fantascop

Идущий на смех

в выпуске 2018/10/18
3 сентября 2018 - Геннадий Логинов
article13401.jpg

https://quest-book.ru/directory/idushiy_na_smekh/

УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ!

Вы видите перед собой интерактивную историю, развитие которой целиком и полностью будет зависеть от принятых Вами решений. Решится ли наш герой на то, чтобы переменить чужие судьбы? Или же ограничится попыткой разобраться с собственными делами? Останется в родной стране, разрываемой войнами и междоусобицами? Или подастся искать свой путь на чужбине? Совершит подлости, или подвиги? Всё — в Ваших руках!

Это не шахматы, в которых непременно необходимо поставить противнику шах и мат, и не футбол, где требуется забить гол: книга-игра не ставит перед читателем каких-либо целей и задач, обязательных к достижению.

Сюжет повествования, так или иначе, будет двигаться, и любая развязка может быть по-своему интересной и поучительной; поэтому, для полноты картины, эту историю можно перечитывать не раз и не два, постоянно открывая для себя что-то новое. Я желаю Вам удачи, и да начнётся «приключтение»!

Искренне Ваш, автор.

ПРОЛОГ

Жизнь в королевском дворце протекала сытно и беззаботно. Золотое время, о котором Вам ещё не раз приходилось вспоминать с горечью и тоской. Люди зачастую не ценят того, что имеют, до тех пор, пока не лишатся этого.

В известном смысле шут считался могущественнее короля. Короля делает свита, и даже монарх опасался говорить вслух какие-то вещи о своих вельможах, а вельможи боялись открыто осуждать своего государя. И один только шут мог без опаски поднимать любую тему, критикуя сильных мира сего. Завуалировано, облекая в шутку, но так, чтобы всем было ясно, к чему он клонит.

Это делало Вас, Ральфрика Честного, придворного шута королевства Кокань, довольно значимой политической фигурой, позволив нажить немало врагов. Но на дураков не принято обижаться: их не положено серьёзно наказывать или, тем более, казнить.

Исключения, случались, но подобные действия расценивались как дурной тон. Шут — неприкосновенное лицо, как и герольд. Ведь шут с его трёхконечным колпаком, увенчанным бубенцами, и гремящим жезлом-мароттой являлся не чем иным, как преемником традиций античного жреца.

Однако, хотя шутам сходило с рук многое, что не было простительно остальным, и для их шуток существовали пределы дозволенного.

На протяжении многих лет Вы радовали короля Кокани и придворных своим музицированием, веселили жонглированием, восхищали своим артистизмом, пленяя сердца своим красноречием. При этом Вас знали как человека глубокого и содержательного, способного поддержать разговор об истории, философии, религии, политике или искусстве.

Потомок знатного, но обедневшего рода византийских аристократов, бежавших в Западную Европу после падения Константинополя, Вы никогда не стыдились своей должности, понимая всю важность возложенных на Вас функций. Ведь именно Вы, маркиз Гвидобальдо-Раньери, были вхожи во все двери и покои, и именно Вы могли склонить чашу весов в ключевых событиях, определявших ход истории Вашей страны и благополучие Вашего народа.

Но время беспощадно; и старый король Альберих Добрый, строивший на протяжении всей отведённой ему жизни грандиозные планы, оставил большую часть из них нереализованными, передав эту ношу в руки своего сына и преемника. Но у преемника были на этот счёт совсем иные планы.

Жестокий и избалованный, он поступал так, как юношеский максимализм, помноженный на заносчивость и глупость, требовал от него в данный момент. Довольно быстро королевская казна опустела, израсходованная на бесконечные балы и пиршества. Народ голодал, войска недополучали жалования, духовенство и знать выражали недовольство. Но это было только начало.

Первым делом новый правитель обложил своих подданных непомерными налогами, заставив крестьян поедать древесную кору. Затем — отменил десятину и принялся отбирать богатства и земли у храмов и монастырей.

Потом — без объявления войны напал на ближайших соседей, долгие годы бывших верными союзниками и боевыми соратниками его отца, в надежде решить свои финансовые затруднения за счёт завоеваний или, в худшем случае, избавиться от лишних ртов в лице наскоро призванных на службу простолюдинов и старых гвардейцев, которым уже порядком задолжал.

И если старый мудрый король прислушивался к Вашим дельным советам, то его недостойный отпрыск, Гунфрид Безволосый (рано потерявший шевелюру) изгнал Вас прочь, призвав на Ваше место нового шута (с куда более «утончённым» чувством юмора).

Способного, к примеру, неожиданно подойти к придворному и громко испортить воздух, начав при этом утробно хохотать, или уколоть ни в чём не повинного слугу вилкой в пятую точку на радость августейшей особе.

Действительно, куда уж с таким-то тягаться.

Но, впрочем, не только Вам пришлось в это время тяжко. Молодой король отстранил от себя всех тех, кто был предан памяти его предшественника, заменив их новыми людьми, под стать самому себе.

Его одичавшие наёмники из северных земель, на исполинском фоне которых обычные люди казались карликами, ели и пили, как свиньи, испражняясь прямо там, где находились в данный момент, и, поговаривают, брали силой придворных служанок. Его придворные фавориты были сплошь молодыми жестокосердными снобами, мнившими о себе нечто, будучи ничем.

Происходила замена генералов в армии, происходила замена чиновников, министров и даже епископов. Долго так продолжаться не могло, и вскоре страна, не оправившаяся от всех ударов, содрогнулась в очередной конвульсии, погрузившись в пучину гражданской войны на фоне не прекратившейся внешней.

Предательства, заговоры и интриги росли как на дрожжах, старые и новые враги разрывали страну изнутри и снаружи, в скором времени превратив её во множество разрозненных удельных княжеств, участвующих в войне всех против всех.

В довершение всех бед страну постигло очередное несчастье в виде нагрянувшей эпидемии чумы. Впрочем, чему тут удивляться? Беды порознь не ходят.

И никому из действующих лиц развернувшейся кровавой вакханалии никогда не пришло бы в голову, что пожилому и невзрачному бывшему шуту предстоит сыграть одну из ключевых ролей в этой пьесе.

Здесь и начинается наша история.

ПРАВИЛА ИГРЫ

ДОСТОИНСТВА И НЕДОСТАТКИ

Пожалуйста, выберите любое количество достоинств — и соответствующее ему количество недостатков с учётом того, что некоторые достоинства и недостатки исключают друг друга. Или — не выбирайте ничего вообще.

Достоинства: Набожность, Музицирование, Жонглирование, Акробатика, Эквилибристика, Артистизм, Пение, Танец, Плавание, Верховая езда, Фокусы, Чревовещание, Предусмотрительность, Везение, Красноречие, Сражение, Живучесть, Интуиция, Наблюдательность, Эрудиция, Популярность, Смекалка.

Недостатки: Малодушие, Пьянство, Обжорство, Сумасшествие, Плохой слух, Азартность, Плохое зрение, Рассеянность, Суеверие, Алчность, Старые счёты, Похоть, Забывчивость, Невезение, Вспыльчивость, Жестокосердие, Королевская немилость.

Достоинства и недостатки способны дополнять друг друга и работать в тех или иных сочетаниях. Выбор того или иного качества персонажа — закрывает для него одни пути и возможности и открывает другие.

Достоинства способны принести герою пользу, а недостатки — причинить вред, но в каких-то ситуациях и недостаток способен сыграть на руку, а достоинство — обернуться проблемами.

Все они имеют разный вес в своём влиянии на развитие сюжета и встречаются с различной частотой. В зависимости от Ваших действий и принимаемых решений — одни достоинства и недостатки будут встречаться Вам достаточно часто, другие — сравнительно редко.

Пробуйте, экспериментируйте, получая различные истории при новых прохождениях.

При этом достоинства можно утратить в процессе прохождения, равно как и приобрести какие-то недостатки, — но за это уже не даётся ничего взамен, поскольку определяется жизненный путь персонажа до начала истории.

Достоинство — предоставляет возможности, но не принуждает к выбору связанных с ними вариантов.

Недостатки же принуждают их обладателя переходить на связанные с ними параграфы, чему можно воспрепятствовать, выбросив на игральной кости значение «6» (а также «5», если значение Вашего Героизма выше 25, или «4—5», если оно выше 50) — и в таком случае персонаж избежит неудобств, благодаря волевому усилию или помощи свыше.

Иногда недостаток, напротив, не даёт выбрать какой-то вариант (порой это даже бывает на пользу): в таком случае нужно либо отказаться от выбора данного параграфа, либо выдерживать проверку. А иногда проверку нужно выдержать просто в силу сложившихся обстоятельств.

Преодолев подобным образом сопротивление какому-либо недостатку трижды, его можно вычеркнуть из листа персонажа и забыть как страшный сон, если только снова не возьмётесь за старое и добровольно не сделаете выбор, связанный с побеждённым недостатком.

Если на одной странице указано несколько недостатков в переходах, Вы вольны выбирать, если только не указано обратное.

Также по ходу развития сюжета Вы можете обнаружить и другие способы избавления от недостатков (какие именно — Вам предстоит разузнать самостоятельно).

ГЕРОИЗМ И ЗЛОДЕЯНИЕ

Говоря о Героизме, мы подразумеваем не столько человека, совершающего благородные и смелые поступки (хотя и это тоже), сколько героя произведения вообще. Действия, требующие незаурядности, смекалки или мудрости, награждаются пунктамиГероизма.

В то же время откровенно подлые, эгоистичные и жестокие поступки, и даже не реализованные в жизнь намерения (формирующие личность и характер) прибавляют пункты Злодейства, которые добавляются ещё и при каждом убийстве разумного существа, независимо от того, каким негодяем был убитый, кто был прав или виноват в конфликте; даже если это и было убийство из самообороны — такие вещи не проходят бесследно для души, оставляя на ней неизгладимые шрамы.

Каждый раз, получая пункты Героизма или Злодейства, если не указано какое-либо фиксированное значение (скажем, не «Вы получаете 1 пункт Героизма» или «Вы получаете 2 пункта Злодейства», а просто «А теперь — проверьте, сколько Героизма Вы заработали») — бросайте кубик и добавляйте выпавшее число к уже имеющимся.

Отслеживайте пункты Героизма и пункты Злодейства на листе персонажа, потому что они могут повлиять на ход развития сюжета в определённых ситуациях. В начале приключтения Вы либо должны записать значение «0» для обоих показателей, либо бросить кость за каждый из показателей и записать результаты.

ШУТОВСТВО И ВДОХНОВЕНИЕ

Дуракам и пьяницам везёт (а если Вы — два в одном, то так уж вообще!), и пока Вы, вопреки всем обстоятельствам, остаётесь верны себе и с оптимизмом смотрите в будущее, многие Ваши беды будут вынуждены отступить, сдав осаду.

Но есть одно «но»: бывают добрые шутки, которые приносят людям радость, поддерживают в беде, помогают отойти от невзгод, хотя бы на время отвлечься и забыть про все несчастья и страдания, и бывают шутки злые, жестокие, неуместные, которые причиняют боль, огрубляют душу, изгоняют праведность и вменяются в грех.

Каждый раз, когда Вам удаётся уместно и незлобно порадовать и приободрить окружающих; пошутить над собой, не опустив руки и увидев светлое даже в мрачном; красиво поставить на место негодяя, не опускаясь до его уровня; и тонко острить, давая людям ценную пищу для размышления, — Вы повышаете свой уровень Шутовства на один пункт.

Но в том случае, когда Ваши шутки — жестоки, плоски, пошлы, оскорбительны и неуместны, доставляют окружающим боль и страдание, или просто глупы, непонятны и неудачны, — вы теряете пункты Шутовства. Также Вы теряете их от стечения различных обстоятельств, травмирующих Вашу душу, сердце и психику.

Если Вы израсходовали все пункты Шутовства, значит, Вы утратили свою самость, и даже если персонаж ещё жив, — то это уже другой человек и другая история и, в таком случае, Вам придётся переходить на параграф «0».

В самом начале игры значение Шутовства равно 5, с одной стороны, отображая Ваш прежний опыт, а с другой — показывая, что Вам в последнее время было явно не до шуток и Вы растеряли немало былого задора, который теперь вновь необходимо наверстать, чего Вам и желаем.

Наберёте 10 пунктов — считайте, что Вы уже победитель, независимо от обстоятельств, просто потому что Вы обрели себя вопреки всему. Можете добавить себе достижение «Триумфатор».

И не забывайте, что чувство юмора у жителей конкретно взятого региона конкретно взятой эпохи может отличаться от привычного современному читателю.

Что же до Вдохновения — оно способно оказать влияние на все аспекты жизни, будь то боевой раж во время сражения, кураж во время танца или что-то ещё.

Игромеханически это выражается в том, что каждое очко Вдохновения может быть израсходовано на то, чтобы перебросить игральную кость снова. Хотя иногда на переброс может потребоваться и больше пунктов, и это будет указано в параграфе. Вы начинаете игру с одним очком Вдохновения.

ИНВЕНТАРЬ И КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Время от времени Ваш персонаж будет встревать в какие-то происшествия, совершать поступки, имеющие далеко идущие последствия; и для отслеживания этого — на листе персонажа будут отмечаться так называемые «ключевые слова».

Помимо этого, по ходу развития сюжета герою могут встречаться различные предметы, которые он может носить при себе и использовать, изменяя текущую ситуацию к лучшему или к худшему.

Необходимо записывать эти предметы на листе персонажа и вести учёт некоторых из них (например, количество пуль или монет).

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ

Скорее всего, концовка, достигнутая Вами при первом прочтении, может расходиться с ожидаемой. А если и нет — вероятно, что Вам захочется прочитать книгу и пройти игру разными способами, пробуя различные пути, варианты и возможности.

Чтобы не запутаться во всём этом и монотонно не повторять череду ранее сделанных выборов, Вам будет полезно отмечать путь персонажа в соответствующем разделе листа персонажа.

ПЕРСОНАЛИИ

В ходе приключения Вам то и дело будут встречаться персонажи, так или иначе влияющие на развитие истории и судьбу главного героя. Их имена и прозвища можно записывать, чтобы не запутаться и отмечать то, что связано с ними.

ДОСТИЖЕНИЯ

Возможно, что Вы не пройдёте эту игру с первой попытки. Возможно, не пройдёте и со второй. Ничего страшного — «дорогу осилит идущий».

Но также вероятно, что получив одну из возможных концовок, Вы заинтересуетесь — а что было в том случае, если бы Вы поступили в той или иной ситуации не так, а эдак, если бы кости легли по другому или на старте были заданы другие параметры.

И это прекрасно, поскольку некоторые игровые пути открываются лишь после прохождения других. Во всяком случае — честным путём. Поэтому в тех или иных местах игры Вы можете получить достижения, которые стоит записывать, поскольку они пригодятся уже при последующих прохождениях.

СУДЬБА И ВОЛЯ

Человек наделён свободой воли, но всё в руках Божьих; и потому в мире существуют вещи, стоящие над волей человека.

Иногда Вам будет предложено испытать свою Судьбу: в таком случае от Вас требуется бросить игральную кость и прибавить выпавшее значение к текущему номеру параграфа. Например, если это параграф номер 302, то вы перейдёте с него на выпавший параграф в диапазоне от 303 по 308-й.

1

Получив напутственный пинок под зад, — Вы падаете лицом в грязь, моментально вымарав шитый бисером костюм из красного бархата. Следом за Вами летят и приземляются неподалёку Ваша лютня и дудочка. Последняя сохраняет молчаливое достоинство, а первая издаёт обиженный аккорд.

За спиною остался милый сердцу замок, в котором прошли Ваши золотые годы. Под напором утреннего ветра развеваются королевские флаги и штандарты, жарко палит солнце, вдоль зубчатых стен расхаживают аркебузиры, время от времени бросая вниз скучающие взгляды.

На некоторых кольях красуются головы придворных, верных памяти Альбериха Доброго и не пожелавших следовать за молодым тираном; многие из них были Вашими друзьями, приятелями и добрыми знакомыми, а теперь — их клюют вороны.

Этим людям повезло меньше Вашего, да и то — страшная участь миновала Вас лишь благодаря Вашему статусу шута да трёхрогому шаперону с бубенчиками.

Впрочем, Ваши злоключения ещё только начинаются, и падение в грязь — не самое страшное из того, что может ожидать впереди. Одно ясно точно — путь обратно Вам пока заказан.

Столпившиеся у ворот королевского замка нищие бродяги, которых ещё не потрудились с утра разогнать, заметно оживляются, с интересом наблюдая за развитием событий.

— А помнишь, как ты над нами насмехался? — словно бы не замечая их, со злорадной язвительностью припоминает Вам один из придворных стражников. — Что, теперь-то гонору, я смотрю, поубавилось?

— Ну, так ведь я это не со зла, просто у меня работа такая, — отряхиваясь от грязи, Вы звените бубенчиками и, охая, поднимаетесь, потирая ушибленную пятую точку.

Вас застали врасплох, не дав даже времени на сборы, — просто взяли под белы рученьки в тронной зале и вышвырнули на улицу как есть, не позволив ни посетить свою комнату, ни переодеться, ни собрать вещи.

Деньги, книги, бельё, чистые сорочки — всё осталось там, на радость стервятникам. На Вас остался лишь костюм шута с бубенцами, да и то лишь потому, что стражникам он и даром не нужен, как и Ваша маротта с нехитрыми музыкальными инструментами, не имеющими особой ценности.

— И у нас — тоже работа, так что — не обессудь, — зубоскалит второй стражник, опершись на древко алебарды. Его необъятное брюхо сотрясается от приступа неудержимого смеха.

— Что такое? Смотри-смотри, да никак сам господин королевский шут к нам пожаловал! Взашей выгнали? Что, серьёзно? — наперебой загалдели бродяги, которые, даже испытывая нужду и взывая к чужому состраданию, зачастую и сами не проявляли ни к кому милосердия.

Чужая боль мало кого занимала, а добродетели в эти дни были не в чести. Тем более — человеку низкого положения всегда было любо позлорадствовать, видя чужое падение с высоты, недосягаемой для них самих.

Сострить — 5

Сдержаться — 12

Ввязаться в драку (если Вы вспыльчивы, вперёд, или выдерживайте проверку; малодушный может выбрать этот вариант лишь выдержав проверку) — 31

Рассмеяться нездоровым смехом (выбирайте, если Вы сумасшедший, или выдерживайте проверку) — 257

Прислушаться к своей интуиции (если она у Вас развита) — 333

Проявить наблюдательность (если она у Вас есть) — 323

Если у Вас есть записная книжка — 1389

Если у Вас есть бревиарий — 1385

2

Как ни прискорбно, Ваша безумная затея была обречена на провал. Изрядно рассмешив обоих стражников, Вы лишь получили новую порцию побоев и унижений.

Валяясь в дорожной грязи, согнувшись, словно зародыш во чреве матери, Вы пытаетесь защитить хотя бы голову, обхватив её руками, в то время как дюжие верзилы охаживают Вас ногами и древками алебард.

Вы размышляете, что иногда то, что кажется мужеством, на деле оказывается просто глупостью, а в сражении может не быть ни чести, ни славы, ни подвига.

Возможно, Вы сохранили своё самоуважение. Хотя пока сказать сложно…

Что будет дальше? Может быть, обойдётся, и стражники, отделав Вас как следует, просто велят убираться и в следующий раз не подходить к королевским вратам и на пушечный выстрел? — 16

3

— У, какие мы страшные! — оскалившись, с бравадой вскрикиваете Вы, бросаясь в бой.

Если Вы обучены сражаться — 9

Если нет — 4

4

Увы, но пожилой шут — явно не самый грозный противник супротив целой своры одичавшей голодьбы. Вы сражаетесь с отчаянием обречённого, но не успеваете оказать мало-мальски достойный отпор, как ощущаете сильный удар по затылку. Кто-то сгребает Вас и валит на землю. В ушах звенит, перед глазами проплывают синие круги и мелькают чьи-то грязные вонючие ноги, обёрнутые в лохмотья.

Довольные стражники с ухмылками наблюдают со стороны, но не вмешиваются и, прождав некоторое время, показавшееся Вам вечностью, наконец приближаются, разгоняя нищих ударами древковой части своих алебард.

— Ну, вы, помахали кулаками — и будет! Проваливайте, пока самим не досталось! — с брезгливым раздражением спроваживает их толстяк. Им движет не сострадание, а скорее нежелание позднее возиться с трупом у центральных ворот.

Всё болит. Одежда порвана в нескольких местах, нос кровоточит, тело превратилось в один сплошной синяк. Лютня и дудочка растоптаны и безнадёжно поломаны в гуще страшного побоища (если они были записаны на листке персонажа — можете смело вычёркивать).

Возможно, ввязываться в драку в Ваши-то годы было не самой мудрой затеей. Хотя, кто знает, вероятно, Вы, как мужчина (пусть Вы даже и шут), просто не могли поступить иначе, когда задета Ваша честь.

— И ты — тоже проваливай, пока не добавили, — без тени сострадания, но с нескрываемым презрением пригрозил высокий страж. Сейчас Вы явно не в том состоянии, чтобы ввязываться в бой ещё и с королевской стражей.

Если Вы решите перекинуться напоследок парой слов со стражниками — 14

А если решите просто убраться восвояси и по пути поразмышлять о превратностях судьбы и перспективах на будущее — 88

5

Вы отвечаете:

Да нет же — с шутками-прибаутками! — 33

Закрой рот, отребье, если запасную челюсть не припас! (если Вы вспыльчивы, выбирайте этот вариант; малодушны, — откажитесь от него или выдерживайте проверку) — 11

Нет, вас разыграть хотел. А ну-ка, стража! Ату их! — 22

6

— Чё надо? — без особых церемоний и фальшивых любезностей интересуется косматый вонючий тип, судя по всему выступающий у этой кодлы за главного.

Сирые и убогие всех мастей и оттенков — они тотчас же превращались из убогих калек в здоровых молодцов, когда нужно было кого-либо обокрасть или с кем-нибудь свести счёты.

И действительно, с чего это вдруг Вы решили заговорить с этим отребьем?

Среди нищих и в самом деле немало несчастных, обиженных судьбою, но, вместе с тем, полных благородного достоинства людей, сохранивших аристократизм духа, даже облачившись в грязное рубище.

А эти — просто свора шакалов, которые не понимают ничего, кроме силы, и при первой же слабости готовы сожрать и забыть.

Хотите присоединиться к ним хотя бы на время, пока не придумаете плана получше — 7

Желаете занять место их вожака (если у Вы вспыльчивы — выбирайте этот или схожий вариант, или выдерживайте проверку; если Вы малодушны, то должны выдержать проверку, чтобы выбрать этот вариант) — 19

Решили, что им необходимо преподать урок хороших манер (если Вы вспыльчивы — выбирайте этот или схожий вариант, или выдерживайте проверку; если Вы малодушны, то должны выдержать проверку, чтобы выбрать этот вариант) — 11

7

— Ну, насмешил, Ваша Светлость! — продемонстрировав гнилые пеньки зубов, недобрым голосом рассмеялся босяк и, обернувшись к своим, добавил: — Эй, мужики, слыхали?! Милорд — и с нашей братией побрататься захотел… Ну, ладно. А что ты умеешь делать?

Задавать подобный вопрос шуту — верх глупости. Зато на него совершенно не сложно ответить.

Если Вы умеете жонглировать — 113

Если Вы способны ходить по канату — 43

Если Вы владеете акробатическими трюками — 68

Если Вы можете показывать фокусы — 93

Если Вы профессионально музицируете, и есть на чём сыграть — 260

Если в Вас заложен талант выдающегося артиста — 416

Если Вы являетесь красноречивым и эрудированным сказителем — 234

Если Вы прекрасно поёте — 283

Если Вы чудесно танцуете — 276

Если Вы обладаете талантом чревовещателя — 46

Если вы не просто известны, но и популярны в Кокани — 418

Если не подходит ни один вариант (да что ж Вы за шут-то такой, интересно?!), то делать нечего, — переходите на параграф 265 и попытайте удачи там.

8

Решив, что старая добрая песня — это именно то, что Вам нужно в данный момент, Вы затягиваете:

«Буль-буль-буль» — 27

«Лорд Рэнделл» — 53

«Герр Маннелинг» — 94

«В таверне» — 71

«Сэр Олдингар» — 28

«Архиепископ Кентерберийский» — 258

«Робин Гуд и отчаянный монах» — 138

«Робин Гуд и два монаха» — 226

9

Конечно же, Вы не заправский воин, но всё-таки за себя постоять умеете. Тем более что эта свора голодранцев скорее напоминает не стаю волков, а сборище шакалов, которые горазды нападать толпой на одного или лезть со спины.

Но они не умеют держать удар и предпочитают скорее отсиживаться за чужими спинами, чем лезть на рожон в первых рядах.

После того, как несколько из нападавших получают от Вас решительный и твёрдый отпор, который они никак не могли ожидать от немолодого шута, их боевой задор сильно поугас.

Разбитый нос, парочка синяков и выбитый зуб вносят очередной штрих в и без того печально начавшееся утро. Но, как бы то ни было, Вы доказали всем (и прежде всего — себе), что порох в пороховницах ещё остался.

Бросьте кубик и добавьте выпавшее значение к Вашим пунктам Героизма, затем — переходите на 17

10

Пролежав некоторое время во влажной холодной грязи, Вы со стоном приподнимаетесь и, бросив на стражников взгляд, полный презрения и обиды, думаете, как быть дальше.

Решив, что тратить здесь время на потеху всяким негодяям не только бесполезно, но ещё и опасно, Вы думаете, что стоит потихонечку убираться и строить планы на ближайшее будущее.

Пойдёте в таверну — 131

Направитесь к казармам — 206

Пойдёте в церковь — 188

Решите покинуть город — 142

Отправитесь на городскую площадь — 297

Прогуляетесь по окрестностям без определённых целей, надеясь, что Вас внезапно посетят умные мысли — 419

Направитесь в порт — 161

А если Вы предусмотрительны — 421

11

— Закрой рот, отребье, если запасную челюсть не припас! — огрызнулись Вы — помятый, грязный, но не утративший чувство собственного достоинства.

Откровенно говоря, прозвучало довольно жалко, неубедительно и нескладно, не говоря уже о том, что Ваша угроза попусту не возымела действия.

Возможно, сказались Ваше раздражение и утомление, но угроза должна быть чем-то подкреплена, в противном случае она может обернуться нежелательными последствиями.

Как, впрочем, вскоре и получилось: бродягам совсем не понравился Ваш тон, и они решили устроить Вам взбучку, прояснив всю тяжесть положения, в котором Вы теперь оказались.

Если Вы обучены сражаться — 9

Если нет — 4

12

Спокойствие, только спокойствие!

Годы жизни вблизи короля не прошли даром: вокруг Вас то и дело плелись интриги, заключались и нарушались союзы, устраивались заговоры.

И первое, чему Вы научились и благодаря чему сумели дожить до своих преклонных лет, это умение ставить разум над чувствами и эмоциями.

Вы никогда не были заносчивым снобом и не считали окружающих хуже себя: назвать кого-либо быдлом Вы решались лишь в самых исключительных случаях, говоря никак не об уровне интеллекта или социальном статусе, но лишь о культуре поведения.

Трезво оценивая и взвешивая ситуацию, Вы заключаете, что вокруг находятся не те люди, перед которыми необходимо распинаться.

Пусть думают что хотят, Вам от этого не горячо и не холодно. У Вас и без этого проблем хватает.

Стерпев обиду, Вы думаете, как быть дальше.

— Проваливать восвояси — 88

— Обратиться к стражникам — 14

— Обратиться к оборванцам — 6

— Осмотреть инструменты — 32

13

Мир был устроен так, что человек должен был воспринимать себя частью чего-то целого.

Если бы, к примеру, какой-нибудь ремесленник решил бы сам по себе работать как ему вздумается, он не прожил бы и недели. Любой, будь то кузнец или аптекарь, обязан состоять в цехе, платить членские взносы, и следовать хартии, которая устанавливает стандарты, единые и обязательные для всех.

Там всегда указано, какого качества должна быть ткань, какие станки и материалы необходимо использовать, сколько помощников можно для этого содержать, в какие дни и в какие часы работать, и прочее.

Человек заботится о коллективе, коллектив заботится о человеке.

Подобного рода структура существует и в криминальном мире, включающим в себя воров, попрошаек и преступников всех мастей. И если кто-нибудь, скажем, просто так встанет без спросу и начнёт попрошайничать, это плохо для него закончится.

Вы прекрасно понимаете это, поэтому и собираетесь получить разрешение на работу от самого Крысиного Короля или Рикмана, как его ещё называют. За его голову назначена огромная награда, но одни не знают, кто он такой на самом деле, а другие знают, но не скажут.

Причины очевидны. Короли меняются, приходят, уходят, а городская шваль — остаётся, вместе со своей иерархией, на вершине которой стоит свой Крысиный Король — 214

14

— Ну, чего тебе ещё? — уже без злорадного веселья, зато с откровенным раздражением интересуется высокий страж.

А ведь когда-то эти стражники вытягивались перед Вами по струнке, делали вид, что любят и понимают Ваши шутки, первыми здоровались и боялись, что от Вашего настроения и слов может зависеть их жизнь.

Вы никогда не злоупотребляли своим политическим весом при дворе. По большому счёту, были лишены желания проложить себе путь повыше по чужим головам. Но поскольку многие люди мерят других по себе, было немало тех, кто скрывал за показным радушием жало скорпиона.

«Мои вещи остались в замке! Разрешите мне забрать их!» — 299

«Вы ещё за это ответите!» (если Вы вспыльчивы, выбирайте этот или схожий вариант, или выдерживайте проверку; если Вы малодушны, выдерживайте проверку, чтобы выбрать этот вариант) — 97

«Не одолжите старому приятелю деньжат на первое время?» — 114

«И что же мне теперь делать?» — 263

Напасть на стражников (если Вы вспыльчивы, выбирайте этот или похожий вариант, или выдерживайте проверку; малодушны — выдерживайте проверку, чтобы выбрать этот вариант) — 99

15

Однажды знатный вельможа с заносчивостью спросил обыкновенного шута:

— Скажи-ка мне, шут, в чём разница между тобой и дураком?

Шут ответил ему без долгих размышлений:

— Это просто, милорд: дурак — спрашивает, а я — отвечаю.

 

Да уж. Тонкий юмор, но явно не для всех.

Ваше Шутовство и Вдохновение возросли на 1 пункт!

Что ж, теперь, когда мысли собрались и оптимизм при Вас, можно попытаться что-нибудь придумать — 119

16

…Не обошлось. Хотя, с другой стороны, Вы всё-таки ещё легко отделались: за нападение на стражу Вас вполне могли и убить на месте, но, вместо этого, приняв во внимание тот факт, что Вы вернулись с повинной, — «всего лишь» избили до полусмерти и бросили в темницу.

А поскольку королевские стражники Вас и раньше «любили», а после всего случившегося так и вовсе «обожают» — персонально для Вас находятся самые «роскошные» апартаменты…

Угрюмый сторож-верзила проводит Вас по мрачным холодным коридорам, вдоль которых, за однообразными проржавевшими решётками, на Вас таращатся товарищи по несчастью. Косматые, неопрятные, кто-то даже передвигается в кандалах или прикован к стене.

Откровенно бандитские рожи встречаются довольно редко — в большинстве случаев эти люди не матёрые преступники, а просто те, кто так или иначе впал в немилость новых властей в лице короля и его ставленников.

Кто-то скалится и глумится, опуская злые и непристойные шутки, кто-то давно выжил из ума и сотрясает цепями в порыве приступа неуместного смеха, но в массе никто не испытывает ни злорадства, ни интереса к Вашему появлению: в глазах лишь отсутствие надежды и осознание обречённости.

Бывшие вельможи со своими семьями и преданными слугами, обычные простолюдины, верноподданные старого короля, и просто все, кто рожей не вышел.

Некоторые из них узнают Вас, кого-то узнаёте Вы, но сейчас вы все находитесь в одном положении; и не имеет принципиального значения, были ли вы знакомы ранее или нет, какие посты занимали и в каких отношениях состояли.

Факел в руках сторожа размеренно трещит, отбрасывая блики на помещения, в которых уже давно не видели света, но Ваша пара проходит, и эти унылые места снова погружаются во мрак.

Под сводами темницы эхом отдаются нечеловечески дикие крики, лязг цепей, смех, крики, стоны, мольбы и причитания, сливающиеся в один большой нестройный хор.

Постепенно неприятные звуки отдаляются и стихают. Многие камеры пусты, а в некоторых Вы успели разглядеть прикованные кости в лохмотьях. Остановившись перед самой дальней камерой самого безлюдного коридора, стражник неторопливо открывает решётку, а затем — бесцеремонно забрасывает Вас внутрь, после чего запирает замок снова.

В этом месте темно, холодно и сыро. Слышно, как стекает и капает со стен вода. Но самое мерзкое даже не это: незадолго до Вас в этой камере уже обитал другой узник. Он испустил дух, но, судя по всему, никто даже не почесался о том, чтобы освободить его тело от цепей, вынести и похоронить по-человечески.

Теперь этот кадавр разлагается и смердит, и Вам предстоит дышать этими миазмами, не говоря уже о том, что находиться в таком месте и без того очень вредно, опасно и страшно.

— Эй! — с трудом ворочая ноющей челюстью, возмущаетесь Вы. — Люди вы или звери?! В вас хоть что-нибудь человеческое осталось?!

Но стражник молчаливо оборачивается и уходит, унося с собой единственный источник света.

— Эй, ты! Вернись! Побойся Бога! Выпусти меня отсюда! — вцепившись в прутья тюремной решётки, Вы сотрясаете их в бессильной ярости, невзирая на боль от недавних побоев, но стражник, судя по всему, не только нем, но и глух. Во всяком случае, к чужим слезам и мольбам.

Вы теряете 1 пункт Шутовства!

Когда последние лучи света пропадают и Вы остаётесь один в темноте, Вам остаётся только лишь…

…заплакать — 230

…молиться, надеясь на чудо — 211

…опустить руки и смириться со своей незавидной участью — 150

…попытаться найти что-то положительное даже и в такой ситуации — 120

…проявить «Предусмотрительность», если она у Вас записана — 277

17

Пригрозив, что с ними шутки плохи и они Вам ещё это припомнят, голодранцы, по всей видимости, решили, что больше им здесь ловить нечего, и, растеряв былую насмешливость и задор, отдалились на почтительное расстояние, продолжая сверлить Вас хмурыми взглядами.

Вы всё ещё полны боевого настроя, кровь пульсирует, отдаваясь в висках. Кажется, что к Вам снова вернулась молодость. Вы — снова на коне!

И пусть это была совершенно жалкая разборка с совершенно жалкими людьми по совершенно жалкому поводу, Вы чувствуете, что главное — не терять присутствие духа! Оставаться во всём предельно честным перед собой, и преданным себе! Жить, а не существовать! И всё образуется.

А будете Вы снова служить при дворе, или петь баллады где-нибудь в трактире на задворках — это уже дело десятое. Главное то, что Вы сами представляете собой как человек, а не то, насколько высокое и хлебное положение Вы занимаете.

Вы выпрямляете осанку. Расправляете плечи. Взгляд обретает силу и суровость: даже стражники нехотя проникаются к Вам уважением.

Во всяком случае, после того, как Вы наглядно продемонстрировали свою силу, отвагу, удаль и прыть, — поводов для насмешек и глумления заметно поубавилось. Вы умеете держать удар, в том числе — и от судьбы.

Разве что жаль, что лютню и дудку растоптали и разломали в пылу сражения. Но всё-таки это дело наживное. Хоть эти вещи и служили Вам верой и правдой долгие годы, прямо как Вы сами при дворе старого монарха.

Ладно, пусть это и не была величайшая битва всех времён и народов, Вы — пожилой, но всё ещё крепкий шут — задали хорошую трёпку этим негодяям. Что дальше?

Побеседуете со стражниками — 14

Побредёте восвояси — 88

18

Решив, что не собираетесь сдаваться без боя, а стражникам — поделом, Вы думаете, что шансы есть, а если и нет — то хотя бы повеселитесь напоследок.

На стене вдоль замка, и на внешних городских воротах, и внутри города — расположена целая система башенок, расположенных так, чтобы несущие стражу стрелки могли, с одной стороны, внимательно наблюдать за всем, что происходит вокруг, а с другой — видели друг друга и могли бы подать сигнал.

Если раньше гарнизон был полностью укомплектован, то в данный момент в городе и замке находится лишь минимально необходимое количество бойцов, поскольку их катастрофически не хватает на передовой.

Фактически, если бы к этим местам подошёл враг с мало-мальски приличным войском, они смели бы и солдат и ополчение без особых потерь, разве что король с личной гвардией сумел бы некоторое время отсиживаться в замке с личной гвардией до прихода подкрепления или бежал бы, воспользовавшись одним из потайных ходов.

Будь здесь больше людей, находись они все на своих местах и не пинай они в это время балду, и Вас бы обстреляли вскоре после нападения на стражу.

А так, ради старого шута никто не собирается бить в набат и поднимать на уши весь город, хотя и смотреть сквозь пальцы на Ваше поведение также никто не намерен.

Итак, что Вы будете делать?

Пойдёте в таверну, поднимать народ на восстание — 189

Направитесь к казармам, подбивать солдат на мятеж — 221

Пойдёте в церковь в поисках убежища — 190

Попробуете выбраться из города (Смекалка) — 207

Пойдёте на городскую площадь, придумывая план действий по ходу дела — 225

Постараетесь найти тихое и укромное место, чтобы временно отсидеться — 243

Рискнёте направиться в порт — 261

А если Вы предусмотрительны — 422

19

Когда Вы заявляете о том, что собираетесь сместить вожака и занять его место, Вас с Вашим «вызовом» просто поднимают на смех.

Нет, ну, в самом деле, — на что Вы, интересно, рассчитывали?

Даже если Вы намнёте ему бока, это ещё не означает, что остальная кодла признает в Вас своего и станет слушаться: вы просто разного поля ягоды. Даже если кот побьёт собаку — ему не быть вождём собачьей стаи.

Если Вас это сильно задело, и Вы умеете сражаться — 9

Если задело и не умеете — 4

Или ну их всех, и пойдёте подобру-поздорову — 88

20

Однажды благородный рыцарь заехал в деревню и крестьянин, увидев его, тотчас же снял шляпу и с почтением склонил голову. Первым, что бросилось в глаза рыцарю, оказалось их удивительное внешнее сходство с этим простолюдином.

— Хо-хо! — рассмеялся дворянин. — Я вижу, что в эти края когда-то заезжал мой отец!

— Ну что Вы, милорд! — развёл руками крестьянин. — В этих краях когда-то гостила Ваша мать!

 

Забавно. Хотя и несколько пошло. Так или иначе, шутка взбодрила Вас, помогая сделать всю тяжесть навалившихся невзгод несколько легче.

Ваше Шутовство и Вдохновение увеличились на 1 пункт!

А теперь — необходимо обдумать, как поступить дальше — 119

21

Фрескобальди, конечно, успеет родиться ещё в этом веке. Вот только застанете ли Вы этот момент? Как бы то ни было, Вы решаете, что забегать так далеко пока преждевременно.

Вы получаете +1 пункт Вдохновения!

Поэтому возвращайтесь-ка Вы на тот параграф, с которого пришли, и хорошенечко подумайте над выбором.

22

— Нет, вас разыграть хотел. А ну-ка, стража! Ату их! — усмехнувшись, выкрикиваете Вы. Как и ожидалось, стража и не подумала бежать исполнять Ваш «приказ».

Да и для оборванцев это не стало открытием. Похоже, что Ваша нелепая шутка провалилась и не показалась никому забавной (за исключением, разве что, Вас).

Поэтому Ваше Шутовство уменьшилось на 1 пункт!

— Ага, щаз-з, уже бегу, — покривившись, бросил высокий охранник. — Покомандуй мне тут, шут гороховый. За такие шутки — в зубах бывают промежутки.

Но, как бы то ни было, бить Вас, похоже, тоже не собираются — настолько жалким старым дураком вы выглядите, а к таким, как известно, отношение особое.

Конечно, обычно шуты и рады выставлять себя на потеху публике, но одно дело — потеха, и совсем другое — посмешище; одно дело — когда люди смеются по причине удачной шутки, и совсем другое — от того, насколько убог и бездарен её исполнитель.

Возможно, удары и тумаки были бы не столь болезненны, как удары по Вашему самолюбию, нанесённые в это утро.

Но, с другой стороны, вы никому ничего не должны: на дуэль вызывают равных, а этому сброду ничего не нужно объяснять или доказывать. Пронесло и ладно. Пора решать, что делать дальше.

Побеседовать со стражниками — 14

Перекинуться парой слов с бродягами — 6

Махнуть рукой и на тех и на других и отправиться бродить по свету куда глаза глядят в поисках тех, кто сумеет оценить Ваш искрометный юмор по достоинству — 88

А если Вы серьёзно оскорбились и решили призвать обидчиков к ответу (если Вы вспыльчивы — выбирайте этот вариант или выдерживайте проверку; если Вы малодушны и хотите выбрать этот вариант — выдерживайте проверку или выбирайте что-то другое) — 31

23

К сожалению, бродяги наблюдают за Вашими действиями без особого энтузиазма. И без гадалки видно, что Вы их явно не впечатлили. Ну, что поделать — и с лучшими из лучших такое случается.

— Ну и что? Ты этим собирался нас удивить? Да моя бабушка может сделать так в сто раз лучше! И правильно, что тебя выгнали! Бездарность! — голодранцы начинают смеяться, но вовсе не потому, что Ваш трюк удался на славу.

По большому счёту, можно бы им за это накостылять, но Вы уже как-то порядком утомились и не считаете, что должны что-то доказывать этому вонючему сброду.

Но всё равно Вас гложет обида, хотя за столько лет Вы привыкли не давать волю чувствам и спокойно воспринимать критику, в особенности — от людей недостойных.

Шутовство уменьшилось на 1 пункт.

Плюнув с досадой, Вы гордо поднимаете голову и, задорно звеня бубенцами, отправляетесь восвояси — 88

24

Сверкая налитыми кровью от гнева глазами, Вы тотчас же пытаетесь подняться, и этот отчаянный порыв не ускользает от внимания стражей.

— Ах, мало тебе досталось?! Ещё хочешь?! Ну, сам напросился, — без смеха и злорадство, а лишь с брезгливостью и недовольством огрызается высокий стражник, после чего оба снова принимаются охаживать Вас древками и коваными сапогами…

Вам остаётся только потерять сознание — 151

25

Заведя разговор по душам с самим собой, Вы вскоре открываете себя с неожиданной стороны, обнаружив в себе весьма интересного и мудрого собеседника, у которого Вам есть чему поучиться.

Шутки, которые Вы рассказываете сами себе, вызывают у Вас неподдельное веселье, хотя Вам и кажется, что Вы их уже где-то слышали.

— А знаешь… Я ведь могу быть с тобой предельно откровенным? Правда? — наконец переходя с собой на «ты», интересуетесь Вы у себя.

Краешком сознания Вы продолжаете ощущать какой-то подвох: конечно же, Вы прониклись симпатией к собеседнику, но говорить о доверии ещё преждевременно, ведь Вы толком даже и не успели узнать друг друга как следует, и Вы решаете держать ухо востро.

— Конечно же, — отвечаете Вы, располагая себя к себе. — Я умею хранить секреты…

— Прекрасно об этом наслышан! Ходят слухи, что враги Альбериха Доброго даже пытали тебя, пытаясь выведать все его тайны, и даже вырвали язык, когда ты отказался их рассказывать! — напоминаете Вы.

— Да, было дело, — не то припоминая, не то фантазируя соглашаетесь Вы с собой. — Хотя и тайны — то, откровенно говоря, были так себе. Мне так потом эти самые враги и рассказывали… Ну, так о чём ты хотел мне поведать?

— Всё расскажу, но не сразу… Для начала я предлагаю нам обоим отметить наше знакомство и промочить горло. Что скажешь? — потирая руки, Вы многозначительно себе подмигиваете.

Вам кажется, что это не самая лучшая идея — 49

А, собственно, почему бы и нет? (если у Вас есть пристрастие к вину — выберите этот вариант или выдержите проверку, если же нет, то на Ваше усмотрение) — 74

26

Продемонстрировав стеклянный шарик всем желающим и доказав, что в нём нет ничего особенного, Вы начинаете своё небольшое представление.

— Итак, приготовьтесь! Прямо сейчас — у Вас на глазах произойдёт настоящее чудо! Ваш покорный слуга перенесёт силой мысли шарик из этого кулака — в тот кулак! — сжав шарик в правой руке и собрав в то же время в кулак левую ладонь, Вы заметно напрягаетесь и, внимательно отслеживая «путь» шарика, проводите взглядом вдоль по руке, затем — по груди, затем — по другой руке и, наконец, глубоко вздыхаете…

— Большинство самоучек на этом и останавливается. Но — только не я! Потому что сейчас — я перенесу шарик обратно из левой руки в правую! — проделав всю ту же процедуру с точностью до наоборот и точно так же отследив «путь», Вы, обливаясь потом, разжимаете правую ладонь, продемонстрировав шарик.

Не сказать, что публика прям заливается смехом и мочится кипятком от радости, но всё-таки нашлось немало тех, кому Ваше чудачество показалось в достаточной мере забавным.

Шутовство и Вдохновение увеличились на 1 пункт!

— Эх, что делать-то с тобой — ума не приложу. Ладно, познакомлю тебя кое с кем, а там уже и видно будет. Пошли, шут гороховый, — беззлобно предлагает главарь оборванцев — 13

27

Весёлая задорная песенка позволила Вам если и не забыть о насущных бедах, то, по крайней мере, хотя бы на недолгое время отвлечься от окружающих Вас ужасов, прибавив сил жить и бороться за жизнь. Добавьте +1 пункт к Шутовству, Вдохновению и Героизму! Переходите на 119

28

Что ж, хоть эта печальная история совершенно не казалась Вам смешной, или даже просто забавной — в этот момент она придавала Вам силы жить и бороться, верить в лучший исход и не оставлять надежду вопреки всем трагическим обстоятельствам.

Ваши Героизм и Вдохновение увеличились на 1 пункт!

А теперь, преисполнившись боевого настроя и воли к жизни, Вы готовитесь стоически сразиться со всеми невзгодами — 119

29

Издав кровожадный крик, Вы кинулись на несчастных оборванцев, размахивая алебардой.

Безоружным людям нечего было Вам противопоставить, и парочка загубленных жизней добавилась в Вашу копилку убийств

Запишите ключевые слова «враг попрошаек», бросьте дважды кубик, прибавляя к выпавшим значениям 6, и добавьте всё в значение Злодейства.

Несчастные бросились врассыпную, сбивая друг друга с ног и растаптывая по пути…

И в этот самый миг воздух сотряс выстрел из аркебузы.

Если Вы везучий — 55

Если же нет — 80

30

Они, конечно же, не великие воины, да и вообще откровенно попахивают, но их много, а Вы — в меньшинстве, и стража вряд ли встанет на Вашу сторону.

Возможно, благоразумнее было бы отказаться от этой затеи? — 76

Или Вы всё-таки твёрдо решили идти до конца? (если вспыльчивы, выбирайте этот вариант или выдерживайте проверку) — 3

31

Стерпеть такое?! Ну, уж дудки. Смех, конечно же, награда за труды паяца, но ведь и смех — смеху рознь: одно дело — смеяться над шутками и образом, и совсем другое — над Вами лично.

Может быть, Вы — и шут гороховый (и в Вашем случае это никак не оскорбление, а всего лишь сухая констатация факта), но в первую очередь Вы — мужчина и дворянин, и стерпеть такое унижение от каких-то вшивых стражников и оборванцев Вы не намерены.

Что Вы собираетесь делать?

Броситься на стражников? — 99

Или на оборванцев? — 30

32

Серьёзных повреждений нет, играть ещё можно. Что ж, это уже хорошо. Но что дальше?

Побеседовать со стражниками — 14

Побеседовать с попрошайками — 6

Убираться восвояси — 88

А если Вы предусмотрительны — 267

33

— Да нет же — с шутками-прибаутками! — не растерявшись и сохраняя присутствие духа отвечаете Вы.

Присутствующие взрываются звуками гомерического хохота: кто-то из нищих вообще катается и хлопает себя по животу, валяя свои и без того нечистые лохмотья по земле, а стражников удерживают от падения лишь плотно упёртые в почву древки алебард.

Ваши Шутовство и Вдохновение возросли на 1 пункт!Но шутки-шутками, а дело надо делать.

Если Вы решаете снова поговорить со стражниками — 14

Если Вы решаете обратиться к оборванцам — 6

Если Вы решите, что тратить время что на тех что на других — нецелесообразно, а больше тут, собственно, и делать-то нечего, и нужно уходить подобру-поздорову — 88

А если ненадолго задержитесь, чтобы осмотреть лютнюи дудочку — 32

34

Однажды к монаху, продававшему папские индульгенции, подошли разбойники. Они обратились к нему с вопросом:

— А может ли твоя бумажка искупить все наши грабёжи, насилия и убийства?

— Конечно! — заверял их монах. — Нет такого греха, который нельзя искупить!

А подумав ещё немного, он добавил:

— Если этот грех, конечно же, вам по карману…

Обрадованные разбойники заплатили ему оговоренную сумму, и сразу же после этого — отобрали у него всё имущество, оставив нагим посреди большой дороги.

— Ах, вы, разбойники! Воры! Убийцы! Мерзавцы! Конокрады! Мужеложцы! Грабители! Гореть вам всем в аду! — стращал их монах, прикрывая срам. А разбойники раскатисто смеялись и напоминали:

— Разве?! Ведь ты же сам нам всё только что отпустил!

 

Печально, но — поучительно. В другое время эта байка могла бы даже повеселить Вас, но сейчас она кажется Вам печальной и трагичной.

Как бы то ни было — настала пора действовать. Переходите на параграф 119

35

Ну, это Вы завсегда готовы! Устроившись на резной стул, расположенный подле милого кипарисового клавесина, Вы решаете, что именно Вам хотелось бы сыграть.

Что-нибудь воодушевляющее из Доменико Скарлатти — 42

Что-нибудь ненавязчивое из Джироламо Фрескобальди — 21

Что-нибудь душещипательное из Уильяма Бёрда — 38

Детскую песенку про лошадку — 332

Песню про ангела — 56

Песню о превратностях судьбы — 41

36

В трактире было достаточно просторно, несмотря на многолюдность.

За длинным столом сидел отряд швейцарских наёмников, оживлённо что-то обсуждавших.

За маленьким столиком в уголке устроилась пара монахов, благопристойно ведущая свой тихий богословский диспут, возможно выбрав для этого не самое подходящее место и время.

Компания молодых людей в центре зала проводит время за игрой в триктрак.

Солдаты в компании девиц лёгкого поведения поглощают дешёвое разбавленное пойло, заедая его нехитрыми харчами.

Большегрудая и задастая деваха разносит массивные кружки, а высокий и толстый вислоусый трактирщик смеряет Вас оценивающим взглядом.

Подойти к трактирщику — 316

Подойти к швейцарцам — 388

Подойти к монахам — 420

Подойти к игрокам (если Вы азартный человек, выбирайте этот вариант, или выдерживайте проверку) — 423

Подойти к солдатам и их подружкам — 425

Подойти к девахе (если Вы похотливый развратник, выбирайте этот вариант, или выдерживайте проверку) — 426

37

— Да ты что, совсем ополоумел?! — едва не упав, незнакомец с трезубцем в последний момент успел ухватиться за статую, сохранив равновесие. — Ну и удар у тебя, старик…

— Сгинь, нечистый! — занося кулак, повторяете Вы, уже осмелев, но по-прежнему опасаясь дьявольских козней со стороны рогатой бестии.

— Успокойся, придурок! Я — актёр! Мне просто понравилась твоя музыка! Да стой же ты! Чёрт! — пытаясь скрыться от Вас по ту сторону каменного ангела, запричитал мужчина.

Постепенно до Вас начал доходить смысл его слов.

Он врёт! Он врёт! Надо всыпать ему по первое число, чтоб знал, как пугать добрых людей, нечестивое отродье! — 424

Остановиться и попробовать поговорить — 84

38

Когда-нибудь Уильям Бёрд, конечно же, вырастет и станет великим композитором со сложной судьбой.

Выходец из протестантской семьи, однажды он станет истовым католиком и напишет немало произведений, посвящённых теме гонений за веру, а в Англии его произведения попадут под запрет…

Вы получаете +1 пункт Вдохновения!

Но всё это будет потом, а сейчас — маленький Уильям ещё ходит пешком под стол. Поэтому возвращайтесь на тот параграф, с которого пришли, и выберите что-нибудь другое.

39

Ну, конечно же! Церковь! Убежище! Вот он — истинный путь к спасению!

Правда, и здесь возможны некоторые сложности.

С одной стороны, убежище гарантирует просящему защиту от насилия, и при этом не имеет значения, пытается ли кто-то совершить его самовольно или действует по указанию светских властей и законов.

Даже наказание, к которому преступник был приговорён судом, не может быть применено к нему, пока он находится в убежище. Исключение составляют случаи, когда кто-то посмел совершить преступление, находясь непосредственно в убежище.

Святое место не может быть осквернено: нарушителя, какими бы мотивами он ни руководствовался, ожидают суд и анафема, даже если это — дворянин, преследующий осуждённого преступника по приказу короля.

Ведь любой проступок, совершённый в святом месте, — карается сильнее как по светским, так и по духовным законам, даже если это расправа над бандитом.

Однако — не всё так просто.

Во-первых, молящих об убежище не всегда принимают в него бескорыстно: монахи могут потребовать от человека мзду под видом пожертвований или средств на его содержание (и их тоже можно понять: иначе убежище было бы битком забито убийцами, ворами и насильниками).

Во-вторых, человека, совершившего тяжкое преступление, могли передать в руки светских властей, пусть и с условием не предавать виновного смертной казни или увечьям (а в какой мере это уже реально соблюдалось, зависело от того, были ли духовные лица действительно заинтересованы в судьбе этого человека).

Конечно, убийство двух стражников и учинённый после этого переполох, — это вам не кража яблока, а куда более серьёзное дело. Но шанс быть принятым всё равно оставался.

Хотя бы и потому, что Гунфрид Безволосый умудрился благополучно испортить отношения со всеми, включая духовенство, которое нет-нет да оказывало покровительство тем, кто был не в ладах с королём.

«Враг моего врага» — совсем не обязательно «мой друг», и даже не обязан быть временным союзником, но, в любом случае, утопающий хватается и за тростинку.

Будучи совершенно бесшабашным чудовищем, король может приказать своим людям ворваться в церковь. Вот только этим он точно выбьет из-под себя трон. Да и вряд ли такой приказ захотят выполнять даже под угрозой.

Отлучение, помимо прочего, означает, что человек находится вне закона. Убить его — право каждого. И за это даже можно получить награду.

Как всё сложно. Гарантий на успех нет никаких, но стоит попробовать — 427

40

Почувствовав на себе чей-то взгляд, Вы оборачиваетесь и с удивлением замечаете в чаше у каменного ангела что-то блестящее.

Приблизившись, Вы обнаруживаете там цепочку с золотым медальоном, на котором изображена хризма.

Осмотревшись по сторонам, Вы так и не находите владельца. Да и кому пришло бы в голову положить подобную вещь в фонтан? Быть может, это был владелец коня? Кто знает. Разве что Сам Господь Бог, да каменный ангел, который молчит и загадочно улыбается.

Как Вы поступите?

Возьмёте медальон (если Вы алчный, — то должны выбрать этот вариант или выдержать проверку) — 310

Или решите, что что-то здесь не так, и не станете рисковать — 60

41

Последний раз Вы исполняли эту вещь так давно, что уже порядком подзабыли. Но руки-то всё равно помнят.

Вы не уверены, но, вроде бы, эту песню сочинил не то герцог, не то король, и звали его Генрих какой-то там…

Впрочем, какое это сейчас имеет значение? Что-то достаточно посредственное, но при этом обладающее некоторым обаянием.

Песня не особенно весёлая и жизнеутверждающая. И у Вас не было причин часто исполнять её. Или, тем более, любить. Но сегодня она как нельзя лучше подходит под Ваше настроение.

Всё равно в ней нет-нет да проскальзывает что-то подающее надежду в духе: «да, всё так плохо, но всё-таки в жизни есть что-то хорошее, во имя чего нужно жить и бороться».

Вы получаете +1 пункт Героизма и +1 пункт Вдохновения!

— Это ты только что здесь играл? — заставив вздрогнуть от неожиданности, прозвучало у Вас над самым ухом.

Резко обернувшись, Вы видите перед собой незнакомца в алом плаще, с рогами и алой бородкой, сжимающего в руках трезубец.

Ударите незнакомца с криком «Изыди, нечистый!» — 37

Начнёте читать молитвы и осенять себя крестным знамением — 59

Вежливо ответите: «Да, я» — 428

Грубо ответите: «Ну, я. А тебе-то что?» — 446

Сдержанно поинтересуетесь: «С кем честь имею?» — 454

42

Уже начав было играть что-то из сонат Скарлатти, Вы вовремя спохватились и хлопнули себя по лбу, припомнив, что великий композитор родится лишь в конце XVII века, в то время как Вы — проживаете в XVI.

Ну, что поделать: как говорится, старость — не радость. Такое иногда бывает: опередили время.

Вы получаете +1 пункт Вдохновения!

Что ж, не стоит отчаиваться, всё поправимо: переходите на тот параграф, с которого пришли, и подберите что-то более подходящее.

43

Это, конечно, всё хорошо, и может ещё не раз пригодиться. Вот только в данный момент Вы не наблюдаете поблизости ни единого натянутого троса. Так что лучше придумать что-нибудь другое, связанное с балансировкой.

Пройдётесь на руках — 23

Постоите на голове — 117

Упрёте в землю марроту и, опершись на неё одной рукой и отведя другую руку в сторону, сделаете эффектную стойку — 52

44

Большой знаток и любитель загадок, Вы без особого труда сумеете сходу вспомнить десяток-другой шарад и головоломок на самый притязательный вкус.

Но, как известно, всякая загадка — загадке рознь. В настоящий момент Вы предпочитаете…

Загадки для простаков — 177

Загадки для людей смышлёнее — 105

Загадки для людей недюжинного ума — 82

45

К такому их жизнь явно не готовила. Стражники не воспринимали старого шута всерьёз, и это оказалось с их стороны немалой ошибкой.

Кряхтя и ковыляя с видом дряхлой ворчливой развалины, которая вот — вот отбросит копыта, но перед этим собирается пожаловаться на свою нелёгкую жизнь, шут остановился перед красной насмешливой рожей толстяка.

— Хочешь, покажу фокус? — подмигнув, предложили Вы.

— Давай, — не ожидая подвоха, по-барски согласился заинтригованный стражник.

— Видишь руку? Хорошо видишь? — продемонстрировав раскрытую ладонь и чуть отодвинувшись в сторону, словно бы готовясь к трюку, произнесли Вы, и тотчас же обрушили маротту на шлем бугая.

Шлем зазвенел, словно колокол, в то время как стражник выронил свою алебарду — скорее даже от неожиданности и растерянности, чем от серьёзной травмы.

Но не успела она упасть, как Вы перехватили её, нанося удар комлем.

Напарник толстяка успел своевременно среагировать и блокировать удар древком. Но последовавший за ним удар металлической частью (плашмя) по кирасе заставил его потерять равновесие и упасть.

Да, тряхнув стариной Вы вспомнили свои молодые годы, то самое время, когда молодой безземельный рыцарь ещё грезил о подвигах и славе, путешествовал, принимал участие в турнирах и боевых походах, никак не планируя в будущем становиться шутом…

Но жизнь распорядилась иначе…

Бросьте кость и прибавьте выпавшее количество пунктов Героизма!

Случись подобное в реальной жизни — пара дюжих вооружённых верзил, скорее всего, просто-напросто размазала бы по стене шестидесятидевятилетнего деда.

Но поскольку у нас тут всё-таки книга-игра, — некоторый элемент сюжетных допущений в драматические моменты вполне допустим. Во всяком случае — Вам так кажется.

Как бы то ни было, элемент внезапности сработал, и старая боевая выучка не подвела. Но что дальше? Надеюсь, что Ваше чувство отмщения теперь удовлетворено, поскольку после того, что Вы только что натворили, — Вас, в лучшем случае, будет искать по всему городу королевская стража, а поймав — уж точно не сделает с Вами ничего хорошего.

Будете бежать — 100

Или Вы решили, что отомстили не в полной мере и жаждете крови? (Если Вы жестокосердны, выбирайте этот вариант или выдерживайте проверку) — 200

46

— Особенно не впечатляет. Но уже что-то. Потенциал есть, — подумав некоторое время, главный бродяга выразил общее мнение. — Ладно, уговорил. Пошли с нами, присмотримся, а там, глядишь, и выйдет из тебя что-то путное.

Ну что, Вы сами этого хотели. Теперь — следуйте на 13 параграф за своими новыми знакомцами.

47

Однажды — самый обычный деревенский рыбак сидел на берегу глубокой реки и ловил рыбу. В это же самое время — мимо него проплыл учёный муж в шапероне и мантии, читающий «Энеиду» Вергилия на языке оригинала. Заметив простолюдина, умудрённый сединами старец прервал своё чтение и, удостоив паренька пренебрежительным взглядом, осведомился:

— Любезный, владеешь ли ты латынью?

— Нет, милорд, — честно признался ему рыбак.

— Вот как! А древнегреческим? — продолжил выпытывать учёный.

— Увы, милорд! Я — маленький простой человек и грамоте не обучен, — виновато развёл руками крестьянин.

— Но ты, по крайней мере, знаешь, кто такой был Калигула? А Нерон? Что, и даже про Авиценну ничего не слышал? Эх ты, темнота… — удостоив речную поверхность плевком, горячо возмутился благородный старец. — А впрочем, что ещё ожидать от подобного плебея?! Неуч! Невежда! Половину жизни ты прожил зря! Ум дан человеку не для того, чтобы он сидел целыми днями на берегу реки и ловил рыбу! Но ты, как я посмотрю, — больше ни на что не пригоден! Осознай всю степень своего ничтожества и жалости!

Учёный муж собирался сказать ещё многое, но в этот самый миг — лодка предательски покачнулась, старец выпал и начал барахтаться и захлёбываться, а крестьянин — бросился в воду ему на выручку и по пути посоветовал:

— Милорд! Не отчаивайтесь! Скажите что-нибудь на латыни, может быть, река Вас поймёт и отпустит!

Милая притча. Как говорится, «et jocundidatem» и «et docendum».

Ваши Шутовство и Вдохновение увеличились на 1 пункт!

А теперь — самое время подготовить план действий — 119

48

Вы бегаете зигзагами, пытаясь сбить вражеский прицел. Пару раз Вам даже это удаётся, и залпы аркебузиров уходят в землю, взрывая грязь. Но так продолжается недолго. Сначала — сильный стопорящий удар поражает Ваше плечо.

Выронив бесполезную сейчас алебарду, Вы падаете и обливаетесь кровью, выведенный из строя. Следом за этим выстрелом раздаётся другой, положив конец Вашим злоключениям. Впрочем, на этом завершилось лишь то, что касалось бренного тела, но не бессмертной души…

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов ГероизмаЕсли Вас не устраивает эта концовка, переходите на параграф «0».

49

— Я думаю, не стоит. Во-первых, где мы тут добудем вино? А во-вторых, это может создать нам ненужные проблемы, — с сомнением заметили Вы, отклоняя собственное предложение.

— Трус! Я-то думал, что ты — взрослый человек, а ты, оказывается, всего лишь постаревший ребёнок, — с пренебрежением и раздражением произносите Вы.

— Напротив: я как раз-таки рассуждаю как умудрённый сединами почтенный муж, который ничего из себя не строит и не обязан никому ничего доказывать. В том числе — и себе. Я чётко осознаю, что я делаю, почему и зачем. Не ведусь на «слабо». И не создаю себе проблем на пустом месте, — отвечаете Вы себе.

— Ой, да кто бы говорил! Вы на него только посмотрите! Проблем он себе на пустом месте не создаёт! Да ты только тем и занимаешься. Да ещё и в зануду превратился… Ну ладно, трезвенник, будем и дальше тут сидеть, или, быть может, попробуем отсюда бежать? У меня, знаешь ли, в этих вопросах огромный опыт: я сбегал отсюда уже три раза, и меня ни разу не удавалось поймать и возвратить, — не без гордости сообщаете Вы.

— Да иди ты?! Ну, буду иметь в виду. Но не мешало бы всё для начала как следует обдумать, чтобы не рубить с плеча. Во-первых, если всё-таки отсюда бежать, то — каким способом?.. — начинаете Вы, и тотчас же сами себя перебиваете. — Каким способом, каким способом… Можно попробовать просто встать и уйти. А можно натворить что-нибудь такое, что отвлечёт внимание. А можно чем-нибудь вооружиться и пробиваться с боем. Или поискать потайной ход. Или забраться на крышу и там определиться — спуститься со стены, перелезть на соседские дома или присоединиться к стае перелётных птиц… На заднем дворе ходили гуси — можно пойти с ними, но потребуется изваляться в перьях и крякать…

Загибая пальцы рук, Вы перечисляли варианты, один разумнее другого, а затем добрались и до пальцев ног, но в этот миг — перебили себя снова:

— Так… Ну, допустим, мы решили, каким образом будем бежать, и даже сумели отсюда улизнуть. Встаёт второй вопрос: а что нам делать дальше? Куда пойдём, чем займёмся? Как добудем пропитание? Что-нибудь на примете имеется? Ну, хотя бы на ближайшее время.

— Это уже не так существенно. Здесь слово бы само время умерло, а теперь смердит и разлагается. Ну, или, вернее, разлагается и смердит. Одно ясно: оставаться в таком месте дальше невозможно, нужно податься куда угодно, хоть куда глаза глядят, — вздохнув, Вы понимаете, что такой ответ, по всей видимости, не в состоянии удовлетворить Вашего собеседника, поэтому вскоре переходите от общих фраз к конкретным предложениям. — Можно, например, пойти в порт и устроиться на какой-нибудь корабль. Податься в матросы или даже пираты. Или плыть в качестве балласта, на худой конец. А потом — объездить целый свет, повидать дальние восточные и северные земли, повидать диковинных животных и послушать пение незнакомых птиц. А можно пойти к отцу-настоятелю и постричься в монахи. А потом — отправиться куда-нибудь в качестве миссионера. Куда-нибудь далеко. Ну, например, на Луну. Можно пойти в зачумлённый город и помочь складывать тела несчастных в тележки. Или просто податься на большую дорогу и брести туда, куда глаза глядят. На худой конец ты можешь пойти развлекать кабацкий люд. Перед нами открывается столько путей и возможностей. Выбирать тебе.

Хорошо всё взвесив и подумав, Вы решаете…

Бежать — 224

Оставаться — хотя бы ещё ненадолго — 242

50

— Мы пойдём через лес, — после некоторых раздумий решаете Вы. — Это самый безопасный путь. Через потайной лаз почти напрямик доберёмся до замка. Но только сперва необходимо добраться до этого места. Давно я уже там не был, но, думаю, что легко отыщу.

— Думаешь, или уверен? — приподняв бровь, уточнил Рикман.

— Я уверен. Моя память свежа, как и в лучшие годы, — заверяете Вы.

— Мало быть уверенным. Нужно знать наверняка, — вздохнув, Крысиный Король кивнул. — Ладно. Годелот с парнями будут с тобой. Но смотри, если ты задумаешь какую-нибудь глупость, скажем, захочешь сбежать с чужой долей, повести моих людей на смерть или сдать нас королю, чтоб вернуться ко двору… Тебе известна моя репутация.

И это действительно так — 429

51

Ловко тасуя колоду карт, Вы умело прокручиваете карты между пальцами, перекидываете их из ладони в ладонь, раскрываете веером, раскладываете вдоль руки и собираете вновь одним резким уверенным движением.

Зрители с оживлённым интересом и заворожено наблюдают за всем этим действом, временами перешёптываясь и замечая про себя, что садиться играть против Вас в карты — явно не стоит.

Показанный Вами фокус был довольно незамысловат, но большего, в данный момент, на Ваш взгляд, и не требовалось.

Основанный больше на математике, чем на ловкости рук, он сопровождался историей про четырёх королей (собственно, короли), которые заточили в башнях (тузы) четырёх дочерей (дамы), приставив к башням четырёх стражников (шестёрки), дабы защитить невинность дочерей от чьих-либо посягательств.

Однако же, к башням прискакали четверо всадников (валеты) и…

…Ну, в общем, всем понравилось.

При правильной тасовке — стражи пьянствовали вместе, башни оставались пустыми, короли где-то там охотились, а принцессы оказывались со своими возлюбленными. А затем, при очередной тасовке и раздаче, — столбики выстраивались так же, как были до этого, и к возвращению королей казалось, что ничего не случилось.

— Да ты, я погляжу, оказывается, ещё ого-го! Сразу видно — мастак! Есть у меня одна идейка, как с пользой применить твои таланты, — покосившись на стражников, главный нищий отвёл Вас в сторонку. — Но лучше обсудим её в другом месте…

Ну, что ж, — добавьте 2 пункта к Шутовству и отправляйтесь следом за оборванцами на 13 параграф.

52

Почтенная публика хлопает Вам в ладоши и аплодирует. Они явно не ожидали от Вас чего-либо подобного, но сегодня — Вы всем утёрли нос.

— Да-а… В твои-то годы и при такой-то комплекции — другой бы кряхтел да охал. Видать, не зря старый король, земля ему пухом, держал тебя при себе, — с невольным почтением и даже некоторым изумлением отмечает главный босяк. — Ну что, я думаю, ты можешь оказаться весьма полезен для одного ценного дела…

Добавьте два пункта Шутовства и два пункта Героизма и следуйте за бродягами на 13 параграф.

53

Эту песню сложно было назвать весёлой и жизнеутверждающей. Тем не менее, заставить себя делать что-то осмысленное, вместо того чтоб впадать в панику и жалеть себя — уже дело, поэтому Ваши мысли прояснились. Переходите на параграф 119

54

Что ж, «революция» длилась недолго, так и не войдя в учебники по истории для старших классов средней школы.

Озлобленные тем, что Вы сотворили с их боевыми товарищами, гвардейцы не особенно с Вами церемонились. Они налетели со всех сторон, окружив Вас плотным кольцом, и хотя Вы и отбивались как лев, хвалённая боевая подготовка не спасла Вас на этот раз.

Исход боя был предрешён ещё задолго до его начала.

И если Вы думаете, что гвардейцы ограничились лишь тем, что ослепили, вырвали ногти, оскопили, четвертовали, выпотрошили и обезглавили (именно в таком порядке), то глубоко ошибаетесь.

Потому что это показалось бы для них слишком гуманным…

Как бы то ни было, Ваша последняя «шутка» не показалась смешной никому. За исключением, разве что, Вас самого.

А к насаженным на пику головам добавилась ещё одна: и на этот раз — на ней был шаперон с бубенцами…

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияЕсли Вас не устраивает эта концовка, переходите на параграф «0».

55

Не иначе Вы родились в рубашке! Пуля прошла мимо Вас, ранив какого-то случайно подвернувшегося бедолагу.

Над улицей проносятся крики разбегающихся нищих, бой малого набата и проклятья промазавшего аркебузира.

Но он — не единственный стрелок на стене, и если не рвать когти прямо сейчас — то Вам просто не поздоровится.

Вы решаете, что…

Бежать бесполезно, и нужно сложить оружие и сдаваться — 116

Нужно бежать, петляя зигзагами и пригнувшись, чтобы снизить вероятность попадания вражеской пули — 134

56

Вздохнув, Вы с упоением приступаете к игре и начинаете исполнять добрую и красивую песню про ангела-хранителя, который оберегает и защищает человека от множества бед, очевидных и не очевидных для смертного. О тех сложностях и невзгодах, которые ему приходится преодолевать.

О том, какую боль он испытывает, когда человек, о котором он должен заботиться и чью душу он должен будет сопроводить в последний путь, оказывается христианином лишь по названию, но не по убеждениям и образу жизни.

Пелось в ней и про Архистратига Михаила, сокрушившего Сатану, и о том как «От Каппадокии до Рима, над скверной мира воспаря, священный бой ведут незримо войска Небесного Царя: крылами воздух рассекая, в сиянье светоносных лат, врага разят не уставая, за то не требуя наград…».

Когда-то Вас научил ей священник, обучавший Вас грамоте. И хотя Вы не всегда (чего уж греха таить) были прилежным учеником, какие-то вещи прочно отложились в Вашей памяти.

И это произведение — в том числе.

На душу опускаются покой и благодать, которые сейчас так нужны, словно бы нет и не было ни войн, ни чумы, ни тирании, ни позора и унижений…

Запишите +5 пунктов Героизма и +1 пункт Вдохновения, а если Вы сопровождали игру на клавесине пением — прибавьте ещё по 5 пунктов к указанным показателям и переходите на параграф 40

57

Вообще-то, это, конечно же, конь. Но просто иногда Вам нравится так говорить — «лошадка». Ещё с детства.

Даже беглый осмотр говорит о том, что перед Вами не какая-то там крестьянская лошадь, а породистый жеребец, который стоит немало и явно принадлежит какому-нибудь знатному господину.

На нём недешёвое седло, а при нём — седельная сумка. Ну что ж…

— Если Вы сумасшедший, можете пойти побеседовать с конём, или выдерживайте проверку — 312

— Если Вы обучены верховой езде, можете попытаться его оседлать и проехаться — 447

— Если Вам хочется подойти посмотреть поближе — 451

— А если Вы решили, что за что бы Вы не брались — это необъяснимым образом как-то плохо заканчивается, и лучше бы валить отсюда подобру-поздорову, пока кто-нибудь, например, не обвинил Вас в конокрадстве — 63

58

Так и не расслышав бедолагу, Вы продолжили свой путь как ни в чём не бывало и вскоре оторвались. Однообразные улочки сменяют одна другую, и ничего не предвещает беды, как вдруг…

— Если вы везучий — 448

— Если вы невезучий — 389

— А если не то и не другое — 452

59

— Да тише, тише ты, успокойся! — наблюдая за произведённым эффектом, рогатая бестия разразилась демоническим смехом, но вскоре продолжила, стараясь подавить повторные приступы. — Я просто актёр! Мы играем в спектакле здесь неподалёку, и это — мой костюм. Не бойся, отец.

— Но Вы — не купитесь на эти сказочки, и продолжите читать молитву — 449

— Или всё-таки поверите — 84

60

Это выглядело как-то уж слишком подозрительно. Возможно, тут какая-то подстава. Хотя — кому и зачем это нужно? Вряд ли кто-то мог ждать Вас здесь специально, ведь Вы оказались в этом месте по воле случая. Да и, откровенно говоря, кому Вы нужны?

Конечно, бросать такую дорогую вещь в месте, где любой случайный прохожий мог бы её присвоить, в то время как людей убивают в подворотне даже за горсть медяков, — казалось верхом абсурда.

Но дело было даже не в этом: шут с ней, с материальной ценностью, но ведь на медальоне изображён один из священных символов Христа! Как-то уж слишком странно совпали Ваша песня и появление странного медальона.

Возможно, Вы просто не заметили его бликов, когда подошли первый раз, но всё-таки уверены в обратном. Тем не менее, Вы знаете, что не Вы его здесь оставили, и потому не желаете его трогать.

Да и вообще, раз уж такое дело — то и стоять рядом с ним тоже не стоит, поэтому Вы уходите прочь, оставив журчащий фонтан и садик с клавесином позади, устремляясь навстречу лабиринту городских улиц — 63

61

Ну, это очень просто. Загадка звучит так: что общего у пробки, которая выпала из бочки на пол, и пробки, которая так плотно закрыла бочку, что целиком вошла в неё? Подумайте, а затем переходите на параграф 146

62

— Смотрю я на тебя — и просто диву даюсь! Молиться он, видите ли, вздумал! Это кто тебя, тварь паршивую, надоумил?! Тоже мне, истовый христианин! К знахаркам и ворожеям ходит, соль через плечо бросает, у гадалок совета спрашивает, весь дом свой, было дело, завесил талисманами да оберегами. Из каких болот появился твой род? В лесу родился — пню молился, а тут нате вам, туда же! В храм пойдёт, свечу поставит — и уже считает себя христианином, в душе презирая «всех этих нехристей, безбожников и язычников», выплеснув из купели вместе с грязной водой и младенца, отбросив прощение, неосуждение, жизнь по заповедям Христовым, по духу Евангелия, смирение, покаяние, любовь к Господу, любовь к ближнему… Да что ты там бормочешь?! Ты меня лучше послушал бы! Был бы ты хоть вполовину таким, какого из себя возомнил, — на пушечный выстрел к тебе бы не подошёл, и всего этого не рассказывал бы. Так что, брат, на себя сам пеняй. Свечку он, видите ли, поставит. А потом — то от чёрной кошки, как от огня, шарахается, то наговорами бородавки лечит, то по картам будущее узнать хочет или у стихий и духов помощи испрашивает. Ты и правда не понимаешь разницы между пророком и предсказателем? Пророк — это не тот, кто просто видит будущее и может предсказать, с кем в следующий раз пойдёт на сеновал жена мельника. Это — тот, кто слышит и доносит до людей Глас Божий. И нет пророка без праведности, без смирения, без жизни по заповедям. Тот, кто считает сам себя святым, не свят; кто считает сам праведным — не праведен. Несовместима праведность с хвастливостью, кичливостью, зазнайством. Пророк не упивается ощущением собственного могущества и понимает, что всё благое, что есть в нём, — от Бога. Он не жаждет ощущать в себе силу творить чудеса, внушающие страх и трепет людям, ощущая от этого превосходство над остальными. Не совершаются чудеса Божьи по прихоти человеческой. Напротив — святому все свои гнилые язвы ведомы, он скорее поверит в то, что все спасутся, кроме него, чем возомнит себя лучше других людей. И святость дана ему не по заслугам, а лишь по милости Божьей. Неужели ты и правда не понимаешь, что Создателю нет необходимости в том, чтобы ты приходил ночью на кладбище, брал землю с могилы и кукарекал, глядя на звёзды, чтоб отвести от себя порчу? Цель религии — восстановление нарушенной связи с Богом. Без любви и без подвига, в котором выражена эта любовь, эта цель недостижима. Цель колдовства — добиться чего-то для себя лично. И не важно, кажется ли результат полезным, а ритуал — безвредным: на самом деле польза и вред тут просто могут быть неочевидными для того, кто губит свою душу в погоне за мнимым и видимым благом. Любая сила имеет свой источник и не существует сама по себе. Если же сила не от Бога, то как она может быть благой? Магия, книги о которой ты так любишь, знаки и символы, которые ты считаешь влияющими на судьбы, зелья, которыми ты интересовался, часами пропадая у алхимика, — всё это работает лишь потому, что в это верят многие люди; а за всем этим стоим мы, чтобы поддерживать в них эту веру и отводить от Бога. И дело вовсе не в том, работает это или не работает, сбывается предсказание или не сбывается, проходит бородавка или не проходит: мы можем прилагать немалые усилия, чтобы укреплять чужую веру, но мы не всесильны. Однако уже сам факт того, что ты нам доверился, — делает тебя нашим должником. Ты считаешь себя христианином, но ты христианин лишь по имени. На самом же деле, по своим фактически взглядам, поступкам и убеждениям — ты самый обыкновенный язычник… — скрежетливым, убийственным для слуха голосом выдал призрак.

Вы тщетно пытаетесь сохранять невозмутимость, целиком и полностью сосредоточившись на молитве, но всё-таки бесовские слова Вас задевают.

Вы прекрасно осознаёте, что проклятая нечисть всеми силами пытается вывести Вас из равновесия, чтобы, как минимум, обречь на гибель Вашу плоть, а по возможности — и душу.

Но, вместе с тем, Вы с сожалением понимаете, что, несмотря на всю ложь, клевету и оскорбления, его изобличающая речь не такая уж и беспочвенная.

Осознавая, что это морок, Вы нехотя начинаете вспоминать те советы, которые ранее вычитали в трактатах по демонологии…

Пришло время испытать свой Героизм! Бросьте кость; и в случае, если выпадет «6», — Вы выдержали проверку и можете возвращаться обратно на тот параграф, с которого перешли сюда (снова идти сюда не нужно).

Снизить сложность проверки можно, вкладывая пункты Героизма (т.е. потратите один пункт героизма — бросок будет удачным не только при «6», но и при «5», потратите два пункта — будет удачным при «4», «5» и «6», потратите три пункта — при «3», «4», «5» и «6», и так — хоть до полного отсутствия необходимости совершать бросок). Если бросок провален, — 182

63

Узкие улочки вымощены грубыми камнями. То здесь, то там снуёт местная шпана, а это значит, что нужно держать ухо востро.

Если Вы наблюдательный, то всё прекрасно, а если рассеянный, то выдерживайте проверку, либо лишитесь своих денег (если они у Вас есть) или какого-нибудь предмета, записанного в листе персонажа (если у Вас таковые имеются).

Если же Вы не обладаете данными качествами, то бросьте две игральные кости, и если сумма значений равна или меньше «6» — Вас обокрали, если равна или больше «7» — Вы были бдительны и всё обошлось.

На одной из дорог встретились две телеги: никто не хочет уступать, воздух наполняется бранью. Из распахнувшегося за Вашей спиной окна выплёскиваются помои. И если бы не разница в считанные мгновения, они были бы прямо на Вас.

А нищему бродяге повезло куда меньше Вашего. Скулящая собака прихрамывает, держа на весу перебитую лапу, и поднимает на Вас грустный взгляд, но Вы ничем не можете облегчить её страдания.

В этот самый момент Вас окликает седой морщинистый старик. Но в стоящем вокруг гаме Вы попросту его не услышали, тем более что Вас разделяет некоторое расстояние. Охая, он из последних сил, неуклюже и грузно, старается Вас догнать, продолжая обращаться по имени, а Вы…

— Не слышите его, потому что тугоухий (если у Вас плохой слух — выбирайте этот вариант или выдерживайте проверку) — 58

— Наконец расслышали его и остановились — 318

64

Вы знали, что помимо официальных властей, в этом мире существуют те, кого зачастую показательно не ставят в грош. Но на деле — опасаются, и вынуждены с ними считаться.

Воры, нищие, проститутки, всевозможный городской сброд занимает свою нишу в городской прослойке, и эта ниша тоже имеет свою иерархию.

Королевство в королевстве, которым правит свой король — Крысиный Король, без ведома которого здесь не происходит никаких мало-мальски важных дел.

К нему обращаются все гонимые, несчастные и обездоленные, предлагая свои услуги в обмен на его покровительство. Вот только что Вы, преследуемый властями преступник (наживший проблемы на свою голову), можете ему предложить и в каких отношениях Вы находитесь с его людьми?

Если у Вас записано «враг попрошаек», это означает, что, скорее всего, Крысиный Король не только Вам не поможет, но ещё и накажет, и это вопрос, что было бы для Вас лучше — попасться в руки ему или городской страже.

Если это так, возвращайтесь на параграф, с которого пришли.

Если же Вы не успели поссориться с теми, кому он покровительствует, переходите на параграф 455

65

Сказано — сделано. Вот только что именно Вы собираетесь исполнить для своих безумных друзей, и прочих, кому посчастливится Вас услышать?

— Песню о том, как в поединке сошлись два рыцаря: Белый Рыцарь, считавший, что его Белая Дама — прекраснее всех женщин на свете, и Голубой Рыцарь, считавший, что самая прекрасная дама на свете — это он сам — 459

— Песню о том, как иногда можно презирать союзников и уважать врагов, и о том, как Саладин носил траур по Ричарду Львиное Сердце — 456

— Песню о том, хорошо быть безумцем в этом безумном мире, и о том, что даже обезумевший человек может быть праведным — 461

66

— Ну, чего тебе ещё от меня надо? — подняв усталый взгляд, совмещающий в себе сочувствие к Вам и к себе, вздохнул молодой послушник.

Только что он уложил в постель одного из Ваших собратьев по болезни: несчастного, который, казалось, окончательно утратил всякую связь с реальностью и теперь живёт один в своём воображаемом мире.

— Попросить разрешения почитать — 460

— Попросить разрешения погулять — 457

— Попросить разрешения спеть и сплясать — 244

67

— Да ну? А мы тут все прям, знаешь ли, такие книгочеи, что нам позарез такие нужны. Без грамоты ведь ни милостыню не подадут, ни куском хлеба не накормят. Самое полезное умение на улице, — с издёвкой отвечали Вам попрошайки.

— Ну, полно вам, — властным жестом заставил их замолчать косматый хмырь, приходившийся здесь за старшего. — Это уже не смешно. А тебе бы, в самом деле, раз уж, «ваша милость», грамоте обучен, — пойти бы да пристроиться в дом к какому-нибудь почтенному господину. Будешь обучать его детей, или поможешь вести дела… Хотя, в принципе, познакомил бы я тебя с одним хорошим человеком.

— Ага, «хорошие люди» с такими, как ты, не якшаются, — сплюнув на землю, заметил толстый стражник.

Как быть?

— Пойдёте знакомиться с «хорошим человеком» — 13

— Или решите, что лучше и в самом деле пойти своей дорогой — 88

68

Прекрасно! И чем же именно Вы решаете удивить этих голодранцев?

— Сделать кувырок назад, переходящий в шпагат — 187

— Сделать пару кувырков вперёд — 205

— Продемонстрировать обычное «колесо» — 96

69

Теоретически Вы можете осуществить задуманное. Но в такого рода экспериментах одного мастерства может быть недостаточно. Если Вы везучий, переходите на параграф 170, если нет, то на параграф 152.

70

Говорят, что это случилось на самом деле. Когда и где конкретно — большой вопрос. Так это или не так — доподлинно не известно, но, в принципе, эта история, как Вам кажется, вполне могла быть правдой.

Однажды один Ваш собрат-шут умудрился чем-то разозлить своего короля и был приговорён к смертной казни.

Конечно, казнить шутов было делом нелепым и позорным — так можно было выставить себя посмешищем перед собственной знатью и другими монархами. И, тем не менее, подобные примеры, пусть и крайне редко, но всё-таки имели место быть.

Руки шуту было решено не завязывать, чтобы посмотреть, как долго он сможет продержаться, если схватится за верёвку. И вот, когда на шее несчастного уже затягивалась петля, — он вылупил глаза и прохрипел:

— Ваше Величество! Ваше Величество! Дайте сказать слово!

— Чего тебе?! — на миг приостановив казнь и знаком велев палачу попридержать шута за ноги, сурово спросил монарх.

— Ваше Величество! В минуты скорой смерти наш разум работает с утроенной силой и иногда творит чудеса! Я только что совершил невероятное открытие! Будет жалко, если оно пропадёт вместе со мной! Пожалуйста, спустите меня на землю и дайте поделиться моими знаниями с целым миром! — с совершенно серьёзным видом попросил несчастный. — Ваше Величество, ну куда я отсюда денусь?!

Кивнув, король велел спустить шута на землю и, приказав тому приблизиться, потребовал дать объяснение:

— Ну, так и что же ты там открыл?

— Ваше Величество, — переводя дыхание и потирая покрасневшую шею, произнёс шут. — Я обнаружил, что там наверху… Дышать нечем!

Через мгновение — король забился в конвульсиях от хохота, а следом за ним — и вся придворная знать. Разумеется, шут был помилован и вернулся ко двору, начав жить даже лучше, чем прежде.

 

Неплохая история, в самом деле. Ваше Шутовство увеличилось на 1 пункт!

Ладно, теперь нужно придумать, как выбираться из сложившейся ситуации — 119

71

Известная песня раззадорила Вас и прибавила веселья. Так держать! Шутовство и Вдохновение увеличились на 1 пункт!

Переходите на параграф 119

72

Определившись, Вы только успеваете сделать несколько шагов в выбранном направлении, как дорогу перебегает чёрная кошка. Если Вы суеверный — возвращайтесь на тот параграф, с которого пришли, и выбирайте иной вариант, или выдерживайте проверку, а если нет — переходите на 458

73

— Мы пойдём через грот. Так короче, — после некоторых раздумий наконец сообщаете Вы. — Будет лучше всего, если со мной пойдут те, кто умеет плавать. Конечно, риск есть, но это — самый быстрый и прямой путь из тех, что мне сейчас приходят на ум.

— Тебе решать, — сложив пальцы домиком, заметил Крысиный Король. — Но смотри, если мои ребята там полягут и ты задумал какую-нибудь глупость… Скажем, смыться с чужой долей или донести на нас, в надежде вымолить королевское прощение… Ну, в общем, ты понял…

Да уж, понятнее некуда. Следуйте на параграф 462

74

— Какие вопросы?! — усмехаетесь Вы. — Где ты раньше был?!

— Сразу видно — наш человек! — замечаете Вы себе же в ответ и, оценив обстановку, продолжаете. — Так, если мы будем вести себя тихо, эти сумасшедшие нас не выдадут. А вот послушник… Не знаю, может быть, скажем ему, что собираемся пойти в отхожее место, или ещё куда-нибудь, а сами невзначай наведаемся в погребок?

— Обратитесь к послушнику (утратив фактор внезапности) — 463

— Или постараетесь тихо и незаметно слинять, не привлекая к себе внимание — 467

75

Вы не намерены бросать других пленников на произвол судьбы. Конечно, Вы не сможете ручаться за каждого, кто является невинной жертвой, а кто — законченным негодяем, заслуженно отбывающим своё заключение. Но, по крайней мере, в невиновности некоторых Вы точно можете быть уверены. Прямо сейчас Вы не в состоянии им помочь, но обязательно собираетесь вернуться и вызволить их, как только представится возможность.

А теперь — движимый праведным гневом — бросьте кость и прибавьте выпавшее число к значению Героизма.

Переходите на параграф 402

76

Разумное решение, в котором не было ничего малодушного, — просто иной раз нужно трезво оценивать обстоятельства и возможности. Но, как бы то ни было, сегодня Вы действуете несколько неуверенно и непоследовательно, колеблетесь и сомневаетесь, — что, в общем-то, вполне можно понять и простить, учитывая положение дел.

Крутиться здесь и дальше у ворот может быть просто небезопасно: вряд ли кто-то проявит здесь к Вам сострадание или придёт на выручку, а вот проблем доставит за милую душу, значит — нужно уходить. Но, так или иначе, вам нужен примерный план, хотя бы на ближайшее будущее.

— Подобрать с земли музыкальные инструменты — 32

— Пойти своей дорогой — 88

77

Нет, ну что ты будешь делать! Прямо стая стервятников, а не люди! Стоило Вам только показать деньги, как никто уже и не слушал, что Вы там заливаете про фокусы с монеткой.

Толпа жадных до денег христарадников налетела на Вас, будто бы саранча, готовая смести всё на своём пути, но в этом море, как оказалось, плавали рыбки и покрупнее.

Спешно отогнав их древками своих алебард (а кому-то даже пришлось очень больно, судя по крикам, выбитым зубам, сломанным носам и пролившейся крови — с голодранцами стражники не церемонились), — королевские стражи не на шутку возмутились тому факту, что Вы утаили от них добро, которое они не обнаружили при обыске.

Наваляв Вам по первое число, они забрали все Ваши кровные себе. В ответ на Ваше возмущение, Вы получили очередную порцию ударов, и в этот раз уже лишились сознания, а придя в себя — обнаружили, что лежите один посреди холодной и грязной дороги.

Ну что за изверги?!

Вы теряете 1 пункт Шутовства!

Впрочем, делать нечего. Слезами горю не поможешь, нужно решать, как быть дальше.

— Пойдёте в таверну — 131

— Направитесь к казармам — 206

— Пойдёте в церковь — 188

— Решите покинуть город — 142

— Отправитесь на городскую площадь — 297

— Прогуляетесь по окрестностям без определённых целей, надеясь, что Вас внезапно посетят умные мысли — 419

— Направитесь в порт — 161

— А если Вы предусмотрительны — 421

78

Сложно сказать, чем завершится такая задумка. Конечно, попробовать можно, но за последствия Вы не ручаетесь.

Много лет назад Вы делали что-то подобное, но уже долгие годы не повторяли подобных трюков. В конце концов, и возраст уже не тот.

Словом, если Вы везучий, переходите на параграф 102, а если нет, на параграф 228

79

До этих пор аркебузир, находившийся на стене, не смел выстрелить, боясь задеть товарищей.

Теперь же, когда те лежали убитые у Ваших ног, а сам убийца неподвижно стоял и переводил дыхание, гвардейцу не составило труда навести своё оружие на цель и произвести залп.

Облако сизого дыма на миг окутало стрелявшего и вскоре развеялось на ветру.

Новый день был в самом разгаре, но пара стражников и старый шут уже этого не видели. Они лежали втроём на сырой земле у ворот королевского замка, к которым спешно, но с запозданием бежал отряд гвардейцев с алебардами…

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

80

Выстрел был метким, к чести стоявшего на стене стрелка. Дым ещё не успел развеяться, а старый шут — уже распластался на земле возле трупов убитых им людей, продолжая стискивать древко треклятой алебарды.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияПереходите на параграф «0».

81

Вы просто сидите и бездействуете, в то время как призрак неторопливо приближается к Вам, обжигая леденящим потусторонним холодом.

Спустя некоторое время стражник, совершающий обход, обнаружит на полу распластанное в неестественной позе тело старого шута.

Это вызовет у него чувство сожаления, но не сострадания; ведь он проиграл деньги, поставив на то, что шут протянет несколько дольше.

Впрочем, он не удивлён — недаром же камера, в которую Вас бросили, пользуется в этих стенах дурной славой.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

82

Решив, что серьёзная встряска — это то, что так необходимо в данный момент Вашим извилинам, Вы вспоминаете наиболее сложные из известных Вам загадок, отложенные в долгий ящик.

Они должны помочь, как минимум, убить время, перевести дух, побороть уныние и заставить измученные тоской и переживаниями мозги работать в полную силу.

А возможно — ещё и дельные мысли придут.

В связи с этим Вам вспоминаются знаменитые поэтические «Загадки» («Aenigmata») Альдхельма, написанные им в VII веке.

Вообще Альдхельм, человек, свободно владевший несколькими языками, обладавший глубокими разносторонними интересами и редчайшим образованием для своего времени, был составителем множества житий святых, автором «Похвалы Девственности», написанной в прозе, с приведением примеров из Библии и житий святых и прочих типично-монастырских трудов, посвящённых христианской аскезе.

Но так уж сложилось, что куда большую известность в обрели его знаменитые «Загадки», проникнутые духом англосаксонской поэзии.

Аналогичным образом, к примеру, небезызвестный Эразм Роттердамский, не принявший Реформации (но при этом прозванный «князем гуманистов») вошёл в историю не столько благодаря своим многочисленным серьёзным трактам, сколько благодаря «Похвале глупости». Написанной им от нечего делать во время утомительной поездки, и воспринимаемой самим автором как не более, чем безделица.

Разумеется, за долгие годы, проведённые в королевском замке, Вы не только посещали королевскую библиотеку и читали эти труды, но даже и перечитывали.

Итак, настроившись на серьёзный лад, Вы выбираете…

— Пару загадок на латыни — 132

— Серию загадок — 219

83

Пребывая мыслями и чувствами в событиях последних часов, Вы желаете хоть немного отогнать от себя грусть и тоску.

С этой целью Вы и забредаете в небольшой городской садик. Не такой красивый, как те, что окружают непосредственно сам замок, но всё-таки достаточно милый. Потому что он находится не где-нибудь на окраине, а в сравнительно приличной части столицы.

В центре журчит небольшой фонтанчик в виде ангела, приглашающего всех жаждущих испить из его чаши. Щебечет мелкая птичья дрянь. Чей-то конь жуёт траву в неположенном месте (впрочем, это не Ваше дело, и не Ваши проблемы).

Кругом благоухают живописные кусты, дополняющие достаточно скромный, но всё-таки милый пейзаж. Здесь же, прямо в кустах, стоит клавесин, потому что роялей в шестнадцатом веке ещё не существовало.

Эх, лепота! Солнышко ещё высоко, и Вы решаете…

— Немного поиграть на клавесине (если умеете музицировать) — 35

— Пойти к лошадке — 57

— Попить водички из фонтанчика — 311

84

— С чего бы это мне тебе верить? — сурово и с недоверием спрашиваете Вы, готовясь при малейшей необходимости обрушить на нечестивца праведный гнев.

— Это не настоящие рога! Они снимаются вместе с шапкой. Вот, видишь? На мне грим. Просто мне уже скоро играть. Вообще я знаю, что не должен был появляться до представления в таком виде, но просто у меня не было выхода, — наблюдая за тем, что пусть Вы по-прежнему смотрите на него с подозрением, но, во всяком случае, даёте объясниться, — он перевёл дыхание и продолжил: — У нас в последний момент захворал актёр, и мы вынуждены в последний момент искать любого, кто его заменит. Я просто услышал музыку и забрёл сюда… Кстати, а ты не мог бы помочь? Мы заплатим тебе, не волнуйся.

— Что, прям вот так вот, в последний момент? А роль? А слова? А сценарий? — недоверчиво покривившись, резонно замечаете Вы.

— У тебя будет роль без слов. Тебе главное будет присутствовать на месте, а там уж мы тебя поведём и обо всём позаботимся, — опершись о трезубец, лукаво заверил незнакомец.

— На Ваш взгляд — всё это сомнительно, и Вы не желаете принимать участие в авантюре — 63

— С другой стороны, а почему бы и нет? Что Вы теряете? Не съедят же Вас, в конце концов, а играть роль Вам не впервой — 450

85

Разумеется, Вы не вчера родились и уже давно понимали, к чему всё идёт.

Поэтому потеря должности придворного шута (со всеми вытекающими последствиями) стала для Вас внезапной, но не неожиданной.

Вы не знали точного дня, но прекрасно понимали, что он наступит, и принимали меры.

Явившись на постоялый двор, Вы встретились с надёжным человеком, которому было заплачено наперёд, чтобы он сохранил до Вашего прихода кое-какие вещи.

Если у Вас записано «Набожность», Вы находите бережно завёрнутую «Библию» и вишнёвые лакированные чётки. Вы истово молитесь, прося Господа спасти и сохранить Вас и дать силы преодолеть все трудности. Вы получаете +10 пунктов Вдохновения и +10 пунктов Героизма!

Если у Вас записано «Верховая езда», в конюшне Вас ожидает верный скакун по кличке Тибальт. Можно в его седельную сумку положить разные вещи, а что-то приторочить к седлу.

Если у Вас записано «Суеверие», Вас дожидаются кроличья лапка, оберег и подкова. Глупость, конечно (как всегда говорил Ваш отец, подкова помогает, но только если подковать её и пахать), но Вы чувствуете себя увереннее. Добавьте +3 пункта Вдохновения!

Если у Вас записано «Похоть», у Вас остались мемуарысо списком Ваших любовных похождений и именами любовниц. Возможно, она может быть Вам полезна. Хотя — как знать.

Если у Вас записано «Старые счёты», у Вас припасена пачка писем, компрометирующая некоторых из Ваших старых врагов. Компромат можно использовать в своих интересах, но, во-первых, это непорядочно, а во-вторых, это опасно.

Если у Вас записано «Пьянство», у Вас заначена старая добрая фляга, которую Вы тотчас же приговариваете (добавьте +1 пункт Вдохновения!), отмечая свою предусмотрительность.

Если у Вас записано «Забывчивость», Вы обнаруживаете узелок, который Вы завязали на память, но не можете вспомнить, зачем.

Ах да, Вы вспомнили самые забавные свои шутки, которые дико веселили короля, когда Вы были молоды.

Ну надо же, столько лет прошло, наверное сорок, или даже больше, Вы уже и позабыть всё успели! Может быть узелок был не для этого, но Вы вспомнили именно это. Добавьте +1 пункт к Шутовству!

Если у Вас записано «Алчность», Вы обнаруживаете драгоценности, которые стяжали честным (и не очень) путём за годы придворной жизни.

В разных землях ходят разные монеты, а драгоценности принимаются везде.

Если у Вас записано «Сумасшествие», тут есть небольшая подушечка, к уголку которой пришита петушиная голова.

Вы помните, как самостоятельно её изготовили, но не можете внятно объяснить, почему и зачем.

Вы пожимаете плечами и начинаете бить ей со всей дурипо стульям, столу, кровати и стенам, и когда подушка оказывается изорванной в пух и прах, — на Вас нисходит удовлетворение. Вы получаете +1 пункт Вдохновения!

А если даже у Вас ничего не записано, то в любом случае тут запасена шкатулочка, к которой у Вас был ключик, который Вы носили при себе в потайном кармане.

И в этой шкатулочке Вы находите 2000 монет.

Среди Ваших вещей есть секретные документыс государственными тайнами, которые может быть сейчас и не очень актуальны, но могли бы заинтересовать некоторых лиц…

Разобрались со всем этим? Тогда переходите на 519 параграф.

86

Разумеется, Вы знаете немало историй и баек, и хотя Ваши мысли сейчас путаются, а тревога от пережитого ещё не до конца Вас покинула, — Вы собираете всю волю в кулак и вспоминаете…

— Байку об индульгенции и разбойниках — 34

— Байку о рыцаре и простолюдине — 20

— Байку о пьяном монахе и ослике — 154

— Байку о рыбаке и грамматике — 47

— Байку про шута и виселицу — 70

— Байку про шута и Смерть — 174

— Байка про разницу между шутом и дураком — 15

87

Ну что ж, загадка такова: во дворце обитает сто вельмож; при этом известно, что, по крайней мере, один из них — порядочный человек (да, как ни странно, но бывает и такое!) и в то же самое время из любой произвольно выбранной пары — по меньшей мере один вельможа точно будет продажным.

Вопрос: сколько продажных и порядочных вельмож всего проживает во дворце?

Подумайте хорошенечко, не делайте поспешных выводов, уловите подвох — и тогда можете смело переходить на параграф 227, чтобы проверить правдивость своей догадки.

88

Что ж, проигранное сражение — ещё не означает проигранную войну. Может быть, Вас даже и изгнали прочь, лишив всего, начиная с доброго имени и заканчивая местом при дворе.

Разрушили в одночасье Вашу устоявшуюся жизнь (по причине того, что Вы не стали лицемерить и прогибаться под новой властью). И с тех пор унижения и злоключения только лишь продолжаются.

Но Вы уверены, что это — временно.

Вы скорее склонны считать себя положительным персонажем в данной истории. Стало быть, успех обязательно будет на Вашей стороне, а все невзгоды — всего лишь призваны усилить драматический эффект.

Вы понимаете, что кругом сейчас ведутся братоубийственные войны, народ умирает от голода и чумы, клятвы и обещания ничего не стоят, и, в общем-то, даже шутам стало совсем не до шуток.

Но опустить руки и страдать, терзаясь от того, что всё так плохо, тоже не выход.

Вы переживаете за свою страну. Но сначала Вы хотя бы должны решить вопрос своего собственного выживания. Нужно обрести кров, пропитание, решить насущные проблемы.

Нужно взбодриться, обрести стимул к жизни — 83

89

Ша! Всё схвачено! Не будь Вы таким предусмотрительным — очевидно, не дожили бы до своих лет, что само по себе удаётся немногим.

На протяжении многих лет Вы, по доброте душевной ли или исходя из практического расчета, оказывали услуги тем или иным людям, помогали им с их бедами и проблемами, удовлетворяли их просьбы по мере возможностей, используя все доступные Вам при дворе рычаги влияния.

Таким образом, Вы нажили себе не только врагов, но и друзей или, если быть откровенным, пусть не друзей, и даже не приятелей, но, во всяком случае, должников.

Само собой, многие люди готовы стелиться, когда им нужно что-то от Вас, и не подадут Вам руки, если Вам будет что-то нужно от них, но не все же кругом — неблагодарные свиньи. Даже и в такие времена встречаются порядочные люди.

Итак, пораскинув мозгами, Вы решили искать помощи у…

— Авикдора, старого еврея-ростовщика, чью семью Вы некогда защитили от гонений и расправы — 309

— Беренгария, монаха, некогда обвинённого по ложному доносу в краже церковного имущества — 349

— Герарда, благородного купца, спасённого Вами от разорения — 314

— Лагота, капитана городской стражи, которого Вы спасли от бесчестия, оплатив его карточный долг — 364

— Эддрика, мастера-ремесленника из цеха аптекарей, которому именно Вы в своё время помогли осесть в городе, заплатить членский взнос и открыть своё дело — 351

90

Не спросив у кого-либо разрешения, Вы начинаете прыгать, плясать и пританцовывать на радость своим приятелям.

Вылупив безумные глаза и разинув рты, из которых вскоре потекли слюни, они начали радостно гыгыкать и хихикать, топая ногами, хлопая в ладоши, а кто-то припустился в пляс с Вами.

Героизм и Шутовство возросли на пункт, а если Вы обучены танцевать — то на два! Также Вы получаете пункт Вдохновения!

Вот только дежурным это всё ужасно не понравилось.

Несчастных психов вскоре утихомирили. А Вас, как зачинщика всего этого безобразия, временно изолировали от остальных, закрыв на засов в небольшом помещении для смутьянов и дебоширов.

Чтобы Вы как следует подумали о своём поведении.

Конечно, с сумасшедшего — и взятки гладки. Поэтому ни у кого не поднимается рука наказать Вас всерьёз. Тем более, что за всё время Вы не совершали ничего дикого и жестокого. Никого не избили. Ничего не сломали. И пусть и не были паинькой, в целом вели себя хорошо.

Но все понимают, что Вы не настолько обезумели, чтобы совершенно не отдавать себе отчёта в своих действиях, поэтому поддаётесь воспитанию.

Во всяком случае, так им хочется думать — 464

91

Да, Вы не одиноки в своей беде, и у Вас подобралась впечатляющая компания! Да кого здесь только нет!

Фома Аквинский, Готфрид Бульонский, Бернар Клервоский, Франциск Ассизский, Екатерина Сиенская (внушительного роста и с бородой), Ансельм Кентерберийский, Ричард Львиное Сердце, Данте Алигьери, Саллах-ад-дин и Авиценна — и это только часть Ваших товарищей!

Впрочем, здесь обитают не только люди, но также петухи, собаки, коровы, свиньи, драконы, и великаны. И даже морские кракены! А один вот заверяет, что он — хворост! И ему — нужно в костёр!

Говорят, жил когда-то на свете один безумец, считавший себя зерном. Ему объяснили, что он человек, и бедолага даже поверил. Но всё равно не мог выйти во двор. Потому что петух-то не знал, что он — не зерно, а человек!

А был другой безумец. Он был уверен, что сделан из хрусталя. И очень боялся, что оступится и разобьётся. Однажды, его специально толкнули, чтобы убедить в обратном. А он упал — и умер.

О чём это Вы?! Ах, да! Вы — душа компании — любите веселить и радовать своих друзей. В этот день Вы, как обычно, говорите ни о чём и обо всём. Мысль начинается с чего-то одного, переходит на второе, перескакивает на третье и завершается четвёртым, которое, в свою очередь, никоим образом не проистекает из первого…

Вы чувствуете, что Вас немного заносит, но Вам всё равно. Это привычное дело. В какой-то момент Вы понимаете, что на самом деле Вы…

— И есть настоящий король, и обязаны вернуть себе то, что принадлежит Вам по праву — 108

— Женщина, да ещё и беременная — 126

— Великий провидец и должны донести свои видения до народа — 144

— Гуго де Пейн, и должны отправляться в Палестину воевать с сарацинами — 162

— Сэр Галахад, и Вам пора отправляться на поиски Священного Грааля — 180

92

Платье мое безгласно,

Пока я по земле ступаю,

Пока я тревожу воды,

Пребываю в селеньях;

Но над краем героев

Порой меня возносят

Белые мои доспехи

И поднебесный воздух, —

И тут я улетаю,

Тучами увлекаемый,

Прочь от земного народа,

И наряд мой белый

Звучным и певучим

Звоном полнится,

Чистым звучаньем,

Когда я разлучаюсь,

С водой и с берегом,

Дух блуждающий…

Кто я?

 

Подумайте как следует и, угадав, — переходите на параграф 183

93

Что ж, фокус, как известно, фокусу рознь. Некоторые могут быть непонятны простолюдинам или не особенно интересны, а какие-то пройдут, что называется, «на ура».

— Если у Вас есть стеклянные шарики, можете показать трюк с ними — 26

— Если у Вас есть колода карт, можете развлечь публику карточным фокусом — 51

— Если у Вас есть деньги, можете показать трюк с монеткой (вот только стоит ли светить свои кровные перед этим сборищем — ещё вопрос) — 77

— А если у Вас нет никакого реквизита, можете продемонстрировать им классический фокус с исчезновением большого пальца — 101

94

Да уж. Эту песню явно не назвать весёлой и бодрящей, но, всё-таки, так или иначе, она на какое-то время заняла Ваше внимание, позволив отвлечься от дурных мыслей и недавних событий.

Ладно, теперь, когда мысли чуток прояснились и паника отступила, — нужно сообразить, что делать дальше — 119

95

Подобные районы никогда не отличались особой опрятностью. Да и в целом, были наиболее неспокойными и опасными в городе.

Человека здесь могли зарезать буквально за медный грош, на фоне чего драки и кражи смотрелись чем-то совершенно незначительным.

Тут же ошивались и самые дешёвые продажные девки, готовые наградить любого желающего цветком из букета Венеры.

Люди здесь жили фактически друг у друга на головах, застроек было много, пространства между ними — мало, а улицы были залиты помоями.

И если горожане высокого и среднего достатка имели поля и пастбища, сады и огороды за городской чертой, то здесь — лишь изредка кто-то содержал кур и уток, а также мелкий скот (свиней, овец и коз) прямо в городе, где животные поедали мусор, остатки пищи и нечистоты, в изобилии встречавшиеся вокруг.

В подобных местах было проще всего укрыться от преследования властей, и хотя городская стража периодически проводила здесь свои рейды и даже кого-то задерживала, — по факту, это мало на что влияет.

С таким же успехом можно пытаться высветить ночь при помощи свечи.

Кто-то из стражников куплен, кто-то запуган, как правило — и то и другое сразу, поэтому перед облавами нужные люди всегда в курсе.

Одна из немногих вещей, на которые стражники не будут закрывать глаза при случае, — это убийство стражников.

Но, так или иначе, спасаться здесь от преследования — это как бросаться из огня да в полымя: уйдёшь от одних, при этом всего лишь нарвавшись на других.

Успокаивая себя мыслью о том, что Вы — главный герой произведения и, стало быть, с Вами не должно случиться ничего плохого или, во всяком случае, непоправимого (а если и так — всегда можно будет всё переиграть), — Вы с некоторым волнением идёте по выбранному пути.

— Ох… Это ж сколько мне ещё предстоит топать и топать до финала? — посмотрев на номер страницы и толщину оставшейся книги, прикидываете Вы, сделав неутешительные выводы. Но Ваши размышления неожиданно и грубо прерываются.

— Сударь, у Вас очень дерзкий вид, не находите? Откуда Вы прибыли в наши края? Не найдётся ли при Вас горсти жалких грошей для помощи бедняку, или же Вы сильно поиздержались в дороге? А если я вдруг обнаружу в Вашем кошеле чеканное серебро или даже золото? Извольте сию же минуту объясниться! — произносит скромно, но достаточно опрятно одетый субъект в дорожном плаще и полумаске, внезапно преградивший Вам путь. В руках он сжимает кинжал и шпагу.

— Отдать ему все деньги и вещи (если они у Вас есть и записаны на листе персонажа; если вы малодушны, то обязаны выбрать этот вариант или выдержать проверку) — 465

— Не давать ему никаких денег, но навешать вместо этого тумаков (если Вы вспыльчивы — Вы обязаны выбрать этот вариант или выдержать проверку; если же Вы малодушны, Вы не можете выбрать этот вариант, если не выдержите проверку) — 468

— Закричать: «Караул! Стража! Грабят! Убивают!» — 472

— Заявить: «Предупреждаю! У меня — пистолет! Не с собой… Но — есть!» — 475

— А если Вы наблюдательны — 390

96

— Ну-у… Так любой дурак умеет, — не делая скидку на Ваш преклонный возраст, разочарованно ворчит лидер оборванцев. Его товарищи ворчат, свистят и улюлюкают. Но — не кидают камнями и грязью, и за то уже спасибо.

Ладно, шут с ними. Вернее, шут и без них прекрасно обойдётся. Здесь, судя по всему, ловить больше нечего, публика собралась не самая почтенная, и ваше мастерство не сумеют оценить по достоинству.

И всё-таки Вам немного обидно. Что ж, потопаем отсюда.

Шутовство понизилось на 1 пункт!

Может быть в кабаке публика получше? — 36

97

— Вы ещё за это ответите! — предупреждаете Вы, стреляя в стражников убийственным взглядом.

Быть может, Вас и лишили всех материальных благ и внешнего благополучия, но при Вас по-прежнему сохранились честь и достоинство дворянина, мужество и…

Болезненный удар древком копья сбивает Вас, пожилого человека, с ног. Пара верзил нависает над Вами. В какой-то момент Вы ожидаете, что вскоре на Вас обрушится град ударов. Но вместо этого Вам говорят:

— У, какие мы страшные… Ну что, больше не петушимся?

— Если Вас переполняют обида и гнев, можете попытаться дать отпор негодяям (что, вероятно, будет несколько затруднительно, но, тем не менее, разве это удержит Вас?) — 24

— Или же Вы можете стиснуть зубы и попытаться встать, когда восстановите силы — 10

98

— Шахта, — после долгих раздумий произносите Вы. — Хотел бы я, чтобы можно было поступить иначе, но, боюсь, это — самый оптимальный вариант.

Она закрыта и не используется после участившихся обвалов, поэтому мы сможем без проблем зайти таким маршрутом: достаточно быстро, совершенно незаметно, и так же незаметно можно вынести таким же путём всё добро.

Другое дело, что шахта закрыта не просто так, и погибнуть под обвалом — вполне себе реальная угроза. Но там уже давно никого не бывало. Может быть, всё, что могло свалиться, — уже свалилось.

— В любом случае — тебе самому придётся идти тем путём, который ты выбрал, и рисковать собственной головой. Поэтому, если ты считаешь, что так будет лучше, — валяй. Я думаю, смельчаки-добровольцы найдутся, когда речь идёт о таких барышах. Но смотри, если ты решишь нас сдать или кинуть… то сильно пожалеешь, если тебя не погребёт под завалом, — пообещал Рикман.

Что ж, иного Вы и не ожидали — 466

99

Высокий стражник — суровый, хмурый и крепкий, ещё не старый, но уже и не молодой.

Толстяк — ухмыляющийся, неповоротливый и злорадный, однако вовсе не такой уж и увалень, каким кажется.

Вы знаете обоих в той мере, в какой придворный шут может знать придворных стражников.

Оба что-то знают и понимают в ратном деле: абы кого сюда всё-таки не нанимают, существует отбор. Оба презирают Вас и рады унизить, отыграться за свою многолетнюю зависть, подчеркнув собственное мнимое превосходство.

Вместе с тем они сильно недооценивают Вас, и это является их ошибкой, на которой можно сыграть. Другое дело — а стоит ли овчинка выделки?

Оба — моложе Вас не на одно десятилетие, и уже успели понюхать пороху. Возможно, задетая честь и стоит того, чтобы заехать в рыло невзирая на обстоятельства и последствия. Но ведь от Вас не оставят и мокрого места за нападение на королевских стражей.

Даже если и допустить невероятный вариант, что каким-то чудом Вы одолеете своей голой пяткой (образно выражаясь) двух мужчин с алебардами…

— Если Вы умеете сражаться, и полны решимости — 45

— Если не умеете, но всё равно собираетесь драться — 2

— Если всё-таки взвесите риски и передумаете — 76

100

О чём Вы вообще думали?! И, главное, чем?! Как бы то ни было, вы мчитесь прочь: главное сейчас уцелеть, остальное так, наживное.

Какое-то время Вы по инерции неслись с алебардой в руках, но вскоре поняли, что это сильно тормозит Вас и увеличивает риск.

Во-первых, с ними ходит только стража, в то время как в руках у постороннего человека она неизбежно привлечёт внимание и вызовет массу ненужных вопросов. Во-вторых, шут с алебардой — это уже само по себе смотрится…

Скажем так — слишком вызывающе…

Поэтому Вы и выбрасываете эту дуру к ежовой матери. Шут с ней. Вернее, без неё. Живым бы ноги унести! Да побыстрее!

— В Восточную часть города — 111

— В Западную часть города — 268

101

— Узрите величайший из фокусов всех времён и народов! — торжественно и пафосно произносите Вы, чтобы каждый из присутствующих мог по-настоящему проникнуться всей важностью и значимостью момента.

Обведя взглядом заинтригованную публику, Вы демонстрируете пятерню, продемонстрировав её всем и каждому, дабы зрители свободно убедились, что у Вас нигде не спрятано запасных пальцев: ни указательных, ни больших, ни мизинцев, ни с тыльной стороны ладони, ни на запястье, ни где-либо ещё.

Затем, Вы собираете пятерню в кулак и оттопыриваете большой палец, с серьёзным и даже несколько суровым видом показав его всем.

А после — прикрываете этот палец другой рукой, резко отдёргиваете её, и — бац — кто бы мог подумать! Пальца нет!

А где же он?!

Вы возвращаете руку на место и накрываете кулак. Резкое движение, и бац — палец снова на месте! Чудо из чудес! Невероятное мастерство! Восьмое чудо света!

Вот только почтенная публика почему-то не разделяет Ваш восторг. Вероятно, они назвали бы Ваш трюк банальным, безвкусным, неоправданно претенциозным, лишённым оригинальности, даже не вторичным, а третичным в творческом отношении, и попусту бездарным.

К добру или к худу, у них не такой обширный лексикон и куда более простая манера изъясняться. Но от этого — ничуть не менее обидная.

В Ваш адрес летят свист, улюлюканье и непристойные выражения. Впрочем, хорошо ещё не решили, что Вы попусту над ними издеваетесь, и не пустили в ход кулаки и камни.

Плебеи! Что с них взять?

Несколько поникший духом (Шутовство уменьшилось на 1 пункт!), но не сдавшийся на милость злого рока, Вы смело шагаете навстречу приключениям. И для начала, Ваш путь лежит в порт — 161

102

Есть! Получилось! Вы просто сами не верите!

Как будто одним махом помолодели лет, эдак, на тридцать, или даже на сорок. Правда, потом после этого, возможно, всё будет болеть. Но всё равно, оно того стоило. Наверное.

Сказать, что Вы произвели фурор, — это ничего не сказать.

Потому что мало кто в эти дни в состоянии продемонстрировать что-либо, даже отдалённо напоминающее Ваш трюк. С успехом приходит опыт, с опытом — уверенность.

Добавьте 2 пункта Шутовства, Героизма и Вдохновения!

— Я потрясён! — признаётся главный попрошайка и, по-свойски похлопав Вас по плечу, предлагает: — Вот что, мы можем провернуть с тобой такие дела… Но…

Покосившись на стражников, он повёл Вас в сторону:

— Пошли. Это лучше обсудить в другом месте…

Ну что ж, обсудим — 13

103

— Тише-тише. Всё позади, — принимая Вас в объятия, успокаивает монах, терпеливо ожидая, когда Вам станет легче.

Вам сложно сказать, когда Вы в последний раз испытывали нечто подобное: возможно, в детстве, когда, будучи маленьким ребёнком, обнимали маму или папу.

Монах, конечно, ненамного моложе Вас, но при таком огромном росте своего благодетеля Вам и правда в самую пору ощутить себя каким-то крохой.

— Пойдём, — произносит он наконец. — У нас впереди ещё масса дел и мало времени. Я ещё должен похлопотать за нескольких других узников, если получится, а ты — дождись меня в соборе.

Сразу видно, что человек занят делом и отвлекать его сейчас было бы неуместно. Ладно, в собор — так в собор — 401

104

— Учитывая то, что основной риск лежит на мне и ключевая роль во всех действиях — тоже моя, я полагаю, что достоин получить большую долю с навара, чем рядовые исполнители, — дерзко произносите Вы в тот момент, когда Ваш страх был пересилен Вашей же безразмерной скупостью.

Многие напряглись и нахмурились, кто-то даже схватился за оружие, но Крысиный Король властным жестом останавливает всех возмущённых.

— Ну, знаешь ли… — начинает он. — В конце концов, ты у нас пока, что называется, на испытательном сроке. А при вступлении в любой цех выплачивают взнос. Да и вообще, не слишком ли ты оборзел? Так, Годелот! Повесить…

Налетевшая свора заломила Ваши руки сзади, и, хотя Вы пытались всеми силами отбиваться, силы явно были неравны.

Вытащив Вас из зала и протащив вдоль мрачного коридора, Вас втиснули в мрачное грязное помещение.

Здесь, по-видимому, складировался всякий хлам, вроде плетёных корзин, пустых бочек и ящиков, сундуков, каких-то тряпок, и прочего мусора.

Трудяги добросовестно заготовили петлю пеньковой верёвки и притащили колченогий стул. Но когда петля уже собиралась затягиваться на Вашей шее, Годелот прикрикнул:

— Да за ноги повесить, идиоты!

Некоторое время Вы провисели вверх тормашками, ощущая, как кровь приливает к голове.

Для человека, который был не чужд некоторых трюков, с юности подолгу ходил на руках и стоял на голове, это было не так чтобы ужасно. Но всё-таки возраст…

Да и унизительно это всё.

Вы теряете 1 пункт Шутовства!

В конечном итоге верёвку срезали и Вы грохнулись на каменный пол, лишь чудом ничего себе не сломав.

Спустя некоторое время Вас также бесцеремонно притащили обратно в зал, поставив перед Рикманом.

— Ай-ай-ай. Больше так не делай, — поцокав языков и сурово пригрозив пальчиком, посоветовал он, продолжив: — А то в следующий раз повесят уже не за ноги.

Возвращайтесь на тот параграф, с которого пришли (снова переходить сюда не нужно).

105

Решив отвлечь ум от навязчивых неприятных мыслей, переключив его на решение посильной загадки, Вы выбираете…

— Шутливую загадку — 239

— Загадку на смекалку — 92

— Загадку на эрудицию — 300

106

— Pater noster, qui es in caelis, sanctificetur nomen tuum. Adveniat regnum tuum. Fiat voluntas tua, sicut in caelo et in terra. Panem nostrum quotidianum da nobis hodie, et dimitte nobis debita nostra sicut et nos dimittimus debitoribus nostris. Et ne nos inducas in tentationem, sed libera nos a malo. Quoniam Tuum est regnum et virtus et gloria in saecula. Amen, — преисполненный сердечного внимания, трепета и благоговения, молитесь Вы, игнорируя провокации и нападки призрака.

— Ну что заладил «Патер ностер»! Эй! Я к тебе, тварь, обращаюсь! — отдаваясь в сознании бесовским криком, пророкотал злой дух. — Что, думаешь напугать меня своими молитвами? Открою тебе один секрет. Чтобы это работало — нужно истово верить, следовать истинному учению и осознанно жить по заповедям! А ты — нехристь, безбожник, еретик и грешник! Грешник из грешников и невежда из невежд! Куда тебе достучаться до Создателя? Да твои молитвы просто до него не дойдут! Ты лишь оскорбляешь его, произнося слова, которых твои уста недостойны! Я — кара твоя! Смирись и прими то, что должен!

Но вы не обращаете внимания на эти лукавые, исполненные змеиного яда речи. И тогда нечистый дух короля начинает давить на больные места…

Если имеется одна из указанных ниже черт, необходимо пройти связанное с ней испытание. Если две и более, последовательно выдержать все.

— Если Вы алчный — 178

— Если Вы — похотливый старый развратник — 217

— Если Вы — пьяница — 127

— Если Вы — жестокосердный человек — 145

— Если Вы — азартный игрок — 181

— Если Вы обжора — 199

— Если Вы суеверный — 62

— Если у Вас записан недостаток «старые счёты» — 220

Если же ничего подобного нет на Вашей совести, если Вы исповедали грехи в церкви или уже успели побывать на соответствующих параграфах, смело переходите сюда — 235

107

Что ж, в порт — так в порт. Свежий морской воздух сладок на вкус, а прохладный ветер бодрит, заставляя почувствовать себя моложе. Быть может, это как раз то, чего Вам так недоставало.

На солнце сверкают пушки береговой линии обороны.

Их отливают из бронзы, которая лучше выдерживает коррозию в условиях постоянной морской влажности. Вам с детства хотелось из них когда-нибудь бабахнуть. но так и не довелось.

Эх, красота!

Сложно переоценить значимость порта: это и торговля, и новости! Да и, собственно, сначала тут создавался порт на базе небольшого приморского поселения.

Затем, возникло небольшое укрепление для его обороны, постепенно ставшее полноценным замком. Вокруг которого вскоре вырос город Кокань, куда стекались люди в поисках защиты и лучшей доли.

С беглых преступников снимали клеймо (фигурально выражаясь). Беглые крестьяне получали защиту и работу (потому-то тогда существовала пословица: «Воздух города дарит свободу»). А прожив в городе ровно год и один день, люди становились полноправными гражданами.

То были времена портового города-государства, которое, конечно, не могло тягаться по значимости с английским союзом пяти портов, но всё равно играло далеко не последнюю роль в вопросах морской торговли.

Появись какой враг на суше, народ находил убежище за стенами крепости, а осада не давала ничего, поскольку люди могли отступить или получить подкрепление и припасы с моря, чему враг не имел возможности воспрепятствовать.

Постепенно к портовому городу присоединялись другие, сформировав пусть и крошечное, но всё-таки королевство, процветающее и…

…Нет, всё-таки каким же идиотом надо было быть, чтоб всё так угробить? Наверное, — только Гунфридом Безволосым.

В любом случае, пока новость о Ваших безобразиях не разнеслась по всей округе, — придётся действовать быстро. Здешние стражники пока ещё не осведомлены о случившемся, но это лишь вопрос времени.

В настоящий момент в доках находится ряд небольших рыболовецких посудин, множество маленьких лодок и несколько кораблей побольше.

Часть из них осуществляет защиту порта и прилегающей акватории, некоторые периодически плавают по торговым и прочим насущным делам, а горстка оставшихся — это пришлые торговцы и каперы.

Впрочем, какой-либо принципиальной разницы зачастую нет. Просто пришлое судно для Вас сейчас предпочтительнее по понятной причине.

— Направитесь в портовый кабак (Пьянство, Азарт) — 471

— Направитесь к кораблям — 473

— Направитесь к рыболовным лодкам — 469

— Разбежитесь вдоль причала и плюхнетесь в солёную водичку — 476

108

Ну конечно же! Мерзавец Гунфрид просто узурпировал власть, которая на самом деле по праву должна принадлежать Вам! И как Вы только раньше этого не понимали?!

Несчастные подданные! Несчастная страна! Ну, ничего, Вы наведёте в ней порядок! Осталось только завладеть властью. А для этого Вам потребуются войска, лояльность населения и хитрый план.

Вы получаете +10 пунктов Вдохновения!

Но сначала необходимо придумать, как убраться отсюда — 241

109

Неизвестно, сколько времени провели Вы в беспамятстве. Кошмары сменялись один другим — призрак, с его ужасами и бесовскими уловками; неживой сокамерник, сотрясающий проржавевшими цепями; мрачные казематы, наполненные страхом и отчаянием, плачем и стонами, смехом и криками. Бред, страдание, прорыв бессознательного.

Вы видите теряющиеся в темноте и высоте колонны. Всевозможные цепи и кольца для крепления пут, вмурованные в стены и балки. Чудовищные разводные мосты, повисшие внутри бесконечного здания. Мрачные коридоры с камерами, разбегающиеся в разные стороны. Массивные камни, сложенные в пилоны и арки.

Пешеходные мостки на страшной высоте. Переплетённые и изгибающиеся под неестественными углами лестницы. Мощь каменных конструкций подавляет Вас, заставляя ощущать себя лишь жалкой и ничтожной букашкой, которую вот-вот неминуемо раздавят.

Пугающие своими размерами и отсутствием постижимой логики инфернальные архитектурные построения, бескрайнее загадочное пространство с множеством причудливых лестниц, блоков, мостов, переходов, цепей и пыточных приспособлений окружают Вас повсюду.

Но Вы не одиноки в этой фантасмагории: множество жутких фигур, не то надзирателей, не то истерзанных узников, встречают Вас то здесь, то там.

Но кем бы они ни были — каждая минута нахождения в подобном жутком месте несёт в себе сугубо отрицательный опыт, сводя с ума и превращая в чудовище, становящееся неотъемлемой частью этих мест. Их руки тянутся к Вам и…

— Эй! Ты живой? — удар сапогом по рёбрам приводит Вас в чувства.

В первое мгновение Вы ещё не успеваете осознать, где находитесь, грань между сном и явью видится зыбкой.

Но вскоре до Вас доходит, что это не ад, а «всего лишь» королевская темница, в которую Вас бросили подыхать. Как бы трагикомично это не звучало, Вы испытываете некоторое облегчение.

— Жив! — со злым оскалом отмечает стражник, когда Вы поднимаете взгляд на его необъяснимо довольное лицо. — Ты даже не представляешь, как я этому рад. Ребята проспорили мне: они не верили, что ты протянешь так долго. Ну что, хорошо спалось? Черти не мучили?

Больше всего на свете Вам хотелось бы всыпать уроду по первое число, но общее самочувствие явно не позволяет этого сделать.

Увещевать, взывая к его совести (как будто она у него есть), — тем более пустая затея. Но, быть может, у Вас ещё остался какой-нибудь козырь в рукаве?

— Если Вы хотите припугнуть негодяя (Чревовещание) — 453

— Если Вы смекалистый — 686

— Если же Вы ничего не можете придумать — 616

110

Бродяги от души смеются над Вами. Но вовсе не потому, что Вы удачно пошутили, а лишь потому, насколько жалко Вы выглядите.

Во-первых, такое заявление, сделанное на полном серьёзе, да ещё и из Ваших уст — звучит совершенно абсурдно.

А во-вторых — да что же Вы за шут-то такой, раз не способны ничем удивить и порадовать даже и такую непритязательную публику? Опускаетесь до нелепых глупостей!

Поникший и расстроенный, вы теряете два пункта Шутовства и молча бредёте прочь — 88

111

Пробежав значительное расстояние, Вы первели дух и наскоро прикинули план дальнейших действий.

— Пойдёте в таверну и попытаетесь поднять народ на восстание — 233

— Направитесь к казармам и попробуете подбить солдатню на мятеж — 179

— Пойдёте в церковь в поисках убежища — 215

— Попробуете проявить смекалку и выбраться из города — 207

— Пойдёте на городскую площадь, придумывая план действий по ходу дела — 143

— Постараетесь найти тихое и укромное место, чтобы временно отсидеться — 124

— Рискнёте направиться в порт — 107

— А если Вы предусмотрительный — 85

112

Решив, что во время бега под обстрелом Вам просто жизненно необходима алебарда, с которой потом довольно затруднительно будет разгуливать по городу не привлекая внимания, Вы начинаете описывать зигзаги…

— Если Вы везучий — 245

— Если нет — 48

113

Если у Вас есть стеклянные шарики, то можете жонглировать ими и переходите на параграф 172. Если же нет — под руками нет ничего подходящего, и лучше придумать что-то ещё…

— Если Вы способны ходить по канату — 43

— Если Вы владеете акробатическими трюками — 68

— Если Вы можете показывать фокусы — 93

— Если Вы профессионально музицируете (и есть на чём сыграть) — 260

— Если в Вас заложен талант выдающегося артиста — 684

— Если Вы являетесь красноречивым сказителем — 234

114

— Не одолжите старому приятелю деньжат на первое время? — не то с надеждой, не то с сарказмом спрашиваете Вы.

Покривившись, стражники коротко переглядываются. На лице толстяка появляется злая ухмылка, его напарник сухо и с раздражением бросает:

— Совсем не смешно. Проваливай, надоел уже, и чтоб больше мы тебя здесь не видели.

— Вам остаётся либо подчиниться — 88

— Либо ответить на угрозу силой (вспыльчивы — выбирайте этот вариант, или выдерживайте проверку; малодушны — выдерживайте проверку, чтобы выбрать этот вариант) — 99

115

Что ж, вполне возможно, что вы нашли ту самую «золотую середину».

Как-никак, пусть и далеко не потолок в сравнении, скажем, с мастерством жонглёра-виртуоза, но всё-таки такой номер уже требует определённого уровня профессионализма и повторить его — по силам далеко не каждому, поэтому одобрительные замечания, звучащие в Вас адрес, — вполне заслужены.

— Ну, молодец, что сказать. Без работы — явно не останешься. Пойдём, покажу тебя одному очень важному человеку. Только сначала приведём тебя в надлежащий вид, — пообещал босячий главарь.

Вы получаете 1 пункт Шутовства!

Можно подумать — сами одеты как образец благородного вида. Впрочем, ладно, в чужой монастырь, как известно, со своим уставом не ходят — 13

116

Вы бросаете алебарду на землю и поднимаете руки, выкрикивая, что хотите жить, и сдаётесь на милость победителя. Вот только Вас никто и не собирается брать живым.

Сначала аркебузиры берут Вас на мушку, и спустя какое-то мгновение одним шутом становится на свете меньше, а затем — появившийся из-за ворот отряд кирасиров с алебардами возмущается лишь тем, что не успел помучить Вас перед расправой…

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

117

Честно признаться, у Вас нет ни малейшего желания марать свой шаперон в грязи. Во всяком случае — сверх того, что ему уже пришлось пережить. Но — что поделать?

Зрители с интересом наблюдают за Вашими действиями.

Не сказать, чтобы Ваш номер произвёл у публики дикий восторг: все реагируют довольно сдержанно. И, даже можно сказать, довольно прохладно. Но всё-таки, Вы показали, что не лыком шиты.

— Ну, хорошо, — после некоторых раздумий соглашается главарь. — Так и быть, придумаем для тебя чего-нибудь. Но сначала мы должны познакомить тебя с одним человеком…

— Что ещё за человек? — поднимаясь на ноги, спрашиваете Вы.

Но в это самое время стражники со скучающим видом начинают погонять всех собравшихся древками своих алебард, напоминая о том, что даже у шута делу — время, а потехе — час — 13

118

— Этому выродку недолго осталось править, — заявляете Вы. — Не мы, так кто-нибудь другой рано или поздно сбросит его с трона. Но мало избавиться от Гунфрида — вопрос в том, каким образом это сделать, кто займёт трон после него, и во что это выльется.

 

— Ну, на мой взгляд, Кокани вообще не нужен никакой король. Страну уже не собрать воедино, королевства как такового нет, это факт. Но можно, по крайней мере, защитить и отстоять этот город. И у нас будет город-государство с внутренним самоуправлением, как в свободных городах, — с решимостью заявляет Гуальтеро. — Но свергнуть тирана — это только часть дела. Нужно ещё и разобраться с патрициатом, иначе свободный город довольно быстро обретёт нового сеньора. Нужно договориться с цехами: это вполне реальная сила. А если получится переманить гвардию, которая уже устала и от задержки жалования и от наглости швейцарских наёмников, это окончательно утвердило бы позиции. Просто нужен лидер: не обязательно умелый воевода или грамотный стратег, но человек с харизмой пострадавшего за дело. Людям нужны герои, образы, символы… Ну, ладно, герой, пошли уже.

И в самом деле, идите — 402

119

Вам удалось одолеть нахлынувшее было уныние.

Отчаяние и тревога прошли, панический приступ миновал, сознание прояснилось, и теперь перед Вами вырисовывалась уже другая картина.

Попал в переплёт? Ну и пусть. По собственной глупости? Несомненно. Было ли это решение единственно правильным? Как знать. Вряд ли оно было лучшим из возможных, но Вы приняли его — и уважаете свой выбор.

Возможно, нужно было не растрачивать здоровье, силы и нервы из-за каких-то дураков: можно было просто послать их куда подальше и уйти.

В конце концов, пусть Вы больше и не королевский шут, да ещё теперь и без гроша в кармане. Но у Вас по-прежнему есть всё то, что никому не отнять. Талант, образование, воспитание. У многих сейчас нет таких перспектив и возможностей, как у Вас.

Вы так устали от придворных интриг и суеты, коварства и козней окружающих. Подлил ли кто яд в вино? Подсыпал ли какой дряни в еду? Как это утомляет.

А сейчас — вы ничего никому не должны и ничем не обязаны. Как вольная птица: хоть в путешествие по миру, о котором Вы грезили, когда были моложе, хоть ещё куда.

Например, Вы могли бы устроиться преподавателем в дом знатных господ и обучать детей основам придворного этикета, латыни, истории и многим другим вещам. Примкнуть к театральной труппе или основать свою. Так много перспектив…

…Во всяком случае — было, пока Вы не натворили дел и не угодили в темницу. Но, во всяком случае, может быть Вы и дурак, но никак не трус. И уже за это Вы можете себя уважать.

Даже если Ваша жизнь сейчас закончится, Вы знаете, что прожили долгую и, как Вам кажется, достойную жизнь, и этого у Вас тоже никто не отнимет. Вот только как быть с простым семейным счастьем?

— Всю свою долгую жизнь Вы прожили бобылём. Ни любимой женщины, ни детей, ни внуков — 313

— Когда-то Вы были женаты на одной знатной даме, но овдовели. И пусть это был брак не по любви, а скорее по расчёту, — Вы глубоко уважали друг друга и не стали жениться вновь из уважения к её памяти. Но детей в этом браке у Вас, к сожалению, не было — 247

— Вы никогда не были женаты, но при Вашем образе жизни — вполне вероятно, что у Вас могут быть дети — как знатные, так и не очень. А может быть, и внуки — 492

— Всю свою жизнь Вы были беззаветно влюблены в одну женщину, пленившую Ваши мысли, и сделавшейся для Вас тем, чем была Беатриче — для Данте или Лаура — для Петрарки — 521

— У Вас есть и жена, и дети, и внуки. Всё как у людей. Здесь не было никакой безумной любви или жгучей страсти — просто ещё в молодые годы Вам приглянулась хорошая девушка, Вы — приглянулись ей, потом — обвенчались, обустроили своё уютное семейное гнёздышко и жили душа в душу. Дети родились, выросли, зажили собственной жизнью и завели собственных детей. А Вы в последнее время долго обитали при дворе и не виделись с ними — 496

120

Поразмыслив на досуге, Вы заключаете, что, в общем-то, всё не так уж и плохо, как могло бы быть.

Во-первых, совсем недавно Вас вполне могли забить до смерти безо всякого суда и следствия, но вместо этого — Вы живы. По крайней мере, конкретно сейчас. Сегодня. В данную минуту. А это уже очень даже что-то да значит.

Во-вторых, вместо того чтобы тащить Вас в пыточную, жечь калёным железом, вырывать ногти и растягивать на дыбе, Вас «всего лишь» бросили в мрачную зловонную сырую камеру с не особенно разговорчивым соседом.

А ведь всё могло быть и хуже! В таких казематах, если человека просто обрекли на голодную смерть, — то это ещё иной раз можно воспринимать как везение.

Как бы то ни было, пока Вы живы и дышите, — живы и ваша вера, и ваша надежда. А раз так — прочь уныние! В крайнем случае, даже если и суждено отбросить копыта, то, по крайней мере, Вы можете сделать это достойно и жизнерадостно.

Конечно, у Вас отобрали всё, что не сломалось и не потерялось раньше, но, превозмогая боль и страдание, Вы, во всяком случае, можете…

— Напеть какую-нибудь жизнеутверждающую песенку — 8

— Развлечь себя, вспомнив какую-нибудь хорошую байку или историю из жизни — 86

— Занять себя какой-нибудь сложной, отложенной на потом загадкой, благодаря которым Вы тренируете ум, развиваете память и не позволяете себе впасть в старческий маразм — 44

121

— Я прекрасно понимаю твои чувства, но постарайся понять и меня, — терпеливо отвечает Малахия. — Моих связей, возможностей и влияния достаточно для того, чтобы освободить тебя (и уже за это можно было бы отблагодарить), ещё некоторых, но недостаточно, для того чтобы освободить всех и сразу. Во всяком случае — сейчас. А сейчас поступим так: меня ещё ждут и другие пленники, а тебя сейчас проводят. Постарайся не наделать глупостей и дождись меня в кафедральном соборе.

Вы получаете +1 пункт Героизма!
Переходите на параграф 401

122

Вы сдержали своё слово, не став проливать лишней крови. И хотя Вам вослед ещё звучало немало проклятий, это было уже не важно.

Оторвавшись и скрывшись, Вы долгое время петляли дорожками, известными только Вам, чтобы сбить с пути возможных преследователей, пока наконец не добрели до придорожной заставы — 888

123

— Ах, вот ты как теперь запел?! — моментально обращая к Вам свой неистовый взор, с возмущением произносит нечестивый дух. — Всю жизнь свою прожил как ничтожная скотина, а теперь — нате Вам, Богу помолиться вздумал, перед лицом смерти — то.

Призрак сплёвывает на пол темницы, и его плевок начинает шипеть, подобно кипящему маслу, разнося по всей камере омерзительный запах серы.

— Так ты, собака, своему королю перечить вздумал?! Да я бы тебя за такие вещи раньше на кол посадил, а теперь — шкуру собственными руками сдирать буду, лоскут за лоскутком! — полным ядовитого презрения и неистового гнева голосом обещает Вам мерцающий призрак.

Его голос — потусторонний, замогильный, обжигающий душу, как крапива, не повторяется эхом под сводами темницы, но словно бы исходит прямиком из глубин Вашего сознания. В ответ Вы…

— Продолжаете истово молиться Господу, стараясь не обращать внимания на бесовское наваждение — 106

— Ответите призраку: «Ты не король! Альберих Добрый не просто так получил своё прозвище — он никогда бы не сказал мне подобных вещей!» — 125

— Попытаетесь заткнуть уши и не слышать его мерзких слов — 160

124

Тихое? Укромное? Ну, разве что… Нет. А может быть? Нет-нет, не вариант. А если? Нет-нет-нет, даже не думайте об этом. Кхм…

Ну может быть Вы спрячетесь в здоровенной бочке, которая стоит возле винного склада, и закроетесь крышкой от посторонних глаз, а когда все угомонятся — выберетесь?

Если да, переходите на параграф 480

А если считаете план абсурдным, — возвращайтесь на параграф, с которого пришли, и придумайте что-нибудь получше.

125

Прервав молитву, Вы с негодованием выкрикиваете гневную тирада…

…По собственной наивности оставляя себя без защиты и делая то, чего как раз и добивался нечестивый дух, устремившийся со злорадным смехом к Вам в тот же самый миг…

Позднее, совершая обход камер, молчаливый стражник без особого удивления обнаружит Ваше холодное тело: подлец знал, что эта камера пользуется у стражников подземелья особенно дурной репутацией и даже называется «чёртовой камерой».

Пришедший несколько раздосадован: они с парнями заключили пари, и он надеялся, что Вы доживёте хотя бы до завтра. Но — что поделать…

Если Вы попадаете на этот параграф в первый раз, запишите себе ключевые слова «Дежа вю» и 10 пунктов Героизма. Переходите на параграф «0».

126

Первый раз Вы осознали это, ощутив, как ребёнок бьётся ножкой. Вам-то что, но вот он не сможет жить в таком месте. Ему нужно играть, учиться, развиваться. Ребёнку нужно нормальное питание. Какая жизнь его ожидает в этом бедламе, среди всяких безумцев? Эти мысли сильно Вас опечалили.

Вы теряете 1 пункт Шутовства!

Нет, определённо нужно делать отсюда ноги — 241

127

— Ой, нет, люди добрые, Вы только посмотрите — о Боге он вдруг вспомнил! Закусывать надо! — брезгливо и с отвращением произносит призрак, простирая к Вам свою руку. И тут Вы замечаете, что вместо пальцев у него на руках находятся горлышки винных бутылок.

Алый напиток начинает неторопливо проливаться на холодный пол темницы, а воздух наполняется до боли знакомым дурманящим ароматом. Вы тихо сглатываете слюну, ощущая, как пересохло в этот миг Ваше горло.

Вас так и тянет припасть губами к живительной влаге, но Вы находите в себе силы противиться нездоровому желанию, поразившему всё Ваше естество.

Тем временем, струи становятся сильнее, вино начинает бить ключом, брызги летят по всей камере, обдавая Вас с головы до ног.

— Когда это ты вдруг сделался таким верующим?! А?! Скажи на милость, пьянь подзаборная! Да ты под столом валялся чаще, чем сидел за ним! Перед гостями, знатными вельможами и послами меня, пёс поганый, позорил! Ладно хоть ещё шут, но даже и выходкам шута есть свой предел. Ты помнишь, как часто ты не засыпал, а терял сознание в пьяном беспамятстве, чтобы потом не проснуться, а прийти в себя — лишь настолько, чтобы снова полезть в погреб за бутылкой? Помнишь, сколько их ты там перебил? Не забыл, как засыпал в своей свиной блевоте? Вот только не надо тут строить из себя трезвенника, алкашня пропащая! Будь достоин хотя бы самоуважения! Пропил все мозги, не уберёг своего короля, позволил развалить королевство! Да будь ты хоть изредка трезвым — всё было бы иначе! — с осуждением произносит нечистый дух, в то время как в набравшемся вине уже просто можно плавать. И это отнюдь не метафора, ведь оно поднялось до уровня Вашего горла, и Вы, хмельной уже от одного лишь запаха, еле держитесь на ногах.

Вы тщетно пытаетесь сохранять невозмутимость, целиком и полностью сосредоточившись на молитве, но всё-таки бесовские слова Вас задевают.

Вы прекрасно осознаёте, что проклятая нечисть всеми силами пытается вывести Вас из равновесия, чтобы, как минимум, обречь на гибель Вашу плоть, а по возможности — и душу.

Но вместе с тем Вы с сожалением понимаете, что, несмотря на всю ложь, клевету и оскорбления, его изобличающая речь не такая уж и беспочвенная.

Осознавая, что это морок, Вы нехотя начинаете тянуться к дурманящей винной прохладе…

Пришло время испытать свой Героизм! Бросьте кость, и в случае, если выпадет «6», — Вы выдержали проверку и можете возвращаться обратно на тот параграф, с которого перешли сюда (снова идти сюда не нужно). Снизить сложность проверки можно, вкладывая пункты Героизма (т.е. потратите один пункт героизма — бросок будет удачным не только при «6», но и при «5»; потратите два пункта — будет удачным при «4», «5» и «6»; потратите три пункта — при «3», «4», «5» и «6», и так — хоть до полного отсутствия необходимости совершать бросок). Если бросок провален, переходите на параграф 231

128

Дуракам закон не писан! Если писан, то не читан! Если читан, то не понят! Если понят, то не так!

Вы начинаете вовсю отплясывать и напевать какой-то бред в духе «Под землёй живут кроты небывалой красоты», осознавая, что теперь, в случае успеха, Вы должны получить очки и за танцевальные и за певческие способности (и будь Вы в здравом уме, такое не пришло бы Вам даже в голову). Молодец!

Если у Вас и правда есть такие навыки, — Вы получаете +6 пунктов Героизма и +6 пунктов Вдохновения!

Ваши товарищи по безумию тоже радуются, и хотя они пляшут и поют не так хорошо как Вы, но тоже очень стараются.

Всем хорошо и весело, слюни и сопли летят счастливыми брызгами по бедламу, и только дежурные отнюдь не рады всему этому безобразию.

Безумцев утихомиривают, а Вас — бросают в тёмное мрачное помещение, чтоб знали, как себя вести.

Конечно, с сумасшедшего взятки гладки, да и раньше Вы вели себя вполне благопристойно. Но и оставлять такое поведение без последствий тоже не могут — 464

129

Ну, надо же! У Вас получилось! Блистательно! И кто бы только мог подумать!

Некоторые попрошайки, заразившись Вашей жизнерадостностью, и сами пустились в пляс, и даже суровые стражники нет–нет да притоптывают на месте, постукивая по земле древками своих алебард.

Да Вы ещё ого-го! Всем молодым фору дадите!

А раз уж Вы такой большой молодец, добавьте по 5 пунктов к Шутовству и Героизму и 1 пункт к Вдохновению!

— Да, такого ценного человека упускать глупо, — замечает главный христарадник и, приобняв Вас рукой, отводит прочь, делясь своими планами и суля большое будущее — 13

130

Это настолько жалко и бездарно, что даже комментировать не хочется. И хуже всего, что Вы и без взглядов окружающих понимаете это. Они смеются, но не от блестящей шутки, а от вашей бездарности. Глубоко уязвлённый от осознания того, что, возможно, и поделом Вам, что вышвырнули из замка при таких-то «талантах».

Вы теряете 2 пункта Шутовства!

Вы понуро бредёте прочь, и вскоре слышите крик «Чума!» — 1159

131

Что ж, возможно, если Вы развлечёте тамошний люд — Вас накормят, а может быть даже напоят, а если очень постараться — то и на ночлег оставят. В любом случае, Вы ничего не теряете, поэтому собравшись с силами бредёте туда, стараясь размышлять по пути не о тягости утрат, но о перспективах на будущее. На самом деле, всё не так уж и плохо.

Во-первых, у Вас за плечами есть какое-никакое прошлое, со знакомыми и связями. Во-вторых, какое-никакое, но имя. В-третьих, какие-никакие, но полезные навыки. Может быть Вы и не будете жить так же хорошо, как раньше, но всё равно без работы не останетесь.

К тому же, не всё так однозначно: раньше Вам приходилось волей-неволей крутиться в центре придворных интриг и сплетен, выживать и лавировать, а теперь — Вы никому ничего не должны и никому ничем не обязаны. Хотя…

Впрочем, Вы ещё успеете об этом подумать…

Минуточку, что это? Кажется в грязи что-то блестит.

— Если Вы везучий — 470

— Если нет — 478

132

Загадка первая:

Ignibus in mediis vivens non sentio flammas,

Sed detrimenta rogi penitus ludibria faxo.

Nec crepitante foco nec scintillante favilla

Ardeo, sed flammce flagranti torre tepescunt.

Загадка вторая:

Nunc ego cum pelagi fatis communibus insto

Tempora reciprocis convolvens menstrua cyclis:

Ut mihi lucifluae decrescit gloria formae,

Sic augmenta latex redundans gurgite perdit.

Не спешите, торопиться некуда, времени предостаточно. Когда Вы будете уверены, что решили загадки — 269

133

Прекрасно! Всё-таки есть ещё порох в пороховницах! Ни у кого не повернётся язык сказать, что это любому по силам!

Потому что повторить такое — они явно не смогут!

Конечно, в этот раз Вы продемонстрировали далеко не потолок возможного, но и это уже — показатель профессионализма.

— Очень даже ничего, — с неподдельным уважением оценивает нищий-вожак, и остальные вторят ему, одобрительно отзываясь о Вашем мастерстве жонглёра. — Знаешь, а ты и в самом деле мог бы нам пригодиться. Пошли, потом расскажу подробнее. Но сперва я должен ещё показать тебя кое-кому.

Добавьте 1 пункт к Шутовству, Героизму и Вдохновению!

Вы сами этого добивались, спорить было бы странно — 13

134

Бежать — так бежать. Вопрос только в том, с алебардой или без?

— Да, она ещё может пригодиться — 112

— Нет, будет только задерживать — 165

135

— Если Вы везучий — 487

— Если нет — 500

136

Будучи реалистом и исходя из имеющихся в наличии возможностей, Вы решаете разбираться с проблемами по мере поступления. И для начала, обезопасить свою собственную жизнь.

Не тратя времени на пустое сотрясание воздуха, Вы идёте следом за товарищем — 402

137

В этот миг Вам в голову не приходит ничего лучше, чем просто встать и ждать, чем дело кончится, в надежде, что всё обойдётся. Как известно, блажен, кто верует.

— Если Вы везучий — 156

— Если же нет — 262

138

Эта песня не кажется Вам смешной, но, несмотря на это, она придаёт Вам силы жить и бороться. Прибавьте к Вашему Героизму и Вашему Вдохновению по 1 пункту! А теперь — можно и повоевать — 119

139

— Я не могу говорить за всех. И не могу говорить обо всём где попало, — достаточно прозрачно намекнул Малахия. — Но уже кое что делается. Если действительно можешь и хочешь помочь — дождись меня в соборе, пока я улажу здесь кое-какие дела.

Что ж, остаётся довериться, потому что других вариантов у Вас пока просто нет — 401

140

— Да неужели?! — рассмеявшись, наигранно удивился Крысиный Король. — Похвальная готовность. Вот только тише едешь — дальше будешь. Во-первых, нам следует дождаться позднего часа: идти на грабёж среди бела дня было бы слишком рискованно, ты не думаешь?

— Нет, не думаю, — неожиданно для всех отвечаете Вы. — В этом лабиринте ещё нужно сориентироваться, разобраться, обойти все ловушки, добраться до нужного места, а там уже — можно и подождать. Если же идти прямо ночью, то мы уже подустанем за день, можем потратить время и оказаться в казне самое раннее — следующим утром.

— Ну, допустим, — обдумывая Ваши слова, согласился Рикман. — А из какого места ты собираешься повести моих ребят? Ты ведь говорил, что в замок ведут разные пути.

— Да. Ну, церковь и ратуша, думаю, сразу отпадают. Без обид, но если орава ребят с такой… кхм… выразительной внешностью, да ещё и при полном снаряжении, пойдёт в такое место, словно батальон на марше, — это сразу же привлечёт лишнее внимание. В городе есть и другие пути в замок, но только мне о них неизвестно. Вроде бы через городские каналы, через подвалы и погреба некоторых домов и кабаков. Через темницу, наконец. Не знаю, просто не приходилось бродить такими путями — Бог миловал, — перебираете Вы.

— Эх, сейчас бы нам это пригодилось как нельзя кстати, — с сожалением замечает Рикман. — И какие варианты остаются?

— Из тех, что мне известны, — выход в лес, предусмотренный на случай побега из замка, грот вблизи порта и старые шахты за городом. Был ещё старый колодец, но там проход обвалился, — поделились Вы. — Что я думаю по этому поводу: людей нужно брать не особенно много, потому что это и лишнее внимание, и лишний шум. К тому же нам придётся идти по довольно узким и неудобным проходам, и чем больше людей — тем больше шансов ненароком нарваться на какие-нибудь ловушки, что-то сломать, если, например, мост не выдержит веса, и так далее…

Сделав паузу, Вы продолжили:

— В то же время, мы вряд ли получим возможность совершить несколько заходов: после того как станет понятно, что в казне кто-то побывал, её могут перенести, охрану усилить, замок перевернуть вверх дном. Значит, нужно взять необходимое количество людей, исходя из расчета, что нам придётся в один раз вынести всё, что возможно, а желательно — вообще всё. Но это было бы слишком хорошо. Опять же, иногда по пути может потребоваться лишняя пара сильных рук — например, какие-то старые пути уже давно никто не смотрел и, возможно, придётся разбирать завал. Всё это нужно обмозговать.

Вздохнув, Вы задумчиво сложили пальцы домиком, расхаживая взад-вперёд:

— Теперь же, решим, откуда точно пойдём. Грот, конечно, ближе всего. Но там нужно будет задержать дыхание, нырнуть и проплыть. Не все это смогут, так понимаю. К тому же пронести с собой инструменты и снаряжение туда и, тем более, вынести так золото оттуда — будет весьма затруднительно: этот путь рассматривался как крайняя возможность для бегства. И если мы поплывём туда сначала на лодке, нас тоже будет видно. Шахта… Ну, шахта сейчас закрыта и не используется, после того, как в ней начались обвалы. Мы могли бы без проблем туда зайти, вот только нам в любой момент может что-нибудь свалиться на голову. Из леса идёт самый безопасный путь — король иногда посылал меня по нему, когда бывал на охоте и требовалось что-то срочно передать или сделать. А так — намного быстрее, чем обычным путём. Практически напрямик. Но сперва нам нужно добраться до этого места, а это значит, ещё потратить время и силы…

— Тебе решать, — пожимает плечами Рикман. — В конце концов, ты ходил этими путями и знаешь их лучше, чем кто-либо. Но смотри у меня — если ты вдруг вздумаешь надуть нас, сдать наших ребят в надежде на королевскую милость, подстроишь им какую-нибудь западню, а сам скроешься с награбленным — пеняй на себя. Назначу награду, и из твоей головы сделают чашу в тот же день.

— Давай-ка без угроз, — с раздражением просите Вы и задумываетесь над тем, как следует поступить.

Сначала определитесь, куда идти:

— Грот — 73

— Шахта — 98

— Лес — 50

141

Зло зарычав и резко метнувшись, Вы окончательно входите в образ и, с силой схватив высокого стражника, кусаете его за ногу.

Выкрикнув нецензурную фразу (сочетавшую в себе комментарии о Вашей родословной, моральном облике Вашей матери и Вашей предполагаемой склонности к мужеложству) стражник заметался, стряхивая Вас и отмахиваясь. При этом не переставая колошматить Вас древком алебарды.

Второй — замешкался от показавшейся ему комичности ситуации, и пару моментов заливался смехом, вторя смеющимся чуть поодаль оборванцам. Но вскоре пришёл на выручку товарищу, приложив Вас и своим древком…

…Избиение было долгим и смачным, но — нужно радоваться тому факту, что Вы вообще остались после всего этого в живых.

За нападение на стражника Вас вполне могли убить на месте и, скорее всего, никто не стал бы ни плакать по этому поводу, ни особенно разбираться, кто там и в чём в данном случае был неправ.

Как минимум, вполне могли бы бросить в темницу. Но, видимо, решив, что на больного грех обижаться, — просто отволокли подальше и выбросили с глаз долой.

Ваши мысли потихонечку начинают проясняться, но Вы поглощены собственной болью, чтобы сосредоточиться на чём-либо продуктивном. Тем временем, мимо проезжает телега, в которой в стоге сена сидят чумазые дети.

Они смотрят на Вас и смеются. Конечно, это же очень, наверно, здорово, что человек страдает и мучается: как, всё-таки, некоторые любят поглазеть на то, как проливается кровь, если только она не их собственная.

…Какое-то время Вам вообще кажется, что Вы не найдёте в себе сил подняться и этот час станет для Вас последним.

Но всё-таки на свете есть Бог, и жизнь продолжается. Собравшись с силами, Вы поднимаетесь и, с трудом передвигаясь, начинаете ковылять в сторону ближайшего поворота.

Даже столица — по сути, то немногое, что осталось подконтрольным королевской власти, — в настоящее время (по большей части) пришла в запустение и не радует красотами.

Какие-то иные города и регионы ещё подчиняются, но скорее номинально. Потому что король настроил против себя всех, кого только мог, при этом растранжирив всё, что имел.

И теперь не обладает ни достаточными силами, чтобы принудить кого-то к повиновению, ни достаточной лояльностью населения, чтобы ему повиновались по собственной воле.

Вы решаете…

— Выйти на широкую улицу, которая кажется Вам чуточку безопаснее, и выйти к богатым кварталам — 72

— Пройти узкими переулочками в районы, где обитает городская беднота — 95

— Свернуть на мост, ведущий к районам средних сословий — 167

142

Да без проблем. Но просто город — это единственное место, где существует какой-никакой, но всё-таки порядок. потащившись куда-нибудь в одиночку и без оружия, Вы очень сильно рискуете.

Нынче по лесам бродит много диких зверей, а по большой дороге — лихих разбойников.

А ведь нужно где-то спать, что-то есть.

Где-то за тридевять земель, где Вас никто знать не знает, отношение будет хуже чем здесь. Уже просто потому, что Вы чужак. Да и на своих двоих дотопать — та ещё задачка. Хотя, конечно, дело Ваше.

Если решили, что погорячились, то возвращайтесь на тот параграф, с которого пришли, и придумайте что-нибудь получше. Если нет, думайте дальше, как Вам быть.

— Направиться в лес к реке, где можно и попить, и порыбачить, и вздремнуть в зарослях — 474

— Направитесь к заброшенной шахте, где могли остаться ветхие шахтёрские домики — 499

— Отправитесь на большую дорогу и пойдёте, куда глаза глядят, без определённой цели — 501

143

Ну что ж, это нельзя назвать планом, но пока что — сойдёт и так. А пока Вы бредёте и думаете о своём, можно немножечко рассказать о городе и его архитектурных особенностях.

Собственно, город Кокань дал название всей стране (хотя по факту теперь от всей страны снова уцелел, по сути, он один).

И это была страна благоденствия, ставшая притчей во языцех на территории Западной Европы.

Сначала это был портовый город: морская торговля, рыбная ловля, грабежи, пошлины и прочие перспективы, которые открываются в подобных местах. Со временем этот список ещё и пополнили морские военные кампании, но это уже было позднее.

Свобода быстро утрачивается, если её не отстаивать с оружием в руках. По удару набата, расположенному в церкви, за оружие брались все мужчины, начиная от подростков и заканчивая дряхлыми стариками, не считаясь с родом занятий, чинами и званиями.

А воевать всегда было с кем: с другими городами, с королями, с императором. В конечном итоге потребность в защите означает потребность в регулярной армии и стенах (которые любой захватчик первым делом уничтожит, если только сам не планирует остаться здесь жить).

И, стало быть, для этого нужны деньги, и тот, кто их предоставляет и осуществляет общее руководство. И так некогда свободный город потихонечку переходит под власть сеньора. В порту появляются ростральные колонны и высокий маяк. Вблизи порта появляется замок. А на месте церкви — кафедральный собор.

Собор с его площадью задал основы архитектурного вида города. Путь от городских ворот (у которых размещается башня с гарнизоном, фактически — крепость в миниатюре) приводит прямо к нему.

Многочисленные домики и наделы начали хаотично разрастаться и лепиться один к другому. Так, во всяком случае, было поначалу, пока какие-то идиоты не отряхнули от пыли записи Витрувия.

Просто, когда пала Византия, и учёные греки прибежали спасаясь от захватчиков в Западную Европу, они принесли с собой научные труды, философские трактаты, произведения искусства, историю и знания.

Многое из этого не было известно на Западе вообще, а что-то были утрачено. Но с появлением подобного — возникло повальное увлечение Античностью, расцвет наук и искусства. Это возрождение интереса к Античности и стало называться Возрождением, или Ренессансом.

Оно подарило миру великих мыслителей и творцов. И, вместе с тем, породило ряд философских доктрин (прежде всего — гуманизм), в конечном итоге приведших к Реформации.

Вообще, Витрувий не входил в число величайших архитекторов античности. Но просто его трактаты сохранились, и на них пошла повальная мода.

Справедливости ради отметим, что каждый архитектор интерпретировал его труды на свой лад, при этом позиционируя себя преемником.

В результате получались идеальные с геометрической точки зрения города, построенные безо всякой оглядки на географический и человеческий факторы.

Здравый смысл, говорите Вы? Да кому он нужен, когда у нас тут, понимаете ли, эстетика, золотое сечение и поиск квадратуры круга!

При этом размер и население города не являлось показателем его величия, военной и экономической мощи: существовали города, превосходившие столицу по размерам и численности населения раз в десять, при том что жизнь там была заметно похуже.

Улицы традиционно были узкими, а жилища тесными, потому при хорошей погоде люди старались проводить как можно больше времени снаружи и там же продавать свои товары — благо окошки первых этажей делались так, чтобы можно было поднять створку — и торговый лоток готов.

Более-менее широкими были улицы богатых кварталов и улица ведущая от городских ворот к кафедральному собору: согласно официальному постановлению на ней должны были беспрепятственно суметь разъехаться две телеги.

При таких узких улицах, когда из окна одного дома можно было запрыгнуть в окно дома напротив, горожанам ничего не стоило забаррикадировать дороги и бросать непрошенным гостям всякими тяжестями по голове, потому основная тактика нападающих требовала проехаться галопом по дорогам, не допустив блокады.

Опять же, объедки, помои, содержимое ночных горшков выливалось на улицу из окон (вынуждая почтенных горожан носить шляпы с широкими полями), утрамбовывалось хождением и ездой, гнило, поедалось хрюшами, размазывалось дождями и постепенно превращалось в однородную тёмно-синеватую вонючую массу, которая со временем уничтожалась благодаря тому, что была органической.

По причине ужасной антисанитарии и плотной застроенности, по городу время от времени прокатывались эпидемии чумы (число жертв которой часто преувеличивалось) и пожары. Что вносило некоторое разнообразие в серые будни, позволяя видоизменять городскую архитектуру и решать вопрос перенаселённости.

Одно время главному зодчему предлагали построить ряд поселений за городскими стенами, чтобы разгрузить город, но это не сулило ни военной, ни экономической выгоды, поэтому он предпочёл украсить свой особняк. Потому что, как писал классик, «видно грунт там был лучше».

Периодически в городах проводились пышные праздники, в дни которых люди не работали и пировали.

В основном это были церковные праздники, а поскольку их было много, в году было больше праздничных дней, чем рабочих. Особенно в сравнении с ХХ или ХХI веками.

В эти дни епископ возглавлял процессию, в которой крёстным ходом проходили священники, монахи и миряне.

Актёры разыгрывали сценки из Ветхого и Нового Заветов, строили тройные подмостки, на разных ярусах которых изображались ад, чистилище и рай, носили по улицам на кораблях ряженных артистов, плясали, выпивали, пели песни и устраивали различные игрища. Например — состязание стрелков.

Конечно, с появлением огнестрельного оружия луки уже не использовались в бою и даже в охоте уступали место мушкету (кроме тех случаев, когда была бесшумность была предпочтительнее убойности). Но традиции — дело святое.

Видимо поэтому языческие праздники так и не смогли искоренить до конца, и часть из них видоизменили, придав им христианские черты.

Но остались и исключения. Такие как, например, День Цветения, когда в начале лета назначали Летнего Лорда и Летнюю Леди. Это было делом почётным и отказываться было постыдно, но поскольку Лорд должен был оплачивать расходы на праздничные мероприятия из своего кошелька, — многие состоятельные горожане заблаговременно валили из города под различными предлогами, чтобы переждать «критический момент»…

Как бы там ни было, в этот раз Вы потихонечку вышли на площадь, и по пути не случилось ничего, достойного упоминания. Итак, народ галдит и суетится, собор возвышается над грешным миром, а Вы стоите и думаете, как быть дальше.

— Пойти в собор — 525

— Стоять и думать дальше — 529

— Встать куда-нибудь на видное место и обратиться к толпе — 531

144

Вы понимаете, что просто не имеете морального права прозябать здесь и дальше. Вы должны открыть людям глаза, донести до них Истину, достучаться до сердец и умов, и горе тому, кто встанет у Вас на пути.

Вы получаете +15 пунктов Вдохновения!

Так идите же! — 241

145

— Вот, значит, как теперь запел? А где же, позволь узнать, в таком случае, была твоя вера, когда ты надувал лягушек или бросал котят на растерзание собакам на потеху таким же жестокосердным нелюдям, как и ты? Скажешь мне очередную банальность? Думаешь, что это не ты такой, а жизнь такая? «С волками жить — по — волчьи выть», так что ли? Но почему же, в таком случае, многие другие не огрубели, не оскотинились и не превратились в кровожадных двуногих животных в отличие от тебя, ублюдка? Посмотри на себя, шут гороховый! Да у тебя же руки по локоть в крови! Кто с малых лет показал Гунфриду дурной пример, который так укоренился в детском сознании, что мальчик вырос, превратившись в кровожадного тирана? По чьим наговорам невинных людей бросали в темницу? По чьим советам казнили мучительной смертью? Кто делал казнь более тяжёлой и страшной, чем она полагалась по закону? Кто любил посетить пыточную и помучить людей просто ради собственного самоутверждения? Ничтожество, возомнившее себя Цезарем, лишь стоило получить хоть какую-либо власть. Ты думаешь, что, унижая и мучая людей, ты становишься лучше и сильнее, чем они, но это всего лишь иллюзия. Ну же, давай! Докажи мне, что ты изменился! Вот он я — перед тобой! Беззащитный, слабый и безоружный! Вот тебе меч! Давай, обезглавь бедолагу! Прекрати все свои страдания одним махом! — с этими словами призрак опускает свою голову на возникший неизвестно откуда окровавленный пенёк, подле которого стоит воткнутый в тюремный пол полутораручный меч палача — тяжёлый, широколезвенный, с оплетенной чёрной кожей рукоятью…

Вы тщетно пытаетесь сохранять невозмутимость, целиком и полностью сосредоточившись на молитве, но всё-таки бесовские слова Вас задевают.

Вы прекрасно осознаёте, что проклятая нечисть всеми силами пытается вывести Вас из равновесия, чтобы, как минимум, обречь на гибель Вашу плоть, а по возможности — и душу.

Но, вместе с тем, Вы с сожалением понимаете, что, несмотря на всю ложь, клевету и оскорбления, его изобличающая речь не такая уж и беспочвенная.

Осознавая, что это морок, Вы нехотя начинаете тянуться к мечу, искренне желая расквитаться с нечестивой тварью за все страхи, унижения и оскорбления, которые Вам довелось сегодня перенести…

Пришло время испытать свой Героизм! Бросьте кость, и в случае, если выпадет «6», — Вы выдержали проверку и можете возвращаться обратно на тот параграф, с которого перешли сюда (снова идти сюда не нужно). Снизить сложность проверки можно, вкладывая пункты Героизма (т.е. потратите один пункт героизма — бросок будет удачным не только при «6», но и при «5», потратите два пункта — будет удачным при «4», «5» и «6», потратите три пункта — при «3», «4», «5» и «6», и так — хоть до полного отсутствия необходимости совершать бросок). Если бросок провален — переходите на параграф 216

146

Всё предельно просто: обе они затыкают ничего. Одна — в том смысле, что держит «ничего так», а другая — потому что ничего не затыкает. Странная логика, да? Но учитывая место и эпоху — такие вот загадки любили и разгадывали. Если отгадали — добавьте 1 пункт Героизма и, в любом случае, переходите на параграф 119

147

Эх, ну дела! Вот незадача! А ведь всё так хорошо начиналось! Шарики рассыпались по грязи, Вы ползаете и собираете их, а голодранцы злорадно смеются, и это не тот добрый смех, который должен служить наградой за старания шута.

Собрав шарики, Вы не огрызаетесь, не спорите и никому ничего не доказываете, но сохраняете достоинство и в молчаливом величии удаляетесь — 88

148

— Ну и что? У нас тут по-твоему художественная мастерская? Или ты нам карту сокровищ нарисуешь? — подняв Вас на смех, отвечают оборванцы. Дохлый номер. Ну и шут с ними (вернее, без них). Идите прочь своей дорогой — 88

149

Точно-точно-точно?

— Вот прям вот точно-преточно! (Если Вы жестокосердный и не выдержали проверку — выбирайте этот вариант) — 203

— Нет, передумал — 45

150

Уподобившись первой лягушке из известной притчи, Вы решаете, что барахтаться из последних сил в молоке, постепенно сгущая его до плотного состояния, нет никакого резона, и остаётся лишь опустить руки, смирившись со своей незавидной участью…

Шутовство уменьшилось на 1 пункт!

Бесцельно посидев, пребывая в депрессии и жалея себя любимого, Вы бесцельно потратили некоторое время, накручивая себя и переживая.

Сменялись мгновения, пролетали минуты, проходили часы, но ничего не менялось к лучшему.

Решив, что Вас бросили здесь и забыли, обрекая на голодную смерть в компании смердящего покойника, забытого точно так же, как и Вы, Вы начинаете заливаться слезами — 230

151

Проснувшись, Вы первым делом ощущаете боль. Спина, рёбра, почки… В особенности — голова… Но, тем не менее, Вы — живы, и это сейчас главное.

Определённо Вам следовало дважды, а то и трижды, как следует подумать, выбирая слова и соизмеряя свои желания с возможностями. Впрочем, чего уж теперь — после драки, как известно, кулаками не машут.

Проблем же, тем временем, заметно поприбавилось. Во-первых, Вас обобрали до нитки, оставив в одних портках посреди грязной улицы, где Вы рискуете замёрзнуть.

Неподалёку валяются обломки музыкальных инструментов и Ваша маротта, которая, судя по всему, не показалась никому полезной.

Навершие в виде головы шута (Ваш двойник) излучает озорство и веселье — как, впрочем, и обычно. Вот только Вам в этот миг совершенно не смешно.

В любом случае, сейчас Вам будет намного полезнее не сокрушаться об утраченных возможностях, а прикидывать сохранившиеся перспективы.

— Пойдёте в таверну — 131

— Направитесь к казармам — 206

— Пойдёте в церковь — 188

— Решите покинуть город — 142

— Отправитесь на городскую площадь — 297

— Прогуляетесь по окрестностям без определённых целей, надеясь, что Вас внезапно посетят умные мысли — 419

— Направитесь в порт — 161

— А если Вы предусмотрительны — 421

152

Вот облом — так облом. Нет, спрашивается, Вы ожидали чего-то иного? В конце концов, никто Вам тут не виноват — нужно трезво оценивать свои возможности, не преувеличивая и не преуменьшая.

Теперь Вы ползаете по земле, собирая рассыпанные шарики на потеху голодранцам, которые злорадно смеются — не от Вашего мастерства, а лишь по причине Вашей неудачи.

Настроение испорчено, самооценка задета, и Шутовство снижается на 2 пункта!

Да, ловить тут, похоже, нечего, и, собрав свои шарики, Вы отправляетесь восвояси — 88

153

— Если Вы невезучий — 534

— Если нет — 536

154

Однажды, изрядно поддавший монах силился забраться на ослика. Он пробовал взбираться на него и так и эдак, но у него ничего не получалось. И тогда он начал взывать заплетающимся языком:

— Святой Франциск! Помоги! Святой Бенедикт! Помоги! Святой Доминик! Помоги!

В этот момент он наконец-таки запрыгнул на спину осла, но несколько не рассчитал силы, потерял равновесие и шлёпнулся вниз. Уже лежа на сырой земле, монах попросил:

— Так! Не все сразу!

 

Незамысловатая, но, в общем-то, добрая и беззлобная история прибавила Вам настроение, позволив сохранить присутствие духа вопреки всем обстоятельствам.

Ваше Шутовство увеличилось на 1 пункт!

Теперь необходимо собраться с мыслями и подумать, как быть дальше — 119

155

В последнем отчаянном порыве, бессмысленном, но вполне понятном в сложившейся обстановке, Вы начинаете неистово сотрясать ржавые прутья решётки, стиснув их до побелевших костяшек.

Вы начинаете выкрикивать мольбы и проклятья, но они просто тонут в окружающем гуле. Вы ненавидите и презираете тех, кто оставил Вас умирать в этой треклятой норе (а больше всех — Вы вините себя самого).

Но, вместе с тем, справедливости ради стоит отметить, что, во-первых, Вас здесь просто невозможно расслышать.

Во-вторых, если бы это и было возможно, люди в первую очередь спасали бы собственные шкуры, а затем уже — ценные вещи и важных персон (в то время как Вы не являетесь для них ни тем ни другим).

Ну, а в-третьих, дорога может быть уже заваленной.

Вы слышите, как за Вашей спиной, на том самом месте, где Вы находились минуту назад, с жутким грохотом обрушился потолок, подняв во мраке клубы пыли (которые Вы не можете видеть, зато из-за них стало трудно дышать).

Вы слышите, как что-то обваливается в коридоре, слышите чьи-то крики, вопли с мольбами о помощи, но они слышны неотчётливо, и невозможно разобрать, кто и где зовёт на помощь…

В какой-то момент — часть кладки, удерживающая решётку, обваливается наружу. И вы понимаете, что это Ваш шанс.

Хотя, с другой стороны, кто его знает, где сейчас будет безопаснее: в знакомой мрачной камере или мрачном коридоре?

Вы решаете…

— Переждать обвал на месте и не высовываться, пока всё не утихнет. — 153

— Рискнёте и сунетесь в коридор, не дожидаясь завершения землетрясения, ведь, возможно, второго шанса на спасение Вам уже не представится — 135

156

Бог миловал! Во всяком случае, на данный момент Вас не расплющило в лепёшку. Чего, к сожалению, нельзя сказать о многих Ваших товарищах по несчастью.

Каменные глыбы падают людям на головы, стены и потолок обваливаются, раздаются крики и вопли, полные отчаяния и ужаса, но они тонут в непрекращающемся грохоте.

В какой-то момент земля прекращает ходить у Вас под ногами. Судя по стонам и плачу, выжившие есть.

Но Вы по-прежнему не видите ничего в таком мраке. Вообще, конечно, это просто зверство: если держать человека в кромешной тьме, то он довольно быстро сойдёт с ума и ослепнет (на что, по всей видимости, и был расчёт этих негодяев).

Как бы то ни было, нужно решать, что делать дальше.

— Проверите решётку — 535

— Проверите стены своей камеры — 538

157

Конечно же, Вам неизвестно, что там находится. И не факт, что там лучше. С другой стороны, не похоже, чтобы и здесь было хорошо. И в самом деле — не проходит и десяти секунд, как каменная кладка обрушивается, погребая Вас под собой.

Если ещё не попадали на этот параграф, переходите на параграф «0», записав себе 5 пунктов Героизма, 5 пунктов Вдохновения и ключевые слова «Дежа вю».

158

Блуждание по лабиринту оказалось для Вас утомительным. В какой-то момент Вы набрели на некий тоннель, и шли по нему до тех пор, пока он не вывел Вас прямиком в лес.

Однако же! Поблуждав некоторое время, Вы набрели на тропинку — 808

159

Не в силах более сдерживать своего вожделения, Вы оставляете молитву и, позабыв обо всём на свете, бросаетесь навстречу гуриям, издав исступлённый крик.

Заигрывающе посмеиваясь, юные девы окружают Вас, и вы ощущаете адский жар, исходящий от их молодых дел.

И воспалённым сознанием понимаете, что «адский жар», в данном случае, вовсе не метафора. Но здесь и сейчас, — Вам нет до этого дела.

Готовый с головой окунуться в пучину разврата, Вы начинаете нежно лобызаться с красавицами, не в силах определиться, которой из них отдать своё предпочтение. А те — поспешно и ласково освобождают Вас от гнёта одежды, и вскоре вы стоите нагой в окружении обнажённых нимф, словно гладиатор, готовый к бою.

Но нимфы и не думают на этом останавливаться: сорвав и отшвырнув прочь Вашу одежду, они начинают сдирать Вашу кожу, а после — переключаются уже и на мышцы с внутренностями.

Не проходит и десяти минут, как на месте, где ранее находился живой человек — остаётся лишь голый окровавленный скелет.

Позднее молчаливый стражник, совершающий свой ежедневный обход, обнаружит это жуткое зрелище, наделав себе в штаны от страха.

И даже он, повидавший на своём веку, казалось бы, немало и пыток, и казней, — не сможет нормально спать до конца своих дней, просыпаясь каждую ночь с криком от повторяющегося кошмара, в котором ему снова и снова будет являться шут, погибший не столько из-за тяжести собственных грехов, сколько из-за заключённого этим гадом пари…

А впрочем, это — уже другая история…

Если ещё не попадали на этот параграф, переходите на параграф «0», записав себе 5 пунктов Героизма, 5 пунктов Вдохновения и ключевые слова «Дежа вю».

160

Не в силах сосредоточиться на молитве, Вы поддаётесь словам призрака и затыкаете уши в тщетной попытке огородиться от этого ужаса.

Судя по всему, Вы так и не поняли, что душе — совсем не нужно иметь уши, для того чтобы слышать подобные вещи…

В этот же миг призрак налетает на Вас с чудовищным рёвом, и Вы оказываетесь бессильны сколь-либо ослабить этот мерзкий, пронзительный звук…

Позднее, совершая обход камер, молчаливый стражник без особого удивления обнаружит Ваше холодное тело: подлец знал, что эта камера пользуется у стражников подземелья особенно дурной репутацией и даже называется «чёртовой камерой».

Пришедший несколько раздосадован: они с парнями заключили пари, и он надеялся, что Вы доживёте хотя бы до завтра. Но — что поделать…

Если Вы попадаете на этот параграф впервые, запишите ключевые слова «Дежа вю» и 10 пунктов Героизма. Переходите на параграф «0».

161

Эх, старый добрый порт! Сколько воспоминаний у Вас связано с этим местом. Фактически, от его былого величия остались разве что ростральные колонны. На пристани не особенно много кораблей, да и те, что есть, не вызывают особого интереса, за исключением корабля торговцев с Ближнего Востока.

Оно и понятно — когда-то имелся боеспособный флот, проплывавшие чужаки платили пошлины, была развита торговля с иностранными державами, а теперь от всего этого осталось лишь воспоминание. Рыбацкие лодочки, пара охранных судов (состояние которых оставляет желать лучшего), каперы…

Не впечатляет. Когда-то в портовом кабаке ошивались моряки, торговцы и путешественники со всего мира, одетые в различную экзотическую одежду, разговаривающие на заморских языках — они приносили с собой редкие диковинки со всего мира, с Востока и Азии. А что теперь? Только местные пьяницы, рыбаки да матросы. Даже портовый бордель переживает нелёгкие времена.

Эх, что-то Вы загрустили. Прочь хандру!

— Пойдёте в кабак (Пьянство, Азарт) — 540

— Пойдёте в бордель (Похоть) — 543

— Пойдёте к рыбацким лодкам — 561

— Пойдёте к арабскому судну — 547

— Пойдёте и утопитесь с горя — 546

— Запишетесь во флот — 678

162

Время не ждёт! Орден Тамплиеров не справится без своего Великого Магистра! Нужно перебить неверных! Нужно…

Но, минуточку! Гуго де Пейн был первым Великим Магистром, а после него их ещё было немало, и последнего, Жака де Моле, сожгли вместе с приором Нормандии Жоффруа де Шарне в 1314 году по распоряжению короля Франции Филиппа Красивого, с одобрения Папы Римского Клемента V.

Тамплиеров обвиняли во всех возможных смертных грехах, богохульстве, содомии и поклонении Бафомету, арестовывали, пытали, жгли на кострах. Потом и король, и Папа прожили совсем недолго, да и их преемников ожидал тихий ужас (как раз в соответствии с предсказанием де Моле), но это уже другая история.

В какой-то момент Ваш разум обретает ясность (Вы получаете +20 пунктов Вдохновения!), и Вы понимаете, что это место дурно на Вас влияет и надо бы отсюда валить — 241

163

Да уж, ну и кашу Вы заварили. И сложно сказать, хвалить Вас за смелость или бранить за методы.

Свергнуть короля и прийти к власти можно даже и с такими союзниками. В конце концов, у Крысиного Короля есть люди, сила, власть, деньги, сеть осведомителей и прочее, — но вот цена, которую он требует за свою помощь такова, что народ может возненавидеть Вас даже больше, чем Гунфрида, если это в принципе возможно.

Впрочем, как бы Вы ни поступили — всегда будут те, кто поддержит Вас и одобрит, и те, кто назовут Вас демоном во плоти.

Кто-то скажет, что цель оправдывает средства, а другой предпочтёт погибнуть, но не отступаться от идеалов, в которые верит, и не опускаться до уровня тех, кого презирает.

Конечно, война всё спишет, вот только Вы сами будете помнить и понимать, что Вы натворили. Ладно, Рубикон перейдён.

— Ликвидируете Гунфрида руками Крысиного Короля — 562

— Заручитесь поддержкой широких масс — 567

— Обратитесь за помощью к ремесленникам — 570

— Поищете поддержку у знати — 599

— Убедите гвардию встать на Вашу сторону — 610

— Вы обратитесь за помощью к швейцарским наёмникам — 603

— Попросите поддержки у представителей иной державы — 607

164

Да ну их в баню. Всегда найдутся такие нехорошие ворчливые зануды. Не нужно тратить на них нервы, пусть эти нечистоты плывут мимо. С этим настроем Вы отправляетесь на прогулку как ни в чём ни бывало. Спустя некоторое время Вы останавливаетесь, обнаружив на пути мутную лужу.

— Плюхнуться в лужу — 548

— Попытаться сохранить вменяемость и трезвость ума, хотя бы на какое-то время — 563

165

Решив, что в данном случае алебарда совершенно бесполезна, Вы без сожалений отбрасываете её прочь и пускаетесь в бегство, петляя зигзагами, как и было задумано… — 245

166

Что ж, вольному воля. Ещё и монахи от лишней обузы избавятся. Возможно всё-таки стоит задержаться и подлечить психику, да разве Вас убедишь? Впрочем, это место само по себе Вас угнетает, а у Вас есть планы заняться иными делами. Как Вы поступите?

— Дождётесь позднего часа и потихонечку попробуете сбежать — 564

— Встанете и, если надо, будете пробиваться с боем — 568

— Попробуете перехитрить монахов и навешать им лапшу на уши, чтобы выйти и уже не возвращаться — 608

167

Люди, обитающие в подобных кварталах, составляют подавляющее большинство городского населения. Их жизнь не настолько роскошна и безоблачна, как у одних, но и не настолько ужасна и невыносима, как у других.

Они проживают не в роскошных особняках, но и не в смрадных лачугах; питаются не изысканными деликатесами, но и не обгладывают объедки; не могут тратить деньги на частных репетиторов, но их дети ходят в приходскую школу и получают образование.

На улицах, конечно, довольно грязно, но всё-таки не такой свинарник, как в бедных кварталах.

То здесь, то там кто-то чем-то торгует на улице: кто сапогами, кто глиняной посудой, кто домашними настойками. Снуёт шумная детвора. Свинья мимоходом сожрала цыплёнка.

Старый больной ослик везёт тележку с винными бочками. Босоногий монах собирает пожертвования. У позорного столба стоит торговец, продавший несвежую рыбу: он в колодках и его кормят ею.

Псли в кабаке продают дрянное вино — его точно так же заставят выпить, но хуже всех, пожалуй, ткачам, которых заставляют есть ткань, если они обдурили покупателя и отошли от стандартов при изготовлении; вместе с тем, если кто-то возводит на торговца или ремесленника напраслину — суровое наказание ожидает уже его самого.

На отдельно отведённом столбе развешаны объявления.

— Повеселить детвору — 565

— Поглумиться над наказанным (Жестокосердие) — 569

— Почитать объявления на столбе — 609

— Идти дальше — 604

— Посмотреть товары — 598

168

Придумать что-то более жалкое и убогое — нужно ещё постараться. Сложно сказать, чего больше во взгляде наблюдателей: сочувствия или презрения.

— Да на кой ляд ты нам такой сдался? Даже осёл копытами — и тот лучше жонглирует! — с раздражением комментирует увиденное косматый босяк.

Можно подумать — много он в этом понимает.

Тем не менее, его слова всё-таки задели Ваше самолюбие, хоть Вы и вынуждены признать, что его претензии, вместе с тем, не лишены оснований.

Шутовство уменьшилось на 1 пункт!

Махнув на всё рукой, Вы поворачиваетесь и уходите куда глаза глядят, навстречу тем, кто будет Вас любить и ценить, как Вы того на самом деле заслуживаете — 88

169

Это и в самом деле несложно, если думать в нужном ключе. За каждую правильно разгаданную загадку Вы получаете 1 пункт Героизма и ещё 1 пункт Героизма в том случае, если правильно разгаданы все загадки.

Ответы таковы: первая разгадка — «земля», вторая — «ветер», третья — «облако», четвёртая — «природа», пятая — «радуга», шестая — «судьба», седьмая — «напильник», восьмая — «соловей», девятая — «солнце и луна», десятая — «роженица близнецов», одиннадцатая — «ночь» и, наконец, двенадцатая — «верблюд».

Разобрались с этим? Теперь пора решать задачи посерьёзнее: задачи своего выживания — 119

170

Да! У Вас получилось! Вы всем утёрли нос! Судя по их лицам — они такого явно не ожидали. Впрочем, признаться, — Вы тоже. Но как бы то ни было — Вы осуществили свою смелую задумку, честь Вам за это и хвала!

Шутовство, Вдохновение и Героизм увеличились на 2 пункта!

— Впечатляет, — с нескрываемым уважением произносит косматый оборванец, аплодируя Вам. — Пошли. Есть у меня на тебя кой-какие планы. Но сперва нужно кое с кем обсудить.

Что ж, Вы сами этого захотели, так что теперь — следуйте за бродягами и пожинайте плоды — 13

171

— Хорошо, допустим, ты меня убедил, — осторожно начинаете Вы. — А где гарантии, что…

— Никаких, — отрезав, перебивает он. — Но здесь тебя ожидает верная смерть, без каких-либо альтернативных вариантов.

Вы слышите лязг ключей, лязг замка и скрип петель решётки. Похоже, что незнакомец всё решил за вас. Ну, что ж…

— Протяни руку, — требует он. — Я буду твоими глазами.

Да, в таком кромешном мраке незрячий человек с обострённым слухом и осязанием, тем более знающий помещения как свои пять пальцев, явно сориентируется лучше.

Его ладонь шероховатая и холодная. Но мороз, проходящий по коже, вызван вовсе не температурой. Есть в этом человеке что-то жуткое, что-то неестественное, и дело тут вовсе не в его увечье.

Возможно, он не был чудовищем, возможно с ним несправедливо поступили и сделали таким, но Вас не покидает ощущение того, что он очень опасен и гадок по натуре. Может быть и ошибочное, кто знает.

Вас порывает как минимум ударить его, но — что дальше? И Вы сдерживаетесь лишь потому, что это было бы крайне неразумно в сложившихся обстоятельствах. Хотя…

— Потребуете, чтобы он освободил остальных пленников — 566

— Просто позволять себя вести — 595

— Довериться чутью и огреть незнакомца как следует — 605

172

Проще пареной репы! В своё время Вам приходилось жонглировать не только двумя руками, но и одной. И лёжа. И задействуя ноги. И даже участвуя в противостоянии жонглёров, когда пытаешься выбить своими шариками или булавами чужие, при этом продолжая жонглировать и сохраняя при себе оговоренный минимум.

Жонглирование развивает и зрение, и внимание, и моторику даже у пожилых людей. Какой-то учёный грамматик как-то раз говорил, что даже у стариков начинает расти из-за этого мозг. Так это или нет — доподлинно Вам неизвестно, но хочется верить, что так.

Что ж, теперь определимся, трезво оценивая свои возможности, как именно и с каким количеством шариков Вы хотите жонглировать.

Если выбрать что-нибудь совсем уж простое (можно даже сказать — примитивное) — это вряд ли встретит одобрение у публики.

Если же выбрать что-нибудь достаточно сложное, — есть риск не рассчитать силы и уронить шарики, а это было бы досадно. Ну, так что решили?

— Решили не рисковать и просто жонглировать двумя шариками — 168

— Решили не рисковать и просто жонглировать тремя шариками — 204

— Решили задействовать четыре шарика — 46

— Решили подбрасывать пять шариков, время от времени разворачиваясь корпусом и подхватывая шарики за спиной — 115

— Решили подбрасывать шесть шариков, держа одну руку постоянно за спиной, а одну — перед собой — 133

— Решили подбрасывать семь шариков, при этом встав на одну ногу и помогая жонглировать второй — 69

— Решили лечь на спину и начать подбрасывать восемь шариков при помощи рук и ног — 78

— Решили жонглировать девятью шариками во время танца — 222

— Решили жонглировать десятью шариками во время бега — 186

173

Кричать и звать на помощь — бесполезно, стоять посреди комнаты — смертельно опасно, и Вы совершаете то, что пусть и не выглядит особенно безопасным, но кажется Вам единственно возможным решением в сложившейся ситуации.

Забившись в самый угол в надежде, что если потолок и обрушится, то в центре комнаты, а в таком месте будет пусть и ненамного, но безопаснее, Вы с содроганием ожидаете дальнейшего развития событий.

Бравировать не перед кем: Вам действительно очень страшно, но Вы находите в себе силы преодолеть свои страхи и волнения. Да уж, много на Вас сегодня свалилось, только массивных каменных плит ещё на голову, слава Богу, не падало.

Вы судорожно прокручиваете в памяти всё, что знаете про поведение в подобных случаях, но знаете Вы не так уж и много, а то, что знаете, — не кажется сейчас полезным.

В дверной проём не встать. К стене прижаться? Пожалуйста. Под стол залезть? Так нет же его!

Но, погодите минуточку, что это? Сотрясаясь от очередного удара, массивная стена обвалилась, и за нею, судя по всему, обнаружилось какое-то помещение.

Что это, очередная камера? Или потайной путь к свободе? Во всяком случае, на пропасть не похоже — камни упали довольно близко и быстро.

Непроглядная темень осложняет ситуацию, но решать нужно быстро: оставаться там, где стоите, чтобы переждать эти подземные толчки и уже потом, если всё обойдётся, исследовать положение дел вокруг, или — решить, что стоять здесь и дальше совсем не безопасно, и рискнуть направиться в новообразовавшийся провал?

— Идёте — 175

— Остаётесь — 157

174

Однажды шут вышел на городскую площадь и начал плясать, а бубенцы на его трёхрогом шапероне звенели, веселя народ. Так он шутил и балагурил, принося людям радость, пока не пришла Смерть.

Та посмотрела на него и решила: «Как славно пляшет шут! Попляшу и я! Посмеюсь вместе с ним. Рано или поздно он устанет — и вот тогда-то я его и сцапаю». Шут заметил Смерть и решил: «Рано или поздно она устанет — тогда я и убегу!».

Так и пляшут с тех пор шут со Смертью, и пока хватает весёлых шуток, пока звенят бубенцы — никакая Смерть шуту не страшна!

 

Что ж, эта история вызывает смешанные чувства, но всё-таки мотивирует побороться за жизнь, да ещё и пошутить маленько. Ваши Героизм, Вдохновение и Шутовство возросли на 1 пункт! Ну а пока что — спляшем! (образно выражаясь) — 119

175

Эх, была — не была! В любом случае, какая бы неизвестность там ни скрывалась — в настоящий момент она предпочтительнее явной смерти под завалом в замкнутом помещении, которая наверняка постигнет Вас, если просто стоять на месте.

Вы решительно следуете внутрь, не различая пути и не зная, куда Вас выведет этот неожиданно возникший проход.

— Если у Вас развита интуиция — 549

— Если нет — 571

176

Это явно выше Ваших сил. Забыв про душеспасительные молитвы, Вы бросаетесь прямо за стол, от поспешности опрокинув некоторые из блюд.

Алое и белое вино разливаются прямо по белоснежной скатерти, густой суп оказывается на полу, яблоки вываливаются из тарелки и катятся куда-то прочь, но Вам нет до этого никакого дела.

Вы поглощены своим чревоугодием. Вам хочется попробовать и того, и этого, и вот этого, и всего, и побольше, и сразу. Вы пробуете… Нет, вы едите…

Нет, вы жрёте! Да, именно жрёте, как самая распоследняя свинья, залезая локтями в салаты и соусы, марая рукава в масле, рыгая и чавкая, издавая утробные звуки и давясь от удовольствия через силу.

Не успевая как следует прожевать одно, Вы уже запихиваете в рот другое, словно бы за Вами кто-то гонится. Как будто опасаясь, что всё это внезапно могут у Вас отобрать или же оно исчезнет.

Одной рукой хватая свиной окорок и шампур с говядиной, прижимаете всё это к груди, в то время как другой рукой отрываете кусок мяса от целого кабана и запихиваете его в рот…

На следующее утро стражник находит Вас бездыханным на холодном полу, а Ваш рот — забит землёй и грязью, которыми в избытке богато веками не чищенное подземелье…

Если Вы первый раз попадаете на этот параграф, запишите ключевые слова «Дежа вю», 5 пунктов Героизма и 5 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

177

Вы не желаете сейчас утомлять и без того измождённые мозги и решаете вспомнить загадку попроще. А именно:

— Лёгкую шутливую загадку — 61

— Лёгкую загадку на смекалку — 87

— Лёгкую загадку на эрудицию — 251

178

— Смотри, ничтожество! — воздев руки, произносит злой бес, облекший себя в личину дорогого Вашему сердцу короля Альбериха.

— Святым уже, небось, себя возомнил? Да ты — никто и ничто! Позабыл, небось, о том, кому ты служишь на самом деле — Богу или Мамонне?!

С потолка, подобно каплям дождя, начинают сыпаться золотые монеты, источающие яркое и мерное свечение, от которого Вам становится не по себе.

Этот свет не слепит глаза, он не похож ни на свет от солнца, ни на свет от факела, но ясно одно — он нечистой природы.

Вскоре слабый дождь перерастает в настоящий ливень, и вот — Вас уже окружают настоящие горы из несметных сокровищ.

Глаза разбегаются от обилия звонких монет, драгоценных камней и предметов роскоши.

Вот — мечи с золотыми насечками и изукрашенными рукоятями. Вот — ожерелья из чёрного жемчуга. Сундуки, ломящиеся под грузом переполняющих их богатств. И кажется, что всё это изобилие — Ваше, стоит лишь протянуть руку…

— Давай, потрогай. Я ведь знаю, ты всегда этого хотел. Ты всегда об этом мечтал. Кого ты обманываешь? Нет, ну кого ты обманываешь?! Вот твой Бог! Вот чему ты служишь и поклоняешься! Вот то, во что ты веришь и без чего не мыслишь своей мелкой поганой жизни. Ты ведь этого хочешь? Ну так протяни руку — и возьми! Долгие годы ты стяжал монету за монетой, всё копил и откладывал, всё скрывал и прятал, словно ворона, что зарится на всё блестящее и тащит в своё гнездо. Скажи, это из-за наживы ты предал своего драгоценного короля? Из-за проклятого золота? Презренного металла? Я ведь знаю, что ты обворовывал меня все долгие годы, что жил в моём замке. Я принял тебя, как брата, позволял тебе всё, и даже больше, посадил подле меня за одним столом и разломил с тобой хлеб. Я долгие годы закрывал на это глаза. Всё ждал, когда твоя совесть пробудится, надеялся и верил, что у тебя хватит рассудительности и смелости одолеть своё нездоровое влечение… Но ты ведь даже в мелочах был скрягой: получая за свои нелепые шутки столько, сколько иным за всю жизнь не видать, ты мог пойти на любую низость, чтобы обманом или силой заполучить медный грош у нищей старушки, — изобличает Вас призрак.

Вы тщетно пытаетесь сохранять невозмутимость, целиком и полностью сосредоточившись на молитве, но всё-таки бесовские слова Вас задевают.

Вы прекрасно осознаёте, что проклятая нечисть всеми силами пытается вывести Вас из равновесия, чтобы, как минимум, обречь на гибель Вашу плоть, а по возможности — и душу, но, вместе с тем, Вы с сожалением понимаете, что, несмотря на всю ложь, клевету и оскорбления, его изобличающая речь не такая уж и беспочвенная.

Осознавая, что это морок, Вы нехотя начинаете тянуться к богатствам…

Пришло время испытать свой Героизм! Бросьте кость, и в случае если выпадет «6» — Вы выдержали проверку и можете возвращаться обратно на тот параграф, с которого перешли сюда (снова идти сюда не нужно). Снизить сложность проверки можно, вкладывая пункты Героизма (т.е. потратите один пункт героизма — бросок будет удачным не только при «6», но и при «5», потратите два пункта — будет удачным при «4», «5» и «6», потратите три пункта — при «3», «4», «5» и «6», и так — хоть до полного отсутствия необходимости совершать бросок). Если бросок провален — переходите на параграф 198

179

А это уже называется «государственная измена», и без смертной казни тут уж никак не обойтись, если, конечно, Ваше дело не выгорит.

Гвардейцы сейчас и в самом деле порядочно подустали от всего.

От задержки жалования, от того, что король благоволит швейцарским наёмникам и не жалеет на них средств, от того, в каких условиях приходится работать остаткам некогда огромного гарнизона, резко подсократившегося усилиями этого придурка, который не завязал войну ещё разве что с самим Папой Римским.

Впрочем, сейчас Вас переполняют смешанные чувства — волнения, воодушевления, ярости — и мосты обрублены: либо Вы сможете подбить этих людей на мятеж, либо Вам, в лучшем случае, оторвут голову.

Если у Вас имеются такие достоинства как «Красноречие», «Артистизм», «Верховая езда», «Предусмотрительность» и «Сражение» — добавьте по пункту Героизма за каждое. Если у Вас есть достоинство «Популярность» — добавьте себе 10 пунктов Героизма. За каждый пункт Шутовства добавьте себе 10 пунктов Героизма, за каждый сохранённый пункт Вдохновения добавьте себе по 5 пунктов Героизма, за каждые 6 пунктов Злодеяния и недостаток «Жестокосердие» отнимите по 10 пунктов Героизма.

— Если у Вас набралось 100 пунктов Героизма — 640

— Если недобор — 620

180

Ну, конечно же! Сам король Артур отправил Вас на это ответственнейшее задание — добыть и защитить святыню! Мэрлин благословил Вас как родного сына, готовя к странствию! Вы получаете +15 пунктов Вдохновения и не можете тратить драгоценное время здесь! — 241

181

— Да ладно! Ты ли это? Куда подевался тот весёлый парень, втихаря спустивший в напёрстки, карты и в кости всё своё состояние, а затем — запустивший свои загребущие лапы в королевскую казну? Ещё бы, ведь я доверял тебе, собаке, как брату. Ты предавал друзей, обманывал и крал, чтобы погасить свои бесконечные долги, и, что хуже всего, ты лгал самому себе, когда думал, что проиграешь ещё немного — и всё. Ведь ты не мог остановиться. Сколько раз ты заключал пари, вероломно разбивая чужие сердца и ломая судьбы? Сколько раз ты проигрывал казённое имущество и шёл на низость просто из-за того, что продулся в прах? Ах да, ну конечно же, «карточный долг — дело чести», а обокрасть своего короля и покровителя — это тоже, по-твоему, «дело чести»? Ладно ещё, ты сделался несчастным сам, но ты — причинил боль всем тем немногим, кто по-настоящему любил тебя и дорожил тобой. Ты никого не хотел слушать и, в конечном итоге, остался один, старый дурак. Что посеешь — то и пожнёшь. Дело даже не в надежде на выигрыш. У тебя уже просто сложилась какая-то потребность проигрывать, когда ты, прекрасно зная о всех приёмах и способах обмана, при этом всё равно шёл и тратил последнее, прекрасно понимая, что никакого шарика под напёрстками не было и нет… Твоя душа — уже загублена. Но пока ты жив — нужно подождать, прежде чем она угодит в ад. Ну что, сыграешь на свою голову? На одной чаше весов — все твои грехи, на другой — твоя жизнь, которая в настоящий момент, по большому счёту, и гроша ломаного не стоит. Так что это довольно щедрое предложение — умей это ценить, — пренебрежительно бросает Вам призрак.

Вы понимаете, что это — обман. Не в праве беса отпускать и прощать кому-либо грехи, но все бесы — лжецы и имеют дерзость говорить то, что выгодно им в данный момент.

Благие, богоугодные дела не совершаются окольными путями, по сговору с нечистой силой. Грех может отпустить лишь Бог, и для этого от Вас требуются основания в виде любви, смирения, покаяния…

Но нездоровый азарт влечёт Вас, и видя, с каким мастерством призрак тасует неведомо откуда возникшую колоду карт, — Вы начинаете незримо бороться с нахлынувшим на Вас искушением.

— Срежь, — предлагает нечистый, протягивая Вам карты.

Вы тщетно пытаетесь сохранять невозмутимость, целиком и полностью сосредоточившись на молитве, но всё-таки бесовские слова Вас задевают. Вы прекрасно осознаёте, что проклятая нечисть всеми силами пытается вывести Вас из равновесия, чтобы, как минимум, обречь на гибель Вашу плоть, а по возможности — и душу, но, вместе с тем, Вы с сожалением понимаете, что, несмотря на всю ложь, клевету и оскорбления, — его изобличающая речь не такая уж и беспочвенная.

Осознавая, что это морок, Вы нехотя начинаете тянуться к проклятой колоде…

Пришло время испытать свой Героизм! Бросьте кость, и в случае если выпадет «6» — Вы выдержали проверку и можете возвращаться обратно на тот параграф, с которого перешли сюда (снова идти сюда не нужно). Снизить сложность проверки можно, вкладывая пункты Героизма (т.е. потратите один пункт героизма — бросок будет удачным не только при «6», но и при «5», потратите два пункта — будет удачным при «4», «5» и «6», потратите три пункта — при «3», «4», «5» и «6», и так — хоть до полного отсутствия необходимости совершать бросок). Если бросок провален — 237

182

Не выдержав волнения, Вы забываете про молитвы и начинаете выводить в воздухе пентаграммы, произносить слова заклинаний и время от времени сквернословить, потому что когда-то слышали о том, что нечистую силу можно прогнать бранными ругательствами.

Искренне посмеявшись, призрак налетает на Вас белой молнией, а утром — молчаливый стражник, совершая обход и подходя к камере, обнаруживает исписанные кровавыми надписями и нечестивыми символами стены. Тела шута нигде нет. Но это — уже другая история…

Если Вы первый раз попадаете на этот параграф, запишите ключевые слова «Дежа вю», 5 пунктов Героизма и 5 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

183

Ну, конечно же, это лебедь. Угадали — добавьте себе 5 пунктов ГероизмаА даже если и не угадали — переходите на параграф 119 и решайте, как быть дальше.

184

Спустя некоторое время жизнь обрела некоторую стабильность, хоть Вы даже и воспалённым нездоровым сознанием в минуты просветления начинали понимать, что это нельзя назвать точкой завершения пути, а, скорее, неким переходным этапом.

Не будешь же всю оставшуюся жизнь сидеть в этих серых безрадостных стенах, в окружении не к месту смеющихся или стонущих психов и неразговорчивых облатов да монахов.

Да, Вас никто не обижал и не бил. Напротив, Вас пусть и скромно, но кормили; отмыли от грязи, в которой Вы пришли; дали Вам чистую кровать; постирали одежду и дали другую на смену; постригли волосы (чтобы в них не завелись всевозможные паразиты); и, видя, что Вы до сих пор вели себя сдержанно и безобидно, даже разрешили Вам читать книги из монастырской библиотеки (правда — не когда вздумается, а на усмотрение дежурных и — под присмотром).

Это — было сносно, терпимо. Вы понимаете, что судьба могла сложиться намного хуже. Но в то же время такую жизнь счастливой не назовёшь.

Желая убить время от скуки, Вы…

— Решаете пообщаться с кем-нибудь из собратьев по безумию — 91

— Решаете пообщаться с кем-нибудь из дежурных — 66

— Решаете пообщаться с самим собой — 25

185

То поистине было место скорби и боли. По большей части, безумцы, имевшие богатых родственников, ещё могли надеяться на надлежащий уход и имели некоторые шансы на выздоровление. Остальным же приходилось в разы хуже.

И хотя здесь, и правда, трудились люди, желавшие облегчить полную невыносимых страданий жизнь умалишённых, их возможности были весьма ограниченны.

В массе монахи не были профессиональными врачами, но делали всё, что было в их силах, чтобы изменить положение сумасшедших к лучшему: как минимум — старались оказать уход и снабдить хотя бы самым необходимым.

У некоторых имелись отдельные комнаты (или правильнее называть их кельями, поскольку ранее в этих помещениях проживали монахи), а большинство же обитало в общей (или, раз уж на то пошло, дормитории). Особенно буйных безумцев приходилось связывать или даже сажать на цепь, чтобы они не причинили вреда себе или другим.

Вам определили кровать и настоятельно попросили не покидать помещение без спроса и, тем более, не уходить за пределы лечебницы.

Осмотревшись, Вы сделали вывод, что большинству присутствующих, по большому счёту, нет до Вас никакого дела: кто-то пускал слюни или неестественно смеялся, кто-то царапал своё лицо, пытался кукарекать или называл себя Папой Римским и приказывал всем целовать край своей ризы.

Пара молодых облатов тихо обсуждала то печальное известие, что Ваша крыша окончательно поехала после того, как король Гунфрид Безволосый изгнал Вас из замка и лишил синекуры за то, что Вы так и не научились лицемерить и подхалимничать, вместо этого изобличая пороки и делая монарху неуместные замечания.

Всё-таки Вы не просто так носите прозвище Честный. Конечно, к этому всё шло уже давно, и сумасшедшим Вас называли ещё задолго до этого дня, но изгнание, по-видимому, стало последней каплей.

В настоящий момент — в Ваш разум вернулось просветление, и Вы сравнительно чётко осознаёте картину происходящего. Вы решаете, что…

— Вам необходимо во что бы то ни стало валить подальше из этого бедлама и искать своё место под солнцем — 166

— Вы можете пожить здесь некоторое время, пока будут кормить, давать кров над головой и койку для сна — а о большем пока и мечтать нельзя — 184

186

Когда-то, лет тридцать тому назад, подобный трюк срабатывал без сучка и задоринки. Но вот так, нахрапом, без практики (поскольку Вы долгое время были заняты массой других, более важных дел) повторить подобное сложно даже такому маститому жонглёру, как Вы.

Что и говорить, раз на раз не приходится. Шарики рассыпались по грязи, и теперь Вы вынуждены ползать, собирая их под глумливый хохот босяков и стражи.

Ну и шут с ними. Вернее, они недостойны общества шута.

Поэтому, собрав шарики, Вы молча и спокойно уходите восвояси на 88 параграф, потеряв из-за досады 1 пункт Шутовства.

187

Публика явно не ожидала от «старой развалины» ничего подобного. Даже Ваши недоброжелатели вынуждены нехотя проникнуться к Вам определённым уважением и признать Ваши таланты и способности.

Тем более, что Вы уже давно не мальчик, а на подобные трюки не хватит сил и сноровки и у большинства молодых. Босяки радостно галдят, и даже стражники рассмеялись и захлопали в ладоши.

— Ну, ладно, ладно, убедил. Может быть, и выйдет из тебя толк. А ты ничего так, я смотрю, для старичка, — замечает главарь бедноты, и в его голосе отчётливо звучат нотки одобрения.

Добавьте 2 пункта Шутовства, 1 пункт Вдохновения и 1 пункт Героизма!

— Хорошо, повеселились — и хватит. Пошли отсюда, пока всем не всыпал, — беззлобно, но достаточно серьёзно потребовал высокий стражник, направляясь в сторону всей честной кампании и делая замах древком своей алебарды.

Что ж, делать нечего, раз прогоняют, придётся идти — 13

188

Если где-то Ваша душа и обретёт покой, который сейчас так Вам ну жен, то только здесь. Поэтому, покряхтев и посетовав на старость и на невзгоды, свалившиеся на Вашу седую голову, Вы тихо начинаете брести в сторону кафедрального собора Кокани. Это на площади в самом центре города, куда ведут все основные дороги.

Вам становится чуточку спокойнее, и пусть Ваши проблемы ещё не решены, Вы чувствуете, что уже встали на правильный путь. Возможно, бремя придворных обязанностей должно было оставить Вас, чтобы Вы начали больше думать не о брюхе, а о духе.

В грязи на дороге что-то блестит (если у Вас проблемы со зрением, или Вы рассеянный, и Вы не выдержали соответствующие проверки — Вы всё прошляпили, а если всё в порядке — нашли горсть монет: бросьте кость и определите, сколько именно).

Вообще, все эти помои, которых в избытке хватает на улицах, источают омерзительный аромат, но Вы слишком увлечены своими мыслями, чтобы обращать на это внимание (если Вы рассеянный или у Вас проблемы со зрением, и Вы не выдержали проверку — Вы вляпались ногой в экскременты какого-то животного, почистились от них, но расстроились — потеряйте 1 пункт Шутовства).

Потихонечку и без особых приключений Вы мирно добредаете до площади — 525

189

Да Вы что, смеётесь? Ладно бы там хотя бы на площади перед кафедральным собором, при огромном скоплении народа.

А кого Вы надеетесь поднять на восстание в таком месте? Сколько людей там соберётся? Человек пять? Десять? Двадцать? И кто это будет? Пьяницы? Потаскухи? Шулера? Солдаты в увольнении? Ну, ещё, может быть, шпионы и наёмники. Смех да и только. Впрочем, вольному — воля.

— Если Вы владеете красноречием — 601

— Если Вы нет — 596

190

Да, это может сработать. У Гунфрида Безволосого достаточно натянутые отношения с духовенством и окончательно усугблять их ради Вас не станет даже такой кретин. Наверное. А те, в свою очередь, будут рады любой возможности поступить наперекор его желаниям и напомнить о своей власти, на которую ему опасно посягать.

С другой стороны, недовольных Гунфридом — пруд пруди. Целая страна. А кто Вы? Так, мелкая сошка. Почему именно ради Вас они должны идти на конфронтацию с королём? Почему не ради того, или этого, или всех с вокруг? Вон сколько голов надето на колья.

Значит, Вы должны представлять для них какую-то ценность. Деньги для пожертвования (и, естественно, речь идёт не о символической сумме), ценные сведения, документы, предметы или связи. Хоть что-нибудь. Нет, конечно, есть шанс, что Вам помогут и так, по доброте душевной.

Даже в самом худшем случае Вас не выставят на улицу прямо сейчас (и никто не имеет права ломиться в храм даже для того, чтобы задержать беглого каторжника, или убийцу, приговорённого судом к смерти).

Даже если Гунфрид отдаст такой дикий приказ — солдаты ослушаются, потому что в противном случае будут отлучены от Церкви (а это значит, что человек де факто и де юре лишается всех прав, положений и привилегий, включая право на жизнь, после чего убить его — священная обязанность любого католика, а обокрасть — уже и не грех).

Хотя от швейцарцев можно всякого ожидать — кто их разберёт, среди них бывают и протестанты, и католики, но по факту для них имеют значение лишь деньги. Конечно, история знает примеры того, как швейцарские наёмники проявляли героизм и отвагу, не предавая нанимателя даже в безнадёжном сражении, но встречаются и обратные ситуации.

Прежде всего, это очень практичные люди, заставившие всех считаться с собой, и жить по своим специфическим принципом: своих дворян у них нет, чужих они не берут в плен, а убивают на поле боя, против войск, в состав которых входят другие швейцарцы — не воюют, а в бою зарекомендовали себя так, что их то и дело нанимают все стороны конфликтов во всевозможных войнах, полагаясь на них едва ли не больше, чем на собственное войско.

Ладно, возвращаемся к убежищу: даже в случае особенно тяжких преступлений (таких как, например, попытка совершения государственного переворота, приведшая к многочисленным жертвам) человека могут предать в руки светских властей, но и то — договорившись о том, чтобы его не пытали, не калечили и не казнили. Во всяком случае, так должно быть в идеале, на практике — как получится. Но, какая-никакая, а надежда есть.

Размышляя об этом, Вы выходите на просторную площадь, в центре которой располагается памятник старому доброму Альбериху, а в разные стороны расходится несколько дорог. Здесь сейчас на редкость немноголюдно и тихо: лишь одинокий художник увлечённо занят своей работой.

— Продолжить путь — 525

— Поглазеть на то, что там намалевал художник — 317

191

Собравшись с духом, Вы становитесь на колени и, достав из-под одежды небольшой нательный крестик, зажимаете его в кулаке, закрываете глаза и начинаете истово молиться. Вы вспоминаете практически всю прожитую Вами жизнь, начиная от детских лет и заканчивая недавними событиями.

Светлые моменты беззаботного веселья и радости, скромное человеческое счастье, людей, которые были Вам близки и дороги: родственников, друзей, приятелей, и, конечно же, почившего короля (мудрого, временами строгого, но неизменно благородного и справедливого).

Вы были с ним фактически ровесники — ну, может быть, он был ненамного Вас старше, или это только казалось так из-за его седой ухоженной бороды.

Сейчас он словно бы смотрит на Вас с укором и вопрошает: «Что случилось с моим сыном? Что сделалось с моей страной? Как ты мог это всё допустить? Что лично ты сделал для того, чтобы предотвратить всё это?».

Ну а, собственно, что Вы могли поделать? Всё, что зависело от Вас, было сделано. Но существуют и какие-то вещи, не зависящие от Вашей воли.

Конечно, всё это может просто казаться, но всё-таки, как ни убеждай себя — колючее чувство вины вкралось в душу и не отпускает.

На смену радостным воспоминаниям и мыслям приходят те, от которых Вам становится не по себе.

Недостойные поступки, которые не следовало совершать, сказанные слова, которые не следовало произносить, негодные мысли, которыми смердит подгнившая душа.

Словно бы мерзкие бесы терзают Вас, подбрасывая одну за другой все те ситуации, когда Вы должны были действовать, но малодушно отстранились, должны были высказаться, но промолчали.

Вы словно бы ощущаете их мерзкое, отдающее серой дыхание, и слышите, как они злорадно произносят снова и снова: «Помнишь это? А это? А тот случай? Что ты сказал этому человеку? Это показалось тебе смешным? А помнишь, как ты поступил?».

Вы не желаете, отказываетесь верить в какие-то поступки, словно бы их совершил кто-то другой — их не могло, не должно было быть — настолько не соответствуют они теперь Вашим взглядам и убеждениям.

Но нет, их совершил не кто-нибудь другой, это сделали Вы, и память об этом будет обжигать Вас калёным железом на протяжении всей жизни.

Вы чётко осознаёте, что все свалившиеся на Вас злоключения — полностью оправданы. Вы заслужили их. А быть может, получили шанс что-то искупить, осмыслить и исправить.

Столько лет, столько долгих лет Вы прозябали в роскоши и праздности, предаваясь празднословию, похоти, гордыне, сквернословию, чревоугодию и стяжательству, гневались на ближних, ненавидели окружающих, совершали подлость за подлостью и не щадили чужих чувств.

И вот теперь, лишившись всего, Вы — старый дурак — начинаете хоть что-то соображать. Вы имели такую власть, такое влияние!

И могли употребить их ко всеобщему благу. Вы имели (и имеете) обязательства перед людьми, перед собой и, прежде всего, перед Богом.

Вы столько должны были сделать — но не сделали, или делали недостаточно хорошо, спустя рукава, абы как, надеясь, что и так сойдёт. Но, как видно, всё-таки не сошло.

Тем не менее, ещё не поздно что-то исправить. По меньшей мере, хотя бы для своей души.

Преисполненный раскаяния, истовой веры, трепета и благоговения, Вы смиренно взываете к Всевышнему с мольбой, надеясь если не на спасение из темницы, то на прощение вины. Время пролетает незаметно.

На душу опускается покой, как не раз бывало в детстве, когда Вы, играя во дворе, могли ушибиться и пораниться, а мама обнимала Вас, прижимая к груди, и боль отступала.

Добавьте к значению своего Героизма 5 пунктов и испытайте Судьбу (бросьте игральную кость, прибавьте выпавшее значение к текущему номеру параграфа, и переходите на параграф с получившимся числом)

192

Спустя некоторое время Вы слышите шаги, эхом отдающиеся в сводах темницы. Поначалу Вам даже начинает казаться, что это разыгравшееся воображение решило сыграть с Вами злую шутку, но вскоре звуки становятся достаточно близкими и отчётливыми, чтобы сомнений не оставалось.

Странным кажется лишь то, что у идущего нет при себе факела. В таком случае, кто же это может быть? Стражник? И без факела? Вряд ли. Сбежавший заключённый? Как же, сбежишь отсюда. Да если даже и так, враг моего врага — совсем не обязательно мой друг. И даже если друг (в чём Вы, конечно, сильно сомневаетесь) — вряд ли он сможет отворить дверь Вашей камеры.

Тем не менее, звуки приблизились достаточно близко. Настолько, что Вы точно понимаете: кто-то стоит поблизости, по ту сторону решётки. Вы слышите его дыхание, а если протянете руку — то сможете дотронуться до незнакомца. Но кто это? Или что?

Сердце бешено колотится. Каким бы старым, больным и дряхлым ни был человек — жить-то ему всё равно хочется. В любом случае, Вы не ожидаете ничего хорошего от появления неизвестного визитёра.

— Кто здесь?! — набравшись смелости, спрашиваете Вы. Терять Вам в любом случае уже нечего.

— А-а… Королевский шут. Ты, конечно же, меня не помнишь. Но я узнаю твой голос, — раздаётся в ответ пусть и жуткий, но всё-таки вполне человеческий голос — низкий, хриплый, нездоровый. Можно даже сказать — какой-то болезненный.

— Кто Вы? И почему Вы тут бродите в темноте? — выпытываете Вы, пытаясь понять, что за собеседник стоит перед Вами.

— В этом заключается одно из немногочисленных преимуществ моего положения, — с каким-то не вполне понятным для Вас весельем поясняет незнакомец. — Когда-то давно, ещё до твоего появления, я занимал очень высокий пост при дворе. Я служил верой и правдой ещё при деде нынешнего короля. И выполнял поручения, о которых не слагают баллад, но без которых не может существовать ни одно государство. В числе всего прочего — я был одним из тех, кто проектировал и строил этот замок, но в первую очередь в мои задачи входило обустроить потайные ходы и оснастить их ловушками. А после того, как наша работа была завершена, — большинство инженеров и архитекторов просто убили, и лишь нескольким «счастливчикам», если так можно выразиться, повезло чуточку побольше: их ослепили и оставили работать в подземелье, на случай, если необходимо будет проконсультироваться по каким-либо вопросам.

— И Вы, я так понимаю, один из них? — озвучив наиболее очевидное предположение, Вы ожидаете продолжения рассказа.

— Там, наверху, посреди городских улиц, я был бы слаб и бесполезен, — в который уже раз уходя от прямого ответа на вопрос, продолжил неизвестный. — Но здесь, во мраке подземелий, находится моя вотчина. Место, где Ваша сила становится слабостью, а моя слабость обращается в силу. Я знаю здесь каждый уголок, каждый поворот, каждую нишу. Я способен расслышать даже учащённое биение твоего сердца. Я заходил в такие места, куда опасается спускаться даже стража с факелами. И здесь нет человека, который был бы опаснее меня. Но ты мне нужен, шут. Как и я тебе. Иначе бы этот разговор просто не состоялся. Прости мне мою многословность, мне редко приходится с кем-либо разговаривать, и я стараюсь использовать каждую возможность. Но речь сейчас не об этом. Я ведь знаю, что отец этого ублюдка доверял тебе даже больше, чем собственному сыну. Он посвящал тебя в свои секреты. Ты тоже, как и я, когда-то ходил потайными путями…

— Ближе к делу, — всё больше понимая, к чему он клонит, поторопили Вы.

— Какой же ты, всё-таки, нетерпеливый. Что ж, скажу прямо: мне уже давно осточертела такая жизнь и такая работа. У меня есть план, но для его воплощения мне необходим человек, который видит и при этом знает потайные ходы не хуже меня. Просто дело в том, что я лучше знаю эту часть замка, до которой большинству посвящённых обычно просто не было дела. А ты — мог бы провести меня прямиком в королевскую казну, а? — несмотря на то, что Вы не видели в этот миг лица говорящего, Вы были уверены в том, что он улыбнулся.

— Собираешься ограбить короля и хочешь, чтобы я тебе в этом помог? — не столько спрашивая, сколько подытоживая, переспросили Вы.

— Именно так. И, в общем-то, я не считаю себя чем-либо обязанным ни этому подлому избалованному щенку, ни его предкам, заставившим присягать им на верность и отплатившим за мои труды вероломным предательством и чёрной неблагодарностью, — без тени смущения ответил мужчина. — Но мне не понятно твоё возмущение. Разве не точно так же обошлись и с тобой? Сначала лишили тебя всего и вышвырнули, сопроводив напутственным пинком под зад, а затем — упекли сюда…

— Одно дело — верность конкретно взятому королю, и совсем другое — верность стране, — не дав ему договорить, заметили Вы.

— И что, по-твоему, если оставить деньги в казне, то они пойдут на благо страны, а не на шлюх, пирушки и оплату наёмников, для которых не существует ничего святого? Хоть ты и шут, но сейчас я скажу тебе — не смеши людей… В любом случае, я собираюсь взять то, что мне причитается, и уйти туда, где мне будет лучше. Если хочешь — можешь составить мне в этом деле компанию. А не хочешь — можешь сидеть здесь и гнить дальше из-за своего упрямства. Сомневаюсь, что о тебе вообще кто-то вспомнит и придёт проведать. А если и вспомнят — то точно не ради того, чтобы угостить чем-то сладеньким, — парирует он.

Взвесив все за и против, Вы решаете…

— Что в любом случае сначала необходимо выбраться отсюда живым, а там уже видно будет — 171

— Что этому человеку нельзя доверять, и Вы никуда не пойдёте с ним даже под страхом смерти — 280

193

Долгое время Вы пребываете в безмолвии. Звуки падающих капель разносятся эхом под сводами темницы. Отдалённый шёпот, быть может порождённый Вашим разыгравшимся воображением, вселяет в Ваше сердце тревогу. Пронизывающий холод заставляет вздрагивать и трястись… В какой-то момент на Вас налетает порыв ледяного ветра, пронзающего, словно нож убийцы.

«Минуточку, откуда это ветер мог взяться в казематах?» — с недоумением успеваете Вы задуматься, как вскоре ощущаете в своей камере чьё-то присутствие, от которого веет недобрым. И хотя кругом царит мрак, Вы ощущаете на себе чей-то взгляд…

Медленно обернувшись, — Вы вскрикиваете и отшатываетесь, всем телом прижимаясь к ржавым прутьям решётки. Сердце бешено колотится, словно бы готовое пробить грудную клетку. Пот стекает струями. А прямо перед Вами, зависнув в воздухе над грязным тюремным полом, источая слабый свет, выделяющий во мраке лишь его самого, находится призрак почившего короля.

— Если Вы малодушны — 210 (или выдерживайте проверку)

— Если же нет — 250

194

Долгое время Вы пребываете в безмолвии. Звуки падающих капель разносятся эхом под сводами темницы. Отдалённый шёпот, быть может порождённый Вашим разыгравшимся воображением, вселяет в Ваше сердце тревогу.

Пронизывающий холод заставляет вздрагивать и трястись. В какой-то момент на Вас налетает порыв ледяного ветра, пронзающего, словно нож убийцы.

«Минуточку, откуда это ветер мог взяться в казематах?» — с недоумением успеваете Вы задуматься, как вскоре ощущаете в своей камере чьё-то присутствие, от которого веет недобрым. И хотя кругом царит мрак, Вы ощущаете на себе чей-то взгляд…

Медленно обернувшись, — Вы вскрикиваете и отшатываетесь, всем телом прижимаясь к ржавым прутьям решётки. Сердце бешено колотится, словно бы готовое пробить грудную клетку. Пот стекает струями.

А прямо перед Вами, зависнув в воздухе над грязным тюремным полом, источая слабый свет, выделяющий во мраке лишь его самого, находится призрак того самого бедолаги, чьё тело так и осталось гнить в этой камере — брошенное, всеми забытое, прикованное к сырой стене.

— Если Вы малодушны, то переходите на параграф 210, или выдерживайте проверку.

— Если же нет — 343

195

Ещё некоторое время Вы проводите в холодном мраке подземелья, в окружении сырости и смрада. Но затем — до Вас начинают доноситься какие-то звуки. Сначала — неразборчивые и отдалённые, а затем — приближающиеся и всё более отчётливые.

Раздаются крики, голоса многих галдящих людей, лязг цепей, звуки боя, скрип открываемых решёток. Вам остаётся лишь сидеть и прислушиваться, ожидая дальнейшего развития событий, и в какой-то момент навстречу Вам направляются люди с факелами.

Скептики назовут это удачей, счастливым стечением обстоятельств, но Вы понимаете, что это Господь даёт Вам второй шанс искупить свои грехи и начать новую, праведную жизнь. Так уж случилось, что в этот самый день город был спешно взят войсками кузена Гунфрида Безволосого, Ангеррана Д`Ладье, пришедшего, чтобы свергнуть тирана и заявить свои права на престол.

Было ли это формальным поводом для захвата новых земель и владений, или же полководцев на самом деле двигали благие побуждения и переживания о судьбе простого народа — сказать сложно.

Но, как бы то ни было, не ожидавшие атаки, вконец распоясавшиеся, несобранные немногочисленные войска короля не сумели оказать захватчикам достойный отбор и вскоре были разбиты наголову, а новый правитель не стал чинить самосуд, насаживая головы на пики и вешая без суда и следствия всех подряд просто за то, что рожей не вышли.

Он заточил двоюродного брата в поистине королевские апартаменты, обеспечив ему соответствующий уход, и пообещав ему и его сторонникам честный и всенародный суд; сохранил жизнь тем, кто сложил оружие; лично спустился в темницу и освободил заключённых, однако же — выпустил не всех подряд (чтобы вместе с жертвами королевского правления на свободу не хлынули настоящие отпетые грабители и головорезы), а лишь тех, кого ранее знал при дворе и в чьей невиновности мог поручиться.

И Вы — тоже были в числе освобождённых! Более того, новый правитель восстановил Вас в прежней должности, а нажитое Вами имущество было возвращено Вам в ценности и сохранности (во всяком случае, то, что от него осталось, — но и на том спасибо).

Конечно же, многострадальную страну продолжали терзать восстания, мор и войны, на больших дорогах сновали преступники всех мастей, начиная от обычных беглых крестьян и заканчивая рыцарями, благородными по своему происхождению, но не по своим поступкам. Но проблеск надежды всё-таки появился в сердцах народа.

Крупица за крупицей — новый король будет поднимать королевство из пепла, а Вы — мудрый и проницательный королевский шут — будете ему в этом верной и надёжной опорой!

Впереди Вам предстоит ещё немало работы. Но это — уже другая история…

Запишите достижение «Избавитель».

Если Вы в первый раз очутились на этом параграфе, запишите ключевые слова «Се ля ви», 10 пунктов Героизма и 10 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

196

Некоторое время Вы продолжаете сидеть во мраке, обдумывая текущее положение и размышляя о превратностях судьбы, и вдруг — в какой-то момент Вы ощущаете некоторую встряску.

Поначалу Вам кажется, что это не более чем мираж, причуда разыгравшейся психики, но вскоре уже и пол, и потолок, и стены темницы начинают ходить ходуном. Цепи звенят, тело мёртвого сокамерника раскачивается, на голову ссыпается вековой налёт грязи, и Вы с ужасом для себя осознаёте, что это — начало землетрясения!

Вы (слава Богу) редко сталкивались с чем-то подобным за свою жизнь. Но при этом Вы смутно вспоминаете некоторые вещи.

Например, что в подобных обстоятельствах лучше находиться как можно подальше от зданий (что в настоящий момент, к сожалению, неосуществимо), а в том случае, если землетрясение застигнет в помещении и нет возможности выбраться наружу, — нужно встать в дверном проходе между комнатами, потому что несущая стена может пережить встряску, а если просто стоять посреди комнаты — то либо потолок может обрушиться на голову, либо пол провалится под ногами, либо произойдёт и то и другое сразу.

Вы не считаете себя большим специалистом в данном вопросе и, быть может, рассуждаете совершенно по-дилетантски, но просто ничего другого на ум не приходит. К сожалению, решётка по-прежнему заперта, а стража, судя по всему, не торопится выпускать заключённых, поэтому даже встать в дверном проходе — тоже не вариант.

В сложившейся обстановке Вы решаете…

— Просто стоять посреди комнаты и надеяться на лучшее — 137

— Вцепиться что есть сил в решётки, трясти их и что есть мочи звать на помощь — 155

— Забиться куда-нибудь в дальний угол камеры в надежде переждать тряску — 173

197

Проходит ещё немало времени, пока Вы собираетесь с духом, размышляя о своей жизни и делая выводы. Со стороны может показаться, что Вы бездействуете, но на самом деле — Вы уже сделали немало, начав перемены с собственной души, а в мире, как известно, всё взаимосвязано.

Неожиданно, заставив Вас вздрогнуть и едва не умереть от разрыва сердца, массивный кусок стены позади Вас отходит в сторону, и помещение камеры наполняется светом, который уже успел сделаться для Вас непривычным.

Вы резко разворачиваетесь и щуритесь, различая в проёме фигуру человека с факелом, пламя которого дрожит от сквозняка. За спиной человека виднеются ступени лестницы, по которой он пришёл.

— Ну что, так и будешь глазами хлопать? Быстрее, пошли, пока стража тебя не хватилась, — торопит Вас пришедший, и Вы, наконец, узнаёте его.

Это Гуальтеро, учёный-полимат, занимавший при старом короле должность главного военного инженера. Сфера его интересов и деятельности была весьма обширной и разносторонней, и, по слухам, он занимался такими исследованиями, за которые в иных местах едва не угодил на костёр.

Но проницательный король предоставил опальному мудрецу своё покровительство, закрывая глаза на многие чудачества по причине его полезности и даже, можно без преувеличения сказать, гениальности.

Этот человек настолько постарел в одночасье, что Вы при всём желании не узнали бы его сразу. Волосы поседели, лицо покрылось морщинами. Ещё совсем недавно он был бодр и полон сил, годился бы Вам пусть и не в сыновья, но, во всяком случае, в младшие братья. А теперь — Вам впору обоим сидеть на крыльце, сетуя на мир и ворча о том, что молодёжь нынче пошла уже не та.

Да, Вы помните, как эти варвары-наёмники разгромили его лабораторию, уничтожили чертежи и макеты, разбили оборудование, перевернули пробирки, колбы, порошки, рвали и жгли книги и даже выпотрошили чучело.

И, разумеется, с одобрения этого инфантильного монарха, не умеющего ценить по-настоящему достойных людей, зато окружившего себя подхалимами, скотами и мерзавцами.

Действительно, какое-то время все (и Вы в том числе) гадали, куда же мог запропаститься этот чудной малый. А он, выходит, путешествовал по системе потайных переходов, которую наверняка знал не хуже, чем иной паук — узоры на своей паутине. И верно — там есть всё, чтобы, например, можно было отсидеться на случай осады или бежать подальше из замка, если будет такая потребность.

Не видя в подобной ситуации смысла спорить, отказываться и оставаться сидеть в жуткой камере, Вы идёте на свет и…

— Внезапно останавливаетесь, чтобы спросить о мёртвом сокамернике — 264

— Вскоре покидаете помещение камеры — 301

198

Не в силах более сдерживаться — Вы забываете обо всём, что было для Вас свято, и начинаете грести всё золото под себя. Сам призрак, обратившийся в полупрозрачное подобие золотой статуи, издаёт раскатистый смех, и в этот момент всё, включая пол, стены, решётки, цепи и безжизненное тело сокамерника — обращается в золото, наводя на мысли о царе Мидасе.

— Моё! Всё моё! Только моё! — Ваши глаза жадно бегают, уголки губ нервно подрагивают в нездоровой ухмылке. Но золото всё сыплется и сыплется, сначала вселяя в Вас радость, когда Вы, плескаясь в нём, словно в море, зачёрпываете и подбрасываете золотые монеты. Но вскоре Вам уже становится не до смеха: монеты всё падают и падают, калеча, ломая кости, пробивая и кроша череп…

Спустя некоторое время молчаливый стражник будет совершать обход и, дойдя до Вашей камеры, обнаружит обезображенное тело. Установить пол, возраст и вероисповедание несчастного не предоставится возможным. Стражника вывернет на пол темницы (которая и без этого была не слишком-то и чистой), но Вам уже от этого не будет ни холодно, ни горячо…

Если первый раз попадаете на этот параграф, запишите ключевые слова «Дежа вю» и добавьте себе 5 пунктов Героизма и 5 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

199

— Не боишься так истово молиться-то на пустой желудок? Глядишь, и сил-то не хватит. Отъел вон себе такой мамон. Или, ой, прости, всё дело в том, что ты — широк в кости, и ничего более… — сотрясаясь в порыве злорадного хохота от собственной же некрасивой шутки, призрак хлопает в ладоши. — Эх, что-то я и сам проголодался. Но, впрочем, куда мне до тебя? Ты ж за кусок ветчины — и родную мать продашь. Если только сам её не слопал. Поди с самого утра маковой росинки во рту не было. А как сюда бросили — так живот серенады поёт…

Сначала из воздуха появляется стол, а затем — на нём из ниоткуда начинают появляться пышнохвостые запечёные павлины и фазаны, обложенные запечёнными каштанами и яблоками, баранина под чесноком, разнообразные вина и соусы, икра и рыба всех сортов, козьи рёбрышки, молочные поросята и нежная прожаренная телятина, перепела и куропатки, оленина и кабанина, пироги и салаты из свежих фруктов, ягод и овощей, копчёные сыры и колбасы, супы и омлеты, и всё приправлено то миндалём, то чёрным перцем, то мёдом, то имбирём или шафраном…

Призрак начинает с упоением есть, ни в чём себе не отказывая, но в какой-то момент останавливается только затем, чтобы заговорщически Вам подмигнуть и язвительно-приглашающе произнести:

— Ах, где же мои хвалёные королевские манеры! Пожалуйста, приглашаю! Раздели со мной эту трапезу! Ты, должно быть, голоден! Отведай запечённую теляпию. Или, быть может, молоко со шпиком? Давай, не стесняйся. Я ведь знаю, ты этого хочешь. На всех приёмах ты только и делал, что жрал и жрал, жрал и жрал. Что поделать — такова твоя сущность, твоя натура, твоя природа. Так не сдерживай же себя — иди и вкуси!

Вы понимаете, что этого просто не может быть, и здесь, в этой проклятой тюремной камере, просто неоткуда взяться настоящей пище. Но этот вид, влекущий и манящий, эти зовущие ароматы, затмевающие все протесты Вашего разгорячённого сознания… М-м…

Вы тщетно пытаетесь сохранять невозмутимость, целиком и полностью сосредоточившись на молитве, но всё-таки бесовские слова Вас задевают.

Вы прекрасно осознаёте, что проклятая нечисть всеми силами пытается вывести Вас из равновесия, чтобы, как минимум, обречь на гибель Вашу плоть, а по возможности — и душу, но вместе с тем Вы с сожалением понимаете, что, несмотря на всю ложь, клевету и оскорбления, — его изобличающая речь не такая уж и беспочвенная.

Осознавая, что это морок, Вы нехотя начинаете тянуться к вожделенной пище…

Пришло время испытать свой Героизм! Бросьте кость, и если выпадет «6» — Вы выдержали проверку и можете возвращаться обратно на тот параграф, с которого перешли сюда (снова идти сюда не нужно). Снизить сложность проверки можно, вкладывая пункты Героизма (т.е. потратите один пункт героизма — бросок будет удачным не только при «6», но и при «5», потратите два пункта — будет удачным при «4», «5» и «6», потратите три пункта — при «3», «4», «5» и «6», и так — хоть до полного отсутствия необходимости совершать бросок). Если бросок провален, переходите на параграф 176

200

Точно?

— Да (Если вы жестокосердный и не выдержали проверку — выбирайте это) — 509

— Нет, погорячился — 45

201

Публика рукоплескала Вам, осыпая дождём душистых цветов, и овации не прекращались, по меньшей мере, ещё минут десять.

Запишите +2 пункта Шутовства, а также 10 пунктов Героизма и ещё +5 пунктов за каждое из имеющихся достоинств (Популярность, Пение, Танец, Красноречие, Везение, Смекалка, Чревовещание, Наблюдательность, Интуиция, Эрудиция).

Вы кланяетесь, а остальные актёры, поклонившись, тоже начинают аплодировать Вам, ведь это Вы вытянули на себе всё представление.

Как бы там ни было, это — одно из тех памятных мгновений жизни, которые никому у Вас не отнять, что бы ни приключилось с Вами дальше.

— Воспользоваться случаем и выступить перед народом с речью о необходимости свергнуть монарха — 606

— Не играть с огнём, а присоединиться к этой замечательной актёрской труппе, с которой Вы так замечательно сыгрались, колесить с ней по миру и зарабатывать столько, сколько будет хватать на жизнь и маленькие радости — 498

202

Вы приближаетесь к сарацинам и те моментально настораживаются, одарив Вас хмурыми суровыми взглядами.

— Ас-саляму алейкум, — начинаете Вы с традиционного приветствия.

— Ва-алейкум ассалям, — прохладно отвечают они, ожидая дальнейшего развития событий.

Вообще, согласно Корану, мусульманин должен приветствовать человека, который с ним здоровается, так же долго, как тот приветствует его.

Хотя бывают случаи, когда приветствовать человека нельзя. Например, если он молится, или если это муэдзин, созывающий на молитву, или если это человек, который справляет нужду или совершает грех.

Согласно старой арабской притче, однажды один еврейпоздоровался с Пророком Моххамедом не словами «Ас-саляму алейкум», или «мир вам», а «Ассам алейкум», то есть «скорой смерти».

Присутствовавшая при этом Айша, одна из жён Моххамеда, очень возмутилась и начала бранить гостя, но Моххамед успокоил её и ответил гостю «Ваалейкум», то есть «тебе того же».

Ладно, это всё, конечно, интересно, но как быть дальше?

— Если Вы эрудированы — 523

— Если Вы не знаете, как объясниться с маврами, то лучше уйти подобру-поздорову — 634

203

Лезвие алебарды со свистом опускается на голову несчастного стражника, и вскоре обагряется кровью. Глаза второго привратника округляются от ужаса: он простирает к Вам руки и что-то беспомощно лепечет про службу и долг, про то, что не желал Вам зла, но Вы — глухи к мольбам, и вскоре толстяка постигает та же участь.

Будут знать, как потешаться над шутом! Как бы трагикомично всё это сейчас ни звучало.

Запишите 12 пунктов Злодейства!

Когда кровь отливает обратно от задницы к мозгу, Вы постепенно осознаёте, что только что натворили и чем всё это грозит. Вы полны боевого ража. В крови зашкаливает адреналин. Сердце учащённо бьётся. Дыхание стало тяжёлым. Вы…

— Перехватываете алебарду поудобней и бросаетесь на перепуганных нищих — 29

— Врываетесь во внутренний двор замка с воплем «Да здравствует революция!» — 54

— Останавливаетесь, чтобы перевести дыхание — 79

— Бросаетесь бежать со всех ног без оглядки, как можно подальше от места расправы — 229

204

Разумеется, не каждый сумеет жонглировать даже и так.

Но всё-таки это слишком избито и просто, для того чтобы всерьёз удивить или заинтересовать кого-либо, и уж никак не дотягивает до серьёзного уровня мастерства, при котором аплодируют и просят повторить.

— И что, это всё, на что ты способен? Да ну… — отмахнувшись, косматый босяк всем видом выражает Вам своё презрение.

Можно подумать, королевские шуты каждый день устраивают перед ним своё представление. Сам-то небось и того не умеет. Ну да ладно.

Потеряв 1 пункт Шутовства от досады по причине провала номера, но сохраняя чувство собственного достоинства, Вы молча, без скандалов и истерик, ни о чём ни споря и никому ничего не доказывая, спокойно разворачиваетесь и уходите на 88 параграф в поисках лучшей доли.

205

— Эй! Эй! Ты что творишь?! — нищие еле успевают расступиться перед Вами, в то время как Вы резко, без предупреждения, бросились вперёд и едва не зашибли их своими кувырками.

— Оп-ля! — наконец приземлившись и остановившись, Вы поднимаетесь и, обведя публику взглядом, совершаете поклон. Беднота оживлённо переговаривается, а стражники с интересом наблюдают за развитием событий. Судя по всему, Вы вызвали смешанные чувства.

С одной стороны, совершить нечто подобное под силу далеко не каждому, тем более — в Вашем возрасте. С другой стороны — Ваше поведение вполне может расцениваться как несущее скрытую агрессию или психические отклонения.

— Да у него, похоже, не все дома… — произносит один из босяков, и некоторые с ним соглашаются. Тёмные люди, что с них взять?

И действительно, ловить тут, похоже, нечего. Тем не менее, вы взбодрились, показали себе и остальным, что у Вас ещё остался порох в пороховницах и Вы готовы к новым свершениям. Добавьте себе пункт Героизма, пункт Вдохновения и пункт Шутовства и смело переходите на параграф 88

206

Казармы городской стражи по сути напоминают небольшую крепость, расположенную в городской черте. Это не особенно красивое, но достаточно надёжное и внушительное сооружение с зубчатой стеной, бойницами, дозорными башнями, из которых город видно словно на ладони, и набатным колоколом.

Сюда все ходят стучать и доносить, здесь располагается небольшой острог, куда сажают тех, кому нужно просидеть в заточении не годы, а неделю-другую, не в самых жутких условиях и не с самым плохим обращением. И тут же проживают гвардейцы, совмещающие функции армии и стражей порядка.

В лучшие времена на должности судей и стражей специально набирали выходцев из других мест, заменяя их раз в пару лет, потому что судьи и стражники выбранные из местных по определению не могу быть беспристрастными, когда имеют дела со своими родственниками, друзьями и врагами, а с пришлых чужаков взятки гладки. Но сейчас выбирать не приходится.

Несколько человек тренируется на плацу, отрабатывая удары алебардами на чучелах, пожилой гвардеец сидит на скамейке и зашивает свой плащ, под навесом на свежем воздухе сидит вербовщик с чернилами и бумагой.

— Направитесь к вербовщику и попробуете записаться на воинскую службу — 637

— Поговорите «за жизнь» с пожилым гвардейцем, который, по-видимому, Ваш ровесник — 581

— Пойдёте на плац к молодым — 576

207

Шут его знает как, но Вам это удалось! Вряд ли Вас будут специально преследовать, и без Вас проблем хватает.

Хотя, с другой стороны, на такие дела не могут смотреть сквозь пальцы и оставлять без последствий, потому — как сказать. Встаёт другой вопрос — куда идти и что делать.

Относительный порядок существует только за городскими стенами, а снаружи на большой дороге можно запросто нарваться на лихих головорезов или на диких зверей. А ведь нужно где-то ночевать и что-то кушать.

— Пойдёте в лес к реке, где можно и рыбку половить, и водички попить, и переночевать в зарослях — 474

— Пойдёте в сторону заброшенной шахты, где могли остаться заброшенные ветхие домики шахтёров — 499

— Побрести по дороге, куда глаза глядят — 501

208

— Оставлять его так — это будет как-то не по-христиански. Стражники не появлялись с тех самых пор, как бросили меня сюда. Уверен, мы могли бы хоть что-то сделать… — настаиваете Вы, окончательно выводя из терпения Вашего спасителя.

— И что ты мне предлагаешь? Снять с него кандалы? Вынести отсюда? Предать земле? У меня нет для этого ни ключа, ни инструмента. Всё, что мы можем сделать для этого несчастного, — это помолиться о спасении его души. Можешь потом заказать заупокойную мессу в храме. Или хоть целых сто. Но сейчас — ему не станет лучше, если мы к нему присоединимся. Я пришёл так скоро, как смог. Скоро стража начнёт совершать обход, — с раздражением бросает учёный.

Понимая, что спорить нет резона и, по всей видимости, инженер прав, Вы нехотя соглашаетесь с его доводами и, окинув прикованное тело последним прощальным взглядом, направляетесь прочь из камеры.

Добавьте 1 пункт Героизма и переходите на параграф 301.

209

Молитва, глубокая и искренняя, преисполненная сердечного внимания, душевного трепета и благоговения, смирения и покаяния, продолжается часами, но Вы не замечаете время. Оно уже не властно над Вами. Точно так же, как не властны над Вами эти стены темницы, король со своими стражами и все владыки мира с их воинствами и златами.

Всё это кажется таким несущественным, преходящим, незначительным перед Истиной, которая стоит и над временем, и над пространством, перед подлинной свободой, которую невозможно отобрать у человека силой, — и лишь сам он способен закабалить себя, если будет жить по беззаконию и искать правды человеческой, но не Божьей…

Спустя некоторое время Вы слышите приближающиеся шаги и замечаете блики света. Вскоре к Вашей камере приближается уже знакомый безмолвный стражник: в одной руке он держит факел, в другой — массивную связку медных ключей.

Вместе с ним к Вам идёт высокий человек в монашеской рясе — настолько высокий, что Вы, человек выше среднего роста, приходитесь ему примерно по грудь.

Остановившись, он ждёт на некотором отдалении, пока стражник возится с засовами Вашей камеры. Решётчатая дверь отворяется с неприятным скрипом, и тюремщик почтительно отходит в сторону, пропуская человека в рясе вперёд.

— Святой отец, это Вы? — восклицаете Вы, обращаясь к пришедшему. Разумеется, не узнать настолько запоминающуюся внешность просто невозможно.

Духовник старого короля — отец Малахия — один из тех немногих людей, которые если и не сохранили прежнее положение при дворе в полной мере, то, во всяком случае, заставили новую власть считаться с той силой, которая за ними стоит. Молодой самодур без зазрения совести казнил бы и лицо духовного сана, но даже он понимает, что окончательно испортить отношения с духовенством может быть губительно опасно.

— Да, сын мой, — кивает старый знакомец. — Слава Богу, Вы живы после всего, что Вам пришлось пережить. Идёмте. Мне пришлось задействовать все свои связи и влияние, чтобы добиться Вашего освобождения. Поговорить мы сможем и в более располагающей обстановке.

Вообще отношения шута и королевского духовника никогда не были особенно близкими.

Нет, слава Богу, тот не был занудой и обладал хорошим чувством юмора, хотя какие-то шутки в его присутствии озвучивать явно не следовало (и у Вас хватало на это ума), коль скоро есть веселье без осуждения, данное людям в радость, есть шутки, способные ободрить страдальца или изобличить порок и бесчестье, а есть небогоугодный смех и непотребные шутки, которые изгоняют из человека праведность и, без преувеличения, ввергают душу в геенну огненную.

Добавьте 10 пунктов Героизма и 2 пункта Вдохновения!

— Броситься святому отцу на шею от переизбытка чувств — 103

— Поинтересоваться тем, что ожидает остальных узников — 121

— Спросить о том, что собирается предпринимать духовенство в тот час, когда народ так нуждается в вере и напутствии — 139

210

Схватившись за сердце, Вы издаёте сдавленный стон ужаса и медленно сползаете вниз по тюремной решётке. Из всех злоключений, выпавших на долю измученного немолодого шута, — это, судя по всему, рискует стать последним.

Закрыв глаз, Вы растягиваетесь на грязном и холодном сыром полу, где молчаливый страж Вас и обнаружит при следующем обходе: холодного, как стены окружающего подземелья…

Если Вы попадаете на этот параграф впервые, запишите ключевые слова «Дежа вю», 5 пунктов Вдохновения и 5 пунктов Героизма. Переходите на параграф «0».

211

Если Вы набожны, переходите на параграф 209. В противном же случае, Вас ожидает параграф 191

212

Доселе бесстрастное, лицо призрака перекашивается в бессильном гневе и ярости. Он обращает к Вам изумлённый взгляд и ядовито произносит:

— Мы это ещё посмотрим!

Его голос, неживой, неестественный, не сотрясающий воздух, а словно бы просто исходящий из глубин Вашего сознания, причиняет Вам просто физически ощутимую боль.

Но Вы не собираетесь отступать и истово молитесь, не страшась в этот миг ни человека, ни зверя, ни призрака.

Лик бесовской твари искажается в гримасе боли, горя и ужаса. Издав душераздирающий крик, который, тем не менее, не повторяется эхом под сводами темницы, злой дух сгорает в невесть откуда возникшем пламени, а воздух наполняется премерзким ароматом серы.

Запишите 10 пунктов Героизма и 2 пункта Вдохновения!

Продолжая молиться, Вы даже не реагируете на исчезновение призрака. Вы не знаете, придёт ли он или подобные ему вновь, но вместе с этой нечестивой тварью сгорает и Ваша слабость. Сегодня Вы смотрели смерти в глаза и выдержали её взгляд достойно…

Добавьте +25 пунктов Героизма!

…Но, обессиленный и истощённый от впечатлений и переживаний, Вы сами не замечаете, как теряете сознание, провалившись в забытье — 109

213

За такие песенки человека могли бы и вздёрнуть, спой он их в присутствии знатных господ. Но королевским стражникам нравилась эта песня, и они не стали возмущаться.

К тому же Вы и сами, как-никак, дворянин, хотя и шут, а с шутов, как известно, взятки гладки. В разумных пределах, конечно же. Голодранцы же пришли просто в неописуемый восторг, который пока ещё был Вам несколько непонятен и озадачил.

Ну да, хорошая песня, и исполнение приятное, но чтобы так… Кхм, странно, но ладно. Вы получаете 10 пунктов Героизма, 2 пункта Вдохновения и 5 пунктов Шутовства, а если аккомпанировали на лютне — умножьте на два.

— Братан! — крепко и душевно обняв Вас, главарь голодранцев расчувствовался: — Крыси… Тьфу!

Поняв, что чуть не ляпнул что-то не то, он тотчас же осёкся и, покосившись на стражников, засеменил прочь, увлекая Вас следом.

Делать нечего, и Вы поспешили за ним. В конце концов, Вы сами решили связаться с этими ребятами, вот сами теперь и разбирайтесь — 13

214

— Всё, пришли! — раздаётся долгожданная фраза, и Вы испытываете некоторое напряжение, не зная, чем завершится эта беседа, и выйдите ли Вы вообще живым из этого помещения, а то мало ли — всякое рассказывают. Вдруг этот Рикман — великан, поедающий грудных младенцев на завтрак? Бред, конечно, хотя…

Повязка спадает с Ваших глаз, и Вы начинаете осматриваться. Света факелов вполне достаточно, и он не слепит глаза. Вас окружает достаточно просторное помещение с достаточно хорошей акустикой. Мрачные, потрескавшиеся, покрытые мхом и плесенью стены источают влагу.

Местами за ними видны поблекшие от времени фрагменты фресок, какие-то надписи и узоры. Кругом находятся каменные скамьи, наводящие на ассоциации с древнеримским Колизеем, разве что очень маленьким.

На них собралась вся знать городского дна — такие бандитские морды, что впору орать во всё горло «Караул!» и «Спасите-помогите!», едва увидев таких в позднее время на улице, даже не дожидаясь каких-либо действий с их стороны.

Тем не менее, пусть их одежда и выглядит достаточно просто и неброско, но это не рваные лохмотья, а вполне себе чистое и опрятное облачение, в котором, например, не стыдно зайти в храм и помолиться. Некоторые имеют при себе оружие и облачены в доспехи из проклёпанной кожи.

В центре зала расположен неработающий фонтан, увитый увядающим плющом: каменная дева с грустным и потресканным лицом смотрит немигающим взглядом в глубину пустой каменной чаши. У статуи не хватает фрагментов тела, но и в таком виде она кажется Вам по-своему прекрасной.

Судя по всему, всё это было построено задолго до того, как в этих местах завелись короли и дворянство. Быть может, эти стены помнят времена Ромула или совсем уж седую древность. Как знать.

Но где Вы? И как Вы попали в это место из города? Не иначе это место находится где-то под землёй, прямо под городом, и Вас провели сюда путями, известными лишь узкому кругу посвящённых.

Вот только странно, что какой-то случайный оборванец с улицы входит в этот самый узкий круг. Или, может быть, не такой уж он и случайный? Но, в таком случае, зачем такому человеку как Рикман мог понадобиться старый шут, выброшенный на свалку за ненадобностью?

У стены в конце зала, в старинном, но не сказать чтоб особенно роскошном кресле сидит человек в форме офицера городской стражи. Его лицо нельзя назвать сколь-либо примечательным, комплекция тоже вполне заурядная.

— Ну, здравствуй, Ральфрик, — подаёт он голос, вставая со своего места в знак особого расположения. — Как тебе наши хоромы?

— Честно говоря, я ожидал другого… — признаётесь Вы, пытаясь понять, что на уме у этого человека. — А ты, стало быть, и есть Рикман? И служишь в городской страже? Вот уж кто бы подумал!

— А почему бы и нет? — пожав плечами, произнёс Крысиный Король. — Друзей нужно держать близко, врагов — ещё ближе, и лучшее прикрытие придумать сложно. Так я всегда в курсе событий, меньше зависим от обстоятельств, имею больше пространства для манёвра и могу давать указания и своим, и чужим.

«А заодно решать, с кем ты останешься, если кому-то подпалят хвосты», — рассуждаете Вы про себя, но у Вас хватает ума не озвучивать это.

— Умно, — киваете Вы и, в очередной раз обведя помещение взглядом, интересуетесь: — А где мы вообще?

— Вот так вот прямо взял и сказал тебе! — с ухмылкой отвечает Рикман. По рядам собравшихся проходит волна смеха.

— Я не о том! — поспешно поясняете Вы. — Я понимаю, что меня не просто так провели сюда с повязкой на глазах. Я имею в виду — чем это раньше было? Кто это всё соорудил? Кто здесь жил? Во что верил? Кому молился и поклонялся? Это место явно построено не в наши дни, и даже не во времена наших дедов.

— Ну, учитывая, что ты сам жил во времена моего деда, — заметил Рикман, — даже боюсь предположить. Я не учёный книжник. Просто отыскал это место и приспособил для своих нужд.

Покончив с пустыми прелюдиями, Крысиный Король перешёл сразу к делу. Итак, Вы — человек, который был долгие годы вхожим в дела короля. Соответственно, Вы можете знать потайные пути, которые ведут прямо в его казну.

Конечно, забирать деньги у своего народа — дело паскудное. Но так ведь на данный момент это не деньги страны, а по-сути личные деньги короля Гунфрида, которые он тратит на своих наёмников и всякие прихоти.

Если Вы в деле, Вам есть о чём поговорить дальше. Если же нет, то извините. Видать, Годелот, тот самый парень, что привёл Вас сюда, долгое время следил за Вами специально и выжидал подходящий момент.

Вы в деле?

— Если да — 252

— Если же нет — 232

215

Ну, конечно же. Это может пройти. Теоретически, убежище в церкви может получить каждый, даже беглый преступник, осуждённый на смертную казнь за убийство.

Туда не имеют права врываться солдаты и светские законы не имеют там власти — это место Божье, здесь не бьют, не задерживают и не арестовывают.

На практике преступника могут выдать властям, если он виноват в серьёзных преступлениях, но и то — при условии, что его не станут казнить или калечить.

Опять же, на практике от укрываемого могут потребовать, чтобы он оставил значительное пожертвование, а если у него нет желания или возможности это сделать — выдать властям, как и в первом случае.

Но, так или иначе, справедливости ради нужно признать, что даже при всех случаях коррупции, симмонии и прочего удручающего безобразия — многие представители духовенства и в самом деле оказывают людям искреннюю и бескорыстную помощь в меру своих возможностей.

К тому же с королём сейчас отношения достаточно натянутые, и Вам могут помочь просто ради того, чтобы насолить Гунфриду.

Естественно, если он полный идиот, то может приказать достать Вас и в соборе. Но за такие дела отлучают от церкви и вменяемые гвардейцы просто не станут исполнять такой приказ.

А если какие-нибудь придурки и станут, епископ после этого донесёт весточку до Римского Папы, и от этого кретина на троне останется мокрое место.

Не будем сейчас растекаться мыслью по древу, рассказывая про битву за инвеституру, вормский конкордат, клюнийскую реформу, хождение в Канносу и прочие такие вещи.

Просто для ясности: с момента соответствующего постановления, обоюдно принятого папой и императором, короли не имеют право возводить в духовный сан и совать нос во внутренние дела епископов, а епископы не должны производить в титулы и обладать светской властью.

При этом монастыри связаны меж собою и подчинены своему непосредственному начальству, на чьей бы земле они территориально ни находились (т. е. по сути — государство в государстве).

Естественно, Папа далеко, а свои монархи — близко, и без крайней необходимости отношения накалять никто не хочет, но когда такое случается — прибегают к самым крайним мерам — 700

216

Не в силах противиться застилающему глаза гневу и бурлящей в Вас ненависти, Вы прерываете молитву, забыв обо всём, что было свято для Вас по меньшей мере всего пару минут тому назад.

Взяв в руки предложенный изувером меч, Вы ощущаете его тяжесть и, замахнувшись как следует, с отчаянным криком обрушиваете его на шею призрака…

…Но что-то происходит не так, как планировались. В любом случае, Вы не успеваете осознать и понять, что к чему, потому что в этот самый миг не чья-то чужая, а именно Ваша голова отделяется от тела и, рухнув на холодный каменный пол, откатывается в сторону, а рядом, заливая и без того грязную камеру кровью, падает и обезглавленное тело.

Каменный хохот призрака ещё некоторое время раздаётся во мраке и вскоре стихает. А уже на следующее утро местный страж совершает ежедневный обход и, обнаружив за ржавой решёткой ужасающую картину, седеет как лунь. Впрочем, это уже другая история…

Если Вы попадаете на этот параграф впервые, запишите 5 пунктов Героизма, 5 пунктов Вдохновения и ключевые слова «Дежа вю»Переходите на параграф «0».

217

Вы пытаетесь, насколько это возможно, оградить своё внимание от бесовских речей, но в этот миг призрак неожиданно замолкает, и Вы слышите истомный сладострастный стон, исходящий откуда-то из мрака. Вскоре в воздухе перед Вами материализуется обнажённая красавица, вобравшая в себя черты всех чаровниц из Ваших грёз и желаний.

Полногрудая и задастая, она заигрывает с Вами, демонстрируя свои прелести, лукаво улыбаясь и маня. Где-то поблизости звучит озорной смешок, и вот — уже другая бесстыдница льнёт к Вам всем телом, положив Вашу неуверенную трясущуюся и словно бы вмиг одряхлевшую руку на свою молодую налитую грудь.

Вы отдёргиваете свою ладонь так, словно она обожжена огнём, и отталкиваете одалиску прочь, но та лишь раскатисто смеётся в ответ и начинает с Вами заигрывать, страстно подбираясь и накручивая золотистые локоны на пальцы.

Одна за одной, юные красотки выходят из мрака и присоединяются к этой сладострастной забаве. Светлые, как луна, тёмные, будто уголь, мулатки, азиатки, на любой вкус и цвет.

Ни одна из когда-либо виденных Вами земных женщин или дев не может и на сотую долю сравниться с красотой этих гурий, взирающих на Вас с такой сильной страстью и желанием во взгляде, как до этого не смотрела ни одна простолюдинка или дворянка даже в пору Вашей золотой молодости.

— Ну, что глаза вытаращил, старый хрыч? На срамоту опять потянуло? И это — в твоём-то возрасте! Сердечко пошаливает? Или дыхание спёрло? — грациозно виляя бёдрами, призрак проходит меж извивающимися в разнузданном танце нимфами, бесстыжие стоны которых становятся всё откровеннее и громче, а руки — маняще ласкают безупречную юную плоть. Вы замечаете, что перед Вами уже не король, а молодая королева, мать Гунфрида, ушедшая в расцвете лет писанной красавицей. Но вы никогда ещё не видели её в неглиже.

— Ну-ка посмотрите-ка, девочки, что тут у нас? Кажется, у кого-то проблемы по мужской части. Он нас не хочет, или не может? A может быть, он вообще — по другой части? — нависая над Вами обнажённой великаншей, со злой насмешкой, и в то же время заигрывая, произносит королева. — Сейчас-то ты, конечно, вдруг вспомнил и заговорил о Боге, попросил у Него помощи и заступничества. Но где твоя любовь и вера были до этого? Ты видел в Нём не цель, во имя Которой ты готов был бы пожертвовать всем, что дорого твоему сердцу, — напротив, ты видел в Нём лишь средство для достижения своих ничтожных и низменных целей, достигая которых ты напрочь забывал о Нём. Ты произносишь молитву, ты думаешь, что раскаялся, но на самом деле ты лишь боишься за собственную шкуру, а это — не вера и не праведность. Давай, будь честен если не перед другими, то хотя бы перед самим собой. Иди — и возьми всех дев, которых видишь перед собой. Они все — твои! Ну же, чего ты ждёшь? Никто — ни человек, ни демон — не коснулись их до тебя! Они навсегда останутся только твоими! Лишь только жест или слово — и каждая из них без стеснения, но лишь с радостью и покорностью сделает для тебя всё, о чём всегда втайне желала твоя похотливая гнилая душонка!

Вы понимаете, что это — мираж. Вы помните всё, что святые отцы рассказывали Вам о суккубах. Но, тем не менее, Вы просто исходите слюной от вожделения и ничего не можете с собой поделать… Или всё-таки можете?

Вы тщетно пытаетесь сохранять невозмутимость, целиком и полностью сосредоточившись на молитве, но всё-таки бесовские слова Вас задевают.

Вы прекрасно осознаёте, что проклятая нечисть всеми силами пытается вывести Вас из равновесия, чтобы, как минимум, обречь на гибель Вашу плоть, а по возможности — и душу, но, вместе с тем, Вы с сожалением понимаете, что, несмотря на всю ложь, клевету и оскорбления, — его изобличающая речь не такая уж и беспочвенная.

Осознавая, что это морок, Вы нехотя начинаете тянуться к танцующим одалискам…

Пришло время испытать свой Героизм! Бросьте кость, и в случае, если выпадет «6», — Вы выдержали проверку и можете возвращаться обратно на тот параграф, с которого перешли сюда (снова идти сюда не нужно). Снизить сложность проверки можно, вкладывая пункты Героизма (т.е. потратите один пункт героизма — бросок будет удачным не только при «6», но и при «5», потратите два пункта — будет удачным при «4», «5» и «6», потратите три пункта — при «3», «4», «5» и «6», и так — хоть до полного отсутствия необходимости совершать бросок). Если бросок провален — 159

218

Вздохнув, Вы качаете головой и понимаете, что события развиваются слишком стремительно и, по-видимому, завернули явно не в ту степь.

Вы больше не ощущаете себя творцом своей судьбы и думаете, что не соизмерили масштаб затеи со своими возможностями. Как гласит старая народная мудрость: «Бери ношу по себе — чтоб не падать при ходьбе».

— Боюсь… Я всё-таки не смогу участвовать в этой авантюре, — с искренним сожалением произносите Вы, приковав к себе все взгляды, и по большей части эти взгляды не предвещают ничего хорошего.

— В каком это смысле? Что, вздумал почитать проповеди или вспомнил о долге перед королём? Мы ведь, кажется, уже это проехали. Ты ничего ему не должен, а изъять у него добро, которое он силой отнял у простого народа, и вернуть обратно — дело благое, и никто не убедит меня в обратном. Там ведь наверняка будут и те вещи, которые конфисковали у тебя, когда втоптали твоё имя в грязь, — сурово напомнил Рикман.

— Не-ет… Дело не в том. Просто стал я стар для всего этого. В моём возрасте почтенные люди уже внуков воспитывают, а не по потайным ходам шляются… — начинаете Вы, но в этот миг к Вашему горлу прикасается холодное и острое лезвие ножа, а рядом разносится смрадное дыхание Годелота.

— Годелот! — одним голосом усмирил его Рикман, велев оставить Вас в покое. — Прости парня, у него туго с чувством юмора, в отличие от меня. Но настоятельно тебе советую больше так со мной не шутить.

Вы теряете 1 пункт Шутовства!

— Ясно, — потирая горло, соглашаетесь Вы. Сделав про себя определённые выводы, Вы возвращаетесь на тот параграф, с которого переходили сюда.

219

Загадка первая:

Общей кормилицей всех,

Кто на свете живет,

Повсеместно я называюсь;

И впрямь, никакие бесстыдные дети

Так не терзают сосцов материнских,

Как грудь мою зубом.

Пышно я летом цвету,

Зимою холодною мерзну.

Загадка вторая:

Видеть меня никому не дано

И руками схватить невозможно,

Резкий голоса звук разношу я сейчас же далеко,

Грохотом страшным гремя,

Дубы сокрушать я способен

Ибо — я весь небосвод и все на земле потрясаю.

Загадка третья:

Цвет изменяя, бегу,

Покидаю и небо и землю,

Ни в небесах постоянного нет,

Ни на суше мне места.

Нет никого, кто так терпел бы

Постоянно изгнанье,

Но зеленеет весь мир,

Орошенный дождем моих капель.

Загадка четвёртая:

Существовать без меня — ничто,

Поверь мне, не может.

Но и обличье мое и лицо

Навеки сокрыто.

Кто же не знает, что мной

Руководится все мирозданье,

Весь небосвод, и движенья луны,

И сияние солнца?

Загадка пятая:

Дочкой Тавмантовой я

Считаюсь по древним сказаньям.

Но я открою сама,

Откуда на деле я родом:

Солнца румяный приплод,

Рождена дождевою я тучей.

Но, хоть и весь небосвод озарю,

Не вздымаюсь ко звездам.

Загадка шестая:

Некогда пел поэт,

Своим красноречием славный:

«Бросимся вместе туда,

Куда Бог и Фортуна прикажут!»

Древние люди меня

«Госпожой» называли напрасно,

Ибо всем миром один

Управляет Христос милосердный.

Загадка седьмая:

Тело в морщинах мое,

И все оно бурой покрыто

Ржавчиной, ибо я тру

Шершавый металл заскорузлый.

Золото также лощить

Мне привычно и мрамора глыбы,

Будучи тверже всего,

Я ровняю любую поверхность

Голоса нет у меня,

И я лязгаю с визгом и скрипом.

Загадка восьмая:

Разнообразно звучит, заливаясь,

Мой голос певучий,

И никогда не издаст

Клюв мой хрипящего звука,

Вид мой невзрачен,

Но песня отнюдь не презренна.

Я неустанно пою,

Судьбы не пугаясь грядущей.

Пусть меня гонит зима,

Но ведь летом опять прилечу я.

Загадка девятая:

Нам не Юпитер отец,

Сатурна мерзостный отпрыск,

Коего, в песнях хваля,

Превозносят облыжно поэты.

И не Латона на свет

На Делосе нас породила.

Вовсе не Цинтия я,

Да и брата не звать Аполлоном,

Горнего нас породил

Верховный владыка Олимпа,

Что восседает теперь

На престоле небесной твердыни.

Мы меж собою на равных

Правах мироздания делим,

Правя теченьем ночей

И движением дней управляя.

Если бы брат и сестра

Вековым их не ведали ходом,

Хаос покрыл бы, увы,

Непомерной все сущее тьмою,

И воцарился бы мрак —

Эреба кромешного в мире.

Загадка десятая:

Шесть очей у меня,

И слышу шестью я ушами,

Пальцев десятью шесть

На теле своем я имею;

Если бы даже отнять

Из них четырежды десять,

Все-таки вижу, что мне —

Четырежды пять остается.

Загадка одиннадцатая:

Черное тело мое —

Цветоносной земли порожденье,

Плодного я ничего

Не рожаю утробой неплодной,

Хоть и вещают певцы в стихах своих,

Будто бы мною

Порождено Евменид преисподнее,

Мрачное племя.

Вовсе мне не под стать

Воплощенье вещественных тварей,

Только я тьмою своей

Объемлю все мирозданье.

Вечно враждебно мне то,

Что всем на радость — сиянье

Солнечных Феба лучей,

Озаряющих все поколенья.

Злобным разбойникам я

Всегда пребываю любезна,

Ибо стараюсь укрыть

В своем их сумрачном лоне.

Мне дорогую сестру воспел,

Как известно, Вергилий:

«Всюду идя по земле,

Она голову в тучах скрывает.

Чудище, страшное всем,

У которого сколько всех перьев,

Столько ж и бдительных глаз,

А под ними (и вымолвить дивно)

Столько же и языков;

Столько уст и ушей

У ней столько ж.

Ночью меж небом она

И землею летает во мраке».

Загадка двенадцатая:

Некогда консулом был я римским,

Воином конным,

Законодателем встарь,

Когда управлял государством.

Ныне же я на горбах

Тащу тяжелейшую ношу,

И тяготит меня груз

Своей непомерной громадой.

Я устрашаю теперь

Коней табуны рогоногих,

И убегают они

От четвероногого зверя

Только завидят мое

Непомерное, страшное тело.

Дюжина загадок — самое то, для того чтобы помочь разуму мобилизовать свои резервы. Спешить некуда, сидеть предстоит ещё долго, а занять себя больше нечем. Как видите, сами по себе загадки не то чтобы сложные — просто выдержаны в духе своего времени, что может иного и смутить. Не торопитесь, как следует подумайте, и, когда разгадаете загадки, проверьте себя, перейдя на параграф 169.

220

— Вот, значит, как ты теперь заговорил, — язвительно и с презрением бросил нечистый дух. — Прям-таки образец праведности и добродетели. Только нимба над головой не хватает. Да ладно тебе, перед кем выделываешься? Кто-нибудь, может быть, и поверил бы в твои шуточки, да только я тебя знаю как облупленного — почитай с момента твоего зачатия был к тебе приставлен и каждый грех в специальную книжечку записывал. Забыл уже, небось, скольких людей ты ранил своими злыми шутками? Скольким судьбы покалечил? Скольким сердца разбил? Скольких сна лишил? Скольким наговорил обидных глупостей? И не надо мне тут заливать, что это были всего лишь шуточки. Сколько скверных и праздных слов! Сколько кощунственных изречений! Сколько несправедливости, лжи и клеветы! Многие сдерживали свой гнев лишь потому, что ты был королевским любимцем! Но были и те, кто не нашёл в себе силы или мудрости сдержаться — и угодил на эшафот или в темницу, лишился своих земель и состояния. Сколько детей осталось по твоей милости сиротами? Сколько жён — вдовами? Из-за твоего острого и злого языка. Из-за твоей завистливости, ревности, глупости и мелочности. Ты нажил себе стольких врагов, но тебе и этого мало — ты не останавливаешься на достигнутом. Ведь ты не очутился бы здесь, в этой темнице, в этой камере, если бы не вёл себя так, как привык при добром старом короле. Вот только времена уже изменились. И ты можешь выдумывать себе любое самооправдание — сколько угодно — но всё равно в глубине души будешь знать, что я — прав. И осознание этого ранит тебя сильнее любого ножа. Я вижу тебя насквозь. От меня бесполезно что-либо скрывать… Ну, давай, скажи мне, что я не прав?! Скажи, скажи! Что, слабо? Молчание — знак согласия? Вот именно, а всё потому — что я никогда не навожу на людей напраслину, в отличие от тебя!

Вы тщетно пытаетесь сохранять невозмутимость, целиком и полностью сосредоточившись на молитве, но всё-таки бесовские слова Вас задевают.

Вы прекрасно осознаёте, что проклятая нечисть всеми силами пытается вывести Вас из равновесия, чтобы, как минимум, обречь на гибель Вашу плоть, а по возможности — и душу.

Но, вместе с тем, Вы с сожалением понимаете, что, несмотря на всю ложь, клевету и оскорбления, — его изобличающая речь не такая уж и беспочвенная.

Осознавая, что это морок, Вы нехотя начинаете сжимать кулаки, желая высказать хотя бы слово в свою защиту…

Пришло время испытать свой Героизм! Бросьте кость, и в случае, если выпадет «6», — Вы выдержали проверку и можете возвращаться обратно на тот параграф, с которого перешли сюда (снова идти сюда не нужно). Снизить сложность проверки можно, вкладывая пункты Героизма (т.е. потратите один пункт героизма — бросок будет удачным не только при «6», но и при «5», потратите два пункта — будет удачным при «4», «5» и «6», потратите три пункта — при «3», «4», «5» и «6», и так — хоть до полного отсутствия необходимости совершать бросок). Если бросок провален — 238

221

Это уже не просто преступление, а тянет на государственную измену со всеми вытекающими. Но Вы настроены решительно и полагаете, что терять Вам нечего.

В любом случае, Вы либо станете героем, имя которого обессмертят в веках (хотя бы в локальном масштабе Кокани), либо — дураком, которого убьют в назидание остальным и вскоре забудут.

Смотря на чьей стороне будет историческая правда…

…Неизвестно, каких бы Вы наломали дров, если бы по дороге в казарму Вам не повстречался Ваш старый знакомый, капитан Лагот. Не то чтобы капитан был Вашим близким другом.

Просто по долгу службы Вы иногда пересекались и знали друг друга. Капитан относился к тому типу людей, которые любят порядок и дисциплину, будучи строгими, в первую очередь, к себе. Он был строг, но справедлив.

И лишь одна черта резко контрастировала с его обликом сурового воителя и исполнительного офицера: капитан был заядлым игроком, и в свободное от служебных обязанностей время мог спустить месячное жалование за один день, из-за чего то и дело наживал себе проблемы.

Не забивая себе голову всякой дребеденью, он относил все события и явления в мире к одной из двух категорий в своей личной классификации: порядок — то, что должно быть, и безобразие — то, чего быть не должно. Может быть, слишком узкий, но достаточно удобный взгляд на вещи. Ррравнйсь! Упал-отжался! Рраз-два!

— Капитан! Мне нужна твоя помощь! Твоя, и твоих людей! — затараторили Вы, не давая человеку опомниться. Несколько растерявшись, он окинул Вас озадаченным взглядом, и неизвестно, что бы случилось в следующий миг, если бы воздух не сотряс звон набата — 697

222

Ну что ж, дерзайте! Это, конечно, очень сложно, но при должной сноровке — возможно. Хотя мастерство мастерством, а везение бы тут не помешало, как и умение танцевать. Если они у Вас имеются, переходите на параграф 129, а если нет — 147

223

— Если Вы обучены сражаться — 699

— Если нет — 692

224

Бежать — так бежать. Всё, сил Ваших больше нет. И, в общем-то, дико убиваться, преследовать и возвращать обратно, как и оказывать сильное сопротивление вряд ли будут. Ну, свалил и свалил какой-то болезненный, им же меньше проблем и хлопот. Вот только что делать дальше?

Хотя, как всегда говорила Ваша мама, завтрашний день сам себя прокормит: жить нужно здесь и сейчас.

— Дождётесь позднего часа и потихонечку попробуете сбежать — 564

— Встанете и, если надо, будете пробиваться с боем — 568

— Попробуете перехитрить монахов и навешать им лапшу на уши, чтобы выйти и уже не возвращаться — 608

225

Это мало походит на план действий, но другого у Вас сейчас просто нет. Вы спешите на площадь перед кафедральным собором Кокани, к которой ведёт главная дорога от городских ворот и все основные дороги.

Это сердце города. Если и начинать какое-то большое дело, то именно там. Например, Вы могли бы выступить с речью.

А пока Вы идёте, Вы продолжаете обдумывать своё положение и перспективы на будущее. Что делать? Куда податься? Чем заняться?

Всё-таки Вы уже не мальчик. Вам почти семьдесят лет (а жить и быть счастливым всё равно хочется), и начинать жизнь с чистого листа довольно сложно.

Но, вместе с тем, у Вас за плечами собрался достаточно приличный багаж из знаний, умений, у Вас есть какая-никакая, но известность, какой-никакой, но вес в обществе…

…Ну, был до недавнего времени.

С другой стороны, а может быть оно всё и к лучшему? Может быть — пошли они все? Теперь Вы точно никому ничего не должны и ничем не обязаны, и можете пожить в своё удовольствие без дворцовых интриг и сплетен.

Поедете куда-нибудь в дальние края, навестите родственников, ближних и дальних. Фактически, у Вас наконец развязаны руки.

Но, вместе с тем, Вас не оставляют мысли о судьбе Вашего многострадального народа. Да, Вам обидно и больно от того, как поступили с Вами после всех лет, которые Вы отдали короне, верой и правдой прослужив Альбериху Доброму.

Но даже это меркнет перед тем ужасом, который творится вокруг. Но что Вы можете сделать? Вы, старый шут, которого вышвырнули с пинком под зад?

На самом деле, если подумать, — очень многое. Ведь Вы долгое время были при дворе и не только шутки шутили: Вы присутствовали подле короля, были в курсе государственных секретов, знаете внутреннее устройство замка, все ходы и выходы.

И, в общем-то, если избрать верную тактику, — даже могли бы совершить полномасштабную революцию, или помочь кому-нибудь убрать короля по-тихому. Решать, конечно же, Вам.

Главное — принимать решение с холодной головой и не наломать дров…

…Ход Ваших мыслей резко обрывается, потому что на улице напротив Вас появился носорог.

Поначалу Вы решили, что Вам напекло голову, но вскоре понимаете, что это не галлюцинация. По улице, в сопровождении людей в восточном одеянии, а также отряда гвардейцев, движется носорог.

На нём надет зелёный шёлковый ошейник с арабесками, от которого тянется тоненький поводок, на котором это крупное чудовище ведёт хмурый смуглый космабровый мужчина с плетью.

До Вас, естественно, никому нет дела. Народ бросает дела, выглядывает из окон, выбегает из домов: все хотят поглазеть на диковинное создание, в существование которого до сих пор верили далеко не все.

— Пойдёте за носорогом — 696

— Да ну его в Африку — 593

226

В этот момент песня не показалась Вам весёлой. Поучительной, сатирической, но — отнюдь не весёлой.

Конечно же, на свете было немало людей, которые начали бы смеяться уже от самого факта, что кому-то там надавали пинков, но Вы (слава Богу!) не принадлежали к их числу.

Тем не менее, как бы то ни было, Вы всё-таки собрались с мыслями и готовы действовать дальше.

Ну что, пораскинем мозгами — 119

227

Наиболее распространённым неправильным ответом является «пятьдесят порядочных вельмож и пятьдесят продажных». О, святая простота!

Давайте рассуждать логически: если нам достоверно известно, что, по меньшей мере, один вельможа — порядочный человек, а в любой произвольно выбранной паре — по меньшей мере, один будет продажным, то из этого следует, что двух порядочных вельмож в одной паре быть не может, зато могут быть сразу два продажных.

Соответственно, если мы берём единственного порядочного вельможу и подставляем к нему в пару любого другого, — второй всегда оказывается продажным.

Таким образом, у нас выходит, что правильный ответ (се ля ви) — девяносто девять продажных вельмож и один (!) порядочный. Если Вы угадали всё верно — можете увеличить Героизм на 2 пункта. А затем — в любом случае переходите на параграф 119

228

Стыд и позор! Ну, а на что Вы, собственно говоря, рассчитывали? Нет, безусловно, с каждым случаются промахи, у всех бывают и взлёты, и падения.

Но одно дело — взяться за тяжёлую, но посильную ношу, и чуть-чуть не совладать, и совсем другое — хвататься за что-то, заведомо выходящее за рамки Ваших возможностей.

Впрочем, Вам сейчас и так нелегко. Собрав рассыпавшиеся шарики, Вы молча и с достоинством поднимаетесь и уходите, не обращая внимания на летящий Вам вслед шквал злых насмешек. Шутовство уменьшилось на 2 пункта, а Вы — переходите на параграф 88

229

Бросившись наутёк, Вы сверкаете пятками, что есть мочи, но воздух за Вашей спиной сотрясает выстрел аркебузира.

— Если Вы везучий — 55

— Если же нет — 80

230

Ни у кого, окажись он в Вашей ситуации, не повернулся бы язык, назвать подобное неподобающим. В конце концов, все мы — живые люди.

В одночасье лишиться всего, пережить избиение и унижение, и, в довершение всех злоключений, оказаться одному в жуткой и сырой камере, без света, в компании давно почившего сокамерника — такое может сломать любого человека, не только пожилого шута.

Но, как бы то ни было, когда Вы поплакали, Вам стало легче. Со слезами ушла и горечь, сердце уже не так сильно болит. Вы можете думать и действовать. Но оптимизм начинает покидать Вас (Шутовство уменьшилось на 1 пункт). Хорошо, разберёмся — 119

231

Махнув рукой на всё, Вы забываете обо всём, что было для Вас когда-то свято, Вы с головой — бросаетесь в вино, решив хотя бы всласть попировать напоследок. Вы жадно пьёте, поражаясь богатой палитре и утончённому вкусу напитка, который Вам не доводилось испить за всю прожитую Вами жизнь.

Тем временем — вино всё прибывает и прибывает и в скором времени достигает уровня потолка. Но, как ни странно, оно не выливается за пределы камеры и не просачивается за решётку. Вы тонете, но разум давно покинул Вас, чтобы Вы были в состоянии осознать этот факт…

На следующий день немногословный охранник обнаружит здесь труп утопленника, раздутый до невообразимых размеров, и от этого тела будет разить вином аж за целую милю…

Но это — уже другая история…

Если Вы попадаете на этот параграф первый раз, запишите ключевые слова «Дежа вю», 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияПереходите на параграф «0».

232

Вы слишком много знаете, и после Вашего отказа Годелоту не остаётся ничего, кроме как перерезать Вам глотку. Ну а на что Вы, интересно, рассчитывали?

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю», запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

233

Да, вот прямо вот так и совершаются все великие революции. Вы ворвались в кабак, повеселили пьяный сброд своей пламенной речью, а вскоре на Вас донесли куда следует, после чего Вас задержали, наскоро осудили и повесили за государственную измену на потеху толпе. С развлечениями, знаете ли, в эти времена туго, с милосердием тоже.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю», запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

234

К всеобщему удивлению Вы начали читать наизусть и с выражением «Иллиаду» Гомера (ну, пускай и в сильно сокращённой версии), дойдя аж до самых финальных слов «Так погребали они конеборного Гектора тело». Сказать, что слушатели были потрясены, это не сказать ничего.

Разумеется, они поняли далеко не всё из услышанного (ну, что с них взять — тёмные люди, Хрисеиду от Брисеиды отличить не умеют), и «даже словей-то таких не слышали», но впечатление Вы всё-таки произвели. Нищие попрошайки и стражи-привратники надолго запомнят этот день.

— У меня просто нет слов. Идём, мужики должны это услышать! — с потрясением вымолвил главный босяк.

Вы получаете 20 пунктов Героизма и 10 пунктов Вдохновения!

А теперь — следуйте за бродягами — 13

235

— In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti. Amen, — всё более уверенным тоном произносите Вы, хотя Ваше состояние по-прежнему нельзя назвать спокойным. — Domine Iesu Christe, Fili Dei, miserere mei, peccatoris. Rex coelestis, Paraclite, Spiritus veri, qui ubique ades et omnia imples. Thesaure bonorum et vitae Dator, veni inhabitaque in nos, et purga nos, ab omni obscenitate, et salva, Bone, animas nostres. Amen.

Прибавьте себе 20 пунктов Героизма и 5 пунктов Вдохновения!

Продолжая читать молитву за молитвой, Вы явно вгоняете призрака в пучину уныния, расстраивая его далеко идущие планы по поводу Вашего убийства и гибели Вашей бессмертной души.

В конце концов, что бы и как он ни говорил, — он не убил Вас до сих пор лишь потому, что не может этого сделать, несмотря на то, что с радостью хотел бы.

— Ну и зануда же ты, — с раздражением произносит злой дух, кривляясь и глумливо подражая Вашим молитвам. — Ты что, весь день, всю ночь и всё утро собираешься вот так вот промолиться. Ну-ну, мне торопиться некуда, посмотрим, насколько тебя хватит. И не таких, знаешь ли, уламывали. Был, помнится, один монах-пустынник, которого местные даже почитали чуть ли не святым, так он…

Но Вы не слушаете его, старательно произнося все молитвы, которые Вам известны.

— Ну, держись, гнида! — с коварной ухмылкой угрожает злой дух. В этот миг Вы чувствуете, как Ваше тело становится невесомым и отрывается от пола под воздействием некой неведомой силы.

Ваше сердце начинает учащённо биться. Ваши мышцы деревенеют от ужаса. Но Вы продолжаете читать молитвы, понимая, что нечестивая тварь пойдёт на всё, лишь бы запугать Вас и заставить прерваться.

Однако одним полётом дело не ограничивается. Сначала — Вы резко взмываете, больно ударившись о потолок. Но не успеваете Вы прийти в себя, как невидимые руки начинают мотать Вас в воздухе по кругу вдоль всей комнаты, словно в какой-то жуткой карусели.

Раз — и Вы на полном ходу впечатываетесь в стену.

Два — и вот Вы уже ударяетесь о другую.

Три — и Вы расшибаетесь при падении с высоты на пол, и тотчас же взлетаете снова ввысь, впечатываясь в потолок.

И эта экзекуция продолжается снова и снова, снова и снова. Торквемада, наверное, заплакал бы с умилением, либо изошёлся бы слюной от зависти, от желания заполучить нечто подобное в свой арсенал изощрённых пыток.

Надо признаться, что для пожилого человека — Вы держитесь молодцом, в который раз уже поражаясь собственной выдержке.

— Credo in unum Deum. Patrem omnipoténtem, factórem cœli et terræ, visibílium ómnium et invisibílium. Et in unum Dóminum Iesum Christum, Fílium Dei unigénitum. Et ex Patre natum ante ómnia sǽcula. Deum de Deo, Lumen de Lúmine, Deum verum de Deo vero. Génitum, non factum, consubstantiálem Patri: per quem ómnia facta sunt. Qui propter nos hómines et propter nostram salútem descéndit de cœlis. (Hic genuflecitur) Et incarnátus est de Spíritu Sancto ex María Vírgine: Et homo factus est. Crucifíxus étiam pro nobis: sub Póntio Piláto passus, et sepúltus est. Et resurréxit tértia die, secúndum Scriptúras. Et ascéndit in cœlum: sedet ad déxteram Patris. Et íterum ventúrus est cum glória iudicáre vivos et mórtuos: cuius regni non erit finis. Et in Spíritum Sanctum, Dóminum et vivificántem: qui ex Patre procédit. Qui cum Patre et Fílio simul adorátur et conglorificátur: qui locútus est per Prophétas. Et unam sanctam cathólicam et apostolicam Ecclésiam. Confíteor unum baptísma in remissiónem peccatórum. Et expécto resurrectiónem mortuórum. Et vitam ventúri sǽculi. Amen, — осмелев вопреки всему царящему вокруг кошмару, произносите Вы не прерываясь, несмотря на все удары, духовные и телесные.

— Аххх… — зашипев, обессиленный призрак начинает терять свою плотность и поднимает на Вас взгляд, полный бессильной злобы. — «Символ веры» без «филиокве». Откуда ты… А-а… У тебя же предки были ромейцы…

Тварь желала сказать что-то ещё, но в этот миг её лицо искривилось в гримасе боли и ужаса, а вырвавшиеся невесть откуда языки пламени исчезли в тот же миг, поглотив следом за собой и призрачного короля. В воздухе противно запахло серой.

Обессиленный, Вы сделали пару шагов и рухнули лицом вперёд прямо на грязный холодный пол и провалились в беспамятство — 109

236

Да, уж выбрали — так выбрали. Совершенно неуместная жуткая жуть, а уж никак не весёлая милая песня, помогающая забыть о невзгодах и взбодриться.

Вас освистали, приняв песню за дурную шутку. Но хорошо ещё, что хотя бы не побили. Получив удар по самолюбию, Вы потеряли 2 пункта Шутовства. Решив, что куда им, тёмным, оценить Ваше высокое искусство, — Вы поплелись прочь без оглядки, прямиком на 88 параграф.

237

Не в силах сопротивляться, с нахлынувшим на Вас азартом Вы прекращаете молитву и срезаете колоду, позабыв обо всём, во что верили и что было для Вас свято. Перед Вами, словно бы сотканные из мрака, возникли стол и два кресла.

Противник, усевшись напротив, начинает раздавать, и Вас не нужно приглашать дважды. Вскоре — Вы больше не помните кто Вы, где Вы, с кем Вы играете, почему Вы спокойно различаете карты во мраке и продолжаете видеть их, даже закрывая глаза, что стоит на кону и почему это плохая затея. Вы целиком и полностью увлечены игрой. Но сегодня — карта явно «не прёт», а никакого завтра — не предвидится.

Совершая ежедневный обход камер, стражник обнаруживает тело пожилого шута, которому кто-то свернул шею, словно котёнку. Но это не ужасает его и не удивляет: «чёртова камера» пользуется дурной славой, и стражники стараются лишний раз обходить её стороной.

Тем не менее, они иногда сажают туда заключённых и делают ставки на то, как долго протянет тот или иной узник. Стражник расстроен, но совсем не потому, что ему Вас жалко, — просто он проиграл, ведь поставил на то, что найдёт Вас утром в добром здравии. Но это — уже другая история…

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

238

— Замолчи! Замолчи, чудовище! Это — неправда! Это… — срываетесь Вы, позабыв о чтении молитвы и о всём святом, что занимало Ваши мысли до этого. Но Вы не успеваете договорить: призрак терпеливо отходит в сторону, и откуда-то из-за его стены начинают появляться белесые фигуры.

Вельможи в некогда пышных, а ныне полуистлевших мантиях, рыцари в проржавевших латах, по виду только что выкопавшиеся откуда-то из земли, фрейлины и лакеи, монахи и крестьяне… Великое множество людей, чьи жизни Вы разрушили. Вы невольно пятитесь и оборачиваетесь, с ужасом обнаружив, что уже окружены. Они повсюду!

— Вот он! — обнажая колишемард, произносит старый фальшивомонетчик, угодивший по Вашему доносу на виселицу. Произношение нескладное, потому что изо рта то и дело выпадает язык.

— Взять его! — с ужасным немецким акцентом произносит рослый ландскнехт, замахиваясь огроменным цвейгхандером. Из-за Ваших подколов и шуток про его произношение он гонялся за Вами с оружием по замку и был запытан за покушение на любимого королевского шута.

— Ему не уйти! — без радости или злобы констатирует монах-еретик, угодивший по Вашей милости на костёр за свои убеждния.

— Сейчас он за всё ответит! — произносит тучный барон, захлебнувшийся супом из-за Вашей шутки.

Словно бы по команде — они налетают на Вас, словно свора взбесившихся собак. А на следующее утро молчаливый стражник, совершая ежедневный обход, упадёт в обморок, обнаружив то, что осталось от старого шута. Но это — уже другая история…

Если попадаете на этот параграф впервые, запишите ключевые слова «Дежа вю», 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияПереходите на параграф «0».

239

Я видел зверя,

Живущего в селеньях:

Скот он кормит,

А сам — клыкастый,

Рылом грабит,

Грузит усердно,

Загнутым книзу,

Все хозяину тащит,

Рыщет по оврагам,

Траву ищет;

Находит, хитит,

Что худо выросло,

А все, что красиво,

Многосильно корнями,

Стоять оставит

На старом месте,

Расти, расцветать

И блистать цветами.

Кто же он?

Не торопитесь, времени достаточно. Если уверены, что догадались, — переходите на параграф 289 и проверьте свою догадку.

240

Вы вообще представляете себе, что представляли собой канализации того времени? Это Вам не «Черепашки-ниндзя»! Здесь Леонардо, Рафаэль и Микельанджелло — это художники! Так что будьте добры, — вернитесь на параграф, с которого перешли сюда, и придумайте что-нибудь получше.

241

Итак, Вы решили делать отсюда ноги. Вопрос лишь в том, как именно это осуществить и как быть дальше.

Здесь, с одной стороны, и поят, и кормят, дают спать в чистой постели и носить чистую одежду, а это, на минуточку, положение заметно получше, чем у многих в Кокани, да и в мире.

Но, вместе с тем, это юдоль скорби, уныния и страданий — тут нет свободы и радости.

Монахи, послушники и просто неравнодушные люди пытаются в меру своих сил облегчить страдания безумцев и если не избавить их от болезней, то хотя бы сделать их жизнь чуточку лучше, но всё равно эта гнетущая атмосфера давит на психику даже им.

— Дождётесь позднего часа и потихонечку попробуете сбежать — 564

— Встанете и, если надо, будете пробиваться с боем — 568

— Попробуете перехитрить монахов и навешать им лапшу на уши, чтобы выйти и уже не возвращаться — 608

242

— Эх, ты! Да ну тебя! А ещё «друг» называется. Тьфу на тебя! Хочешь здесь гнить — валяй, оставайся, а я — всё равно пойду, — уже поднявшись с кровати и собираясь отправиться в путь, Вы останавливаетесь в последний момент и, недовольно покривившись, глубоко вздыхаете и возвращаетесь. — Ну, хорошо-хорошо. Как тут тебя такого бросишь: ранимого, нерешительного и беспомощного. Просто я не эгоист, в отличие от некоторых. Но — так и быть. Подождём ещё немного. Но это — в первый и последний раз. Дам тебе время подумать, поразмышлять, всё взвесить, склонить чашу весов в нужную сторону, принять, наконец, правильное решение. А если так и останешься донашивать свои пелёнки, пеняй на себя. Так и знай, уйду и имя не вспомню.

Какое-то время Вы остаётесь по-прежнему злы на себя, но вскоре обида улетучивается, и Вы уже более мягко интересуетесь:

— Ну что, здесь становится слишком тихо и тоскливо. Давай, что ли, организуем здесь веселье.

— Каким это, спрашивается, образом? — ожидая новой порции колкостей и подвохов, спрашиваете Вы. Но, тем не менее, в ответ не раздаётся ни одной обидной фразы:

— Тебе решать. Ты же, в конце концов, у нас мастер торжества и человек-праздник!

— Спеть — 65

— Сплясать — 90

— Спеть и сплясать — 128

— Сначала пойти и спросить разрешение у дежурного — 244

243

Первое, что приходит на ум — кладбище, расположенное прямо в городской черте, что вполне нормально для этих мест и этих времён.

Да чего уж там, люди даже колодцы рыли вблизи могил и пользовались водой оттуда, со всеми вытекающими последствиями.

Оно достаточно большое, прям-таки целый лабиринт для тех, кто пришёл туда впервые. Сейчас оно выглядит заброшенным и жутким, и это вполне объяснимо, ведь у живых хватает своих проблем, а кругом творится какой-то кошмар.

А ведь было время, когда и город жил по-другому, и Кокань процветала, пользуясь славой чудесной страны изобилия, и за внешний вид кладбища не было стыдно.

Теперь же оно всё поросло бурной растительностью. То здесь, то там Вы видите непроходимые заросли: колючие кустарники, сорная трава, плющ, деревья.

Некоторые деревья растут уже прямо на могилах: иногда они падают при сильном ветре, ломая плиты и ограды. На многих плитах стёрлись имена, где-то пасутся и гадят животные, разбросан всякий мусор.

Лишь отдельные могилы и склепы выглядят ухоженными, и, в основном, там похоронены родственники богатых людей, у которых есть работники.

Бедняки же вынуждены зарабатывать себе на хлеб насущный и наводят тут порядок урывками, появляясь в меру возможностей и делая то, что по силам.

Итак, Вы здесь. И что же Вы будете делать?

— Бесцельно начнёте шататься, уходя подальше от основных ворот и кладбищенской ограды — 582

— Направитесь в сторону склепов и попробуете отсидеться в одном из них — 693

— Побредёте в сторону скульптуры ангела, расположенного в центре кладбища над старым пересохшим колодцем — 688

244

— Ещё чего удумал, — нахмурив брови, заявляет тот. — От малой искры потом пылают целые города. Сейчас ты всех на уши поднимешь, так потом их уже и не успокоить. Так что нет, тишина и покой.

— Но я ведь — живой человек. Я не монах, давший обет молчания, и не преступник. Я не могу годами сидеть и держать рот на замке. Мне хочется и пообщаться, и повеселиться, и чем-то порадовать этих несчастных людей — они заслуживают любви, заботы и ласки, как и все! — настаиваете Вы, но смотритель непреклонен.

— Все эти пляски и песенки здесь не к месту. Так ты только лишь спровоцируешь их на всякое безобразие, а мне потом унимать. Если хочешь — можешь рассказать им сказку, а я тоже заодно послушаю. Ты ведь много их знаешь, — заметил он. Собственно, почему бы и нет?

Переходите на параграф 415

245

Есть! У Вас почти получилось! Осталось ещё немного поднажать! Вот только алебарду — к ежовой матери! Она мешает Вам, и едва не стоила жизни. К сожалению, Вы поняли это только сейчас. Но пока ещё не поздно. Бегите!

— Если Вы обжора — 255

— Если нет — 254

246

Естественно, речь в вопросе шла о Святом Престоле. Если угадали верно, добавьте 2 Пункта ГероизмаВ любом случае — переходите на параграф 119

247

Ничего удивительного — так многие живут в это время. Не каждому везёт обрести настоящую любовь, но когда два хороших человека решают быть друг для друга поддержкой и опорой — это уже хорошо. Переходите на 527 параграф.

248

Конечно, Рикману было бы проще, если Вы составите ему карту. Но после этого Вы не будете нужны ему живым, поэтому Вам, пожилому уставшему человеку, придётся сопровождать отряд грабителей.

Что именно Вы собираетесь обсудить с Крысиным Королём?

— Заявите, что не можете принимать участие в такой авантюре (если вы малодушны, то не можете этого сделать или должны выдержать проверку) — 218

— Попробуете поторговаться и выбить для себя более выгодные условия сделки (если вы алчны, то должны выбрать этот вариант или должны выдержать проверку) — 104

— Скажете, что готовы выступать хоть сейчас — 140

249

— Ты меня просто поражаешь. Уж больно всё складно. Но вот один вопрос у меня назрел. А кто займёт место короля на троне? У кого хватит и смелости, и родословной, и знаний, и умений, и опыта? Уж не ты ли? — с иронией покривился Рикман.

— А почему бы и нет? — совершенно серьёзным тоном ответили Вы. — Тот факт, что я бывший королевский шут, не отменяет того факта, что я — по-прежнему дворянин и даже состою с королём в определённом родстве. По сути, я мог бы называть Гунфрида Безволосого внучатым племянником.

— Однако же, — оценив намеченные Вами цели, прокомментировал Крысиный Король. — Масштабно мыслишь, чего и говорить. Ну, в таком хаосе, я думаю, уже и шут на троне никого не удивит. Сможешь удержать власть и отплатить нам добром за добро — молодец, будем поддерживать друг друга, как левая и правая рука. А не прогорит — ну, уж извини, твои проблемы.

Годелот покривился, словно бы пытаясь понять, это Рикман так шутит, сошёл с ума или говорит всерьёз.

— Другого я и не ожидал, — киваете Вы. — Так понимаю, на крови брататься пока не будем? — 163

250

На Ваше счастье, Вы были человеком неробкого десятка, и даже внезапное появление в бозе почившего короля Альбериха не сумело сломить Вашу волю к жизни.

Бесплотный дух, печальный и молчаливый, безмолвно завис посредине тюремной камеры, не издавая ни единого звука.

Однако уже сам факт его присутствия вызывал неподдельный ужас и невыносимые страдания. Казалось, сама природа выступала против этого противоестественного явления.

Хотя, вспоминая знаменитые слова Аурелия Августина Блаженного, Вы понимали, что всякие чудеса, будь они истинными и исходящими от Бога, либо мнимыми бесовскими наваждениями, противоречат не законам природы, а лишь нашим представлениям о законах природы.

Грустный взгляд королевских глаз был направлен в пустоту. Казалось, он не замечает ничего вокруг, включая и Вас.

Густая обильная борода, инкрустированная самоцветами корона, прямая осанка и широкие плечи, волевой подбородок и кустистые брови — это был тот самый человек, которого Вы знали в его лучшие годы, ещё при его жизни…

Зажмурившись, Вы поначалу пытаетесь убедить себя в том, что всё это — сон наяву, результат недавних сильных переживаний, случающийся порой от нервного переутомления.

Это просто не может быть взаправду. Но, открыв глаза, — Вы по-прежнему видите печального и жуткого призрака.

— Если Вы собираетесь изгнать нечистую силу Святым Именем Христовым — 281

— Если Вы собираетесь сидеть и ждать, что случится дальше — 81

251

Задачка и в самом деле не сложная. Если не верите — убедитесь в этом сами: в Европе существует страна, естественный прирост населения в которой равен нулю. Уже, наверняка, догадались, о какой стране идёт речь? Если да — переходите и проверьте своё предположение на параграфе 246

252

Государство, в котором нет тайн, вскоре погибает. Естественно, в замке имеются и потайные запасы на случай вражеской осады, и потайные ходы во все значимые помещения.

Но Крысиному Королю нет дела до тайных библиотек или складов боеприпасов. Его интересует казна. Из замка ведут несколько тайных путей к отступлению, но их же можно использовать, чтобы пробраться внутрь.

Знай Гунфрид, что его отец доверял Вам такие тайны, и Вас бы уже не было в живых. Впрочем, грабёж королевской казны, это дело достаточно мелкого масштаба, при таких возможностях, которыми располагает Крысиный Король.

Можно просто пробраться в замок, свергнуть тирана, и получить власть с той же самой казной впридачу. Правда, власть ещё нужно для этого удержать…

— Постараетесь убедить Крысиного Короля, что Гунфрида Безволосого нужно свергнуть во что бы то ни стало (если у Вас есть хотя бы 7 пунктов Шутовства) — 249

— Обсудите готовящийся поход в королевскую казну — 248

253

Конечно, читать чужие письма — нехорошо. Но тех, кто их написал, как и тех, кому они предназначались, уже давно нет в живых. А Вы, как-никак, новый владелец особняка. Поэтому если у кого-то и остались права читать их, то, прежде всего, у Вас. Вдруг там что-нибудь, представляющее ценность здесь и сейчас?

Так-так-так… Деловая переписка… Формальная вежливость… Кхм, какая-то любовная лирика. Пикантные подробности — это Вы читать не будете…

О! А это уже интереснее! Письмо самому себе, написанное одним из бывших владельцев особняка в годы молодости. Сколько наивной чуши! Сколько романтики! Сколько надежд, чаяний, веры в светлое будущее Кокани! Да, люди Вашего поколения — они всё-таки другие. Не говоря уже о современной молодёжи…

Вы получаете +15 пунктов Вдохновения!

Ваше интересное времяпрепровождение прерывается оглушительным звоном городского набата — 697

254

Так им всем! Живой и сравнительно здоровый — Вы уходите от пуль. Но на этом дело не заканчивается.

Ваша вина — налицо, а с подобным преступлением у Вас нет шанса рассчитывать на милость и снисхождение: до суда, скорее всего, дело не дойдёт — стражники могут с пониманием отнестись к любому преступлению, за исключением, собственно, убийства стражников.

Значит, Вам нужно либо бежать в такое место, где Вас никто не найдёт и не достанет, либо — заручиться поддержкой кого-нибудь очень влиятельного, кто смог бы предоставить Вам своё покровительство.

С первым дело обстоит проблемно: даже если покинуть город, что сложно в сложившихся обстоятельствах само по себе, — погоня продолжится и за пределами городских стен. Найти укромный уголок и залечь на дно? Ну, тут вариантов не так уж и много, и все более чем сомнительные. Надёжный покровитель?

С этим ещё сложнее: у Вас пока нет никого на примете, да и для того, чтобы выступить ради Вас против королевской гвардии, человеку нужны веские причины, что-то более серьёзное, чем просто Ваше искреннее «спасибо».

Долго думать некогда, и Вы решаете…

— Пробраться в порт и спрятаться в трюме одного из отбывающих кораблей — 1081

— Забраться в канализацию и отсидеться там — 240

— Пойти в церковь и просить там убежища — 39

— Искать помощи у нищих, воров и бандитов — 64

— Действовать по плану, заранее придуманному на случай непредвиденных обстоятельств (если Вы, конечно же, обладаете таким достоинством, как Предусмотрительность) — 89

255

Вы уже почти свернули за поворот, но Ваша физическая форма оставляет желать лучшего, а в такие моменты даже доли секунды решают всё.

В этот самый миг Вам на ум приходит мысль, что устраивать кровавую баню из-за чьих-то нелепых слов было не самой разумной затеей, но пущенная из аркебузы пуля прекращает эти раздумья. Вот как бывает! Был шут — и нет шута…

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияПереходите на параграф «0».

256

Похоже, что до Вас всё доходит туго, и первого раза было явно недостаточно. Стражник уже готовится наподдать Вам как следует, но полноватый напарник перехватывает его буквально в последний момент.

— Не надо. Ты же видишь, что у него не все дома, — даже с некоторым неожиданным для него сочувствием в голосе произносит толстяк, сверкая на солнце кирасой и поглаживая пышные усы. — Давай определим его в лечебницу к святым отцам, а дальше уже не наша забота.

— Что-то ты сегодня чересчур милосердный, — прохладно замечает высокий стражник, глядя на Вас с неприязнью, но уже без прежней поглощающей ненависти.

— О душах наших грешных забочусь. Надо же хоть иногда проявлять сострадание к ближнему. Даже вон к этому, — шутливо произнёс его товарищ.

— Ну, ладно, быть так. Но сам тогда и займись этим умалишённым, — с раздражением бросает первый.

Тем временем его пухлый собрат ненадолго отошёл и, подозвав кого-то по ту сторону ворот, вкратце обрисовал им ситуацию и обратился с посильной просьбой.

В скором времени парочка молодцов уже подхватила Вас под руки и, растолкав протестующих нищих пинками и тумаками, повела в сторону приюта для душевнобольных — 185

257

Да, происходящее и в самом деле кажется Вам весьма забавным! Вся эта грязь вокруг, в которую Вы так забавно шлёпнулись, эти милые стражники, которые так любезно приволокли Вас и ловко бросили прямиком за ворота замка.

И эти чудные оборванцы с их смешными дырочками на лохмотьях! А головы на пиках! Они улыбаются Вам, и даже что-то пытаются рассказать. Вот только что?

— Бедный, бедный Ральфрик… — с сочувствием произносит голова придворного лекаря, который раньше то и дело давал Вам всякие невкусные и горькие пилюли, когда Ваше веселье начинало переходить все разумные границы. — Они и тебя прогнали. Но, во всяком случае, ты можешь ходить и волен ступать куда хочешь. Тут высоко, отсюда многое видно, но даже отсюда не видно, куда этот идиот заведёт королевство… Хотя — я догадываюсь и без этого.

— В каком это смысле «куда заведёт»? — замечает ей голова опального вельможи. — Результат уже налицо. Страна теперь напоминает обезглавленную курицу, которая продолжает бегать, не понимая, что уже погибла. Естественно, со временем в ней начинают заводиться черви, но даже если и вытащить самых крупных — это не повернёт ситуацию вспять…

— Не надо так пессимистично, — настолько весело, насколько это, в принципе, возможно в сложившихся условиях, произносит голова офицера лейб-гвардии. — Пройдёт некоторое время — и мутная вода очистится сама, и снова станет прозрачной…

— Я просто констатирую факты, — настаивает голова вельможи. — А факты — самые удручающие. Эта Ваша «вода» — давно протекает в сточной канаве и не очистится уже ничем…

— Если смотреть на всё с позиции Бытия, то вся эта смута — всего лишь мгновение в Вечности, — не унимается офицер. — Древние цивилизации падали, тираны свергались, несметное множество людей гибло ещё задолго до Вашего рождения. Омрачено ли Ваше лицо?

— Как же Вы всё-таки меня раздражаете: любите путать поток красивых и пустых фраз — с мудростью, метафору — с доказательством, а себя — с философом, — с неприязнью бросила доселе хранившая молчание голова старого королевского библиотекаря, непонятно чем не угодившего юному сумасброду, который, в принципе, не любил чтение как таковое и старого учителя в частности.

— В иной ситуации я бы призвал Вас к ответу за такие слова. Но из уважения к Вашему возрасту, и в силу нашего, кхм, положения… — начал было офицер, но Вы не расслышали продолжения разговора, потому что в этот самый момент высокий стражник больно и грубо ударил Вас концом древка своей алебарды.

— Эй ты, больной! Я к тебе обращаюсь! Вали, давай, отсюда, пока кости не переломали! Нечего тут у ворот ошиваться!

Вы осмысливаете услышанное и решаете…

— Отобрать у стражника его алебарду и переломать все кости ему самому (вспыльчивы — выбирайте этот вариант или выдерживайте проверку) — 223

— Пойти прогуляться по городу — 164

— Проигнорировать слова стражника и продолжать наблюдать за общением голов — 698

— Залаять, словно собака — 259

258

Да, именно такая песня была Вам нужна в этот час! Те, кого народная молва несправедливо почитала за дураков, — на деле зачастую являлись носителями тайного знания, мудрости, сокрытой под видом глупости. И такие люди — смелые и мудрые — могли преодолеть любые невзгоды!

Настроившись, как воин перед сражением, и взбодрившись как следует, Вы получаете +1 к Героизму, Вдохновению и Шутовству!

А теперь — вперёд, покажите всем! — 119

259

Вы — собачка! Гав! Гав! Нужно всё тут обнюхать! Нужно всё тут пометить! Нужно…

Если в первый момент стражник дёрнулся от неожиданности, то в следующий миг его лицо перекосило от гнева.

— Ты что, издеваешься?! — злобно выкрикнул он, впечатывая кованый сапог вам по рёбрам. Это оказалось очень больно, и Вы…

— Решаете покусать стражника за это — 141

— Решаете сурово его облаять — 256

— Ненадолго отрезвляетесь и бежите подобру-поздорову — 88

260

О, да! Вы, конечно, знаете мелодии и мотивы, которые пришлись бы по душе придворным эстетам и снобам, но тут-то публика попроще, поэтому Вы исполняете незамысловатые, но достаточно популярные народные мотивчики. Ну что, всё очень мило, все довольны. Запишите +3 пункта Героизма и +1 пункт Вдохновения.

— Ладно, думаю, из тебя выйдет толк, — соглашается косматый хмырь, уводя Вас на 13 параграф.

261

Ну что же, в порт — так в порт. Вы часто бывали здесь и хорошо знаете этот район: фактически — город в городе. Каждый камень здесь заставляет Вас ностальгировать, вот только ситуация не располагает к любованию красотами: нужно быстро решать, куда Вы побежите.

— В портовый кабак (Азарт, Пьянство) — 471

— В портовый бордель (Похоть) — 543

— В доки — 544

— На пристань к кораблям — 473

— К рыбачьим лодкам — 469

262

Это нельзя было разглядеть во мраке темницы, но, по крайней мере, Вы услышали, как начал обваливаться потолок. Множество камней, больших и малых, рухнули, погребая под собой старого шута.

Но если так, конечно, можно выразиться, Вам повезло значительно больше, чем большинству узников в этом проклятом каземате: во всяком случае, Вас хотя бы накрыло моментально, и Вы даже не успели ничего почувствовать, в то время как многие остались под завалами и были вынуждены ещё долго лежать в ожидании своей неминуемой участи — раненные, голодные, холодные и брошенные на произвол судьбы…

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияПереходите на параграф «0».

263

— А я почём знаю? — пожал плечами дородный охранник. — Моё дело маленькое — за ворота тебя выставить. А куда там тебя дальше кривая выведет — одному Богу известно. Твоя жизнь, тебе и решать. Хотя, лично мой тебе совет — а сходи-ка ты в церковь. Там каждую субботу и воскресенье, да ещё по праздникам кормят всяких сирых да убогих. Сходи-сходи, заодно и в грехах покаешься. Может быть, и на путь исправления встанешь, глупости разные про Его Величество говорить прекратишь. А он — возьмёт и примет тебя обратно. Не ко двору, конечно, а так, на заднем дворе навоз убирать или поросят мыть.

Хохотнув, стражник издал звук, напоминавший свиное хрюканье, в то время как его напарник почти беззлобно предложил:

— Я, конечно же, понимаю, что в таком возрасте, когда уже казалось, что обеспечена старость и век свой прожит, — что-то менять и начинать с нуля проблематично. Но тебя ведь никто за язык не тянул, сам напросился. Постарайся увидеть в этом новые возможности. Сейчас кругом мор, чума, войны, сплошной хаос повсюду. Люди — в лучшем случае спиваются как скоты, чтобы чем-то себя отвлечь, а то и пускаются во все тяжкие, словно не верят уже в возможность искупления и недогрешить перед кончиной боятся. Лорды ведут себя как обыкновенные паршивые раубриттеры и грабят всех, кто проезжает через их земли, будь то купец, дворянин или даже беглые крестьяне. И наш король — даже не первый среди равных, а так, просто один из многих: засел себе на крохотном клочке земли и знай вытягивает из него последние соки; королевства давно уже нет, король ничего не решает, и если бы у меня был выбор, то бросил бы всё и подался, куда глаза глядят…

— И чего тогда здесь потерял? — язвительно поддел его толстяк.

— Да, хоть и доконало всё, но какая-никакая стабильность. Пока есть хоть какое-то жалование, еда и крыша над головой, я ещё подожду здесь. Но, чует моё сердце, относительное спокойствие продлится здесь недолго, — покривившись, высокий стражник снова обратился к шуту: — Вообще я бы посоветовал тебе не терять здесь время, не шататься по кабакам, запивая горе, и не рваться к королю на приём. Выгнали — и слава Богу. Может быть, тебе ещё в итоге повезёт больше, чем всем остальным. Направляйся-ка ты прямиком в порт, устройся моряком — пара крепких рук там всегда пригодится. И плыви отсюда подальше, куда глаза глядят. Мир посмотришь, хоть бы и на старости лет; себя покажешь.

Выслушав предложения, Вы делали про себя определённые выводы. Пусть привратники и не питали к Вам особых симпатий, но всё-таки и врагами в полном смысле слова они для Вас также не являлись.

Прежде всего, что бы Вы для себя ни решили в итоге, посетить церковь всё-таки следовало: в этот момент Вам как никогда нужны были поддержка, цель в жизни и напутствие, и начинать новую жизнь следовало, разобравшись с ошибками старой… Да и, опять же, святые отцы и правда могли бы помочь — как минимум, дав дельный совет, а то и что-то помимо.

Молодой монарх, сумевший в кратчайшие сроки сделать то, чего за столетия не случилось у его великих предков, а именно: развалить некогда процветающую и влиятельную страну так, что теперь все мерзавцы, начиная от рядовых бандитов и пиратов и заканчивая северными варварами и южными кочевниками, почувствовали себя вольготно.

Возможно, окажись на его месте прямо сейчас толковый правитель — он сумел бы если и не восстановить былое величие королевства, то, по крайней мере, навести хоть какой-то порядок на этом маленьком клочке земли, превратив его пусть и в небольшую, но всё-таки чего-то стоящую державу, с которой приходится считаться.

Однако надолго ли воцарился бы порядок? И не смели бы в скором времени это карликовое королевство, оказавшееся в самом эпицентре бури, поднятой малолетним дегенератом?

Что же до моря — жизнь матросов была ужасной; и, поскольку немногие соглашались податься в матросы добровольно, отряды королевских вербовщиков то и дело отлавливали пьянчуг и просто случайных людей вблизи портовых кабаков, оглушали и тащили на корабли, после чего бедолаги просыпалсь уже во время плавания, вдали от берега, на службе флота Его Величества.

Но всё-таки редкие добровольцы встречались, и в сравнении с теми, кто поступал на службу, скажем так, в добровольно-принудительном порядке, — у них были некоторые привилегии, пусть и не особо большие: например, можно было заключить контракт на более выгодных условиях, с большей оплатой и некоторыми послаблениями в службе (и раньше такая замануха срабатывала в самых бедных провинциях).

Теперь же — весь королевский флот состоял от силы из нескольких кораблей, хотя в порту должны были находиться торговые суда ближайших мирных соседей и союзников (которых и осталось-то всего-ничего) и пара-тройка судов далёких держав, остановившихся здесь не столько по желанию, сколько в силу острой необходимости.

Ладно, так или иначе, — даже и сегодня нужно решить вопрос крыши над головой, места для ночлега, еды, питья и какой-нибудь подработки — даже хотя бы временной, чтоб хватило на кусок хлеба. Далеко пока загадывать не будем. Пора в путь-дорогу! — 88

264

— Не имею ни малейшего понятия! — разводя руками, вздохнул бывший главный инженер и снова поторопил Вас: — Скорее, у нас мало времени!

— Предложите позаботиться об усопшем — 208

— Или решите, что сейчас нужно прежде всего позаботиться о себе любимом — 301

265

Да как Вас только такого в шуты-то взяли? Ну ничего ж полезного не умеете! Ладно, и такое бывает. Ну что, Вы думаете, как быть…

— Можете сказать, что умеете рисовать (правда, «рисовать» — это громко сказано, потому что Ваши сатирические карикатуры на придворных, прямо скажем, не тянут на звание шедевра мирового искусства) — 148

— Можете сказать, что обучены грамоте (цитировать Овидия или Вергилия, скорее всего, неуместно, но вряд ли эти люди умеют читать и писать — вдруг им как раз пригодится такой человек?) — 67

— Можете сказать, что умеете плавать (правда, что им с этого?) — 508

— На худой конец, если больше ничего вообще не приходит в голову, — можете показать пальчик, как делают все бездарные шуты — 130

— А если совсем отчаялись, — можете наплести, что владеете тайнами алхимии и астрологии — 110

266

Нестареющая классика! Конечно же, песня была милой, незатейливой, весёлой и, вроде бы, на первый взгляд безобидной; но в портовом районе за неё могли бы и накостылять — смотря кто бы услышал.

Как бы то ни было, она не вызвала ни особого веселья, ни особого неприятия. Ну, мотивчик незатейливый и весёлый, ну, фразочки местами забавные — но не более. Вы получаете 1 пункт Шутовства, а если играли на лютне, умножьте результат на два!

— Ладно, попели и будет. Пошли, познакомлю тебя с одним человеком, — торопит Вас косматый босяк. Вы пожимаете плечами и следуете за ним — 13

267

Поскольку Вы — человек предусмотрительный, Вы вспоминаете о том, что в Вашем потайном кармашке спрятано тридцать монет, которые стражники не обнаружили, вышвыривая Вас из замка: видимо, не сочли необходимым обыскать как следует.

Это, конечно, немного, но, всё-таки лучше, чем ничего. Также при Вас осталась колода карт, предназначенная в большей степени не для игр, а для фокусов и мешочек с шариками, которыми можно жонглировать или, на худой конец, которые можно швырнуть под ноги преследователям.

Как поступить сейчас? Можно было бы подать милостыню оборванцам, но, судя по их поведению, эти люди её не заслуживают, да и вряд ли будут Вам благодарны, в то время как Вы сами сейчас переживаете весьма нелёгкие времена.

Если пытаться подкупить стражников, чтобы они пропустили Вас обратно в замок, они, скорее всего, просто отберут у Вас деньги и, в лучшем случае, надают тумаков.

В картишки Вы вряд ли с ними перекинетесь, фокусы пока неуместны, а жонглировать шариками причин ещё нет, так что — поживём-увидим. А теперь — отмечайте находки в листе персонажа и возвращайтесь на параграф, с которого пришли.

268

…Но вскоре годы начали напоминать о себе. Всё-таки не мальчик уже, чтобы так носиться, как молодой козлёнок. Сердце, отдышка, да и вообще…

…Остановившись, Вы переводите дыхание, невесело рассуждая о том, как, должно быть, обрадуется палач в казематах, услышав шум Ваших бубенчиков в своих стенах — не часто к нему захаживают такие гости…

Как теперь быть, что делать? Стражники, конечно, тоже хороши: если кому расскажут, как их, двух молодых бугаёв, отделал старый шут, — в лучшем случае публично высекут и прогонят из рядов королевской стражи. А в худшем, зная нрав молодого короля, вполне могут и казнить…

— Пойти с повинной, в надежде, что всё как-нибудь обойдётся? — 16

— Или продолжить побег… скоро… вот только когда чуть-чуть отдышитесь? — 18

269

Правильные ответы — это «саламадра» и «луна». Так-то! Если Вы правильно отгадали одну из загадок, получаете 5 пунктов Героизма. Если обе, то по 5 за каждую и ещё 5 пунктов Героизма сверху. В любом случае — переходите дальше на параграф 119.

270

Нестареющая классика! Но такие песни, в основном, исполняют в портовых кабаках для матросов и прочих обитающих там личностей.

Вашим слушателям песня совершенно не понравилась: во-первых, она грустная и заунывная, а во-вторых — она была как-то не в тему.

— Да много вы понимаете! — обиженно огрызаетесь Вы и, потеряв 1 пункт Шутовства от пусть и несправедливых, но всё-таки больно ударивших по самолюбию оценок, — следуете на 88 параграф. Такие дела!

271

Нестареющая классика! Такие вещи, как правило, приходятся по душе всем, ну или почти всем. Когда Вы закончили петь, слушатели, включая стражей-привратников, захвалили Вас, впечатлённые и содержанием песни, и её исполнением.

Вы получаете 6 пунктов Героизма, 2 пункта Вдохновения и 6 пунктов Шутовства, а если сопровождали пение игрой на лютне, — умножьте всё на два!

— Потрясающе! Нужно будет запомнить! Пошли, обязательно потом споёшь её нашему атаману! — похлопав Вас по спине, заявил главарь. Кивнув, Вы направились следом за оборванцами — 13

272

Нестареющая классика! Песня пришлась в самый раз, поскольку, во-первых, была весёлой и по ролям, а во-вторых — тема как нельзя кстати была близка нищим бедолагам.

Вы получаете 5 пунктов Героизма, 2 пункта Вдохновения и 5 пунктов Шутовства, а если у Вас есть лютня и вы на ней аккомпанировали, — умножьте баллы!

— Это было просто замечательно! — одобрительно похлопал Вас по плечу главный голодранец. — Определённо, ты будешь одним из нас. Но сперва это должен одобрить наш атаман. Я, конечно же, замолвлю за тебя словечко, а дальше — смотри сам.

Поблагодарив его, вы следуете за ним на 13 параграф.

273

Ничего особенного. Такие песни не приводят в восторг изяществом слога, не поражают глубиной мысли, но они простые, милые и добрые, поэтому люди их любят.

И в то же время на бурный восторг рассчитывать с ними тоже не приходится: так, в лучшем случае, получается брать за счёт красивого исполнения.

Но, как бы то ни было, публика отнеслась к Вам благосклонно и Вы получаете 2 пункта Героизма, а если подыгрывали себе на лютне, — умножьте полученные баллы ещё на два.

— Сойдёт, — кивает главарь босяков. — Хорошо. Из тебя, скорее всего, выйдет толк. Но пока нужно присмотреться. И тебя ещё должен одобрить тот, кому подчиняюсь я.

— Погоди, так ты что, получается, тут не самый главный? — интересуетесь Вы.

— Хех, чудной ты, отец! Конечно же! У нас всё как в любом уважающем себя королевстве — есть и свой король, и свои вельможи. Пошли, скоро тебя ему представят, — подмигнув, обещает космач. Вам остаётся только идти за ним следом и готовиться к встрече с королём бродяг — 13

274

Да уж… Что тут скажешь: даже не всякий моряк оценил бы эту песню. Вас совершенно не поняли. Капитан, конечно, не вызывает симпатии — но и Ваша песня тоже. Мужланы!

Да что они понимают в настоящей музыке! Слова — это так, лишь бы исполнение было хорошим! Но у босяков сложилось иное мнение. Переубедить не получится. А жаль.

Вы теряете 2 пункта Шутовства от урона по своему дражайшему самолюбию, и, глубоко вздохнув, топаете пытать счастья на параграфе 88.

Удачи Вам! И впредь — выбирайте репертуар осмотрительнее!

275

Грустная, но всё-таки воодушевляющая песня, которая придётся по нраву простолюдинам, но вряд ли понравится знатным господам. Что поделаешь — всем не угодить.

Босяки оценили песню одобряющими возгласами, с уважением отзываясь о Джонни-стрелке и осуждая его врагов.

В целом выступили неплохо, хотя могли бы и лучше. Дело не в исполнении, просто песня попалась не самая удачная.

Тем не менее, Вы всё-таки получаете 3 пункта Героизма, а если сопровождали пение игрой на лютне, — смело умножайте полученные баллы на два.

— Ну, ладно, отец. Поёшь ты хорошо, спору нет. Думаю, у нас найдётся для тебя работёнка. Нужно только обсудить один вопрос кое с кем. Пошли, дружище, — похлопав Вас по плечу, главный бродяга увёл Вас — 13

276

Вы зажигаете и отплясываете так, что и у остальных при взгляде на Вас ноги не могут оставаться на месте. Даже стражники — и то притоптывают, постукивая древкам алебард. Но за Вами не угнаться никому, даром что Вы самый старший из присутствующих.

Вы получаете 2 пункта Героизма и 2 пункта Вдохновения.

— Ну ты даёшь, отец, — с неподдельным уважением восклицает предводитель оборванцев. — Пошли, это нужно показать остальным.

Что ж, следуйте на 13 параграф.

277

Ша! Всё в порядке! Порой бывает так, что паника просто затмевает сознание, когда решение проблем столь очевидно, что не заметить его кажется просто глупостью.

Вы не так просты, как об этом наивно могут говорить со стороны. Вы не достигли бы своего положения и не дожили бы до своих лет, не обладайте Вы недюжинной предусмотрительностью и проницательностью.

Лавируя меж дворцовых интриг, Вы заранее разрабатывали планы даже на случай наименее благоприятных исходов, и этот случай был как раз одним из таких.

Естественно, замок был просто напичкан огромным количеством потайных ходов и всевозможных закоулков, которыми Вы пользовались не раз и не два. Всевозможные пути вели из королевских покоев в лес, к прибрежному гроту и в горы, на случай необходимости спешного бегства.

На случай вражеской осады — в замке имелись скрытые покои и склады с провиантом, где можно было отсиживаться достаточно долгое время, не опасаясь голодной смерти.

Помимо самых основных потребностей — строители предусмотрели и иные задачи: к примеру, в замке имелись и потайная библиотека, содержащая наиболее редкую и ценную литературу, равно как и литературу небезопасного содержания, и потайная темница, в которой можно было бы в условиях строжайшей секретности держать хоть папского легата, и алхимическая лаборатория…

Да много чего.

Конечно же, архитекторов и инженеров в живых не оставили, а за сохранностью помещений (например, пополнением припасов тайного склада) следили немые и не обученные грамоте слуги, которые при всём желании не сумели бы ни рассказать о своей тайне, ни даже написать.

Помимо подобных тайных мест, существовали тайные ходы, позволявшие беспрепятственно проходить практически из любых частей замка в другие, для того чтобы подслушивать, шпионить, тайно навещать дам или, при необходимости, кого-либо прирезать или отравить.

Опочивальни, библиотека, пинакотека, тронный зал, оружейная, кухня, конюшня, винный погреб, тайная канцелярия — не было такого места, в которое нельзя было пройти, зная определённые входы и выходы. А также потайные маршруты выводили и непосредственно в город: к собору, в ратушу и в некоторые другие места.

Скорее всего, сейчас система потайных ходов не используется и пришла в запустение: за исправностью механизмов никто не следит, запасы провизии никто не пополняет, факелы в мрачных коридорах никто не зажигает.

К счастью, обо всём об этом знали Вы, старый король да маленькая кучка приближённых, большая часть которых теперь либо раскачивается на виселице, либо находится в бегах.

Королевский наследник должен был узнать обо всём это в своё время, но, на Ваше счастье, — этого не случилось.

Более того, Вам повезло вдвойне, что он не прознал о том, что Вам известны такие секреты, иначе не сносить Вам головы: опасно изгонять человека, способного, например, привести армию врага прямо в замок, воспользовавшись потайным ходом.

Конечно, Вы неоднократно пользовались потайными ходами, но казематы и подземелья не относились к тем местам, которые Вам приходилось бы часто посещать — просто не было такой необходимости.

Сейчас же Вы смутно припоминаете, что на случай пленения — во многих камерах имеются скрытые механизмы, позволяющие открыть потайной ход в систему переходов, вот только пленнику совершенно невозможно обнаружить этого случайно: для этого необходимо нажимать на нужные скрытые кнопки в строго определённой последовательности.

Вы весьма смутно припоминаете всё это, коря себя за то, что не уделили достаточного внимания таким частностям, а в суете — успели многое подзабыть.

Но, так или иначе, эта суета была не пустой — Вам приходилось выживать и бороться за своё место под солнцем. А уже сам факт того, что Вы имеете пусть и призрачный, но шанс на спасение, — уже говорит о многом.

Мрак темницы заметно усложняет Вашу задачу, но тратить время нельзя: чем больше Вы проторчите здесь впустую — тем меньше шансов выбраться (тем более что долго торчать здесь у Вас не получится даже при всём желании).

Стараясь не поддаваться панике и не сходить с ума больше обычного, Вы начинаете осторожно ступать в кромешной тьме, шаря руками по холодным стенам.

Во мраке раздаются звуки падающих капель, по трупному смраду ощутимо присутствие Вашего не слишком разговорчивого сокамерника, и чем дольше тянутся Ваши блуждания — тем более безнадёжной и обречённой кажется Ваша затея.

Но у Вас просто нет иного выбора, кроме как стиснуть зубы и пытаться предпринять всё возможное за спасение.

Даже если Вам и суждено повстречать костлявую в этой холодной зловонной камере, по крайней мере Вы будете знать, что сделали всё от Вас зависящее, чтобы эта встреча не состоялась.

В конечном итоге Ваши блуждания во мраке и стремительные поиски всё-таки увенчались успехом: раздался звук механизма и тяжеловесная стена отъехала в сторону с глухим звуком, открыв потайной проход — 683

278

Исполнение песни увенчалось бурными овациями. Да, нестареющая классика. Правда, подобные песни в основном нравятся беднякам и особенно не по душе духовенству, да оно и понятно.

Вы получаете 2 пункта Героизма и 2 пункта Шутовства за пение, а если использовали лютню, — умножьте всё на два!

— Сразу видно — наш человек! — не без уважения отмечает главный босяк. — Пошли, познакомлю тебя с одним моим хорошим другом!

Переходите на параграф 13

279

Тоскливо, печально, но при этом как-то всё равно по-доброму. Бедный Вилли, хотя можно понять и Маргаретт, и братьев. Но — что поделать?

Эх. Остаётся только грезить об искренней и чистой любви, облагораживающей душу, и надеяться, что никто не встанет на пути чужого счастья.

Но если такова судьба — ничего не попишешь. Во всяком случае такие выводы мужики извлекли из Вашей песни. Ладно, что теперь?

А теперь — Вы получаете 4 пункта Героизма за такую трогательную песню (но, увы, ничего весёлого в ней нет), и если Вы играли при этом на лютне, — умножьте результат на два!

— Бедный Вилли. А ты — можешь стать богатым, если покрутишься вблизи нужных людей. Но ты молодец, всего в одночасье лишился, а сноровку не теряешь и руки не опускаешь. Уже в строю. Я уважаю таких людей, правда, — глядя Вам в глаза, поделился главный босяк, при этом поглаживая небритый подбородок. — Ладно, значит так, Ваше шутовское сиятельство: сейчас я познакомлю тебя с одним очень влиятельным и важным человеком, но только заруби себе на носу, что ты не должен об этом распространяться. Понял? Если ты произведёшь на него хорошее впечатление — значит, считай дело выгорело. Но не вздумай ему дерзить или перебивать. Он любит производить впечатление простачка, трещащего без умолку, но это просто маска. Он так прощупывает и следит за тобой. Покажешь себя молодцом — он это оценит. Не трусь и не бойся, но и не борзей. Знай во всём меру. Усёк? Ну, тогда пошли. Я поручусь за тебя, а ты уж меня не позорь.

Напоследок покосившись на стражников (ответивших такими же неприязненными взглядами), босяк повёл Вас прочь от ворот королевского замка.

Вы сами ввязались в эту историю, решив как-либо связать себя с этими людьми, так что — без претензий — 13

280

— Да пошёл ты! — отвечаете Вы, и эти слова отдаются множественным эхом под каменными сводами темницы. — Уж лучше остаться гнить здесь, чем идти на такую гнусность и обкрадывать собственный народ. Только трусы говорят, что у них не было выбора. Что не они такие, а жизнь такая. Что с волками жить — по волчьи выть. Нет!

Оставаться собой, даже когда у твоего горла нож; не выть, разговаривать, даже если живёшь среди волков; не идти по головам и трупам, во всех обстоятельствах быть честным и справедливым — вот, что значит быть человеком!

— Браво, браво, — саркастически похлопав в ладоши, промолвил незнакомец. — Я думал, что ты уже давно разучился шутить, а тут — на тебе, такой талант на старости лет открывается… Нет, конечно, ты полный идиот, но по-своему мне даже нравится такая принципиальность. Вот только она тупая, и обстоятельства не располагают к веселью. Ну что, не ты, так кто-то другой окажется посговорчивее. Ты же не думаешь, что кроме тебя одного здесь больше никто не ориентируется? Будет всё то же самое, только без твоего участия. А ты — можешь гнить дальше, как и хотел. С чистой совестью. Хотя у меня она будет чистой и после того, как я заберу то, что принадлежит мне по праву.

Шаги начинают удаляться, и вскоре Вы снова остаётесь один во мраке. Проходит минута, другая, затем час, вскоре Вы теряете ощущение времени. А затем — Вы и сами не замечаете, как проваливаетесь в сон — 511

281

Вы понимаете, что перед Вами — не Ваш покойный король, друг и брат Альберих Добрый, а всего лишь наваждение, химера, вызванная бесами с целью Вашего искушения.

Из воскресных проповедей Вы вспоминаете, что падшие ангелы искушали многих, являясь к ним в образах ангелов Божьих, святых, и Пречистой Девы Марии, и даже самого Спасителя; поэтому не следует ни безоговорочно верить всему, что видишь и чувствуешь, ни испытывать панический страх перед тёмными силами.

И пусть Вы и не были образцовым христианином, сейчас Вы искренне, вспоминая все молитвы, которые знаете, обращаете своё сердце к Богу.

— Если вы набожный — 212

— Если же нет — 123

282

Нестареющая классика! Правда, в этот раз Вы явно не угадали с выбором песни. Во-первых, она грустна. А во-вторых — из категории «бабские слёзы-сопли», как говорят мужчины. Особенно если это простолюдины, чуждые тонкой душевной организации.

Обменявшись ругательствами и несколько поранив своё самолюбие (Шутовство уменьшилось на 2), Вы побрели на 88 параграф, продолжая убеждать себя в том, что Всё равно Вы — молодец, красавец и вообще — талантище, а они все — просто бездари и завистники.

283

Сказано-сделано! Песни любят все: и короли, и голодранцы.

Особенно если они идут в сопровождении соответствующих инструментов. К примеру, благородным подавай лютню, а простым мужикам мила и дудочка.

Но петь с дудочкой во рту — достаточно проблематично, в то время как лютней возможно себе аккомпанировать во время пения, если, конечно, Вы обладаете соответствующими навыками (в противном случае — лучше не надо).

Если Вы обладаете навыками музицирования и имеете при себе лютню, можете умножать пункты, получаемые за хорошее исполнение, на два (за исключением тех случаев, когда произведение принципиально исполняется на другом инструменте или а капелла).

Но это так, справка на будущее. Прежде всего сейчас главное — пение, а в пении немаловажно не попасть впросак при выборе репертуара. В этот раз Вы решаете исполнить…

— Балладу о Робине Гуде, старухе и епископе — 278

— Баллада о холодной росе — 273

— Балладу о юном Вилли — 279

— Балладу о любимом — 284

— Балладу о графине-цыганке — 296

— Балладу о рыцаре — 291

— Балладу о стрелке Джонни — 275

— Балладу о русалке — 270

— Балладу о гренландских китобоях — 274

— Балладу о другой русалке — 293

— Балладу о страшной ведьме — 290

— Балладу о ветреной девчонке — 285

— Балладу о старом плаще — 272

— Балладу о Томе Рифмаче — 292

— Балладу о вербовщике — 266

— Балладу о проданном парне — 294

— Балладу о белом голубе принцессы — 271

— Балладу о серебряном парусе — 282

— Балладу о корзинке яиц — 288

— Балладу о двух воронах — параграф 236

— Балладу о трёх лесных стрелках — 213

— Балладу о сэре Патрике Спензе — 287

— Балладу о Короле Артуре и сэре Креддоке — 298

— Балладу о старухе из Ашерз-Велл — 286

284

За такие песенки англичане вполне могли бы посадить Вас на кол. Но, слава Богу, — Вы не в Англии. Тем не менее, Вашим слушателям откровенно скучно и не интересно слушать про подвиги какого-то там шотландца, которого кто-то там любит, поэтому Вам не удаётся заручиться их благосклонностью.

Ну, что ж, бывает и так: в конце концов, Вы — не червонец, чтоб нравиться всем. Ваше самолюбие слегка задето, и Вы теряете 2 пункта Шутовства. Оставив за спиной и замок, и стражников, и оборванцев, — Вы наконец устремляетесь на параграф 88 в поисках новых приключений.

285

Беднякам всё это, конечно, знакомо. Но песня совершенно не понравилось. Конечно, такое положение дел соответствует правде и справедливо для многих семейств, но бедному человеку приятнее было бы услышать что-нибудь ободряющее: мол, денег нет, а счастье — есть, любовь побеждает всё, с милым рай и в шалаше и так далее. А здесь — суровая реальность и быт довлеют над романтикой.

По сути, что-то подобное Вам в итоге и высказали, разве что только не в такой красивой форме. Но что поделать?

Обиженный в лучших чувствах, Вы списали всё на недостаточную утончённость их натур, и, развернувшись, устремились прочь.

Вперёд — к новым свершениям! Быть может, другие слушатели оценят Ваш талант по достоинству! — 88

286

У всех есть сердце. И пусть эта песня была далеко не весёлой — она тронула всех. Кто-то даже заплакал от Вашего проникновенного пения.

Вы получаете 12 пунктов Героизма и 2 пункта Вдохновения, а если Вы ещё и аккомпанировали себе на лютне, — то можете смело умножать результат ещё и на два!

— Это было очень сильно, — согласился космач. — Эх, сегодня же пойду и крепко-крепко обниму свою старушку. Спасибо тебе, редко можно услышать что-то такое. Смеяться, конечно, хорошо и здорово. Но иногда — нужно и плакать. А заставить плакать от красивой песни, умеет далеко не каждый. Это, брат, у тебя настоящий дар от Бога! Не преувеличиваю. Ну, что тут теперь скажешь — обязательно нужно, чтобы ты спел как-нибудь эту песню нашему атаману. А знаешь, пошли, познакомлю тебя с ним прямо сейчас. Может быть, что-то путное подскажет. И смотри, много языком не мели, не нарывайся и не зарывайся, знай меру и не перегибай палку. С ним не каждого встречного знакомят — он что ваш лорд, абы с кем не якшается. Усёк?

А Вы что? А Вы — ничего. Остаётся только пойти следом за косматым и морально готовиться ко встрече с атаманом бродяг — 13

287

Эта песня была достаточно грустной и тоскливой и скорее заинтересовала бы моряков, но, как ни странно, мужики её приняли.

Возможно, им понравился мотив того, что земные блага суть вещь преходящая, а тот, кто думает о богатстве в свой смертный час, — поступает крайне глупо, безответственно и наивно.

А возможно, дело было даже не в богатствах и алчности, а в том, что босякам нравилось, когда богатые тонут да и вообще, так или иначе, помирают.

Или они не очень жаловали шотландцев. А может быть, — сразу и первое, и второе, и третье.

Как бы то ни было, за свою песню Вы заработали 5 пунктов Героизма и 1 пункт Вдохновения, воодушевив всех на новые свершения вопреки её печальному настрою. А если Вы ещё и аккомпанировали себе на лютне, — умножьте полученные баллы.

— Что ж, трогательно, — грустно вздохнув, оценил космач. — Ну, шут с тобой. Пошли.

И Вам осталось лишь последовать за ним — 13

288

Нестареющая классика! Простой люд любит такие вещи, и мужикам понравилось Ваше исполнение! Вы получаете 2 пункта Героизма, 1 пункт Вдохновения и 1 пункт Шутовства, а если сопровождали пение игрой на лютне, — умножьте результат на два.

— Ну, что сказать, парень, ты — молодец. Пошли, покажу тебе нашего атамана, — произнёс космач, и Вам осталось лишь последовать за ним и его людьми — 13

289

«Страшный зверь» — это, конечно же, грабли. Угадали — получите 5 пунктов Героизма! Но даже если и нет — не расстраивайтесь, ведь это всего лишь загадка. В любом случае — переходите на параграф 119 и решайте, чему быть дальше.

290

Нестареющая классика! И, как ни странно, она понравилась Вашим слушателям, хотя содержание песни, в общем-то, совсем не весёлое, а скорее трагическое.

Просто некоторые мужики оценили то, как человек нашёл в себе смелость и стойкость пойти на принцип вопреки угрозе и не продался за барыши как шалава. Ну, это — пересказывая их комментарии в облагороженном виде.

Вы получаете 3 пункта Героизма, а если использовали лютню (не забыв её ранее подобрать, благо она хотя бы была настроена) и музицировали, — умножьте на два.

— Недурно, недурно, — оценил косматый голодранец. — Хорошо, моё слово ты имеешь. Если одобрит наш старшой — считай, что ты один из нас.

Вам остаётся лишь кивнуть и следовать за ним — 13

291

Да-а… Песни о рыцарях иной раз набивают оскомину, но в этот раз она понравилась всем. Начало было многообещающим, середина — перспективной, но…

Под финал всё стало как-то предсказуемо, и он немного подкачал. Финал — подкачал, а Вы — нет, потому что Ваше исполнение пришлось всем по нраву! Ну, что сказать — молодец!

Босяки остались рады, и даже стражникам песня пришлась по нраву, хоть они и слушали её краем уха (ну, а чем ещё на посту заниматься?).

Вы зарабатываете 4 пункта Героизма и 1 пункт Шутовства, а если ещё и наяривали на лютне, — умножьте заработанные баллы на два.

— Складно поёшь! Хорошо, был ты шутом королевским, а теперь, значица, будешь нашенским! Пошли, дружище! — и с этими словами космач повёл Вас прочь — 13

292

Нестареющая классика! Конечно же, кто не слышал о Томе Рифмаче? Песни и истории о нём любили даже те, кто не жаловал Робина Гуда: и простолюдины, и дворяне.

Естественно, Ваша песня пришлась всем по душе, и даже стражники у ворот — и те захлопали в ладоши. Вы получаете 5 пунктов Героизма и 5 пунктов Шутовства, а если Вы аккомпанировали себе на лютне, — умножьте баллы вдвое!

— Ну, ты силён! — не без восхищения оценил главный бродяга. — Я чувствую, из тебя определённо выйдет толк! Пошли, представлю тебя нашему атаману!

Что делать? Идите на 13 параграф.

293

Грустная песня с банальным нравоучительным посылом: во-первых, не нужно ходить «налево», а во-вторых — как минимум, иногда всё-таки следует прислушиваться к женской интуиции и советоваться со своей женой, доверяя ей и не думая, что ты самый умный, а в-третьих, не нужно верить на слово незнакомцам, в особенности — красивым женщинам, в особенности — нечистой силе.

Но слушатели, к сожалению, не прониклись. Что поделать, всем не угодишь. Впрочем, отторжения песня тоже не вызвала.

— Ладно, побренчали и хватит. Пошли; может быть, и выйдет из тебя какой-нибудь толк, — задумчиво произнёс космач. Поскольку спорить глупо, Вы отправляетесь следом за ним — 13

294

Нестареющая классика! Опять же, в портовом районе такие вещи скорее в чести, но, с другой стороны, вербовщики, в обязательном порядке там снующие, их не очень любят. Но здесь есть всё: и любовь, и верность, и подвиг, и сословные предрассудки — словом, слушатели остались довольны.

Вот разве что ничего особо шутливого тут нет, да ещё и так печально всё начиналось, но хоть счастливый конец порадовал, если закрыть глаза на то, что вербовщики по-прежнему вербуют, а парней по-прежнему продают во флот.

Вы получаете 3 пункта Героизма и 1 пункт Вдохновения, а если подыгрывали себе на лютне, — умножьте на два.

— Складно поёшь. Хорошо, считай, что ты с нами, — кивает главарь, уводя Вас прочь — 13

295

Всё дело в игре слов: собственно, «доминиканцы» на латыни можно расслышать как два слова — «Domini canes» или «Господни псы». Вот где собака зарыта!

Догадаться вполне возможно и без углублённого знания латыни, и, если у Вас это получилось, — добавьте 5 Пунктов Героизма.

Но, так или иначе, угадали Вы или нет, загадки-загадками, а Вам ещё жить. Это всяко задачка посложнее — 119

296

Нестареющая классика. Но подобные песни, в основном, любят либо слезливые барышни, либо цыгане. Хотя, как говорят в кабаке, с пивом сойдёт.

Публика, прямо скажем, не в восторге, но и не освистала Вас. А кому-то даже показалось забавным, что графиня ушла от богатого мужа, променяв роскошную жизнь на любовь. Вот пойди и пойми их, этих женщин. Но это уже — не в Вашей власти.

Вы получаете +1 пункт Героизма, Вдохновения и Шутовства, а если умеете музицировать и использовали лютню (если Вы её, конечно, подобрали ранее), — умножьте всё на два.

— Потенциал есть, — с видом знатока (ой, можно подумать!..) заявляет главный голодранец. — Идём, познакомлю тебя с моим атаманом.

Делать нечего, нужно идти — 13

297

Ну что ж, площадь перед кафедральным собором Кокани — это сердце города. Если и начинать какое-то большое дело, то именно там. И Вы направляете свой шаг в этом направлении.

А пока Вы идёте — Вы продолжаете обдумывать своё положение и перспективы на будущее.

Что делать? Куда податься? Чем заняться? Всё-таки Вы уже не мальчик — Вам почти семьдесят лет (а жить и быть счастливым всё равно хочется) и начинать жизнь с чистого листа довольно сложно.

Но, вместе с тем, у Вас за плечами собрался достаточно приличный багаж из знаний, умений, у Вас есть какая-никакая, но известность, какой-никакой, но вес в обществе…

Ну, был до недавнего времени.

С другой стороны, а может быть оно всё и к лучшему? Может быть — пошли они все?

Теперь Вы точно никому ничего не должны и ничем не обязаны, и можете пожить в своё удовольствие без дворцовых интриг и сплетен.

Поедете куда-нибудь в дальние края, навестите родственников, ближних и дальних. Фактически, у Вас наконец развязаны руки.

Но, вместе с тем, Вас не оставляют мысли о судьбе Вашего многострадального народа. Да, Вам обидно и больно от того, как поступили с Вами после всех лет, которые Вы отдали короне, верой и правдой прослужив Альбериху Доброму. Но даже это меркнет перед тем ужасом, который творится вокруг.

Но что Вы можете сделать? Вы, старый шут, которого вышвырнули с пинком под зад?

На самом деле, если подумать — очень многое. Ведь Вы долгое время были при дворе и не только шутки шутили.

Вы присутствовали подле короля, были в курсе государственных секретов, знаете внутреннее устройство замка, все ходы и выходы.

Т, в общем-то, если избрать верную тактику — даже могли бы совершить полномасштабную революцию, или помочь кому-нибудь убрать короля по-тихому.

Решать, конечно же, Вам. Главное — принимать решение с холодной головой и не наломать дров…

…Ход Ваших мыслей резко обрывается, потому что на улице напротив Вас появился носорог. Поначалу Вы решили, что Вам напекло голову, но вскоре понимаете, что это не галлюцинация.

По улице, в сопровождении людей в восточном одеянии, а также отряда гвардейцев, движется носорог.

На нём надет зелёный шёлковый ошейник с арабесками, от которого тянется тоненький поводок, на котором это крупное чудовище ведёт хмурый смуглый космабровый мужчина с плетью.

До Вас, естественно, никому нет дела. Народ бросает дела, выглядывает из окон, выбегает из домов — все хотят поглазеть на диковинное создание, в существование которого до сих пор верили далеко не все.

— Пойдёте за носорогом — 696

— Да ну его в Африку — 593

298

Нестареющая классика! Нравится и простолюдинам и дворянам, но, вместе с тем, не вызывает ни восторга, ни отторжения.

Кто-то одобрительно кивнул, кто-то похлопал в ладоши, кто-то сказал пару добрых слов — и не более. Ну, и на том уже спасибо.

Вы заработали +2 пункта Героизма, Вдохновения и Шутовства. А если сопровождали пение игрой на лютне — умножьте полученный результат на два!

— Ну, что я могу сказать: недурно, хотя бывает и получше, — от всего сердца признался космач и, в общем-то, в данном конкретном случае Вы с ним вполне согласны. — Ладно, отец, пошли, познакомлю тебя с нашим главным.

Поскольку Вы сами хотели примкнуть к этим бродягам — отказываться сейчас было бы верхом глупости, и Вы идёте следом за бродягами и их вожаком под подозрительные взгляды королевских стражников у ворот замка — 13

299

В ответ на это Вы слышите лишь недобрый хохот. Никакого уважения к пожилому человеку.

— Нет, что ни говори, а шут из тебя и в самом деле неплохой, — поглаживая усы, заметил толстяк. — Но я боюсь, что тебе сейчас не до шуток.

— А я и не шучу — там всё моё добро, нажитое потом и кровью. Впустите, дайте мне немного времени, и я возьму хотя бы часть… — с надеждой всматриваясь в лица служивых, упрашиваете Вы, натыкаясь на стену безразличия. — Ну, хоть что-нибудь. Хотя бы пару вещей.

— Ага, а ещё — дать тебе выехать на коне и со шпагой, под звуки фанфар, — холодно покривился высокий. — Отныне и впредь тебе запрещено появляться в королевском замке. Во всяком случае — если король не переменит своё решение. А до тех пор — не обессудь.

— Ну, хорошо… Мне нельзя туда заходить. А могли бы Вы принести мне что-нибудь оттуда? — продолжая цепляться за соломинку, Вы решили надавить на их жадность. — Я бы и с Вами поделился.

— Ха! Нет, ты слышал? Поделится он тут. Да ты, никак, уважаемый, нам, королевским гвардейцам, взятку предлагать вздумал? — продемонстрировав гнилые пеньки зубов, оскалился жирдяй. — Заруби себе на носу раз и навсегда: теперь ты — никто! Всё твоё бывшее имущество — конфисковано в пользу Короны! А сейчас — проваливай-ка ты отсюда подобру-поздорову!

Похоже, что стражникам надоело точить лясы: Ваше присутствие их больше ни капли не забавляет, и при малейшем поводе они готовы отметелить Вас по первое число. Вам остаётся лишь…

— Подчиниться и забыть — 88

— Или преподать им урок вежливости (если Вы вспыльчивы, выбирайте этот вариант; если Вы малодушны и хотите выбрать этот вариант, необходимо выдержать проверку) — 99

300

«Псы Господни» — так иной раз в народе называют монахов ордена Святого Доминика.

И, надо сказать, они не только на это не обижаются, но даже выбрали в качестве своего герба собаку, несущую в зубах факел, в знак того, что их призвание, с одной стороны, заключается в том, чтобы защищать Церковь от ереси и, с другой стороны, нести в мир свет Божественной Истины.

Но, собственно, символика и объяснение возникли позднее, а само выражение — раньше. Чем это обусловлено?

Не спешите, подумайте над ответом как следует, а когда примете решение, — переходите на параграф 295 и проверьте своё предположение.

301

Массивный кусок стены возвращается на прежнее место, скрывая за собой неуютную камеру, о которой Вы вряд ли будете скучать.

Поднявшись с товарищем по лестнице, Вы оказываетесь посреди пустынного коридора. Ваши глаза уже успели снова привыкнуть к свету, и Вы осматриваетесь, но не замечаете ничего необычного.

Просто невзрачные стены с факелами в настенных гнёздах, пути, расходящиеся в несколько сторон. Окажись Вы тут сами, без проводника, — гарантированно бы заблудились.

— А как же остальные? Там взаперти сидит ещё много наших, — переводя дух, напоминаете Вы. Посмотрев на Вас с сожалением и грустью, инженер вздыхает и покачивает головой из стороны в сторону.

— Во-первых, не в моих силах освободить из темницы всех заключённых. Во-вторых, далеко не во всякую камеру ведут потайные ходы. В-третьих, нам прежде необходимо определиться, что нам делать самим, для того чтобы спастись и выжить. У меня была возможность помочь тебе — и я пошёл на это, несмотря на риск. В конце концов, мог бы и поблагодарить, — с некоторой обидой замечает он.

— Спасибо, — благодаришь ты, решив разбираться с проблемами по мере поступления и делать что-то полезное в меру своих сил по мере возможности. Освободить кого-либо ещё можно будет при наличии первой же удобной возможности, когда она представится. Если, конечно, она представится.

Вы ожидаете каких-то действий от инженера, но он, в свою очередь, судя по всему, ожидает чего-то от Вас.

В конце концов, он постоянно был погружён в свои дела и заботы, жил в собственном мире, крайне редко вылезая из своей скорлупки и никого не допуская внутрь.

Вы да король — вот те немногие, с кем ему действительно приходилось по большей части общаться о чём-либо помимо минимально необходимого по работе. И то — потому что, как правило, Вы всегда разговаривали с ним на пару с королём…

Постепенно проходят и панический страх, и благородные, но необдуманные порывы.

Так, скажем, несвоевременное нападение может и смотреться героически, но сулит поражение в войне. Как следует поразмыслив,

Вы решаете…

— Позаботиться о собственной шкуре и валить как можно дальше — 136

— Составить план по свержению короля и наведению порядка — 118

— Придумать план по освобождению остальных пленников — 75

— Что у вас двоих недостаточно сил на то, чтобы совершить государственный переворот или освобождение пленников; но просто так уходить, не наказав негодяя и его прихвостней, Вы не собираетесь, и поэтому напоследок устроите тут всем «весёлую жизнь» — 691

302

Ну что ж, настало время проверить Судьбу (на случай, если Вы вдруг забыли, — бросайте игральную кость, прибавляйте выпавшее значение к текущему номеру параграфа и — переходите на номер параграфа с получившимся итоговым значением).

303

Как оказалось, Рокильда имеет достаточно обширные связи в преступном мире Кокани. Ей достаточно было послать гонца (сидевшего неподалёку от дома оборванца), и вскоре в доме появился Годелот — тот самый бродяга, маячивший возле замка: в прошлом — один из шпионов короля Альбериха, а ныне — доверенный человек Крысиного Короля. Как оказалось, он и сам имел на Вас виды.

Переходите на 13 параграф.

304

У Рокильды имелся хороший друг — капитан Абубакар ибн Хамид, который время от времени наведывался в порт Кокани, привозя с собой дорогие и редкие прянности, ковры, украшения, сладости и прочее, чем славятся Восток и Азия. И он был настроен достаточно доброжелательно — 334

305

В своё время у Рокильды была любовная интрижка с Лаготом, капитаном городской стражи, который время от времени покрывал её делишки, имея с этого долю.

Известный картёжник, по современным меркам он был довольно неплохим человеком (заботился о своих людях, как отец-командир; держал слово; пресекал беспредел; в тайне от короля по мере возможностей устраивал побеги для приговорённых к смертной казни, если был твёрдо уверен в их невиновности), его ценили, любили и уважали, но по причине постоянных карточных долгов он был вынужден то и дело закрывать глаза на мелкие преступления и участвовать в различных сомнительных авантюрах.

Внимательно выслушав просьбу Вашей общей подруги, он согласился переговорить с Вами. Вот только о чём Вы собираетесь его просить?

— Постараетесь убедить его в том, что короля необходимо свергнуть — 690

— Изъявите желание поступить на службу под его началом — 592

— Предложите ему провернуть крупное дельце, которое сулит немалые барыши — 589

306

Хорошим знакомым Рокильды был монах Беренгарий, к которому она ходила исповедаться в кафедральный собор Кокани.

Беренгарий был человеком открытым, доброжелательным, надёжным и образованным, но в известной степени наивным и доверчивым, чем многие злоупотребляли, решая за его счёт свои собственные проблемы.

Рокильда обратилась к нему, поведав о Ваших злоключениях и попросив посодействовать в решении беды. Он бы и рад помочь, вот только в чём конкретно?

— Попросите выделить Вам маленький уголок при соборе, где Вы могли бы послужить в качестве облата, отплатив добром за добро — 612

— Желаете постричься в монахи и посвятить жизнь Богу — 617

— Предлагаете свою помощь в организации церковных праздничных торжеств — 587

— Попытаетесь убедить его в том, что священный долг духовенства, это — свергнуть короля-негодяя, по вине которого страна развалилась на кучку разрываемых болезнями и войнами городов, а скоро жизнь станет совершенно невыносима и в столице — 590

307

Ближайшим другом Рокильды оказался алхимик Сильвестр — человек, к которому обращались за разного рода услугами многие, начиная от кузнеца и заканчивая монахами.

Не стоит удивляться, потому что алхимией занимались и многие лица духовного сана: к примеру, Роджер Бэкон или Альберт Великий, наставник Фомы Аквинского, во времена которого образованные люди, в основном, относились к духовенству.

Но при этом они не прибегали к колдовству и заклинаниям, не призывали бесов и не чертили пентаграмм, а просто изучали состав, происхождение и естественные свойства металлов и минералов (способы их добычи, очистки и практического применения в различных отраслях, от инженерного дела, до медицины), и иные законы окружающего мира.

Помимо, собственно, алхимии Сильвестр интересовался оптикой (в частности, зачитывался трудами Роджера Бэкона о преломлении и расщеплении света), математикой (угробив годы жизни на задачу квадратуры круга, прежде чем плюнуть, признав её неразрешимой) и астрономией, и, будучи верующим человеком, презирал магию, гадания, предсказания, всевозможную эзотерику, астрологию, нумерологию и прочее тому подобное.

Тем не менее в его доме находилась грандиозная подборка книг, существенная часть которых относилась к запрещённым.

Чем он может быть Вам полезен?

— Напроситесь к алхимику в подмастерья — 619

— Попросите, чтобы он приготовил волшебный эликсир, который снова сделает Вас молодым и полным сил — 626

— Попросите поделиться секретом изготовления философского камня, чтобы у Вас никогда не заканчивалось золото, и Вы не заботились о хлебе насущном — 681

308

Рассмеявшись неестественным для человека смехом, Рокильда сбросила с себя человеческую плоть, словно одежду, и перед Вами оказался рогатый чертяка с густой чёрной шерстью, хвостом, рогами и копытами.

— Если Вы малодушны — 613

— Если нет — 586

309

Жизнь несчастных евреев была тяжела и опасна, как, впрочем, и во все времена. Они проживали в раз и навсегда отведённых для них кварталах, ограждённых от остального города высокой стеной, и не имели права покидать свой район в ночное время и в дни церковных праздников.

Входя на территорию города, евреи были обязаны носить специальную одежду, включая нелепые головные уборы, по которым каждый случайный прохожий мог безошибочно опознать в них людей «второго сорта».

В еврейском квартале допускалось иметь лишь одну синагогу. Жизнью общины руководили раввины, а за порядком следили католические стражники, охранявшие вход в квартал.

Поскольку население гетто постепенно росло, в то время как число домов и улиц, отведённых для проживания евреев, не увеличивалось, — люди были вынуждены тесниться и жить друг у друга на головах, на улицы выливалось больше помоев, чем обычно, а нищета процветала.

К Вашей чести, Вы никогда не страдали предубеждениями в отношении евреев, в отличие от тех, кто периодически устраивал погромы в еврейских кварталах, где на входе стояла охрана, которая не особенно торопилась вмешиваться и появлялась уже ради формального приличия после побоища.

Во время одного из подобных погромов Вы, узнав о том, что происходит, подняли гвардейцев на уши и, задействовав доступное Вам влияние, вынудили их навести порядок и задержать некоторых смутьянов.

И, хотя переловить всех негодяев, равно как и уберечь всех евреев, к сожалению, не удалось, — Ваше вмешательство спасло ростовщика Авикдора с его семейством, которых едва не растерзали озверевшие подонки.

Понятно, что искусственно создаваемая и поддерживаемая изоляция повышала и без того имевшуюся степень отчуждённости евреев.

Вдобавок ко всему — для них было закрыто большинство профессий, доступных для христиан, и выбор оставался между работами врача, ростовщика и писаря.

В итоге, с одной стороны, ростовщичество однозначно осуждалось как грех (и по этому поводу неоднократно высказывались Святые Отцы различных веков, а Римские Папы писали буллы, грозившие не только ростовщикам, но даже и монархам, допускавшим у себя ростовщичество), но полностью изжить это явление так и не удалось, а порочную практику — свалили на евреев.

При этом многие невежественные люди были искренне уверены в том, что бедные несчастные евреи, проживающие в их городе, — это ну вот прям вот те самые евреи, которые лично распяли Спасителя.

Как бы то ни было, Авикдор слезно обещал помочь Вам, если чем-либо когда-нибудь сумеет отплатить за то, что Вы сделали для него.

Что ж, настала пора узнать, чего стоят его обещания. Вряд ли кому-нибудь придёт в голову искать Вас в подобном месте. Но, тем не менее, возникает ряд проблем.

И самая очевидная — каким образом пройти мимо стражи, охраняющей вход в гетто?

Даже если погоня задержится, а стражники на вратах не задержат Вас, они всё равно будут знать, что Вы, Ральфрик Честный, прошли в еврейский квартал; после чего, узнав о ваших «подвигах», перевернут там всё вверх дном.

Необходимо либо отказаться от затеи (в таком случае — возвращайтесь на тот параграф, с которого пришли, и делайте другой выбор), либо проявить изобретательность.

— Закричите «держи вора», чтобы отманить стражников от ворот на другую улицу, а сами прежде оттуда смоетесь — 319

— Закричите «пожар» с той же самой целью — 337

— Попробуете пробраться в еврейский район через городскую канализацию — 366

— Ну, короче, что-нибудь придумаете (Смекалка) — 391

— Не будете ничего придумывать, а просто и невозмутимо пойдёте в еврейский квартал — 407

310

Конечно, всё это более чем подозрительно. Возможно, Вы просто не заметили медальон, когда подходили, но Вы уверены, что его здесь раньше не было.

В любом случае, никакого владельца поблизости нет. Забрать его может любой, не Вы — так кто-то ещё. Никто в здравом уме и твёрдой памяти не станет оставлять такую вещь в подобном месте.

А раз уж Бог подносит Вам такой подарок, значит, нужно брать: Ваше положение сейчас не самое лучшее. Как бы то ни было, если вещь ничейная, значит — Ваша.

Взяв медальон (не забудьте отметить его в листке персонажа, как и всё, что находите), Вы начинаете любоваться им, вертеть и так и этак, завороженный мастерством изготовления и чистотой благородного металла.

— Эй! — внезапно раздавшийся голос заставляет Вас вздрогнуть от неожиданности. Ну вот, стоило ожидать, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Обернувшись, Вы замечаете городского стражника с ярко-рыжими волосами и простецким рябым лицом.

— Что это ты держишь? Откуда оно у тебя? — с подозрением прищурив глаза, поинтересовался гвардеец.

— «Это — моё» — 643

— «Не твоё дело» — 627

— «Это просто лежало здесь в фонтане. Я случайно нашёл. Никого поблизости не было, я не крал» — 648

— «Дело в том, что я — протагонист, а это — очередной мой квестовый предмет» (Сумасшествие) — 315

— Броситься наутёк — 669

— Наброситься на стражника безо всяких разговоров — 677

311

А водичка-то — сладкая и прохладная: как раз то, что нужно в знойный день. Немного отпив и освежившись, Вы некоторое время наслаждаетесь покоем и красотой сада, оставив дурные мысли позади.

Хотя бы ненадолго. Но красота красотой, а насущные проблемы в любом случае необходимо решать. И Вы решаете, что сейчас самое время…

— Используя свои старые связки и знакомства, заручиться поддержкой кого-нибудь из старых друзей (Предусмотрительность) — 668

— Используя свои знания, таланты и образование, найти влиятельных покровителей и устроиться на хорошо оплачиваемую работу (Музицирование, Танец, Пение и Красноречие) — 346

— Используя свои актёрские способности, примкнуть к бродячей труппе и давать представления, колеся по миру (Артистизм, Чревовещание, Фокусы, Эквилибристика, Акробатика и Жонглирование) — 498

— Устроиться в трактир развлекать кабацкий люд — 679

— Пойти служить во флот (Плаванье) — 661

— Записаться в солдаты (Сражение или Верховая езда) — 653

— Строить планы по свержению Гунфрида и восстановлению порядка в отечестве — 654

— Махнуть на всё рукой и отправиться в путешествие — 644

312

— Ну что, брат конь, как жизнь? Что нового-хренового? — с искренним участием интересуетесь Вы.

— Да так, то одно, то другое, — встряхнув гривой, отвечает тот. — Работаешь всё как ломовая лошадь, а в ответ — лишь чёрная неблагодарность. Взять хотя бы это его любимое выражение: «Брешет, как сивый мерин». Я тебе ответственно заявляю, что ещё ни один сивый мерин на моей памяти никому не солгал. Зато человеческую ложь мне приходится выслушивать каждый день по нескольку раз… А вообще, устал я. Даже не столько физически, сколько морально.

— А чем занимается твой хозяин? — продолжили Вы, стараясь как-то приободрить собеседника.

— Свешбаклер. Зарабатывает на жизнь конфликтами и дуэлями. Иногда — сам находит себе цель, иногда — нанимают. Нужно убрать кого-то неугодного и благородного по происхождению — он тут как тут, готов предложить свои услуги. Знает все правила и тонкости, как в плане боя, так и в плане организации: грамотно проводит провокацию, чтобы в итоге ещё и выставить себя оскорблённой стороной, а потом — множит вдов и сирот, — с нескрываемой неприязнью произнёс конь, издав короткое ржание и раздражённо замотав головой. — Вот же угораздило связаться с такой сволочью. Всё-таки, кто бы и что ни говорил, но Макиавелли был прав, хотя бы в том, когда говорил, что обращать чужое горе в свою выгоду — это занятие, которое достойный человек никогда не выберет добровольно. Правда, там шла речь конкретно о швейцарских наёмниках, да и сам он — тот ещё экземпляр, но иногда и он бьёт в точку.

— А что ты читал из Макиавелли? «Государь»? Рассуждения? — проникаясь к скакуну глубоким уважением, Вы намотали себе на ус, что не хотели бы перейти дорогу его владельцу.

Он судя по характеристике, данной конём, тот ещё подлец, но, во-первых, это не Ваша задача — искать и карать всех подлецов на свете, а во-вторых — хоть Вы уже и в преклонных годах, а пожить всё равно охота.

— Естественно! — поражаясь нелепой наивности вопроса, ответил конь. — Это же очевидно. Что Вы мне прикажете делать, пока он тут снова где-то кого-то отправляет на тот свет? Не на клавесине же играть, в конце-то концов. Вот, жду, коротаю время, читаю Макиавелли. Вернее, недавно уже дочитал и теперь осмысливаю прочитанное. Вообще, конечно, он часто передёргивает факты и преподносит желаемое за действительное, как в описании жизни, убеждений и личных черт Чезаре Борджиа, так и в описании конкретных событий. Ну, например, когда он описывает, как во Флоренции под его стяг собралось народное ополчение — это просто враньё: там были самые обыкновенные наёмники, а «народное ополчение» было мечтой самого Макиавелли. Который, к тому же, полагал, что ни один достойный человек не выберет для себя добровольно профессию наёмника: человека, доход которого зависит от войн, человека, наживающегося на чужом горе.

Кхм, а ведь действительно. Конь, играющий на клавесине, — и правда, нелепица какая-то.

— Ладно, — получив удовольствие от короткой, но насыщенной беседы, улыбнулись Вы. — Приятно было познакомиться, но мне уже, правда, пора. А то ещё твой хозяин заподозрит неладное, увидев, что я ошиваюсь вблизи его коня.

— Удачи. Даст Бог — ещё свидимся, — коротко кивнул конь, задумавшись о чём-то своём.

— А звать-то тебя как? — решили Вы уточнить на будущее.

— Буцефал. Тут у кого-то, видите ли, гордыня разыгралась и прозвище поскромнее придумать не смог, или не захотел, — коротко бросил скакун, вскоре вернувшись к прерванным размышлениям.

— Буцефал… Кхм… Хорошо, я запомню, — пообещали Вы, отправляясь в путь-дорогу — 63

313

Винить в этом некого. За исключением, конечно же, себя самого. Да и то лишь отчасти.

Просто жизнь так сложилась. Сперва Вас интересовала слава, затем — карьера, Вам вечно было не до того, а потом Вы увязли с головой в страстях этого мира.

От мысли о том, что после Вас на этой грешной земле не останется следа, на сердце делается больно и обидно — на себя, на обстоятельства, на всех.

Вы потеряли 2 пункта Шутовства!

История знает массу людей, не оставивших потомства, но, при этом, их жизнь тоже не была напрасной. Монахи, чьими молитвами живут и процветают те, кто не имеет в себе силы нести такое бремя.

Или великие творцы — художники, поэты, учёные или скульпторы, с головой ушедшие в своё дело, принеся свою жизнь в жертву на алтарь науки или искусства: те, кто вдохновил целые поколения, жившие веками позднее, на великие свершения и благородные поступки.

Но что останется после Вас? Померкнет имя в веках, не обрушатся богатства из рога изобилия, обойдёт стороной мирская слава, но ничего из этого Вам и не нужно.

Вы были искренни перед собой, перед людьми и перед Богом, и это для Вас — важнее всего остального, а остальное — преходящее, словно скорлупа, о которой уже никто и не вспоминает, когда соловей поёт.

А близкие люди? Приятелей было много, а настоящих друзей, которые в огонь и в воду, — дай Бог, если хотя бы парочка.

Вы могли бы усыновить кого-нибудь, ведь родители — это даже не те, кто произвели на свет, но те, кто вложили душу.

Жизнь продолжается, пусть Вы уже и не молоды — 527

314

В настоящее Герард принадлежал к узкой замкнутой группе городских богачей, элите, именуемой «патрициатом».

Представители высших городских сословий, эти люди составляли Городской Совет (возглавляемый сеньором города — бургграфом), избирались в сенаторы и занимали руководящие посты во всех главных городских учреждениях.

Знатные купцы, магистратские чиновники, городские рыцари и дворяне формально приравнивались по статусу к феодальным аристократам, но их рода никогда не смешивались, подобно воде и маслу.

Как и подавляющее большинство городов Западной Европы, этот город образовался на земле феодала, заинтересованного в притоке людей, а также развитии торговли и производства, приносивших ему дополнительный доход.

В свою очередь, это приводило к конфликту между владыкой земель и городскими жителями, желавшими, по возможности, обрести полную независимость, в идеале — основать город-государство, способный заключить военно-экономический союз с аналогичными городами, создав и возглавив лигу.

В настоящее время, когда и без того крошечная страна стремительно разваливалась на куски, а трон короля ощутимо пошатнулся, — патрициат был готов подтолкнуть этот трон. Но дело осложнялось необходимостью вести борьбу на два фронта.

Большую часть городского населения составляли ремесленники. И эти ремесленники были обязаны состоять в цехах.

Каждый цех обладал своей хартией и регулировал свою область производства. Комиссия, составленная из специально избранных членов цеха, следила за тем, чтобы продукция, изготавливаемая ремесленниками, соответствовала определённым установленным стандартам. Рабочие материалы, нюансы изготовления, планка качества, допустимые инструменты — всё регламентировалось уставом.

Также устав чётко обозначал количество учеников и подмастерий у одного мастера, запрещал работу в праздничные дни и в ночное время, ограничивал количество станков и запасов сырья, устанавливал единую стоимость товаров и услуг и многое другое, включая образ жизни членов цеха.

Членские взносы, штрафы и иные финансовые отчисления формировали цеховую казну, средства из которой уходили на похороны умерших членов цеха и поддержку их семейств, лечение больных и прочие нужды.

В случае военных конфликтов — цех выступал в качестве боевой единицы: небольшой, но, как правило, достаточно обеспеченной армии, со своей внутренней иерархией и развитой дисциплиной.

Соответственно конфликты между патрициатом и цехами (иными словами, — между купцами и ремесленниками) происходили постоянно, и битва за влияние шла с переменным успехом.

В отдельности ремесленники были намного беднее представителей городской знати, однако их было значительно больше, и они представляли силу, с которой нельзя было не считаться. Обидел одного — считай, что обидел всех.

Конечно же, знать всеми силами старалась удерживать позиции, внося раздор и смуту между цехами (к примеру, согласно законам, действующим по всему католическому миру, — цеха аптекарей и врачей были разделены, и один человек не имел права одновременно заниматься и тем и другим), но даже личные амбиции и соперничество не мешали ремесленникам объединять усилия против общих врагов.

Таковы были реалии, в которых приходилось жить и лавировать подавляющему количеству горожан, и прежде всего — благородному купцу Герарду. А в том, является ли его благородство — лишь благородством по крови или ещё и благородством по духу, Вам предстояло разобраться в самое ближайшее время.

Герард принял Вас достаточно тепло и радушно, велел слугам накрыть стол по случаю прихода дорогого гостя, пожарить нескольких голубей из его личного колумбария, достать из погреба вина десятилетней выдержки.

Также он послал в город одного из слуг: как он сказал — за свежими фруктами из его сада. И вскоре слуга вернулся, приведя с собой отряд разъярённых гвардейцев. Вас ожидала кровавая расправа, а Герарда — благодарность от городского совета, за содействие при поимке опасного преступника. Вот ведь каналья!

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияПереходите на параграф «0».

315

— Чего-чего?! — вытаращив на Вас глаза, выдал поражённый гвардеец.

— Ну, протагонист я, чего тут непонятного? — начиная терять терпение от его бестолковости, отвечаете Вы. — Если по какой-то нелепой причине меня вдруг арестуют, осудят, приговорят к казни и приведут приговор в исполнение, — сюжет не будет продвигаться дальше. Поэтому ты не можешь и не должен меня тут задерживать. Может быть, мы уже закончим со всеми этими формальностями, и я, наконец, продолжу своё приключение, или у тебя ещё остались какие-то вопросы?

— А? Что? — несколько растерявшись, промолвил бедолага, но тотчас же спохватился. — Да, конечно. А с чего ты, собственно, взял, что ты и есть — протагонист?

— Ну как же! — разведя руками, вздыхаете Вы. — Сама книга начинается с предыстории моей жизни. И в дальнейшем — отслеживает события, которые происходят со мной по мере развития сюжета. Я присутствую на каждой странице. Так кто же я, по-твоему, какой-нибудь там статист?

— Эй! На минуточку прояви уважение! Мой отец, между прочим, тоже был статистом… — и, со вздохом добавил: — Он героически пал в битве при N.

— Что поделать — такова участь безымянных солдат, сражающихся на передовой во благо вымышленного королевства. Поэтому, если ты не желаешь становиться разменным материалом, тебе, как минимум, как можно скорее необходимо завести имя. Это, конечно же, тоже не гарантия безопасности, но — уже что-то, — стараясь приободрить бойца, посоветовали Вы.

— Покорно благодарю за заботу, но с этим я уж как-нибудь сам разберусь, — заверил гвардеец, возвращаясь к своим непосредственным обязанностям. — А как быть с медальоном? Каким образом ты определил, что это — квестовый предмет?

— Ну, тут всё просто. Он был выделен жирным курсивом, а это значит — что он для чего-то будет нужен и важен в дальнейшем, — порядком подустав от допроса, пояснили Вы.

— Я, конечно же, до сих пор ещё не общался с протагонистами и много не понимаю. Но, что же, получается, если бы тут где-нибудь поблизости валялась, к примеру, кочерга… Нет, не так… Кочерга. Ты бы и её подобрал и повсюду таскал с собой — просто так, на всякий случай, ожидая, что она может зачем-нибудь пригодиться в будущем? — скептически покривившись, уточнил рыжий.

— Да. Скорее всего, — недолго поразмыслив, согласились Вы.

— А если бы это было дерь…? — не унимался тот.

— Послушай, уважаемый, я уже ответил на твои вопросы. Может быть, мы уже наконец закончим со всеми этими формальностями, и я пойду? — раздражённым тоном спросили Вы в ответ, размышляя про себя, что эти NPC уже вконец оборзели.

Наконец распрощавшись с приставучим гвардейцем, Вы отправляетесь на параграф 63

316

Отставив в сторону протёртую кружку, трактирщик переключил всё внимание на Вас.

— Закажете эля (если вы — пьяница, то просто обязаны выбрать этот вариант, или выдержать бросок на сопротивление) — 324

— Начнёте разговор «за жизнь» — 629

— Предложите свои услуги в качестве сказителя, певца и музыканта (если владеете пением, красноречием или музицированием) — 645

— Желаете остановиться на ночлег — 663

— Попросите, чтобы трактирщик выдал Вам квест (Сумасшествие) — 655

— Пожелаете сломать стереотип и выдать квест самому трактирщику (Сумасшествие) — 665

— Начать попрошайничать — 658

317

Некоторое время Вы ошиваетесь вокруг художника, то и дело бросая взгляды через его плечо. Гениально! Шедеврально! У Вас просто не хватает слов, чтобы передать всё восхищение глубиной его таланта.

Тем временем Вы и без слов понимаете, что раздражаете мастера и мешаете его работе своим навязчивым интересом. Но он, вероятно, слишком деликатен, чтобы сказать об этом открытым текстом…

— А это что? — заворожено интересуетесь Вы.

— Фронтон, — сдержанно поясняет живописец.

— А это что?

— Антаблемент.

— А это что?

— Пилястры с полуколоннами…

— Эй! А вот это вот что? Разве это уже существовало в середине шестнадцатого века?!

После Ваших слов — целый кусок прекрасного и величавого здания просто вдруг взял и исчез, вызвав неописуемое возмущение художника.

— Да ёж вашу медь! Ну, неужели так нужно было лезть прямо под руку?! — голосом, полным негодования и обиды, взорвался тот.

— Ой, простите, я, и правда, не хотел… Минуточку, а ведь Вы…

— Тициан Вечеллио да Кадоре. Да, он самый.

— Погодите! Не верю своим глазам! Тот самый Тициан, которому сам Карл V подал упавшую кисть, заявив, что услужить Тициану почётно даже императору?!

— Да, было дело…

— Тот самый Тициан, который до последнего будет верен своему призванию, и умрёт от чумы, сжимая в руках кисть, чтобы потом его похоронили с величайшими почестями в венецианском соборе как величайшего художника всех времён и народов, «Соперника Зевсов и Апеллесов»?!

— Что поделать, такова судьба…

— Погодите… А Вы точно жили в середине…

— Да! Да! Точно! И некоторое время я путешествовал по миру, пропадал неизвестно где, мой след терялся, и я вполне мог находиться где-нибудь здесь. И хватит об этом уже!

— Очуметь! А может быть, раз уж со зданием всё равно вышел такой конфуз, Вы составите мне компанию по дороге до кафедрального собора? Он намного красивее, и скорее заслуживает Вашего внимания.

— Вы и правда держите меня за олуха? Его я изобразил ещё первым делом, как прибыл в Кокань. А, впрочем, тут и в самом деле больше нечего ловить. Что ж, пройдёмте.

И в самом деле — переходите на параграф 510 и запишите на листе персонажа «Тициан».

318

Остановившись, Вы дожидаетесь, пока старичок (Ваш ровесник, просто не в такой хорошей форме для своего возраста, как Вы) настигает Вас.

А после — дожидаетесь, пока он охает, ахает и переводит дыхание.

Как бы то ни было, Вы вполне справедливо предполагаете, что, раз уж эта встреча состоялась, — следовательно, она должна нести какую-то сюжетно-смысловую нагрузку.

И, стало быть, Вас ожидает впереди диалог, который либо продвинет сюжет, либо поможет раскрыть характеры персонажей.

— Ральфрик, — наконец отдышавшись, произнёс бедолага. — Со всех ног уже сбился. Я спешил с вестями в замок, но гвардейцы сказали, что тебя недавно вышвырнули вон, и они не знают, и знать не желают, куда ты теперь подевался. Я уже и не надеялся тебя найти, и вдруг — вижу, что это ты…

— Если Вы забывчивый — 322

— Если же нет — 331

319

Ой, да плевать все хотели. И городская стража — в том числе. Большинство людей привыкло руководствоваться принципом «моя хата с краю», если что-нибудь не касается лично их.

И при этом их можно если не оправдать, то хотя бы понять: «работать» просто так, без разрешения, без прикрытия, не могут даже воры, и если вмешаешься в чужую разборку — у тебя гарантированно возникнут проблемы.

Однако нельзя сказать, что Ваши крики не возымели никаких последствий: пока Вы горлопанили — Вас услышали преследователи и, спустя некоторое время, окружили и настигли, несмотря на все Ваши петляния в лабиринте улиц.

Спустя некоторое время то, что от Вас осталось, повесили над городскими воротами в назидание тем, кто осмелится убивать городскую стражу.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов ГероизмаПереходите на параграф «0».

320

Да уж, и угораздило же Вас! Но, как гасит народная мудрость, от тюрьмы да от сумы — не зарекайся. Конфисковав всё, что было обнаружено при Вас (за исключением одежды и нательного крестика), Вас передали в руки какому-то жуткому мордовороту.

Угрюмый сторож-верзила (судя по всему — бедолага немой и не может ни передать заключённым весточку, ни поддержать беседу) проводит Вас по мрачным холодным коридорам, вдоль которых, за однообразными проржавевшими решётками, на Вас таращатся товарищи по несчастью.

Косматые, неопрятные, кто-то даже передвигается в кандалах или прикован к стене. Откровенно бандитские рожи встречаются довольно редко — в большинстве случаев эти люди не матёрые преступники, а просто те, кто так или иначе впал в немилость новых властей в лице короля и его ставленников.

Кто-то скалится и глумится, опуская злые и непристойные шутки, кто-то давно выжил из ума и сотрясает цепями в порыве приступа неуместного смеха, но в массе никто не испытывает ни злорадства, ни интереса к Вашему появлению: в глазах лишь отсутствие надежды и осознание обречённости.

Бывшие вельможи со своими семьями и преданными слугами, обычные простолюдины, верноподданные старого короля, и просто все, кто рожей не вышел. Некоторые из них узнают Вас, кого-то узнаёте Вы, но сейчас вы все находитесь в одном положении; и не имеет принципиального значения, были ли вы знакомы ранее или нет, какие посты занимали и в каких отношениях состояли.

В одной из камер — полноватый дворянин с благородным лицом и ухоженной бородой обнимает и успокаивает своего плачущего ребёнка: мужчина поднимает взгляд на Вас, но вскоре возвращается к своим проблемам.

В другой — старый придворный алхимик, загремевший в эти места ещё при прошлом короле за шарлатанство и продажу за баснословные деньги зелий, от которых люди, в итоге, умирали или становились калеками (хотя сам он утверждал, что виной всему — завистники, тайком подмешивавшие в его замечательное варево всякую дрянь).

В третью согнали целый кочевой табор: многие люди побиты и изувечены, а у одного на лбу красуется клеймо «НЕ ВОР» — такое «НЕ» выжигают в тех редких случаях, когда удаётся доказать невиновность человека, несправедливо осуждённого и наказанного «за воровство».

Факел в руках сторожа размеренно трещит, отбрасывая блики на помещения, в которых уже давно не видели света, но Ваша пара проходит, и эти унылые места снова погружаются во мрак.

Время от времени у Вас возникает желание ответить на чьи-то слова, хотя реагировать на уголовников и психов, находящихся в том же положении, что и Вы (в котором Вы, впрочем, не очутились бы, будь Вы посдержанней), — не самая мудрая затея.

К тому же — после перенесённых побоев Вы едва-едва передвигаетесь и даже говорить Вам сейчас больно и трудно, отчего вариант о нападении на стражника даже не рассматривается: во-первых, Вы просто не в состоянии тягаться с безмолвным молодым крепышом, во-вторых, случись даже чудо — как потом выбираться отсюда, через весь этот лабиринт, знакомый лишь местным тюремщикам? И что потом делать, выбравшись? Опять бежать, как тогда?

Под сводами темницы эхом отдаются нечеловечески дикие крики, лязг цепей, смех, крики, стоны, мольбы и причитания, сливающиеся в один большой нестройный хор. Где-то неподалёку должны находиться камеры пыток: к счастью, Ваш путь пролегает не туда — свою порцию боли Вы уже на сегодня получили, никакими ценными сведениями и секретами не обладаете; и, хотя палачи иногда практикуются на ком придётся, сейчас им попусту не до Вас, потому что у короля немало куда более серьёзных врагов.

Постепенно неприятные звуки отдаляются и стихают. Остановившись перед самой дальней камерой самого безлюдного коридора (прочие камеры, как можно судить, пусты, хотя в некоторых Вы всё-таки успели разглядеть прикованные кости в истлевших лохмотьях), стражник неторопливо открывает решётку, а затем — бесцеремонно забрасывает Вас внутрь, после чего запирает замок снова.

В этом месте темно, холодно и сыро. Слышно, как стекает и капает со стен вода. Но самое мерзкое даже не это: незадолго до Вас в этой камере уже обитал другой узник — он испустил дух, но, судя по всему, никто даже не почесался о том, чтобы освободить его тело от цепей, вынести и похоронить по-человечески. Теперь этот кадавр разлагается и смердит, и Вам предстоит дышать этими миазмами, не говоря уже о том, что находиться в таком месте и без того очень вредно, опасно и страшно.

— Эй! — с трудом ворочая ноющей челюстью, возмущаетесь Вы. — Люди вы или звери?! В вас хоть что-нибудь человеческое осталось?!

Но стражник молчаливо оборачивается и уходит, унося с собой единственный источник света.

— Эй, ты! Вернись! Побойся Бога! Выпусти меня отсюда! — вцепившись в прутья тюремной решётки, Вы сотрясаете их в бессильной ярости, невзирая на боль от недавних побоев, но стражник, судя по всему, не только нем, но и глух. Во всяком случае — к чужим слезам и мольбам.

Вы теряете 1 пункт Шутовства!

Когда последние лучи света пропадают, и Вы остаётесь один в темноте, Вам остаётся только лишь…

— …заплакать — 230

— …молиться, надеясь на чудо — 211

— …опустить руки и смириться со своей незавидной участью — 150

— …попытаться найти что-то положительное даже и в такой ситуации — 120

— …проявить предусмотрительность (если она у Вас записана) — 277

321

— Энтшульдигунг, — произносите Вы, привлекая к себе внимание отряда швейцарцев. — Гуттен аппетит. Вайгест эст инен?

Ваш акцент отвратителен, и Вы это знаете, но — что поделать. Те прерывают разговор и переглядываются, перекинувшись парой фраз.

— Вихайсен зи? — интересуется один из наёмников, судя по виду — старший в отряде.

— Ихь хайсэ Ральфрик. Кённен зи мир биттэ хэльфен? — начали Вы, после чего разговор начал стремительно развиваться и закончился достаточно быстро, но, в известном смысле, плодотворно.

Швейцарцам не было дел до местячковых проблем Кокани, но они улавливали суть вопроса, называя вещи своими именами и говоря обо всём прямо в и конкретно.

Иными словами, они готовы пересмотреть свою лояльность Гунфриду в обмен за 5000 монет (если Вы красноречивы — то за 3500, но ни монетой меньше). И да, им плевать, если Вы — агент-провокатор, потому что они и Гунфриду открыто сказали: кто больше платит — тому и служим. Дальнейшие разговоры бессмысленны.

Если согласны на их условия, осталось раздобыть деньги, что проще сказать, чем сделать. К тому же, свержение государя, осуществлённое силами наёмников без поддержки народных масс — дело довольно сомнительное.

Правитель хоть и никудышный, но всё-таки законный, а вот за такие выкрутасы Вашу голову потом могут насадить на пику даже те, кто придут править вместо Гунфрида. Если только Вы не попытаетесь удержать власть в своих руках, что тоже проще сказать, чем сделать.

Как бы там ни было, с швейцарцев взятки гладки: конфликтовать с ними сейчас — себе дороже, король на это не пойдёт. А Вам, после таких разговоров, лучше пойти подобру-поздорову.

Как поётся в одной старой песне, «зайдёшь в трактир — а там шпион, зайдёшь в сортир — и там шпион». И даже если шпионы не знали немецкого языка, уже сам факт того, что Вы о чём-то тут шпрехали с наёмниками может выйти Вам боком — 646

322

— Простите, а мы с Вами вообще знакомы? — старательно всматриваясь в черты незнакомца, интересуетесь Вы. Ну, ничего, что могло бы подсказать Вам что-нибудь, дать хоть малейшую зацепку. Лицо как лицо, одежда как одежда. Не похож на нищего, но и на знатного вельможу не тянет.

— А как же?! Это же я!.. Бартоломеу!.. — раскинув руки для объятий, неизвестный застыл в радостном ожидании, но, так и не найдя понимания в Вашем взгляде, пояснил: — У твоей двоюродной тёти был двоюродный дядя и… ну… в общем… он женился на вдове, у которой были уже взрослые сын и дочь, а в это время его отец, не знавший об этом, находясь на другом конце света, — женился на этой самой дочери… И тогда получилось, что его пасынок стал ему дядей, его падчерица стала ему мачехой, его жена стала ему бабушкой, а он — сам себе дедушкой…

— Так, покороче… — не горя желанием вникать в весь этот бред, поторопили Вы.

— А покороче — мы с тобой — ближайшие родственники. Практически как единоутробные братья, — пояснил Бартоломеу.

— Ну, допустим, — изучая неожиданно объявившегося родственника, кивнули Вы. — И с какой целью ты меня искал?

— Я спешил к тебе с известием о твоём отце… — переходя ближе к делу, ответил тот. Кхм, Вашему отцу (отношения с которым, в силу определённых обстоятельств, были далеко не безоблачные) должно уже было стукнуть девяносто два года. Вы не виделись с ним уже давно, и плохие известия были бы для Вас скорее внезапными, чем неожиданными. Конечно, можно сожалеть о том, что жизнь сложилась именно так, а не иначе, но…

— Дело в том, что он снова женится! — с неподдельной радостью в голосе воскликнул Бартоломеу. — Ну, разве это не чудесно?! Конечно же, он хочет видеть тебя на бракосочетании.

Прошло не менее нескольких минут, прежде чем к Вам окончательно вернулся дар мысли.

— Он что, вообще с ума сошёл?! — только и смогли произнести Вы, обретя чуть позднее и дар речи. — Ему не кажется, что это, по меньшей мере, несколько… неразумно…

— Неразумно? — с искренним недоумением развёл руками новообретённый родственник. — Я, конечно же, понимаю, что жениться более одного раза — не по-христиански. Но ведь и твоего отца можно понять: пока человек жив и может быть счастливым, он хочет быть счастливым столько, сколько ему отведено. Вот ты, например, уже выбрал возраст, в котором тебе не нужны будут любовь, теплота и забота? Другое дело, если бы это было не по обоюдному желанию, а, скажем, по принуждению со стороны родителей…

— Не пори горячку, — помотав головой, Вы вздохнули, в очередной раз переваривая услышанное.

— Вы решаете, что Вас ничего здесь больше не держит, определённых планов у Вас всё равно нет, и Вы вполне готовы отправиться на отцовскую свадьбу — 630

— Вы решаете, что, как минимум, должны задержаться на некоторое время и решить кое-какие вопросы на месте — 647

323

Бегло присмотревшись, Вы замечаете в толпе оборванцев лицо, которое кажется Вам смутно знакомым. На первый взгляд, — это человек явно не Вашего круга общения. Но всё-таки Вы его знаете, пусть и не особенно близко.

Старый король, Альберих Добрый, был очень предусмотрительным человеком — у него всегда имелись запасные варианты, альтернативные пути, и он поддерживал отношения с людьми из самых разных слоёв населения, если те могли быть ему полезны.

Вы припоминаете, что этого человека зовут Годелот и когда-то он состоял в сети королевских осведомителей.

После того как Гунфрид избавился от всех, кто был лоялен его отцу (в лучшем случае — отдалил и поснимал с постов, в худшем — запытал и казнил, а многих изгнал или бросил в темницу), — вряд ли он будет это афишировать, и, скорее всего, теперь он не работает на власть.

Но учитывая, что ему известны многие секреты и при этом он ещё жив, — о его прошлом мало кому известно, кроме Вас.

Если он ошивается здесь и рискует быть случайно узнанным, — у него должны быть для этого очень веские причины. А с учётом его профессиональных навыков — такой враг Вам не нужен.

Сделайте выводы и возвращайтесь на тот параграф, с которого пришли.

324

Если Вы пьяница — Вы пропиваете все деньги, которые имеются, и должны совершить бросок для определения своей дальнейшей судьбы. Если же Вы не пьяница и просто хотите выпить, — вы тратите одну монетку за одну кружку дешёвого пойла, которое пусть и не прибавляет ясности ума, но позволяет приободриться и отогнать хотя бы часть дурных мыслей (в таком случае Вы получаете +1 к Вдохновению; но если пить и дальше, вплоть до беспамятства, эффект не суммируется). После этого можно вернутся на тот параграф, с которого Вы пришли (снова переходить сюда не нужно) или покинуть трактир (параграф 895).

Если у Вас нет денег, трактирщик (которого уже порядком подзадолбали клянчащие бездельники) с раздражением отвечает Вам, что не отпускает ничего в долг. В таком случае Вам необходимо либо отказаться от затеи, либо раздобыть средства, если так охота промочить горло.

325

Усвиноподобившись в хлам, Вы проводите шумную и яркую ночь, подробности которой напрочь вылетают из Вашей памяти. Проснувшись, Вы ощущаете сильную головную боль и, перевесившись с края кровати, вскоре оставляете на полу содержимое Вашего желудка…

Какая-то задрипанная комната, немногим лучше (а может даже и хуже) свинарника. Одежда и вещи раскиданы по всей комнате. Мало того, другую половину кровати занимает ОНО: существо женского пола, страшное, как сама Смерть.

— Эй! Ээээй! Ты кто, чудище страхолюдное?! — толкая загадочную незнакомку в бок, с волнением спрашиваете Вы. Ужасная карга, которая, должно быть, даже старше Вас, — просыпается, сверкнув хищными глазами, будто лисица на кролика, и одаряет Вас кокетливой улыбкой, демонстрирующей гнилые пеньки редких зубов.

— А помнится, прошлой ночью ты называл меня совсем по-другому, — заигрывая, произносит чудовище скрежетливым голосом. — Сравнивал с нимфой и ундиной, обещал собрать и привести с небес караваны звёзд, бросив их к моим ногам…

…Вас тошнит, но — не только от выпитого накануне. Вскочив, словно ошпаренный, и с трудом удерживая равновесие, Вы начинаете хаотично путешествовать по комнате, подбирая и надевая то одно, то другое, пытаясь каким-то образом собрать и систематизировать свои пожитки. Сначала Вы надеваете один башмак. Потом до Вас доходит, что лучше бы сначала надеть портки. Потом — Вы прижимаете к груди второй башмак и пытаетесь сообразить, что к чему. Тем временем «красотка» продолжает с интересом наблюдать за Вашими действиями.

— Теперь ты, как порядочный человек, обязан будешь отвести меня под венец! — в тот самый миг, когда Вы уже практически собрались и оделись, сообщает Ваше «счастье».

— Да ну?! — едва не упав от такого заявления, возмущаетесь Вы. — Это с какого ещё перепугу?!

— А с такого, — скрипучая дверь отворилась, и в помещение вошёл трактирщик, покручивая в руках увесистую кочергу, — что она — моя бабушка.

— Твою ж… — в последний момент Вы не произносите слово «мать», потому что это было бы фактически ошибочно.

Вы понимаете, что Вам не остаётся ничего, кроме как…

— Смириться с их требованиями и пойти под венец — 656

— Принять бой с этим дюжим верзилой, который, очевидно, намного моложе Вас и сильнее (Сражение) — 664

— Сигануть в окно (Акробатика) — 659

— Придумать какую-нибудь хитрую отмазку (Смекалка, Красноречие) — 666

326

В таком возрасте нужно бережнее относится к собственному здоровью. Последняя кружка явно была лишней. Да и первая, по большому счёту, тоже. Вам и раньше говорили, что с алкоголем пора завязывать. Но чего уж теперь вспоминать. Вы спились, уважаемый.

Если попадете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияПереходите на параграф «0».

327

Фу-фу-фу! Вы просыпаетесь в грязи возле сточной канавы. Голова бо-бо, во рту кака, а проблемы те же. Вдобавок, Вас ещё и обчистили (если у Вас было что воровать — вычеркните предметы из листа персонажа).

Ну нельзя же так жить, в конце-то концов! Сколько раз Вы уже давали себе слово завязать с этим делом, и всё повторялось снова и снова…

…Голова кружится, ноги не держат, выпитое накануне устремляется обратно…

Когда с этим уже разобрались и отдышались, Вы увидели, как по улице мимо Вас проходит носорог. Поначалу Вы решили, что это хмель ещё не вполне выветрился из головы, но вскоре понимаете, что это не галлюцинация.

По улице, в сопровождении людей в восточном одеянии, а также отряда гвардейцев, движется носорог. На нём надет зелёный шёлковый ошейник с арабесками, от которого тянется тоненький поводок, на котором это крупное чудовище ведёт хмурый смуглый космабровый мужчина с плетью.

До Вас, естественно, никому нет дела. Народ бросает дела, выглядывает из окон, выбегает из домов — все хотят поглазеть на диковинное создание, в существование которого до сих пор верили далеко не все.

Тем временем, Вы окончательно трезвеете.

— Пойдёте за носорогом — 696

— Да ну его в Африку — 657

328

Решив, что пьянка без драки — деньги на ветер — Вы с пьяной удалью и бесстрашием хватаете массивную кружку и разбиваете её о голову ближайшего к Вам забулдыги. Кружка разбивается вдребезги, голове бедолаги тоже приходится совсем нелегко.

Трактирщик начинает кричать что-то по поводу драк и битья посуды, но Вы не очень хорошо его слышите, потому что какой-то хмырь зарядил Вам в ухо, отчего из глаз вылетели искры (подумать только — бьют в ухо, а искры из глаз), а пол подскочил и ударил по челюсти.

В этот момент завизжала какая-то женщина, а крупный бугай сгрёб Вашего обидчика за шкирман и оторвав от пола — швырнул прямиком на стол азартных игроков, не дав доиграть партию до конца. Стол опрокинулся, игральные кости рассыпались, раздались недовольные крики и возгласы.

Кто-то разбил бутыль, кто-то схватился за кочергу, кто-то поднял скамью. Спустя секунду в драке принимали участие уже все присутствующие, включая публичных девок и монахов.

Швейцарец в щегольском берете метким ударом нокаутировал гвардейца, его товарищ закричал «Наших бьют!» и солдатня ринулась на наёмников. Здоровенный бугай сцепился было с трактирщиком, но в этот миг один из монахов обрушил ему на голову табурет со словами: «Сейчас и причастим ко святым угодникам!».

А дальше началось совсем уж жуткое побоище, подробностей которого Вы не помнили, поскольку достаточно быстро отключились, и пришли в себя лишь тогда, когда Вас (как зачинщика всего этого безобразия) волокли в темницу вместе с парой-тройкой особенно отличившихся молодцов.

Бросьте кость и запишите выпавшее количество пунктов Злодеяния. Затем переходите на 320 параграф.

329

Да, в лучшие дни Ваша печень выдерживала и не такое! Страшно подумать, что после такого человек ещё в состоянии жить, хотя по ощущениям ему хочется упасть и сдохнуть.

Стоя на нетвёрдых ногах, Вы вышли из трактира и двинулись по улице, куда глаза глядят. Ноги несли Вас, что называется, на автопилоте, хотя в Вашу эпоху такого слова ещё попусту не существовало.

Долго ли, коротко ли, но Вы забрели на городское кладбище и долго шатались среди серых, местами потрескавшихся и поросших мхом плит и подкосившихся оград, пока не остановились у старого склепа, который был самым древним в этих местах — настолько древним, что местные хоть и строили всевозможные предположения, но не могли сказать наверняка, кто именно там похоронен.

Впрочем, в мире и не такое бывает: в Риме вот тоже есть знаменитое «некатолическое кладбище», где хоронили известных людей, которые не были католиками, и на этом самом кладбище находятся знаменитые пирамиды Гая Цестия: в Средние Века ходило предание, что в одной из них покоится Ромул, а в другой — Рэм. Глупость, конечно. А так — шут его знает. Хотя — и тот, пожалуй, не знает.

Как бы там ни было, Вы падаете, привалившись к холодной стене склепа, и проваливаетесь в сон. Этот сон, пьяный и беспокойный, не отложился в деталях в Вашей памяти.

Вы лишь смутно помните, что Вам снились всякие противные гадости, какие-то уроды, но хоть убей не можете вспомнить ничего конкретного.

Когда Вы очнулись — голова болела так, словно бы по ней били ломом, а полная луна была безраздельной владычицей на чистом тёмном небе, и щедро осыпала землю своим серебристым светом.

Холод и место Вашего пребывания заставили Вас резко протрезветь, хотя руки по-прежнему тряслись (пусть и не только от выпитого).

Как бы то ни было, пораскинув мозгами (или тем, что осталось от них после недавней попойки), Вы сделали вывод, что, возможно, на данный момент это самое безопасное место.

И в самом деле, вопреки всем страхам и ужасам, с которыми связывают это место — Вы никогда не слышали о том, чтобы хоть кто-нибудь умер прямо на кладбище: в такие места лишь приносят тела.

В то же время, если уйти прочь и начать бродить по улицам города, можно либо нарваться на какого-нибудь вора и убийцу, либо на патруль, который знает, что после часа гашения огней порядочным людям на улице делать нечего, и если кто-нибудь встречается им и не находит веской причины для своей запозднившейся прогулки — тотчас же оказывается в темнице.

Вы взвешиваете все за и против, так и эдак и, наконец, принимаете решение.

— Бежать без оглядки, подальше от незримых монстров — пусть к злым и опасным, но людям (Суеверие) — 660

— Остаться на кладбище до утра — 701

330

Усвиноподобившись вдрызг, Вы начинаете рассказывать всем и каждому о своей нелёгкой судьбинушке. И хотя из всех присутствующих Вас худо-бедно слушают полтора алкоголика — зато они прям очень-очень Вас уважают.

Спустя некоторое время они Вас любят. Чуть позднее — готовы браться на крови. А под конец — пойти вместе с Вами прямо сейчас свергать короля — что Вы, собственно, и собираетесь делать.

Выйдя на улицу вместе со своими новыми товарищами-собутыльниками, Вы смело шагаете в направлении королевского замка, полные вина и решимости. Ни у кого не возникает и тени сомнения в том, что Ваш поход просто не может не окончиться успехом.

На воротах к тому времени стоят уже другие алебардщики, на стенах — другие аркебузиры, но всех их роднит чувство глубокого презрения к Вашей персоне, когда Вы появляетесь со своей пьяной братией и начинаете куралесить.

— Показать страже голую задницу — 708

— Крикнуть, что, как бы это приличнее сказать, были в достаточно близких отношениях с матерью нынешнего короля — 750

— Попытаться взять замок штурмом — 735

331

— Бартоломеу! — восклицаете Вы, бросаясь в объятья своему родичу. — Сколько лет — сколько зим! Какими судьбами?!

Он приходится Вам какой-то пятой водой на киселе, Вы виделись с ним не особенно часто, и он создавал впечатление человека наивного, робкого и мало приспособленного к жизни, но при этом — честного, доброго и отзывчивого, готового поддержать в трудную минуту. Если может — то делом, если не может, то хотя бы словом.

Существует старая пословица: «Не имеющий брата — обнимает и дерево». Бартоломеу, конечно же, не дерево, но всё-таки сейчас Вы окрылены хотя бы тем, что после всех бед и несчастий, обрушившихся на Вас в последнее время, Вы повстречали хоть кого-то родного и близкого, кто, возможно, поможет пережить эти напасти.

Вы получаете +2 пункта Вдохновения!

— Ральфрик, за тобой прямо и не поспеть! Я ведь и старше-то всего на месяц, а и то за такой «молодёжью» не поспеваю… — крепко обнимая Вас, в ответ, произнёс старый товарищ. — Я тоже очень рад тебя видеть, но это ещё не всё. Я спешил к тебе с известиями. Это касается твоего отца…

Кхм, Вашему отцу (отношения с которым были далеко не безоблачные) должно уже было стукнуть девяносто два года. Вы не виделись с ним уже давно, и плохие известия были бы для Вас скорее внезапными, чем неожиданными.

— Дело в том, что он снова женится! — с неподдельной радостью в голосе воскликнул Бартоломеу. — Ну, разве это не чудесно?! Конечно же, он хочет видеть тебя на бракосочетании.

Прошло не менее нескольких минут, прежде чем к Вам окончательно вернулся дар мысли.

— Он что, вообще с ума сошёл?! — только и смогли произнести Вы, обретя чуть позднее и дар речи. — Ему не кажется, что это, по меньшей мере, несколько… неразумно…

— Почему «неразумно»? — с искренним недоумением развёл руками гонец. — Я понимаю, что жениться более одного раза — не по-христиански. Но ведь и твоего отца можно понять: пока человек жив и может быть счастливым, — он хочет быть счастливым столько, сколько ему отведено. Вот ты, например, уже выбрал возраст, в котором тебе не нужны будут любовь, теплота и забота? Другое дело, если бы это было не по обоюдному желанию, а, скажем, по принуждению со стороны родителей…

— Не пори горячку, — помотав головой, Вы вздохнули, в очередной раз переваривая услышанное.

— Вы решаете, что Вас ничего здесь больше не держит, определённых планов у Вас всё равно нет, и Вы вполне готовы отправиться на отцовскую свадьбу — 630

— Вы решаете, что, как минимум, должны задержаться на некоторое время и решить кое-какие вопросы на месте — 647

332

Песенка была о том, как маленькая лошадка возила маленького мальчика; но шли годы, мальчик стал рыцарем, лошадка тоже выросла и сделалась боевой лошадью; и что раньше, что потом — они не боялись препятствий и были верны друг другу.

Мило, забавно, по-доброму. Вы часто исполняли эту песню для детей придворных и не забыли бы даже лет через сто. Вы получаете +2 пункта к Вдохновению, а если во время игры на клавесине ещё и пели, — умножьте на два.

Тем временем конь, словно бы привлечённый музыкой, неторопливо приблизился и опустил голову к клавесину. Судя по всему, музыкальное искусство не оставило равнодушным даже его.

— Погладьте коня и скажете ему пару ласковых слов — 709

— Сурово погоните прочь — 740

— Посидите ещё немного, наслаждаясь моментом, и уйдёте — 338

333

Интуиция подсказывает Вам, что лезть на рожон в свете произошедшего явно не стоит. Новый конфликт при отсутствии определённых планов на будущее лишь усугубит Ваше и без того нелёгкое положение.

А теперь — возвращайтесь на тот параграф, с которого пришли.

334

Знойное солнце. Широко раскинувшийся базар в восточном стиле. Высокий минарет и здания, покрытые арабесками. Галдящая толпа. Прилавки, ломящиеся под грузом традиционных сладостей. Голосистые торговцы, наперебой расхваливающие достоинства своих ковров, которые, разве что, не летают по воздуху…

…Именно такие образы посетили Ваше сознание, когда Вы познакомились с капитаном Абубакаром ибн Хамидом.

Посредник между Европой и Китаем, он был достаточно преуспевающим торговцем и, при этом, достаточно образованным и глубоким человеком.

В течение некоторого времени Вы со всей возможной обходительностью и учтивостью поведали ему о своих злоключениях и положении дел в Кокани (хотя, в общем-то, у мавра были глаза и он прекрасно видел всё сам).

Он выслушал Вас не перебивая, не меняясь в лице и неторопливо покуривая кальян.

— Это всё печально, и видит Всевышний — я искренне сочувствую тебе, и твоему народу. Но что конкретно тебе нужно от меня? — наконец произнёс он, при этом почти без акцента.

— Попроситься на корабль Абубакара и уплыть с ним в дальние края — 541

— Попросить Абубакара о помощи в свержении Гунфрида Безволосого — 560

335

— Итак, братия и сестры, мы собрались сегодня, чтобы прово… э-э… чтобы с радостным сердцем почтить союз этих двух безвременно… э-э… скоропостижно… э-э… любящих сердец. Им стоит подумать, над тем, что страсть, влюбчивость мимолётно проходит и уходит, в то время как истинные чувства от времени крепнут, перерастая в нечто большее. Им стоит подумать над тем, что семейная жизнь — это не только постель: это ещё и большая ответственность, проверка на вступление в зрелость. Истинно любящие сердца с ликованием и смирением разделят и розовые мимолётные мгновения счастья… и серые будни: сопливые дети, пелёнки, старость… — прервавшись только затем, чтобы вновь пригубить из своей фляги, отец Теобальд продолжил. — …Но если всё же, невзирая на все те муки и злоключения… которые сулит вам брак, ваши чувства и решение по-прежнему низменны… э-э… Неизменны… Если вы готовы стать одним духом, единой плотью, провести всю жизнь рука к руке, прах к пра… связать себя неразрывными узами как в этой жизни, так и в жизни вечной… А теперь… Сами напросились… Настоящим я объявляю… А ведь я вас предупреждал… Эту пару влюблённых чад…

А Вы наблюдали за всем этим безумием со стороны, тихо радуясь про себя, и понимая, что когда Вам под семьдесят — жизнь, на самом деле, только лишь начинается…

Запишите достижение «Оптимист»

Если Вы в первый раз очутились на этом параграфе, запишите ключевые слова «Се ля ви», 10 пунктов Героизма и 10 пунктов Вдохновения. Переходите на параграф «0».

336

За широким опрятным столом, ломившимся от обильных яств, восседало практически всё почтенное семейство, за исключением самой почтенной матери почтенного семейства: дочери с мужьями, сыновья с жёнами и их многочисленные дети.

— Нет, это становится просто невыносимо, — с возмущением нахмурив брови, поделилась с подрастающим поколением старшая из дочерей Авелин. — Этот дерзкий нахальный человек снова поёт и играет под нашими окнами. Он дурно влияет на вашу бабушку!

— Ну, почему же? — обменявшись взглядом с остальными мужчинами, с понимающей ухмылкой произнёс её супруг. — Просто настоящий мужчина и в старости остаётся мужчиной. Он поставил перед собой цель — и решил добиться её вопреки всему. И я его за это уважаю.

Мнения за столом разделились и оживлённая дискуссия перешла на такие тона, что звуки Вашей игры и пения вскоре отошли для сидящих за столом на второй план. Но, тем не менее, никто не притрагивался к еде, ожидая возвращения хозяйки дома.

А та, привлечённая чарующей мелодией, уже успела прихорошиться и выйти на цветущий балкон, под которым Вы вовсю распевали свою серенаду, подыгрывая себе на лютне.

Авелин! Конечно же, она была уже давно подстать Вам: морщинистая, седая, с недостающими зубами. Но даже и сейчас она сохраняла ту особенную красоту и осанку, которая пленила Вас ещё во времена Вашей молодости. И, может быть, любой другой человек, значительно Вас моложе, решил бы, что Авелин просто милая и приятная старушка, но для Вас она всегда была и оставалась земным воплощением женственности.

— Ну что, красотка! Прыгай сюда, мой конь понесёт нас обоих в сказочную страну, где ты позабудешь обо всём, что тебя гложет. Или тебя мамка не отпускает? — подмигнув, рассмеялись Вы.

Замешкавшись только ради того, чтоб получше ухватиться, Авелин перебралась через перила, как некогда во времена Вашей молодости, и застыла, готовясь к прыжку. Конечно, в таком платье это было сложнее, не говоря уж о возрасте.

Наверняка, её родня, как и все в округе, решат, что она на старости лет просто выжила из ума. Наговорят про неё всяких гадостей. Но Вы с ней уже находитесь в том возрасте, когда можно не переживать о том, кто и что о вас скажет или подумает.

Кто искренне вас любит, тот будет рад за вас обоих, а кто нет, до того и дела нет. В своё время Авелин уже пришлось выйти замуж за человека, которого она никогда не любила, несмотря на то, что глубоко уважала. И если не быть счастливыми хотя бы в старости, то когда же?

Однако сейчас все Ваши мысли занимал лишь один вопрос: Вы должны были отложить свою лютню, встать под балконом и поймать Авелин, прямо как в старые добрые времена. Вот только получится ли это у Вас как раньше?

Вопреки всем страхам и опасениям — получилось в лучшем виде!

А теперь — в путь, навстречу чарующему закату!

Запишите достижение «Безумная».

Если Вас впервые занесло на этот параграф, запишите ключевые слова «Шерше ля фам», 10 пунктов Героизма и 10 пунктов Вдохновения. Если Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

337

— Пожар! Пожар! Пожар! — кричите Вы, и барабаните по дверям, бегая от дома к дому. Растерянные и потревоженные, люди высыпают на улицу, пытаясь разобраться в происходящем. Где пожар? Что горит? Кругом звучат одни и те же вопросы, на которые никто не может дать вразумительного ответа.

Как бы то ни было, но подобные вещи привлекают внимание куда вероятнее, чем вопли «Спасите! Убивают!».

Но стражники у входа в еврейский квартал, судя по всему, не покидают своего поста даже и по такой причине.

И в самом деле, у них — приказ, а если бы тут и в самом деле был пожар — с ним должен был бы разбираться кто-то без них.

— Вот он! Держи гада! Не дайте ему уйти! — вразноголосье закричали преследователи, налетев в образовавшуюся толпу.

Разглядев Вас издалека — они начали уверенно пробираться в Вашу сторону, несмотря на то, что нерасторопные зеваки несколько замедлили их ход.

Народ начал расступаться, а Ваше положение оказалось незавидным. Вы неслись покуда хватало сил, петляя по улицам и переулкам, налетали на торговые лотки, опрокидывали корзины, распугивали кур, но исход подобной погони был предрешён.

В конечном итоге отряд молодых, тренированных и вооружённых гвардейцев загнал пожилого уставшего и безоружного шута в тупик, где и закончилась эта, в общем-то, невесёлая история…

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияЕсли Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

338

Ну, что ж, отдохнули чуток — и хватит. Отвлечься от проблем на какое-то время и не впадать в уныние, конечно, дело полезное, но ведь и саму проблему так или иначе нужно решать. Как же Вы всё-таки намерены поступить?

— Решите, что нужно во что бы то ни стало восстановиться в старой должности — 720

— Решите, что нужно свергнуть короля-негодяя — 733

— Решите, что и без того уже отдали и стране и монарху лучшие годы жизни, и настала пора наконец пожить для себя и свалить за тридевять земель — 715

— Решите, что лучше синица в руке, чем журавль в небе, и пойдёте искать себе пусть и не такую престижную как ранее, но всё-таки работу — 344

339

Ну, это уже просто ни в какие ворота не лезет. А впрочем, вашему упорству можно разве что только позавидовать. Если, конечно, не назвать его ослиным упрямством…

…Но, погодите, что это? Не веря своим глазам, вы наблюдаете, как тело Гунфрида Безволосого проплывает мимо Вас вдоль по реке…

…И, собственно, правильно, что не верите, потому что Вы невольно задремали, и это Вам приснилось.

Ну что же, Вы просыпаетесь на траве — замёрзший, голодный, совершенно не ощущая того, что отдохнули.

И даже не знаете, на кого больше злиться — на короля, на обстоятельства, или на себя — старого идиЁта. И таки не говорите, что Вас не предупреждали.

Вы теряете 1 пункт Шутовства!

Но вскоре это всё кажется Вам меньшей из бед, которые, как известно, порознь не ходят.

Возможно, сказалось утомление, от которого Вы не вполне ещё отошли, но Вы до последнего не замечали людей, которые незаметно подобрались к Вам, и приставили оружие прежде, чем Вы даже успели подняться.

Сопротивляться в сложившейся ситуации было просто глупо, поэтому Вы согласились пойти с ними, надеясь на лучшее — 574

340

Что ж, утопающий, как известно, хватается за соломинку, но у Вас не было и её. Побродив некоторое время по тёмному лабиринту, и не найдя никаких ориентиров и проблесков света, Вы вконец заплутали и остались один во мраке. Голод, холод и жажда — вот, что сгубило несчастного шута…

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияЕсли Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

341

Нельзя сказать, что Ваше новое временное жильё было особенно уютным. Особенно — после дворцовых апартаментов. Но выбирать не приходилось.

Во всяком случае Вы по-прежнему живы и здоровы, у Вас есть крыша над головой, кроватка, еда и питьё, да верный товарищ, не отказавший помочь в беде. А о большем сейчас и мечтать не приходится.

Заложив руки за голову, Вы некоторое время смотрели в невзрачный потолок, размышляя о недавних событиях. Пламя свечи слабо подрагивало, заставляя тени плясать. В этот миг Вам больше всего захотелось…

— Перекусить — 749

— Вздремнуть — 741

— Обыскать помещение — 738

342

— А тебе-то какое дело? — устало спрашиваете Вы, прекрасно понимая, что будь Вы и в лучшей форме — бросаться на тварь с кулаками или пытаться сбежать просто глупо. Но, во всяком случае, она пока не тронула Вас и всего лишь разговаривает.

— Да, собственно-то, никакого. Так, смотрю, интересуюсь, убиваю скуку. Что мне ещё остаётся? Вы тут всё копошитесь, размножаетесь, воюете, умираете, а я наблюдаю за всем со стороны и терпеливо жду, чем же всё это закончится. Но иногда мне просто становится интересно. Я следил за тобой уже с самого утра, — неторопливо и размеренно ответил тот.

— И что же тебя заинтересовало? Вид человеческих страданий? — попытка встать болью отозвалась во всём теле, голова кружилась, а ноги подкашивались, но к счастью стена ближайшего дома оказалась рядом, и Вы ухватились за неё, избежав падения.

— Да так… — сделав неопределённый жест когтистой лапой, ответило чудовище. — …Просто иногда я выбираю отдельно взятого человека и пытаюсь отслеживать всю его жизнь с начала и до конца. Иногда начинаю с середины. Иногда — под занавес. Сейчас вот на тебе остановился. Давай поступим так: я загадываю тебе загадку, отгадаешь — загадываешь мне, не отгадаешь — я с тобой расправлюсь. А если не отгадаю я — сделаю тебе ценный подарок. Ну что, идёт?

— «Да пошёл ты в пень, нечисть поганая!» — 347

— «Эх, была — не была» — 374

— Прислушаетесь к своей интуиции, если она у Вас развита — 414

343

Вы, конечно же, человек неробкого десятка. Но даже Вам несколько не по себе от неестественного присутствия призрака. Это мерзко, нестерпимо и противно. Всё Ваше нутро противится, но что можно поделать?

Тем временем, призрак словно бы не замечает Вас. Он разворачивается и идёт к стене, продолжая источать тусклый белесый свет, а затем — указывает на одно место и медленно тает, словно дым.

Сердце бешено колотится, оцепенение постепенно спадает и Вы делаете глубокий вдох. Вас просто трясёт. Пытаясь отыскать какое-либо логическое объяснение происходящему, Вы повторяете путь призрака и нажимаете на то же самое место.

С глухим скрежетом — стена отъезжает в сторону, продемонстрировав Вам тёмный мрачный проём. А вот это уже интересно.

В любом случае, Вас скорее привлекает мысль довериться нежданной подсказке и последовать по неизведанному пути, чем торчать здесь дальше и ждать медленной смерти от жажды и голода — 639

344

Что случилось — то случилось. К чему теперь горевать? Нужно просто просто принять этот факт и доживать свой век исходя из имеющихся возможностей.

Беззаботные годы прошли. Каких-то больших подлостей Вы, как Вам кажется, никому не сделали, а по мере возможностей даже и помогали людям чем могли.

Может быть кто-нибудь из них помнит добро, а может быть и нет.

В любом случае, Альбериха не вернуть; Гунфрид — урод на человечестве, и на его раскаяние рассчитывать не приходится; поднимать народ на восстание — ну так Вы не легендарный Спартак, к тому же и такая власть — на Ваш взгляд лучше, чем отсутствие всякой власти; бежать куда-то на чужбину, где у Вас нет ни знакомств, ни связей — так возраст уже не тот.

Значит, остаётся лишь подыскать работу здесь, в родной Кокани, полагаясь на свои знания, таланты, известность, репутацию и связи.

— Устроитесь преподавателем в дом состоятельных горожан (Эрудиция, Музицирование, Пение и Танец) — 346

— Устроитесь в театральную труппу (Артистизм, Чревовещание, Фокусы, Эквилибристика, Акробатика и Жонглирование) — 498

— Обратитесь за помощью к кому-нибудь из должников и старых знакомых (Предусмотрительность) — 668

— Пойдёте развлекать народ по кабакам и площадям — 679

— Начнёте попрошайничать — 350

345

Не убоявшись нечестивой бестии — Вы взываете в мольбах к Господу. Тварь скалится и рычит, но не может поколебать Вашей решимости. Наконец осознав, что его жуткий вид и грозный рёв не имеют над Вами власти — существо с неохотой покидает Вас, исчезнув так же незаметно, как и появилось. Тем временем, уже начинает рассветать.

Вы приобретаете +5 пунктов Героизма и +5 пунктов Вдохновения!

Оставаться на улице в таком непотребном виде недопустимо, и Вы срываете с бельевой верёвки не особенно-то и чистую ткань, по которой вряд ли кто-то станет сильно убиваться. Кое-как прикрыв свой срам, Вы понимаете, что к старым проблемам добавились ещё и новые.

Единственное место где Вас, голодного, раздетого и холодного, может быть, и пожалеют — это храм.

И хотя являться туда в подобном виде стыдно и неприлично, если не сказать кощунственно, Вас оправдывает то, что Вы оказались в подобном затруднительном положении не по собственной воле. Вы бы и ткань эту брать не стали бы, если бы к этому не вынуждали обстоятельства.

Идти было тяжело и больно, но особого выбора у Вас не было. Ковыляйте на параграф 357

346

Преподавать — так преподавать. Далеко не самая худшая судьба. Правда, тут ещё смотря в чей дом угодите.

Но в Вашем конкретно взятом случае всё сложилось достаточно благополучно: не особенно учёный, но при этом прекрасно воспитанный и доброжелательный купец, проделавший долгий и тернистый путь от маленького торговца до уважаемого и влиятельного винодела, желал, чтобы его дети выросли более мудрыми и сведущими, чем он сам.

Поэтому он всячески поощрял их начинаниям и поддерживал в интересах, полагая, что путь в высший свет требует помимо наличия денег ещё и соответствующего образования.

Вы полюбили купеческих детей, а дети — Вас, и жизнь постепенно начала входить в свою колею.

Время шло, события вокруг Вас стремительно развивались (в городе за это время происходили и диверсии с подрывом пороховых запасов, и эпидемия чумы, и пожар, и народные волнения, и даже убийство короля членами тайного общества — туда ему и дорога), а Вы держались в стороне от политических дрязг и революционной деятельности, занимаясь своим делом и уделяя внимание и заботу тем, кто стал Вам дорог.

В Кокани объявился новый король, Ангерран Д`Ладье, кузен Гунфрида, постепенно всё начало возрождаться и без Вашего активного участия. А Вы — не участвовали ни в заговорах, ни в восстаниях, ни в убийствах, и, как Вам кажется, были счастливы.

Запишите достижение «Наставник».

Если Вы угодили на этот параграф впервые, запишите ключевые слова «Се ля ви», 10 пунктов Героизма и 10 пунктов Вдохновения. Если Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

347

Пусть Вы и не были образцовым христианином, но заключать какие-либо соглашений с бесами и демонами не собирались уж точно.

— О, какой смелый у нас тут выискался. Интересно, решил, что терять уже нечего, или подумал, что достаточно один раз нагрубить нашему брату, и за это разом все грехи снимутся? Э нет, это так не работает, — чудовище буднично и даже как-то лениво сгреблоВас, словно тряпичную куклу, и вспорхнуло в воздух.

Хищный оскал выражал злую насмешку, а из нутра твари вырвался рык, напоминающий хохот.

Крыши домов отдалялись, становясь всё меньше и меньше, городские огни становились слабыми и далёкими, а Вас охватывало смешанное чувство восторга и ужаса.

Замок, порт, соборная площадь — весь город был перед вами словно бы на ладони.

Тем временем купол собора становился всё ближе и ближе, пока, наконец, крылатая бестия не опустила Вас прямо у креста, венчавшего его навершие.

— Как это возможно — что такая нечистая мразь обитает в таком месте? — вцепившись что было мочи за широкое основание креста, спросили Вы, с тревогой озираясь по сторонам.

Конечно, в другое время и при других обстоятельствах раскинувшийся пейзаж показался бы Вам очень красивым, но ситуация не располагала любоваться красотами.

— Да так вот и возможно, — зависнув в воздухе, пояснила чудовищная образина. — Если бы тут жили как подобает по Правде Божьей — меня бы за милю тут не было. Но с такими людьми — я нашёл здесь удобную точку обзора. А теперь извини, у меня есть дела и поважнее. А ты посиди тут и подумай над своим поведением. Посмотрим, как отреагируют на твоё появление горожане — голый человек на крыше собора.

Рассмеявшись, тварь вспорхнула ввысь и скрылась за облаками, оставив Вас в одиночестве, измученного, паникующего и обдуваемого всеми ветрами.

— Станете кричать: «Спасите! Помогите!» — 354

— Будете звать чудовище обратно — 356

— Постараетесь спуститься вниз собственными силами (если Вы малодушны, то должны либо выдержать проверку, либо отказаться от этого варианта) — 359

— Покрепче ухватитесь за крест и постараетесь продержаться так долго, как сможете — 375

— Начнёте молиться — 381

— Броситесь вниз с купола собора (если Вы малодушны, то должны либо выдержать проверку, либо отказаться от этого варианта) — 362

348

Органная музыка расходится под грандиозными сводами, трогая душу своим величием. Григорианский хорал прославляет Господа и восхищает трогательной мелодичностью. Внутреннее убранство кафедрального собора будоражит сознание не меньше, чем его внешний вид.

Монументальность архитектурной композиции собора просто поражает: кессонированный потолок, алтарная апсида, завершающаяся конхой, атриум с крещальной купелью, притвор, трансепт, главный и боковые нефы (левый неф Писания и правый неф Послания по порядку расположения священных книг), звонарные башни, придел, венец капелл, хор с обходной галереей, деамбулаторий…

Разумеется, за всю Вашу долгую жизнь Вы видели это всё не раз и не два, но каждый раз Вы испытываете то же самое. Ваше сердце преисполняется светлых чувств, и впервые за долгое время Вы ощущаете покой. Вы дома. Вы пришли к своему Отцу.

Пространство собора огромное, высота до потолка просто колоссальная. Многочисленные ряды скамеек уходят вдаль, затейливые витражи на высоких окнах изображают сцены из Ветхого и Нового Завета, с высоких колонн, потолка и стен взирают величественные и благообразные лики святых, а прямо над алтарём возвышается огромное, многократно превышающее человеческий рост распятие, на котором Спаситель раскинул руки дабы обнять человечество и принять на Себя всю его боль. Здесь же находятся исповедальни и горят многочисленные свечи.

Вы получаете +25 пунктов Вдохновения!

Вы ступаете тихо, робко и осторожно, стараясь даже не дышать, чтобы не нарушить своим присутствием святость этого места. Перекрестившись и совершив поклон, Вы тихо молитесь. Скоро должна начаться служба, но перед этим у Вас есть ещё время.

И помните, что перед причастием люди обязательно готовятся — читают надлежащие молитвы в нужное время дня, читают главу из Священного Писания, держат пост и исповедуются.

А отстояв службу и причастившись, необходимо читать уже молитвы по причастии, и блюсти себя, держа мысли в чистоте, не говоря скверных слов и не совершая неподобающих поступков, дабы с трепетом и благоговением сохранить в себе принятого в сердце Христа.

Явиться на причастие просто так, не очистив мысли от суеты, а сердце от страстей и скверны, есть тяжкий грех.

Если Вы совсем недавно совершили что-то ужасное (набрав пункты Злодейства), — лучше не гневите Господа и воздержитесь от причастия в этот раз, ограничившись исповедью, службой и проповедью.

— Исповедуетесь — 734

— Побеседуете с кем-нибудь из монахов — 736

— А если у Вас в листке персонажа записано «Тициан» — 711

349

Циклопических размеров собор будоражил воображение, заставляя человеческое естество трепетать и благоговеть, ощущая себя ничтожной и грешной козявочкой.

Колоссальный и величественный, он имел форму латинского креста, мраморную облицовку, внушительные барельефы со сценами из Ветхого и Нового Завета, ужасного вида горгулий, три нефа, два боковых трансепта и полукруглую апсиду.

Находившийся в самом центре города — на соборной площади, он мог вместить внутри себя всё население города, а его массивный, изящный и грандиозный купол словно бы парил над Коканью.

Даже самое распоследнее мурло, живущие одними животными инстинктами, с утра и до вечера желающее лишь жрать, выпивать, совокупляться, испражняться и ничего более, — и то проникалось каким-то особым восторгом, соединявшим в себе ужас и восхищение.

Площадь перед собором всегда была полна всевозможного люда: разномастные калеки и побирушки всех мастей, способные напугать разнообразием уродств и увечий; всевозможное ворьё, ошивавшееся везде, где случаются человеческие скопления; многочисленные торговцы и лавочники, завлекавшие кто чем горазд, расхваливая во всё горло кто грушу, кто хрюшу; монахи, собиравшие подаяния и проповедующие на площади; различные умельцы, предоставлявшие свои услуги прямо на открытом воздухе — кому нож заточить, а кому и зуб вырвать; и многие, многие другие дельцы и пройдохи всех мастей.

Конечно, были здесь и городские стражники, но, на Ваше счастье, площадь была огромной, а толпа — достаточно многочисленной, чтобы можно было в ней затеряться, даже при таком броском наряде, как на Вас.

…Впрочем, Вы здесь не для того, чтобы красоты рассматривать. Вам необходимо заручиться поддержкой и выжить. А для этого крайне желательно отыскать Беренгария. Вот только как следует поступить?

— Пойдёте напрямик в направлении к собору и поищите Беренгария там, а даже если его там и нет — возможно, там всё равно будет намного безопаснее, чем снаружи — 377

— Попробуете отыскать его в этой толпе среди монашеской братии — 380

— Встанете на видном месте и будете орать что есть мочи, перекрикивая торговцев: «Беренгарий!» — 353

350

Что ж, если других вариантов и правда не остаётся — то разве что так. Но в эти времена сильно социальное расслоение, и даже у нищих и прочей городской швали есть своя иерархия.

Никто не может просто так выйти на улицу и встать с протянутой рукой — если, конечно, желает остаться живым и здоровым.

Для любой работы — в том числе и попрошайничества — необходимо получить разрешение от власть имущих. В данном случае, от Крысиного Короля или его ближайших подручных.

— Вы никому не желаете подчиняться и просто пойдёте просить милостыню — 365

— Или всё-таки прислушаетесь к голосу разума, наступив на свою гордость, и найдёте какого-нибудь попрошайку, чтобы Вашу просьбу сообщили кому следует — 363

351

В настоящее Эддрик противостоял узкой замкнутой группе городских богачей, элите, именуемой «патрициатом».

Представители высших городских сословий, эти люди составляли Городской Совет (возглавляемый сеньором города — бургграфом), избирались в сенаторы и занимали руководящие посты во всех главных городских учреждениях.

Знатные купцы, магистратские чиновники, городские рыцари и дворяне формально приравнивались по статусу к феодальным аристократам, но их рода никогда не смешивались, подобно воде и маслу.

Как и подавляющее большинство городов Западной Европы, этот город образовался на земле феодала, заинтересованного в притоке людей, а также развитии торговли и производства, приносивших ему дополнительный доход.

В свою очередь, это приводило к конфликту между владыкой земель и городскими жителями, желавшими, по возможности, обрести полную независимость, в идеале — основать город-государство, способный заключить военно-экономический союз с аналогичными городами, создав и возглавив лигу.

В настоящее время, когда и без того крошечная страна стремительно разваливалась на куски, а трон короля ощутимо пошатнулся, — патрициат был готов подтолкнуть этот трон. Но дело осложнялось необходимостью вести борьбу на два фронта.

Большую часть городского населения составляли ремесленники, к числу которых принадлежал и Эддрик. И эти ремесленники были обязаны состоять в цехах. Каждый цех обладал своей хартией и регулировал свою область производства.

Комиссия, составленная из специально избранных членов цеха, следила за тем, чтобы продукция, изготавливаемая ремесленниками, соответствовала определённым установленным стандартам. Рабочие материалы, нюансы изготовления, планка качества, допустимые инструменты — всё регламентировалось уставом.

Также устав чётко обозначал количество учеников и подмастерий у одного мастера, запрещал работу в праздничные дни и в ночное время, ограничивал количество станков и запасов сырья, устанавливал единую стоимость товаров и услуг и многое другое, включая образ жизни членов цеха.

Членские взносы, штрафы и иные финансовые отчисления формировали цеховую казну, средства из которой уходили на похороны умерших членов цеха и поддержку их семейств, лечение больных и прочие нужды.

В случае военных конфликтов — цех выступал в качестве боевой единицы: небольшой, но, как правило, достаточно обеспеченной армии, со своей внутренней иерархией и развитой дисциплиной.

Соответственно конфликты между патрициатом и цехами (иными словами, — между купцами и ремесленниками) происходили постоянно, и битва за влияние шла с переменным успехом.

В отдельности ремесленники были намного беднее представителей городской знати, однако их было значительно больше, и они представляли силу, с которой нельзя было не считаться. Обидел одного — считай, что обидел всех.

Конечно же, знать всеми силами старалась удерживать позиции, внося раздор и смуту между цехами (к примеру, согласно законам, действующим по всему католическому миру, — цеха аптекарей и врачей были разделены, и один человек не имел права одновременно заниматься и тем и другим), но даже личные амбиции и соперничество не мешали ремесленникам объединять усилия против общих врагов.

Таковы были реалии, в которых приходилось жить и лавировать подавляющему количеству горожан, в том числе — добропорядочном ремесленнику Эддрику.

Чего стоит его благодарность — Вам предстояло узнать в ближайшее время.

— Свиньи, — выслушав Ваш рассказ, прокомментировал он. — Кого казнили, кого сослали, кого бросили в темницу, а тебя вышвырнули, как старую использованную тряпку. Ну, ничего, недолго им осталось. Уже всё к тому и идёт.

Выглянув в окно, он пробежался взглядом по улице, и вскоре задёрнул занавеску:

— Весь город уже из-за тебя на ушах. Никто раньше не поднимал руку на гвардейцев. Даже люди Крысиного Короля. Но мы, цеховики, в уже давно планировали переворот: рано или поздно нам всё равно пришлось бы с ними схлестнуться.

Оглядевшись по сторонам, он вздохнул и продолжил, по всей видимости полагая, что Вы не в том положении, чтобы кого-то закладывать, а он и без того уже нажил себе проблем связавшись с Вами:

— Во всяком случае, наш цех уже давно планирует избавить этот город от власти патрициев и сеньора. Но нам необходимо заручиться поддержкой остальных. Ты, так понимаю, уже вляпался по уши, так что отступать тебе некуда. Но ты всё равно мог бы быть полезен нашему делу.

— Это каким же образом? — интересуетесь Вы.

— Потом, всё потом. Сейчас тебе нужно передохнуть, — Эддрик подал знак своему подмастерью, и парнишка в фартуке проводил Вас в потайную комнату, располагавшуюся в подвале за грудой копчёностей. Переходите на 341 параграф.

352

Это стало последней каплей. Будь Вы молоды и в лучшем состоянии, и то вполне могли бы умереть от разрыва сердца. Чего уж говорить о измученном старике? Охнув, Вы снова лишаетесь чувств, но больше не пробуждаетесь.

— Да что ж вы все такие неженки? — раздосадованно рокочет образина, но Вы этого уже не слышите.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияЕсли Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

353

Вы-таки будете смеяться, но в городе не так уж и мало мужчин с таким именем, и пока Вы надрывали глотку выкрикивая имя своего друга — Вы привлекли внимание многих незнакомых Вам людей. В том числе — и городских стражей.

Когда стало понятно, что Вас заметили и опознали — Вы сначала попытались бежать, потом — отбиваться, но всё это оказалось бесполезным.

Толпа сомкнулась, преграждая Вам дорогу, и зевакам было любо смотреть на то, как вооружённые молодчики избивают пожилого человека.

Убивать Вас прямо перед собором они не стали, но показательная казнь вскоре всё-таки состоялась, и посмотреть на неё собрались все незанятые в этот день горожане — и в самом деле, у них в эти дни было не так-то много развлечений.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 10 пунктов ГероизмаЕсли Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

354

— Спасите! Помогите! — что есть мочи кричите Вы. Тут и правда бывает хорошее эхо, разносящееся над округой, но сейчас Ваши слова просто уносит ветер.

Нет, конечно, где-то к утру люди начнут собираться на площади возле кафедрального собора, кто-нибудь Вас заметит, пролетит новость, зевак соберётся видимо-невидимо, но чем они, спрашивается, Вам помогут?

Без строительных лесов в такие места не лазили. Бр-р-р! Холод, тем временем, пробирает Вас до костей, и новый порыв ветра лишь усиливает ощущение полной беспомощности. Вот же угораздило! Сначала бандиты, потом чудище, теперь ещё это.

Наконец осознав, что эта тактика не приносит плоды, Вы ретируетесь на параграф, с которого пришли.

355

— Это он! — тихо прошептал своим непримечательный оборванец, стоило Вам появиться в неблагополучном квартале. Впрочем, его комментарий был излишним: не узнать Вас не смог бы даже тот, кто видел впервые.

Чумазый мальчуган незаметно слинял в поисках своих покровителей, в то время как Вы продолжали беспечно разгуливать там, где не следует.

Прошло не так много времени, прежде чем дорогу преградила пара дюжих верзил.

Прежде, чем Вы успели отреагировать — в спину вонзилось что-то острое. Лёжа на земле, в крови и грязи, Вы лишь успели подумать о том, как же всё-таки было глупо наживать себе врагов на пустом месте.

— Привет тебе от Крысиного Короля, сучёныш, — бросает один из убийц. Но Вы уже этого не слышите.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю», запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияЕсли Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

356

Осознав реальность угрозы, Вы зовёте, просите, проклинаете, требуете и уговариваете чудовище вернуться и спустить Вас на землю. Ответом Вам служит лишь завывание ледяного ветра, пронизывающего, словно нож убийцы.

Вы собираетесь было чертыхнуться, но в последний миг сдерживаетесь: как-никак, Вы всё-таки держитесь за распятие купола кафедрального собора.

Судя по всему, тварь и не думает Вам помогать. Остаётся лишь вернуться на тот параграф, с которого Вы пришли, и попробовать другие варианты.

357

Циклопических размеров собор будоражил воображение, заставляя человеческое естество трепетать и благоговеть, ощущая себя ничтожной и грешной козявочкой.

Колоссальный и величественный, он имел форму латинского креста, мраморную облицовку, внушительные барельефы со сценами из Ветхого и Нового Завета, ужасного вида горгулий, три нефа, два боковых трансепта и полукруглую апсиду. Находившийся в самом центре города — на соборной площади — он мог вместить внутри себя всё население города, а его массивный, изящный и грандиозный купол словно бы парил над Коканью.

Даже самое распоследнее мурло, живущие одними животными инстинктами, с утра и до вечера желающее лишь жрать, выпивать, совокупляться, испражняться и ничего более, — и то проникалось каким-то особым восторгом, соединявшим в себе ужас и восхищение.

Площадь перед собором всегда была полна всевозможного люда: разномастные калеки и побирушки всех мастей, способные напугать разнообразием уродств и увечий; всевозможное ворьё, ошивавшееся везде, где случаются человеческие скопления; многочисленные торговцы и лавочники, завлекавшие кто чем горазд, расхваливая во всё горло кто грушу, кто хрюшу; монахи, собиравшие подаяния и проповедующие на площади; различные умельцы, предоставлявшие свои услуги прямо на открытом воздухе — кому нож заточить, а кому и зуб вырвать; и многие, многие другие дельцы и пройдохи всех мастей.

…Впрочем, Вы здесь не для того, чтобы красоты рассматривать. Вам нужна помощь, и срочно. Но голод, боль и холод — это лишь часть беды. Уже сам факт того, с каким чудовищем Вам довелось недавно повидаться (и страшно подумать, что с Вами было бы, если не сила молитвы, обращённой к Господу) — подстёгивает Вас сильнее прочего.

— Пойдёте к ближайшему городскому стражнику, жаловаться на то, что Вас избили и ограбили, и попросите принять меры и наказать виновных — 369

— Не теряя времени пойдёте прямиком к собору, под защиту высоких стен с барельефами — 377

— Встанете посреди площади и будете жаловаться на своё житьё-бытьё, в надежде на остатки человеческого сострадания — 371

358

Ба! Да это же как-никак одна из горгулий со стен городского собора. Если точнее — химера.

Ну, вообще, на самом деле, горгульями называются водостоки, которые устанавливаются на различных зданиях — будь это просто каменные выступы с желобами, несущие сугубо утилитарные функции, или статуи (совсем не обязательно изображающие чудовищ: это могут быть и звери, и монахи, и шуты, и рыцари, и крестьяне, и сказочные персонажи), несущие помимо утилитарной цели ещё и эстетическое значение.

Когда они устанавливаются на замках и городских домах — это одно, когда они устанавливаются на соборах — это другое, поскольку они служат своего рода архитектурными маргиналиями, против которых выступали некоторые католические святые, в частности — Бернар Клервосский, поскольку их вид зачастую либо никак не связан с библейской символикой (хотя бывают горгульи соответствующего типа, в виде ангелов и т. д.), либо даже враждебен ей, завуалированно или явно.

По этому поводу периодически возникают дебаты — является ли это грехом, или адиофорой (чем-то непринципиальным, не хорошим и не плохим, не вредным и не полезным для спасения души вне контекста обстоятельств, но и не запрещённым).

А те чудовища и уроды, которых в наше время привыкли называть горгульями, придумав миф о «стражах зданий, отпугивающих злых духов», на самом деле правильнее называть химерами.

Ну, в общем, Вы поняли. Возвращайтесь на параграф, с которого пришли.

359

Что ж, так или иначе, в решительные моменты Вы проявляете себя как человек неробкого десятка.

Это похвально, но недостаточно: совладать со своим страхом лишь полдела, нужно ещё чётко представлять, что и как Вы будете делать, и быть в состоянии это сделать.

— Если вы владеете эквилибристикой — 372

— Если нет — 368

360

— Если у Вас записано «враг попрошаек» — 355

— Если нет — 365

361

— Если Вы набожный — 345

— В противном случае — 367

362

Вконец отчаявшись, Вы приходите к выводу, что дальнейшая борьба за жизнь попусту бесполезна, и вместо медленной и мучительной смерти Вы можете выбрать быструю и, если повезёт, мгновенную.

Напоследок окинув взглядом поражающие своей масштабностью красоты, будоражущие разум даже и в такое время суток, Вы бросаетесь с купола кафедрального собора.

Вы теряете сознание ещё во время падения с такой колоссальной высоты, сердце пожилого человека прихватывает и в лепёшку разбивается уже безжизненный труп. А над соборной площадью проносится злорадный смех крылатой образины.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 10 пунктов ВдохновенияПереходите на параграф «0».

363

Выслушав Вас без особого интереса, смотрящий по улице отослал чумазого мальчугана за своими покровителями. Спустя некоторое время к Вам навстречу вышли несколько оборванцев со знакомыми лицами.

— Не забыли меня, Ваша светлость? — с наигранным почтением осведомился один из них. — А помнишь, как, бывало, нашего брата звонкой монетой одаривал? И я вот чего-то не припомню. Может быть просто не застал чего. А теперь вот и самого нужда замучила? Ай-ай-ай… И что же ты можешь нам предложить?

— Скажете, что располагаете полезной информацией, которая может заинтересовать Крысиного Короля (Предусмотрительность) — 370

— Скажете, что просто собираетесь просить милостыню и делиться добытым, как и все добропорядочные попрошайки — 373

364

Вы никогда не были особенно близки, но относились друг к другу достаточно уважительно. И по возрасту, и по роду занятий вы явно не совпадали, но Вы считали Лагота честным малым и именно потому в своё время поддержали его в беде.

Являться к капитану городской стражи прямо на службу было бы верхом идиотизма, поэтому Вы петляете по узким переулкам в направлении его дома. Искать Вас в подобном месте вряд ли придёт кому-либо в голову.

Добравшись до двора и встретив знакомого слугу, Вы обращаетесь к нему с просьбой позвать хозяина.

Парень незамедлительно убегает, а вскоре появляется и сам Лагот. И не один, а в сопровождении отряда гвардейцев.

Одно дело — оплатить его карточный долг, и другое — убить его людей. Эти вещи просто несопоставимы. Поэтому гнев капитана Лагота кажется даже Вам вполне обоснованным и Вы не можете сказать «вот и делай после этого добро людям».

Капитан не позволил растерзать Вас на месте просто из старой дружбы и уважению к закону. Но в означенный час палач привёл приговор суда в исполнение и Ваша голова оказалась нанизанной на пику над городскими вратами, в назидание для тех, кто поднимет руку на городских стражей.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю», запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияПереходите на параграф «0».

 

365

 

Вы недолго постояли на улице с протянутой рукой, и даже не успели ничего заработать, заметив краем глаза, как чумазый мальчуган куда-то ускакал по наводке нищеброда постарше.

Не прошло и пяти минут, как Вас окружили внушительного вида мордовороты — не просто какой-то уличный сброд, а именно бойцы, натасканные решать подобные недоразумения.

Будь Вы помоложе, да посильнее — ещё можно было бы как-то с ними потягаться, хотя преуспей Вы в этом — и люди Крысиного Короля отыскали бы Вас даже под землёй и открутили бы голову.

А так, несмотря на всё Ваше сопротивление — Вам болезненно, но доходчиво объяснили, что так дела не делаются.

Если в инвентаре что-то было — теперь этого уже нет, Вас обобрали до нитки.

Попинав ещё напоследок ногами — Вас выбросили подальше с дороги, чтобы Вы не мозолили глаза случайным прохожим и не мешали работе «правильных» попрошаек.

…Неизвестно, сколько времени провели Вы в беспамятстве — избитый, голодный, нагой и замёрзший, пожилой и болезненный, прежде чем пришли в сознание.

Большинству горожан не было до Вас ровным счётом никакого дела: Ваши проблемы — это только Ваши проблемы.

А если бы какой бродяга и захотел бы вдруг помочь бедолаге, то понимал — Вас избили не просто так, а наказали за дело, и помогать Вам сейчас — это накликать беду и на себя.

Может быть, это вопрос района и места, или того, что в том проулке, куда Вас оттащили и бросили, не так уж и много народа — ни один из них не проявил сострадания и сочувствия.

Когда в ушах уже наконец перестало звенеть и Вы нашли в себе силы для того, чтобы приподняться на локте — было уже темно, а слабый свет луны не имел особой власти в узких подворотнях.

— Здорово тебя отделали, да? — утробный низкий голос прозвучал прямо над Вашим ухом, заставив резко дёрнуться. А в следующий миг Вы разглядели нависшую над Вами пасть огромного чудовища.

Если Вы малодушны, переходите на 352 параграф, либо выдерживайте проверку. Если Вы сумели сохранить самообладание — 361

 

366

 

Надо Вам сказать, что канализация тех времён весьма отличалась от привычной читателю. В общем, такой вариант не подходит, и дело тут вовсе не в брезгливости. Вздохнув, Вы возвращаетесь на параграф, с которого перешли сюда, и выбираете иной вариант.

 

367

 

Возможно, что Вы были слишком измотаны и слабы, чтобы даже бояться, и появись сейчас перед Вами хоть армия сарацинов — Вы просто и безучастно ожидали бы своей участи. Но всё равно Вас нет-нет пробирала дрожь.

Прямо над Вами нависало огромное чудовище с оскаленной многозубой пастью, покрытое густой чёрной шерстью и расправившее за спиной широкие перепончатые крылья.

— Но ты сам напросился. Выскочек здесь не любят. Если что-то берёшь — за это нужно платить, или обладать достаточной силой, чтобы не платить. А так — скажи спасибо, что жив остался… — произнёс меж тем уродец и, выдержав паузу, хлестнул по каменной кладке хвостом, добавив: — …По крайней мере — пока…

— Если Вы наблюдательны — 358

— Если нет (или уже заметили всё, что нужно) — 342

 

368

 

Это было смело, но опрометчиво. Впрочем, вполне возможно, что у Вас просто не было иного выбора.

На самом деле подавляющее большинство жителей Кокани (а в массе это всё-таки люди значительно помоложе, сильнее и здоровее Вас) не справились бы здесь.

Спуститься по колоссальному куполу исполинского кафедрального собора, при этом ощущая на себе мощь ледяного ветра, который так и норовит сдуть, да ещё и будучи не в лучшей форме, замёрзшим и нагим — это, согласитесь, задачка не из лёгких.

В конечном итоге Вы просто сорвались, но сердце не выдержало ещё во время падения, поэтому ужасное приземление Вы не застали.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю», запишите 5 пунктов Героизма и 5 пунктов ВдохновенияПереходите на параграф «0».

 

369

 

Найти в толпе стражника оказалось делом несложным — ближайший к вам расчёсывал свои пышные усы гребешком, с гордостью вглядываясь в медное зеркальце (в конце-то концов, нужно же чем-то заниматься на рабочем месте).

И Ваше появление с просьбами и рассказом, вынудившее оставить это без сомнения важное и нужное дело, на которое шли налоги из городской казны, сильно его рассердило.

— Ой, тоже мне «преступление», — с раздражением проворчал он, вполуха выслушав Ваш рассказ. — У нас тут что ни день, то труп в канаве, а он тут со своим барахлом. На днях тут наши одного благородного обокрали… Ну, в смысле, не можем найти, кто драгоценности у знатного господина своровал. А ты думаешь, что сейчас мы бросим все важные дела и пойдём искать, кто там тебя огрел. Знаешь, кого мы не любим больше, чем ворьё? Стукачей. И вообще, шёл бы ты отсюда, пока я не задержал тебя за неподобающий вид.

Ну, что тут скажешь — на помощь со стороны городской стражи рассчитывать не приходится. Своя рубашка всем ближе к телу. Остаётся лишь вернуться на тот параграф, с которого Вы пришли — и придумать план получше.

 

370

 

— Ну, что ж, — уже без насмешки и ехидства отвечает он. — Такими словами просто так не бросаются. Так что смотри, если шутить так вздумал — тебе же хуже.

— Всё в порядке, — произносит косматый верзила, показавшийся из-за его спины, и Вы узнаете в нём того самого вожака оборванцев, которого видели сегодня у ворот королевского замка. — Рикман ждёт его.

Обратившись уже к Вам, он добавляет:

— Ты может быть меня и не помнишь, но когда-то и я служил королю Альбериху верой и правдой, и даже порой появлялся во дворце. Можешь звать меня Годелот. Я с утра тебя поджидал, но не мог всё сказать открытым текстом на глазах у стражи. А сейчас — пошли, но сперва я должен буду завязать тебе глаза.

Что поделать… — 13

 

371

 

Нет, ну решительно ничему Вас жизнь не учит. Только что Вас отмутузили только так за то, что пошли «работать» без разрешения и на чужом участке, а теперь — опять за старое.

Нет, конечно, Вы искренне жалуетесь на свою судьбинушку, но как это смотрится со стороны? Впрочем, у Вас своя голова на плечах.

Откровенно говоря, в массе всем плевать на Ваши злоключения. Зато им смешно смотреть на Ваше нытьё и Ваши жалобы, и это совсем не добрый смех, побуждающий людей жить и творить благие дела, но смех злорадный, грубый, очерствляющий душу.

Тем не менее, пара-тройка человек, приняв Вас за безобидного городского сумасшедшего, бросает Вам какую-то мелочь (бросьте игральную кость три раза, если обладаете везением или артистичны — ещё по кости за эти достоинства, и запишите себе выпавшее число монет).

А теперь идите отсюда подобру-поздорову к собору, как изначально и собирались, а то мало ли что — 377

 

372

 

Подавляющее большинство жителей Кокани (а в массе это всё-таки люди значительно помоложе, сильнее и здоровее Вас) не справились бы здесь.

Спуститься по колоссальному куполу исполинского кафедрального собора, при этом ощущая на себе мощь ледяного ветра, который так и норовит сдуть, да ещё и будучи не в лучшей форме, замёрзшим и нагим — это, согласитесь, задачка не из лёгких.

Но всё-таки Вы — из другого теста, и профессиональная подготовка даёт о себе знать даже в Вашем возрасте и при текущем положении дел. Тем не менее, балансировать на ветру и суметь осторожно добраться до подходящего места — это ещё не конец, а только начало.

Оценив обстановку, Вы понимаете, что продвинуться ближе не выйдет. Но если постараться — Вы могли бы попробовать запрыгнуть в одну из выступающих ниш, и перебраться через них в верхние секции под куполом собора. Это похоже на самоубийство, но разве есть другие варианты?

— Если Вы владеете акробатикой — 376

— Если нет — 379

 

373

 

В ответ хмырь смеётся, а его товарищи подхватывают следом. На самом же деле в Ваших словах нет ничего смешного, и, собственно говоря, какая им разница, кем Вы были до того, пока лишились всех чинов и званий?

Да, наверное это кому-то весело — наблюдать за тем, как человек, обустроенный в жизни, в одночасье лишился всего и обращается к тебе с просьбой. Но пожилым людям подают охотнее, тем более если это шут, способный что-то сыграть или изобразить.

— Ну, хорошо. Встань воон там, и посмотрим, сколько ты заработаешь ну, скажем, за полчаса, — предлагает смотрящий. Делать нечего, пошли.

Бросьте игральную кость трижды и сложите полученный результат. Это — монеты, которые Вам удалось собрать. Если Вы — везучий и артистичный, то можете добавить по дополнительной кости за эти достоинства. Если Вы — невезучий, отнимите одну кость из-за этого недостатка.

— Если Вы заработали 2—3 монеты — 737

— Если Вы заработали 4—5 монет — 712

— Если Вы заработали 6—12 монет — 719

— Если Вы заработали 13—17 монет — 716

— Если Вы заработали 18 монет — 714

— Если Вы заработали 19—29 монет — 722

— Если Вы заработали 30 монет — 732

— Если Вы заработали 1 000 000 монет — 695

 

374

 

— Ну, тогда слушай. Как ты знаешь, задолго до Мартина Лютера жил такой человек — Джон Уиклиф. Он критиковал Римского Папу, Католическую Церковь и духовенство, самовольно перевёл «Вульгату», вывел двенадцать реформаторских тезисов, написал ряд еретических сочинений, самым известным из которых является «Трилог». Среди прочего, он считал, что Спаситель и апостолы не обладали светской властью или материальными благами, и потому Папа и кардиналы тоже должны воздержаться от них. Его спасали то заступничество короля, то папский раскол, в ходе которого всем было не до него, пока он преподавал в Оксфорде в степени профессора, читал лекции и проповеди, писал свои книги. Как ты знаешь, то было время авиньонского пленения пап, а папы поддерживали в ходе Столетней войны Францию, потому идеи Уиклифа, его нападки на Римскую курию и прочее подобное — вполне соответствовали антиклерикальным взглядам английской короны. Но в политике, как знаешь, всё может измениться в одночасье. Произошло крестьянское восстание, после поражения в котором придворные и дворяне отошли от Уиклифа. Архиепископ Кентерберийский осудил его учение, после чего его оксфордские богословы назвали его двенадцать тезисов еретическими. Римский и Констанцский соборы повторно осудили его как еретика. Согласно постановлению последнего собора — его сожгли. Но при этом он не испытывал никакой боли, хотя не страдал от болезней, снижающих чувствительность. Как такое возможно? — оскалив пасть, демон рассмеялся и обжёг Вас горячим смрадом своего нечестивого дыхания.

— Если Вы отгадали правильный ответ — 512

— Если нет — 378

— А если Вы эрудит — 411

375

Не сумев придумать ничего получше — Вы стояли и держались, приплясывая на месте, ожидая у моря погоды. И так — до тех пор пока вконец не окочурились.

Ваше окоченевшее тело сумели спустить далеко не сразу, и долгое время горожане продолжали гадать, как это Вас угораздило.

Среди прочих версий, звучавших в кабаках, неоднократно упоминалась и нечистая сила и, как ни странно, эти пьянчуги были правы. Вот только Вам от этого не было легче.

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов ВдохновенияЕсли Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

376

Вы в курсе, что перед смертью не надышишься, но, тем не менее, набираете в лёгкие побольше воздуха. Как ни крути, Вам хочется прожить побольше — хотя бы из любопытства.

— Господи, помоги мне подняться. Падать я и сам могу, — произносите Вы и, перекрестившись, прыгаете после того, как убедились, что семь раз отмерили, и пора раз отрезать.

Наконец, Вы приземляетесь. Не так, чтобы идеально — всё-таки Вы упали и ударились. Но, во-первых, без серьёзных повреждений, а во-вторых — Вы до сих пор живы после всего того, что довелось пережить. Даже не верится.

На самом деле, до этого места было не то чтобы далеко, просто очень легко было промахнуться. Кстати, и ветер тут уже так не дует. Как бы то ни было, это было круто, хотя вряд ли Вам когда-либо захочется совершить нечто подобное.

Вы получаете +25 пунктов Героизма и +25 пунктов Вдохновения!

Определённо, Бог любит Вас и хранит, несмотря на все Ваши глупости, не самый образцовый образ жизни и не самое примерное поведение.

Не веря до конца в то, что Вам удалось совершить, Вы некоторое время отходите от потрясения и смотрите на статуи из белого мрамора, украшающие своды кафедрального собора.

Отклонились бы Вы буквально хоть на дюйм — и всё, Ваши мозги сейчас растеклись бы по соборной площади.

Ладно, как бы там ни было, теперь необходимо пробраться внутрь, иначе то, что не сделала высота, довершит холод — 713

377

Если Вы наблюдательны, то не позволили воришкам украсть Ваши деньги, если они, конечно же, у Вас есть. Если Вы рассеянный — у Вас их выхватили и отобрали (а если нет денег, но есть какие-то предметы — выберите предмет, который у Вас украли).

Если у Вас нет ни того, ни иного качества, то бросьте две кости — если в сумме получается «6» или меньше, Вас обокрали, если «7» или больше, Вы сохранили своё добро.

Если с Вас нечего взять — ворью просто нет до Вас дела.

Итак, Вы пробираетесь через толпу своих горожан-соплеменников, стараясь не озираться по сторонам, отвлекаясь на всевозможные товары и диковинки, но следуете к намеченной цели — кафедральному собору Кокани. Как водится, кругом вор на воре сидит и вора вором погоняет.

При этом ещё вопрос, кто больший вор — какой-нибудь чумазый мальчишка, срезающий кошелёк у зазевавшегося горожанина, городской стражник, отводящий взгляд в сторону и имеющий с этого доход, или чиновник, имеющий доход с того, что назначает (естественно, не безвозмездно) тех или иных стражников на более или менее «хлебные» места.

Порою Вам кажется, что если перевешать добрую половину города на ближайших столбах — порядка станет больше. Но на самом же деле, даже при уменьшении или увеличении численности населения, соотношение пройдох и простофиль сохраняется таким же.

Как бы там ни было, в конечном итоге Вам удаётся добраться до величественных врат собора, оккупированных галдящими христарадниками.

— Пройдёте внутрь, просто их всех проигнорировав, потому что и сами, на Ваш взгляд, сейчас нуждаетесь не меньше — 526

— Дадите одну монетку кому-нибудь из попрошаек, и будет с них — 723

— Раздадите все свои деньги — 731

— Решите раздать всё, вплоть до последней рубахи (если, конечно, она у Вас есть) — 718

378

Сколько бы Вы ни мучились, ничего так и не приходит на ум, и, в конечном итоге, Вы удручённо разводите руками.

— Эх, какая жалость. Ну что за люди пошли необразованные. Ничего их не интересует, если не приносит очевидную выгоду здесь и сейчас. Ну, что ж, — не мудрствуя лукаво, чудовище откусывает Вашу голову и начинает неспешно её пережёвывать, размышляя о чём-то своём. Шоб он подавился, гад!

Если попадаете на этот параграф впервые, добавьте ключевые слова «Дежа вю» и запишите 5 пунктов ВдохновенияЕсли Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

379

Вы в курсе, что перед смертью не надышишься, но, тем не менее, набираете в лёгкие побольше воздуха. Как ни крути, Вам хочется прожить побольше — хотя бы из любопытства.

— Господи, помоги мне подняться. Падать я и сам могу, — произносите Вы и, перекрестившись, прыгаете после того, как убедились, что семь раз отмерили и пора раз отрезать. Но всё-таки, судя по всему, Вы отмерили недостаточно хорошо. Или ветер Вам помешал. Или силы подкачали. Или умения не хватило. Скорее всего, всё и сразу.

Как бы там ни было — Вы пролетаете мимо намеченной цели и устремляетесь вниз, навстречу мощённой земле.

— Если Вы везучий — 413

— Если нет — 410

380

Это занятие, надо Вам сказать, чуть менее безнадёжное, чем искать иголку в стоге сена.

То здесь то там Вы видите монахов — молодых и старых, высоких и низких, тонких и толстых, и их достаточно много, ведь это, как-никак, соборная площадь.

Но Беренгария среди них не видно, а прочего люда здесь в разы больше. И это понятно: тут же сердце города, все пути ведут прямо сюда, что от королевского замка, что от городских ворот, и здесь же самая высокая концентрация всего хорошего и плохого, что есть в этих местах.

Тем временем, пока Вы выискиваете своего товарища, ворюги не дремлют.

Если Вы наблюдательный — то не даёте воришкам застать себя врасплох, если Вы рассеянный — у Вас успевают срезать кошелёк, пока Вы щёлкаете клювом (если у Вас, конечно, есть деньги, а если нет — воруют какой-нибудь предмет на Ваш выбор, так что будьте добры вычеркнуть его из листка персонажа).

Если у Вас нет подобных качеств — бросьте две кости, и если сумма выпавших значений равна или меньше «6» — Вас обокрали, а если равна или выше «7» — Вы были бдительны и не дали этому случиться. Если у Вас нет ни денег, ни предметов инвентаря — воры очень на Вас обижены, но взять с Вас нечего.

Так и не высмотрев его нигде, Вы решаете не тратить время и не рисковать попусту, а пойти прямиком в храм: всё равно, рано или поздно Беренгарий должен там объявиться.

А даже если он и не захочет Вам помочь, то на нём свет клином не сошёлся — возможно, получится уговорить и других монахов: благо отношения с королём у них сейчас не ахти какие, и даже он, надо думать, не такой идиот, чтобы портить их ещё больше (во всяком случае — ради Вас).

Они имеют право дать Вам убежище, хотя, опять же: теоретически они могут и даже должны сделать это (и даже рады будут насолить Гунфриду), и стража не имеет право лезть за Вами в собор, даже если Вы приговорённый к смертной казни беглый каторжник, но на практике, если за Вами водится слишком серьёзное преступление, они могут потребовать от Вас достаточно весомых пожертвований, а в случае отказа — выдать властям.

Хотя и то — даже в таком случае они сделают это на том условии, чтобы Вас не обрекали на казнь и увечья, так что попросить их о помощи стоит — 348

381

Вы ужасно удручены случившимся, но, вместе с тем, осознаёте, что всё это — своего рода испытание Вашей веры. Будь Вы праведным, истинно верующим человеком — этого бы не случилось. Однако тварь не убила Вас непосредственно, а оставила на почти верную смерть.

Должно быть потому, что Ваше сопротивление не дало сделать этого — просто в Вас ещё осталась вера, и она удержала демона.

Вы попали на купол собора против собственной воли, противоестественным способом и, поэтому, вполне возможно, что путь на землю должен лежать через молитву, которая разрушит бесовское наваждение.

Обнимая распятие, Вы закрыли глаза и, противостоя могучему порыву ветра, начинаете истово молиться, раскаиваясь в своих мыслях, словах и поступках, которые, в конечном итоге, сделали Вас тем, кто Вы есть, хотя Вы и ощущаете, что живёте неправедно.

Проверьте Судьбу!

382

Спустя некоторое время Вы проваливаетесь в забытье. Проходит час, другой, и, наконец, Вы пробуждаетесь и в ужасе садитесь в кровати. Сердце бешено колотится, разум полон химер недавнего сна, но постепенно недавно виденный кошмар отступает.

— Куда ночь — туда сон, — произносите Вы заветную фразу, которой Вас некогда научила мама и, ложась на другой бок, вскоре мирно засыпаете. Перед этим Вы решаете, что утром обязательно напомните королю Альбериху доверить Вам воспитание его сына-засранца, пока ему ещё возможно вправить мозги. Остаток ночи проходит спокойно.

Запишите достижение «Сновидец»

Если Вы в первый раз угодили на этот параграф, запишите ключевые слова «Се ля ви», 10 пунктов Героизма и 10 пунктов Вдохновения. Если Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

383

В какой-то момент сознание и силы оставляют Вас. Ветер свирепствует и Вы, беспомощный и одинокий, стремительно замерзаете и вскоре начинаете коченеть. Телу уже не поможешь. Но для души — ещё не всё потеряно.

Если Вы первый раз попали на этот параграф, запишите ключевые слова «Дежа вю» и 5 пунктов Вдохновения. Если Вас не устраивает эта концовка, и Вы желаете другого завершения истории, переходите на параграф «0».

384

В какой-то момент Вы ловите себя на том, что вопреки всем стараниям завывающего ветра начали клевать носом. Это сказываются усталость и перенесённые потрясения. Но стоит Вашему взгляду обрести ясность, как Вы с потрясением обнаруживаете себя на паперти у собора. Вас трясёт, начинается истерика. Спустя некоторое время Вы привлекаете внимание стражей — добропорядочные горожане не покидают своих домов в такое время. Тем более без одежды. Тем более с таким нездоровым смехом. На Ваше счастье, г