fantascop

Жизнь и невероятные приключения Мумзеля Барракуды

в выпуске 2013/08/19
1 августа 2013 - Григорий Неделько
article751.jpg

[Рассказ написан по теме "Хорошие плохие парни" одного конкурса. Первоначальную версию я вскоре расширил и сделал главой повести, над которой работаю. Но текст, по-моему, может восприниматься и как обособленное произведение.]

 

Если кто вякнет, что Мумзель Барракуда – ограниченный кретин, закидайте того камнями. Я не просто наихудший плохиш из всех, что носила Земля, — я ещё и самый непредсказуемый и самый бесстрашный. Обладатель безупречного накачанного тела, красивых синих глаз и светлых волос, а ещё идеально ровных белых зубов. Зверь с ликом человека, скажем так.

            Возможно, мой словарный запас беднее, чем у этих… как их… ну, «Отелло» и «Анна Каренина», но я возмещаю это сторицей своими силой и обаянием. В основном, первым. Если проблему нельзя решить кулаком, то она недостойна вас. Плюньте и пройдите мимо. Впрочем, таких затруднений я ещё не встречал – я имею в виду те, что не решаются при помощи точно нанесённого удара, хотя бы и с третьей-четвёртой попытки.

            — Давай, Мамзель, держи! Ты сможешь!

            — Меня звать Мумзель! А вообще, отвали, идиот, я и так держу!

            — Ты ещё подерзи, подерзи наставнику!

            — А я что делаю?!..

            Пока я, привязанный за руки – за ноги к четырём пальмам, пытаюсь удержать на своём тренированном животе слонёнка, поведаю-ка я вам историю. Обычно я подобным голову не забиваю, но ситуация сложилась, прямо скажем, в корне необычная.

            Во-первых, этот вселенский злодей, эта жестянка Лохотрон Тринадцатый решил, что пора бы завоевать мир. Прилетел со своей Лохудрии и давай новые порядки вводить. Ну не наглость?! Даже я, несмотря на то, что когда-то промышлял контрабандой, захватом заложников, ограблениями и рэкетом, не опускался до этого. Знаете, есть такое слово «бесперспективняк». Вот, а Лохотрон не знает. Что ж, его проблемы.

            Во-вторых, половина страны во главе с президентом припёрлась ко мне на ранчо, где я отдыхал от мирских дел, и стала уговаривать меня «спасти всех ради господа бога!». Мне это было, как бы получше выразиться, по барабану. До лампочки. Ну, Лохотрон – ну, и хрен с ним. Меня-то он не трогает.

            — Чё вам надо?

            — Ты наша единственная надежда, Мумзель! Помоги нам! Мы знаем, внутри ты вовсе не такой злой, каким…

            А вот фиг вам, именно такой. И то, что полицейским пока не удалось меня поймать и упрятать за решётку или отправить на эшафот, вовсе не означает, что я настолько безрассуден и глуп, чтобы немедля броситься на помощь «несчастным землянам».

            — Мой ответ «нет». И на всякий, если ты или кто-то ещё из четверти миллиарда людей, что пришли с тобой, не расслышал, повторю – «нет». Всего три буквы – несложно понять и запомнить.

            — Но, Мумзель, ты ведь негодяй!

            — Ещё какой! А почему, ты думаешь, я вам отказываю?

            — Ты не отказываешь, а отказываешься – от шанса, который выпадает настоящему плохишу только раз в жизни, и то не всегда!

            — Э?

            Я насторожился, но, к своей беде, не понял, что это «в-третьих».

            Третья необычность состояла в том, что я мог не просто освободить людей Земли, но, освободив их, занять место Лохотрона и стать вселенским злом вместо него.

            Не буду отнекиваться, глаза мои загорелись. Да-а… Даже не так: а-ага-а… Тогда во мне пробудились древние инстинкты, которыми, в общем-то, и живут все плохиши. Жажда антиславы и мирового господства рекой протекла передо мной, и я купался в лучах, отражаемых её игристыми водами, наблюдал за этим сиянием, плыл вместе с ним – куда-то далеко… Короче, сам не помню как, но я согласился.

            Президент сложил вчетверо документ с моей подписью и отдал его помощнику. Тот, в окружении толпы охранников, убрал бумагу в сверхзащищённый кейс. Потом поздравил меня с правильным выбором.

            Мне жуть как хотелось послать его к чёрту, и я с превеликим удовольствием осуществил свою мечту.

            — Ну что ж, Мумзель, пора, — напутствовал меня президент.

В тот же день, собрав свой нехитрый скарб, я вылетел на тропический остров. Самолёт высадил меня в открытом море, так что до острова, местонахождение которого надо было сохранить в тайне, я добирался вплавь, попутно отбиваясь от разного рода зубастых созданий, норовивших откусить от меня нужные человеку части тела…

            Как сообщают СМИ

Тем временем Лохотрон играл в бильярд. И, так как победить честно он ни в коем случае не мог, Лох использовал гипнотизаторы, подкупал магов, устраивал баталии без права перемирия только ради того, чтобы во-он тот шарик закатился во-он в ту дырочку. Если вам доведётся играть с Лохом, возьмите с собой циркулярную пилу, бластер с неограниченным боезапасом, противозакляточный амулет и ватрушку. Последняя нужна на случай, если в перерывах между руганью и стрельбой вам вдруг захочется перекусить. И, конечно же, ни за что не соглашайтесь играть с Лохотроном в «дурака»: Лох Дураком не может быть по определению.

            …Сэнсэй, учитель, гуру, наставник – называйте, как хотите, этого дохлого узкоглазого сморчка – встретил меня с улыбкой и протянул руку. Но я хотел его проверить и вместо рукопожатия провёл хук справа. Как я очутился на земле, не знаю. Дол Динь Дон (так зовут сморчка) снова протянул руку, на сей раз чтобы помочь мне подняться. Я встал, сжав его сухонькую ладошку изо всех сил своей лапищей, — и с удивлением заметил, что это не произвело на моего будущего учителя никакого эффекта.

            — М-да, с тобой придётся поработать, — бросил он и отправился в хижину.

            Я последовал за ним – под покачивание пальм, под звуки-порывы тропического ветра, под шуршание песка, под крики птиц… Короче, я как раз собирался устроиться на новом месте поудобнее, когда Дол Динь Дон покачал головой и молча указал на подстилку перед дверью. Снаружи.

            — Ты чё, спятил?

            — Хочешь победить Лохотрона?

            — Да не особо, просто я связан договором…

            — Тогда слушайся меня во всём.

            Как позже выяснилось, спать на улице, таскать воду из колодца, мыть полы и стричь старику ногти было совсем необязательно и никак не влияло на боевой дух, конституцию, координацию, силу удара… Ни на что. Но это старикан сообщил мне на прощание, а пока я стойко сносил все его «издевательства». Впрочем, можно и без кавычек.

            — Как ощущения, Мамзель?

            — Меня зовут Мумзель! – в сотый раз рыкнул я. – Долго ещё?

            — Пока слонёнок не продавит в тебе большое круглое углубление.

            — Чё-о-о?

            — Хе-хе. Да не, уже всё. – Старик встал и опёрся на палку. – Заканчивай тут и приходи в дом. – И направился вглубь острова.

            — Эй! – крикнул я пенсионеру вслед. – А не хочешь ли снять с ученика эту заразу и развязать ему руки?

            — У-у-у-у-у! – ответил ветер.

            Я выругался и принялся изображать из себя Гудини…

            Как сообщают СМИ

Тем временем Лохотрон морально разлагался в обществе вина, друзей и куртизанок. Эта консервная банка постоянно кричал что-нибудь вроде «Официант! Шампанского!», потому что сам не свой был до алкоголя. А в подвыпитом состоянии превращался в любителя рассказывать бородатые анекдоты, и когда говорю «бородатые», я имею в виду принадлежность подлиннее, чем у Черномора. Затем, когда количество выпитого перешло все мыслимые границы, Лох начал гоняться за официантками по столам, поскользнулся на красной икре и свалился на пол, травмировав свою и без того болезную голову. После чего, когда количество выпитого перешло границы немыслимые, наступила самая страшная и невыносимая стадия – имя ей Вокальные Упражнения Акапелла.

…Домой я таки вернулся, злой и вымотанный.

Старикашка, с беззаботным выражением на складчатой морде, пил чай.

            — Что-то электрочайник барахлит – посмотри, — не поворачивая головы, словно обращаясь к пустому месту, произнёс Дол Динь Дон. Удобно расположившись в кресле, он смотрел по телевизору новости об очередных «достижениях» Лохотрона.

            Бубня под нос самые грязные ругательства, которые сейчас, после столь утомительных тренировок, мог вспомнить, я направился в кухню и там чуть ли не до утра возился с чайником. Оказалось, старая развалина специально испортил технику, чтобы мне было, чем заняться, так как никаких других заданий для меня он не придумал.

            Я свалился на кровать, после чего кто-то сильный и ловкий – вы, наверное, догадываетесь кто – секретным приёмом, которые я и прилетел изучать и знал уже довольно хорошо, переместил меня на улицу, на коврик. Но мне было до фени. Я спал и видел сны.

А часа через три старый маньяк поднял меня с коврика и отправил на гору. Я должен был без всякого снаряжения забраться на неё, а после слезть тем же маршрутом. Ощущая себя Томом Крузом, я карабкался, цепляясь почти что за воздух. Где-то на середине моего пути вверх затрезвонил мобильный. Держась одной рукой за уступ, другой я достал трезвонящий телефон и, раскачиваясь над пропастью, нажал кнопку «Ответить». Звонил мой старый дружбан Гремзель Кайман (мы с ним вместе как-то грабили рыбный магазин, за что и получили свои прозвища. Это было наше первое дело).

— А-а-а, Гремз, привет-привет. И пока ты не положил трубку, хочу сказать, что ты…

Я долго и витиевато высказывал другу всё, что о нём думаю. Это же надо было насоветовать такого мастера! Такого наставника-перенаставника!

— Ты сам-то у него учился?!

— Нет. Но мне рассказывали много хорошего…

— Хорошего!.. А плохого?

— Э-э… нет. А что плохого?

Витиеватые оскорбления возобновились.

— Погоди-погоди, в чём проблема-то?

— Нет, это ты погоди! Кто тебе рассказал о Дол Динь Доне?

— Хрямзель Креветка.

— Хрямзель?! О дьявол! Ведь он давно на тебя зуб имеет – да и на меня тоже – из-за того, что у него такое прозвище!

— Он был молодой и неопытный. Пока он стоял, разинув рот, на месте преступления, ты назвался Барракудой, я – Кайманом, а ему досталось… ну, то, что досталось.

Я это знаю. А ещё я знаю, что он до сих пор на нас в обиде и ищет способ отомстить. Вернее, уже нашёл. Потому и посоветовал тебе этот сошедший с ума трухлявый пень.

— Дол Динь Дона?

Я не успел поздравить его с феноменальной догадливостью: уступ, за который я держался, отломился, и я полетел вниз.

Не знаю, что было хуже: приземление или повторное восхождение. Закончил я тренировку, уже когда солнце село и на охоту вышли дикие звери. Набив парочке хищников морды – им, видите ли, захотелось мясца антигероя, — я вернулся в лачужку и благодаря доброте старикелло до утра чистил картошку. Будить меня не пришлось – на сон времени попросту не хватило. Так что я сразу отправился на скрытый в джунглях суперсекретный военный полигон, где мне предстояло несколько часов уворачиваться от ракет и пуль, которые пытался всадить в меня мой дорогой учитель.

— Это тренировка реакции и выносливости!..

— Ты трупешник! – между делом крикнул я. И, видимо, зря, потому как обстрел не прекращался до вечера, а к тому времени я был слишком утомлён, чтобы кому-то откручивать голову…

…Так, неспешно, текли день за днём на красивейшем тропическом острове, местонахождение которого не сможет обнаружить ни одна разведка, потому что все «стелсы» и прочие самолёты мой сэнсэй сбивал на раз из своей портативной ракетницы…

            Как сообщают СМИ

Тем временем Лохотрон осматривал свои новые владения. Ему наконец стало интересно, что же он завоевал. Вернее, он протрезвел-таки после жутчайшей попойки, а врачи вернули ему зрение и возможность ходить, которые он потерял по результатам сражения, возникшего, когда он в очередной раз получил на погоны две «шестёрки». Осмотр достопримечательностей проходил как обычно: Лох попытался погладить собаку-охранника, в результате чего последняя его немного прикусила своими огромедными зубищами; пытаясь сбросить собачку, Лох наткнулся на телохранителя с огнемётом и повалил несчастного на землю; огнемётчик случайно нажал на гашетку и поджёг бар с алкогольными напитками; тот сразу зашёлся синим пламенем, которое рванулось к небесам, но, что ещё хуже, и к резиденции Лоха тоже; доктор лечил инопланетного тирана долго и усердно, за что получил в итоге благодарность в виде злобнейшего щелчка по носу; но вот Лохотрон пришёл в себя, увидел полыхающий дворец и заорал благим матом, что все, не жалея живота своего, должны немедля броситься тушить резиденцию, и запуганные до смерти слуги и подчинённые, которые боялись Лоха больше, чем неожиданной диареи на оживлённой улице, стали исполнять приказ начальства. Только ремонтников и строителей ему всё равно пришлось вызвать, ведь пожар спалил девять десятых здания. А приехавшие на вызов ребята оказались добросовестными и конкретными парнями, поэтому, когда Лохотрон им не заплатил, подогнали специально нанимаемый в таких случаях самолёт с напалмом, которым летательное средство и облило резиденцию. И всё началось по-новой. Лох очень любил тусоваться.

…Наконец, подошли к концу последние тренировочные сутки. Я превратился в гору мышц, злобы и виртуозного владения боевыми искусствами давно забытых и потерянных народов. Дол Динь Дон поздравил меня с этим и, расчувствовавшись на прощание, пустив слезу, доверительно сообщил, что свернёт мне шею, если я кому-нибудь расскажу, как добраться до острова.

Я улыбнулся и рассмеялся – чуток неуверенно, будь он проклят! – и наши пути (наконец-то!..) разошлись. Правда, перед этим я сообщил наставнику, что один тип по имени Хрямзель, по прозвищу Креветка, раздаёт координаты острова налево и направо. Сэнсэй обещал разобраться, и это хоть немного, но согрело мою душу…

…На подступах к резиденции Лохотрона меня слегонца задержала его армия. Всего-то несколько десятков тысяч солдат – больше на скромном пангалактическом крейсере не доставишь, — но на то, чтобы справиться с ними, я потратил добрые два часа. Жаль, что рядом со мной не было Гремзеля с Хрямзелем. Первый отдыхал на курорте после очередного удачного ограбления банка, а второй, как я подозреваю, уже находился в больнице: не стоит переходить дорогу Дол Динь Дону. Когда освобожусь, надо будет узнать, куда определили моего старого дружбана, и отнести ему апельсинов.…

А тем временем Лохотрон правил бал – что естественно, в бальном зале. Разодетые под роботов, мутантов и пришельцев из иных измерений люди, которых в восстановленной из праха резиденции набилась шишова туча, трясли потными телами под убойный музон, а сам Лох, стоя напротив императорского кресла, которое ему специально привезли с родной планеты, дирижировал мракобесием.

И грянул гром. Я не шучу, действительно раздался раскат грома, и я подумал, что это неплохой момент, чтобы завалиться на вечеринку. Я снёс шестиствольным пулемётом двери с петель и вошёл в зал. Все остановились; Лохотрон выключил музыку.

— Кого там принесла нелёгкая?

— Ты прав, Лох, ох, как ты прав, совсем нелёгкая!.. Пулемёт, например, весит, как во-от такой поросёнок. (Ой, чуть не уронил пушечку.) А все эти гранаты и патроны…

— Взять его!

Но никто не шелохнулся. Все испуганно расступились к стенам, освобождая мне проход, и на всякий случай легли на пол.

Я поднял шестистволку – и без лишних слов жахнул по Лохотрону. У того глаза на лоб полезли. Он мгновенно спрятался за бронированный трон. Когда пулемётные патроны закончились, я взялся за плазменную гранату.

— Погоди, я не готов! – донеслось из-за кресла.

— Ничего не знаю – у меня обязательства.

Раздался оглушительный взрыв – я даже немного забеспокоился: подумал, что могли лопнуть мои барабанные перепонки. Это всё акустика в лоховском зале. Слава богу, ничего подобного не произошло.

Между тем все присутствующие, кроме нас с Лохотроном, благоразумно покинули здание. Самозваный император мира выбрался из-под обломков сорвавшейся с потолка люстры и, воспользовавшись мешаниной, достал из секретного отделения в стене лучемёт. В следующую секунду прямо в меня полетел смертоносный ярко-оранжевый луч! Я упал на пол, и он просвистел надо мной.

— Ты что ж делаешь, гад! Видишь же, я без энергетических доспехов!

— Ничего не знаю – у меня беспощадность.

— Где?

— В бороде!

И пришелец надавил на гашетку, а отпускать её не намеревался. Пока Лох поливал окружающее пространство из лучемёта, я бегал по стенам – благо, у меня имелись предназначенные для этого ботинки. В стенах появились бреши, затем дыры, а после – огромные дырищи. Но Лохотрона это мало беспокоило.

До тех пор пока заряд лучемёта не иссяк.

— Чав-чав-чав, — сказало оружие в руках удивлённого владельца.

— Так-так-так, — произнёс я.

— Э-э… Мумз, погоди, я перезаряжу.

— Ну уж фигушки.

И я спрыгнул с потолка, где в настоящий момент находился, прямо на своего заклятого врага. Тот, продолжая перезаряжать лучемёт, тихонько отошёл в сторону.

— А-а-а-а-а! Ма-а-а-а-ать!.. – выразился я, прошибая дыру в полу и уходя под землю.

— Сейчас, сейчас… сей-ча-ас… — обнадёжил Лох.

Я перекувырнулся и выскочил из дыры, чтобы наброситься на наглого инопланетянина. Но того нигде не было видно.

— Чтоб тебя! Плащ невидимости, да?

— А то!

Я вытащил из-за пояса два бластера, выставил на них режим «Спасайся кто может!» и принялся палить вокруг без разбора, начав с того места, откуда, как мне показалось, раздался голос моего противника.

— Ха-ха-ха! – рассмеялся Лохотрон, кося под одного из своих многочисленных кумиров-кинозлодеев. – Ха-ха-ха! Не попал, не попа… а-а-а! Ты что! Чуть меня не убил!.. Фух.

Я продолжил свою безумную атаку, но, кажется, слишком ей увлёкся: только краем глаза я заметил, как Лох вскидывает лучемёт и нажимает на спусковой крючок. Похоже, тем удачным выстрелом я испортил его плащ-невидимку. Теперь настала моя пора отскакивать в сторону, что мигом и произошло. Луч всё того же опостылевшего ярко-оранжевого цвета пролетел в сантиметрах от меня и превратил в ничто опору.

И тут у меня появилась идея. Безбашенная, но других не держим-с. Да и не было особенно времени думать да выбирать.

— Лох-горох! Лох-скоморох! Лох-чертополох!.. – дразнил я одетую в чёрное железяку.

— Ах, чертополох!!! – не на шутку разозлился Лохотрон, выставил на лучемёте режим «Выноси всех святых» — и ЖЖЖАХНУЛ!!!..

Именно так, я не преувеличиваю.

Разряд отправил в небытие вторую опору. Зданию это не понравилось, и оно начало опасно крениться.

Я между тем отпрыгнул, отбежал, снова отпрыгнул – на инстинктах, не глядя – и оказался напротив третьей опоры.

Лохотрон, обуреваемый яростью, не замечал ничего и только ЖЖЖАХАЛ!!!, ЖЖЖАХАЛ!!! и ЖЖЖАХАЛ!!!

Это было мне на руку.

Вот только, к сожалению, я поскользнулся на остатках красной икры, когда третья опора превратилась в дырку, и здание неуклонно, неумолимо стало обрушиваться нам на головы.

— Ах вот так!!! – заорал Лохотрон, не заботясь о своём осипшем уже голосе. – Хитрость применил, да??? Ну так получай!!!..

И разрушил мощнейшим разрядом четвёртую опору…

…Меня спасло только то, что за недели тренировок башка моя стала крепче титана, - часть здания разбилась об неё и разлетелась на кусочки. Я хмыкнул, почесал затылок и ретировался, убегая от падающих остатков дома.

А недовольного Лохотрона похоронило под обломками. Правда, позднее, когда всё закончилось и завал разобрали, злодея не нашли…

…Я щёлкнул пальцами, привлекая внимание к своей гениальной мысли.

— Портативный телепорт! Как я об этом не подумал!

— Ничего, ты сделал всё от тебя зависевшее. – Президент похлопал меня по бицепсу (поскольку выше не доставал), да и для этого ему пришлось встать на цыпочки. – Не расстраивайся. Ну а награда ждёт тебя. Правда, памятника обещать не могу – очень уж много денег уйдёт на восстановление резиденции. Но что касается медали, Мамзель…

— Я – Мумзель!!! – рявкнул я. И добавил: – А медаль свою засуньте… — Насколько мог красочно, я описал куда и, чтобы быть последовательным, схватил блестящий кружок с подушки, после чего стремительно покинул место битвы. Учитывая, что я хромал, так как многотонная конструкция заехала мне по ноге, когда я спасался из рушившегося здания, стремительность была не такой быстрой, как хотелось бы.

Единственное, что осталось для меня непонятным во всей этой истории, — почему я согласился? Как президенту удалось уговорить меня. Хм… Я сидел в кресле на своём ранчо и непринуждённо потягивал вискарь. И тут догадка выплыла, нет, даже вылетела из мрака и шандарахнула меня по мозгам. Вот чёрт! А он и не уговаривал!..

Я набрал номер Гремзеля.

— Эй, Кайман… Да погоди, не перебивай. Скажи, наша армия использует психотронное оружие?

— Ты что, с Чризгелля свалился? Давно уже и вовсю.

— Так я и знал!

— А в чём?..

Я прервал связь. Значит, президент надул меня! Загипнотизировал психооружием и заставил подписать договор! Думал, я не догадаюсь. Другого объяснения я не находил и подозревал, что это – правильное…

Но самое жуткое и отвратительное, мне не отдали мирового господства! Сюси-пуси, благодарности, медали и памятники – за ними я забыл, зачем, собственно, ввязался в эту историю! Гр-р-р!..

Я прикинул, насколько сильна моя ненависть: где-то 95 по 100-балльной шкале. Нормально.

Как обычно, моментально приняв решение, я собрал свой нехитрый скарб и отправился на затерянный, таинственный и очень опасный остров, название которого нельзя разглашать. Чтобы разобраться с президентом и его армией, придётся пройти расширенный курс тренировок у Дол Динь Дона. И да поможет мне здоровье!..

Мумзель Барракуда не кретин, друзья мои. Ну, во всяком случае, не ограниченный. Может, и не стоит закидывать камнями того, кто скажет обо мне плохо, — а вдруг он окажется сильнее вас? Но, когда этот тип отвернётся, покажите ему язык. За меня и за всех несправедливо обиженных хороших плохих парней!

 

(Январь, февраль 2012 года)

Похожие статьи:

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыЛизетта

РассказыНезначительные детали

РассказыКак открыть звезду?

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

Рейтинг: +1 Голосов: 3 925 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий