fantascop

Информатор. Глава 14

на личной

5 января 2015 - Вячеслав Lexx Тимонин

Глава 14.  Ужин

 

Палыч ловко вывалил макароны из кастрюли в дуршлаг и сунул под воду. Поболтал туда-сюда, дал стечь и высыпал обратно. Вытряхнул банку тушёнки, перемешал и довольный сообщил:

— Ну вот, и готово!

— В самый раз! Я жутко проголодался… — сказал я, потирая руки.

Палыч поставил тарелки и накидал в них макароны. Получились аккуратные такие восхитительно пахнущие горки. Чисто холостяцкий ужин с пивом.

— Приятного аппетиту! – сказал он.

Я как раз закончил кромсать колбасу и по привычке не дорезал палку до конца, засунул в рот колбасную попку.

— Угу! – поблагодарил я его.

Наш многоногий пленник лежал в том же самом положении, что и полчаса назад, не шевелился, не светился и не издавал звуков.

Мы сели за стол. Я взял пачку кетчупа и, не рассчитав силы, очень сильно сдавил — с непристойным звуком томатная паста вылетела на макароны. Я сказал «Упс!» и пожал плечами.

Палыч повернул ко мне ноутбук, который он приволок из комнаты чуть раньше.

— Вот здесь… – он ткнул пальцем в экран — … у меня папочка, «Информация» называется. В ней полно данных про клонов, пришельцев, чужих и иже с ними... 

— Сделаешь мне копию? На флешку или диск…– прочавкал я. — На всякий случай.

— Дельная мысль, но я кое-что получше сделаю. Я синхронизировал файлы с хранилищем в интернете. Ты дашь мне свой Email, я скину ссылку и пароль. Сможешь с любого компьютера или планшета смотреть.

— Ладно, дам, только поем… Покажешь, может быть, что ни будь интересное?..

— Интересное? Покажу интересное! Я не собирал туфту и ширпотреб, тут настоящий эксклюзив…

— Откуда? – удивился я.

— Ну так, баловался компьютерами в своё время… Знаю кое-чего, — отмахнулся Палыч.

— Ты хакер, что ли? – уставился я обалдело.

— Скорее, наоборот… — усмехнулся он.

— Антихакер? Это типа как киллер и антикиллер? Обалдеть! – возбуждённо выдал я.

— Просто спец по информационной безопасности. Я в банковской и финансовой сфере работал.

— А, ну тогда понятно почему ты про паспорт узнал и про то, что кредит тебе простили.

— Ну типа да… — Палыч замялся. – Ладно чего прошлое ворошить. Был и был. Жаль, долго уже не буду…

— Да ладно тебе Палыч не кисни…

— Не кисну! Слушай лучше! Я как того… выпал из системы, понял, что куда-то обращаться: в полицию и не дай боже, в более сложные госструктуры — бесполезно. Психушка, трепанация, лоботомия и всё такое — гарантированы. Порыл информацию, заглянул поглубже на компы работников газет и телевизионщиков… Оказывается, множество случаев, про пришельцев, НЛО и тому подобное, намеренно становятся утерянными…

— Народ на тарелки уже не реагирует! Толку-то нет! А кризис и санкции всякие освещают…

— А кризис ты думаешь, что, сам по себе появляется? – усмехнулся Палыч.

— Ну не сам, по себе, наверное. По стечению обстоятельств…

— Ага, по стечению обстоятельств… Только обстоятельствами можно управлять, если умеешь, конечно. И кто-то… явно не мы… в смысле — человек, явно умеет… – Палыч потыкал пальцем в экран. — Здесь есть материалы совершенно бесценные… Ты обалдеешь!

Палыч подвёл курсор к папке «Информация», и открыл её. Ноутбук замигал зелёным огоньком жёсткого диска, а на экране высыпалось множество вложенных папочек. Палыч бережно следил за содержимым — все папки были аккуратно поименованы. Название каждой содержало в себе дату, время, город, место и краткое описание.

Пролистав, Палыч остановился и открыл папку «20140521 03.44 Москва, Орехово, бензоколонка, Жесть!». Да именно «жесть» с восклицательным знаком!

Внутри папки лежал несколько файлов. Палыч ткнул в видеофайл, запустился проигрыватель.

— Посмотри. — Палыч кивнул на экран. — Узнаёшь место?

В окошке шла запись с камеры наблюдения бензоколонки. Она висела метрах в трёх от земли и смотрела в центр, под навес, держащийся на двух толстых столбах. У столбов стояли насосы, утыканные заправочными шлангами. Несмотря на глубокую ночь, площадка была хорошо освещена.

— Да, знаю, бензин нормальный… жаль, там ремонт сейчас…

Я видел эту бензоколонку раньше. Она находится на углу, недалеко от входа в Царицынский парк. Несколько месяцев назад её закрыли на ремонт.

На экране некоторое время не было никакого движения, но вот подъехала машина — старый фургон Вольво. Водитель вышел из машины у дальней колонки, оставив ходовые огни включёнными.

— Вот смотри, – Палыч показал в левый нижний угол. – Внимательно смотри.

Водитель ушёл куда-то под камеру. Ничего не происходило… Как вдруг появилось размазанное пятно! Словно кто-то вёл жирным пальцем по объективу камеры.

— Вот! Вот! Вот! – оживился Палыч.

Я недоумённо уставился на Палыча. Если честно, я готов был увидеть ужасное чудовище, всё в рогах, клыках и щупальцах, но никак не это.

— И что это за пятно? – спросил я.

— Смотри, смотри дальше! – ответил он.

Пятно лениво двигалось по диагонали слева направо. Оно напоминало огурец или даже грушу, плывущую над асфальтом, толстой частью вверх.

Появился водитель Вольво. Он шёл обратно, пересчитывая сдачу.

Я ждал, ну когда же будет «жесть», как обещало название папки, но пятно остановилось, ничего не происходило. Я небольшой знаток видеоаппаратуры, но похоже на объективе просто сидит муха и дурит нам голову. Я открыл было рот, сообщить о своём разоблачении Палычу, но так и остался сидеть с упавшей челюстью.

Закончив заправлять машину, водитель собрался сесть за руль. Но пятно бросилось на него. Человека словно всосало в мутное пятно. Мгновение и на месте водителя вздулся красный пузырь. Внутри метрового пузыря, как в миксере, завертелось кровавое месиво.

Секунд через десять шар-миксер потерял чёткость, смазался, и превратился опять в пятно.

— Сожрали, похоже? – поинтересовался я.

— Похоже… — буркнул Палыч. – Смотри дальше!

Пятно продолжило свой путь, зацепив Вольво. Невидимая сила смяла корпус как в тисках – во все стороны брызнули стекла. Машина прижалась к асфальту, словно на неё наступили, отпрыгнула, и смяла раздаточную колонку. Сетка, наполненная бутылями масла, лопнула, и они взлетели, как снаряды, взрываясь брызгами при падении.

 Я ждал, что сейчас бензоколонка рванёт, как обычно показывают в кино, но всё обошлось.

А пятно, спокойно, словно на прогулке, и ничего такого не произошло, проплыло до конца экрана и исчезло. Запись кончилась.

— М-да… — только и смог выдать я.

— Теперь понятно, почему эта колонка закрыта на ремонт? – поинтересовался Палыч, и добавил. – А тут есть инфа и похлеще.

— Ты эту запись прямо с камеры, что ли, забрал?

— Нет, что ты! Техническая возможность в принципе есть, но просматривать записи тысяч камер наблюдения по всей Москве не хватит и сотни лет… Это я с сервера телеканала 24TVNews забрал. В архиве лежало… Интересно, почему по телеку это не показали, да? ДТП, пожары, чернуха, трупы – всё показывают, с разных ракурсов смакуют… А вот это — не показали… Почему? Кто решил убрать в архив? Кто принёс запись? Непонятно!

— Кстати! Ведь кто-то должен был видеть это на колонке?

— Кто-то должен был… – согласился Палыч. — Может быть, этот кто-то и принёс запись… Но никто, ничего не знает! Никаких отметок! Никаких гонораров! А в смете по ремонту бензоколонки написано — «Плановый ремонт»… Я лазил туда, кстати. Всё перекопали, ни черта не осталось.

Палыч взял кусок колбасы, и ткнув в мою сторону, заявил.

— Что это было — непонятно! Но было, это факт! Это что-то сожрало бедолагу и раздавило тяжёлую машину, а потом потёрло за собой все следы… Ну, кроме этой записи…

Палыч положил колбасу в рот и принялся её задумчиво жевать.

Возникла некоторая пауза, а потом мы не решили закончить ужин. А что? Несмотря на ужасную участь водителя Вольво, есть хотелось не по-детски! Я, например, привык к тому, что по телевизору постоянно, мелькают кадры насилия и смерти. Мало что могло повлиять на мой здоровый аппетит. Палычу тоже было всё равно...

Мы поужинали, и прибрав со стола, решили поближе взглянуть на добычу.

Я вытащил из холодильника пиво, а Палыч застелил стол клеёнкой и достал пару ножей. Подумал, и положил рядом вилку. А потом открыл дверцу переноски и бесцеремонно вытряхнул жука на стол.

— Палыч, знаешь, что странно? – задумчиво спросил я.

— И что же? То, что на моём кухонном столе лежит инопланетный жук? – улыбнулся Палыч.

— Ну да! Странно что запаха нет никакого. Он ничем не пахнет! Ну совсем ничем, понимаешь.

— Он на клопа вроде непохож, но ты прав — должен быть какой ни будь запах. – Палыч осторожно принюхался.

Я тоже сунул нос поближе: пахло макаронами, колбасой, котом, ну может быть клеёнкой. Жук лежал тускло поблескивая антрацитовым панцирем, такой беззащитный, такой дохлый.

Мы взяли по ножу и начали потихоньку трогать ими жука. Панцирь был очень крепкий. Палыч попытался его поцарапать, но ничего не вышло.

Я аккуратно перевернул жука на спину. Присоски на брюхе были похожи на хозяйственную губку – все в порах и дырочках.

— Он очень лёгкий… – заметил я покачивая жука ножом.

— Я заметил, когда нёс его… — согласился Палыч.

Я притронулся кончиком лезвия к одной из присосок.

— Мягкая… Я попробую ковырнуть… И брюшко тоже мягкое. Попробуем разрезать его, что ли?

Палыч кивнул.

Я прицелился, думая, как начать трепанацию, но за спиной неожиданно раздался утробный вой! Я отскочил как ужаленный.

Кот взъерошил спину и хвост, и медленно — медленно, припав к земле, двигался в сторону кухни. Глаза сверлили место где лежал жук — кон даже не моргал.

— Тихо! – шепнул Палыч. – Уйди с его пути!

Мне ничего не оставалось как повиноваться. Я, не делая резких движений, сместился к раковине. Палыч тоже отодвинулся от стола и сел на подоконник.

Кот буквально тёк по линолеуму. Через секунду — другую он запрыгнул на стул и замер. Проворчал что-то про себя, и прижав уши, запрыгнул на стол.

Жук, всё это время убедительно делавший вид, что мёртв, засверкал как ёлочная гирлянда. Он буквально взорвался пушистыми ножками, с помощью них перевернулся, и с громким чавканьем присосался к столу, спрятав нежное брюшко.

Я чуть окончательно не поседел от этого фортеля. Аристарх тоже! С диким воплем он сиганул со стола, прорвав клеёнку в нескольких местах. Жук остался на месте — присосался сквозь клеёнку, к столу, намертво.

Кот слинял в комнату, в своё убежище под кроватью и затих.

Палыч хрипло закашлял, держась рукой за сердце.

— Вот тварь! – выдохнул он непонятно на кого ругаясь, то ли на кота, то ли на жука.

— Ты как? Дать лекарство? – я испугался нового приступа.

— Нет, отпустило, вроде, – успокоил он меня.

Я смотрел на жука, проклиная его, и радуясь тому, что кот намеренно или не очень, но помог нам раскусить этого притворщика.

— Значит, жив, зараза?.. – спросил я.

— Значит — жив!..

— Аристарх, котик, не пугай нас так больше. – сказал в сторону комнаты.

— Неоспоримый факт, кошки знают и видят много больше нас.

— Я тоже много чего такого слышал. Говорят, пишут, что они не с Земли.

— А мы? – многозначительно спросил Палыч.

Я пожал плечами. Ещё утром я был уверен, что да, я с Земли. Но теперь — я не знаю… Может быть, я тоже оттуда, где живут инопланетные жуки, умеющие притворятся мёртвыми, и пятна, перемалывающие в фарш водителей на заправке…

– Аристарх сейчас доказал, что жук живой. – уверенно сказал Палыч. – Робот вряд ли так отреагировал на кота.

— Похоже на то. – согласился я.

— Раз этот жук так боится кота, нужно это запомнить и при случае использовать.

— Будешь теперь всегда кота таскать как талисман? – развеселился я.

— Нет, наверное, но доля разумного в этом есть…

— Слушай, дело в запахе! – осенило меня.

— Я думал об этом. Смотри чтобы не убежал! — Палыч показал на жука, а сам ринулся в комнату. — Сейчас узнаем.

— Ну, ок!

Пока Палыча не было я решил проверить как сильно держится жук. Я подёргал за клеёнку она не сдвинулась с места, жук действительно прицепился сквозь неё, прямо к столу. Я подумал, что жук мог пробить стол насквозь, но нагнувшись, ничего такого не увидел. Это хорошо, а то воображение начало подкидывать картинки из фильмов ужасов: я представил, как жук плавит кислотой стол, падает вниз, плавит пол и так до самого первого этажа.

Вернулся Палыч, его руки были по локоть в крови…

— О!..

— Поцарапал, зверюга… — пожаловался он. – Я пытался его из-под дивана вытащить, а он когтями…

Аристарх защищался изо всех сил!

— Надо забинтовать и обеззаразить… — предложил я.

Но Палыч жестом остановил меня.

— Обожди. Ща мы проверим, проверим – хищный ли он.

— Ты хочешь дать этой твари полизать руки?

— Не-е, капну на него кровью…

Палыч занёс руку над жуком, подождал немного, потряс — кровь не капала. Кот поцарапал его сильно, но не до такой степени чтобы кровь хлестала. Палыч сконфуженно посмотрел на меня, потом взял салфетку со стола и промокнул ранку. На салфетке осталась полоска крови. То, что нужно! Недолго думая, он накрыл салфеткой жука, так чтобы кровь обязательно попала на панцирь и лапки.

Мы подождали чуток — ничего не произошло. И через пять минут – тоже. Это его кот так напугал или он просто сыт?

— Не реагирует. Можно, наверное, утверждать, что дело именно в коте! – заявил Палыч.

— Или ты невкусный – парировал я.

Палыч поморщил нос.

— Ладно, была не была! – сказал он и положил ладонь на жука.

Я обалдело уставился на него.

— И чего? – тупо спросил я. – Ты что делаешь?

— Трогаю! Он тёплый — чуть тёплый. Приятный на ощупь, кстати. Ну насколько это возможно в данный момент, учитывая моё отвращение к нему. Он похож на кожу. На человеческую кожу… Странно! Как будто я сам себя трогаю…

Палыч убрал ладонь. На панцире жука остался отпечаток — копия человеческой ладони, пятерня с морщинами и мозолями.

— Палыч, это чего? Твоя кожа? — Я испугался, не ободрал ли жук ему ладонь?

Но Палыч, и сам с обалдевшим лицом, показал руку – всё в порядке. Получается, что жук сымитировал её. Как хамелеон, только круче! Почему же он не скопировал салфетку, пластик переноски, клеёнку на столе? Жук копировал живую ткань. И боялся кота!

— Ну, если в течение часа рука не отвалится… — сказал задумчиво Палыч —… будем считать, что жук не опасен.

— Ты помой её на всякий случай, – предложил я. – И не трогай ей ничего, пожалуйста, пока не проверим.

— Ладно, ладно, – махнул он и пошёл в коридор.

Я остался опять один на кухне, охранять жука. Но он лежал и совершенно не подавал признаков жизни. Из ванной послышался шум воды – Палыч последовал моему совету, мыл руки.

Жук потихоньку потемнел, став опять антрацитовым. Отпечаток руки поблёк и растворился.

Палыч вернулся на кухню.

— Я попытался достать Аристарха из-под кровати – никак. Сидит, ворчит, шипит. – сказал он.

— Злой он у тебя. –

— Зато умный!

— Конечно! Глянь-ка, как твой умный кот тебе руки разодрал.

— Он защищался! Это его право в случае опасности, — Палыч застыл с глупым выражением лица. — Ты ничего не слышишь?!

Я прислушался, насколько мог напрягая слух, но ничего не услышал. Понять бы что слушать?

— Нет, а что именно я должен слышать?

— Мобильник!

Я инстинктивно похлопал по карману – нет, не мой!

Палыч притащил из комнаты телефон. Он жужжал как бешеный и наяривал DeepPurple. Знаменитая такая мелодия, старая, но я запамятовал как называется…

— Да? – осторожно спросил Палыч. – Да, это я… Да, слушаю Вас внимательно, Олеся!

— Олеся?! — не понял я. — Какая, из больницы?

Палыч стоял посреди кухни, прижав мобильник к уху, и смотрел на меня, глаза его всё больше и больше округлялись.

— Приехать? — спросил он в трубку. – Да, конечно!.. Да! Скоро будем. До встречи…

На мой немой вопрос «Ну?» он ответил.

— Это Олеся! Поехали к ней! У неё был сон… видения.

— Отлично! Только я не поведу. – я ткнул в пустую бутылку из-под пива. – За руль не сяду! И не уговаривай!

— Да и ладно, нет нужды. Возьмём такси. – ответил он, махая телефоном. Между прочим, это оказалась солидная Sony — из последних моделей. Вот так бомж, у нас, Палыч!

— А с этим что делать? – я ткнул в жука.

— Нельзя его так оставлять. Или Аристарх его задерёт или он… его обидит.

— Я проверил, жук прилип к столу намертво. Давай накроем его кастрюлей и придавим чем ни будь? А кота запрём!

— Дело говоришь! Только в комнату дверь не запирается. Аристарх её в два счёта откроет.

— Тогда давай посадим его в ванной или туалете?

— Мы его не вытащим из-под кровати… — Палыч показал свои раны и махнул рукой. – Давай просто накроем жука кастрюлей, и всё.

Палыч взял кастрюлю из-под макарон и накрыл жука. Потом приволок из комнаты стопку книг и привалил. Книги были очень толстые, всё больше с философскими названиями. «Моральные аспекты Теории струн», «Углублённый анализ квантовых противоположностей» и всё в том же духе. На одной было напечатано: «Кто сказал, что слоны не умеют танцевать», автор какой-то Герстнер. Я не удержался, заржал, и спросил:

— Ну и как, умеют слоны танцевать? Чему их там учат? Танго? Фокстрот?

Палыч долго смотрел на меня как на идиота, а потом понял о чём я, выдал:

— Балда! Это фразеологизм! Мужик, талантливый руководитель, пишет про компанию IBM. Сейчас мода на всякие автобиографии типа как про Стива Джобса. Ты же рекламщик? Должен знать!

Во как меня Палыч кунул ниже плинтуса! Я стушевался:

— Ладно, ладно! Проехали… В смысле — поехали…

Рейтинг: +3 Голосов: 3 454 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий