1W

Аурелия (к/р)

article14100.jpg

   Ветер лениво перелистывал страницы толстой тетради, лежавшей возле спящей девчонки.

- Ужа-а-а-а-с, - просвистел он и умчался в море, погонять волны.

- Трусишка ветер, трусишка, - улыбнувшись сквозь сон, пробормотала Хана.

   Почувствовав, что солнце скрылось, недовольно заворочалась и приоткрыла один глаз, ожидая увидеть над собой огромную свинцовую тучу.

- Ох, ты! – привстав, с интересом уставилась на белое лицо, похожее на маску, что раскачивалась прямо пред ней, поднявшись из моря на чешуйчатом змеином хвосте болотного цвета.

    Маска недовольно нахмурилась и зашипела, обнажив желтые треугольные зубы.

- Фу-у-у, - сморщившись, Хана прикрыла ладонью нос. – Вы за зубами совсем не следите?

   Хлопнув крыльями, похожими на шляпку медузы, незнакомка отшатнулась.

- Не боишься меня? – потянувшись к девочке, прошелестела она. – Я могу остановить твое сердце.

   Хитиновая ветка, напоминающая клешню краба, коснулась груди Ханы и замерла. Девочка, закрыв глаза, прислушалась к ощущениям. Сердце, вздрогнув, стало биться тише. Холод расползся по телу, словно морозный рисунок по стеклу.

- Тук-тук, - ресницы покрылись инеем.

- Не боишься-я-я-я, - убрав  клешню, удивленно прохрипело странное существо.

-Тук, тук, тук, - радостно забилось сердце, прогоняя холод.

- Не умею бояться, - присев на траву, призналась Хана. – Очень хочу знать, что это, но не получается. Могу только ощутить  вкус.

- И какой он? – белая маска зависла напротив. – Каков на вкус страх?

- Словно ржавая железка, - причмокнула языком Хана. – Но сейчас у меня во рту стоит вкус вареного мяса краба, вытащенного из огромной клешни. Ты уж извини…

   Прочертив длинным телом петлю на вечернем небосклоне, чудище шумно ухнуло вниз.

- Вот и ты не захотела знаться со мной, - девочка направилась прочь от берега, держа под мышкой  старую толстую тетрадку.

                                                                                                      ***

- Вон эта ненормальная идет! –  прозвенел мальчишеский голос. – Эльза, смотри! Тетрадку свою паршивую тащит!

   «Началось, - устало подумала Хана. – Каждый день одно и то же. Как им не надоело?»

- Ну-ка остановись, чокнутая, - перегородила  путь противная Эльза, дочь местного шерифа.

   Уверенная в своей безнаказанности, она часто переходила грань. Грань между «можно» и «нельзя». Этой худющей дылде было дозволено многое и так же многое сходило с рук.

   Хана молча разглядывала пыльные сандалии Эльзы. Совсем не хотелось поднимать голову, чтобы встретиться взглядом с бесцветными глазами дочки шерифа.

- Дай сюда! – выхватив тетрадку, Эльза принялась яростно вырывать страницы.

   Хана почувствовала, как рот наполняется ржавой слюной.

   «Страх бывает разным. Сейчас испытываю омерзение. Странно…. Там, на берегу, когда до меня дотронулось непонятно что, кроме любопытства  ничего не почувствовала. А сейчас просто захлебываюсь ржавчиной. Мерзость!»

- Отдай обратно, - сплюнув бурую жижу прямо под ноги Эльзе, тихо произнесла Хана.

   Произнесла тихо, а дочку шерифа, словно громом шарахнуло. Стояла, тараща рыбьи глаза, и шлепая толстыми губами.

   Отобрав тетрадку, Хана  собрала вырванные страницы и бережно расправила их.

- Чего ты, Эльза? – недовольно загалдели мальчишки.

- Отвалите, - дернула плечом та и отошла в сторону, пропуская Хану.

   Хана ожидала, что в спину  полетит камень. Так хотелось сжаться и спрятаться куда-нибудь, но она нарочно шла медленно, держа осанку и ступая плавно, словно балерина.

   Дойдя до поворота, девочка обернулась. Ватага не свистела  вслед, не улюлюкала и не швыряла камнями. Странно…. Ребята просто молча ушли, и были уже еле различимы в конце длинной улицы.

   Толкнув калитку быстро миновав сад и веранду, Хана вбежала в дом.

   «Попадет мне сейчас, припозднилась», - стараясь не шуметь,  прошмыгнула в свою комнату.

- Хана! – раздался хриплый голос матери. – Ты дома?

   «Опять», - сердце болезненно сжалось и, забравшись в постель, Хана с головой укрылась одеялом.

   Дверь открылась, и послышались нетвердые шаги.

   «Мама, уходи, - зажмурилась девочка. – Не хочу видеть тебя такой».

   Тяжелая ладонь, опустившись на одеяло, замерла.

– То где-то пропадаешь целыми днями, то спишь, - пробормотала мама.

- Что ты тут делаешь? – послышался голос отца. – Еще в таком виде? Выйди отсюда.

- Мы с ней совершенно не общаемся, - всхлипнула мать.

- Протрезвей для начала, - шикнул отец, выводя жену из комнаты.

- Ты понимаешь, что я ее боюсь и не понимаю. Она не такая как все, - разрыдалась та.

- У тебя просто не хватило сил принять ее, как свою! – прозвучало уже за дверью.

   Подняв голову, девочка прислушалась, но родительские голоса, растворяясь в узких коридорах дома, становились все тише и тише.

                                                                                                     ***

   Следующим утром, пока все спали, Хана позавтракала и поспешила к обрыву, как всегда захватив с собой тетрадку и ручку.

   Лежа в густой траве, девочка что-то быстро записывала.

- Кап, кап, - упали капли воды на страницу.

   Взглянув на чистое небо, Хана нахмурилась и перевернулась на спину.

- Это ты! – обрадованно воскликнула она, увидев морскую гостью. – Я подумала, что ты обиделась на меня.

   Незнакомка состроила задумчивую гримасу.

- Меня Хана зовут, - улыбнулась девочка, протянув руку.

- Аурелия, - откликнулась морская гостья, положив на человеческую ладошку хитиновую клешню.

- Красивое имя! – похвалила Хана.

- Красивое имя, - повторила Аурелия и, приблизившись к девочке, глубоко вдохнула.

   Золотистые волосы Ханы приподнялись, словно от ветра. А морская гостья продолжала втягивать в себя воздух, и на белой маске отчетливо проступило лицо ее новой подруги.

   Хана молча разглядывала саму себя, заходя то с одного бока, то с другого.

- Довольно-таки симпатичная, - наконец произнесла она. – Вот только где волосы?

   Аурелия провела клешней по  длинным густым волосам девчонки и прикрыла глаза. Золотистые локоны, спадая на хитиновое тело, засияли на солнце.

- Красавица! – захлопала в ладоши Хана.

   Склонившись над брошенной тетрадкой, Аурелия принялась не спеша перелистывать страницы, хмурясь и беззвучно шевеля губами. Хана замерла, словно в ожидании приговора.

- Это что? – спросила морская гостья.

- Это? Мои фантазии… - нерешительно произнесла девочка. – А ты и читать умеешь?

   В ответ Аурелия скривилась так же, как это делала Хана, когда ее заставляли есть ненавистную мамалыгу.

- Здесь страницы нет… - морская гостья понюхала тетрадку. – Ее кто-то недавно держал в руках. Держал с ненавистью и злобой. Этакая противная и наглая дылда. С бесцветными глазами и толстыми губами, да? – спросила она.

   Белая маска превратилась в лицо Эльзы. Хана молчала.

- Эта дылда обижает тебя? – хитиновая ветка погладила плечо девочки.

- Я не знаю, что такое обида.

- Зато знаешь, какова она на вкус, - морская гостья со странным именем затанцевала на огромном хвосте.

- Кислая, словно лимон, - буркнула Хана. – И одна страница действительно потерялась, я с утра восстанавливала ее по памяти.

- Эта страница у противной дылды, - вдруг прошипела Аурелия. – И она прочитала ее.

- Пусть, - равнодушно отозвалась Хана. - Уже поздно, мне пора домой.

- Иди-и-и, - раздалось вслед. – Но не вини себя в событиях, которые скоро произойдут.

Девчонка лишь помахала в ответ.

                                                                                                                ***

- Эльза сошла с ума.

- Эльза двинулась.

- Эта дочка шерифа окончательно съехала с катушек, - шептались люди на рынке, в магазинах, в переулках.

   Шептались с оглядкой, боясь попасться шерифу на глаза.

   Шептались и разбегались по домам.

- Эльза свихнулась, - сообщила Хана новой подруге.

   Аурелия фыркнула и, поднявшись на хвосте, затанцевала, раскинув в стороны клешни, словно поддерживая невидимое бальное платье.

- Опять в ритуальный танец пустилась, - вздохнула девочка. – Зачем ты это делаешь?

- Каждый по своему выражает эмоции, - ответила морская подруга. – Ты пишешь, я танцую.

- Понятно, - кивнула Хана. – А чего она свихнулась, не знаешь?

- Знаю-ю-ю. Дылда и так слаба умом была, а тут еще прочитала вырванную страницу. Странно, что читать умеет…

- Не отвлекайся. От прочитанной страницы невозможно сойти с ума.

- Много ты понимаешь, - почти улыбнулась Аурелия. - Не сказки для детей пишешь.

- Что получается, то и пишу!

- Твоя писанина была последней каплей для слабого мозга дылды.

- Да ну тебя, - вскочив и отряхнув платье, Хана побежала домой, даже не простившись с подругой.

   Дойдя до поворота, девочка обернулась. Покачиваясь, Аурелия смотрела ей вслед.

                                                                                                            ***

   Этим же вечером Эльза бросилась с обрыва.

   Сначала просто брела по улицам, волоча левую ногу и бессмысленно таращась на прохожих.

- Мне нужно увидеть зверя, мне нужно увидеть зверя… - бормотала она как заведенная, роняя слюну на серое линялое платье.

   Затем подошла к обрыву и, постояв немного вглядываясь в темные волны, сделала шаг вперед.

   Новость моментально разнесли по городку вездесущие мальчишки.

- Эльза в море сиганула! Прямо с обрыва! - голосили они, летя по узким улочкам и стучась в каждый дом.

   Горожане высыпали из душных домов, обсуждая пугающую новость.

- Утонула?

- Да нет, разбилась в лепеху!

- А подошедшая волна раз и размазала ее о скалу, как блин по сковороде.

- Да нет же, ее чудище морское сожрало!

- Какое чудище? Она пистолет у отца стащила и стрельнулась.

   Забыв про домашние дела, люди поспешили к обрыву. Каждому хотелось увидеть, что осталось от дочки шерифа. Кровь, раскроенный череп, мозги на камнях, застывший ужас на обезображенном лице. Людям нравится смотреть на такое. Ахать, охать, причитать и радоваться. Радоваться, что это произошло не с тобой. Что это не ты валяешься на камнях, и не твои внутренности полощутся в море.

   Эльза лежала, будто тряпичная кукла, неестественно вывернув руки и ноги. Череп был раскроен как спелый арбуз, ровно на две половинки. Пальцы рук судорожно подрагивали, царапая серые камни, словно девчонка хотела приподняться, но не могла.

   Вытирая грязным платком лоб, по которому крупными каплями струился пот и расталкивая горожан сквозь толпу пробирался шериф. Люди недовольно возмущались, но разглядев идущего, стыдливо отводили глаза.

   Подойдя к краю обрыва, мужчина остановился.

- Вот значит как, - пробормотал он и, дернув за ворот рубашки, оторвал несколько верхних пуговиц, которые, звонко щелкая, посыпались вниз.

   Толпа затихла.

- Что вы стоите? – прозвенел детский голос. – Ее еще можно спасти!

   Шериф обернулся и, встретившись взглядом с Ханой, побагровел.

- Это ты? Ты во всем виновата! – рыкнул он и, подскочив к девчонке, поволок ее к краю обрыва.

- Эй! – раздалось в толпе. – Эльза одна была, мы сами видели. Никто ее не толкал.

- А ну заткнулись! – шериф выудил из кармана брюк смятый листок.

- Твои каракули? – ткнул он листком в лицо Ханы. – Ты писала?

- Я! – громко ответила та.

- Она писала! Вы слышали? – шериф торжествующе обвел взглядом горожан.

- А хотите, прочту? - встряхнул рукой он, распрямляя страницу. – Слушайте! Думали люди, что живет в глубине моря зверь невиданный. Часто смотрели они на море в надежде узреть его. И пугали друг друга байками о лютой кровожадности монстра. Жил на глубине моря Левиафан и много раз поднимался из глубин, чтобы взглянуть на двуногих зверей, что населяют планету. Но всякий раз, пугаясь, нырял обратно в спасительную темноту.

- Это как, а? – шериф потряс над головой листком бумаги.

    Крестясь, горожане  попятились назад.

- Ага! Проняло? – заорал мужчина.

- Клац! – и страница исчезла вместе с несколькими пальцами шерифа в пасти непонятного существа, поднявшегося из моря.

- Аурелия! – взвизгнула Хана, увидев подругу. – Не надо!

- Ш-ш-ш-ш-ш! – пошипела та, приблизившись к испуганному мужчине и обнюхивая его лицо.

   Секунда - и белая маска приняла облик шерифа.

- Жить будет, - произнесла она. – Потеря пальцев не самое страшное. Чем декламировать чужие мысли, написанные на бумаге, занялся бы спасением дочери.

   Мужчина так не думал. Он почему-то ненавидел маленькую Хану, почти так же, как Эльза.

   Не обращая внимания на хлещущую кровь, шериф пытался расстегнуть  кобуру.

   Хана зажмурилась, чувствуя, как рот наполняется ржавчиной.

   «Хорошо, что мама и папа дома остались», - подумала девочка.

- Не сплевывай вкус страха, глотай, - услышала она голос Аурелии.

   Хана помотала головой.

- Глотай, или мне придется откусить ему голову, чтобы он не пристрелил тебя, - прошипела подруга совсем рядом.

  Стараясь подавить тошноту, Хана сглотнула слюну. Ноги вытянулись и превратились в огромный хвост змеи. Земля оказалась далеко внизу. Были видны запрокинутые лица маленьких людей. Очень маленьких. Еще два маленьких человека подбегали к обрыву, что-то громко крича.

- Дочка-а-а-а! – услышала Хана голос матери.

- Мама! – дрогнуло сердце, и сознание ярко нарисовало картинку из прошлого…

 

…В сети мужчине попалось  странное морское животное с хвостом змеи. Непонятное существо копошилось и плакало, словно человеческий детеныш. Побрызгав в лицо пресной водой из бутылки, рыбак подошел ближе…. В сетях лежал младенец.

- Господи, привидится же всякая мерзость, - удивленно вздохнул мужчина, бережно взяв ребенка на руки.

- Само провидение послало тебя, - бросив взгляд в небо, произнес рыбак. - Сколько я просил осчастливить нашу семью ребенком. Хотя представлял это несколько иначе.

- Ты моя маленькая девочка, моя дочка, - баюкая младенца, нараспев говорил он, плача и улыбаясь…

 

… - Папа, - узнав в рыбаке молодого отца, Хана почувствовала во рту горький привкус.

- Мама бросит пить, и у них будут свои дети, - прошептала Аурелия, кружившая рядом – Полетели!

   За спиной хлопнули два полупрозрачных крыла, так похожих на шляпку медузы и, описав в небе два полудужья, таинственные морские существа нырнули в темную глубину.

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПограничник

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема планетарного масштаба

Рейтинг: +4 Голосов: 4 193 просмотра
Нравится
Комментарии (5)
marrtin # 4 мая 2019 в 20:33 +3
Ну такая мистика знатная. Хорошо написано. Только не ясно, как страх связан с Аурелией и почему его надо было глотать. Но тут много неясного, необычного. Спасибо!
Дипка # 6 мая 2019 в 22:52 +2
Неплохой рассказ. Мне тоже немного не хватило объяснений. Воображение нарисовало, что это чудовище мать девочки, но она по какой-то причине потеряла дочку. И вот теперь нашла. Так что можно было ещё немного докрутить сюжет.
Светлана Аксенова # 7 мая 2019 в 18:57 +1
О как! Чудище мать девочки, я ведь правильно поняла? Интересно, интересно...
Сказочница Наташа # 11 мая 2019 в 17:55 +2
Не правильно ты, Светик, поняла.
Мать девочки - алкоголичка! А это, в принципе, то же чудовище, но человеческого рода.
Потому Хану и не любили.
1) из-за матери;
2) из-за таланта писать сказки, а этого не все могут, вот от зависти и происходит травля девочки.
А если учесть, что написанные сказки имеют обыкновение становиться реальностью....
Не, ну надо же! Прямо про меня и мои сказки написано! У меня много чего сбылось.
Ну, Автор! Ай, да затейник!
Впечатлительная Марина # 12 мая 2019 в 15:55 +3
Всем привет!
С днем жен-мироносиц.! Ещё один женский день, как 8 марта, токо душевнее.
Атеперь к отзыву.
Интересный рассказ. Про мать-одиночку-левиафаниху, потерявшую, но счастливо нашедшую свою дочку через много лет. Вопрос первый, а где, собственно папа-левиафан?
Вопрос второй, чего это мама, которая умеет читать мысли людей, так долго дочку искала?
И вопрос третий, приёмных родителей как отблагодарила? Ну, кроме того, что не сожрала?
Придётся автору писать продолжение smile
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев