fantascop

Пламя

в выпуске 2018/10/18
5 октября 2018 - Константин Чихунов
article13562.jpg

Тесная прихожая хрущёвки с трудом вмещала такое количество народа. У вешалки, почти зарывшись в облезлые куртки, стояла мать. Руки женщины нервно теребили кухонный фартук, губы дрожали, по щекам сбегали слёзы. Напротив неё стоял отец — седеющий, хотя ещё и не старый мужчина с правильными чертами лица. Несмотря на жаркую погоду, он был одет в костюм с галстуком.

В дверях топтался пожилой участковый, вечно усталый и недовольный. Между взрослыми стоял и угрюмо разглядывал свои грязные кеды рыжеволосый парнишка лет четырнадцати.

— Борис, ты зачем полез в драку? — строго спросил отец.

— Они первые начали, — шмыгнул носом мальчишка.

— А вот свидетели утверждают обратное, — сообщил участковый. — Всё бы ничего, но у пострадавшего ключица сломана. Если заявление не заберут, то…

— Что?! — испуганно прижала руки к груди мать.

— Может и до колонии дело дойти.

Женщина зарыдала в голос.

— Сергей Васильевич, может можно как-нибудь… — отец сделал незаметное движение, и новенькие купюры хрустнули в широкой ладони служителя закона.

— Обещать ничего не буду, но попробую помочь, — ответил участковый. — Есть куда пацана сбагрить?

— Как это сбагрить? — оборвала истерику мать.

— Ну, там, в лагерь пионерский отправить или к родственникам.

— Можно к бабушке в деревню, — предложила женщина.

— Вот и хорошо, попробую спустить это дело на тормозах. А к началу учебного года всё забудется. — Участковый покинул квартиру.

— Борис, — во взгляде отца сквозила злость и плохо скрываемое раздражение, — до каких пор я должен решать твои проблемы?

Мальчишка, наконец, оторвал взгляд от обуви, в карих глазах застыла боль и тоска:

— Тебя твоя секретарша не заждалась?

— Что ты сказал?! — взорвался отец. — Повтори, что ты сказал?!

— Не смей кричать на ребёнка! — завизжала мать. — Если бы ты не ушёл к этой потаскухе, он не стал бы таким.

— Не смей. Лена не потаскуха. А ты сама во всём виновата…

Этого Борис выдержать не мог, он выскочил из квартиры, скатился по лестнице и помчался по грязным узким переулкам, не разбирая дороги.

Ноги сами привели его к выселенной пятиэтажке. Борис забрался на пыльный чердак и забился в дальний угол. Здесь было его тайное место — отгороженный фанерой закуток с маленьким слуховым оконцем. У мальчика было много приятелей, но настоящим другом, которого он мог бы привести в это место, он так и не обзавёлся.

Борис сел на балку, пытаясь отдышаться. Почему ему так не повезло в жизни? Почему у других родители, как родители, а его отец с матерью думают только о себе. Мальчишка почувствовал, как у него перехватило горло и защипало в глазах. Нет, он не будет плакать. Последний раз он делал это два года назад, когда грузовик задавил его собаку. Оплакивая погибшего друга, Борис поклялся себе самой страшной клятвой, что больше ничто в мире не заставит его плакать.

 

Борис вышел на пустую платформу. За спиной хлопнули двери, и электричка покатила дальше, с воем наращивая скорость. За насыпью поднимался холм, заросший пижмой и чертополохом. Теряясь среди высокой травы, змеилась тропинка, ведущая вверх. На вершине холма уютно расположилась деревенька, утопающая в зелени.

Борис поправил лямки рюкзака и уверенно зашагал к вершине холма. Он любил бывать у бабушки, хоть делать это приходилось и не часто. Мальчишке казалось, что старая женщина понимает его намного лучше, чем родители.

Выйдя на единственную улицу деревни, Борис направился к знакомому дому, когда заметил трёх парней, примерно его возраста. Ребята играли в карты прямо на траве, укрывшись от полуденного солнца в тени раскидистой ивы. Заметив гостя, они неспешно поднялись, отложив игру.

— Смотри-ка, горожанин, — один из них зло сплюнул на траву. — Эй, ты, иди-ка сюда.

Борис немало времени проводил на улице, на равных общался со шпаной, и сомнений во враждебных намерениях местных у него не возникало. Но тут открылась калитка, и до боли знакомый голос окликнул его по имени:

— Боря, внучок, ну что ж ты стал? Я ведь все глаза уже проглядела.

Не проронив ни слова, Борис пошёл к бабушке, кожей ощущая сверлящие спину взгляды.

Первым делом хозяйка усадила его за стол. На чистой застиранной скатерти появилась сковорода с жареной картошкой, яичница на сале, домашний сыр, творог, сметана, овощи и фрукты с огорода.

Говорили много и о разном, время летело незаметно.

— Что же это на белом свете творится, — сокрушалась бабушка. — Человеческие ценности утрачены, люди озлобились, думают только, как карманы набить. Нельзя так.

— А как надо? — заинтересовался Борис.

— В согласии жить надо с людьми и с собой. Детей в любви воспитывать. Ведь это вы после нас останетесь, и какими вы будете, тоже от нас зависит. А родители твои что?

— Что?

— Ай… — бабушка обречённо махнула рукой.

Мягко и бесшумно опустилась тёмная деревенская ночь. Борис уже очень давно не чувствовал себя так хорошо и спокойно. Лишь только голова мальчишки оказалась на подушке, он мгновенно провалился в сон.

 

День выдался солнечный и приветливый. После обеда Борис решил сходить на речку искупаться.

На выходе из деревни вдоль глухого дощатого забора росли густые заросли шиповника. Проходя мимо, Борис уловил какое-то движение за кустами, заинтересовался и заглянул в просвет между колючими ветвями.

У забора стояли трое вчерашних парней и незнакомая девчонка с короткими светлыми волосами. Причём двое ребят крепко держали её за руки, а третий находился прямо перед ней. Несмотря на полную беспомощность, девочка не скулила и не кричала, но с вызовом смотрела в глаза своему обидчику.

Борис обошёл кусты и приблизился к месту событий.

— Смотри-ка, да это же наш горожанин, — коротко стриженый черноволосый мальчишка с надменным взглядом отпустил пленницу и сделал шаг в сторону Бориса.

— Сегодня тебе повезло, чучело, видишь, не до тебя, — пробасил второй — коренастый крепыш с приплюснутым носом. — Так что пошёл вон. Бегом!

Борис не шевельнулся.

— Язь, объясни этому уроду, кто здесь хозяин, — усмехнулся черноволосый.

Здоровяк с ленцой подошёл к горожанину, кривя губы в презрительной ухмылке:

— Ну, что мне с тобой сделать, козёл?

Когда отец ушёл из семьи, мать Бориса стала много работать, а в свободное время устраивала свою личную жизнь. Мужчин домой она не приводила, но сама не приходила ночевать часто. В такие минуты мальчишка особенно остро ощущал одиночество и собственную ненужность. Предоставленный самому себе, Борис быстро нашёл себе друзей на улице.

В то время как его сверстники самоутверждались в кружках и спортивных секциях, Борис проводил время в компании таких же сорванцов, как и он сам. Они часами слонялись по улицам, пели в подворотнях песни под гитару, а нередко и дрались с мальчишками из соседнего района. Поэтому, когда самоуверенный здоровяк позволил себе хамство, Борис ни секунды не сомневался в том, как именно он должен поступить.

Без лишних слов и театральных жестов он ударил противника кулаком в лицо. Быстро, умело и не по-детски сильно. Крепыш отшатнулся, от жёсткой посадки на пятую точку его спас только забор. Выругавшись, мальчишка присел и закрыл лицо руками, из носа хлынула кровь. Деревенские парни примолкли и побледнели.

Девчонка вы