fantascop

Сети Дискордии. Глава 4

в выпуске 2016/06/24
5 октября 2015 - Вячеслав Lexx Тимонин
article6232.jpg

Курс корабля проходил в тысяче километров от Каменного месяца. Рукой подать – по космическим меркам. Терний должен был обогнуть его по баллистической траектории, благоразумно держась с внешней стороны.

– Зонд вышел в расчётную точку, – сообщил Ельников. – Через несколько минут получим данные.

– Ясно, – кивнул капитан Ворожцов. – Старпом, объявите боеготовность номер два! Не хочу никаких сюрпризов. Если эта громадина посчитает нас враждебными и начнёт стрелять, нам нечем будет ответить! Придётся драпать!

На самом деле капитан немного слукавил. Терний был современным боевым кораблём, предназначенным как для ведения затяжных оборонительных боёв, так и для проведения молниеносных атак. Для чего в составе вооружения имел 4 носовых погонных лазера, тяжёлый гразер, и 2 кормовых лазера. А также основу своей боевой мощи: 36 ракет типа Молот-7Л, снаряжённых лазерными боеголовками с ядерной накачкой. Кроме того, 2 излучателя-имитатора, десять кластеров противоракетной обороны (ПРО), и до полусотни противоракет.

При длине сто семь метров и водоизмещением в сто тысяч тонн, эсминец всё же считался небольшим кораблём. Не чета громадам крейсеров, самый малый из которых превышал Терний в три раза.

По боеготовности номер два весь экипаж корабля обязан облачиться в боевые скафандры. В отличие от громоздких неуклюжих экспонатов древности, современные скафандры походили на костюмы аквалангистов. При этом были способны надёжно защитить хозяина от радиации и космического холода в течение часа. Оборудованные автоматической системой биоконтроля, они способны были долгое время поддерживать ему жизнь, даже после серьёзного ранения.

– А если мы подойдём ещё ближе? На ионных двигателях. Не воспримет ли нас это каменное чудище в качестве источника агрессии? – задумчиво спросил старпом.

– Не думаю, чтобы мы его сильно взволновали этим. Я бы на его месте не парился насчёт комаров.

На центральном экране появилось изображение Каменного месяца, считай в упор.

– Получаю данные с зонда два, – сообщил пилот.

Камера неторопливо поплыла над поверхностью, испещрённой зияющими трещинами. Поражала искусственная гладкость покрытия, и то, что трещины были сделаны словно нарочно.

– Фиксирую остаточную эмиссию энергетического паруса! – вдруг воскликнул пилот. – Мы здесь не одни!

– Похоже, кто-то ещё заинтересовался каменюгой... – проворчал старпом.

– Боеготовность номер один! – приказал капитан, и негромко добавил, – Надеюсь, это корабль ГКФ, но лишним не будет.

По боеготовности номер один боевой расчёт и весь экипаж корабля одевает шлемы, пристёгивается специальными фалами к боевым местам и начинает молиться, чтобы не произошло разгерметизации. Тем временем генераторы энергетических парусов переходят в защитный режим. Все четыре паруса загибаются к корме, образуя своеобразный кокон.

Навигатор, надев шлем, продолжил доклад, воспользовавшись внутренней связью.

– Дистанция триста тысяч. След нечёткий. Это чужой корабль, явно не ГКФ. Я не могу определить тип, класс и размер. До фрегата... Чёрт, он пропал совсем!

– Пилот – защитный манёвр! Навигатор – анализ известного курса цели! Связь, попробуйте вызвать чужака на стандартных частотах.

Терний повернулся к предполагаемой опасности правым бортом, отгородившись парусом. Манёвр сомнительный, точное местоположение цели было неизвестно.

Обнаружить корабль, который опустил энергетические паруса и ничего не излучает, невозможно. Даже если приблизительно знать где он. Слишком мала площадь корпуса, покрытая к тому же защитным слоем, рассеивающим радиоволны и лучи лидаров.

– Я думаю чужак уже давно тут, – поведал старпом свои мысли, – Он явно сидел в засаде. Ждал. Наблюдал. Приценивался. И включил генераторы только для того, чтобы занять более удобную позицию для выстрела.

– Ну и глупо с его стороны! – огрызнулся капитан. – Фрегату с нами не совладать.

– Если это фрегат, конечно... И если он один. И смотря какие у него мотивации. А ещё, возможно, он знает о Каменном месяце то, что не знаем мы...

– Нам остаётся только ждать развития событий... Его ход...

В подтверждении слов капитана, на тактическом экране вспыхнула россыпь красных точек.

– Внимание! Сектор пятнадцать, фиксирую множественные цели! – доложил канонир, старший лейтенант Герман Савицкий. В его обязанности входил контроль за вооружением корабля, а два офицера, сидящие рядом, помогали ему с управлением.

Для управления защитными и атакующими системами Терния предназначен Боевой Центр Управления (БЦУ). В условиях космического сражения 99,9% действий производится компьютером. Человеку никак не уследить за целями, движущимися почти со скоростью света. Реакция не та. Но тактические задачи и корректировки вводят всё же люди.

– БЦУ активировать противоракетную систему, – приказал Ворожцов. – Машинное, готовность к манёвру уклонения.

– Четыре цели, ускорение около тысячи G, – доложил канонир, и вытаращив глаза, повернулся к Ворожцову, – Капитан, это боевые ракеты! Приготовится, к атаке!

– Приготовиться к маневрированию! Крен вправо! Ускорение не снижать!

Энергетические паруса, по сути плотные гравитационные поля, невозможно пробить ни одним известным оружием. Ни лучевым, ни ядерным, ни просто проткнуть. Изменив угол проекции, корабль может укрыться за ними, как за непроницаемым барьером, но не весь.

Для движения корабля, генераторы создают в носовой части корабля четыре лепестка, расположенных перпендикулярно продольной оси. В защитной конфигурации паруса загибаются назад, формируя некий энергетический колокол. При этом носовая часть – около десяти-пятнадцати процентов обшивки, остаётся незащищённой.

Современный космический бой — это своего рода танец, компромисс между возможностью выстрелить из носовых самых мощных орудий и не получить ядерный щелбан по этому самому носу. При этом приглядывая за своей задницей. Ведь участники боя активно стараются поразить кормовую часть противника, удачно загнав ракету за корабль и влепив лучевой удар под колокол.

Чтобы не погибнуть, корабль должен уметь вертеться, как уж на сковородке.

– Пять секунд до контакта!

Вражеские ракеты приближались. Их системы наведения чутко следили за Тернием, стараясь нащупать слабое место в защите.

Бортовой компьютер Терния активировал защитную систему. Восемь из десяти малокалиберных лазерных кластеров, сосредоточились на целях по выданному БЦУ приоритету.

– Две! – голос канонира дрожал.

Ракеты были на подходе.

Первой и второй по нумерации БЦУ мешал парус. Об этом знали и системы наведения ракет и БЦУ Терния. Он и присвоил им минимальный уровень опасности.

Третья ракета почти сразу сбилась с курса, что на больших дистанциях не редкость и давно перестала угрожать кораблю.

А вот четвёртая ракета была самая опасная. Она шла точно в носовую часть, при этом ещё и грозя войти в продольную щель между парусами.

– Контакт!

В на расстоянии двух тысяч километров от Терния, один за другим вспыхнули три огненных шара.

Первая и вторая ракеты подорвали боезаряд скорее от безысходности, чем по необходимости. Сфокусировав энергию ядерных взрывов в узкие лучи, системы наведения направили их по кратчайшему направлению к цели. Попав в паруса Терния, вздыбленные на семь километров от корпуса, они не причинили ни малейшего вреда кораблю.

Третья ракета промахнулась, проскочив в сорока тысячах километрах от Терния, выработала ресурс двигателей и превратилась в искусственное космическое тело, вынужденное теперь вечно скитаться в пустоте.

А четвёртая вышла точно на цель. Но опоздала с выстрелом на четверть секунды. Маломощные, но скорострельные лазеры защитной системы Терния превратили её в расплавленный метал.

Рубка Терния взорвалась аплодисментами. Офицеры радовались удачному отражению атаки, хотя хлопать в скафандре в ладоши, была та ещё проблема.

Но канонир Савицкий испортил всем настроение.

– Внимание! – воскликнул он, – Двойной залп! Восемь целей!.. Ракеты того же класса... И я, кажется, знаю координаты старта!

Эта была большая удача. Противник выдал себя.

– Немедленно отправьте туда разведывательный зонд!

– Есть!

– Внимание! Скрытая цель, координаты введены, одиночный залп обоими бортами... огонь!

Расположенные по обоим бортам Терния, сразу за кольцом генераторов энергетических парусов шлюзы для ракет – огневые порты – растворились. Чёрные тридцатиметровые провалы, в которых покоились готовые к старту Молоты, казались уродливыми шрамами на белоснежном теле эсминца. Пусковые механизмы, по сути электромагнитные пушки, сердито взвизгнули, вытолкнув серые цилиндры в пустоту. Когда они отлетели на пятьсот метров от корабля, компьютеры ракет активировали собственные генераторы энергетических парусов. Всего за полторы секунды Молоты развили ускорение в 1000G. Их задача была выйти к невидимой пока цели и атаковать её в случае обнаружения.

А параллельно БЦУ Терния занялся ракетами противника. С его точки зрения, шесть, вообще, не представляли угрозы. А вот оставшиеся две, наоборот, требовали немедленной реакции. И он незамедлительно отправил наперехват противоракеты, продолжая контролировать низкоуровневые цели радарами лазерных кластеров.

Противоракеты – небольшие ракеты ближнего радиуса действия, были предназначены, что логично, для противодействия наступательным. И те и другие приводились в движение генераторами парусов, были снаряжены ядерными боеголовками, но противоракеты не имели атакующих лазерных систем. Их задача была достаточно тривиальна: выйти курсом наперерез атакующей и взорваться в нужный момент. Огненный шар радиусом в триста метров считался надёжным способом уничтожить вражескую ракету.

Тем временем Молоты, имея преимущество в скорости, вышли в заданную точку пространства.

– Где же противник?! Ни одного джоуля энергии, чёрт возьми! – ворчал старпом.

Ещё чуть-чуть и окажется, что ракеты были запущены зря. Ресурс двигателей будет выработан, после чего, Молоты не смогут маневрировать.

– Дадим БК ракет ещё пару секунд... – парировал капитан.

Терний, подчиняясь командам БЦУ, довернул на несколько градусов вправо, чтобы отгородиться парусами от ракет, подошедших достаточно близко. Компьютер справедливо посчитал, что носовая часть может пострадать от почти одновременного четверного подрыва. Однако, защитив нос, он сделал неожиданный подарок ракете, ушедшей за корму.

Заметив это, канонир в ужасе вскрикнул:

– О боже! Приготовиться к боестолкновению!

– Какого чёрта!

– Держитесь!

Автоматика системы прицеливания вражеской ракеты с удовольствием воспользовалась ошибкой БЦУ Терния. Тут же сориентировала излучатели на корпус корабля и подорвала заряд. За долю секунды до того как система линз испарилась, энергия ядерного взрыва сфокусировалась в мощный луч когерентного света. Почти мгновенно преодолев десять тысяч километров вакуума, он не встретил помех и впился в беззащитный корпус.

Терний получил опасный, подлый удар под колокол. Шнур радиации испарил титановую обшивку у кормовых лазеров; прошёл через док, повредив один из катеров; и вышел чуть правее палубы с пустующими казармами, разворотив правый борт. Выходное отверстие оказалось много большим, чем входное, из-за того, что корабль находился в движении. По чистой случайности никто из экипажа сильно не пострадал.

Компьютерные терминалы в рубке залились красным, высыпав предупреждающими надписями. Со всех сторон донеслись сигналы тревоги.

– Доложите о повреждениях! – приказал капитан Ворожцов.

Старпом сверился с донесениями на своём терминале и хладнокровно их прокомментировал:

– Попадание! Некритические разрушения кормовой части. Есть раненные. Повреждён катер. Потеря по ходу – три-пять процентов.

– Аварийную команду на корму! – ответил капитан хмуро и выключил сигнализацию.

И сразу за этим закричал канонир Савицкий.

– Смотрите! Чужак!

На тактическом дисплее появился красный квадратик, отмечающий положение вражеского корабля. Он всплыл буквально перед Молотами!

У противника не выдержали нервы!

Поняв, что ракетная атака не принесла результатов, и испугавшись ракет с Терния перед собой, капитан вражеского корабля струсил. Он приказал поднять паруса, а в этом и был его полный тактически провал. На активацию и переконфигурирование энергетических парусов в защитный режим требовалось время. Которого у него не оказалось.

Как только генераторы выдали первый импульс, местоположение врага было раскрыто.

Оба Молота незамедлительно атаковали цель.

Два взрыва, две вспышки. Лазерный луч, выпущенный первой ракетой, впился в носовую часть жертвы. А полсекунды спустя, обшивку корабля вспорол второй. Поразив цель крест-накрест, они не оставили беззащитному кораблю шансов.

Разведывательный зонд Терния продемонстрировал, как небольшой фрегат вздрогнул. Семидесятиметровый корпус вспучило, внутренний взрыв искорёжил обшивку, а через мгновение ослепительный выброс термоядерного огня пожрал неизвестный корабль.

У фрегата не было шансов выстоять против эсминца. Да ещё и без защиты энергетических парусов.

Ликование офицеров опять наполнило рубку Терния. Но капитан снова оборвал крики веселья.

– Отставить! – рявкнул он. – Боеготовность не снижать! Продолжить сканирование сектора, у этого бандита могут быть дружки поблизости... Канонир, навигатор, выяснили, что это был за корабль?

– Никак нет, капитан. Жаль, поспешили уничтожить... – Савицкий пожал плечами. – Аппаратура не смогла определить характеристики парусов. Он просто не успел их поднять...

– Визуально, судя по угловым размерам и тоннажу: небольшой фрегат, и только-то. Я передам в аналитический отдел запись боя, может быть, они выяснят принадлежность, – добавил навигатор.

– Жаль... поспешили? – капитан фыркнул. – Ну и ну?! Ладно, если будет информация, сразу докладывайте.

Капитан повернулся к связисту.

– Выжившие есть?

– Да. Регистрирую координаты спасательных маячков, – объявил связист, – Около тридцати... Удивительно, как они успели покинуть корабль?!

– А вот мы у них и спросим. Старпом, отправьте катер, подберите их.

– В доке вакуум. Нужно время на устранение пробоин.

– Надеюсь, они доживут до того момента, чтобы предстать перед государевым судом за пиратство...

 

* * *

 

Уцелевший катер смог покинуть повреждённый док через полчаса и тут же отправился собирать выживших членов экипажа вражеского фрегата.

В рубке Терния царила напряжённая, но радостная атмосфера. Капитан приказал усилить наблюдение за окружающим пространством. Из неожиданного боя Терний вышел победителем, но кто знает, сколько ещё замаскированных кораблей противника спряталось неподалёку.

Всё было тихо. Если кто-то и прятался в непроглядной тьме космоса, то не хотел разделить судьбу уничтоженного корабля.

Когда катер вернулся, Ворожцов приказал перейти на боеготовность номер два и продолжить изучение артефакта.

Разведывательный зонд вернулся к Каменному месяцу. Семидесятикилометровый кусок скалы странной формы никак не отреагировал на развернувшуюся битву. Он тупо висел в пустоте, безучастно поблёскивая матовой поверхностью.

Глядя на артефакт, капитан Ворожцов думал совсем о другом, и хмурился. Он никак не мог понять, кто же из недоброжелателей отважился на открытый военный конфликт с империей. Ведь Росс – крупнейшее, сильнейшее межзвёздное образование. С большим, отлично подготовленным космическим флотом и армией. Нужно быть на всю голову упавшим, чтобы напасть на военный корабль ГКФ. И какая муха укусила капитана фрегата так глупо слить свой корабль?.. Или всё дело в Каменном месяце? Или планете?

Размышления Ворожцова прервал офицер связи.

– Капитан, входящее сообщение. Широковещательный радиоканал. Кажется, это Анадалия!

– Ну так выводите! – махнул он.

На экране появилось изображение капитана Сергеева. Его лицо было серым, искажённым тенью тревоги.

– Внимание! Важное сообщение на Терний или любой другой корабль ГКФ в окрестности системы С-1078! Говорит капитан имперского грузового торгового судна Анадалия Антон Сергеев. Анадалия атакована неизвестными, располагающими значительными силами и вооружением! Корабли имеют агрессивные намерения, и, похоже, это крейсера. Очень крупные следы... Анадалии приказано опустить паруса и ждать абордажную команду...

Сергеев отвлёкся, уточняя что-то. Продолжил.

– Гм... к шлюзу швартуется катер... Я должен спешить. Всю доступную информацию я прикреплю с этим посланием. Я сдаю корабль, но, надеюсь, что это простое недоразумение... Алексей Николаевич, если вы получите это сообщение, идите на Герум, сообщите ГКФ... держитесь от Дискордии подальше... у меня нехорошие предчувствия... Это не пираты. Это регулярные войска...

Связь неожиданно прервалась. Экран стал серым.

Капитан Ворожцов повернулся к офицерам. Его встретили ошеломлённые, но готовые действовать лица.

Что-то в этой системе происходило не ладное. И была явная взаимосвязь между нападением на Терний и грузовик. Сначала гипершторм, странная телепортация, Каменный месяц, вражеский фрегат, захват Анадалии...

Что продолжит цепь событий? Что?

Ворожцов оживился, вспомнив, что Сергеев обещал прислать дополнительную информацию...

– Связь, вы получили вложенный информпакет от Сергеева?

– Да, капитан, но он повреждён! Вероятнее всего, из-за неисправности передающего модуля. Я попробую восстановить зашифрованные данные, но сколько это займёт времени... и какую часть... я не знаю.

– Ясно...

Так или иначе, эсминцу сложно тягаться с крейсером. Слишком разные весовые категории. Против сотен ракет и мощных гразеров Терний долго не протянет. Если крейсеров несколько, то лучше не тратить время и взорвать корабль самим.

Терний не сможет выжить в открытом боестолкновении, но хотя бы попытаться выяснить что-нибудь «по-тихому» он сможет.

– Навигатор, рассчитайте оптимальный курс на Дискордию... И ещё один, так чтобы максимально скрыть наше присутствие в системе.

Лейтенант кивнул и уселся за расчёты.

Старпом подошёл ближе.

– Сообщение пришло открытым текстом, кто бы ни напал на Анадалию, они теперь знают, что есть некий Терний... Капитан, если мы отправимся туда, то... боюсь нас будет ждать неприятный сюрприз.

– Да... Они постараются подготовить ловушку похитрее... – Ворожцов почесал кончик носа, – Нам нужно лишь чуток везения, Пётр Николаевич... И болтливый язык!

На тактическом экране мигала маленькая точка. Десантный катер возвращался домой.

Похожие статьи:

РассказыВремя Исканий

РассказыВремя костров

НовостиКонкурс Космооперы

РассказыЙо-хо...Хо! Игра в тёмную

РассказыПират

Рейтинг: +1 Голосов: 1 296 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Павел Пименов # 5 октября 2015 в 21:39 0
Если крейсеров несколько, то лучше не тратить время и взорвать корабль самим.
Ну ты зверюга, Лекс! Что ж этот Ворожцов (кстати, абсолютно непроизносимая фамилия) такой упёртый? Подорвать собственный корабль!
Что-то в этой системы явно неладно. crazy
Вячеслав Lexx Тимонин # 5 октября 2015 в 21:40 +1
кстати, абсолютно непроизносимая фамилия
shock
Я в шоке. Чё серьёзно?!
Павел Пименов # 5 октября 2015 в 21:53 +1
Ну попробуй сам по жцекать. Это даже круче, чем зкрякать. dance
Вячеслав Lexx Тимонин # 5 октября 2015 в 22:19 +2
Ну как бы пишу, проговариваю и вслух. Вродь нормально. Гммм. Ты меня в думки загнал. Что же теперь везде менять на Иванищенков, например? rofl
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев