fantascop

Ассенизаторы

в выпуске 2014/08/25
10 апреля 2014 -
article1711.jpg

— Керр, и зачем понесло нас искать истоки живого во вселенной на окраине, — недовольно заворочался на своем ложе второй пилот-исследователь. — Откуда может быть тут жизнь?

— Мэкрр, — отозвался первый пилот-координатор, — наши экспедиции прочесали почти всю галактику и результаты остаются противоречивыми.

— Ну, да, — вновь заговорил второй, — то попадаются упорядоченные кристаллы, то джунгли с дикими подобиями нам. Хорошо, что еще встретили пару планет с разумными земноводными и многоруками.

— Да, это было замечательное открытие, — довольно потянулся первый. — Новые принципы освоения природы, развития самих себя… а чего стоили естественные механизмы антигравитации у амфибов…

— Тогда мы и потеряли нашего профессора Эола, который увлекся идеей совместного исследовательского центра.

— Это небольшая жертва, Мэкрр. Куда хуже, если вновь встретится планета, подобная Гигании, где огромные рептилии уничтожали себя и окружающую среду.

— Но они ведь были неразумны, Керр?

— По нашим понятиям их сложно было назвать разумными, но для себя они могли казаться венцом творения.

Некоторое время они лежали на упругих травяных ложах и созерцали звездную панораму вокруг, впитывая звуки, издаваемые астрономическими объектами. Затем в зале управления, который больше походил на опушку холма, сверкнула капля внутрикорабельной связи. Она быстро распухла, разлилась и превратилась в объемное изображение руководителя научной группы.

— Пилоты, есть некоторые соображения, что нам стоит отклониться от заданного курса.

— Неужели, уважаемый Фетеор, научная группа разглядела больше, чем корабельный мозг? — отозвался координатор.

— Да, конечно, иначе я бы вас не побеспокоил, — проговорила копия научного светила, склонив голову.

— И куда нам следует направить наш путь?

Руководитель ученых поднял руку и в воздухе возникла небольшая информационная таблица с координатами.

— Это незначительная погрешность от нашего первоначального маршрута, — немного разочарованно промолвил координатор. – Никаких сложностей для полета до объекта.

— Неужели ты предполагал, что в этом разреженном рукаве галактики мы найдем скопления мощных черных дыр, или обманчивых туманностей? — подал голос Мэкрр.

— Нет, но все же… Мы всегда живем надеждой на встречу с чем-то сложным и необъяснимым.

Изображение ученого заколебалось и растаяло, рассыпавшись мириадами тусклых искр. Группа управления корабля занялась корректировкой курса без лишних слов и уточнений, так как в этом им помогал психоинтерфейс информационного обмена.

Небесная панорама плавно поплыла по небосводу рубки управления и застыла, нацелив корабль на систему желтого карлика, который оказался богат на планеты разного типа.

— Послушай Керр, какая интересная музыка у этой системы. Звезда бьется словно сердце, мощно и настойчиво…

— О, да, это живая звезда. Но, Мэкрр, обрати внимание на этот газовый гигант. В его атмосфере словно живут какие-то крылатые существа…

Некоторое время они внимали звукам, разлившимся по рубке. Затем Мэкр сместил фокус инфотранслятора на другую большую планету. Оба пилота сморщились от неприятных ощущений.       

— Такое впечатление, что там с неба падают камни… Впрочем, это неудивительно, посмотри на эти кольца из многочисленных космических обломков породы и льда.

— Да, Керр, это не только неживая, но и злая холодная планета. Я даже не говорю об их спутниках. И чего только в них нашел наш уважаемый Фетеор?

— Может вот это, — поднял руку Мэкрр и переменил настройку инфотранслятора, направленного на окольцованный шар. – Теперь он звучит так, словно шепчет о своих загадках.

— Ты прав, магнитные волны, испускаемые полюсами звучат гораздо эстетичней.

— Мэкр, какое чудо, — вдруг встрепенулся координатор.

Его пальцы плавно прочертили невидимый курс к планете, которая наполовину была освещена светилом. Ее голубовато-белесый оттенок сильно контрастировал с невыразительными цветами предыдущих космических тел. В пространстве рубки управления разлился мелодичный звук жизни.     

— Керр, нам вновь улыбнулась удача. Мы нашли еще одну живую планету.

Пилоты даже встали со своих ложементов и взирали из глубокого космоса на увеличивающийся в размерах голубой шар.

Электронно-биологический мозг корабля безупречно выполнял свои функции и начал зажигать в воздухе таблички с данными по планете, которые также дублировались по каналу психоинформационного интерфейса: состав атмосферы, плотность, размеры, скорость, наклон эклиптики и т.д. Затем начали зажигаться таблички, которые еще больше разожгли огонь радости на лицах пилотирующей группы.

— Керр, это же жизнь!

— Подожди, Мэкрр, — слегка насупился координатор, — что-то в этих таблицах не позволяет мне радоваться нашему открытию. Ах, да, обрати внимание на состав атмосферы. Как там много углекислого газа и мало озона.

— Керр, тебе никогда не говорили в школе высшего уровня, что твоя занудность превосходит в размерах все черные дыры вместе взятые?

— Нет, Мэкрр, но внимательность и сдержанность это именно те качества, которые играют одну из ключевых ролей при отборе координаторов экспедиций. Впрочем, речь не обо мне, а о планете. Давай проведем более глубокое сканирование.

Инфотранслятор послушно перешел на другие спектры излучения и выдал в эфир ритмичный пульсирующий звук.

— Керр, это же… Это же искусственный спутник земли.

— Да, Мэкр, я вижу это.

Они продолжали делать пассы руками, исследуя поверхность планеты. Перед ними постепенно увеличивалось объемное изображение планетоида с его континентами и океанами. Углубление детализации позволила рассмотреть и другое.

Рытвины промышленных разработок на поверхности. Токсичные шапки газовых облаков над поселениями живых существ. Спектральный анализ выявил огромные зоны загрязнения в океанах и на суше.

— Что-то мне это совсем не нравится, Мэкр, — промолвил координатор. – Похоже, что мы столкнулись с вариантом разумной Гигании.

Некоторое время они стояли в командной рубке и наблюдали за распухшим шаром. Инфотранслятор старательно выдавал результаты сканирования в различных диапазонах электромагнитного излучения планеты. В рамках виртуальных экранов вспыхивали фрагменты телепередач с маршами, репортажами о техногенных катастрофах и войнах, которые перемежались редкими музыкальными и образовательными программами.

Координатор даже перестал смотреть на все это многообразие негативных отпечатков цивилизации. Его взор был обращен на пухлый голубой шар в разводах белых циклонов. Его северная часть скрывалась в тени полярной ночи.

Внезапно, глаза координатора расширились от ужаса. В темноте полярной тени вспыхнуло новое солнце. Инфотранслятор отреагировал на ярчайшую вспышку каскадом экраном с анализом.

— Термоядерный взрыв, Мэкр, в атмосфере планеты!

— Они с ума сошли? Ведь это убийство среды обитания?

Керр поднял два пальца и продублировал свой вопрос корабельному мозгу. Перед ними почти в тоже мгновение вспыхнула таблица с итоговой суммой «29/30».

— Мэкрр, эта планета обречена и мы обязаны провести на ней ассенизацию. Миров, где возникла жизнь, далеко не так много в нашей галактике, а тут мы наблюдаем стремление к самоубийству высшего эволюционного вида.

Они стояли в тишине несколько минут. Яркое пятно в атмосфере планеты погасло. Лишь цветная область графического отображения радиоактивного облака напоминала о месте взрыва. Атмосферные возмущения кругами расходились от эпицентра. Обедненная ионосфера планеты получила очередной удар, обещая падение качества коротковолновой радиосвязи и плотности защиты от космических излучений. 

— Пилоты, я вынужден прервать ваши наблюдения, — в рубке управления вновь распухла капля внутренней связи, превратившись в научного руководителя экспедиции. – У меня срочное сообщение от экипажа «Блуждающей Звезды Н3».

— Но, Феокр, какие могут быть срочные сообщения, если мы столкнулись с этим, — координатор в досаде махнул рукой на небосвод объемного экрана.

— Тем не менее, экспедиция обнаружила живую планету.

— Эка невидаль, — скептически заметил Мекрр.

— Какой коэффициент отрицательного развития? – недоверчиво осведомился координатор.  

— Всего «3/30».

— Это удивительно.

— Да, это удивительно. Планета жива. Летающие города, чистый океан и лишь несколько неприятностей, оставшихся от прошлого.

— Что значит «от прошлого»? – спросил координатор.

— Эта планета уже открывалась нами и ее отрицательный коэффициент развития тогда составлял безнадежные «25/30».

— Вот, видите, Мэкрр, заметно ниже этой планеты. Боюсь, что мы не сможем принять участие в радости наших коллег, поскольку будем вынуждены заняться подготовкой к стерилизации.

— Вовсе нет, координатор, — официально заговорил второй пилот. – Согласно уставу космической ассенизации главы 8, параграф Н1., обнаруженная планета с отрицательным коэффициентом развития в диапазоне «15/30<>30/30» ставится на карантинное наблюдение. Если в течение 50 лет ситуация не улучшается, то проводится дополнительная проверка потенциала цивилизации и принимается решение о предоставлении еще одного срока в 50 лет, либо оказывается скрытое влияние с целью закрепления позитивных тенденций, либо принимается решение о финальной фазе испытательного срока, когда цивилизации дается еще 25 лет на осознание своей катастрофы и исправление.

— Мэкрр, — координатор отвернулся и стал манипулировать корабельным мозгом с помощью жестов, — вам никто не говорил, что вы зануда? Более того, вы ученый зануда.

— Да, координатор, я догадывался об этом, но ведь именно зануд и отбирают в основные пилоты поисковых экспедиций. Так что, коллега, давайте займемся нашим новым маршрутом, а нашей новой планете пожелаем хоть немного здравого смысла и удачи.

Звездный купол над ними начал свое движение. Пухлый голубой шар уменьшался, затем превратился в самую яркую точку среди звезд, а после этого вовсе исчез, растворившись в мерцании светил галактики.

 

Москва, 4 октября, 2013 года  

Похожие статьи:

РассказыПрогулки по болоту

РассказыБурёночка в... Интернете?!

РассказыПРЫЖОК В БЕЗДНУ

ВидеоК древним Микенам попаданец Федор оказался не готов.

РассказыНа боевом посту!

Рейтинг: +1 Голосов: 1 767 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий