1W

Лучшие

в выпуске 2017/06/19
article10982.jpg

Леша Камешкин, пристроившись на скамейке, делал пометки шариковой ручкой в синем блокноте.

Понемногу выстраивался сюжет. Главный герой получался удачный. Эпизодические персонажи тоже.

Леша писал фантастические рассказы, которые иногда публиковались в районных газетах. Вот и сейчас он вышел из дома — побродить по окрестностям в надежде, что при этом появится замысел нового рассказа.

Сегодняшняя надежда оправдалась. Замысел рассказа возник. Да не просто замысел. А — обрастающий все новыми и новыми подробностями сюжетище.

Такую удачу ни в коем разе нельзя было упускать. Поэтому Леша, присев на так кстати подвернувшуюся скамейку, принялся быстренько записывать подробности нового рассказа.

Внезапное появление какого-то человека прервало запись.

Он вышел из-за кирпичного гаража. Невзрачный такой старичок в джинсах и  в темном пушистом свитере.

— Я не помешал? — сухо поинтересовался он.

Потом допишу, подумал Леша и ответил:

— Не помешали.

Он не солгал. Новый человек — это новые идеи, которые, может быть, выльются в итоге в новый сюжет.

Старичок присел на скамейку:

— Вижу, вы писатель-фантаст за работой.

— Как вы узнали? — удивился Леша.

— Пустяк. По сравнению с теми невероятными вещами, что я действительно умею делать, это — самый настоящий пустяк.

— А что вы умеете делать?

— Что? — старичок задумчиво глянул на небо. — Да хотя бы вот это. Посмотрите, пожалуйста, на вон то облако.

— Ну посмотрел.

— Не правда ли, оно похоже на зайчика.

— Да.

— А теперь на что оно стало похоже?

Леша увидел, как облачко быстренько эдак трансформировалось в надпись: «Самолетов лучше всех».

— Самолетов — это я. — поведал старичок.

— Удивительно, — сказал Леша. — Вы умеете управлять облаками.

— Да. Силой своей мысли. Но это еще что, — хмыкнул Самолетов. — Я еще вот как могу!

Он оглушительно хлопнул в ладоши и… Сверху упало несколько морковок.

— Ну что? Впечатляет? — самодовольно поинтересовался Самолетов.

— Что это было? — не понял Леша.

— Как что?! Диффузия в пространстве! Так я это называю!

— А это как?

— Ну, если говорить научно-популярно, то таким вот образом я осуществляю сбор моркови со своего приусадебного участка. Мысленно воздействую на нее, стало быть. Внушаю ей, чтобы она сама выпрыгивала с грядки и устремлялась в указанном мной направлении.

— Внушаете?

— Ну да. Ведь я — Человек Мысли. Не кто-нибудь.

— Прямо магия какая-то.

— Магия и есть. Только в последнее время я предпочитаю называть это не магией, а действием Человека Мысли.

— Вот оно как.

— Да… Кстати… — Самолетов доверительно наклонился вперед. — Сейчас я прибыл сюда именно как Человек Мысли. То есть: буду доказывать, что на данный момент я — лучший Человек Мысли в городе. А может, и во всем мире.

— Кому доказывать?

— Да всем! С минуты на минуту они должны прибыть сюда.

— Кто?

— Другие Люди Мысли.

— Почему вы так считаете?

— Да потому что я только что воздействовал на окружающую действительность силой своей мысли. Загадал, стало быть, чтобы самые значимые Люди Мысли появились здесь… И вот они уже стали тут возникать…

Проследив за взглядом Самолетова, Леша увидел, как из-за киоска вышел огромных размеров человек. Этот незнакомец приблизился и поведал:

— Я Макушкин. Выдающийся телекинетик.

— Видим-видим, — хмыкнул Самолетов. — По комплекции уже успели определить, что телекинетик явно не слабый. Но это в теории. А как оно на практике обстоит?

Макушкин кивнул, потер ладони, затем всплеснул ими.

Тотчас же… Самолетов взлетел в воздух.

— Это еще что? — свирепо завопил он.

— Телекинетизм в действии, — просто ответил Макушкин.

— Ах вот ты как? Ну а я — вот так! — Самолетов взмахнул руками и… Макушкин тоже взлетел. — Видал, как я тоже умею? А ты, наверное, думал, что ты один здесь такой?

— И что? Мы так и будем летать на потеху окружающим?

— Ну нет! — Самолетов опустился на землю. Потопал ногой, проверяя, что под нею — твердая почва. Убедившись в этом, вздохнул гораздо свободнее: — Я силой своей мысли не позволю себе тут летать!

— Ну а я — тем более! — Макушкин тоже приземлился. Заметил: — Ну и что теперь?

— Теперь? Теперь мы продолжим выяснение того, кто же из нас самый лучший Человек Мысли… Кстати! — вдруг встрепенулся он. — А где же остальные претенденты?

— На звание лучшего Человека Мысли?

— Ну да!

— Может, где-то в пути?

— Ну нет! Они уже должны быть тут. Ведь я так примыслил.

— Значит, их попросту больше не существует… — развел руками Макушкин.

— Что? Всего двое? Ты да я?

— Выходит, что так.

— Но я так не согласен.

— Почему?

— Потому что эдак не интересно. Что же это за соревнование? Всего из двух участников?

— Да-а-а…Не очень-то вдохновляет.

— Гм… — Самолетов уставился в пространство перед собой. Затем вдруг его осенило. — Послушай! — обратился он к Леше. — А, может быть, ты тоже Человек Мысли?

— Я? — удивился Леша.

— Ну да.

— Что-то ничего такого я за собой не замечал.

— Это еще ни о чем не говорит. Ты можешь быть скрытым Человеком Мысли. Причем весьма даже выдающимся. — Окрыленный данным соображением, Самолетов продолжил: — Так что считай, что тебе изящно повезло. Ты встретил нас — великих Человеков Мысли! И мы тебе поможем раскрыть себя.

— Как Человека Мысли! — поддержал его Макушкин.

— Да! Вот увидишь! Мы прекрасные учителя! — Самолетов вдохновенно потер ладони: — Применение силы мысли — это так просто. Надо лишь настроиться на желаемый результат. А затем сделать жест волеизъявления. Это может быть любое обычное действие. Например, можно дотронуться до чего-нибудь.

— А можно кивнуть, — добавил Макушкин.

— Правильно… Так что давай, загадывай.

— Что? — спросил Леша.

— Да что угодно.

— Даже самое несбыточное?

— Нет. В этом деле главное — не выбиваться из своеобразной колеи. Загадывать можно лишь то, что более или менее правдоподобно.

Что бы такого загадать? — подумал Леша. И внезапно понял — что.

Затем он загадал желаемое. И стукнул шариковой ручкой по скамейке…

— Ух ты! — не на шутку восхитился Самолетов. — Вот это да!

Шариковая ручка сама — без помощи Леши — принялась писать в блокноте.

— Как я и подозревал! — насупился Самолетов. — Ты — Человек Мысли.

— А значит… — вставил словечко Макушкин.

— А значит, он тоже примет участие в нашем своеобразном соревновании.

— Но я не хочу с вами соревноваться, — сказал Леша.

— Ишь ты какой хитренький. Не хочет он. Нет уж. Присоединяйся к нашему турниру.

— Надо ему в этом помочь, — подсказал Макушкин.

— Точно! И поможем! — Самолетов подскочил высоко-высоко — метра эдак на три! — да и ударил рукой по свисающей ветке какого-то дерева…

Некоторое время стояла оглушительная тишина…

После чего дерево… внезапно прыгнуло на Лешу.

Следующие несколько секунд Лешино внимание было поглощено удивлением по поводу того, как это он вдруг очутился в десяти метрах от скамейки, на которой он только что сидел.

— Вот он каков, — задумчиво произнес Самолетов. — Который ускок.

— Ускоков не бывает, — с апломбом поведал Макушкин.

— Я тоже так считал. Но лишь до данной минуты. Самый настоящий ускок мы только что прекрасно видели в исполнении ученика Людей Мысли Леши Камешкина.

— Вы знаете, как меня зовут? — сказал Леша.

— Еще бы! У меня есть книжка твоих рассказов, на которой, если помнишь, имеется твоя фотография.

— Понятно.

— А ученик-то неслабый, — заметил Макушкин.

— Вижу-вижу, — согласился Самолетов. — При эдаком раскладе обещанный турнир отменяется.

— Почему?

— Но ты же не хочешь, чтоб в нем победил не ты?

— Конечно.

— И я тоже! Но в том-то и дело, что силы явно неравные. К примеру, ты можешь при всем своем владении силой мысли осуществить ускок?

— Нет.

— И я не умею! А у Леши Камешкина этот самымй ускок выполнился так, как будто Леше его сделать — все равно что раз чихнуть. Вот и получается, что Леша тут — главный претендент на чемпионство среди Людей Мысли.

— Ах вот оно как…

— Ну да…

— Тогда мне ничего другого не остается, как отложить выяснение способностей Людей Мысли до следующего раза, который, надеюсь, окажется более благоприятным.

— И я соответственно!.. Ну что? Оставляем данный участок пространства и времени с обещанием непременно вернуться?

— Да.

— Сейчас я только морковку свою соберу.

— Давай я тебе в этом помогу.

— Ладно.

И Самолетов с Макушкиным принялись производить мудреные пассы руками, в результате которых рассыпанные вокруг них морковки стали сигать в подставляемый Самолетовым цветастый пакет.

Собрав морковки, они пошли прочь, беседуя о разных способностях, которыми могут владеть настоящие Люди Мысли.

Ради интереса Леша посмотрел на записи, которые сделала шариковая ручка. Ничего не разобрал в каракулях и решил, что так даже к лучшему. Иначе можно настолько облениться, что будешь предоставлять ручке писать рассказы самой.

Леша глянул на дерево, которое недавно набрасывалось на него. Дерево мирно стояло на своем прежнем месте. Леша понял, что почему-то ничуть его не боится.

Вот он какой получился поход за сюжетом, — подумал Леша. И как ни в чем не бывало продолжил записи в блокноте.

Будто не было буквально несколько минут назад никаких Людей Мысли… Словно Леша не принимал участие в удивительном турнире на звание лучшего Человека Мысли…

Позабыв обо всем, Леша увлеченно делал рассказ.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 321 просмотр
Нравится
Комментарии (5)
DaraFromChaos # 1 мая 2017 в 22:28 +2
автор, грибы у вас, конечно, отменные, но вы их иногда хоть шишками разбавляли smile или эклерами :)))
а то глюки какие-то одинаковые. уже не забавно, а скучно zst
Славик Слесарев # 2 мая 2017 в 15:14 +2
Одни говорят: "повторы", мы говорим: "отточенный узнаваемый стиль"!
Одни говорят: "скучно", мы говорим: "интеллектуальный аттракцион не для всех"!
Сергей Филипский # 2 мая 2017 в 20:34 +2
Благодарю за поддержку.
Чертова Елена # 2 мая 2017 в 15:20 +3
забавно))
Ворона # 2 мая 2017 в 16:11 +3
напрыгивающее дерево и чемпион-ускакист... scratch видимо, и в самом деле превышают уровень моего птичьего интеллекта... cry
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев