fantascop

Я донской казак Денисов

в выпуске 2016/04/25
article8086.jpg
Рассказ  об  удивительных  подвигах  лучшего фехтовальщика русской  армии
 генерала  от  кавалерии Ф.П. Денисова
 

Цикл:  ЗАБЫТЫЕ ГЕРОИ

Исторический очерк



          В 1768 году Турция, подстрекаемая Францией, объявила войну России. Для ведения боевых действий на юге страны были созданы две армии, первой из них командовал П.А. Румянцев, второй – В.М. Долгоруков. Шло кровопролитное сражение при Ларге. Фельдмаршал Румянцев следил в подзорную трубу за ходом баталии. Внезапно его внимание привлек всадник в голубом кафтане на белом коне, который, оставив далеко позади своих товарищей, смело врубился в гущу турок. Казалось, за свою безрассудную храбрость смельчак должен был вот-вот расплатиться собственной жизнью. Однако, безымянный герой не спешил погибать. Ловко уклоняясь и отбивая нацеленные на него удары, он демонстрировал мастерство сабельного боя, нанося противнику существенный урон. Фельдмаршал с восхищением следил за ним, считая валившихся под ноги белого скакуна турок. Насчитав семь убитых, главнокомандующий подозвал к себе адъютанта и, указав ему на неизвестного в голубом кафтане, повелел после сражения разыскать его и привести к нему. Поручение было исполнено, и перед фельдмаршалом предстал худощавый молодой человек лет тридцати, в изорванном и покрытом вражеской кровью кафтане. Глаза его без тени смущения смотрели на командующего.
          - Ты кто таков? – Спросил Румянцев.
          - Я донской казак Денисов! – Отвечал удалец.

          Федор Петрович Денисов, названный в военной энциклопедии Леера «славой и блестящим украшением Донского казачества», к сожалению, малоизвестен широкому читателю, хотя в недалеком прошлом имя его гремело по всей Российской Империи, олицетворяя собой беспримерное мужество и беззаветное служение Отчизне.

          Храбрость этого человека в сочетании с незаурядным полководческим талантом позволили ему, начав службу простым казаком, дослужиться до генерала от кавалерии и «по Высочайшей грамоте, данной 5-го апреля 1802 года, быть пожалованным в графское Российской империи достоинство». Подобной милости донские казаки удостаивались впервые.

          В краткой справке, найденной нами в военной энциклопедии за 1912 год, читаем: «В 22 сражениях, веденых графом Денисовым, войсками его было убито более 50 т. неприятеля, взято в плен до 10 т. человек, в том числе 6 пашей и генералов и отбито 161 знамя и 107 орудий».

          О своем личном счете Денисов, будучи человеком скромным, предпочитал не говорить, хотя, по свидетельству его сослуживцев, он был весьма велик. Отменный стрелок и прекрасный фехтовальщик, Денисов неизменно появлялся на самых опасных участках сражения, воодушевляя своим примером казаков. Тело этого храброго человека было сплошь покрыто ранами. Неровно зарубцевавшиеся дыры от пуль и осколков соседствовали с косыми сабельными шрамами. Количество его ранений даже вызывало споры. Так, среди дореволюционных исследователей его военной карьеры так и не было установлено единого мнения о количестве его пулевых ран. Одни считали, что в его тело попало семь пуль, другие увеличивали число до десяти. Видимо, эта загадка никогда не будет разрешена, сам же Денисов не любил говорить об этом. К концу своей жизни Феодор Петрович удивил лекарей, обнаруживших в его ноге пулю, которую он стойко носил в себе в течение пятнадцати лет.

          Родился Федор Петрович Денисов в Пятиизбянской станице в 1738 году и в 1756 году вступил в службу казаком в полк, содержавший пограничный караул на Оренбургской линии. В том же году на казачьем собрании он был избран полковым есаулом. В 1763 году вместе с полком переведен в Кизляр. В 1768 году началась война с Турцией, и Денисов попросил записать его добровольцем в действующую армию. Находясь в авангарде наступающих войск, Денисов принимает самое активное участие в сражениях при Рябой Могиле, Ларге и реке Кагул, в которых были разгромлены основные силы турок. Его безудержная храбрость и казачья смекалка обратили на себя внимание командования, и в 1770 году он производится в войсковые старшины, а затем и в «донские полковники». Получив в свое командование казачий полк, Денисов немедленно доказывает своему армейскому начальству, что их выбор был правильным: наголову разбивает шеститысячный турецкий отряд, вышедший из крепости ему навстречу. В этом сражении казаками Денисова было захвачено 1700 пленных и 12 знамен. Затем последовала череда блестящих побед: 22 сентября 1770 года Денисов берет штурмом хорошо укрепленную турецкую крепость Татар-Бунар, захватив 23 пушки и 15 знамен, наносит поражение противнику в устье Дуная, захватывает турецкие крепости Аккермана, Тульчи (1770 г.), Бабадага и Искачи (1771 г.). В 1772 году, 30 апреля, разбивает четырехтысячный османский корпус, берет семь знамен и множество пленных, после чего стремительно двигается со своим полком к местечку Горы-Балах, где наносит сокрушительное поражение другому турецкому корпусу, захватив 17 пушек и четыре знамени. В том же году при штурме Силистрии Федор Петрович был ранен пулею в правую ногу навылет, но не покинул поле боя до тех пор, пока турецкая крепость не сдалась. Только после этого Денисов позволил перевязать себя. В 1773 году у озера Карасу Денисов наголову разбивает турецкую армию под командованием Сераскир и Чауш-пашей. Напуганные храбростью казаков, оба командующих после непродолжительного сопротивления сдались на милость победителя. В том же году в сражении под Варною Федор Петрович был ранен пулею в грудь. Не покинув своего полка, с еще не совсем зажившей раной, он продолжает одерживать громкие победы над неприятелем. Его производят в майоры. В 1774 году Денисов переходит Дунай, застав врасплох турецкую армию под командованием Кара-паши. Захватив весь лагерь незадачливого полководца, Денисов получает приказ двигаться к местечку Базарчуку, не доходя которого встречает семитысячный конный турецкий корпус под командованием Черкес-паши. После продолжительного кровопролитного сражения турецкая конница была опрокинута и начала отступать. Черкес-паша, видя свое поражение, решает заманить увлеченных погоней казаков в ловушку. В Базарчуке в это время располагался 13-тысячный корпус турецкой пехоты. На него-то и решил вывести казаков Денисова Черкес-паша, уверенный, что изрядно поредевшая русская конница станет легкой добычей османских воинов. Однако все его надежды рухнули под напором безудержной храбрости денисовцев. Словно ураган прошелся по турецким рядам, сметая все на своем пути. 13-тысячный корпус противника перестал существовать.

          После этого небывалого сражения Черкес-паша, воспринявший свое поражение как личное оскорбление, поклялся встретиться с Денис-пашой, как к тому времени турки величали Федора Петровича, и в честном бою убить. По свидетельству А.П.  Пивоварова – исследователя донского казачества, Черкес-паша клятвы своей не забыл и на протяжении всей войны стремился встретиться с Денисовым лицом к лицу, став, по существу, самым опасным противником Федора Петровича. В сражении под Базарджиком они снова встретились.  Узнав своего врага, Черкес-паша стал громко кричать: «Денис-паша!» - Вызывая Федора Петровича на поединок. Тот не заставил себя долго ждать, и два врага схватились в смертельном поединке. Несмотря на храбрость и умение обращаться с оружием, Черкес-паша не сумел оказать достойного отпора более опытному фехтовальщику. Для многих исход поединка был уже ясен. И когда Денисов перерубил своей саблей оба повода лошади паши, лишив его возможности маневрировать, турецкие воины бросились на Федора Петровича и оттеснили от своего командира.

          В дальнейшем противники еще неоднократно встречались в сражениях, и всякий раз Денисов наносил Черкес-паше сокрушительное поражение. Одно из самых крупных – 15 июля у Ени-Базара, где Черкес-паша едва не попал в плен. Затем под Казлудже. При отступлении турецкий полководец выронил свою саблю. Денисов поднял ее и хранил как трофей.
          Последняя встреча двух смертельных врагов произошла у Разгада. Турки превосходили казаков по численности почти вдесятеро. Для Черкес-паши представилась хорошая возможность, наконец, разделаться с ненавистным Денис-пашой. Однако Федор Петрович был не только отчаянным рубакой, но и незаурядным полководцем. Понимая, что открытое столкновение с турками приведет лишь к гибели его отряда, он принялся детально изучать местность. Обнаружив глубокую лощину, Денисов решил использовать ее для засады. Расположив в лощине большую часть своего отряда, Федор Петрович приказал нескольким офицерам с горсткой казаков атаковать неприятельские передовые посты. Видя ничтожное количество русских, турки возликовали и перешли в наступление. Заманивая неприятеля, казаки поравнялись с лощиной, и тут засадный полк ударил во фланг турецкой армии. Растерявшиеся турки не оказали существенного сопротивления. Напрасно Черкес-паша кричал и рубил своих отступающих солдат, те бросали оружие и сдавались в плен. Турецкому командующему ничего не оставалось делать, как самому спасаться бегством.

          После окончательного разгрома Черкес-паши Денисов продолжает наносить Османской империи одно поражение за другим: дважды под Шумлою, где разбивает сначала 17-тысячную турецкую конницу, а затем 10-тысячный пехотный корпус, под деревней Челыковек, где он наносит сокрушительное поражение турецкой армии под командованием Юсуп-паши. В этих сражениях Федор Петрович трижды был ранен.

          В 1774 году он производится в подполковники армии, а в 1777 году в полковники. В 1779 году Денисова направляют в Крым «для усмирения бунтовавших татар». После успешно завершенных операций его вызывают в Санкт-Петербург, где императрица лично выражает Федору Петровичу «свое удовольствие по поводу великого усердия, выказанного на благо Отечества».

          В 1783 году в Крыму вспыхивает второе восстание ногайцев. Суворов, назначенный командующим русскими войсками, обращается к императрице с  просьбой прислать ему для усиления войск казаков Денисова, прекрасно зарекомендовавших себя в подобного рода операциях. По прибытии в Крым Федор Петрович активно включается в борьбу с мятежными татарами, подстрекаемыми на вооруженное выступление против России Османской империей. В походе 1783 года особенно кровопролитные бои произошли 1 августа при Урай-Илгасы – убито 3000 ногайцев, урон русских – 777 человек – и на реке Лабе 1 октября, где уничтожено свыше 4000 кочевников.

          Примечателен случай, происшедший с Федором Петровичем во время этой компании. Маленький отряд Денисова после совершенной вылазки по тылам противника отступал, преследуемый татарской конницей. Враги настигали. Тогда Денисов обратился к своим казакам с речью, говоря, что лучше встретить смерть в бою, чем быть убитыми в спину, спасаясь бегством. Казаки остановили лошадей и, вытащив сабли, стали ждать неприятеля. Подскакавшие татары волной накатили на маленький отряд. Началась неравная битва, в которой казакам оставалось лишь одно – умереть с честью. Как говорилось выше, Федор Петрович был на редкость умелым фехтовальщиком. Этим и объяснялся тот факт, что ногайские воины никак не могли сразить бесстрашного полковника. Разъяренный неумелостью своих подчиненных, татарский мулла решил сам расправиться с противником. Взяв длинную пику, он помчался на Денисова. Однако тот, отбив нацеленное на него оружие, молниеносным ударом зарубил врага. Увидев гибель своего предводителя, ногайцы разразились горестными воплями, потеряв всякий интерес к сражению. Это и спасло жизнь Денисову и его казакам. Весть об этом приключении Федора Петровича дошла до императрицы, и та распорядилась узнать, не ранен ли удалой полковник.

          В следующем 1784 году Денисова производят в бригадиры.
          До 1787 года Федор Петрович находился в Крыму, где к тому времени началась борьба с кабардинскими племенами, поднятыми Шах-Мансуром. Борьба эта осложнилась второй турецкой войной, и российское правительство, решив, что Денисов будет больше полезен на фронтах с Османской империей, направляет его в звании генерал-майора на помощь к Потемкину. Как один из наиболее отличившихся при штурме Очакова (1788 г.), Денисов был отправлен Григорием Александровичем в Санкт-Петербург «с регалиями». В письме к Екатерине II Потемкин писал: «У Вас достоинства не по платью принимаются, потому я Вас, матушка родная, прошу Денисову позволить быть в эрмитаже». Она отвечала: «…если пишешь о Денисове, то с радостью соглашаюсь его призвать в эрмитаж, ибо он повсюду храбростью и умом себе проложил дорогу».

          Турецкая война ослабила Россию. Большая часть русских вооруженных сил была отправлена на юг, чем не преминули воспользоваться шведы. Шведский король Густав III решил вернуть земли, утраченные Швецией по Ништадтскому и Абосскому договорам. Придравшись к неисправному, по его мнению, салюту русских кораблей шведской эскадре, он предъявил России дерзкие требования, а вслед за тем объявил войну. 36-тысячная шведская армия под командованием самого короля вторглась в русскую часть Финляндии.

          Раздираемая войной с Турцией и принужденная держать гарнизоны для сражения с ногайцами и кабардинцами, Россия смогла выделить для войны со Швецией не более 15 тысяч войск, лишь половина из которых являлись регулярными частями. В это суровое для нашего Отечества время Екатерина II по совету Потемкина отправляет Денисова на шведский фронт с напутствием еще раз порадеть за Россию. И Федор Петрович оправдывает доверие императрицы. В «краткой хронике казачьих войск и иррегулярных частей», вышедшей в СПб. В 1912 году, читаем о его подвигах: «Мая 31-го при деревне Кире с егерями и казаками разбил и прогнал неприятельский деташемент, отбил две пушки, причем при переправе, именуемой Парусальма, ранен пулями в левую ногу и руку; июля 3-го при деревнях Капиасах и Кутти разбил и прогнал неприятеля, состоящего из 3500 человек, убито до 500, в плен взято 70 человек; 5-го прогнал шведский корпус из Кулле за Тюмень до Красной мызы; 28-го перешел через реку, разбил передовые шведские посты и, прогнав к самой батарее, овладел оною с 4-мя на ней пушками…».

          Но, пожалуй, самый примечательный подвиг за эту войну совершил Денисов, напав с небольшим отрядом на семитысячный неприятельский корпус под командованием самого шведского короля. Это произошло 22 апреля 1790 года при кирке Вилькеной.
          Под покровом темноты денисовцы подобрались к вражескому лагерю и принялись обстреливать последний из нескольких имеющихся в их распоряжении пушек. Чтобы создать иллюзию большой батареи, казаки постоянно меняли свои позиции, перевозя орудия на импровизированных телегах. В шведском лагере началась настоящая паника. Беспорядочно отстреливаясь, противник начал отступать. Шальная пуля угодила Денисову в кисть и, пройдя до локтя, изуродовала ему все предплечье. Подозвав лекаря, Федор Петрович приказал удалить пулю и перевязать рану, продолжая при этом командовать батареей. Когда весь орудийный боезапас был израсходован, Денисов велел дать сигнал для кавалерийской атаки.
           Решив, что на них напали превосходящие силы русских, шведы пустились в бегство, бросив свой лагерь вместе с провиантом и личным обозом Густава III. Шведский король скакал впереди своих войск. Окрыленные победой, казаки бросились преследовать неприятеля. Дважды шведы делали попытку дать отпор наседающим казакам, и дважды их планы рушились под напором денисовцев. У деревни Иокалы шведский король приказал сжечь мост через реку, полагая, что этим сможет задержать преследователей. Однако казаки просто обошли реку стороной и снова ринулись на врага. У маттилевского моста вновь произошло короткое сражение, и вновь войска Густава III не выдержали стремительного натиска казаков. Шведы подожгли и этот мост. На сей раз денисовцы переправились через проток вплавь. Преследование продолжалось всю ночь до рассвета. Лишь у финской границы Денисов остановил своих казаков. Шведский король был ошеломлен, узнав, что такое страшное поражение нанес ему маленький отряд, насчитывающий лишь несколько сотен человек.

          В депеше, посланной Екатериной II на финский театр военных действий, в частности говорилось: «О контузии, полученной генерал-майором Денисовым, сожалеем и ожидаем уведомления в каком он положении». Впоследствии в личной беседе императрица спросила Федора Петровича, как же он осмелился со столь незначительным отрядом напасть на самого короля. На это Денисов ответил: «Смелость отворяет широкие ворота к победе».

          После окончания турецкой и шведской войн начались осложнения с Польшей. Внутренне положение в Польше было таково, что Россия, Австрия и Пруссия разделили ее, в результате чего Россия получила Белоруссию, Австрия – Галицию и Пруссия – Померанию. Национальное чувство поляков было глубоко оскорблено и патриоты сумели поднять волну национального движения за внутренне переустройство страны. Вспыхнули восстания в Кракове, Варшаве, Вильно. В Варшаве образовалось временное правительство, король был арестован, и объявлена война России и Пруссии. Во главе войск стал Тадеуш Костюшко, объявивший себя диктатором. По его приказу началось поголовное истребление солдат и офицеров русского гарнизона. Потеряв до двух тысяч убитыми, остатки русских войск сумели вырваться из Варшавы. Армия Костюшки достигла 70 тысяч человек. Военные действия были перенесены в Литву, где ими руководили Огинский и Сераковский. 12-тысячный отряд вторгся даже в Курляндию и захватил Либаву. Над Россией нависла угроза польского вторжения. В срочном порядке началось формирование ударной русской армии. Командующим был назначен А.В. Суворов, который тут же заявил императрице, что для победы ему необходима кавалерия Денисова.

          Назначенный командиром передового казачьего корпуса, Федор Петрович в составе 10-тысячного суворовского отряда прошел с Днестра на Буг, сделав 560 верст за 20 дней, и наголову разбил 13-тысячный польский отряд. Так было положено начало славным победам, одержанными казаками Денисова в польскую кампанию. Затем по приказу Суворова корпус Федора Петровича был направлен на соединение с прусскими войсками для совместных действий против крупной польской группировки под командованием самого Костюшки. Сражение произошло 26 мая 1794 года под Щекоченом. Кровопролитная битва длилась несколько часов с переменным успехом до тех пор, пока корпус Денисова не ворвался в тыл неприятельской армии. Разозленные рассказами о зверствах поляков, учиненных над солдатами русских гарнизонов, казаки без всякого сожаления принялись рубить противника, превратив сражение в кровавую резню. И только авторитет Денисова положил конец этой бойне. Поляки потеряли убитыми больше 17 тысяч человек, около 3 тысяч сдались в плен, и только Костюшке с небольшим отрядом удалось скрыться. Казаки захватили в качестве трофея 27 вражеских знамен.

          По распоряжению генерал-аншефа Суворова корпус Денисова отделился от прусской армии и пошел на соединение с основными русскими силами. По пути казаки разгромили три польские группировки: 14 июня – при деревне Скаршинске, 28-го – Зеленой мельнице и 20 июля – при Вильянове, захватив несколько тысяч пленных.
          За это время Тадеуш Костюшко сумел собрать новую армию численностью 13 тысяч человек. Зная, что корпус Денисова двигается на соединение с войсками Суворова, польский командующий решил не допустить этого. При Мочевицах он вступил в сражение с Денисовым. Корпус Федора Петровича, усиленный дивизией Ферзена, насчитывал 12 тысяч человек. Бой длился семь часов. Поляки дрались с отчаянным мужеством, но их противниками были казаки, привыкшие одерживать победы и над более сильными врагами. И 28 сентября под Мочевицами «сгибла Польша…». Войска Костюшки уничтожены, а сам он был взят в плен вместе со всем штабом. Урон с русской стороны – 800 убитых и 1500 раненых, у поляков убито и ранено – 9500, в плен взято – 2000. Когда сражение было закончено, к Мочевицам подошли войска Суворова. Денисов доложил командующему о победе. Выслушав его, Суворов воскликнул: «Вот донец! Он русский, он -Илья Муромец, он – Еруслан Лазаревич, он – Добрыня Никитич! Победа, слава, честь русским!».

          Поражение Костюшки привело поляков в ужас. В среде восставших произошел раскол. Одни требовали немедленно вступить в переговоры с победителями, другие, воинственно настроенные, требовали продолжения войны. Последние одержали верх. Главнокомандующим польскими войсками был назначен Вавржецкий.

          12 октября Суворов разбил поляков при Кобылке, где конница Денисова штурмовала окопы. 18 октября русские войска подошли к сильно укрепленной Праге – предместью Варшавы, которую защищало 20 тысяч инсургентов Зайончека. Кровопролитный штурм Праги 24 октября завершил эту блестящую кампанию. На следующий день Варшава сдалась на капитуляцию. Но война еще не была закончена. 27-тысячный корпус Вавржецкого ушел из-под Варшавы и продвигался к границам Австрии.
          Преследование противника Суворов поручил Денисову. У Опочно Федор Петрович нагнал неприятельское соединение. И здесь произошел удивительный случай – Денисов без боя взял в плен польского главнокомандующего. Побившись об заклад со своими офицерами, что сам сможет пленить «главного поляка». Федор Петрович, взяв с собой рядового казака, под видом парламентера отправился в неприятельский лагерь. Вот как описывает этот случай А.Н. Пивоваров: «У подъезда квартиры Вавржецкого он увидел стоящую запряженную карету. Вавржецкий, окруженный своими генералами и адъютантами, задумчиво сидел у стола. Денисов потребовал, чтобы он сдался. Это взорвало гордого поляка: «Да разве ваш генерал Денисов считает меня побежденным?! Убирайся вон и скажи своему генералу, что мы еще переведаемся с ним оружием!» - «Я сам Денисов! – Грозно вскричал мнимый парламентер и распахнул свою грудь, украшенную звездами. – Я сам пришел взять тебя в плен!»
          Поляки растерялись. Денисов схватил Вавржецкого за шиворот и с помощью казака втолкнул в его же карету и помчался.
          «Да где же я? Скажите, пожалуйста, где я? – Восклицал потерявшийся Вавржецкий. – Или все это один только сон?»
          «Уверяю, Ваше превосходительство, - отвечал, смеясь, Денисов, - что Вы не во сне, а наяву в плену у русского генерала!»
          Лишившись своего командира, польские войска сложили оружие.
          Этим подвигом Федор Петрович не только поставил окончательную точку в польской войне, но и сохранил жизнь тысячам людей. Произведенный в 1795 году в генерал-лейтенанты, Денисов был зачислен в свиту Государыни и в 1798 году был назначен командиром Лейб-гвардии Казачьего полка, во главе которого остался и по производстве его в том же 1798 году в генералы от кавалерии. Когда начались приготовления к войне с Францией, Суворов, высоко ценя военные дарования Денисова, рекомендовал назначить его командующим корпусом, направленным в Швейцарию, однако, Павел I, вступивший в то время на Российский престол, наотрез отказался ставить во главе войск Денисова, считая его чересчур необузданным и излишне инициативным. Выбор Павла I пал на Римского-Корсакова. Находясь в свите императора, Федор Петрович неоднократно навлекал на себя гнев царя своей прямотой и откровенностью. Так, в разговоре с Павлом о положении дел в Швейцарии Денисов заявил, что Римский-Корсаков непременно будет разбит, если не изменит растянутого расположения своих войск. Император пришел в бешенство и запретил Денисову приезд ко двору. События, однако, оправдали предсказания Федора Петровича и подняли его в глазах Государя. Денисов был назначен инспектором Кавказской линии и Астраханским военным губернатором с оставлением в должности командира Лейб-гвардии Казачьего полка. В 1799 году ему было приказано взять под свое командование 28 казачьих полков, расположенных на западной границе «для исполнения порученного». В чем заключалось это поручение, осталось неизвестным. (Речь, видимо, шла о походе в Индию, которую Павел надеялся отобрать у Англии. Операцию должны были осуществить донские казаки, усиленные двумя конно-артиллерийскими ротами).

          В апреле того же 1799 года Денисов был возведен со всем своим потомством в графское достоинство. На этом, по существу, и закончилась его военная карьера и началась полоса неудач. Являясь, горячим противником павловских реформ, Федор Петрович с присущей ему откровенностью убеждал Государя в ошибочности его поступков, чем зачастую приводил последнего в неописуемую ярость. Не желая ни с кем воевать, Павел I сократил армию на 93 тысячи человек. Это в большей степени сказалось на кавалерии. Осталось лишь 40 полков. В армии процветали палочная дисциплина и муштра, жестокость в обращении старших с младшими по чину. Особенно сильно страдало казачество. Само понятие «казачья вольница» приводило Павла в исступление. Даже прославленный атаман Матвей Иванович Платов попал в немилость к Государю и был заключен в крепость.

          Заступаясь то за одного, то за другого «обиженного» императором казака, Денисов окончательно настроил самодержца против себя. А после того, как Государю было доложено, что граф Денисов играет с простыми казаками в карты и пьет вино, терпение Павла лопнуло. Обвинив Федора Петровича в неумении поддерживать дисциплину во вверенных ему частях и «за беспорядки» в полку в январе 1801 года его отстранили от службы и отправили «на покой» в родную Пятиизбянскую станицу, где, тоскуя по ратным делам и своим боевым товарищам, Федор Петрович Денисов скончался в марте 1803 года в возрасте 65 лет.
          «За оказанные им по службе подвиги Всемилостивейше возложены на него ордены: Св. Александра Невского, Св. Анны 1-го класса, Св. Великомученика и Победоносца Георгия 2-го класса, Св. Равноапостольного князя Владимира 2-го класса, Св. Иоанна Иерусалимского Большого Креста и Всемилостивейше жалован бриллиантовым пером, двумя саблями, каменьями, украшенными с вензелевым на них Высочайшим именем, и деревнями, в коих 1200 душ: там же пожалован от Его Высочества короля Прусского Фридриха II орденом Красного Орла и от Его Высочества короля Польского Станислава Августа орденом Белого Орла и Св. Станислава».
          26 августа 1904 года по приказу Императора Всероссийского Николая II именем Федора Петровича Денисова «в вечное сохранение и напоминание» назван 11-й Донской Казачий полк.
          Вся жизнь этого человека являла собой беззаветное служение Отчизне, защищая которую, он одерживал свои громкие победы «во славу флага Российского и в назидание неприятелям».
          Хочется верить, что имя Федора Петровича Денисова, несправедливо забытое на многие десятилетия, займет, наконец, почетное место в славной галерее блестящих российских полководцев.

Б И Б Л И О Г Р А Ф И Я.
Броневский В. История Донского войска, ч. 3 – 4. Спб., 1834.
Военная энциклопедия, т. 9. М., Изд-во Сытина, 1912.
Военная энциклопедия Леера, т. 3 – 4. Спб., 1888.
Краткая хроника казачьих войск и иррегулярных частей. М., 1912.
А. Струсевич. Герои Дона. Спб., 1912.
Пивоваров А. Донские казаки. Спб., 1909.
Сенюткин. Донцы, ч. 2. Спб., 1909.
Ферзель Б. Подвиги казаков. М., 1904.
Керсновский А. А. История русской армии в 4-х томах. Т. I. – М.: Голос, 1992.
Гордеев А. А. История казаков со времен царствования Петра Великого до начала Великой войны 1914 г. М., 1992.
Журнал «Дон», 1887, № 3.

Очерк опубликован в журнале «Россияне» в сентябре 1994 года.
       

Похожие статьи:

СтатьиВойна – приводной ремень естествознания

РассказыКнига Аркарка (повесть) часть 1, глава 1.

СтатьиАмерика и американское кино - двойные стандарты

Рассказы"Ракета в окне"

РассказыКазачка

Рейтинг: +10 Голосов: 10 935 просмотров
Нравится
Комментарии (28)
DaraFromChaos # 17 апреля 2016 в 00:38 +2
Гриш, молодец!!!
хорошо, что ты продолжаешь эту серию dance
Евгений Вечканов # 17 апреля 2016 в 03:19 +2
Ух, хорошо написано, зачитаешься! Конечно же плюс!!!
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 03:20 +2
Читал как художественное произведение. И турок-антагонист, и героика, и неблагодарный царь. Здорово, Гриш, очень здорово!
Григорий Родственников # 17 апреля 2016 в 13:01 +2
Спасибо, друзья мои!
Увлеченный был человек в 90-х ))
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 13:09 +2
Вы публицист от бога, батенька! Вам бы подковы гнуть обширные статьи и обзоры в интернете писать!
Григорий Родственников # 17 апреля 2016 в 13:12 +2
Все в прошлом cry
DaraFromChaos # 17 апреля 2016 в 13:13 +2
ленивец вы, батенька! v
Григорий Родственников # 17 апреля 2016 в 13:18 +2
Воистину так!
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 13:19 +2
Это говорит человек, который на конк больше всех работ заслал!!ЫыыыХ! Постеснялся бы)))
Григорий Родственников # 17 апреля 2016 в 13:23 +2
Так я старые заслал! laugh
У меня еще три сундука осталось на следующий конк! И главное, нигде не публиковал, как новенькие идут! Прелесть!
Григорий Родственников # 17 апреля 2016 в 13:26 +2
Глянь, Кристо, какая у Денисова физиономия! Никогда не скажешь, что русский. Скорее грузин или армянин.
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 13:27 +2
С турками воевал? Значить что-то армянское в нём есть))) Как и в Дракуле))
Григорий Родственников # 17 апреля 2016 в 13:30 +2
Вообще у истинных казаков, как правило, орлиные носы.
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 13:31 +2
Вах! )))
DaraFromChaos # 17 апреля 2016 в 13:39 +1
*внимательно изучает себя в зеркало. поняв, что до гордого орлана Бородца еще далеко, успокаивается на том, что Зло - казачка наполовину laugh *
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 13:45 +2
Дык кэп про казаков а не про казачек говорил))
DaraFromChaos # 17 апреля 2016 в 13:47 +2
обидеться, что ли, за гендерную дискриминацию
rofl
Григорий Родственников # 17 апреля 2016 в 13:50 +2
У казачек грудь хорошая zst
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 13:51 +2
У казачек грудь хорошая
Колесом?
DaraFromChaos # 17 апреля 2016 в 13:54 +2
блин, мужуки, вы мну отвлекаете от перевода и на пошлости провоцируете :)))

значиццо, грудь хорошая?
а у наполовину казачек? какая хорошая - левая или правая?
rofl
Жан Кристобаль Рене # 17 апреля 2016 в 13:55 +2
Средняя))
Вячеслав Lexx Тимонин # 17 апреля 2016 в 23:52 +3
Плюсище для Капитана! v
Григорий Родственников # 17 апреля 2016 в 23:54 +2
Спасибо, Лекси. Это очень, очень старый очерк.
Руслан (Кончар) Исмаилов # 30 апреля 2016 в 20:00 +1
Очерк превосходный.
Я его в апрельский ТОП порекомендовал.
Григорий Родственников # 30 апреля 2016 в 20:06 +1
Это правильно, Руслан!
Обязательно его в топ надо! )
Анна Гале # 16 сентября 2016 в 20:36 +2
Шикарная статья! Да, таких людей нельзя забывать! +++
Григорий Родственников # 17 сентября 2016 в 12:52 +1
Полностью согласен, Аня.
Спасибо.
Сергей Филипский # 24 января 2018 в 21:59 0
Очень хороший очерк. Из которого можно сделать прекрасную книгу.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев