1W

Джон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 7

в выпуске 2015/01/12
12 октября 2014 - DaraFromChaos
article2582.jpg

Глава 7. Гора Олимп и падение Трои

Джон Мичелл практически в одиночку разработал природу сакральной топографии Британских островов. Первоначальным намерением этой работы было картографирование отражения небес в пейзаже; Мичелл назвал свою практику — «создание чарующего пейзажа». Дальнейшие исследования Мичелла в книге «Нации 12 племен» включили данную традицию в более широкий контекст, используя данные от Мадагаскара до Австралии. Соавтор Мичелла, Кристина Роун, также сделала перевод работы Жана Рише «Сакральная география древних греков: астрологический символизм в искусстве, архитектуре и пейзаже», которая сообщает нам, как греки закодировали изображения небес в том, что окружало их на земле.

Исследования Рише, его исходные пункты и революционные находки являются знаковыми; они стимулируют научный прогресс, благодаря которому мы можем лучше понять эзотерические знания предшественников греков, вырастивших эллинов, — интеллектуальных предшественников западной цивилизации. Основные пункты работы Рише имеют прямое отношение к вопросу о расположении Галактического Центра в греческой сакральной географии, хотя, как и Мичелл ранее, он лишь подразумевал эту связь, но не озвучил ее. Как мы увидим в процессе исследования, Галактический Центр отражается как в зеркале, в греческой территории, достигая апофеоза на высочайшем троне Зевса — горе Олимп — символе зимнего солнцестояния и врат богов.

За книгой Рише о сакральной географии последовали работы о римской сакральной географии и важнейших греческих местах в Дельфах, Делосе и Куме; обе еще ждут перевода на английский язык. Рише успешно расшифровал загадки астрономических знаний предшественников греков, и раскрыл, как они картографировали небеса в своем земном мире. Он выполнил эту работу путем анализа и внимательного применения данных, лежащих прямо перед ним. Эти данные доступны всем, кто хочет видеть. Об этом интуитивном процессе он сказал так: «Моим глубочайшим убеждением всегда было, что религиозные и поэтические опыты народов в целом и отдельных личностей прошлого, во всех своих особенностях, доступны для любого, кто может их увидеть».

Работа Рише, связанная с сакральной архитектурой и географией греков началась… со сна, приснившегося исследователю в 1958 г. Он некоторое время жил в Афинах возле Парфенона, и обдумывал интересную особенность расположения храма Афины Пронайя: почему он был размещен у входа в Дельфы так, что никто не мог пройти мимо? Во сне Рише смотрел на статую куроса — посвященную Аполлону, богу света — сзади, и она медленно поворачивалась лицом к нему. После пробуждения, еще в полусне, воображение показало ему некие места в Дельфах, где был расположен храм Аполлона, и в Афинах, где и приснился сон. Рише взял карту и провел линию между Дельфами и Афинами. Затем он продолжил ее дальше и увидел, что она проходит через Делос, легендарное место рождения Аполлона, и к Камиросу на Родосе — месту, где на острове располагалось древнейшее святилище Аполлона!

Это вызванное сном открытие дало Рише ключ: существуют линии связи (аналогичные лье) между наиболее важными сакральными местами в Греции и на островах, которые могут быть открыты и нанесены на карты. Причина была достаточно очевидной и коренилась в самой греческой традиции. Греки были разделены богами на круг из 12 секторов; каждый управлялся собственным астрологическим божеством; Зевс же правил 12 богами с трона на Олимпе. Как продемонстрировал Мичелл, эта система разделения эволюционировала в практический путь политического управления, используемого во всем древнем мире.

Глядя на карту, можно увидеть, как разделение на 12 секторов проявляется в зодиакальном колесе. Некоторые из греческих зодиакальных колес имели центр в Дельфах, Делосе, Афинах и иных важных местах, которые были, в конце концов, идентифицированы Рише. Один момент, который сам Рише не увидел в данной системе (это сделал его брат Люсьен; и данная работа привлекла международное внимание в 1977 г.): втулки греческого колеса лежат вдоль оси, которая начинается на горе Кармел (Израиль), идет через все места в Европе, посвященные Св. Михаилу, и оканчивается на острие юго-западной Ирландии у раки святилища Скеллиг Майкл.

Это феноменальная связь была описана в «Нациях 12 племен». Она предполагает глубокое мистическое эзотерическое течение в европейском религиозном сознании. Эта находка также свидетельствует, что Рише умел прислушиваться к тайным, скрытым аспектами древних традиций, которые только сейчас выходят на свет.

Рише понимал, что значимое греческое зодиакальное колесо могло иметь центр в Дельфах, греческом омфалосе, или пупе. Годами Рише ездил по всей Греции и заносил найденные взаимосвязи на карту. Чтобы правильно определить местоположение зодиакальных регионов вокруг ступиц, он обнаружил ценные свидетельства в региональной иконографии монет, которая наделила каждый район «тотемом» — астрологическим символом. Он также выводил их из греческих мифов, в которых зашифрованы зодиакальные отношения и места встреч в значимых географических местах.

Из всех греческих зодиакальных колес, наиболее важное для нас имело центр в Дельфах; оно одно включало и Дельфы, и гору Олимп. Основная ось идет от горы Олимп на север, через Дельфы, к мысу Тенар на юге. Объединение Рише различных региональных традиций с мифологическими приключениями конкретных богов позволило ему идентифицировать эту ось как ось Козерога — Рака. Обратите внимание на 12 знаков Зодиака на карте. Знак Козерога идентифицируется с «севером» и, таким образом, имеет связь с Полярной Звездой и полумифической землей Гипербореей. Гора Олимп расположена в северном секторе зодиакального колеса, имеющего центр в Дельфах, и, таким образом, также символизирует полярный центр.

Гора Олимп лежит в знаке Козерога, в соответствии с ориентацией зодиакального колеса при его наложении на карту территории. Данные о том, как это зодиакальное колесо должно быть правильно ориентировано, берутся из иконографии монет, расположения священных мест и географических отсылок в греческих мифах. Например, гора Пелион, к востоку от Олимпа, лежит в секторе Стрельца: важная связка, так как это дом кентавров (полу-лошади, полу-люди лучники), которые и символизируют Стрелец. А если гора Олимп занимает зону Козерога в зодиакальном колесе, и греки связывали Козерога с северным полярным центром, почему бы оси Козерога — Рака не быть аналогичной северо-южной полярной оси? У Рише был ответ, ведь он был хорошо знаком с работой Рене Генона, написавшего о концептуальном картографировании годовых кругов в пространственной топографии. Лучше просто процитировать Генона:

«Вертикальная ось, при максимальном ее продлении соединяется с двумя полюсами, и это — северо-южная ось; при (переходе) от полярного к солнечному символизму эта ось должна была быть как-то соотнесена с зодиакальным планом; но, при сохранение отдельных связей, она должна была, насколько возможно, оставаться эквивалентной первичной полярной оси. В наши дни, в годовом цикле солнцестояния зимы и лета однозначно связаны с пространственным порядком Севера и Юга; тогда как равноденствия весны и осени связаны с Востоком и Западом. Ось, которая удовлетворяет сказанным условиям, таким образом, и является объединяющей две позиции солнцестояний; и можно сказать, что эта ось солнцестояний впоследствии войдет как часть в относительную вертикальную ось».

Причина привязки к годовому циклу Зодиака в том, что ось солнцестояний концептуально эквивалентна северо-южной «вертикальной» оси, соединяющей земные географические полюса. Далее, Козерог — место расположения Солнца в зимнее солнцестояние, пункт основной эманации для всего годового цикла. С точки зрения концепции в целом, это аналогично (в пространственном порядке) северному полюсу в небе. Таким образом, ось солнцестояний служит темпоральной Мировой Осью, представляющей пространственную Мировую Ось земных плюсов.

Это решает проблему и прекрасно соотносится с картами Рише, но можно добавить кое-что еще. Генон писал о сдвиге в космологическом мышлении от полярно-ориентированной модели к солнечно-ориентированной. Этот от-полярного-к-солнечному сдвиг совпадает с квази-историческим сдвигом от гиперборейской традиции к традиции атлантов, и, в соответствии с ним, были изменены и символические функции конкретных созвездий. Без сомнения, эволюция космологического мышления, которая послужила основой для изменения ориентации, относится к прецессии равноденствий. сдвиг От-полярного-к-солнечному имел место в отдаленную эпоху, когда восемь околополярных созвездий были занесены на карту в 12 знаках на пути эклиптики Солнца — и, таким образом, был создан новый «солнечный» путь. В своей статье «Вепрь и Она — Медведица» Генон приводит данные, что семь звезд Большой Медведицы были соотнесены на карте с семью звездами Плеяд. Большая Медведица ориентирована на полюс, тогда как Плеяды — на путь эклиптики Солнца: таким образом производится соотнесение полюса с солнцем. Однако, это еще не все. Нам следует открыть иной пласт тайны.

В исследовании космологии майя я писал, что многие традиционные культуры знали об оппозиции Плеяд и Скорпиона-Стрельца, которые часто воспринимались как хвост и голова гигантской небесной змеи. Змея в данной концепции — Млечный Путь, так как Млечный Путь лежит прямо через Плеяды на одной стороне неба и через Скорпиона-Стрельца — на другой. Хотя Галактический Центр расположен рядом со Стрельцом, указанная ось — в действительности концептуальная южно-северная ось галактического уровня, которая идет от Галактического Центра возле Стрельца, через землю и наружу к региону Галактического Антицентра в Плеядах. Таким образом, сдвиг от полярных звезд Большой Медведицы к Плеядам указывает не только на от-полярно-к-солнечному сдвиг в космологической ориентации, но и на полярно-галактический сдвиг. В этом контексте древняя гиперборейская традиция относится к полярной и северной; но легендарная традиция атлантов не может быть осознана как чисто солярная, но также должна быть осмыслена и как галактическая и южная. Южная, так как яркое широкое уплотнение Галактического Центра продвигается по южным небесам от северных широт к экватору. Мы имеем здесь ключ к пониманию от-полярного-к-солнечному сдвига, который смог найти Рене Генон; более подробно мы рассмотрим это в главе 12.

Вопросы размещения космических центров и их переориентаций трудно решить, зная только, что Козерог соотносится с горой Олимп. Необходимо также прояснить истинные небесные отношения оси Козерог — Рак. Возникает проблема с тем фактом, что гора Олимп, как символ трона галактического полюса, расположена в Козероге, а не в Стрельце. Конечно, Козерог граничит со Стрельцом, так что данная проблема кажется тривиальной, но нам следует рассмотреть ее подробнее.

Первое, ось Козерога — Рака в зодиакальном колесе центрирована в Дельфах и является как темпоральной, так и пространственной. Во временном плане Козерог представляет зимнее солнцестояние, так как 2500 лет назад он был местом, где пребывало солнце в момент зимнего солнцестояния. В пространственном плане Козерог символизирует как Галактический Центр, так и полярный центр древнейшей гиперборейской системы. Но Галактический Центр находится в Стрельце, так как же объяснить перекрывание Козерога — Стрельца? Рассмотрим данный аспект: когда солнце в момент зимнего солнцестояния находилось в Козероге во времена греческой архаики, примерно 2500 лет назад, Стрелец наблюдался восходящим к солнцу (вверх к солнцу) на рассвете.

Если это звучит неубедительно, обратимся к греческому писателю Макробию, который в «Комментариях к снам Сципиона» сказал, что «ворота» Козерога — Рака были действительно расположены «там, где пересекаются Зодиак и Млечный Путь». Я согласен с авторами «Мельницы Гамлета», что греческие наблюдатели небес были сильнее заинтересованы в определении небесного объекта, восходящего к солнцу, чем в определении точной локации Солнца.

Ассоциация горы Олимп со Стрельцом, а не с Козерогом дает противоречие с картой Рише, но фактически существует множество мифологических данных, связывающих Зевса и Олимп с кентаврами и Стрельцом более, чем с морскими козлами и Козерогом. Например, Рише замечает, что Зевс ассоциировался со Стрельцом: «важно помнить, что Зевс принимал форму лебедя (это животное, которое представляет небесный регион, противоположный Близнецам в старом Зодиаке…), чтобы совокупиться с Ледой и стать отцом Кастора и Поллукса». Лебедь соединяет Зевса со Стрельцом в соответствии со старым греческим зодиакальным символизмом, и Кастор и Поллукс — близнецы из созвездия Близнецов (в позиции Галактического Антицентра). Это однозначное утверждение о Зевсе, находящемся на «верху» оси, которая идет от Близнецов к Стрельцу. Конечно, и другая сторона может быть «верхом», в зависимости от того, с какой стороны смотреть.

Кентавры ассоциируются со Скорпионом и Стрельцом, и, согласно Рише, существуют тексты, которые относят их к зимнему солнцестоянию. Это может быть объяснено восхождением Стрельца к солнцу в зимнее солнцестояние. В следующем комментарии писателя Тевкра мы видим, что врата богов в солнцестояние — предположительно «в Козероге» — на самом деле — врата в Стрельце: «Душа вскоре после пересечения «моря Ахерона» встречает на пути кентавра, который и есть Стрелец в Зодиаке… Это относится к выходу души через «врата богов». Эта цитата помещает врата богов не в Козероге, но среди кентавров в Стрельце. Заметим, что текст говорит о путешествии души после смерти и ее встречей с Лучником (Стрельцом) во вратах богов, и ассоциировался с зимним солнцестоянием. Рише замечает: «Эти врата Козерога ассоциировались с горой Олимп в сакральной географии». Рише однозначно утверждает, что врата богов ассоциировались с Козерогом и с горой Олимп в греческом топографическом зодиаке. Хотя он приводит в порядок информацию о вратах в Козероге, литературно миф относится к Стрельцу.

Эти конфликтующие идентификации не столь важны, как кажется, так как символические роли каждого созвездия будут смещаться с рассветом новой эпохи, а эти традиции идут назад через как минимум три зодиакальных века. В астрономических отсылках к «вратам», однако, мы имеем дело с неподвижной небесной локацией — изображением, связывавшимся с темной трещиной и Галактическим Центром. Возможно, мы сможем объяснить это так, как я уже отмечал раньше: Стрелец восходит к солнцу — «врата» темной трещины открыты на горизонте — когда солнце в момент солнцестояния находилось в Козероге 2500 лет назад.

Рише подтверждает, что место, где душа поднимается на небеса, реально означает святилище богов на Олимпе; это транс-Сатурновые «врата богов», которые мы будем иметь возможность обсудить более детально при изучении ведической космологии и митраизма. Многие греческие легенды, даже современные, подтверждают мистериальную природу верхнего плато горы Олимп. Лукиан, который, возможно, имел прямой опыт относительно того, о чем писал, говорит: «собрание богов происходило на вершине Олимпа во время зимнего солнцестояния». И уже врата Тевкра находятся рядом с морем Ахерона, охраняемым кентавром Стрельца.

Люди Скорпиона и лучники Стрельца, которые обороняют небесные врата против незваных пришельцев — мотивы, которые обсуждает и Ананда Кумарасвами; он находит метафизическое измерение для этих космологических приключений. Сакральная топография, даже если она привязана к реальной географии, может также отражать тайный путь души после смерти. Это метафизические соответствия будут более подробно рассмотрены в части 3.

В целом, можно заключить, что гора Олимп, как врата богов, имела однозначную ассоциацию с ближайшим Стрельцом; Зевс имел отношение даже к Скорпиону: «У греков Скорпион назывался Клешней Скорпиона, но более ранним символом для этого знака был Орел… Зодиакальный орел затем стал идентифицироваться с орлом Зевса». Рише замечает, что, согласно Александру Волгину и его работе «L'esoterisme de l'astrologie», «замещение Орла Скорпионом есть звено при пересчете 8-частного разделения зодиака на 12 знаков». Волжин пишет: «Фиксированные знаки Зодиака: Телец, Лев, Скорпион и Водолей… имели очень большую важность»; он также замечает, что символы этих знаков эквиваленты четырем зверям Апокалипсиса и, кроме того, символизируют четырех евангелистов.

Наконец, мы можем рассмотреть еще один миф о Зевсе: «Змей Тифон представляет Мировую Ось и, без сомнения, ассоциируется с Раком. Противоположность Рак — Козерог часто символизировала бой Зевса, чей трон на Олимпе, и Тифона». Но Тифон, как символ змея Млечного Пути, лежит через оси Стрелец — Скорпион и Близнецы — Телец.

Сочетание зодиакального изображения Козерога со Стрельцом и даже Скорпионом, дающее им всем утерянную ассоциацию с регионом Галактический Центр — гора Олипм, появляется по причине трех факторов: комбинации знаков, в процессе пересчета 8-и или 10-значного Зодиака на 12-значный; шествие символов через несколько зодиакальных эпох; и восхождение к солнцу созвездия против момента солнечного альянса.

Имеется другая функция оси Козерог — Рак, которую следует отметить здесь, и она относится к нашей более ранней дискуссии о псевдопланетарных точках в исламской астрономии. Рише идентифицировал альянсы по широте различных мест, каждое из которых относится к разным планетарным уровням. Семь планетарных уровней отмечены на карте по направлению вверх к северу – от Тенара к Дельфам, и отражены, как в зеркале, опять-таки в северном направлении — к Галактическому Центру на горе Олимп. Согласно выкладкам Рише, спуск душ вдоль оси Рак — Козерог происходил в следующем порядке (через сферы): (1) Кроноса, (2) Зевса, (3) Ареса, (4) Аполлона, (5) Афродиты, (6) Гермеса, (7) Селены. Восхождение души происходило в обратном порядке: начинаясь из Дельф — центра земли, и поднимаясь к северу — к горе Олимп. В целом, ось Дельф объединяет семь планетарных уровней, распределенных в двух направлениях, север и юг, которые окружают «три мира»: небо, землю и подземный мир.

Если мы обратимся к северо-южной оси на карте Греции, то сможем увидеть, что ось Тенар — Дельфы — гора Олимп — есть ось планетарной чакры, причем каждая широта относится к определенной планете и чакре. Рише, однако, не обратил внимания на нодальный символизм. Возможно, восьмая и девятая «планеты» могли быть достижимы лишь с горы с горой Олимп, где возвышается портал и расположена транс — Сатурновая сфера.

Благодаря комплексной системе изучения Рише сакральной географии греков, его заключения однозначны:

«Система космических отсылок таким образом завершена: Тенар в надире, Дельфы в центре и Олимп в зените. Присутствуют шесть направлений космоса и центр; продление планетарных линий придает зодиакальной диаграмме большую жизненность и значимость. Мистические значения оси Рак — Козерог подтверждены пифагорейскими текстами и также могут быть отмечены… Существование Дельф и альянсы святилищ являются, однако, более ранними, чем пифагореизм, который только позаимствовал и продолжил более древние доктрины».

Так как Рише базирует свою идентификацию Козерога с солнцестоянием на работе Генона, мы легче можем понять изменение места и перенос ударения на Козерога. Но это не обязательно должно быть ошибкой. Можно увидеть две перспективы: много веков назад, во времена Пифагора (550 лет до н.э.), Стрелец (область Галактического Центра) уже поднимался к солнцу, когда зимнее солнце в момент солнцестояния было в Козероге. Комбинирование символизма здесь вполне понятно и объяснимо, но и отсылки к Стрельцу многочисленны. Нам следует понять, что комбинированный символизм предлагает следующую точку зрения: гора Олимп представляет зимнее солнце в момент солнцестояния в альянсе с галактической точкой в Стрельце. Намеренные отсылки ясны и достижимы. Греческая сакральная география была призвана отобразить небесную географию, циклы времени и танец альянсов вокруг неподвижного центра. Нам не нужно слишком сильно раздумывать ни над работами Рише, ни Генона; нам просто нужно осознать, что существует отсылка к связи Козерог — Рак и символизму «расстояния мостов» — между Козерогом и Стрельцом. Восхождение к солнцу 2500 лет назад Стрельца в то время, как солнце находилось в Козероге в момент зимнего солнцестояния создало ситуацию, что эти два созвездия стали близки друг другу и их символы пересеклись. Как результат прецессии оси солнцестояний, альянс Стрельца с зимним солнцестоянием постепенно унифицировался, так что гора Олимп полностью находится в альянсе — концептуально и в терминах сакральной космологии — как с Галактическим Центром, так и с зимним солнцем в момент солнцестояния!

Греческая доктрина, повествующая о том, что душа проходит Млечный Путь, унаследована из более ранних орфических и пифагорейских идей. Души верили, что пройдут в высший мир через двое врат, одни — в Козероге и вторые — в Раке. Как предполагает Генон, эти врата соотносятся с солнцестояниями, временной локацией в сезонном цикле. Однако Макробий предлагал специфическую небесную локацию, хорошо просчитанную, которая обеспечивает пояснение, что «знаки» Козерога и Рака относятся к созвездиям (актуальным небесным локациям), которые в реальности занимали Стрелец и Близнецы. Заметка о небесных вратах также найдена в работах Порфирия, основанных на ранних трудах некоторых стоиков и митраистов, таких, как Нумений и Хронос.

В вопросе, как определить нисходящие и восходящие врата, можно также обратиться к работам Генона, который, кроме того, прояснил момент, как темпоральные, сезонные четверти года будут отмечены на карте топографически. Некоторое недоумение также возникает при мысли о «знаках» солнцестояния — Козероге и Раке — как реальной небесной локации; прецессия постепенно сдвигала концептуальные знаки от их изначальных созвездий. Дополнительно, как мы уже видели, альянс с одним знаком отмечался греками всегда, так как в любую эпоху было созвездие, восходящее к солнцу в момент солнцестояния, и, таким образом, соседствовало с некоей «дверью» из него к созвездию, на тот момент занятому солнцем. Таким образом, с некоторой корректировкой работ Генона, мы можем понять, как это понял гораздо раньше Макробий, что врата солнцестояний (как в его эпоху, так и в нашу) «чрезмерно близки» к двум перекресткам, сформированным Млечным Путем и эклиптикой (Зодиаком). Я говорю «чрезмерно близко», потому что даже с учетом прецессионного сдвига более, чем в 30 град., произошедшего с времен Макробия, врата видимы поднимающимися к солнцу в момент солнцестояния, и в нашу эпоху солнцестояния всегда точно находятся в альянсе с вратами. Таким образом, восприятие связи между двумя вратами может быть принято в обе эпохи: одну – видимую на небе, и вторую — современную.

Небесные врата появляются как важная тема в классической греческой литературе и мифологии. Например, в мифе об Эре, изложенном Платоном, мы читаем о путешествии умирающего греческого солдата, который уже решил было, что умер, но ожил на своих похоронах на погребальном костре и рассказал о пережитом опыте. После того, как его душа оставила тело, он прибыл вместе с многими другими душами к прекрасному месту. Он видел два отверстия в земле, и напротив них — два других в небе. Судьи сидели по сторонам, изучая поступки душ, которые затем отправлялись вниз или вверх через порталы. Эру сказали наблюдать за всем, что он видел, ибо он был избран для того, чтобы на Землю и рассказать об увиденном другим людям. Хотя некоторые души с Земли после суда проходили через одни земные врата, но из других врат в это же время появлялись иные души и направлялись в сторону лагеря на лугу, где радовались встрече со старыми знакомыми. Таким же образом, врата небесные предлагали вход и выход, из последнего некоторые души возвращались уже очищенными и сияющими. Некоторые повествовали о своих ошибках и муках в чистилище, которые длились тысячу лет; другие говорили о радости, испытанной на небесах вверху и невыразимых видах красоты.

 

Падение Большой Медведицы и падение Трои

«Мельница Гамлета» изучала греческие материалы, связанные с галактическими вратами; это редкий случай, когда какая-либо книга берет одну-единственную легенду греков и рассматривает ее на новом уровне. Работа Флоренс и Кеннета Вуд «Тайная «Илиада» Гомера» имеет дело не только с мифом и историей Троянской войны, но также с зашифрованной астрономией в известном эпосе Гомера. История о том, как книга словно пишется сама, будет небольшим отступлением в нашей работе.

В 1930-е гг. в Канзасе жила юная девушка — Эдна Джонстон, которая была увлечена звездами. Пока она росла и училась на степень мастера литературы в местном колледже, ее астрономические интересы не изменились. Романтическая поэзия Китса и Теннисона повлияли на ее восприятие греческой классики, и понимание Гомера и греческой мифологии стало ее призванием.

Когда закончилась Вторая мировая война, Эдна вышла замуж за Джона Ли и уехала с ним в Англию. В 1950-х гг. она взялась за «Илиаду» Гомера в свободное время, пытаясь найти ключ, который, она чувствовала, помог бы открыть секреты эпоса. Наконец она нашла «основной предмет эпоса Гомера — это астрономия». В середине 1960-х она вступила в переписку с авторами «Мельницы Гамлета», Джорджо де Сантиллана и Гердой фон Дехенд, которые были настолько потрясены ее работой, что в одном из писем к ней писали: «Пожалуйста, считайте нас своими восхищенными учениками».

К сожалению, Эдна Ли не могла публиковать свои работы; многие ее записки и черновики остались дочери — Флоренс Вуд — для сортировки. Работая с мужем, Флоренс организовала и дополнила исследования матери за много лет, и, наконец, опубликовала «Тайную «Илиаду» Гомера» в 1999 г. Это, конечно же, было не только преклонением перед памятью матери, но и твердым намерением расшифровать прецессионную астрономию в многоликом эпосе Гомера. Специальный акцент сделан на альянсах в эпоху 4400 до н.э., 1/4 прецессионного цикла назад. Хотя это четко не отмечено в книге, это была эпоха, во время которой ось равноденствий находилась в альянсе с Млечным Путем.

«Илиада» будто бы описывает падение Трои, возможно, около 2220 г. до н.э., которое привело к возвышению греков. Но что беспокоило Эдну Ли, так это аспект, что вся история выглядит как секрет, способный сказать гораздо больше. После определения астрономии как ключа, она уже смогла расшифровать некоторые основные принципы, которые Гомер использовал для кодировки астрономии. Если говорить очень коротко, то воины и военные отряды (список в главе 2, «Каталог судов») — это звезды и созвездия. Сезоны и позиции Солнца и Луны специально отмечены, как различные географические территории, отнесенные к разным регионам неба. Кроме того, сходным образом, как ведическая литература закодировала прецессионные эры, зодиакальные возрасты в «Илиаде» постепенно сдвигаются каждые 2160 лет и уходят назад примерно на 7000 лет.

Наиболее поразителен раздел «Изменения небес и падение Трои», в котором кончина Трои является аллегорией для вызванного прецессией «падения» Большой Медведицы в небе. Эта интерпретация имеет параллель в космологии майя. В «Космогенезе майя: 2012» в разделе, посвященном ранней астрономии Исапы, я заметил, что вызванное прецессией движение зимнего солнца в момент солнцестояния вперед по Млечному Пути было уравновешено на севере движением Большой Медведицы от северного небесного полюса. Я также идентифицировал, каким образом этот астрономический процесс был закодирован в мифологии майя: «падение» 7 Попугаев (Большой Медведицы) с древа символизирует вызванное прецессией движение Большой Медведицы от полярного центра — движения, которое ускорилось около 1000 г. до н.э. Я никогда не занимался этой концепцией раньше, и ее присутствие, аналогично такому же прочтению Гомера, близкое к моему собственному прочтению майянской прецессионной космологии: факт, который всякий перспективный наблюдатель небес был в состоянии заметить и отметить, как знаковый. И его наличие у Гомера придает верности моему собственному прочтению майяской прецессионной концепции. Это показывает неортодоксальность пути, которыми древние культуры отмечали прецессию в своих развивающихся мифологиях, и вполне может стать революционным открытием для историков науки, литературы и астрономии. Но у меня есть смутное подозрение, что, несмотря на прекрасно написанную и четко представленную — и действительно правдивую — работу Эдны Ли, она может не дождаться того признания, которого заслуживает.

 

Лев из Кеи

Возвращаясь к исследованию Рише, мы находим комплексные данные, которые отодвигают наше исследование назад, к временам до Троянской войны. Рише ссылался на великие античные символы, которые были найдены в греческом пейзаже. Похожую на сфинкса скульптуру он идентифицировал как, возможно, относящиеся к египетскому наследию сакральной географии греков. Лев Юлиуса на острове Кеа — великая загадка, он похож на сфинкса в Гизах.

Остров Кеа лежит рядом с побережьем Аттики, но не является частью обычного туристического маршрута, так что посещение его каменного льва требует как минимум четырех дней путешествия и большого желания. Рише, полагал, что шестиметровый лев был очень стар. Он основывал свои выводы на эрозии и повреждениях, вызванных явлениями природы, на боках скульптуры. Фактически, старейшие записанные предания острова, повествующие о событиях 2500-летней давности, говорят, что существование гигантской статуи уходит во тьму веков, уже тогда непредставимую для жителей острова. Путешественник Брёнстед опубликовал описание статуи в «Voyages dans la Grece» (1828), которое предварялось комментарием Гёте: «Лев Кеи — только доисторический след исчезнувшей цивилизации, которая была столь велика географически и столь мощна психобиологически, как и цивилизация Атлантиды, что может оказаться цивилизацией атлантов».

Рише очень внимательно изучил ориентацию льва и показал, что он вполне мог сыграть роль в творении оси Дельфы — гора Олимп к северо-западу. В длину лев ориентирован точно с северо-востока на юго-запад, направлении, более или менее указывающем на восход летнегое солнцестояния. Но его голова повернута перпендикулярно к телу, лицом вперед; он внимательно смотрит вперед на восход солнца над горой во время зимнего солнцестояния. Рише оценивает глубокую значимость этого альянса: «Астроном мог без сомнения соотнести его с солнцем в момент солнцестояния… Что касается направления тела льва, оно, видимо, означает направление на Акрию на южном побережье Пеллопонеса, где, согласно Павсанию, стояло наиболее древнее святилище Матери богов». Хотя лев расположен лицом к солнцестоянию и однозначно символизирует созвездие Льва, Рише предполагает, что лев Кеи обозначает эпоху, когда летнее солнце в момент солнцестояния находилось во Льве – от 4400 г. до н.э. до 2200 г. до н.э. Этот вывод делает льва современным тому же периоду времени, что и ранняя культура, чьи следы были недавно найдены и датированы на Кее, и первой записанной египетской династией. Фактически, предполагается, что действительно первый египетский календарь был принят в 4200 г. до н.э. Лев Кеи указывает на эпоху, в которую летнее солнце в момент солнцестояния было во Льве; и, когда летом солнце в момент солнцестояния входило во Льва, то есть около 4400 г. до н.э., весеннее равноденствие происходило в Близнецах.

Оба символа — Близнецов и льва Кеи, указывают на эпоху, когда ось равноденствий находилась в альянсе с Млечным Путем — эру галактического альянса. Этот редкий прецессионный альянс был хорошо описан в «Мельнице Гамлета», где о нем говорится не меньше, чем о Золотом Веке. Но истинная отсылка ведет к более раннему альянсу и прецессии.

Египетский сфинкс, смотрящий на восток, является символом эпохи, во время которой весеннее равноденствие происходило во Льве — примерно 10800 лет до н.э. Летнее солнцестояние во Льве, на 1/4 прецессионного цикла позднее, было представлено «Оживлением Сфинкса», потому что оно означало первый период времени, начиная с 10800 г. до н.э., в который сезонная четверть занималась Львом. Кейский лев, лицом на восход в день солнцестояния, а не на восход равноденствия, служит для дифференцирования солнцестояния от предшествовавшей оси равноденствия. Лев — критический маркировочный знак для этих периодических галактических альянсов, так как когда альянс происходит в равноденствие или солнцестояние, это означает, что как ось солнцестояния, так и ось равноденствия находятся в альянсе с Млечным Путем и Галактическим Центром. Например, мы только недавно вступили в эру Водолея, что означает, что осеннее равноденствия во Льве — это также путь к определению осей солнцестояния в альянсе с Млечным Путем!

Рише предполагает, что лев Кеи был частью очень старого зодиакального колеса, имеющего центр, возможно, на Трахисе и перенесенного позднее в Дельфы, и указывает на существование отдаленной эпохи системы, которая символически описывала первый известный календарь, возможно, заимствованный из египетских традиций. Удивительно, что отдаленная эпоха галактического альянса приходилась на летнее солнцестояние во Льве. Вот что Рише сказал о льве о. Кеа: «Мы имеем цепь непрерывных указателей, из которых можно заключить, что кейский лев представлял зодиакального охранителя знака Льва во время, которое уже не может быть рассчитано из-за отсутствия столь древнего календаря. И это, конечно, не случайно, что лев смотрит на Египет».

На нашем пути в Египет мы сделаем паузу, чтобы изучить митраизм, важнейшую греко-римскую традицию, которая обеспечивает связь между Европой и старой персидской мифологией. Еще более важно, что митраистская космология имеет свое высочайшее посвящение в доктрину восхождения и падения душ через галактические врата. Митраизм — это религия, которая поднялась как результат «открытия» прецессии Гиппархом в 128 г. до н.э. и, без сомнения, указует путь к гиперкосмическому солнцу — выше местожительства Сатурна — Зевса на горе Олимп.

 

Похожие статьи:

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Введение. Глава 1.

ОбзорыВОРОН Эдгара Аллана По

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 3.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 2.

СтатьиДжон Майор Дженкинс "Галактический альянс: трансформация сознания в традициях майя, Египта и Вед". Глава 4.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 607 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий