fantascop

Монолит

в выпуске 2018/01/22
2 декабря 2017 - Константин Чихунов
article12133.jpg

                                                           

            Жемчужные облака роняли сизые тени на холмистый континент, изрезанный частой сетью полноводных рек. Яркая изумрудная зелень обильно покрывала материк, чередуясь с оранжевыми поясами горных гряд и синевой озёр. Бирюзовый океан гнал волны на скалистое побережье, а на востоке в густых вишнёво-фиолетовых тучах мерно сверкали золотые спицы молний.

            ― Красиво-то как! ― с восхищением заметила Екатерина ― биолог и врач экспедиции. ― На Землю очень похоже.

Женщина смотрела через плечо капитана на обзорный экран, светлые прямые волосы рассыпались по плечам, в больших зелёных глазах отражались танцующие молнии. Молодая, стройная, красивая, она была единственной женщиной в команде корабля.

Капитан Спиваков сосредоточенно изучал поверхность планеты, словно уже с орбиты пытался найти какую-нибудь опасность среди вполне мирного пейзажа. Суровое загорелое лицо, испещрённое множеством морщин, добавляло ему лет, делая старше своего возраста. Карие глаза смотрели внимательно и подозрительно, стараясь не упустить ни единой детали.

― Посмотрим, ― задумчиво изрёк он. ― А что там зонды?

― Все аппараты вошли в атмосферу и передают информацию, ― доложил бортинженер. ― Сигнал хороший.

― Выведи данные на экран.

По обзорному монитору побежали строчки символов и цифр.

― Для начала неплохо, ― удовлетворённо кивнул Спиваков. ― А там видно будет. Готовимся к посадке.

 

Через шесть часов разведывательный корабль «Сокол», с десятью членами экипажа на борту, благополучно сел на Шебу.

Планету открыл дальразведчик Шебалин, находясь в свободном поиске, и, пользуясь законным правом, назвал её, как пожелал. Перенаселённая Земля отчаянно нуждалась в новых колониях, и сотни смельчаков уходили всё дальше и дальше от родного очага в поисках новых миров. Планеты, пригодные для жизни, открывали крайне редко, разведчики возвращались из подпространства далеко не всегда.

Шебалин сделал замеры параметров окружающей среды, взял кое-какие пробы и произвёл аэросъёмку отдельных районов. На этом его миссия заканчивалась. Дальнейшую судьбу планеты должна была решить команда специалистов, прибывшая на «Соколе».

― Итак, ― обратился Спиваков к команде, прежде чем открылся шлюз. ― У нас есть два месяца, чтобы перетрясти этот мир от самых высоких горных вершин до океанских глубин. Ни одна лужа, ни одна бактерия в ней не должна остаться без внимания. Вам всем хорошо известно, какова может быть цена нашей ошибки.

Капитан первый шагнул на поверхность Шебы, за ним неотступно следовала команда. «Сокол» сел на равнине, покрытой изумрудной травой высотой до пояса. Необычные деревья с фиолетовыми кронами росли поодиночке и небольшими группами. К западу, куда уходило жёлтое солнце, деревья росли чаще, собирались в крупные острова и, в конце концов, образовывали густой лес. На востоке возвышалась горная гряда, коронованная двумя ослепительно-белыми снежными вершинами. Со скал тонкой голубой лентой валился водопад, пополняя индиговое озеро у подножия гор.

Повсюду попадались разнообразные зверьки, небольшие животные Шебы прыгали, бегали и летали, не обращая ни малейшего внимания на людей.

Анализаторы показывали, что воздух пригоден для дыхания.

― Капитан, можно? ― геолог Сомов вопросительно посмотрел на Спивакова.

― Давай, но только всего несколько вдохов.

Геолог поднял забрало шлема, и медленно вдохнул, словно пробуя воздух Шебы на вкус.

― Дышится очень легко! ― Сомов с сожалением загерметизировал скафандр.

― По возвращению на корабль отправишься в изолятор и проведёшь в карантине сутки, ― напутствовал капитан инициативного подчинённого. ― Пусть Катя возьмёт у тебя все необходимые анализы.

― Слушаюсь, ― отозвался погрустневший геолог.

 

Через неделю скафандр снял даже капитан, а члены команды уже пробовали заходить в прохладную воду рек и озёр, прозрачную и чистую.

Животный и растительный миры Шебы поражали разнообразием видов, но крупных зверей не встречалось. Самый большой представитель местной фауны был не крупнее кошки. Некоторые животные сильно походили на своих земных собратьев, но сходство оказалось только внешним. Тем не менее, никто из них не представлял опасности для человека.

Постепенно у членов команды «Сокола» наладилась спокойная размеренная жизнь. Они исследовали планету, писали отчёты, в перерывах купались, загорали и устраивали пикники. Была и рыбалка. Водные животные, похожие на угрей, охотно клевали на хлеб и имели вкусное мясо.

На восемнадцатый день экспедиции к капитану постучался геолог:

― Разрешите?

― Заходи. Что там у тебя?

Высокий загорелый Сомов был одет в спортивные трусы и майку, он побрился налысо и отрастил бороду, на волосатых ногах красовались сланцы. Спиваков недовольно поморщился, но делать замечаний по поводу внешнего вида не стал.

― Капитан, у нас сенсация. Ребята нашли руины древнего города.

― Ничего себе! Удалось что-нибудь узнать об этих развалинах?

― Сергей Александрович оттуда не вылезает, говорит, что город погиб не менее десяти тысяч лет назад. Только полезного мы там всё равно ничего не найдём. Если верить профессору, уровень развития аборигенов соответствовал примерно нашему двадцатому веку. Они успели создать атомный реактор и выйти в ближний космос.

― Следовательно, наше открытие может быть интересно лишь археологам да историкам?

― Пожалуй, что так.

В каюту ворвался уже далеко немолодой человек. Он бесцеремонно отстранил в сторону Сомова и приблизился к столу, за которым работал Спиваков. Редкие седые волосы топорщились в разные стороны, на широком упрямом лбу собрались глубокие морщины, серые глаза смотрели с вызовом, круглые стёкла «профессорских» очков хищно блестели. На Земле уже давно никто не носил очки, но учёного это заботило мало.

― Капитан, мне срочно нужна связь с Землёй! ― выпалил гость.

― Причина, Сергей Александрович? ― настороженно спросил Спиваков.

― Мы нашли погибший город.

― Я уже в курсе.

― В курсе?! Цивилизации не гибнут просто так, их что-то уничтожает. А что, если на Шебе есть некий фактор, опасный для будущих колонистов?

― Дорогой, Сергей Александрович, ― капитан старался говорить как можно мягче. ― Мы не можем проводить сеансы подпространственной связи по любому поводу. Вы знаете, сколько для этого требуется энергии? Почти как на сам перелёт. Такой расточительности нам не простят.

― Капитан, я настаиваю!

― Пока я не вижу причин для связи с Землёй. А между тем у меня есть простое и логичное объяснение происхождения руин. Обитатели Шебы развязали войну и уничтожили друг друга. В истории Земли такое тоже однажды чуть не произошло.

― Воля ваша, капитан, но имейте в виду, по возвращению домой я подам на вас рапорт, ― и профессор решительно покинул капитанскую каюту.

Сергей Александрович был космоархеологом, возможно, лучшим специалистом в своей области. В его опыте и авторитете никто не посмел бы усомниться, но иногда он был просто невыносим.

Через несколько дней Спиваков собрал специалистов для плановых отчётов. Он не был учёным, но капитан разведывательного судна знал и понимал многое по долгу службы. Фактически научным руководителем экспедиции значился физик Фролов, но принимать серьёзных решений без Спивакова он не мог.

― А где это у нас Сергей Александрович? ― поинтересовался капитан, окинув взглядом присутствующих.

― Профессор не покидает развалин, ― усмехнулся Фролов. ― Забрал геолого-разведывательного дроида и приступил к раскопкам. Вчера даже на корабль не вернулся, ночевал в вездеходе. Послать за ним?

― Ни в коем случае, пусть работает.

Участники экспедиции рассказали о горных породах и полезных ископаемых, о климате и почвах. О первой попытке создать классификацию животных и растений Шебы и о запасах пресной воды. Всё выглядело очень привлекательным, и даже подозрительный Спиваков начал верить в удачу и позволил себе скупую улыбку.

Разведчики нашли ещё несколько разрушенных городов, но свой расцвет памятники старины, как и первое найденное поселение, пережили уже не одно тысячелетие назад.

Космоархеолог вернулся с развалин ещё через несколько дней, и явился он не с пустыми руками. Взволнованный и возбуждённый профессор представил коллегам очень странную находку. На грузовой платформе дроида лежала прямоугольная двухметровая плита похожая на надгробье. Чёрная, как сама тьма, она слабо пульсировала холодным призрачным светом.

― Вот, ― сверкнул стёклами очков Сергей Александрович. ― Я нашёл эту штуку по слабому электромагнитному излучению, которое от неё исходило. Глубоко лежала, а тяжеленная… ели вытащил из-под развалин.

Товарищи обступили учёного и его находку.

― Что это?! ― воскликнула Катя.

― Понятия не имею, я же не физик.

Фролов ринулся к находке профессора, в глазах физика загорелся исследовательский азарт. Не прикасаясь к плите, он прощупал взглядом каждый её миллиметр:

― Нужно в лабораторию доставить. Там приборы, оборудование…

Фролов растерянно оглянулся, ища взглядом Спивакова, но капитан ответил отрицательно:

― Нет, пока мы не убедимся в безопасности находки, на борту её не будет. Развернём лабораторный модуль вне корабля.

 

Оказавшись с артефактом один на один, физик испытал странное чувство. Находка манила его к себе и одновременно вызывала необъяснимый страх, казалось, что кто-то чужой и враждебный посмотрел на учёного ненавидящим взглядом. Мурашки побежали по телу, на спине выступил холодный пот, но Фролов был учёным и умел концентрироваться на работе. Волевым усилием физик заставил себя успокоиться и приступил к исследованию артефакта.

Плита оказалась невероятно тяжёлой, лабораторный стол не выдержал бы её веса, и Фролов дал команду роботу-погрузчику опустить её на пол. Артефакт порождал слабое электромагнитное излучение, оно пульсировало, подчиняясь определённому ритму. Ни один из сверхпрочных инструментов не смог поцарапать монолит, его не удалось просветить рентгеновскими лучами, и даже лазерный резак не оставил следа на гладкой, словно отполированной, поверхности. Попытки нагреть или охладить находку хоть на сотую долю градуса потерпели провал.

Испытав на чёрном монолите весь свой исследовательский арсенал, Фролов вынужден был признать, что не узнал о природе артефакта практически ничего. Тем не менее, интуиция опытного учёного подсказывала ему, что на это раз люди столкнулись с весьма неординарной находкой.

 

Сомов смотрел в темноту тоннеля. Широкий коридор со сводчатым потолком уходил в неведомые дали. Сооружение обнаружили при пробном бурении, и теперь геологу до дрожи в коленях хотелось узнать, куда ведёт ход. Он с нетерпением ожидал прибытия катера с оборудованием.

Небольшая манёвренная машина спикировала из-под облаков и зависла над травой. Прозрачный колпак кабины откинулся в сторону, внутри сидели Спиваков и Катя.

            ― Залезай! ― пригласил капитан Сомова. Геолог втиснулся в узкую кабину, усаживаясь между Спиваковым и врачом.

            Яркий луч прожектора осветил длинный прямой тоннель и растворился во мраке далеко впереди. Стены коридора состояли из гладко отполированных матовых блоков разного размера, но очень плотно подогнанных друг к другу. 

            ― Надо всё тут как следует осмотреть, ― капитан направил катер в тоннель и включил автопилот. Машина, увеличивая скорость, устремилась вперёд, стены коридора побежали навстречу. Иногда землянам попадались боковые ответвления и перекрёстки, и Спиваков аккуратно отмечал координаты этих мест.

            ― Материал стен очень прочный, ― отметил геолог. ― Пока не видно никаких обрушений.

            ― Мне кажется, это древняя транспортная система Шебы, что-то вроде метро, ― сделала предположение Катя.

            Прошло полчаса, но вокруг катера ничего не менялось.

            ― Нужно возвращаться, иначе нас начнут искать, ― решил Спиваков. ― Эти тоннели могут тянуться по всей планете, подготовимся получше и вернёмся. Сейчас только найдём перекрёсток для разворота. Ого, а это ещё что?!

            Анализатор показывал наличие дыма в воздухе.

            ― Что здесь может гореть? ― геолог пристально всматривался вглубь тоннеля, и в этот момент катер вылетел в просторную полость с множеством ходов, идущих в разных направлениях. На полу горело несколько костров, человеческие фигуры, одетые в какие-то лохмотья, бросились врассыпную.

            ― Это люди, Шеба обитаема! ― прошептала Катя.

            Спиваков остановил машину и выключил свет, потянулись минуты напряжённого ожидания. Аборигены начали проявлять любопытство и выглядывать из тоннелей, но подходить близко не решались.

            ― Они боятся катера, ― заявил Сомов. ― Капитан, можно я к ним выйду?

            ― Да что же ты лезешь повсюду?

            ― Я же учёный. И потом, если мы собираемся строить здесь колонию, контакт нам просто необходим.

            ― Ладно, только броню одень. И вот ещё что… ― Спиваков приложил палец к кодовому замку оружейного ящика. Внутри сейфа в захватах стояли два парализатора и плазмер. ― На вот, мало ли что.

            Геолог одел лёгкий и прочный защитный комбинезон, сунул парализатор в наплечную кобуру и вышел из катера. Не спеша он подошёл к костру, поднял кверху открытые ладони и показал их чёрным провалам в стенах полости.

            Сомов уже начал думать, что никто к нему не выйдет, но вскоре появился один смельчак, затем другой. Сгорбленные люди, тощие и грязные, ростом геологу по грудь, начали выбираться из тоннелей. Они опасливо приблизились к гостю, рассматривая его с недоверием и любопытством.

            Сомов выдал самую доброжелательную улыбку, на которую был способен, и это универсальное средство общения всех времён и народов сработало, ему заулыбались в ответ, начали протягивать руки. Аборигены с тревогой посматривали на катер.

            ― Капитан, нужно кому-то остаться и наладить контакт, машина их пугает, ― шепнул Сомов в рацию. ― У нас есть языковой адаптер, если поймём структуру их речи, сможем узнать много нового о Шебе.

            ― Не скажу, что мне нравится эта идея, но в целом ты прав. Хорошо.

            ― Капитан, можно я тоже останусь? ― робко спросила Катя. ― Нужно исследовать животных и растения подземелий. Если местные жители позволят, попробую взять у них кровь на анализ.

            ― Хорошо, ― теперь капитан соглашался уже не так охотно. ― Одень броню и возьми парализатор.

            На прощание Спиваков отдал Сомову и плазмер:

            ― Вот, держи. Надеюсь, не понадобится. Вернусь через два часа.

            Капитан развернул катер и понёсся по тоннелю. Когда связь, пропавшая в коридорах, снова возобновилась, компьютер сообщил ему о трёх пропущенных вызовах.

            ― Ну что там у вас? ― спросил он по общей связи.

            ― Капитан, ты должен увидеть это сам, ― донёсся до Спивакова взволнованный голос штурмана.

            ― Давай координаты.

 

            Небольшая котловина была сплошь усеяна огромными воронками, между ними змеился широкий разлом, наполненный непроглядным мраком. Чёрная бездна мерно пульсировала голубоватым свечением, на душе у капитана сразу стало тревожно и тоскливо.

            В катере, под защитой экранов машины, сидели штурман и Фролов, не решаясь выйти наружу.

            ― Похоже на древний полигон, ― доложил штурман. ― Здесь до сих пор фонит. А вот что там за трещина, даже предположить не рискну.

            ― А что скажет наука?

            ― Порадовать пока нечем, капитан, ― отозвался физик. ― Наши приборы не могут заглянуть внутрь разлома, но одно могу сказать точно. Частота электромагнитных колебаний этого провала и чёрного монолита, найденного профессором, полностью совпадает. Между артефактами определённо есть связь, но какая, пока сказать не могу.

            ― Ясно, возьмите объект на особый контроль, о малейших изменениях сообщать мне лично. Я слетаю на корабль, а потом заберу ребят из тоннелей.

            Спиваков развернул катер и дал полный ход. Необычайно развитая интуиция капитана, не раз спасавшая ему жизнь, замерла в тревожном ожидании, как сторожевой пёс, почуявший беду.

 

            Подземные жители провожали Сомова и Катю тепло, но подходить к катеру отказались.

            ― Докладывайте! ― Спиваков включил автопилот и устало откинулся в кресле.

            ― Оказывается, мы нашли далёких потомков жителей разрушенных мегаполисов, ― начал геолог. ― Удалось частично расшифровать их язык. Он примитивен, беден, но кое-что узнать можно.

            ― Как им удалось тут выжить?

            ― Восточнее землетрясения открыли проходы к обширной сети подземных пещер. Там своя жизнь, не похожая на верхний мир, и даже есть свет. Некоторые виды растений светятся в темноте, как небольшие лампы. Едят шебанианцы в основном грибы, их же сушат на дрова для костров. А одежду делают из плесени. Она тонкой плёнкой покрывает стены пещер и прочная, почти как ткань.

            ― Почему же им наверху не живётся?

            ― У них есть легенда о Пожирателе миров, ― продолжила Катя. ― Согласно ей, бездна однажды породила жуткого монстра, который убил почти всех людей, а те, кому удалось спастись, укрылись под землёй.

            ― Значит, наверх они не ходят?

            ― Нет, для них это табу.

            ― Ну а про этого Пожирателя что-нибудь удалось узнать?

            ― Они до сих пор рисуют его на стенах. Существо похоже на осьминога с десятками длиннющих щупалец.

            ― Ясно. Жаль, что наскальная живопись одичавших шебанианцев ― очень сомнительный источник информации.

            ― Может, это поможет? ― на ладони у Сомова сверкнул красивый розовый кристалл правильной формы. ― Очень похоже на носитель информации.

            ― Где взял?

            ― Ну, там у них что-то вроде алтаря есть. Эта штука там лежала.

            ― Странно, что они отдали тебе реликвию.

            ― Кто сказал, что отдали?

            ― Украл?! Ну, ты даёшь!

            ― Зачем украл? ― обиделся геолог. ― Взял на время. Изучим кристалл и вернём на место.

 

            На Шебу опустилась ночь. Здесь никогда не темнело полностью. Небо сгущало краски, пока не приобретало тёмно-фиолетовый цвет, над головой разгорались огромные разноцветные звёзды, затем друг за другом выплывали две кроваво-красные луны. В их неверном свете предметы начинали отбрасывать причудливые тени, на траву выпадала серебристая роса, затихали шорохи дневных обитателей.

В предрассветный час на горизонте проступала тонкая золотая полоска. Она ширилась и росла, пока восток не рождал новое солнце.

Именно в такое тихое утро, когда огненный шар стремился ввысь, прогоняя ночные страхи и даря тепло, штурман, стоявший вахту, принял сигнал тревоги от следящей аппаратуры в котловине.

― Капитан, в разломе началась непонятная активность, ― немедленно доложил он. Через несколько минут вся команда собралась в рубке.

― Сомов где? ― задал вопрос Спиваков.

― Он к разлому полетел, хотел посмотреть на аномалию, ― ответил кто-то.

― Однажды я его под замок посажу! Сомов, слышишь меня?

― Да, капитан! ― донеслось из динамиков.

― Что там происходит?

― Такое ощущение, что тьма в трещине зашевелилась.

― На корабль, быстро!

Спиваков и сам отлично видел разлом, сразу два беспилотника показывали полную картину происходящего. Внезапно чёрная масса полезла из трещины, формируя быстро растущий холм.

― Интенсивность излучения аномалии резко возросла, ― взволнованно сообщил Фролов.

И тут сгусток мрака выпустил в направлении удаляющегося катера Сомова длинное щупальце.

― Сомов, сзади!

― А, чёрт! Вижу… ― катер увеличил скорость.

Сначала быстрая машина оторвалась от преследователя, но щупальце ускорилось, и геолог, уходя от неминуемого контакта, вынужден был сманеврировать в сторону. Чёрная конечность невиданного монстра отстала, но ненадолго, ещё два щупальца устремились в направлении корабля землян.

― Они же не смогут до нас дотянуться? ― охнула Катя. ― Мы же очень далеко. Да?

― Капитан, если они продолжат расти с прежней скоростью, то через пятнадцать минут достигнут корабля, ― просчитал штурман.

― Экстренный взлёт! Мы не можем рисковать «Соколом». Сомов, выходи на орбиту, мы подберём тебя там.

― Слушаюсь, капитан!

Катер не был предназначен для космических перелётов, но был рассчитан на несколько часов работы на орбите. Геолог поставил машину вертикально и выжал из двигателей всё, что смог. Щупальце почти дотянулось до беглеца, но в верхних слоях атмосферы неожиданно отстало и убралось обратно.

 

Экипаж двое суток наблюдал с орбиты, как многочисленные щупальца мрака рыскали вокруг разлома, уничтожая всё живое. Создавалось впечатление, что неведомый монстр пытался что-то упорно отыскать, но не находил. В конце концов, тьма уползла обратно, аномалия успокоилась.

Вскоре после этого штурман появился в командной рубке с маленькой прозрачной коробочкой в руках. Внутри покоился розовый кристалл.

― Знаете, что это такое? Древние шебанианцы записали информацию для своих потомков: историю, открытия, успехи и неудачи. Почти ничего толком не сохранилось, только самая последняя запись более-менее читаема, и она о нашем монстре.

Они нашли чёрный монолит на одном из спутников Шебы и притащили сюда. шебанианцы быстро смекнули, что нашли нечто необычное, и принялись экспериментировать с плитой. Уж и не знаю, как они сумели, но им удалось открыть проход в иную вселенную, с иными физическими законами и параметрами среды. Монолит оказался ключом к другим мирам.

Котловина не полигон. Когда шебанианцы поняли, какую силу пробудили, они пытались уничтожить разлом, да только у них ничего не вышло. Итог мы знаем, цивилизация погибла, а жалкие потомки некогда развитой расы до сих пор прячутся под землёй.

― Почему же тварь выползла снова, ведь столько времени прошло? ― прошептала поражённая Катя.

― То, что существует по ту сторону разлома, вновь почувствовало присутствие разума на Шебе.

― Ну что ж, наша миссия закончена, ― подвёл итог капитан. ― Осталось закончить только одно дело.

― Монолит, ― догадался Сомов. ― Мы же погрузили его в трюм.

― Именно. За борт его!

― Я сделаю! ― Фролов, опережая всех, бросился выполнять распоряжение капитана.

Через пять минут от борта «Сокола» отделился серебристый контейнер и начал медленно уплывать в космос.

― Антипротонную пушку к бою! ― приказал Спиваков.

Штурман сел к пульту управления огнём.

― Орудие готово, ― сообщил он через несколько минут.

― Огонь по контейнеру!

В космосе расцвёл ослепительно яркий цветок, заставивший людей зажмуриться. Когда вспышка аннигиляции угасла, на месте контейнера уже ничего не было.

― Цель поражена, ― доложил штурман.

― Проверка всех систем. Подготовить корабль для входа в гиперпространство. Мы возвращаемся домой.

 

Фролов приоткрыл контейнер из-под запасных аккумуляторов, и мерцающий призрачный свет осветил его лицо. Физик улыбнулся монолиту, как старому другу, голубые глаза учёного наполнились тьмой.

«Глупцы! ― думал он. ― Они хотели уничтожить ключ к иным мирам. Как такое вообще могло прийти им в голову! Недоразвитые шебанианцы не смогли сдержать силу артефакта и поплатились за свою самоуверенность. Но я не какой-нибудь недоучка, я учёный двадцать третьего века Земли и сумею предусмотреть всё. Я продолжу эксперимент и доведу его до конца».

Фролов любовно гладил холодную поверхность плиты, разговаривал с ней, и ему казалось, что артефакт отвечает ему ритмичной пульсацией призрачного света.      

 

 

 

           

               

                     

  

 

 

 

 

           

                

Рейтинг: +14 Голосов: 14 260 просмотров
Нравится
Комментарии (19)
DaraFromChaos # 2 декабря 2017 в 14:01 +4
о, помню-помню!
очень многое напомнило, но все равно - зер гуд, Вольдемар Константин! dance
Графоман Чалис # 2 декабря 2017 в 14:12 +4
Плюс =)
Жан Кристобаль Рене # 2 декабря 2017 в 14:43 +4
Безоговорочный плюс! Молодчина, Костя!
Дипка # 2 декабря 2017 в 17:05 +3
Очень понравилось, читала с огромным интересом! +
Дмитрий Бранд # 2 декабря 2017 в 19:26 +3
Плюс, понравилось, как и на конукрсе v
Станислав Янчишин # 2 декабря 2017 в 21:48 +2
Плюс, как и раньше!
Славик Слесарев # 3 декабря 2017 в 10:28 +3
А я даже знаю соотношение сторон этого монолита: 9:4:1
Как узнал? - Секрет!
Но плюс. :)
Андрей Галов # 3 декабря 2017 в 13:01 +3
А это не тот ли монолит Кларка? shock
Андрей Галов # 3 декабря 2017 в 13:03 +3
Здорово, плюс! v Человек никогда не уничтожит опасную загадка - любопытство сильнее страха shock
Игорь Колесников # 4 декабря 2017 в 13:08 +2
Плюсанул, как и в первый раз.
Этот рассказ был самым сильным из первых поступлений, на мой взгляд.
По крайней мере, я проглотил его с большим интересом.
Игорь Колесников # 4 декабря 2017 в 13:08 +2
Плюсанул, как и в первый раз.
Этот рассказ был самым сильным из первых поступлений, на мой взгляд.
По крайней мере, я проглотил его с большим интересом.
Amateur # 5 декабря 2017 в 05:06 +2
smile
Константин Чихунов # 5 декабря 2017 в 11:32 +2
Ого сколько отзывов. Спасибо друзья! Теперь бы я написал этот рассказ лучше, но я не переделываю уже написанные тексты, проще новый написать.
Мария Костылева # 5 декабря 2017 в 20:47 +3
Приходила, снова поставила плюсик smile
Константин Чихунов # 6 декабря 2017 в 14:05 +2
Спасибо, Мария!
Анна Гале # 10 декабря 2017 в 20:05 +2
С удовольствием переношу сюда плюс )
Константин Чихунов # 16 декабря 2017 в 11:53 +2
Спасибо, Анюта! С возвращением!
Григорий Родственников # 14 декабря 2017 в 16:37 +3
Рассказ действительно запоминающийся.
Браво, Костик!
Константин Чихунов # 16 декабря 2017 в 11:54 +2
Спасибо, дружище!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев