной.

- Не стоит входить, - себе напоминает.

Молча Янар мимо неё проходит. Бейлен следом за ним в юрту ступает. За милым готова бежать хоть на край света. Видит - разложил Янар на полу оружие, меч начищает. У очага саламат4, что в дорогу наварен, затянулся тонкой корочкой. Вспомнился тот жуткий день, когда провожала его на войну с ханом. И гневить мужа не хотела, и не знала, что придумать, лишь бы задержать еще немного. Обняла своего любимого, надышаться им не могла. Янар грустно смотрел, ждал слов добрых. А у неё точно твердый комок в горле застрял. Дыхание сбилось, воздуха не хватало. Не успели расстаться, а тоска и страх уже душили. Ведь неизвестно, встретятся ли вновь…

Дано ей было увидеть и дорогу долгую до степи. Снега не полностью сошли, а на стылой земле кое-где первая травка зеленеет. Со всех сторон рощицы голые окружают, по овражкам и балкам речки прошлогоднюю листву покачивают. Только мирской радости нет от тепла. Медленно воины идут, опоясанные тяжёлыми мечами, ногами увязая в размокшем песке и грязи, сгибаясь от пронизывающего ветра. Тащат за собой уставших коней. А ещё полпути не пройдено. Самое трудное впереди. Слышит Бейлен, как вздыхают мужчины. Некоторые из них, особенно очень юные, останавливаются, назад оглядываются. Верно, жалеют, что ввязались. Чувствует она их стыд и страх. Неловко становится за таких «храбрецов», готовых сдаться без боя. И в то же время, смятение воинов понять можно. Лишь немного приоткрылась для Бейлен завеса этого похода на Убай-хана, так уже тяжело и тревожно стало на душе.

Через миг все забурлило, точно в котле кипящем. Кто мечом отважно машет, кто пощады просит. Брызги крови летят во все стороны. Ничего разобрать не может, поняла только, что уже бой. Замертво падают окровавленные люди. На лицах их – застывший ужас. И ее ужас сковал. Стоит неподвижно, шелохнуться боится. Страшно осознавать, что одновременно сотни жизней обрываются. На войне все равны, а ведь у каждого своя история…

Как возникло, так разом всё и исчезло. Только гул ветра да стоны людские слышатся. Перед взором Бейлен степь необъятная расстилается, но вместо песков кругом изуродованные тела воинов лежат, друг на друга наваленные. И тут же – среди трупов, раненые еле заметно шевелятся, цепляются за жизнь. Глазами обречёнными ищут товарищей. Воды просят. А помочь им некому. Зря уповают на милость богов. Не дождутся их жены и матери, не обнимут их больше дети…

Как же радуется Бейлен, когда видит своего любимого живым! С другими воинами он у костра сидит, струны топшура перебирает. На груди его тихо постукивают клыки медвежьи – немало этих хищных зверей Янар когда-то одолел. Все, как завороженные, на него смотрят. Только лицо Батыра суровое, гневное.

Выжидает Батыр подходящего времени и вытаскивает из ножен брата кинжал. Неужели убить собрался? Бейлен хочет спасти любимого, кричит ему, истошно кричит. Но никто не оборачивается на её голос. Пробирается она к воинам через дикие, колючие заросли. Руки, ноги в кровь раздирает. Не жалеет себя. Лишь бы Янара спасти!

Просыпается Бейлен в холодном поту. Пытается понять, где находится. Темнота одна окружает. Приглядывается – яркие узоры на тканях, мать рядом спит, по другую сторону от очага – отец.

«Так вот кто Янара в лапы смерти предал!» - думает Бейлен.

Не помня себя, хватает отцовский кинжал. Прокрадывается в юрту к Батыру.

- Просыпайся, убийца моего мужа, - тихо на ухо шепчет.

- Бейлен, ты ли это? Или наваждение? – мужчина трёт глаза.

- Тсс, - Бейлен прикладывает палец к губам. - Целуй же. Давай, целуй. Пылко целуй, как только можешь.

Не веря собственному счастью, Батыр обнимает девушку и касается губами её теплых, мягких губ. В тот же миг в грудь вонзается острое лезвие. Один глубокий рывок, и Бейлен сжимает в руке пульсирующее сердце. Так умерщвляют животных, приносимых в жертву богам. А Батыр – животное, раз уж брата своего убил. Батыр хочет что-то сказать, но лишь пена с кровью изо рта течёт…


 

- Ничего, дочка. Ничего. Слышишь? – мать с отцом над ней склонились. - Это отец за тебя просил у подземного владыки. Вызволил из его чертогов.

Терпкий запах трав в нос ударил. Бейлен живот потрогала - он больше не округлый.

- Дочка, ты только не переживай. Главное, что ты жива. Пока ты без чувств лежала два дня, Батыр возле тебя сидел, покой охранял.

- Разве он не умер? – привстала Бейлен.

- Кто? Батыр? Да что ты такое говоришь? Жив, хвала богам! Как поправишься, свадьбу сыграем!

Девушка откинулась на подушки. Прикрыла веки, не дав слезинкам выкатиться.

Ветер завывал в долине, раскатисто, заунывно, точно стонал в гневе. Пыль клубилась над степью густая. Бодрствовали или спали люди – неведомо всем было, что продолжалась война за их души.

1 Комуз, варган – самозвучаший язычковый музыкальный инструмент из металла, дерева или кости.

2Аил - поселок кочевого или полукочевого типа, состоящий из одной или нескольких юрт или чумов, заселенных родственниками; в данном случае имеется ввиду - кочевая семейная группа.


 

3 Бала – дитя, мальчик.

4 Саламат – кашица.

Похожие статьи:

РассказыДве стороны, одна правда

РассказыЯблоко

РассказыЭфемеры Вселенной (Внеконкурс)

РассказыПриглашение на войну

СтатьиКонкурс "Две тысячи лет война"

Рейтинг: +6 Голосов: 6 355 просмотров
Нравится
Комментарии (24)
Конкурс "Две тысячи лет война" # 28 апреля 2017 в 11:05 +4
Третий рассказ!! dance
Тёркин # 28 апреля 2017 в 12:24 +3
Очень слабый рассказ. Стилизация в первом отрывке неудачная. При попытке создать тюркский антураж проигнорированы их традиции. Диалоги неживые, описания скудные или неточные. Идея - ни о чём.
shelegov # 28 апреля 2017 в 13:40 +3
"Не верю"(с) Станиславский.
Собственно, не очень понятно какова идея рассказа. Язык суконный, ближе к войлочному.
ну и с логикой немножко не алё. особенно что касается непосредственно "войны".
Александр Амдусциас # 28 апреля 2017 в 14:42 +2
рассказ читался практически без спотыканий. я, конечно, не знаток этнических тонкостей, быта и традиций, но антураж понравился.

вот идею не догнал. ясно, что война тут скорее не между людьми, а между светлыми и темными духами (в тексте это прямо было сказано), но как-то невнятно это раскрыто и без указки было бы вообще не заметно.
Анна Орлянская # 28 апреля 2017 в 16:49 +3
Мне идея ясна - война, как аллегория между светлыми и темными силами. Согласна с предыдущими рецензентами, что идея не раскрыта. Однако, здесь есть интересная мысль - увидев даже краешек того, что скрывает завеса войны, становится страшно, и бытовые трудности на фоне этого кажутся чем-то мизерным, незначительным. Бейлен - как следует из произведения, обладала способностями видеть произошедшее в своих сновидениях. И потому потеря ребенка и предстоящая свадьба с человеком, который убил ее мужа, воспринимаются девушкой так смиренно. Может, я не права. Но пусть автор пояснит. Однако, если мысль такая - все-равно она недожата.
Дмитрий Липатов # 29 апреля 2017 в 12:01 +3
«По просторам степным разлетались человеческие возгласы вместе с лязгом мечей, багрянцем от крови окрасился молодой ковыль».
(лязг гусениц, не мечей)

«Бейлен крепко сжала руку отцу, заметив кружащегося уже второй раз над селением беркута».
(второй раз за год? За час?)

«- В этой войне пока нет победителей, - ответил, наконец, Сельбек дочери».
(дочери - лишнее)

«На склоне горы, от которой тропа резко сворачивала, белели ленты. Это колыхались от ветра дьаламы, повязанные к ветвям березы».
(первое предл - корявое. Тропа сворачивала от горы?)

«В такое время их племя кочевало на пастбище в высокогорье».
(в такое время - коряво. Кочевало на пастбище - бродило на пастбище? …племя кочевало, в поисках богатых пастбищ)

«Первые теплые дни встречали песнями и плясками, устраивали зрелищные бои с ятаганами, рискованное седлание необъезженной лошади».
(не с ятаганами, на ятаганах)

«Батыр и не встречал девушки, краше Бейлен, ни в одном селении, а объездил он немало земель».
(ни в одном селении - немало земель. Объездив немало земель, Батыр не встречал девушки краше Бейлен)

«Дядя Адбай вернулся в родное селение вместе с Батыром после битвы».
(после битвы - лучше в начало)

«Мужчины, образовав свой круг, курили трубку».
(Мужчины, усевшись в круг, курили трубку)

«Скорбью были проникнуты эти звуки, но скорбью возвышенной».
(зачем повтор? Возвышенная скорбь, как и возв любовь - болтовня. Как можно возвышенно скорбить по любимому человеку?)

«Уже стояла глубокая холодная ночь, когда Бейлен вошла в юрту и дала волю слезам».
(Уже - лишнее)

«Недавно они с Янаром строили планы и думали, что звезды к ним благосклонны».
(чего уж там планы! Недавно они с Янаром пытались построить коммунизм в отдельно взятом ауле. Строили планы - канцелярит. Мечтали!)

«Да, она мысленно с ним простилась ещё тогда, когда затевался поход на хана».
(Хана хану)

«Борясь с собственным предчувствием, она верила, что любовь не может так скоро, внезапно оборваться...»
(либо скоро убрать, либо внезапно)

«Ветер трепал циновку, обтягивающую поверх войлока их юрту».
(повезло, у некоторых племён юрты действ обтягивают циновками поверх войлока)

«Женщины занимались своей работой – кто доил коров, кто шил, вышивал. Внутри юрты на своей половине мужчины пили из деревянных чашек кумыс».
(с бурёнками перебор. Хотя, если из-под бешенной коровки - кумыс получится)

«Клубы дыма заволокли низенькие юрты. Издалека доносилось блеяние овец и громкое ржание привязанных к коновязям лошадей».
(коровы куда делись?)

«Сделав шаг вперед, она провалилась под лёд.
Пытаясь выкарабкаться из проруби, Бейлен цеплялась руками за края».
(Про́рубь — отверстие, прорубленное в ледовом покрытии водоёма (реки, озера и т
Штож получается, она во сне сначала прорубь выдолбила а потом уже туды шагнула?)

«Тоска и горечь разрывали девушку изнутри, как хищники свою жертву».
(свою - лишнее)

«Перебирая в руках мелкие круглые камешки, вспоминала Янара».
(мелкие лишние, камешки - уменьш да еще в руке, понятно, что мелкие)

Заскучал. Пойду сбрызнусь аракой, смешанной с куриной кровью.
Amateur # 2 мая 2017 в 12:32 +2
Тяжёлые серые тучи повисли над заснеженными верхушками гор. На склоне горы, от которой тропа резко сворачивала, белели ленты. Это колыхались от ветра дьаламы, повязанные к ветвям березы. В такое время их племя кочевало на пастбище в высокогорье. Первые теплые дни встречали песнями и плясками, устраивали зрелищные бои с ятаганами, рискованное седлание необъезженной лошади.
ээээ... что-то я зависла)
горы заснеженные, ветер - вроде как, холодно, да? ну и кочевали в горы, ок. или я чего-то не понимаю... а потом разговор о теплых деньках.
с лошадьми в высокогорье... ну ладно, я о кочевниках мало что знаю.
там с лентами что-то странное. наверно, надо было сначала назвать их дьяламами, а потом сделать уточнение, что это ленты, так было бы логичнее)
и от описания лент вдруг идет переход "в такое время племя кочевало". мне кажется, надо было здесь сделать акцент не на ленты, а на погодные условия.
Теперь отары овец голодают. Старики проводят дни в молениях. А женщины ожидают своих мужчин – братьев, мужей и отцов, надеясь на хороший исход сражения.
"в молитве", наверно. хотя тут так не скажешь... просто "моления" выглядят как-то косноязычно. и знаки, надо запятые, а не точки.
Она знала, что их воины вернутся. Но не все. Предчувствие никогда ее не подводило
погодите... я, видимо, упустила где-то. сколько ей лет? молодая же вроде? и ведь не так уж часто воины уходили сражаться? или предчувствие, имеется в виду, ее не подводило при любых обстоятельствах, а не только при битвах?
Батыр слез с коня, опустился рядом с девушкой.
shock а как женщины его, на коне сидящего, обнимали??))) и остальные тогда тоже не пешие были, получается?)
Даже через шубу прощупывался её стан, гибкий и тонкий
ыый, ща будет жарко laugh простите, после этого слова я потеряла атмосфЭрность племени, кочевников и всего прочего)))
в диалоге многовато описаний действия, на мой взгляд.
Батыр вспомнил ночь беспросветную в степи
зачем перестановка слов?
Он подумает. Но не сегодня.
"Подумаю об этом завтра" (с) Скарлетт О`Хара
Зарезали нескольких молодых барашков, зажарили их на огне.
эй! а как же "отары овец голодали"?
с которой малыши играли несколько минут назад
подходит больше "всего пару мгновений назад", навряд ли у них время исчисляется минутами
разрывали девушку изнутри, как хищники свою жертву
хищники эти - Чужие что ли?) разрывали изнутри? точно?)
цепляясь за него, как утопающий за протянутую руку.
имхо, очень неудачное сравнение. утопающий, обычно, может утянуть за собой так
- Бейлен, - начал Батыр, – Янара больше нет с нами.
да ты шо!)) может, не стоило это повторять?
Бейлен поднялась с земли. Скрестила руки.
запятая!
Бейлен поднялась с земли. Скрестила руки. Слова Батыра горько ранили. - Это тяжело осознать, но ты должна. Янар мне также был дорог, как и тебе. Он сказал, что ты ждёшь ребенка, - Батыр обнял её за плечи. - Он с тобой говорил перед смертью? - девушка развернулась к нему.
эээ?? так она к нему спиной сначала встала? где это прописано?
вот я об этом уже сказала - многовато описаний действий для диалогов, из-за этого автор путается в телодвижениях, которые можно было бы описать и посвязнее.
Бейлен улыбнулась: - Оставь меня одну. Прошу.
шта? дык она скорбит или нет? "не предам", а сама вдруг начинает глазки строить?? не верю
- Он не любим. Возможно, никто уже не будет так любим, как Янар.
ммм, че-то корявенько. так и слышится "он нелюдим". или это расценивать так, что Янар был фаворитом всего племени? но ведь не об этом речь
дальше в диалоге какая-то белиберда идет: не понятна реакция шамана - сначала, такой, спросил "отказала?" (вопрос так поставлен, что знаешь, что вопрошающий ждет положительный ответ), а потом начинает злиться, - не понятна логика матери - сначала защищает, а потом "счастье упустишь". кароч, диалог - переливание из пустого в порожнее. можно было уместить в 3-4 реплики. да еще и богов приплели просто так - ну не вяжутся они с женитьбой на вдове, роженицей и являющимися во снах мертвыми.
чем дальше читаю, тем бредовей всё кажется, извините.
Amateur # 2 мая 2017 в 12:36 +1
и еще про описания: если уж описывать какие-то трогательные сцены, то не надо это делать общо - лучше хотя бы парочку деталей указать. те же обнимания пришедших воинов - ну хоть пару штришочков, ну там "блестели слезы на глазах" или еще что.
Шушканов Павел # 3 мая 2017 в 22:09 +2
Рассказ мне в целом понравился, хотя сильно не впечатлил. Тюркский быт передан несколько кривовато. И еще. Понятно, что аил (он же аул) требует разъяснения. не все знают что это такое. Но, зачем звать мальчиков "бала, бала", если рассказ в целом на русском языке написан?
Ольга Маргаритовна # 4 мая 2017 в 18:19 +2
Без. Ибо ни доблести, ни героизма не увидела. Не соблюдено условие конка стало быть. На это, кстати, почти все авторы забили zlo
Ольга Маргаритовна # 4 мая 2017 в 18:20 +2
Хотя это больше к турнирной таблице относится. Но все равно без. Не впечатлило.
Константин Чихунов # 4 мая 2017 в 20:00 +2
Идею-то я как раз понял, но вот исполнение явно слабовато. К сожалению и эта работа не дотягивает до конкурсной.
Призывник # 5 мая 2017 в 10:58 +3
За критику спасибо! Именно ради нее и участвую в конкурсе. Не совсем согласен. Но не вижу смысла писать, с чем согласен, а с чем нет. Выберу, что считаю нужным для себя. Навскидку отмечу только мелочи - например, лязг мечей - вполне нормально, ведь они из металла, а не из дерева))). Дмитрий, спасибо вам, с остальными комментариями соглашусь, с аракой там поосторожней. laugh

Аил - это не то же самое, что аул. Аул - это поселок, стойбище, соответственно, не кочевой ,и живут там много семей. Аил - это кочевой поселок, состоящий из одной или двух юрт, которые принадлежат большой семье - бабушек, дедушек и прочих родственников. Сноски есть внизу рассказа.

Если читать бегло, конечно, ничего понятно не будет). Концовка - мутная, так и задумана. Автор хотел оставить на усмотрение читателей самим додумывать, чем все закончилось - смирилась ли дочь шамана со своей участью или это был ее бред (кстати, нет в этом ничего смешного - алтайские племена верили в духов, и в то, что шаманский дар передается по наследству и сопровождается видениями, бредовыми состояниями). Рассказ рассчитан на вдумчивого читателя. Поверхностно его читать нет смысла.

Идея рассказа - война между темными и светлыми богами. Автор хотел показать сильный дух племени тёлёсов, в том числе через описания природы и быта, и что наряду с ханской войной, мирная жизнь воспринималась стоически смиренно.

Автор согласен, что рассказ не доработан, и что хотел показать - не раскрыл, как следует, вообще не раскрыл((. Оправдание только в том, что поспешил сразу выложить.

Организатор не даст соврать - рассказ был несколько раз отправлен на конкурс в течение одного дня, т.к. правился в день отправки, а нужно было дать ему еще день-другой отлежаться и посмотреть на него здраво. zst Я из раза в раз наступаю на одни и те же грабли - спешу...

Сейчас вижу, что это не рассказ - а только его скелет, на который еще предстоит накинуть много чего интересного и про быт, и про колорит, и про духов, и про шаманизм, и про любовную линию, и поработать с самим текстом, с метафорами... Всех благодарю, ваши советы мне помогли. v
Славик Слесарев # 15 мая 2017 в 08:44 +1
Организатор не даст соврать - рассказ был несколько раз отправлен на конкурс в течение одного дня, т.к. правился в день отправки,
- А, ну тада ладно! Это всё меняет.
Анна Гале # 6 мая 2017 в 17:30 +4
Заглянула, плюсанула ))
Дмитрий Бранд # 13 мая 2017 в 08:33 +2
Рассказ как рассказ, не хуже и не лучше многих в этом конкурсе...
Славик Слесарев # 14 мая 2017 в 08:34 +2
Мне не особо интересно было читать.
Ну посудите сами: какое мне дело до всех этих племенных проблем удмуртов? Пусть они там хоть кто с кем. Единственный был шанс подловить меня - это заставить сопереживать дочке шамана. Так нет же. И ее проблемы мне как-то оказались в результате повествования безразличны.
Ещё возникала по ходу мысль, что автор слишком усложняет проблематику личной жизни обитателей чума, проецируя на нее чисто современные европейские заморочки.
Дипка # 15 мая 2017 в 08:21 +3
Перед смертью Янар взял с него обещание, что позаботится о жене, а будущего ребенка, которого ждет Бейлен, воспитает, как родного.
Выжидает Батыр подходящего времени и вытаскивает из ножен брата кинжал. Неужели убить собрался?

Вот по этим фразам поняла, что Батыр не убивал брата, это все привиделось героине. Написано неплохо, но неправдоподобно. Героиня не слушается родителей, Батыр ведет себя не как мужик. Одно дело, если бы Батыр на самом деле убил брата, можно было бы как-то объяснить весь сюжет. Но как он мог технически? Если он выждал подходящее время и убил, то наверняка сделал это быстро, возможно, незаметно для брата. И тот никак не мог попросить у своего убийцы, чтобы тот позаботился о жене. Не могу себе этого представить. Его убивают, а от просит:позаботься о жене! В итоге получается, что все это бред героини, и весь сюжет рушится. Что имеем в итоге? У героини умирает муж, она думает, что его убил брат, ненавидит его, хочет убить. Но это не он. И что в итоге, не понятно. То ли она сошла с ума и по-прежнему думает, что ее мужа убил Батыр, то ли понимает, что все это было плодом ее воображения. И если автор так и задумывал, то это плохо. Можно оставить какие-нибудь вопросы на конец, чтобы читатель сам додумал. Но здесь это не работает, потому что слишком напутано.
Славик Слесарев # 15 мая 2017 в 08:46 +2
В итоге получается, что все это бред героини, и весь сюжет рушится.

- Эта проблема, слишком мощной интриги, обесценивающей всё остальное повествование встречается довольно часто Как пример, рассказ "Химера".
Призывник # 15 мая 2017 в 12:17 +2
Всем спасибо за комментарии. Славик, Дипка - ваши отзывы полезны, со всем соглашусь, рассказ, конечно, буду править, я уже сам вижу его минусы (все, да не все). Да, вот сам понимаю, мне же ни фига будет неинтересно читать о том, что не близко мне. Так оно и происходит. Что интересного я хотел сообщить? Что хотел сообщить - получается, то и утаил. scratch . Ржу над собой. laugh
Мария Костылева # 17 мая 2017 в 23:45 +2
Сказали уже и про исполнение, и про соответствие теме, и вообще)) Но я помню, что рассказ был одним из первых и, на тот момент, по сравнению с остальными, читать его было приятно. Атмосфера есть. Но плюсик зажала, извините, автор...((
GuasuMorotiAnja # 19 мая 2017 в 14:29 +1
А мне вот стало интересно - какое именно время действия автором подразумевается?
И, кстати, борьба светлых и тёмных духов в тюрко-алтайском пантеоне выглядит по другому.
Ванечка # 21 мая 2017 в 05:22 +1
Оценка нейтральная.
Ворона # 22 мая 2017 в 08:44 +1
ладно бы ещё, если б все войны сводились к борьбе светлых и тёмных духов строго в рамках человеческих душ. Глядишь, можно было бы как-то попытаться вылечить...
Не удалось мне понять, что же в итоге победит в душе героини. Но в любом случае сопереживание возникло, что плюс.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев