fantascop

Не бойся!

в выпуске 2017/09/25
article11495.jpg

 

  Никто их не ждал. Но они пришли! Пришли внезапно. Пришли ниоткуда. Жестокие, могучие, неуязвимые демоны. Они брали у людей всё, а непокорных, усомнившихся в их силе, убивали. Демоны разили огнём, дымом и громом, казалось, нет силы, что сможет их остановить.

   Внешне демоны напоминали людей, но тела их покрывала странная одежда, кожа была подобна камню - её не брали ни копьё, ни стрела. Прислуживали им младшие демоны, различные по своему подобию. Одни носили старших по небу, другие - по суше, наполняя округу смрадом и грохотом. Были у них звери, рывшие землю или способные в один миг сломать самое толстое дерево. Чудовищам подчинялись невиданные силы, взметавшие к облакам огромные скалы.

   Сперва люди старались задобрить непонятных пришельцев, принося им в дар лучшее мясо и рыбу, шкуры и меха. Но демоны, почуяв добычу, становились всё более жадными, требовали больше, больше, больше... Поначалу они призвали много сильных мужчин и дали им тяжёлую бессмысленную работу. Люди изнемогали, валя лес, перетаскивая камни, копая ямы. Несогласных избивали, а вскоре стали убивать, тех же, кто перед ними заискивал, угощали диковинными кушаньями и дурманящей водой.

   Вскоре демонам захотелось самых красивых девушек и жён. Такого в роду Сайгака еще не бывало. Покориться означало бы не только опозорить себя, но и нарушить все людские законы, подвергнуть человечество опасности появления невиданных чудовищных ублюдков. Все родовые обычаи издавна запрещали людям скрещиваться с не людьми.

   Вожди Сайгаков отказали, и демоны, рассвирепев, пришли в поселок, разорили его, убивая всех, кто попадался под руку. Род Сайгака погиб, лишь немногие уцелевшие донесли грозную весть до слуха соседей. Возроптали окрестные роды, но слишком уж далёкой казалась беда. Каждому шептал его второй голос: "Может, Сайгаки сами виноваты - чем-то оскорбили могучих демонов, успокойся, это же не твою жену или сестру взяли демоны на забаву, не твоих родичей убили...".

   Но беда пришла и к тем, кто так думал.

 

                                                         ***

  "Только бы не нашли, только бы не поняли! Нет, не должны… Куда бежать, сколько бежать? Кто же мог подумать? Куда они пойдут теперь? О-о-о! Что же мне теперь делать-то?! Ну, что, что, что, что, что……."

 

                                                         ***

 

   Теперь демоны явились к вождям Бобров и угостили тех сладкой водой, что дурманила разум, принесли удивительные подарки. Через неделю род Бобра превратился в рабов. Мужчины умирали от непосильного труда и от колдовства, навеянного демонами. Те, кто работал в большом доме, где крепчайший камень от нестерпимого жара становился мягким, заболевали странной болезнью. У них выпадали волосы, тело покрывалось язвами. Упиравшихся гнали на работу силой. Вскоре у мужчин уже не было ни сил, ни желания беспокоиться о судьбе своих жен и детей. Редкие беглецы рассказывали ужасные вещи о том, как чудовища расправляются с непокорными: жгут огнем, что нельзя погасить водой, бьют молниями, опаивают соком, от которого человек становится тупым и покорным...

   А потом в округе стали пропадать девушки...

   Однажды на рассвете в поселок рода Волка прибежала дочь одного из старейшин, исчезнувшая накануне. Истерзанная, с безумным огнём в очах, она поведала Матерям о тех ужасах, которые демоны творили с ней и другими человеческими женщинами. До вечера слушали Матери в отдалённой хижине ее рассказы, совещались. А после они сказали своё твёрдое слово: "Такого терпеть нельзя!" И Камень, самый искусный воин рода, прокричал боевой клич и зажёг сердца Волков гневной речью, и побежали к соседям гонцы с вестью.

   Собравшиеся на Великий Совет вожди и старейшины постановили - война!

   Более тысячи храбрых воинов сошлись вместе, зажгли боевые костры и произнесли страшную клятву. Подобно стремительным оленям обрушились храбрецы перед рассветом на стан врага. Но осветили их лучи холодного света, и изрыгнули демоны огонь...

 

                                                                                   ***

 

   – Да не трать, ты, Лысый, патроны зря...

   – А тебя это сильно колбасит?! – Лысый снова тянется к бутылке. Он уже и на ногах с трудом стоит.

   – Студент правильно говорит, – подает голос Чича, здоровенный детина в камуфляже, – патроны экономь, а падаль эту древнюю нужно добивать вот так... – он подходит к скорчившемуся от боли молодому воину. Живот у того разорван, а левая ступня держится лишь на сухожилии. – Ну что, гадина, совсем плохо? Щас подлечим, – мелькает штык-нож, слышится хрип, – всего делов-то, – жутковатый, всё-таки, тип этот Чича. Никто из пацанов ничего толком не знает о его прошлом, с Батей он почти накоротке, и всё же пашет как все, в караулы ходит. Но повадочки!..

   – Правильно, Чича, резать! – Лысый хватает валяющееся рядом копье и начинает, с остервенением всаживать его в распростёртые вокруг тела. – Суки! Падлы! Жеку замочили, козлы! Суки! Уроды! Всех, всех!.. – неловкое движение, и копьё ломается. Яростно матерясь, Лысый хватает автомат и выпускает остаток рожка в кусты. - Патроны жалеете? Да я б их...

   – Лысый, чо ты, как баба, психуешь? Напился уже, блин. А ну, вали в лагерь!

   Лысый останавливается и вызывающе смотрит на Чичу.

   – А ты мне кто, папа-мама?

   – В лагерь... я сказал! – взгляд Чичи тяжёл, а слова – будто свинцовые гири. Через несколько секунд Лысый сдается и уходит, пиная по дороге, трупы дикарей.

   – Опять нажрался, урод. Ща спать завалится, а мы работай! – это в разговор вступил, околачивавшийся неподалеку, Шуля, юркий, небольшого роста парень, с невероятно прыщавым лицом. Он уже притащил охапку каких-то бус и подвесок. – Жеку он пожалел, как же! Жека ему триста баксов остался должен, а Лысый – жмот, вот и кипешует.

   Пацаны хохочут. Лысый им смешон (Кстати, никто толком не знает, почему его прозвали так. Совсем ведь не похож: на голове – неопрятный чёрный хаер, с претензией на какую-то моду. Последние недели Лысый совсем не в себе, то бренчит на гитаре, то часами может молча сидеть, подёргивая ногой, то, охваченный приступом ярости, начинает крушить всё вокруг. Правда, в драку не лезет – комплекция не та, постоянно пьян... или с похмелья. Невротик, в общем).

   – Дурак, – веселится Чича, – в конечном раскладе триста зелёных – понт! А ты, Шуля, уже набрал чего-то?! – в его голосе слышен оттенок презрения.

   – Да так, мелочевка... – Шуля жмется, он ведь и сам жмот порядочный.

   – Ну, покажи, покажи.

   Шуля резко свистит, и из кустов выскакивает абориген чудовищного вида – высокий, худющий, с длинными чёрными волосами. Лицо дикаря покрывает короткая густая щетина. Рот растянут в угодливой улыбке и потому заметно – верхнего левого клыка не хватает. Из одежды имеются лишь затасканные меховые штаны, такие же первобытные, как и он сам. В руках "чудовище" тащит объёмный рюкзачок - передвижную "казну" Шули. Дикаря зовут Дурень, и служит он в качестве посыльного при пацанах уже несколько дней.

   – Короче, – важно поясняет Шуля, – здесь сердолики, хризопразы, янтарь. Жемчуг – так себе, яшма попадается.

   – Драгоценные? – усмехается Чича, его толстые пальцы перебирают добычу.

   – Нет, ты, Чича, не понимаешь, а я когда-то по этому делу учился. Даже за это дома можно неплохие бабки выручить, если по уму. Уже килограмм пять такого набрал. Вон, Студент тоже не теряется.

   Студент и вправду не теряется. Он внимательно рассматривает наконечник сломанного Лысым копья. – Во, козел, сломал! Сломал, блин. Хороший ведь был образец. – Он ворчит, пристально осматривая оружие убитых. Пацанам давно известно, что Студент собирает разную каменную лабудень. Внезапно он кидается к одному из тел.

   – Что нашел? Опять какая-нибудь первобытная по.....нь? – смеётся Чича.

   – Да так, интересный образец, – у него всё образцы. Чича, усмехаясь, смотрит на дрожащие руки Студента и, пожав плечами, отворачивается. Хлопцы бредут дальше, но Шуля приотстает:

   – Шо там, Санек?

   – Вот, смотри, какая фигня. Соображаешь, что за камень? – Студент показывает небольшой покрытый резьбой, искусно отполированный топорик.

   – Нефрит?!

   – Точно, – подтверждает счастливый добытчик, пряча находку под бронежилет – вождём, наверное, был – кивает он в сторону тела огромного крепкого мужчины, увешанного бусами из волчьих клыков, с проседью в бороде. Рука покойника продолжает крепко сжимать длинное копье, губы плотно сжаты. Если бы не страшная рана во лбу, могло бы показаться, что он сейчас вскочит и ринется на ненавистных врагов. Но нет, не вскочит.

   – Слышь, Санёк, я давно поговорить хотел. У тебя ж там какие-то края есть, ну, насчёт вот этой археологии... Может, вместе толкать будем? И удобней и безопасней, а? – Студент оценивающе смотрит на Шулю. – Ладно, в лагере поговорим.

   Слышен рёв моторов. Со стороны базы несутся два джипа.

   – Братва, хорош развлекаться! Батя приказал съездить в поселок Тарпанов и навести шмон. Я огнемёт прихватил, повеселимся! А доходягами пусть "шакалы" занимаются, – кричит Гарик, крепко сбитый молодой человек в тельняшке, опоясанный, на манер киногероя, пулемётными лентами. "Братва" без возражений заскакивает в машины и уносится, а со стороны лагеря лёгкой трусцой приближаются несколько союзных дикарей. Помогают, прислуживают, подбирают то, чем побрезговали хозяева. Это – "шакалы".

                                                                       ***

 

   ...Страшна была битва. Как барсы атаковали воины, но демоны били их громом на расстоянии, с воем вонзали в ряды храбрецов злобных духов. Убийственные смерчи проносились по рядам людей. Тех, кому удавалось подойти ближе, чудовища поливали жидким огнем, но воины всё шли и шли вперёд. Тогда вождь демонов выдохнул удушающий дым. От него не было спасения. Страшное колдовство разъедало глаза, жгло глотки, не давая дышать. Дрогнули сердца у самых стойких, и люди побежали прочь, а демоны настигали их и разили, разили!

   Очень немногим удалось выжить в то утро. В наказание за дерзость, вождь демонов, именуемый Батя, приказал уничтожить поселки Волка, Тарпана и Змея. Уцелевшие люди были схвачены и обращены в самое тягчайшее рабство. Ужас сковал народы. Оставалось покориться неуязвимым чудовищам, платить дань, давать работников, делать всё, что они прикажут. Ибо надежды не было.

   И появились такие, что стали сами, по доброй воле, прислуживать жестоким демонам, получая подачки и объедки с их кровавого стола, "шакалы".

 

                                                                      ***

 

   Жарко. Пацаны отдыхают под тенью огромного дуба, раскинувшего свои могучие ветви на самой окраине лагеря. Где-то надрывается Круг: "Владимирский Централ, ветер северный...". Чича уставился в потрепанный томик Шитова, Студент и Шуля перебирают свои находки, тихо переговариваясь. Лысый сидит чуть в сторонке, нервно подёргивая ногой и то и дело прикладываясь к пластиковой бутылке. В ней – то ли кола, разбавленная самогоном, то ли самогон, разбавленный колой, уже не понять. Автоматы свалены в сторонке – бояться-то нечего.

   – Вот смотри, это – листовидный кремневый наконечник. Здесь таких много. А это – костяной. Ареал их распространения лежит восточнее. Такие стрелы обладают лучшими аэродинамическими свойствами, лучшей баллистикой, то есть – дальше летят, – Студент поясняет новому деловому партнеру тонкости "ремесла".

   – Ага, короче, кремневых тут полно...

   – Ясный красный! Сейчас же неолит. Это я потом объясню. Ты, я вижу, в камнях неплохо шаришь, так что, ищи обсидиановые и нефритовые изделия. Они ценятся особенно высоко, хотя, бывает... вот, – из коробки появляется длинная и тонкая пластинка кремня. – Видишь, какая искусная работа? Сделать такую труднее, чем выковать железный нож, к примеру. Глянь, какое острое лезвие получилось. Один неверный удар мастера – и всё, загублена вещь.

   – Да заткнитесь вы, – орёт Лысый – задолбали своей археологией!

   – Сам заткнись, – небрежно бросает Студент. Лысый, буквально, взрывается. Он подбегает, но не кидается на обидчика, который выше его на голову и шире в плечах, а начинает топтать его ценный товар, и тут же валится от резкого тычка.

   – Ах ты, сука! – ревёт Студент, сжимая кулаки. – Ты знаешь, на какие бабки сейчас попал?

   – Кто сука?! – Лысый пытается встать, но вновь падает на траву, это в "беседу" вступил Чича. Лысый негодует: – Шо ты, Чича, за кого мазу тянешь? Шо это падло на меня гонит? Слышал, он меня сукой назвал. Пацаны...

   – Правильно назвал, – голос Чичи спокоен, но Лысый слишком хорошо его знает. – Ты нормальному пацану товар попортил, должен ответить.

   – Да я отвечу, но он же меня сукой обозвал при пацанах! Слышь, ты, Студент, ты борзый, да? – Не совсем понятно, как Лысый собирается, если что, драться со Студентом, ведь его противник больше и сильнее. Похоже, вся эта выходка – просто истерика.

   – Сиди спокойно, базарь тихо! Рабы рядом, – пацаны переглядываются. А ведь Чича прав. Это закон – не ссориться при дикарях, не устраивать разборок. Поддерживать авторитет надо не только оружием.

   Но Лысый заводит себя всё больше и больше.

   – Кого бояться, скотов этих, лохов этих первобытных? Я, что ли, их бояться должен, вот этих козлов?! – Бесится он. На беду, мимо, как раз проходит один из рабов, тащит какие-то бурдюки. Не помня себя, Лысый пинком опрокидывает его на землю и начинает молотить тяжелыми армейскими ботинками несчастного дикаря, вымещая свое раздражение. Он бьет так остервенело, что через минуту, всё уже кончено, тот лишь хрипит, но щуплый, брызжущий слюной, матерящийся "хозяин", продолжает избивать почти бездыханное тело.

   Хлопок выстрела. Фонтанчик из пыли взметнулся у самых ботинок Лысого.  Шагах в двадцати стоит сам Батян с пистолетом в руке. Шеф не очень любит стрельбу, видно на этот раз, Лысый его действительно "достал". Сам Батян выглядит колоритно: новенький американский камуфляж, ноги обуты в "казаки" на высоком каблуке, чтобы казаться выше, венчает композицию чудовищной афро-американской расцветки кепка какого-то клуба. И хотя пузатый Батян выглядит несколько комично, Лысому совсем не до смеха. Чича уже стоит у него за спиной, готовый выполнить любой приказ шефа, но Батя лишь подзывает буяна к себе.

   – Что, гарсон, нервишки расшатались? – Лысый пару сезонов отработал официантом в Судаке и не любит, когда ему это напоминают. А Батян хорошо это знает.

   – Да, понимаете, Михал Ильич...

   – Ты, козёл, – Батян, словно приговор читает – только что угробил работника, здорового и сильного. Завтра он должен был отправиться на урановую...

   – Да ну что Вы, Михал Ильич, ну, погорячился я. Бока запорол...

   – Не перебивать!.. Так вот, этот дикарь должен был пахать на меня. И на всех пацанов. Понял? Ты его убил, а я – потерял бабло.

   – Шеф, ну, чего там, зверьков этих жалеть... Зато остальные спокойней будут...

   – Туго врубаешься? Я не о нём, я о своём убытке! Ты, сявка, меня прокидал, ты всю братву прокидал! – Лысый бледнеет, бормоча невнятные оправдания, а Батян продолжает: – Нервы, значит, расшатались. Подлечим. Отправим, наверно, вместо этого, тебя на уран. А? Поработаешь, успокоишься...

   – Батян!.. Простите, Михал Ильич, простите... – на Лысого страшно смотреть, он пытается упасть на колени, но вездесущий Чича подхватывает штрафника за ворот рубашки.

   – Чича, – шеф закуривает короткую толстую сигару, распространяющую фруктовый аромат, – ты парень авторитетный, побазарь с этим недоумком. Да приберите быстрее доходягу! Он, наверно, сдох, в такую жару быстро вонять начнёт.

   – Сделаем, Батян! – Чича круто разворачивается на каблуках, волоча за собой Лысого. – Студент, обеспечь!

   – Дурень! – На зов Студента прибегает один из аборигенов с красной повязкой на руке. Студент выдаёт несколько слов на местном наречии. Дикарь подобострастно склоняется, затем, свистом подозвав двоих рабов, даёт им указания. Труп уносят.

   – Дурень? – удивляется Батян.

   – Точно так, Михал Ильич, – смеётся Чича, – это Студент придумал. Клички для наших "шакалов". Дурень у них вроде бугра, наверно, потому, что самый высокий. Недели три, как у нас. Да Вы у самого Санька спросите.

   – Студент, значит? Молодец. Ну-ка, иди сюда. Слышу, язык их хорошо выучил.

   – Что Вы, Михаил Ильич, так, самое необходимое...

   – Не скромничай. Для всего актива кликухи выдумал?

   – Конечно! Вон тот, с плёткой – Дебил, а есть ещё Чухан, Урод, Чмо...

   – Как ты сказал? – Батян хохочет, пацаны подхватывают. Кажется, эта затея понравилась шефу. – Слышь, отойдем-ка, – успокоившийся Батян берет Студента за локоть, и они медленно начинают удаляться. – Слыхал я, что у тебя, какая-то новая задумка есть.

   – Совершенно верно, Михаил Ильич. Если бы была возможность перебросить оборудование в Южную Африку...

   – При чём тут Южная Африка? – настораживается Батян.

   – Алмазы! Понимаете? Богатейшие месторождения алмазов. А условия для разработки намного легче, чем, скажем, в Якутии.

   – Так, стоп. Давай по порядку. Ты детали обдумывал? Прежде, чем мы наведаемся к этим неграм, там кто сейчас живет?

   – Э-э... Согласно археологическим данным – бушменоидные племена.

   – Бушменоидные, – усмехается Батян, – тебя с какого курса истфака вытурили?

   – С третьего, – кривится Студент.

   – Не беда, Саня. Тебя ведь Саней зовут? Так вот, думаю, хватит тебе в нарядах париться. Нужен мне консультант по всей этой древней хренотени...

  

   Шеф со Студентом уже удалились, и ребята, внутренне расслабившись, вновь спокойно присаживаются на траву.

   – Пошёл наш Студентик на повышение, – затравленно шипит Лысый.

   – Ты вообще молчи, урод, – косится на него Чича. – Студент только что твою задницу из пекла вытащил. Радуйся, что у шефа настроение поднялось!

   – Да-а, – вздыхает Шуля. – Батян всё-таки у нас башковитый! – вдохновенно, хотя и не к месту, произносит он.

   – А то – подтверждает Чича. – Батян наш скоро круто поднимется. И мы вместе с ним, кто поумнее...

   – Точно, я себе сразу "мерс" куплю, шестихатый...

   – Мерс-шмерс, – передразнивает Чича, – мелко плаваешь, Шуля. Шире смотри. У нас целая планета в кармане. Батя дело конкретно поставил. Уже и жилка золотая, и плантари маковые, а главное… – он многозначительно понижает голос, – урановая руда! Ты хоть представляешь, сколько килограмм этого добра стоит?.. Тут империей пахнет.

   Пацаны притихли и смотрят на Чичу, как ученики на восточного мудреца, ловя каждое его слово, а "сенсей" продолжает: – Я так мыслю, что мы здесь серьезно обосновались. Завтра отправим первый груз. Наши закупят всё, что надо, подкрепление прибудет, вот тогда и развернёмся!

   – Нет, ну, Батян-то, в натуре, Аль-Капоне! – восхищённо шепчет Шуля.

   – А как он этих физиков долбанных нашел, – подключается Лысый. Он уже оклемался и спешит выказать лояльность. – Блин, жертвы демократии, недокормленные...

   – Да, – подтверждает Чича, – с физиками, это он ловко, а то б их быстро перехватили, или государство захапало.

   – Наше захапает, жди! Оно им лоховские зарплаты, и те – годами не выплачивало. Как у них ещё бошки работали, – Лысый достает сигареты и угощает пацанов. – Скорее уж, америкосы или японцы...

   – Хм... Верно базаришь, Лысый. Не все ещё мозги пропил, молодец, – весело смеется Чича. – Эх, тут бы фазенду себе отгрохать... Места-то какие – шик! А рыбалка! А охота! А что, нормальный ход! Теперь тихо, с последнего кипеша уже месяц прошёл, а всё нормально.

   – Классно мы их тогда сделали! – возбуждённо бьёт кулаком по земле Лысый. – А Батян-то, как только Жеку завалили, сразу приказал газ пустить, чтоб ни одна падла не ушла. И правильно! Мы же – бессмертные демоны, а Батян – царь демонов!

   – А-ха-ха! Царь демонов... – дружно хохочут пацаны.

   – Ну, нормально, – отдышавшись, резюмирует Чича, – значит, рабсила бесплатная, стройматериалы – тоже. Рабы на нас пахать будут, а "шакалы" – плетками махать. Будешь махать? – это уже сидящему невдалеке на корточках Дурню, – Будешь?!

   Дурень угодливо улыбается, пытаясь распознать, что кроется за интонациями непонятного демонического языка. Он жалок: глаза бегают, спина верноподданно изогнута. "Шакалу" ничего не понятно и потому – страшно. Дикарь что-то бормочет, то и дело поправляя сползающую на локоть "шакалью" повязку.

   – Эй ты, обезьяна, шо лыбишься? С тобой демоны говорят, – Лысому хочется получить разрядку, отомстить за недавно испытанное унижение – унизить того, кто несравненно слабее его. – Ну, ты, чучело, возьми "бум-бум"!

   – Чо это ты придумал? – удивляется Чича.

   – Тихо, не ломай прикола! Они же боятся автоматов. Особенно жахаются после того, как Гарик, на прошлой неделе два проводка подключил к "калашу" и заставил раба схватиться. Так паленым воняло! Теперь близко боятся подойти, колотятся.

   – А-а-а, понятно. Слышь, Шуля, ты немного по-ихнему волокёшь – прикажи!

   Шуля выкрикивает пару коротких, рубленых фраз, властно указывая на лежащие под кустом автоматы. Прямо, не мелкий, прыщавый, бандитишка, а олимпийский бог – уж такой он величественный! Дикарь, действительно, трясётся всем телом и начинает что-то умоляюще лепетать, но Шуля, ещё более грозным тоном, повторяет приказ. Дикарь медленно приближается к оружию, то и дело оглядываясь на Шулю. В глазах его ужас, они будто кричат: "За что?!!", но демон непреклонен.

   – Гляди! Щас уссытся со страху, – обрадовано шепчет Лысый, Чичу сотрясает беззвучный хохот. Наконец, "шакал", решив, видно, скорее покончить с этим ужасом, быстро хватает автомат.

   – Бам! – дикаря всего передёргивает, а пацаны весело гогочут. – Глянь, живой! Молодец, Дурень, так служить!

   Несчастный Дурень стоит на коленях, отрешённо глядя на автомат в своих руках, кажется, еще не понимая, жив он или уже мертв. Пальцы дрожат, медленно ощупывая металл. Щёлкает случайно задетый предохранитель, переведя оружие в режим автоматической стрельбы. От этого звука абориген вздрагивает, вновь начиная осмысленно воспринимать происходящее. Это вызывает новый приступ смеха (пацанам совершенно нечего бояться – отсоединенные магазины спокойно лежат в подсумках на травке). Постепенно и на лице Дурня проступает улыбка. Еще бы – он жив, ничего плохого с ним не случилось и уже не случится. Ни за что не случится!

 

                                                            ***

   "Как же вы, гады, мне надоели!!!"

   А дальше все просто.

   Присоединить магазин, дослать патрон в патронник и глянуть последний раз в эти осточертевшие нелюдские рожи. Затем – очередь. Шуля падает, таки и не успев ничего понять, тупой и самодовольный. Валится ничком Чича, пытавшийся выхватить из кобуры "стечкин", а в глазах Лысого навсегда застывают страх и непонимание.

   И никакой тревоги, ведь в лагере привыкли к выстрелам!

   Ещё выстрел – в бредущего из-за кустов сонного Коляна. Его смерть видят рабы: демоны смертны. СМЕРТНЫ!

   Очередь по вышке – и Гарик, утомлённый полуденным зноем, так и остается в своём кресле ("А нечего было пластины из броника вытаскивать! Жарко? Теперь тебе всегда будет жарко!"). Ножи, отличные стальные ножи – в руки рабам, нет, уже не рабам...

   Демоны смертны. Одна граната – в люк БРДМа, другая – в окошко караульного домика. И очередями, очередями по обленившимся, забывшим опасение, изумленным негодяям. Демоны смертны. Вокруг кипит резня, восставших не остановить, ведь демоны смертны! Со стороны завода доносятся хлопки взрывов, горит вертолет, пылают какие-то бочки...

  

   – Студент, у меня кончились патроны, – захлебывается Батян, - патронов дай!

   – Я не взял... – лепечет "консультант по древней хренотени".

   Нет патронов? Это хорошо. Толпа медленно обступает двух последних, еще живых, "демонов". Один миг - и их разорвут, но тут в центр выходит Дурень с автоматом на плече. Дикарь ступает спокойно, левой рукой делая знак не трогать окруженных. Его слушают, на него смотрят с обожанием. Дурень останавливается шагах в пяти от Бати и медленно направляет на "сладкую парочку" ствол.

   – Санёк, – у Батяна подрагивают губы, рука всё ещё сжимает ненужный пистолет – переводи, только точнее, убедительней. Они нас ещё побаиваются. Я же – царь демонов!

   Студент переводит. Не очень точно, но весьма красочно, наверно, он так не старался ни на одном экзамене. Предложения Батяна примитивны: царь демонов высоко ценит Дурня, погибших слуг не жаль. Дурень должен перейти на его сторону. Тогда мудрый Дурень получит много вкусного мяса,.. мягких шкур,.. красивых камней...женщин и пьяной воды. Дурень станет великим, он будет самым главным "шакалом"...

   – Сам ты – "шакал"! – слышится ответ, и выстрел обрывает короткую никчемную жизнь красавчика Студента. Оставшийся совсем один Михал Ильич, вдруг, холодея всем телом, понимает, что слова эти сказаны были по-русски!..

 

                                                                                 ***

   ...И тогда нашёлся Рыболов из рода Гепарда. Он говорил, что демоны – вовсе не демоны, а лишь хитрые колдуны, овладевшие могучим оружием. Они сильны, но смертны. А любое оружие можно направить против хозяина! Многие сомневались, но нашлось и несколько храбрых помощников. Лазутчики проникли в стан врага, втёрлись в доверие, и когда настал час, пришла неминуемая расплата...

 

                                                                                ***

 

   – Что уставился, дядя? На мне узоров нет и цветы не растут, – я стою перед этим подонком и наслаждаюсь. Увы, всегда был склонен к мелким театральным эффектам.

   – Ты кто, парень? – видать, он мучительно пытается сообразить, кто же из конкурентов меня подослал.

   – Иван Федорович Крузенштерн – человек и пароход! – обожаю любимые цитаты, к месту и просто так. А Михал-то Ильич, как и все профессиональные негодяи, соображает быстро. Через несколько секунд очухался, и вот уже сыплются обещания: много баксов, тачка-дачка... Говорит уверенно, ведь он привык быть хозяином положения, вот только глаза, глаза выдают потрясение и животный, нечеловеческий страх. Я обрываю его.

   – Всё это мне уже предлагалось. Только что, забыл: "много мяса, красивых камней, пьяной воды...", скучно, не вижу разницы. Придумай-ка что-то свежее!

   Он реагирует мгновенно. Конечно же, он меня недооценил. Я достоин большего, а здесь - громадные перспективы. Груды полезных ископаемых, нетронутые леса, чистые реки, наивные лопоухие дикари – всё это может быть нашим. И никаких налогов, никакой конкуренции. В общем: Рокфеллера за пояс заткнём, а Билл Гейтс будет служить у нас на посылках. Мы, оказывается, можем править вместе, или – поделим Землю. Как я смотрю на владение, скажем, Северной Америкой? И Южной, в придачу?..

   – И вообще, неплохо бы объявить себя региональным богом, – меня уже начинает тошнить от этой мрази, – а, ведь ты, Мишаня, даже не шакал. К чему оскорблять милых симпатичных зверей? Ты – упырь! Вонючий подлый кровосос. Ты испоганил человеческую мечту. Машина времени, параллельные миры – сколько было сюжетов, как этим зачитывались! А ты, своими щупальцами, попытался засунуть эту мечту под себя, растоптав несчастных романтиков-ученых. Дома ты, наверное, был негодяем мелким, неудачливым. Теснили тебя со всех сторон, и вдруг – такой шанс!

   А я-то, дурень-дурень, думал, что сбежал от вас навсегда, смогу отдохнуть, забыть про всё... Рыбку всласть половить! Ты знаешь, сволочь, как я люблю ловить рыбу? Так нет же, вы меня и тут достали. Что ж вы всюду лезете, как дерьмо из забитого сортира?!

   Целая планета, Земля нашего прошлого, не имеющая иммунитета, от таких тварей, как ты! И ведь не забрался куда-нибудь в меловой период – опасно. Там же динозаврики. Ты стал кромсать молодую, только нарождающуюся человеческую цивилизацию, насиловать ее. Еще бы, ведь нужны рабы – запуганные, тёмные, покорные...

   Там, дома, вы пируете всласть, топча человеческое достоинство, упиваясь своей властью, упыри проклятые! Вы всё изгадили, отравили, заразили ненавистью, облапали.

   Ты, жалкий и трясущийся, признающий только силу, стоишь сейчас передо мной. Ты и сейчас, сквозь страх, презираешь меня, за то, что я не приму твоего предложения, (перспективы же!). А зачем мне соглашаться? Чтобы наполнять платиновый унитаз, играть в поло человеческими головами, свергать и назначать президентов? Глупости это все, туфта, по-вашему.

   Я хотел спрятаться от ваших "зинок-картинок", "этапов" и "централов" здесь, но дома, дожирая последние куски нашего мира, вы яростно грызётесь между собой, вам уже тесно. Ты первым ворвался сюда, чтобы набить брюхо новой порцией человечины. Вот этого я тебе не прощу!

   А знаешь, я не стану тебя убивать… Да не тряси ты головой, дай досказать! Не стану, ведь эти смелые, но наивные ребята могут обожествить меня – победителя демонов. Нет уж, пусть знают, что демонов не бывает.

 

                                                        ***

  

   Я разворачиваюсь и иду прочь. За спиной слышен вой отчаянья, яростные крики, удары, хруст - это рвут на части неудавшегося повелителя Земли. Правильно. Как говорил один мой знакомый ангел: "Когда людям становилось невмоготу, они устраивали революции!" Правильно, но смотреть не хочется.

  Боже, как я устал! Не хочу работать внештатным спасителем человечества... Хочу прилечь на бережку, закинуть удочки, а самому глядеть, как одно облачко наползает на другое. Хочу дождаться ночи и смотреть, смотреть, смотреть на звёзды – огромные и такие близкие... Но, ведь так не получится. Слишком долго я бегал. Эвон как далеко убежал! А что толку? Нет, нельзя быть беглецом всю жизнь. Я больше не Рыболов и не Дурень. Я не боюсь!

  И что делать с горами оружия, оставшимися после этих упырей? А ведь, на их место могут прийти новые людоеды, ещё более хищные.  Что ж, это моя Земля и мои люди. Я их не оставлю. И их необходимо подготовить. Как? Огонь люди давным-давно освоили. Возможно, пора подумать об азбуке… и геометрии.

  Уже вечер, и до рассвета есть время подумать. А Солнце взойдёт утром. Обязательно взойдёт!

  

 

 

  

 

Рейтинг: +9 Голосов: 9 243 просмотра
Нравится
Комментарии (34)
Анна Гале # 30 июля 2017 в 11:17 +2
Помню рассказ! +!
Станислав Янчишин # 30 июля 2017 в 11:18 +1
Спасибо! smile
Сергей Филипский # 30 июля 2017 в 14:33 +2
Я тоже помню рассказ, который в прежней редакции назывался "Шакалы". Плюс.
Славик Слесарев # 30 июля 2017 в 18:18 +1
Крутенько! Мораль рассказа: не очко обычно губит, а
к одиннадцати туз! :)
Inna Gri # 30 июля 2017 в 20:30 +2
И я тут с плюсом. Спасателю человечества - плюс ))
Станислав Янчишин # 30 июля 2017 в 20:32 +2
Он ещё только учится! joke
Inna Gri # 30 июля 2017 в 20:51 +2
Ты угрожаешь продолжением?
Станислав Янчишин # 30 июля 2017 в 21:23 +1
Пока не решил, но, кое-какие замыслы есть...
Славик Слесарев # 30 июля 2017 в 22:14 +2
- Борян, а много тут наших, в мезозое? - Семёныч загасил сигарету мальбро, и, подумав, стыдливо кинул бычок в заросли папоротника.
- Да пацанов с тридцать наберётся, - нахмурив лоб, задумчиво ответил Борян.
- Только подумать! Целых тридцать представителей прогрессивного человечества! Отважных межвременных пионеров от науки! - восторгался Семёныч.
- Нет нет! Тридцать - это если считать только наших, солнцевских...

читайте хит продаж 2017 года, культовый фантастический блокбастер: "Братва в мезозое"!!!!
Станислав Янчишин # 30 июля 2017 в 22:29 +1
rofl Шикарно!
Славик Слесарев # 31 июля 2017 в 09:02 +1
Стас, кстати, если рассмотреть чисто техническую часть рассказа: ну очень вышло по-гуманитарному. smile В плане правдоподобности сюжета вокруг машины времени:

1) Имея машину времени даже на -10 лет есть крайне простой и законный способ заработать чистыми млрд.$, практически не вставая со стула. Но наши герои не ищут лёгких путей: они идут в доисторический период, чтобы накопать там урановую руду!!!!

2)Урановая руда безвредна для здоровья. Это глина серого цвета, которую хоть руками копай.

3)В урановой руде очень мало урана. В этом уране очень мало нужного радиоактивного изотопа урана. Первая проблема решается простыми способами, по типу вымывают уран из глины. Вторая проблема - решается на сверхбыстрых центрифугах, коих в мире по пальцам сосчитать. Процесс называется "обогащение урана". Им владеют ядерные державы. Вот только после этого уран что-то стоит.

4) Но опять-таки, даже обогащенный уран никому не нужен кроме Росатома, который умеет делать из него стержни для реакторов. Да, требуемая степень обогащения для отечественных реакторов и западных, а так же для атомного оружия - разная. Так что снова добро пожаловать на центрифугу. Собственно денег стоит не руда а сам этот техпроцесс.

В целом, во всей этой эпопее с доисторическими ископаемыми братки просто в очередной раз показали свою тупость :)
Станислав Янчишин # 31 июля 2017 в 09:14 +1
Ну, тут не столько машина времени, сколько её пространственный вариант - прошлое параллельного мира (об этом упомянуто).
С ураном... да, весьма гуманитарно, увы zst , но ртутных месторождений я на Украине не знаю, а урановые - в Желтых водах.
А братки, они и есть братки... laugh
Евгений Вечканов # 31 июля 2017 в 00:15 +3
Плюсую. Хорошо написано!
Станислав Янчишин # 31 июля 2017 в 00:51 +1
Спасибо!
Дмитрий Липатов # 31 июля 2017 в 08:55 +1
Пишу практически на все работы рецки, но не все выкладываю. Есть категория авторов, которые на мою портянку пишут свою. Называю их Законченными писателями. Можно было бы на этом прекратить, но все-таки хотелось донести до тебя суть.

Пришлось долго искать рецку. В моих высерах в большинстве случаев идет поверхностная наносная шняга, но в ядре, если отбросить шелуху - мысль. Если чел не улавливает её - ему уже ничем не помочь.


«Привет. Выскажу читательское мнение по тексту. Передо мной встала дилемма, если рассматривать рассказ таков, какой есть, то судя по первым двум главам замечаний мало.

Например: «Внешне демоны напоминали людей, но тела их покрывала странная одежда, кожа была подобна…» Если с кожей понятно, то в чем странность одежды не сказано. Всё это мышиная возня. Дело в другом.

Согласитесь, что равняться надо на гениев, возьмем Мих Афанасича. Тоже две сюжетные линии.

Я когда-то зачитывался диалогами Иешуа… А теперь представьте, что он написал бы примерно так: Он пришел внезапно. Пришёл из ниоткуда. Жестокий, могучий, неуязвимый проповедник. Он рассказывал людям о новой вере, о том, что все люди братья и т.д.

Вы бы стали его читать? Написано о всём и ни о чем. Чтобы облагородить скудность языка второй сюж линии, можно развернуться в первой. Если вы хотите перескочить на уровень выше, попробуйте.

Вы хороший рассказчик, но я не увидел, ни демонов, ни огня, ни дыма.

Солнце почернело над землями Сайгаков. Дым горящих вигвамов стал небом. Земля давилась трупами индейцев.

– Принесите мне всех новорожденных детей,– подняв правую руку, на привокзальной площади говорил главный Демон. Перепончатые крылья, порхавшие за спиной никак не могли сложиться, хрустели, падая и поднимаясь с земли.

– Вот антихрист,– баба Дуся перекрестилась.– Мало ему демонят, демонеров и демунистов! До мальцов дотянулся, ирод проклятый!

Разношерстная толпа, склонив головы, послушно кивала гривами».
Станислав Янчишин # 31 июля 2017 в 09:20 +2
Ну, не Михаил я Афанасьевич! Даже и не стремлюсь... joke И тут ведь подразумевается цитата из некоего эпоса (документа?) созданного многие годы спустя, людьми, которые ничего этого не видели.
За совет спасибо! Я пробую, экспериментирую, учусь...
Юлия J. Черкасова # 8 августа 2017 в 23:17 +3
Восьмой плюс мой.

Помню предыдущий вариант. Хотя он почти не отличается от исправленного, но воспринимается мной несколько иначе.

Шакалы:
Темнота. Чёрная, бархатная, густая. Изредка пробегают лёгкие отблески огня, создавая причудливые тени. Приглушенный звук тамтамов. И на этом фоне мужской голос (точнее, глас!) взывает к зрителю монологом-заклинанием. Легенда о демонах.

"Они пришли внезапно. Пришли ниоткуда. Жестокие, могучие, неуязвимые демоны. Они брали у людей всё, а непокорных, усомнившихся в их силе, убивали. Демоны разили огнём, дымом и громом, казалось, нет силы, что сможет их остановить".


После – пауза. Становится светло и ясно. Белый день.

"- Да не трать, ты, Лысый, патроны зря...
- А тебя это сильно колбасит?! - Лысый снова тянется к бутылке. Он уже и на ногах с трудом стоит".


Начинается действие. Быстро, экспрессивно. Я наблюдаю реальные события, которые развиваются (в то время как голос шамана за кадром ещё читает монолог-легенду), достигают кульминации -- и в финале вижу, как медленно меркнет свет вслед за уходящим героем.

Не бойся:
Здесь уже несколько иначе. Моё ощущение монолога ушло с первыми словами: "Никто их не ждал. Но они пришли!"

Повествование.

Потом пробежал заяц или олень: "Только бы не нашли, только бы не поняли! Нет, не должны… Куда бежать, сколько бежать? Кто же мог подумать? Куда они пойдут теперь? О-о-о! Что же мне теперь делать-то?! Ну, что, что, что, что, что……."

Снова повествование. И после -- начинается действие.

Если бы не очаровалась шаманским монологом в первом варианте, второй, безусловно, так же впечатлил бы))) Но я очаровалась. Поэтому он впечатлил чуточку меньше.

P.S. Вчера обсуждали вопросы пользы и вреда комментов, поэтому решила так написать. Конечно, это читательское восприятие, а не полезная критика, но, быть может, пригодится в копилке субъективных мнений)))
Станислав Янчишин # 9 августа 2017 в 06:56 +1
Спасибо! Первый вариант был раскритикован именно за затянутость "легендарной" части. Вот честно, даже не знаю, что оказалось лучше!
Вставка о бегстве - попытка впустить ГГ в самом начале. Впустить лёгким штрихом, эмоцией...
А главное, на мой взгляд, изменение - в финале!
А читательское восприятие, как мне кажется, важнее профессиональной критики!!!
DaraFromChaos # 9 августа 2017 в 09:10 +1
читательское восприятие, как мне кажется, важнее профессиональной критики!!!
Ну ка, ну ка ))))
А если читатель похвалил в ответ? Или похвалил по-глупому: похлопал в ладоши, но нефига не понял? Или ты видишь по реакции читателя, что он - человек неумный, малокцльтурный и тд
Тебе нада такая похвала?! shock
Станислав Янчишин # 9 августа 2017 в 09:57 +1
А я рассчитываю на умного, высококультурного читателя! Именно такие меня хвалят (или ругают). laugh А, вообще-то, мы пишем именно для читателей! Ну, похлопает кто-то в ладошки, а кто-то выдаст: "нифига ни панимаю"". Дело ведь не только в таких.
Зачем нужен писатель, если у него нет читателей?! А критика нужна и важна. Конструктивная, по делу.
DaraFromChaos # 9 августа 2017 в 10:04 0
А я рассчитываю на умного, высококультурного читателя!
все рассчитывают :)))
но когда к тебе приходит некое нечто и начинает радостно аплодировать, пускать слюни и при этом нести чушь - прямо-таки убить хочется :((((((((
(да-да, я сегодня в пессимизме)))

ПС как хорошо, что я не писатель. можно писать для себя v
Станислав Янчишин # 9 августа 2017 в 10:12 +1
А для себя мне не интересно, ибо я тщеславен!!! zst
DaraFromChaos # 9 августа 2017 в 10:38 +1
я, к счастью, нет :))))
Станислав Янчишин # 9 августа 2017 в 11:53 +1
Эх, не понимаешь ты настоящего счастья... smoke
DaraFromChaos # 9 августа 2017 в 12:01 +2
тщеславного и пафосного - неа smile не понимаю :)
и не уверена, что оно настоящее
Станислав Янчишин # 9 августа 2017 в 12:12 +2
dance Дык ведь каждый своё делает, кому какое по душе (про кобылу-невесту умолчу crazy ), скажу народной поговоркой: "Кому нравится поп, кому попадья, а кому - попова дочка!" joke
DaraFromChaos # 9 августа 2017 в 12:14 +2
абсолютно согласная :)))
только тогда не надо говорить, что настоящая - кобыла и попова дочка smile может, кому-то другому - самолет и ракета - самые что ни на есть настоящие :)))))))))))))
Станислав Янчишин # 9 августа 2017 в 12:18 +2
Отлично сказано! Для меня самолёты и ракеты (космические) лучше всех попов вместе взятых!!! hoho
Ворона # 9 августа 2017 в 14:07 +1
тут ишо важно йих ни попутать... scratch
а то буишь думать, што ты на космичскай ракети, а можеть оказацо, што всамдели-та - на кобыле... (ну или на невесте, про котору, ладно уж, умолчим...) hoho
Станислав Янчишин # 9 августа 2017 в 14:12 +1
Ой! shock Невольно вспомнился стишок Михалкова старейшего (воспроизвожу по памяти crazy ): "Мы-то думали - ракета, а ракета эта та, превращается в планету, вот так чудо-красота!..."
А лошадок я очень люблю, они хорошие!!! smile
Леся Шишкова # 2 сентября 2017 в 15:48 +2
Тоже какое-то смешанное чувство от прочтения рассказа, не испарившееся за время от его прочтения до визита с комментарием. ;))) Но, думаю, что справиться с этими "товарищами" из будущего мог только такой же "попаданец," как и они. :))) В целом приятное впечатление от рассказа, и, наверное... Хотя... нет, в нем все сказано, и продолжение будет излишним, но это уже на авторское усмотрение. ;))) И да, рассвет обязательно будет - солнце взойдет! music
Станислав Янчишин # 2 сентября 2017 в 17:26 +2
Да, всё верно...
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев