fantascop

Проблема вселенского масштаба

в выпуске 2013/01/03
13 декабря 2012 - Григорий Неделько
article35.jpg

Григорий Неделько

 

Проблема вселенского масштаба

 

 

Полёт на космическом корабле отличался удобством и комфортом. Услужливые стюардессы предлагали еду с напитками и сообщали о состоянии судна. Межгалактический Интернет работал бесперебойно – пассажиры пользовались фонами, чтобы получать доступ в Сеть. Висевший под потолком визор передавал последние новости.

Нина отпила ещё немного апельсинового сока, вернула стакан на подставку, встроенную в спинку соседнего кресла, и обратила внимание на идеально плоский экран. Он выдавал удивительно чёткую, трёхмерную, высокого разрешения картинку. Словно специально для Нины, чьей задачей было разобраться в психологических проблемах холодной планеты со странным названием Фридрих, журналисты сообщали последние известия об этом отдалённом уголке вселенной.

— …Снежные вихри не дают людям выйти из домов, — перекрывая шум ветра, почти кричал репортёр. – Из-за резкого понижения температуры ухудшилось самочувствие поселенцев и учёных. Также отмечены подземные толчки огромной мощности…

Перед тем как предложить Нине лететь на Фридриха, начальство сообщило о возникших на планете глобальных проблемах, поэтому они не были для женщины-исследователя неожиданностью. И всё же где-то в груди становилось жарче при мысли о том, что планета – живая планета! – бунтует. Причину установить пока не удалось: отправленный Всемирной Ассоциацией Планетарных Психологов специалист оказался бессилен перед вольностями космического тела – непредсказуемыми, но такими похожими на человеческие.

— Наш звездолёт совершает посадку в главном космопорту Девочки, — послышался ровный приятный голос одной из стюардесс. – Просьба оставаться на местах…

Нина, занятая своими мыслями, покачала головой. И как только ВАПП додумалась послать на столь опасное и важное задание некомпетентного сотрудника? Или дело не в планетарном психологе, полетевшем усмирять взбунтовавшегося Фридриха? Но в чём тогда? Поведение планет уже достаточно изучено для того, чтобы не допускать подобных просчётов, — надо лишь воспользоваться имеющимися данными и на основе их выстроить наиболее достоверную гипотезу. Скорее всего, именно она и окажется правильной. По крайней мере, раньше Нина Кравелли никогда не ошибалась, благодаря чему заняла место советника по чрезвычайным планетарным ситуациям.

Эта стройная сорокапятилетняя брюнетка с короткой стрижкой доверяла только фактам. Те, кто прислушиваются к интуиции, не признавая доводов разума, — инфантильны, считала она. Они просто большие дети. Они чаще ошибаются и мало чего могут достичь. Не зря человек обладает бесценным сокровищем, называемым сознанием. Да, оно сложно и многогранно, и всё же разум первичен. Именно он когда-то спас Нину от самой большой ошибки в её жизни…

— Посадка задерживается, — прервал мысли голос стюардессы. – Просьба сохранять спокойствие.

Решив выяснить, что случилось, Нина выглянула в иллюминатор. Она невольно залюбовалась открывшимися красотами: горы, равнины, леса, моря – всё необычного оттенка, розового, переходящего в бордовый и обратно. Даже тени странные, тёмно-лиловые. Девочка на самом деле была девочкой – со всеми вытекающими особенностями и неприятностями. Розовый ландшафт подчёркивал необузданную фантазию природы, создавшей это чудо – разумную планету. А люди, посадившие на Девочке траву и деревья, добавили жизни и красок галактическому телу. Правда, из-за воздействия минералов зелёные посадки стали розовыми, как и всё вокруг, но это придавало растительности своеобразия.

Засмотревшаяся Нина не сразу заметила, как с поверхностью планеты стали происходить изменения. На прекрасную местность словно легла громадная тень; земля дёрнулась, изогнулась. Сверху не разглядишь, но Нина будто бы внутренним зрением увидела, как, шелестя кронами, качаются из стороны в сторону деревья, как дрожат покрытые розовой травой холмы, как вторят им укреплённые дома, как люди, сидящие в убежищах, в очередной раз слышат устрашающие звуки землетрясения…

Всё закончилось неожиданно быстро: ощущение чего-то гнетущего, тёмного, упавшего на планету сверху, исчезло, и Девочка успокоилась. Но надолго ли?

Пришлось подождать ещё минут пятнадцать–двадцать, прежде чем корабль наконец приземлится в космопорту. Учёные отвернулись от иллюминаторов, убрали в карманы фоны и стали негромко переговариваться: планета, которая встречает вас природным катаклизмом, безусловно, впечатляет. Нина читала психологическую характеристику Девочки – на всякий случай, хоть женщина и отправлялась решать проблему с Фридрихом. В документах говорилось, что розовая планета не самого лёгкого нрава, но нигде не упоминалось, что она закатывает истерики на пустом месте.

Профессия планетарного психолога стала в последнее время очень популярной, многим людям хотелось помочь братьям и сёстрам своим большим. Однако среди активистов, как и везде, зачастую попадались бездари, которым были нужны лишь деньги и признание. Наверное, одного из таких и послали «спасать» Фридриха. Нина вспомнила, что должна встретиться с этим учёным на Девочке, потому что лететь немедленно на опасную заснеженную планету, без подготовки, без более точных сведений, — не самое умное решение.

«Хотя что касается этого специалиста… не стоит давать оценок незнакомым людям. И всё-таки почему он не справился? Опытный психолог, при всех имеющихся сведениях, просто обязан разобраться в ситуации. Сорок или двадцать лет назад неудачу можно было списать на недостаточную информированность – но не сейчас».

Нина поднялась с автоматически сложившегося кресла, забрала из углубления наверху сумку и пошла вслед за остальными учёными к выходу. В космопорту её уже ждал встречающий.

 

 

Центр ВАПП, расположенный на Девочке, представлял собой приземистое круглое здание, со всех сторон окружённое растительностью. Ко входу вела узкая, вымощенная камнем тропинка. Арка не очень хорошо просматривалась за этой густой порослью, да оно и к лучшему, считал Арнольд Майкл Сетон, глава планетарных психологов. И без нежданных посетителей на планете достаточно людей, которые сразу же начинают бить тревогу, при малейшем намёке на плохое настроение Девочки. Началось это после того, как построили центр, — жители планеты, наверное, решили, что теперь периодически возникающие проблемы мигом решат. Если же психологи, по какой-то причине, не могли объяснить поведение галактического тела, всех собак, естественно, вешали на них.

Сейчас глава ВАПП, доктор планетарных наук, знаменитый учёный Арнольд Сетон сидел в кресле, на время отрешившись от насущных дел. Внутреннее убранство его кабинета не изумляло ни богатством, ни яркостью, зато в нём, как и во всей «утробе» здания, прослеживался некий сдержанный, авторитетный стиль. Погружённый в затейливый мир классиков литературы – на сей раз он перечитывал «Солярис» Лема, — Сетон не услышал тихого попискивания, означавшего, что дверь открывают электронным ключом. Арнольд уже дочитал роман и вывел на экран следующее произведение – рассказ Роберта Шекли «Долой паразитов!», — когда кто-то переступил порог кабинета. Мужчина отключил встроенный в фон ридер, убрал переговорное устройство в карман и поднял взгляд.

Первым вошёл Эжен. Бывший наставник, а ныне главный помощник Арнольда последние двадцать лет носил очки, достаточно аккуратно, но поспешно зачёсывал волосы назад и запоминался в основном каким-то ореолом знания, окружавшим его. Теперь же с внешностью Эжена произошли разительные изменения. Он, хоть и постарел, выглядел лет на пятнадцать моложе своего возраста: аккуратная причёска, выглаженный костюм, вновь надетые линзы – «харизматичного» синего цвета. Всё это придавало ему некоего шарма. Он не забывал следить за собой, но никогда не прихорашивался «сверх меры».

«Что же заставило его так принарядиться?» — задумался Арнольд.

Он понял это, когда в кабинет ступил второй человек – женщина. Невысокая, стройная, с приятным лицом. Сетон не сразу понял, а вернее, вспомнил, кто это такая – настолько давно они не виделись. Когда же прошлое, которое казалось далёким и давно позабытым, всплыло в сознании, он не смог сдержать изумления.

— Нина?!

Волнение женщины усилилось, но она справилась с ним и проговорила в ответ:

— Здравствуй, Арнольд.

Эжен смотрел в окно, видимо, чувствуя себя лишним. Но ведь они с Ниной пришли по делу. Да и кто мог предположить, что организация, которая пусть и возглавлялась Арнольдом, но контролировалась не им одним, назначит на роль спасителя Фридриха бывшую возлюбленную главного планетарного психолога.

— Проходите, — сдержанно произнёс Сетон и указал на стоявшие с другого края стола свободные кресла. – Садитесь.

Нина, лицо которой тут же стало строгим, устроилась напротив. Рядом с ней примостился Эжен – он всё ещё ощущал себя не в своей тарелке.

Какое-то время за столом царило молчание. Нарушить его решилась исследовательница:

— Так что там с Фридрихом? Как я понимаю, дело крайне серьёзное, раз даже ты не смог с ним справиться. – Слова «даже ты» она произнесла с оттенком раздражения и недовольства в голосе.

Сделав вид, что не замечает неприязненных интонаций в словах женщины, Арнольд пододвинул к ней пачку бумаг.

— Ознакомься, а я опишу ситуацию вкратце.

— Конечно, ты же всегда любил контролировать положение, — не удержалась от колкости Нина, но начала просматривать документы.

Сетон одарил её мрачным взглядом.

— Друзья, — вмешался Эжен. – По-моему, стоит прекратить выяснение отношений – хотя бы на время, до того момента, как мы разберёмся с Фридрихом. Вы же взрослые люди и должны понимать…

— Я всё понимаю, — холодно прервала его Нина. – А вот он понимает ли? Если бы вы только знали, как ваш друг поступил со мной.

— Он всё знает, — отрезал Арнольд. – Но не будем сейчас об этом. Организация решила, что нам лучше работать вместе. Ей неизвестно о наших… м-м… неурядицах. А я уважаю людей, которых сам же назначил на руководящие посты. Если бы я не доверял им, то ВАПП никогда бы не стала столь влиятельным институтом, каким является сейчас.

— Узнаю Арнольда Сетона, — глядя прямо ему в глаза, сказала Нина, — всё незначительное, по его мнению, в сторону, будь оно хоть трижды важным.

— Я думал, время изменило тебя, по крайней мере, сделало более разумной.

— А я думала, ты не забыл прошлого.

Неизвестно, сколько ещё продолжалась бы пикировка, если бы Эжен вновь не вступил в диалог, начав рассказывать о неприятностях, творящихся на Фридрихе. Нина отвернула недовольный взор от Арнольда. Сетон с благодарностью посмотрел на Эжена, вводящего в курс дела их новую помощницу.

Большую часть того, что он говорил, Нина уже слышала: катаклизмы, которые происходят на территории всей планеты, мешая работе исследователей и жизни поселенцев, необходимо в срочном порядке устранить.

— Иначе многомиллионные разработки и вложения накроются, выражаясь прямо, медным тазом, — добавил Эжен.

— Всё как в старые добрые времена… — тихо проговорил Арнольд.

— О чём это он? – обратилась к Эжену Нина.

— Дело в том, что всё повторяется, — отвлёкшись от объяснений, ответил глава исследователей на Девочке. – Мы уже не в первый раз сталкиваемся с подобными проблемами.

— А точнее, в третий, — заметил Арнольд. – У планет системы Одина характер не сахар, однако с ними можно договориться – в этом я убедился во время своих предыдущих визитов сюда. Первые два раза было сложно, но теперь всё усугубляется тем, что мы многое знаем.

— То есть? – не поняла Нина.

— Повторюсь, я уже оказывал психологическую помощь планетам этой системы. Вначале почти неосознанно, руководствуясь чутьём. Затем ситуация усложнилась, и, скажу честно, знания, которыми я обладал на тот момент, мало чем мне помогли. В общем, чувствую я, на этот раз справиться со взбунтовавшимися планетами будет крайне непросто.

— Планетами?

— А-а, тебе, видимо, не сообщили… Понимаю, ведь тогда ты могла отказаться. Конечно, это не очень честный ход, но ты же одна из лучших в своей области. Возможно, стоило бы разобраться с ними, но благодаря их «ошибке» мы встретились здесь, и…

— Да что всё это, чёрт возьми, значит?! – не выдержала Нина.

Её злило поведение этого человека, с которым они когда-то были близки и по вине которого расстались. Интуит, блестящий специалист и непрошибаемый мужлан да к тому же любитель тайн и загадок. Ему уже давно перевалило за пятьдесят, а он ведёт себя, как малолетнее дитя!

Арнольд улыбнулся, чем ещё больше вывел Нину из себя. Но до того как она успела сказать очередную колкость в его адрес, психолог включил стоявший на столе компьютер. Экран мгновенно загорелся. Сетон нашёл необходимую информацию и вывел на монитор.

— Вот сводки о катаклизмах, случившихся на трёх планетах системы Одина за последние две недели.

Нина вгляделась в экран.

— Ты хочешь сказать…

Арнольд кивнул.

— Неприятность гораздо глобальнее, чем казалось на первый взгляд. Отправляясь сюда, я думал, что это очередные фортеля Девочки, связанные с её «пубертатным» периодом. Планеты же взрослеют не так быстро, как люди, для них сорок лет – всего лишь миг. Ну и вот, когда я узнал, что проблема не в Девочке, точнее, не только в ней, я задался вопросом: что же происходит? Ответ пришёл почти мгновенно: Мальчик и Фридрих вновь не поделили между собой розовую планету. А почему нет? В человеческой реальности фраза «Я больше на неё не претендую» может не означать совершенно ничего. А наши планеты очень похожи на людей. Даже, наверное, больше, чем нам кажется. Только джинсов не носят, потому что мы пока не сшили одежды им по размеру. – Арнольд невесело усмехнулся. – Я проверил свою догадку, и в результате исследований и долгих разговоров по душам со взбунтовавшимися планетами выяснилось, что я неправ. Потому я и говорю, что будет сложнее. Нам хочется применить свои знания – это первым приходит в голову здравомыслящему человеку. Да только приложить знания некуда. И это ещё не всё.

Нина удивлённо подняла бровь.

— По сообщениям колонистов, — продолжал Арнольд, — на планетах системы Зевса, что находится рядом с этой, тоже начались землетрясения, извержения, цунами… Всё в точности, как у нас. Но в чём причина? Что заставило планеты поголовно сходить с ума?

— Подожди, может, это простое совпадение.

— Нина, — мягко сказал Сетон, и женщина испытала тёплое, давно забытое чувство оттого, что он назвал её по имени. Но затем, приложив усилия, погасила в своей душе лирический настрой. – Я тоже так думал, — продолжал между тем Арнольд, — однако у нас на руках есть отчёт исследователей, установивших разумность планет соседней системы. Эти небесные тела «вышли» с орбиты газового гиганта, вокруг которого когда-то обращались. И что-то мне подсказывает: поведение их неразрывно связано с поведением Мальчика и Девочки.

— Но твои выводы ни на чём не основаны – лишь на голословном предположении!

— И ещё на результатах теста.

— В них могла закрасться ошибка.

— Ну конечно! – Арнольд кивнул. – Ведь это тест Сетона. Будь у нас в распоряжении тест Кравелли, мы бы непременно воспользовались им. Но у нас его нет, а потому… — Он развёл руками и посмотрел на Эжена. – Когда мы можем вылететь на Зевс-1?

— Сейчас уточню.

Глава исследователей сказал в фон имя капитана корабля, и устройство стало набирать номёр космонавта. Перекинувшись с ним парой слов, Эжен обратился к Арнольду:

— Всё готово. Звездолёт ждёт нас в космопорту. Можем лететь туда хоть сейчас.

— Тогда так и сделаем, — решил Сетон. – Если никто не против отправиться, что называется, «с корабля на бал». – И он выразительно глянул на Нину.

Та, сжав губы в тонкую линию, промолчала.

 

 

Этот перелёт был скучным. Эжен спал в кресле. Сетон погрузился в чтение – закончив с Шекли, он открыл на ридере «Горе от ума» Грибоедова. Нина безучастно смотрела в иллюминатор, прогоняя в голове различные нелестные эпитеты в адрес Арнольда.

«Вместо того чтобы пообщаться со мной, уставился в свою электронную книжку!»

Осознав, насколько ей это неприятно, она постаралась переключиться на что-то иное, но мысли всё чаще и чаще возвращались к бывшему возлюблённому. Она украдкой посмотрела на него: на сосредоточенном лице не отображалось никаких эмоций. Она сомневалась, что их совсем не было – не такой человек Арнольд. Скорее всего, он умело скрывал их.

Устав от размышлений, Нина откинулась на спинку кресла и закрыла глаза.

Довольно скоро они приземлились в космопорту. Он не выглядел ни богатым, ни технически оснащённым. «Функциональный», — таким его про себя назвала Нина. Он, как определённой породы люди, тщательно исполнял свои обязанности, ни на что более не претендуя. Да оно и неудивительно: колонизация Зевса-1 началась сравнительно недавно. При строительстве новых объектов во главу угла ставилась именно функциональность – нужно было обеспечить колонистов всем необходимым. А после, когда планету освоят и укрепятся на ней, можно предоставить учёным и будущим жителям технические новшества. По этой же причине дома, окружавшие космопорт, стояли не кучно, как на Девочке, а разрозненно, словно зубы старика. Это были главным образом невысокие здания – не выше пяти этажей.

— Здесь пока такси нет, так что придётся добираться пешком, — оповестил Арнольд Нину. – К счастью, тут совсем недалеко.

Эжен это и так знал, потому что уже бывал на Зевсе-1, — ещё до прилёта Сетона его вызвали сюда как главного специалиста. Но он ничем не смог помочь, и пришлось связываться с Арнольдом.

По дороге в исследовательский центр Нина с интересом осматривала природу планеты. В целом, она напоминала земную: те же леса, те же возвышенности, те же равнины… Только что-то незнакомое, неродное витало в воздухе да было заметно теплее.

Здание, к которому лежал путь трёх учёных, больше походило на одноэтажный домик: совсем непритязательное с виду и такое же внутри, оно резко контрастировало с центром ВАПП на Девочке. Разве что ширина его немного превышала размеры обычного жилого строения.

Пока Нина с интересом осматривалась, Арнольд и Эжен подошли к стойке секретаря.

— Здравствуйте, вы к кому? – обратилась к ним приветливая молодая женщина с длинным чёрным хвостом волос.

Слово взял глава исследователей:

— Здравствуйте. Мистер Грегор у себя?

— Как вас представить?

Эжен назвал их имена.

— Секунду, я свяжусь с ним… — Секретарша быстро переговорила с начальником, а затем сообщила вошедшим, что мистер Грегор занят. – Он вызовет вас, когда освободится.

— Но здесь мистер Сетон. Он пришёл по важному делу.

— Конечно, я понимаю. Пожалуйста, подождите в коридоре.

Арнольд послушно устроился на скамейке, открыл встроенный в фон ридер и стал читать. Делал он это не только увлечённо, но и быстро.

Нина, ещё раз отметив про себя, что поведение спутника не выдерживает никакой критики – «Снова уставился в свою книжку!», — села рядом, демонстративно отвернувшись от него.

Эжен бессильно развёл руками и присел на скамью напротив Арнольда с Ниной.

Не успел он этого сделать, как раздался странный звук. Здание встряхнуло – казалось, дрожит огромное животное. Закачались висевшие под потолком старомодные люстры. Стол, за которым сидела секретарша, сдвинулся, и всё, находившееся на нём, посыпалось на пол. Звук повторился – теперь он стал громче.

Арнольд знал, что это означает, — вскочив с места, он уже тянул за собой Нину и звал Эжена...

 

[Окончание ищите в моём 3-томном сборнике рассказов "Неомифы" на "ЛитРесе".]

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыВероника

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

Рейтинг: -1 Голосов: 5 1267 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий