1W

Тонкости магической кухни

в выпуске 2016/10/19
17 апреля 2016 - Borodec
article8089.jpg

Часть 1

Дверь магической академии с шумом захлопнулась перед носом молодого человека.

— Я вам еще покажу, — неуверенно пискнул юноша.

Ломающийся голос не произвел должного впечатления и створки остались запертыми. Стояние у двери с недоуменным видом и неуверенный стук тоже не помогли, замок не скрипнул, освобождая путь для непутевого сына.

— Тогда я буду ждать, вот сяду и буду ждать, — уже более уверенным голосом продолжил шантаж молодой человек, — Вы еще оцените моё упорство, не будь я ученик Квинк, третий сын пэра Сентина.

Прошла минута, вторая, третья не заставила себя долго ждать, а затем пригласила четвертую. Ситуация не менялась.

— А что я им скажу, если откроют, — уже рассудительным голосом задал себе вопрос Квинк и сразу же ответил, — Пустите меня обратно? Аха, вот взяли и пустили, держи карман шире. Не для этого они меня выгоняли, чтоб сразу пустить. Хотя чего это меня выгонять? Я ж никого не убил, ничего не сломал… ну почти ничего, ну почти не сломал. И вообще, быстро убранное в шкаф, не считается сломавшимся.

Червячок сомнения быстренько набросал основные доводы, почему он думает, что обратно нашего героя не пустят и правильность этих аргументов убедила Квинка, что нужно что-то делать.  

— Собственно, может и мне тоже пора? Вот только куда? Домой? Это же позор, дворянин выгнанный из магической академии, отец такого не одобрит. Еще и из дома отправят куда-нидь подальше, чтоб о позоре не напоминал. В оруженосцы податься что ли? Я и без магии прекрасно проживу, — на этих словах в глазах несостоявшегося чародея мелькнул подозрительный блеск, а голос предательски дрогнул.

Легко ли найти себя в большом городе? Он же большой, постоянно требуются люди, кто-то уходит, кто-то приходит, люди заболевают, выздоравливают, записываются в монахи. Всего-навсего надо найти то место, откуда кто-то ушел и занять его.

Обычно в тех книжках, что молодой человек листал вместо учебников, рыцари живут в фамильных замках вдалеке от городской суеты. Если же и наезжают в город, то останавливаются в тавернах и прочих гостиницах, где с шумом и гамом проигрывают или пропивают своё имение, чтоб в дальнейшем пуститься в дальнее странствие, разбогатеть и выиграть новое у другого рыцаря. Такой вот круговорот рыцарских замков.

В одной из таверн и собрался ловить свою удачу юноша. План был простой, пройти в заведение, найти темный угол, развесить уши и как только кто-нибудь рыкнет зычным голосом “А где мне оруженосца взять?” сразу же предстать перед новым сеньором.

Охранник на входе неожиданно-вежливым тоном осведомился.

— Чего желает молодой господин?

— Э-э-э, ну я того…  — что делать в тавернах парень не знал, в родном замке курс молодого посетителя бара не проходили, а в магической академии трактиров не предусмотрено, к немалому огорчению тамошних обитателей, — мне бы посидеть.

— Ну проходи, за посидеть у нас денег не берут.

Зал оказался просторным и светлым. Пьяные графы, шпионы иностранных государств, наемники всех мастей почему-то не занимали места за чистыми столами. Вместо них на стульях, скамьях и табуретах чинно сидели мастеровые, чиновники невысокого ранга и прочий слегка-зажиточный люд. Подумав, что все описанная в романах публика должна подойти попозже, юноша устроился и начал готовиться слушать и смотреть.

Время шло, а обстановка оставалась прежней, люди сменялись, но никого, достойного внимания, в поле зрения не появлялось. А между тем, с кухни настойчиво ломился запах еды. Да не простой еды, а очень вкусной. Аромат съестного незаметно, но очень ощутимо напомнил Квинку, что завтрак был давно, обеда еще не было, а ужин маячит в очень неопределенной перспективе.

— Что же молодой человек ничего не заказывает, — раздавшийся над ухом голос был вежлив, звучен и довольно мягок, — у нас ни один гость не должен оставаться голодным. Только прикажите и на столе появятся блюда, способные порадовать любого гурмана.

Подняв взгляд на обладателя столь интересной манеры речи, юноша увидел широкого плотного человека в поварском колпаке с приятной полуулыбкой.

— Да я тут жду кой-кого, — вымучено улыбнулся Квинк и добавил невпопад, — спасибо.

— Кое-кто лучше ждется за миской чего-нибудь горячего и, по возможности, вкусного. На тебе ж лица нет, — переход на “ты” в устах этого веселого человека прошел совершенно естественно, — может всё-таки поешь?

— Да вы знаете, — несколько оробев от такой настойчивости, проговорил молодой человек, — я что-то не хочу.

Морщинки возле глаз повара разбежались легкими солнечными лучами

— Денег нет, — не спросил, а констатировал факт, повар — Меня Виртим зовут. Я тут всех посетителей знаю. Так кого ждешь-то?

Прилив необъяснимого расположения к этому человеку вызвал желание высказать всё, что накопилось. Слова полились неудержимым потоком.

— Да я даже не знаю кого жду. Мне бы рыцаря найти, чтоб к нему в оруженосцы податься, а то из академии выгнали, причем ведь выгнали ни за что ни про что, всего-то перепутал парочку порошочков, а они прям озверели. Домой мне сейчас хода нет, меня ж как надежду семьи отправили. Военным дворянам же некуда податься, только на армейскую службу, или в маги на худой конец. Ничего другого отец и слышать не хочет. А я сейчас заявлюсь такой, мол встречайте неудачника, который год без толку пороги обивал и даже доучиться не смог. — и неожиданно закончил, — Вот сижу, жду, а ни одного рыцаря не видно.

— Рыцарей? — задумчиво протянул Виртим, — Да их тут почитай и не бывало никогда, максимум какой кнехт заскочит и тот мимолетом, нечего им в городе делать. Вот стражники ходят, это да. Но вот что я тебе скажу, парень, не найти тебе сейчас место оруженосца, вот в академию вернуться — это вполне реально, они ж время от времени набор объявляют.

— А ведь точно, — хлопнул себя по лбу Квинк, — к нам же иногда новички прибывали откуда-то, и даже не на первый, а на второй-третий курс попадали. А я даже не задумывался, откуда они брались.

— Но набор еще не скоро, — прервал воспоминания Виртим, — без работы ты до него не дотянешь. Есть у меня одно предложение, пошли ко мне, с меня стол, с тебя помощь по хозяйству.

— Дворянину?!? На кухню?!? — возмутился недоученный маг.

— А чего бы и не на кухню? — удивился повар, — Чем это хуже оруженосца? Вертел в умелых руках он ведь не хуже копья, ухватом при должной сноровке и медведя остановить можно.

— А как же магия? Я ж так все свои способности растеряю, — продолжал упорствовать юноша.

— Увидишь, — загадочно улыбнулся повар, — никогда не знаешь, что тебя ждет за поворотом судьбы.

 

Часть 2

Что первым делом делает обычный человек, когда просыпается? Встает, умывается и идет завтракать. А что первым делом  делает повар? Встает, умывается и идет готовить завтрак. Поваром не обязательно является человек в белом колпаке на большой кухне. Иногда это бабушка, которая встает раньше всех. Иногда это мама, которая встает одновременно со всеми, но вынуждена громыхать кастрюлями, чтоб накормить этих лентяев и дармоедов, ревностно следя, чтоб эти самые лентяи и дармоеды не проникли на кухню с целью чего-нибудь испортить своей неумелой готовкой. В некоторых легендах рассказывается, что поваром может быть мужчина, который каждое утро радует семью чем-нибудь вкусным, но легенда на то и легенда, чтоб верить в неё с большой осторожностью.

Одна из самых больших мировых несправедливостей заключается в том, что тому, кто готовит всегда достается всех меньше, приходится людям, отдавшим свою жизнь на служение поварешке, довольствоваться “питанием запахом”. Хотя если посмотреть на фигуру Виртима, то смело можно утверждать, что запахи могут быть очень питательны.

После того как Квинка разбудили и он, сонно протирая глаза, добрался до своего нового места работы, то сначала просто завороженно смотрел как летает по кухне очень даже немаленький хозяин таверны. Пушинками в его руках порхали тяжеленные чугунки и неподъемные сковородки. Тесто само складывалось узорчатыми завитушками. Огонь в очаге разгорался только по мановению взгляда.

— Присоединяйся, — не прекращая свою работу, сказал Виртим.

— А книги с закл… э-э-э рецептами? — в голосе помощника звучали ощутимые нотки сомнения. — Что мне делать-то?

— Книги-книги, — добродушно проворчал шеф-повар, — ты что сюда, читать пришел? Тебя ж учили смешивать порошочки? Вот и смешай вот этот мешок муки с водой.

Квинк суетливо дернулся в сторону муки с ведром воды.

— Ты воду прям так в мешок собираешься лить? — голос Виртима предотвратил маленькую катастрофу. — Обычно для воды используется что-то поосновательнее, например, вот эта кадушка.

Пыхтящий как маленький котелок с водой на хорошем огне молодой человек дотащил неожиданно тяжелый мешок и высыпал его. Нельзя сказать, что рассыпать половину муки на пол было изначально задумано, но мешок оказался не только увесистым, но и живым. Глаза юноши быстро забегали по комнате в поисках чего-нибудь, чем можно прикрыть получившийся ужас, но ничего не находилось. От взгляда Виртима не укрылось случившееся, но он молчал, ожидая, что будет дальше.

— Учитель, я нечаянно, — начал оправдываться Квинк, когда понял, что скрыть свой промах не выйдет.

— А я что? — немножко наигранно-равнодушно осведомился мужчина. — Рассыпал — подмети, делов-то.

— А в школе за такое сразу ругают и наказывают, — удивился юноша, — странный Вы какой-то.

Веник смотрелся в руках недоучившегося мага довольно неуклюже, а совок норовил за что-нибудь зацепиться по пути.

— Я не странный, я прагматичный, — на минуту остановился Виртим, — от моих замечаний ты ж не научишься вот так сразу мешки ворочать. Грузчики этому месяцами учатся, и то бывает всякое. Пока что-нибудь не уронишь — правильно держать не сумеешь. А мука — что мука, собрал в ведро мусорное и нет проблемы. Она ж не пропадет.

— Так вы что из такой муки хотите что-то еще делать? — возмутился Квинк. — Людям такие порченые булочки предлагать?!?

— Ерунду не неси, какие люди? — несколько опешил от предъявленных обвинений повар, — У нас живность на заднем дворе находится, так что хватай ведро и неси ей завтрак.

— Хороший мальчик, умеет возражать, — негромко проговорил Виртим, провожая взглядом  белый силуэт, в котором скорее угадывался, чем узнавался, недавний ученик мага.

Целый день Квинк что-то носил, месил, смешивал, складывал, и под вечер уже просто валился с ног от усталости. Утро следующего дня встретило юношу сильнейшей болью в спине и руках, тело ныло от непривычной работы. Когда кряхтя  и охая молодой человек выбрался из кровати и дошел до кухни он увидел Виртима, который, как и вчера, летал по кухне.

— Ну и вид у тебя, — встретил повар помощника, — ничего, привыкнешь.

— Да как к такому привыкнуть можно? — обиженным тоном начал Квинк. — Целый день носишься как угорелый, никакой фантазии, рутина из рутин.

— Это не рутина, это работа, — остановил повар начавшуюся истерику, — всякая работа требует привычки и понимания. Можно понять что и как делать, например, как резать картошку или из чего делать приправу — это совсем несложно, но главное — это понять зачем делать. Ты вчера не работал, ты перетаскивал, смешивал и даже не пытался понять, для чего это всё нужно. Сегодня, но чуть позже, я тебе покажу одну занятную штуку, может быть ты оценишь.

Услышав такое обещание Квинк забыл про утомленные ноги и плохо двигающиеся руки. Мысль закрутилась вокруг предстоящего. Что можно такого показать в маленьком трактире такого, чего бы он не видел. Всё-таки магическая академия пролетела не впустую, много там было интересного, занятного и необычного. Ходячие кадавры из глины, огненные шары, полеты. Но тон, каким Виртимом было дано обещание, не оставлял сомнений, что-то будет показано.

— Ты не торопись, — голос учителя вернул юношу с небес на землю, — Помнишь как в детстве? Сначала кашку — потом леденец. А тебе сегодня предстоит сотворить первый суп. Самому, от начала и до конца. Я буду на подхвате и осуществлять общее командование.

Воспоминания о первой готовке слились в неопределенную кашу. Кипящая вода постоянно норовила ошпарить, овощи живыми лягушками прыгали из рук, мясо упорно сопротивлялось и не резалось, соль только и ждала момента, чтоб высыпаться и всё испортить. И над всем этим голос, который говорил что и куда поставить, сколько насыпать, как сделать, где находится.

От отчаяния Квинк несколько раз хотел всё бросить и убежать, пусть лучше он вернется домой и попросит отца пристроить его в оруженосцы. Но нежелание спасовать перед человеком, который своим примером доказывал, что всё на кухне подвластно человеку, заставляло снова и снова уворачиваться от кипящей воды, половчее хватать живую картошку, сбивая руки, елозить ножом по куску говядины, ловить в последний момент соль и продолжать слушать указания.

Под конец, уставший, запыхавшийся и нервничающий Квинк перелил получившееся варево в огромную кастрюлю и опустился на стул.

— Не желаешь попробовать? — поинтересовался Виртим, — всё-таки это твой кулинарный дебют.

Квинк отрицательно помотал головой, пережитое волнение давало о себе знать, полностью лишив аппетита молодого человека. Правильно поняв жест, Виртим без лишних слов поманил за собой юношу и отправился в трапезную залу, где уже устроились на скамьях и стульях посетители, пробуя сдобу и легкие закуски, которые  выставил (и как успел?) шеф-повар.

— А кто желает серьёзно заморить червячка, а не баловаться этими легкими булочками?

А ведь они сейчас его стряпню будут пробовать, промелькнула в голове Квинка мысль, заставив того зажмуриться, это ж какой сейчас конфуз случится, попробуют они эту бурду и всё, даже из поварят выгонят, после такого уже даже и домой нельзя будет показаться, останется только утопиться от позора, да и то не факт, что такой неудачник даже в реку сможет попасть, об камень шмякнется и будет там ручками-ножками трепыхать на забаву гулякам. Ну вот сейчас, уже скоро, сколько там нужно времени, чтоб донести тарелку до места и вернуться?

— Да ты открой глаза, — прозвучал над ухом знакомый голос Виртима, — на это стоит посмотреть.

Зачем? Чтоб увидеть выражения отвращения на лицах гостей? Но надо сполна испытать горечь своего неумения. Глаза Квинка открылись.

Люди ели, они действительно это ели. Никто не бросил тарелку на пол, никто не начал требовать деньги назад, даже никто не морщился. Завороженный зрелищем Квинк стоял и смотрел, а Виртим неторопливо говорил.

— Ты правильно понял, именно для этого мы и работаем, не для того, чтоб смешать в нужной пропорции какие-то продукты и на огне их подержать нужное время. Нет, мы дарим людям маленький кусочек радости. Вот посмотри на того толстенького человечка, с каким удовольствием он орудует ложкой. Он пришел сюда с чувством голода. а уйдет с довольным видом. Когда ты готовишь, то должен думать не свойствах продуктов и рецептах, а о том, что из них выйдет и кто их будет есть. Для повара нет большей награды, чем выражение удовольствия на лице посетителя. Может быть ты после своего невольного ученичества и не зайдешь на кухню, но вот это ощущение тебе надо запомнить. Работа тогда и только тогда приносит удовольствие, когда в ней чувствуешь смысл.

 

Часть 3

Дни шли за днями, от готовки простых блюд Квинк постепенно переходил к всё более сложным. Умение готовить раскрывалось всё новыми и новыми гранями. Понимание блюд позволило отходить от простых и понятных рецептов к экспериментальным новшествам. Огонь в очаге начал слушаться и не старался кинуть уголёк в кашу. Нож в руках обрел послушность и перестал вырываться. От искусного новичка не пытались убежать колобки, да что там колобки, даже молоко и то, как привязанное, весело пузырилось в небольшом котелке. Кроме кулинарных достижений менялся и сам ученик, мышцы стали выносливее, движения потеряли суетливость и стали плавными и размеренными, даже речь стала более обстоятельной.

Именно поэтому Виртим был удивлен, когда в трактир ввалился Квинк, посланный в город за продуктами, и, едва отдышавшись, сказал.

— Академия магов объявляет смотр-набор.

По традиции соревнования проходили на огромном поле недалеко за городом. Под присмотром наставников кандидаты в ученики выполняли конкурсные задания. а строгое, но справедливое жюри оценивало старания.

Квинк внешне ничем не выделялся среди новичков. Молодой человек в широком просторном балахоне. Но внутреннее спокойствие делало его непохожим на окружающих.

Кандидаты демонстрировали свои умения выполняя полученные задания. У кого-то получалось лучше, у кого-то хуже, где-то что-то рвануло, у кого-то что-то просыпалось. Квинк сочувственно следил за молодым человеком, который поминутно сверяясь с инструкцией смешивал порошки в колбе, пытался получить эликсир. Рассыпавшийся порошок напомнил молодому человеку его собственные неудачные первые шаги, которые в тот раз сделались последними в магической академии. Воспоминания всколыхнули память о случившейся неудаче. Но эмоции были какие-то приглушенные, как будто это было не с ним, а с кем-то другим.

Между тем, распорядитель объявил.

— Кандидат Квинк, подойдите к третьему столу.

За указанным столом стояла незнакомая дама, маг-наставник.

— Итак, молодой человек, ваши задания: укрощение элементалей, создание живого из неживого, выдержка экстракта корня мандрагоры.   

Маг поставил на стол необходимые заготовки и ингредиенты, сверху легла краткая инструкция с указанием пропорций. Быстро прочитав задание Квинк приступил к выполнению.

Из брошенных рун в специальной емкости появился крошечный огненный элементаль. Живой огонек начал угасать.

— Что ж ты сразу гаснуть-то? — огорчился Квинк, — ничего, сейчас мы тебя покормим и будешь большим и сильным. Мы с Виртимом даже из мокрых дров могли в любом очаге огонь развести.

С этими словами языкам пламени было отдано несколько сухих веточек. Распробовав угощение, огонь начал расти.

— Малыш, не торопись, — успокаивающе проговорил ученик и осторожно накрыл пламя рукой так, чтоб не погасить.

Элементаль осторожно лизнул пальцы человека и послушно, как змея перед заклинателем, обвился вокруг руки.

Стараясь не разбудить дремлющий живой огонь Квинк спросил у мага-наставника.

— Хороший малыш. Можно мне его с собой забрать?

Ошалевший от такого поворота событий маг только кивнул головой. На его памяти элементалей топили в воде, уничтожали ветром, лишали воздуха, но никто еще не додумывался с ними дружить.  

Второе задание оказалось еще проще первого, наученные смешением тонн приправ в порошковом, веточковом, лиственном виде дало о себе знать. Взболтать, смешать, нагреть, разделить, всё это выполнялось столь быстро и четко. Ничего не предвещало трудностей до тех пор пока …

— А затем посолить по вкусу…

Солонка по устоявшейся новой привычке оказалась в кармане и, не задумываясь, Квинк щедро посыпал результат своей кропотливой работы.

Получившаяся смесь оказалась пронзительно-яркой и судя по удивлению присматривающего мага что-то пошло не так.

Последним шансом заслужить награду стало третье задание и Квинк продолжил.

— Аха, значит живое сделать., — бормотал он себе под нос ловко работая руками, — Берем глину, месим её хорошо, вкладываем душу, пустяки какие, пирожки с начинкой и то лепить сложнее, и придаем форму. Это тоже запросто, не зря меня Виртим учил из обычного теста живых птиц делать, а тут всего-то человечка. Вот как настоящий, вылитый я, осталось только оживить его.

На этих словах фигурка внезапно зашевелилась, задвигалась и резво соскочила со стола. Помощники магов пытались поймать глиняное создание, но тот ловко уворачивался и распевал какую-то песню про то, как он ушел от дяденьки, от тетеньки и от вас, собаки сутулые, тоже убежит. Догонялки вышли шумными, но безрезультатными, маленький глиняный человечек добежав до оврага скрылся в зарослях.

— Ой, как неудачно вышло, — осознание, что все задания оказались провалены пришло в голову Квинка, и он закончил печальным голосом, — Наверное, мне пора.

— Погодите немножко, юноша, — вдруг остановил собиравшегося уходить молодого человека подошедший седобородый Верховный маг, — Ваши результаты поразили всю приемную комиссию. Как Вас зовут и кто был Вашим учителем?

— Так я Квинк, у Виртима учился, в таверне, — тут юноша понял, что его слова звучат как-то странно и даже дико, после чего смутился.

— Неважно, по результатам рассмотрения претендентов я предлагаю Вам, новую жизнь. Полный пансион и зачисление на третий выпускной курс нашего заведения, после чего Вы сможете начать преподавание. Примите же достойно свою новую судьбу, юноша

Стать дипломированным магом и попасть в академию, эта перспектива встала перед Квинком со всей отчетливостью. Больше не придется с утра до вечера крутиться на кухне, без перерыва готовить для людей, с которыми успел подружиться, вернуться в строгую и правильную академию, где царит строгий распорядок и тишина. Квинк решился

— Вы абсолютно правы, никогда не знаешь, что тебя ждет за поворотом судьбы.

 

Часть 4 .

Дверь таверны с легким скрипом отворилась и на пороге появился молодой человек.

— Виртим, я смог это сделать, — сказал Квинк, подходя к повару, — меня пригласили в академию и дали новый шанс стать настоящим магом.  

— Ты правильно используешь этот шанс? — негромко спросил Виртим

— Конечно правильно, — ответил Квинк, — Я отказался. Вот моя магическая академия. Да здравствует кухонное волшебство!

Рейтинг: +3 Голосов: 3 911 просмотров
Нравится
Комментарии (21)
DaraFromChaos # 17 апреля 2016 в 12:23 +1
Бородуль, это точно ты написал?
О_О и еще раз О_О

ну ладно, ладно, поверю... поприкалываться над читателями все любят
но ты прикалываться куда лучше можешь - тоньше и изящнее laugh

плюс поставить за такое рука не поднялась crazy
Borodec # 17 апреля 2016 в 20:31 +2
А это я не прикалывался, а смотрел как расположить идею с точки зрения композиции, чтоб и логика не хромала, и сюжет имелся
DaraFromChaos # 17 апреля 2016 в 20:58 +1
мне кажется, это как раз не сложно
хотя, конечно, у каждого автора свои тараканы laugh
Borodec # 17 апреля 2016 в 22:48 +1
а я еще ни разу не писал именно цельный рассказ по всем канонам жанра, чтоб было начало с мыслью, несколько взаимосвязанных сцен с внутренним конфликтом и развязкой
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 22:50 +1
Вот никогда ни о каких канонах жанра не знал!! Да и знать не хочу))
Borodec # 17 апреля 2016 в 22:54 +2
В рамках самотренировки можно и не такое попробовать. Тут как с Малевичем, он писал безобразия, но при этом имел умения, чтоб нарисовать лошадку
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 23:00 +1
Квадрат, панимаш! ))Я просто придумываю историю и выдаю её языком моих любимых классиков Лондона, Верна, О Генри и Конан Дойла)) Нет ничего проще))
DaraFromChaos # 17 апреля 2016 в 23:35 +1
хм... а я просто слышу одну фразу или вижу картинку
а потом выдаю... crazy никогда заранее не зная: каким языком, в каком жанре и чем все закончится smoke
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 13:59 +1
А мну чень понравился рассказик)) В лучших традициях фентези-жанра))
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 14:00 +1
чень=очень, чёй-то я по китайски заговорил)) Молоток, птиц!
DaraFromChaos # 17 апреля 2016 в 14:12 +1
дык, кто ж спорит, что в традициях
*шепотом*
но я не люблю фентези
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 14:29 +1
Мне Сонеу напомнило)))
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 14:33 +1
Птиц, клюв тебе оторвать мало! Сто раз говорил - картинку вставляй!!!
Borodec # 17 апреля 2016 в 20:31 +2
Руки прочь от клюва, он мне ишо для подвигов надобен
Нитка Ос # 17 апреля 2016 в 22:28 +2
ухохоталась над собаками сутулыми!! спасибо, автор
а вот тут не поняла
Пьяные графы, шпионы иностранных государств, наемники всех мастей почему-то не занимали места за чистыми столами.
такое ощущение, что данные джентльмены стоят вокруг столов, не решаясь присесть
и опешила, что запах пищи имеет свойство ломиться, но списала сей факт на авторский сленг
(+)
Borodec # 17 апреля 2016 в 22:50 +2
коварный запах именно ломится, его же не приглашали smile
А что такого в сутулых собаках???
Нитка Ос # 17 апреля 2016 в 23:03 +2
у Нитки богатое воображение
явственно представила сего псевдо-колобка удирающего от неповоротливой погони
а что, здесь смех не предусмотрен?
тогда извините, не хотела Вас обидеть
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 23:05 +2
Птаха? Обидеть? Эт невозможно. Ему даже ногу отрубили а он не обиделся)))
Borodec # 17 апреля 2016 в 23:10 +3
просто это довольно распространенная фраза и она задумывалась как фон, а ты второй человек, который обращает на неё внимание. Вот и решил уточнить.
А обидеть мои нетленки невозможно, они ж могут получиться, могут не получиться, чего уж тут рогом упираться. Так что отставить панику ;)
Нитка Ос # 17 апреля 2016 в 23:56 +2
Нитку сложно накормить рыбой
запах не переношу, особенно сырой, до рвоты
подруга наловчилась крутить котлеты с добавлением свининки - лопаю только так
Ваш рассказ с претензией на ненавистное Нитке фэнтези
но проглотила на раз, хорошо написано, без выпендрежа
Анна Гале # 19 октября 2016 в 09:37 +2
+!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев