1W

Красное вино

на личной

15 июня 2019 - Arthur Mukham
article14225.jpg

Каждому студенту не хватает денег.

А уж Антону, студенту филологического университета, их не хватало так, что уже было как-то и не смешно.

Именно поэтому в субботу вечером он кисло сидел за баранкой, когда его сверстники швыряли свои стипендии на барную стойку, чтобы купить модный напиток прекрасной спутнице.

Нога другой жертвы обстоятельств покоилась на приборной панели, пока он развалился на кресле слева от водителя. Его ноздри выпустили густую струю дыма.

Приговоренный косяк - в окно.

- Лети-лети, лепесток...

- Пашь, ты не должен курить травку перед работой, - упрекнул друга/коллегу Антон, хотя понимал, что тратит слова в пустую.

- Я еще много чего не должен делать, - тот одарил его своей прибалделой улыбкой. - Но я это делаю.

Радио играло американский рок.

Ветер играл крашенными в голубой цвет волосами Паши.

Приятно пахло весной и кедром.

Паше быстро надоело смотреть на мелькающую в окне дикую местность из одинаковых сосен:

- Не понимаю, почему мы согласились ехать в лес в субботу. Не хочу куковать здесь весь вечер.

- Я тебе в который раз говорю, это богатый клиент. И он живет за городом. Ты знал на что подписываешься, когда брал эту смену. Не придуривайся.

- Деньги затуманили мне разум. Если бы я знал, что он живет в такой глуши, я бы подтерся этой дурацкой сменой. Мне не надо видеть человека, чтобы понять - какой он жмот. Видишь ли, этот мешок с деньгами живет так далеко от большой земли потому, что считает каждую копейку. Так что можешь забыть о чае, мой наивный друг.

- Мы уже скоро будем там, не ной.

- Тоха, какого черта ты все еще носишь этот браслет? - он так же легко сменил тему, как и выкурил свой второй косяк. - Ты расстался с Ириной уже три депрессии назад.

Браслет позвякивал бисеринками на стискивающей руль руке.

Костяшки пальцев побелели.

Повисла тишина. Пока в их обзор не вторглись ворота из кованого железа. Изысканная работа.

- Мы на месте, - проверил адрес Антон. - Постарайся вести себя как профессионал.

Он опустил зеркало перед угрюмым лицом привратника. Цепляющиеся темные глаза под шрамами придирчиво оглядели Антона и Пашу, затем так же внимательно изучили их документы.

Ворота, управляемые электроникой, медленно отъехали в сторону.

Паша присвистнул при виде роскошного особняка, что темной громадой вырос перед ними при въезде в подъездную аллею с пиниями. Было страшно представить, сколько там было комнат.

- Тук-тук, кто в теремочке живет...

Антон объехал фонтанчик, где серебряные струйки воды изгибались над каменными дельфинами, и припарковался рядом с припорошенным пылью грузовичком. На дверях - логотип цветочного магазина.

Белый комбинезон борца с домашними вредителями сидел уже на Антоне, когда задние двустворчатые двери их машины распахнулись перед ним, и Паша выскочил через них наружу. Футболка с надписью «Каннабис - мой лучший бро» исчезла из виду, когда тот застегнул молнию своего комбинезона.

- Судя по домику, хозяева гадят золотыми слитками. А значит, и крысы тут жирные и наглые. Придется использовать капканы для медведя.

Антон лишь закатил глаза, затем извлек из машины свой ремень с множеством карманов. В каждом таком кармашке покоились необходимые инструменты для базовой рекогносцировки. Для капканов и ядов было еще рано.

Медная бляха на ремне надежно закрепила все это великолепие на поясе.

- Ничего не трогай, хорошо? - он успел предупредить своего коллегу, прежде чем к ним приблизился здоровяк в дорогом костюме с галстуком.

Татуировка крыла на бычьей шее.

- Вы ребята из этой компании по борьбе с вредителями, так? - аккуратно подстриженная бородка двигалась со словами. - «Вредителей-точка-нет»?

- Во плоти, - подтвердил Антон.

- Звать Серегой. Служба охраны. Следуйте за мной.

Они так и поступили.

За подстриженными кустарниками явно не ухаживали какое-то время. Строптивые стебельки с листочками портили их декоративное качество там и тут.

Особенно запущенным казался кустарник, выполненный в форме зайца-переростка. Впрочем, Серега и два парня в белых комбинезонах не обратили на него никакого внимания, когда проходили мимо по узкой мощеной тропе.

- Как давно у вас эта проблема? - поинтересовался Антон у мощной спины.

- Какая проблема? - поинтересовался их проводник, не поворачиваясь.

- С вредителями. Как давно они наводнили винный погреб?

Паша уже не слушал ответ охранника, полностью поглощенный разглядыванием архитектурных изысков особняка. Взгляд ненадолго зацепился за одну из горгулий, поддерживающих свод крыши. Поглощенный этим занятием, он невольно налетел на спину друга.

Антон обжег его своим взглядом, затем снова повернулся к охраннику:

- Эта вход в подвал?

Они стояли перед большой дубовой дверью задней части здания.

- Во внутренних помещениях есть лестница, и это единственный способ попасть в подвал. Хозяин не хочет, чтобы там разгуливал кто попало. Скоро вы сами увидите. Но, прежде чем мы войдем, хочу вас предупредить. Коридор соседствует с игровой комнатой. Попрошу вас не разговаривать с хозяйскими детьми, окей?

- Мы и не собирались.

- Знаю, что не собирались. Но мое дело вас предупредить. А теперь идем.

Повернув ручку, он толкнул дверь.

Незнакомые приятные запахи.

Коридор оказался длинным. На полу - ворсистый ковер с необычными узорами. В каждой вазе, в каждой драпировке, или портрете на стене, чувствовалась какая-то старомодная роскошь.

— Это один из тех домов, в которых никто не разувается у входа, - Паша подтолкнул друга вбок.

Серега обменялся кивками с охранником, одетым в такой же костюм. Человек в солнцезащитных очках открыл дверь в оранжерею.

В воздухе стоял душистый запах экзотических цветов, что распустили свои цветастые бутоны под косыми солнечными лучами. Свет лился через панели окон во всю стену и стеклянного купола на потолке.

Где-то, из глубины помещения, доносилась нежная мелодия.

Игравшее пианино они увидели рядом с окном большой гостиной.

Маленькие пальчики девочки ловко перебирали клавиши. Ножки в сандалиях из-под пышного платьица, напоминавшего слоеный пирог, болтались в воздухе.

Появление незнакомцев оборвало музыку. Пальцы замерли. А холодные голубые глаза уставились на молодых людей.

“Статуя” с белым бантом на голове. Алебастровая и неживая.

- Салют, - сказал Паша за спиной своего друга.

Охранник тут же развернулся к ним:

- Я же сказал, не разговаривать с детьми!

- А, точно! Забыл. Прошу пардоньте, - по-идиотски хихикнул Паша.

Но охранник уже его не слушал, он елейно обратился к девочке:

- Прошу прощения, госпожа Амелия. Ваша музыка божественна, как всегда. Пожалуйста, продолжайте, - затем повернулся в другую сторону. - Прошу и вашего прощения, господин Максимилиан, наши гости больше не прервут ваш досуг.

Паша и Антон одновременно обнаружили мальчика в костюмчике у дальней стены.

Большие глаза на маленьком лице, казалось, не принадлежали ребенку. В них читалось что-то более глубокое, чем просто детское любопытство.

Мальчик сидел на помпезном диване и игнорировал включенный телевизор.

- Следуйте за мной и больше ни слова! - рявкнул на студентов Серега.

Охранник и борцы с вредителями быстрым шагом пересекли арочный вход в коридор.

Возобновленная музыка на пианино теперь играла им в спины. Антон и Паша успели переглянуться, а Паша - еще и беззвучно сказать губами: «Стремные детки», прежде они остановились перед широкой лестницей в подвал.

Спустя три лестничных марша они оказались в просторном погребе.

Серега щелкнул тумблером, и грязно-желтый свет упал на старые кирпичные стены и дубовые бочки.

Подвал оказался настолько крупным, что напоминал катакомбы. Или даже высокую крипту со множеством ответвлений и ходов.

Охранник стоял под тусклым душем лампы, оттого были видны только его выступающие части лица.

- Добро пожаловать в винный погреб, господа, - его голос вернулся коротким эхо от сводчатого потолка и голых стен. - Игорь Михайлович, хозяин этого дома, большой любитель виноградного напитка. И ненавидит крыс, что заполонили этот подвал. Сделайте все, что считаете нужным.  Решите проблему, и он вознаградит вас сполна.

Прежде чем Антон успел спросить его, Серега добавил:

- Я не хочу, чтобы вы шастали по дому. Если вам что-нибудь понадобиться... например, ваше оборудование... просто дайте знать мне. И я позабочусь, чтобы один из моих парней принес вам все, что нужно. Это понятно?

Паша уныло пробежался взглядом по мрачному убранству подвала, где ему предстояло провести как минимум несколько часов. Хотя краник на одной из бочек с вином немного разбавил его кислую мину.

- Но все, что нам нужно, находится в нашем фургончике, - возразил Антон.

- Ключи, - охранник протянул руку.

Немного поколебавшись, он решил не спорить. Дядя Валера строго наказал, чтобы они не раздражали клиента. Дядя Валера сказал, что их компании нужны рекомендации.

Серега без труда поймал брошенные ему ключи. А вот Антон едва не выронил брошенную ему рацию.

- Когда вам что-нибудь понадобиться, свяжитесь со мной по этой рации. Она уже настроена на нужную частоту. Просто поверните выключатель и говорите. По пустякам меня не доставайте. А теперь приступайте.

Серега взбирался по лестнице:

- Я хочу, чтобы все было сделано к одиннадцати часам. Без опозданий. Если вы и правда такие профессионалы, как говорит ваша реклама, то для вас это должно быть как "два пальца".

Антон и Паша остались одни в царстве прохлады и полумрака.

- Тебе тоже детки показались... какими-то странными?

- Ты про этих восковых кукол наверху? - Паша поднял пирсингованную бровь. - Они таращились на нас так, словно впервые людей увидели. Папенька должно быть их в теплице выращивает.

- Да уж, птенчики в золотой клетке.

- Да плевать на них, лучше посмотри на эти пузатые бочки, что лопаются от дорогущего вина. Урожай, должно быть, хрен знает какого бородатого года. Не вкусить сей божий дар было бы поистине неуважением к такой старине.

Антон остановил Пашу за запястье.

- Ты уже накурился. Еще не хватало, чтобы ты набухался.

- Бро, ты - исключительный зануда! - Паша вырвал свою руку. - Никто и не узнает. У них тут столько вина, что целый полк незаметно смог бы набухаться, и никто не хватился бы.

Антон подошел к другу вплотную и жестко заглянул ему в глаза:

- Ты сам сказал, что это дорогущее вино. Думаешь, они настолько одноклеточны, что оставят его без присмотра?! Да на нас сейчас смотрят около десяти камер наблюдения, дурень.

Слова друга как-никак подействовали на Пашу, стерев глупую улыбку с лица и заставив озираться в поисках круглых объективов.

Яркий свет карманного фонаря ударил ему в глаза. Таким образом, Антон намекнул ему, что пора приниматься за работу, и передал ему фонарь.

- А теперь давай выглядеть профессионалами. Нас все-таки по телеку показывают, - Антон натянул на лицо респираторную маску и включил второй фонарь для себя. - Ищи крысиные фекалии. Особенно присматривайся к запыленным углам.

- Как я должен обнаружить запах аммиака, если мы обязаны таскать на роже эту респираторную херню? - спросил Паша, натягивая маску на свое лицо.

- Забудь об аммиаке. Доверься своим зенкам. Ну, все. Понеслась. С богом.

Зеленые глаза Антона следовали за кругом света. Иногда на полу встречались мертвые мотыльки, или паутина в углах, но фекалий нигде не было видно.

Морщинка пролегла между его бровями. Охранник сказал, что тут полно крыс. А значит, поиски должны были быть самой короткой процедурой во всей работе.

Паша очень быстро закончил свой небрежный осмотр. И теперь стоял, опершись плечом о бочку. Краник с голубым вентилем торчал из бочки прямо перед ним.

- Даже крысы ведут себя культурно рядом с таким богатством. Ни одна из них даже не пернула здесь, - возвестил результат своих поисков Паша.

Антон вертел в руке что-то, что показалось ему крысиным пометом при первом взгляде.

- Всего лишь камень, - рассеянно резюмировал он, бросив находку обратно на пол.

- Может, эти твари хозяйничают в другой части подвала? Он огромен, - Паша посветил в то место, где коридор погреба разветвлялся в двух направлениях.

- Может быть...

В правом ответвлении обнаружились новые ряды бочек. Бесконечные ряды, уходящие в вечность. По крайней мере, на первый взгляд.

Но Антон не успел сделать и шага вперед. Паша с бледным лицом перегородил ему дорогу.

- Этот умник с татухой на шее сказал нам надо закончить к одиннадцати. Вот только он не упомянул, что этот подвал больше, чем футбольное поле. Забудь, даже если здесь и есть крысы, нам их в жизни не отыскать!

Антон уже порядком подустал от его нытья. Но не мог не признать его правоту на этот раз.

Он поднес рацию ко рту:

- Алло, Серега... Серега, как слышно? Прием.

- Тебе не обязательно говорить «прием», если что.

Антон проигнорировал его.

Треск радиопомех.

- Просто потрясающе, этот «Вася» дал мне неработающую рацию. Серега... Серега, ты меня слышишь?!

Паша мог поклясться, что услышал “мяу” во время речи друга.

- Серега?! Прием? Серега! Эта штука - мусор.

- Тихо! - Паша прислушивался к чему-то.

Антон понял его только когда сам услышал тихое жалобное мяуканье где-то в глубине подвала.

- Мяу!

Два круга света “просканировали” бочки. Никаких признаков жизни, только холодный бетон и мертвое дерево.

- Думаешь, крысы настолько упились вина, что начали мяукать? - сухой смешок Паши звучал приглушенно из-за респираторной маски.

За что заработал раздраженный взгляд от друга, а потом остался смотреть, как тот отправился разведывать источник звука.

Туннель коридора вскоре начал забирать налево, но выяснить, как далеко он тянулся, двум молодым людям не удалось. Они остановились, когда свет от их фонарей высветил решетку вентиляционной трубы на потолке.

- Мяу!

- Звук доносится оттуда! - торжествовал Паша, затем добавил менее весело. - Но как эта придурошная кошка могла там застрять?.. Что... что ты делаешь?

Антон аккуратно передал другу снятый пояс с инструментами, затем стянул маску.

- Миссия по отлову вредителей только что превратилась в спасательную миссию, - улыбнулся он той улыбкой, которая когда-то нравилась Ирине.

- Не говори мне, что ты собираешься лезть туда! Это слишком благородно. Даже для тебя.

- Каким же бессердечным я должен быть, чтобы оставить попавшую в беду кошку, мой накуренный друг? - Антон хлопнул друга по плечу. - А теперь будь заей, дай-ка мне толчок наверх.

- Рехнулся! - отрезал Паша.

А после короткого спора пробормотал себе под нос:

- Я тоже рехнулся, если дал себя убедить.

Он сцепил пальцы на замок так, что Антон просунул свою ногу в его руки как в стремя. И на счет три с силой оттолкнулся от земли второй ногой. В это же время Паша подтолкнул его вверх.

Пальцы Антона зацепились за решетку. Он качался на ней как маятник.

- Она не поддается! Она...

Поддалась.

Паша едва успел отскочить в сторону. И теперь с высоты своего роста он наблюдал за тем, как Антон стонал на бетонном полу в обнимку с деформированной решеткой.

- Страдание - удел каждого героя.

- Заткнись, - Антон отбросил от себя железо.

Они повторили свой трюк, и на этот раз Антон смог подтянуть себя внутрь трубы. Левая нога последней исчезла в зияющем отверстии.

- Лови!

Антон поймал брошенный ему фонарь. Посветил вперед. Назад. Темнота отступила, оставляя после себя маленький мохнатый холмик вдали узкого туннеля.

- Кажется я нашел ее. Это совсем крохотный котик! - он тут же пожалел, что был такой громкий: холмик стал испуганно пятиться от его крика. - Нет-нет, не уходи, кроха. Я хочу тебе помочь!

Паша следовал фонарем за удаляющимися шагами в трубе. С тех мест, в которых вентиляционная шахта крепилась к потолку шурупами, сыпалась гипсовая пыль.

- Конструкция явно не рассчитана на твою толстую жопу, Тоха, - вслух рассуждал Паша. - Подумать только, идти на такие усилия ради какого-то блохастого недоразумения!

Ему бы беспокоится о том, что труба может упасть на бочки с дорогим вином, но его внимание уже полностью поглотил краник.

Зануды Тохи не было рядом. Значит, наступила пора выпить за его здоровье.

Как следует обшарив потолок светом фонарика, он пришел к выводу, что камеры отсутствовали здесь как вид. И поэтому с легким сердцем он направился к ближайшей бочке.

Вентиль поддался не сразу. Не посещавшему спортзал студенту пришлось использовать всю свою зачаточную силу, чтобы побороть его.

Вино хлынуло из медного хоботка крана прямо ему в открытый рот, отчего он едва не захлебнулся.

Когда Паша закрутил вентиль обратно, лицо его скривилось в отвращении.

На языке у него было что-то вязкое и соленое.

- Что за дерьмо?! - в сердцах высказался он, с трудом подавляя рвотный позыв. - На вкус как... как...

- Кровь? - закончил за него тоненький голосок где-то сверху.

Голос застал его врасплох.

Вскочив на ноги, Паша стал бешено водить фонарем направо-налево, пока в круге света, наконец, не возникла маленькая фигурка в пышном платьице.

Те же самые голубые глаза, что смотрели на него над пианино. Они прожигали его своим холодом насквозь, в то время как хозяйка этих глаз стояла вверх ногами на потолке.

Паша невольно попытался вспомнить, сколько травы он сегодня выкурил. За всю его практику травокурения он никогда не испытывал такие мощные галлюцинации.

- Он вкусил то, что ему не принадлежит. Он был плохим мальчиком, - ее детский голос отнюдь не звучал умилительно.

- Он будет визжать, - отозвался другой детский голос, но более низкий.

Свет от фонаря остановился на мальчике, осторожно выглядывающем из-за одной из бочек.

- Они все визжат, - добавил он злорадно, пока его глаза без зрачков не моргали.

Его ангельское лицо с пухлыми щечками напоминало маску.

- Каждый визг — это свечка на праздничном торте ко дню рождения. У нас уже было пять. Осталось две. И папа сказал, что после этого мы можем загадать желание.

В дико раскрывшихся глазах Паши отразился покинувший укрытие мальчик, что двигался противоестественно для человека.

Максимилиан сделал первый шаг:

- Первую свечу мы задули в кабинете папиного юриста. Он не справился со своей работой и за это покрасил контракт в сладостные алые цвета.

Второй шаг:

- Вторую свечу - в саду. Садовник обладал редкой безвкусицей и оттого удобрил почву своим соком жизни.

Третий шаг:

- Третья свеча была задута во время урока музыки. Учитель ныл, что мы фальшивим. Хотя сам он был довольно бездарен в своем фальцете, когда мы пустили его сок. Никакого слуха.

Четвертый шаг. Паша попятился, сглатывая ком в горле.

Он только сейчас обратил внимание на девочку, потому что продолжала уже она:

- Четвертой свечой стала наша уборщица, - Амелия плавно и невесомо опустилась на пол. - Она увидела наш последний урок музыки. И разлила свой сок жизни на пол, который сама и помыла до этого.

Садистский смешок из ангельских уст.

- Ее любопытный нос больше не принадлежит ей. Он принадлежит моей кукле.

- Пятой свечой оказался опоздавший доставщик цветов, - мальчик уже стоял прямо перед Пашей. - Мы сказали, он станет вазой. Его рот выражал крайнее удивление. Мы поместили туда много цветов.

У Паши тоже широко раскрылся рот, когда он увидел большой крысиный хвост позади мальчика. Черты лица задрожали, когда нос подался вперед. Уже через секунду Максимилиан куда-то исчез, а на его месте стояла отвратительная крыса.

Костюмчик разошелся в нескольких местах: он не был сшит для крупного грызуна.

Ручной фонарь разбился при столкновении с бетонным полом.

А кошка, наконец, остановилась, так как ей некуда было дальше идти.

- Да пойми ты, я хочу тебе помочь! - упрекнул ее Антон.

Лоб его покрылся испариной, когда он дополз до нее.

Непривыкшая к ласке кошка зашипела, лишь только он попытался погладить ее.

- Тихо, милая. Тихо, - ему все-таки удалось почесать ей за ухом. - Ух ты какая красавица. Как тебя звать? Мурка?

Коготки уже были выпущены, но кошка не спешила пускать их в ход.

- Я буду звать тебя Муркой. Ты можешь звать меня Тохой.

- Мяу.

- Правильно. Вот видишь, мы можем стать друзьями. А теперь идем, - с этими словами он аккуратно взял ее на руки. - Мурка!!!

Кошка пыталась извернуться и вырваться из его хватки, но он держал крепко.

- Тебе надо поработать над своими социальными навыками, - он был рад, что на нем был комбинезон, и ее коготки не впивались в его кожу.

Антону совсем не понравилось, как закачалась вентиляционная шахта под его весом. И он пополз быстрее.

Зияющее отверстие выхода находилось довольно далеко, благодаря неподатливости кошки.

Грохот был оглушительным. Прижимая к себе спасенную кошку, Антон выкатился на бетонный пол и ударился обо что-то мягкое.

Мурка выпрыгнула из рук своего спасителя и исчезла в темноте.

Антон разогнал рукой поднявшуюся гипсовую пыль, и в дымке появились очертания его друга. Потрясенный, он уставился на труп, из шеи которого сочилась кровь. Лицо Паши - маска ужаса.

Рядом лежала придавленная упавшей трубой крупная крыса в оборванной человеческой одежде. Под ней расползалась черная лужа.

В мире неподвижных тел что-то шевельнулось.  Антон словно во сне направил туда свой фонарь, и на него зашипела морда другой крысы. Такой же большой и мерзкой, что и первая. Но на этой висели ошметки платья, а не костюма.

Свет заставил длинную морду твари задымиться и вырвал из нее истошный вопль. Она отступила во тьму.

Антон ответил испуганным криком. Сердце бешено билось в ушах, а молочный свет скользил по бочкам, где притаилось это порождение кошмара.

- Паша! Паша!!!

Руки Антона были в крови друга, еще недавно такого молодого и полного жизни. Далекого от смерти, насколько это вообще было возможно.

А теперь в нем не осталось даже красок. Кроме алого.

Антон уже не помнил, когда он так рыдал в последний раз.

И наверняка бы продолжал реветь там до скончания века, если бы шипение крысы где-то в темноте не напомнило ему - где он.

Сердясь на себя, он вытер рукавом слезы. Чудовищный страх гнал юношу отсюда. Но не настолько быстро, чтобы он не успел взвалить своего друга себе на плечо.

Адреналин освободил его от ощущения веса чужого тела. И он бежал как никогда.

- Пацаны. Как там все идет? - раздался голос Сереги из рации.

Антон, вскипая от ярости, сорвал рацию с пояса Паши и проревел туда:

- Что здесь за крысы такие?! Что здесь происходит?!

Треск помех.

- Дрянь!

Рация раскололась на составляющие части - так сильно швырнул ее об стену разъяренный Антон.

Длинная тень Сереги уже лежала на лестнице, когда юноша ступил на первую ступень.

- Хозяин? Хозяйка? - спросил охранник темноту за спиной Антона, пока холодный ствол пистолета в его руке смотрел не на темноту. - Вы в порядке?

Ответившее шипение над головой заставило Антона вздрогнуть и едва не уронить своего товарища.

- Он убил Максимилиана! Эта мразь убила моего брата!!! Останови его! Останови его сейчас же!

Серега побледнел:

- Ты - покойник!

Вспышка заставила моргнуть Антона.

Он не сразу понял, что произошло. Но бедро на правой ноге вдруг потеряло всякую чувствительность. А потом он увидел полосу, которую кровь из пулевого отверстия прочертила на белой штанине комбинезона.

Падение с трубы было жестким. Но падать на мраморные ступени было еще больнее.

Загремели новые выстрелы, но по счастливой случайности Паша упал впереди друга. И оставшиеся шесть пуль уже вошли в неподвижное тело мертвеца, которому до них не было никакого дела.

Антон смог отвести взгляд от остекленевших глаз перед собой, только когда Серега уже стоял над ним.

Охранник перезаряжал свой “Глок”.

- Ты не представляешь, что ты наделал, ублюдок! - сорвалось с побелевших губ охранника.

Рот Антона исказила ярость, а в глазах запылало безумие. Весь его мир сузился до одного человека. Человека, который не должен больше дышать.

Лицо Сереги покраснело, но он сумел оторвать руки студента от своей шеи. Охранник был сильнее и опытней борца с вредителями. Он изловчился так, что его волосатый кулак тяжело опустился на скулу Антона.

В жизни насилие не такое хореографически совершенное, как в фильмах. Напротив, оно хаотично и уродливо.

И все же стоявшая вверх ногами на потолке девочка наслаждалась свалкой борьбы. Она впитывала крысиными глазками каждый момент, когда чья-то кровь покидала тело.

Однако, она никак не ожидала целого всплеска плазмы, когда Антон выстрелил в шею охранника. Кровь окропила ее лицо. А охранник, сам немало удивленный таким поворотом событий, встал на ноги и неуверенно отступил.

Его попытки остановить кровь руками были тщетны.

Амелия зашипела на идиота, который уронил пистолет и позволил щуплому студентику нашарить его на одной из ступеней.

Девочка была в ярости, что так отчетливо читалось на ее обретшей крысиные черты мордочке. Но еще больше ее разозлило то, что Антон уходил из ее лап.

Студент споткнулся об одну из ступеней по дороге наверх, но продолжил свой подъем. Адреналин превратил рану на ноге в маленькое недоразумение.

Выстрелы вслепую заставили стены выплюнуть кирпичную крошку там и тут.

Антон уже был далеко, когда Серега привалился спиной к стене и сполз по ней на землю, оставив красный мазок. Огонек жизни угасал с каждой секундой в широко раскрытых глазах.

Из темноты выплыла Амелия и нависла над ним.

- Ты подвел меня. Я не стану обращать тебя в Носителя Вечности. Неважно, что обещал тебе папа. Ты - ошибка.

Ее клыки погасили свет для Сереги навсегда. Когда она напилась его крови, нога в дорогом ботинке еще дергалась в остаточном рефлексе.

А тем временем, Антон опустил взгляд с затылка охранника у двери на разряженный пистолет в своей руке. Его страх преждевременно уничтожил все патроны.

Он был почти готов идти по трупам, лишь бы проложить как можно больше километров между собой и чудовищем в погребе. Но у него был только пистолет с пустым магазином. Даже фонарик остался где-то в далеком прошлом.

Серега показал, что охранникам доверять нельзя. Оттого Антон не стал испытывать судьбу и прошмыгнул в другую дверь, к которой не прикладывался охранник.

Огромный глобус. Книжные полки до потолка.

Антон узнал по интерьеру библиотеку.

Дверь можно было закрыть за собой на замок, но ключа не было.

А задрапированные окна в эркере выглядели многообещающими. Но когда он раздвинул занавески в стороны, то в ужасе обнаружил, что каждое окно было замуровано кирпичной кладкой.

Протянутой ладонью он проверил, не мерещилось ли это ему. Холод кирпича оказался реален. И жесток.

Сердце Антона упало. Отчаяние навалилось на него с невероятной силой. А тут еще и послышались шаркающие шаги за прикрытой дверью.

Когда петли застонали, Антона уже нигде не было видно.

На пороге стояла девочка. Та самая, что играла на пианино. Вот только платье было измазано в крови. Куда-то запропастился бант и сандалии.

А в остальном это был тот же одаренный в музыке ангелочек.

- Мне осталось задуть одну свечу, и мое желание исполниться, - девочка больше не улыбалась. - Я загадаю, чтобы Максимилиан был снова рядом. Мне нужна только одна свечка для этого.

Антон старался не дышать, пока большой офисный стол из орехового дерева скрывал его под собой.

Решение спрятаться там было сделано в панике. В библиотеке находилась уйма углов и ниш, которые могли послужить лучшим укрытием.

Но все это было неважно. Ибо рана от пули оставляла после себя алые следы. Следы, что вели поначалу к окнам, а потом к столу у дальней стены.

- Задуть последнюю свечу, - сказала Амелия, стоя перед согнувшимся под столом Антоном.

Когда она набросилась на загнанного юношу, это уже была не девочка. А мерзкая крыса. В защиту свою Антон мог только выставить перед собой руки, в которые впились длинные клыки.

Крыса-вампир стала жадно глотать потекшую между пальцев кровь. Антон кричал и бился.

Декоративная статуя Артемиды оставалась безучастна. Так же, как и семья на картине: седой мужчина с двумя шестилетними детьми, мальчиком и девочкой, выписанные в барочном стиле.

И так продолжалось, пока крыса внезапно не поперхнулась. А затем и вовсе стала издавать странные звуки.

Очередной удар ноги Антона отпихнул ее назад.

Антон сжимал уцелевшей рукой окровавленное запястье и с ужасом смотрел на крысу-вампира. Казалось, ее сотрясали рвотные позывы. Она скребла когтистыми лапами свою шею.

Антона вдруг осенило, отчего она стала задыхаться. Браслет с бусинками не был на своем обычном месте.

Быстро сообразив, что это была его единственная возможность, Антон выскочил как можно быстрее из своей ловушки. Ловушки, в которую он сам себя загнал.

Высокий стеллаж, набитый редкими книгами, оказался довольно тяжеловесным. Он прочно стоял на своем месте, пока Антон не навалился на него всем своим телом.

Шкаф с грохотом рухнул на пол библиотеки, погребая под собой громадную крысу. Истошный вопль под обломками.

Разворошив фанерную стенку и полки, крыса-вампир показалась над грудой деревянных обломков. Из ран сочилась черная жидкость, а один глаз стекал по веку.

Но она все еще была жива.

Антон поискал глазами какой-нибудь предмет. Что-то достаточно тяжелое.

Взгляд зацепился за «Ветхий Завет». Нет.

Продолжив судорожный поиск чего-то более подходящего, Антон увидел медную кочергу, висевшую над камином.

Его неповрежденная рука сомкнулась вокруг рукояти, венчавшейся набалдашником в виде головы льва.

Антон подлетел к крысе-вампиру и со всех сил опустил кочергу твари на голову. А затем еще. И еще. И еще.

Черная кровь и еще что-то вязкое натягивались тонкими струнами между кочергой и расколом в черепушке чудовища при каждом рубящем ударе.

И еще. И еще. И еще.

Тварь уже лежала без движения, но Антон не прекращал убивать ее снова и снова. С глаз его брызнули слезы.

***

Что-то мягкое и мокрое коснулось щеки Антона. Он медленно открыл глаза.

После долгого моргания он увидел лизавшую его за щеку кошку. Все такую же напуганную, как тогда, когда он поймал ее в вентиляционной трубе.

На этот раз она не испугалась его руки с набухшими венами и засохшей кровью. Он прижимал ее к груди и как-то рассеяно смотрел на мертвую крысу в порванном платье.

В его искаженном восприятии времени прошли недели, и даже месяцы, прежде чем он встал и побрел на заплетающихся ногах к выходу.

Охранник все сторожил дверь к цветам. Антона он больше не волновал. Даже когда тот выхватил пистолет, который так и не выстрелил.

Охранник не мог поверить своим глазам. Крысиная морда. Когтистые пальцы. Не так выглядел Антон, когда проходил мимо этих дверей сегодня.

Только кошка выглядела спокойной в руках чудовища.

Антон ушел в ночь, где его ждал фургончик.

Похожие статьи:

РассказыМалыш

РассказыБездна Возрожденная

ВидеоИнтересный эксперимент.

РассказыРассвет на двоих

РассказыОхота

Рейтинг: +1 Голосов: 3 173 просмотра
Нравится
Комментарии (6)
DaraFromChaos # 16 июня 2019 в 03:40 +3
Я хотела пройти мимо, честное слово, очень хотела... но не смогла.
Автор, это чудовищно! Зачем вы пишете на языке, которого не знаете?! Это ж невозможно читать. Кровь из глаз. Извините, но минус. zlo
РусланТридцатьЧетыре # 16 июня 2019 в 10:47 +5
Не, ну не минус. Местами путано, где-то нет абзацев и тупо непонятно, какую сцену описывает автор, финал банален (уж как вампиров только не изображали, теперь крысы), но я прочёл - вроде зашло. Похоже на непритязательный ужастик 90-х. Финал всё слил, конечно.
DaraFromChaos # 16 июня 2019 в 12:59 +2
насчет сюжета согласна - банально, предсказуемо и т.п.
но дело даже не в сюжете. стилистическая безграмотность зашкаливает :((((((

это ж пЁрл на пЁрле
Белый комбинезон борца с домашними вредителями сидел уже на Антоне, когда задние двустворчатые двери их машины распахнулись перед ним, и Паша выскочил через них наружу. Футболка с надписью «Каннабис - мой лучший бро» исчезла из виду, когда тот застегнул молнию своего комбинезона.
сидящий (верхом?) на персонаже комбинезон, исчезающая футболка

Паша уже не слушал ответ охранника, полностью поглощенный разглядыванием архитектурных изысков особняка. Взгляд ненадолго зацепился за одну из горгулий, поддерживающих свод крыши. Поглощенный этим занятием, он невольно налетел на спину друга.
поглощенный каким-то занятием взгляд, налетающий на спину друга

и т.д., и т.п.
Ворона # 16 июня 2019 в 15:57 +3
это да, стилистика та ещё. Как Черномырдин - наизнанку передом назад, но всё понятно.

Громматёжко тож то ешшо.Тся-ться, Пашь, в пустую... sad
препинаки где хочут и где нинада... look
дверь с прикладывающимся охранником... scratch
перловка, да.

Ну и ужастик так себешный.
Вот разве крысюк Тоша с котейкой в обнимку, пошёл рулить фургончик "Грузунофф. нэт"- шмишно.
Arthur Mukham # 16 июня 2019 в 18:52 +2
Спасибо всем за отзывы. Я экспериментирую со стилями, и мне было любопытно послушать мнение искушенных в литературе людей. Учту замечания.
DaraFromChaos # 16 июня 2019 в 19:11 +2
Артур, я понимаю, эксперименты - это увлекательно.
Но у вас так плохо (реально плохо cry ) с великим и могучим. sad может быть, сначала все-таки стоит разобраться с пунктуацией и орфографией и научиться внятно выражать свои мысли, а уж потом экспериментами баловаться? :)
Это не совет, это вопрос. Надеюсь, не риторический smoke
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев