fantascop

Алюминиевый сад. Глава 2. Водомерка

в выпуске 2016/11/28
14 сентября 2016 - Дмитрий Липатов
article9124.jpg

 

Тепло приятной усталостью разлилось по материнскому телу. Урчание в животе, сливаясь с жабьей песней, напоминало лягушачий хор. Мутная пелена сытости застилала глаза:

— Мне так хорошо, что чувствую себя словно в детстве.

Родственники молча досасывали еду.

— В этом пруду я купалась. Вот под теми листьями,— Лаума нехотя показала конечностью на лужайку,— спала. Просыпалась с чувством счастья и радости, ежечасно томивших душу. О, если снять с плеч тяжелую ношу прошлого и вернуться в сон моей юности, я слилась бы в объятиях с этим прудом, с огромными каштанами, землей, нефритовой верандой…

— Какое прошлое, Лаума? — бабушка снова посмотрела на портрет с папахой.— Мы обычные водяные клопы. Там, на лужайке, не каштаны. Дедушка вкопал три алюминиевых дерева и повесил на них светлячков.

Хлопнула калитка. В дверном проеме первыми показались длинные ноги водомерки. На веранду вошел глава семейства Модрис.

— А что я вам принес? — потертый фиолетовый сюртук лоснился у него в нескольких местах. С коротких верхних ног сыпалась засохшая грязь. На фарфоровое блюдо плюхнулось что-то жесткое и дурно пахнущее.

Семья дружелюбно молчала. Ковыряясь в хоботке, Анварес показывал сестре язык. Бабушка водила клешней по скатерти. Фыркнув, демонстративно отвернулась Лаума.

— Кто, что, куда: какой падёж? — как всегда проверяя в игровой форме правила гладышского языка, спросил у детей папа.

— Падёж скота,— вставная челюсть тещи никак не принимала исходное положение,— опять блох приволок?  

Анварес сморщился. Смачно отрыгнула Ильза. Повернувшись к портьере, хихикнул седовласый паж. Его вогнутые колени пружинили в такт с качавшейся головой.

— Если бы на моей знакомой учительше гладышского языка ползали косолапые мишки,— дрогнувшим голосом произнес Модрис,— мы бы ели медвежатину.

— Все твои сучки блохасты,— хоботок Лаумы потемнел от свернувшейся крови. В глазах блеснула ревность.— Что она тебе еще новенького нашептала?

— Со следующего года будем изучать парижский язык и …

— Бывала я в ваших Парижах,— перебила Модриса теща. Пятна на теле Мирдзы расползлись,— там холодно, дожди. Язык хуже гладышского. Надо в нос говорить, иначе не понимают. У меня, извините, нос не гармянский, лимон из стакана достать не могу. Вот и мучилась, прости господи, с ихним прононсом.

— Опять вы со своим носом, мама,— расстроенная Лаума отодвинула от себя тарелку.

— Жизнь переменится! — не обращая внимания на колкости старухи, длинным тоненьким хоботком самец проткнул трепыхавшуюся блоху.— Наконец-то грядет всеобщее обрезание!

— Говорила я тебе, доченька, надо было выходить замуж за землемера. Погубит нас всех твой водомер.

— Не переживайте вы так, матушка,— сухой голос Модриса звучал на веранде кашлем.— Обрежут язык! — брат с сестрой полезли под стол.— Наконец-то гладышский язык вздохнет полной грудью! Из него удалят шесть букв: «Р, О, И, Я» и два «С».

При последних буквах Лаума взлетела со стула:

— «СС» удалят? Кто же мне найдет новые застенки с такой зарплатой?

— Я давно хотел сказать, милая,— от Модриса пахнуло псиной,— мучить недогладышей отвратительно!

— Дети, идите в спальню,— платье взбесившейся мамаши задралось, и общему взору предстали красные трусики с кружевной оборкой.

— Мать твою,— вырвалось у сына.

— Ну, мам,— надув губки, добавила сестренка.

— Быстро! — рявкнула маманя.

— Мамочка,— из-за скатерти появилась голова Анвареса,— у нас нет спальни.

— Вот посмотри,— Лаура летала по веранде, ударяясь о колонны,— у твоих детей нет даже спальни!

— Зачем им спальня? — Модрис был неумолим.— Они же не спят.

Только по вставшим дыбом несмачиваемым волосикам на кончике ног можно было догадаться о внутренних противоречиях супруга. 

 

Рейтинг: +1 Голосов: 3 253 просмотра
Нравится
Комментарии (9)
Ворона # 14 сентября 2016 в 12:28 +2
Блин, у этих тож семейные тёрки! stuk
и, главное, ладно бытовуха, нет же, и супружеский левак в процессе разборок съезжает на политику! zlo куды бечь sad
Дмитрий Липатов # 14 сентября 2016 в 14:21 +3
"Супружеский левак"! Хоть записывай.

Спасибо, мой нежный, ласковый и единственный известный читатель.
Ворона # 14 сентября 2016 в 14:31 +4
нелегалы-читатели, автор жаждет вашего рассекречивания и идентификации на предмет задушения в дружеских объятиях!
не уклоняйтесь от его благодарностей за ваше прочтение, высказывания, похваления и поругания тоже!
выходите, нафиг, из тени! вы нужны в свете!
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2016 в 14:34 +2
Гордись, мальчик в коротких штанишках, у тебя офигенный друг)) Ща пойду первую главу зачту)) laugh
Ворона # 14 сентября 2016 в 14:38 +1
"Супружеский левак"!
дак это ж "масло масляное".
А какой же он ещё бывает-то? эт ты надо мной глумишсо, Дим, да? надо писать русским по белому: дура ты, Ворона, и уши у тебя холодные, левак то самое супружество и включает по определению, а ушей у тебя и вовсе никаких нету scratch
Дмитрий Липатов # 14 сентября 2016 в 14:41 +3
Ты хорошая! Не наговаривай на себя. А как ты про глиста узнала? Почти угадала!
Ворона # 14 сентября 2016 в 15:07 +1
про глиста
о-оу... не перестаю надеяться, что минет чаша нас сия... cry
что несчастное моё провидчество не найдёт воплощения на бумаге (на мониторе, на стене в сортире, далее нигде)...
Димочка, голубчик! душа моя! обрати взор свой ясный на возвышенные сферы! angel
или хочешь ты сказать, что там и без тебя не протолкнуться? возможно, в этом ты и прав... scratch
Дмитрий Липатов # 14 сентября 2016 в 15:22 +2
Мне с кровососами жить проще. Всё просто и ясно, у этого хобот - сосет кровь, у того дупло, работает скворечником. Не верю я возвышенностям. Нет там правды. Как ни странно все сказки начинаются с мусорки. Эх наливай ... Я начал жить в трущобах городских, и добрых слов, я не слыхал...
Ворона # 14 сентября 2016 в 16:05 +1
и слёзы льются у меня из глаз, и руки тя-а-анутся к тебе! заспиваемо с горя... hoho
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев