fantascop

По ту сторону двери

на личной

24 декабря 2012 -
article52.jpg

 

Часть 1– Кошмар перед сном

Нью-Йорк, 17 мая 2011 год, пятница.

Детектив Нью-Йоркской полиции Джек Мэдисон возвращался домой чуть позже обычного. Он задержался на работе, потому что участвовал в спецоперации по задержанию особо опасного преступника. К счастью все прошло успешно, без лишнего шума и пыли и за это наверно все полицейские, участвовавшие в операции получать премию и повышение. Но Джека это не сильно интересовало, он жутко устал за весь день, и ему очень хотелось поскорей приехать домой и обнять свою любимую жену Джессику.

На улице лил жуткий ливень, дорога была скользкой и плохо освещенной, но Джек продолжал прибавлять скорость, будто боясь куда-то опоздать. Необъяснимое чувство тревоги преследовало его всю дорогу. Наконец-то он подъехал к своему небольшому белому домику, в который они с женой переехали год назад. Мэдисон вышел из машины и подошел к двери дома, которая почему-то была приоткрыта.

– Джессика, я пришел! – крикнул он, зайдя внутрь.

Он зашел в зал, но там никого не было.

– Джессика, где ты? – еще раз крикнул Джек, но она не отзывалась.

Внезапно послышался крик из кухни – это была Джесс. Мэдисон достал свой пистолет и побежал на кухню. Там он увидел незнакомого человека, взявшего Джессику в заложницы.

– Брось пушку, – злобным голосом закричал тот. – Брось, а то пристрелю её.

– Успокойся парень, – сказал в ответ Джек. – Отпусти мою жену и давай спокойно поговорим.

– Ты что не понял, положи пистолет на пол и откати его в сторону. Иначе я убью её, – с ещё большей злостью закричал незнакомый мужчина.

 У Джека был большой опыт переговоров с преступниками, к тому же он прекрасно стрелял и мог попытаться попасть в преступника. Но тот прятался за Джессикой  как за шитом, и Мэдисон решил не рисковать.

– Хорошо, хорошо… Только не стреляй, – со страхом в голосе сказал он, а затем медленно положил пистолет на пол и откатил ногой в сторону. – Забери все деньги и драгоценности и уходи, я обещаю, что мы не будем звонить в полицию.

– Собери все ценное, которые у вас есть и отдай мне. И поживей, если хочешь чтобы твоя подружка выжила, – сказал грабитель,  держа Джессику на прицеле. Он жутко нервничал и постоянно размахивал оружием. Джек знал, что  таких нужно бояться больше всего, некогда не знаешь, каким будет их следующий шаг; они способны на что угодно.             

– Потерпи любимая я быстро, – сказал он, посмотрев на Джессику. В ее глазах он увидел страх и зов о помощи. Она как будто говорила ему глазами: " Спаси меня".     

Джек схватил первую попавшуюся сумку и побежал наверх, где находился их сейф. Добравшись до него, он ввел код – дату рождения Джессики, и быстро переложил в сумку все деньги и драгоценности находящиеся внутри, а затем также быстро побежал обратно на кухню.

«Я не должен медлить, нельзя заставлять его нервничать пока Джессика  у него в заложниках. Я должен спасти ее любой ценой. Она ждет меня, она надеется на меня. Я не подведу ее!» – настраивал себя Джек, пока бежал обратно.

Когда он зашел на кухню, грабитель всё еще держал его жену за шею, приставив к её голове пистолет, и не отпуская ни на сантиметр от себя.

– Это все, что у нас есть, мы не богато живем. Забирай эти деньги и уходи.

– Стой там и не приближайся! – нервно крикнул в ответ грабитель, – Кидай сумку сюда.

Мэдисон осторожно бросил ему сумку. Тот нервно осмотрел её содержимое и недовольно сказал: «Не густо… Нужно было зайти в дом побогаче». Он перекинул сумку на плечо и вместе с Джессикой медленно попятился к выходу. Она сильно дрожала от страха, но Джек при всем своем желании, ни как не мог ей помочь.

– Прошу тебя отпусти ее и уходи с миром, – жалобно попросил он. Но преступник явно не спешил это делать. Он медленно дошел до двери и сказал: «Ладно, я отпускаю её!», а затем убрал руку с её шеи и слегка толкнул её вперед. Маленькими шажками Джессика начала медленно идти к Джеку. На её лице были  слёзы, она дрожала еще сильней, чем прежде, она вот-вот обнимет своего мужа и этот кошмар закончится. Но стоило ей подойти к нему, как внезапно раздался выстрел и она начала падать. Джек подхватил её и увидел, что она ранена. Истекала кровью на его руках, она из последних сил, тихим голосом сказала: «Я люблю тебя!».

Страх на её лице сменился улыбкой, и она навсегда закрыла глаза. Джек обнял её из-за всех сил и зарыдал. Время как будто остановилось для него. Чувство безнадёжности и беспомощности овладело им, но через мгновение оно сменилось адским гневом и ненавистью.

Он аккуратно положил бездыханное тело жены на пол и встал во весь рост. Его взгляд был похож на взгляд разъяренного волка, готовящегося напасть на свою добычу. Грабитель поймал этот взгляд на себе и почувствовал себя той самой добычей. Дрожащей рукой он направил пистолет на Джека и приготовился выстрелить, но Джек опередил его и напал первым. Тот успел выстрелить ему в плечо, но Мэдисон этого даже не почувствовал. Одним ударом он выбил оружие из рук убийцы, вторым свалил его на пол, и принялся добивать. Уже через несколько ударов тот перестал шевелиться, но Джек не останавливался. Ненависть проникла в каждую клетку его тела, и затмила разум. Он продолжал бить его, вкладываясь в каждый удар как в последний.

Через несколько минут, когда закончились силы и гнев поутих, Мэдисон остановился и сел на пол. От ударов все пальцы на его правой руке были сломаны, а от лица грабителя уже практически ничего не осталось.

С каменным лицом и абсолютно без эмоций Джек поднялся с пола и, подойдя к телефону, вызвал полицию. Затем он подошел к бездыханному телу своей жены, обнял её и поцеловал в последний раз. Её кожа уже холодела, расставаясь с последними остатками жизненного тепла. Он лег рядом с ней и закрыл глаза с надеждой, что сейчас уснёт и, проснувшись в своей кровати, поймет, что все это был лишь кошмар.

В этот трагичный вечер погибло не два человека, а три – потому что дальнейшая  жизнь Джека Мэдисона казалась ему адом.

 

Часть 2 – Сон

Глава 1

Учитывая заслуги в полиции и смерть жены, Джека оправдали за убийство и, вскоре, он вернулся на работу, но уже лишь с одной целью – мстить, мстить жестоко и беспощадно, мстить всем и каждому. В каждом преступнике он видел убийцу его жены и, при каждой возможности, открывал огонь на поражения. После каждого нового убийства его душевная боль на время немного стихала, но вскоре возвращалась с еще большей силой. Месть была для него лекарством, которое снимало симптомы, но не лечило саму болезнь; наркотиком, который лишь на время поднимал настроение, но стоит только перестать его принимать, как тут же начинается ломка. Его жизнь теперь состояла из отрезков от одной дозы до другой. Мэдисон так и провел бы остаток своего существования в бессмысленных попытках отмщения за смерть жены, но однажды все изменилось, и у него появился шанс вернуть свою любимую.

Это случилось спустя некоторое время после того злосчастного вечера. Во время ночного дежурства Джека, в полицейский участок поступил сигнал о проникновении в  банк и он вместе с напарником тут же  отправился туда. К счастью здание банка находилось неподалеку, и уже через пять минут они были там. Подъехав к банку, они не увидели ничего подозрительного: входная дверь была закрыта, все окна были целы, а изнутри не доносилось никакого шума.

– Похоже ложная тревога… – недовольно сказал напарник Джека – Роберт. – Опять наверно сигнализация барахлит. Поехали обратно в участок.

– Думаю, нам все же стоит проверить все ли здесь в порядке, – возразил ему Джек.

– Да брось… В этом нет никакой необходимости, – с еще большим недовольством в голосе сказал Роберт, – Лучше вернёмся обратно, а по дороге купим чего-нибудь пожевать, я жутко проголодался.

– Нет, думаю, все же стоит проверить!

– Какой же ты зануда! Говорю же тебе, опять у них наверно сигнализацию замкнуло. Такое случается уже не в первый раз!

– Если не хочешь идти, тогда я сам тут все проверю. Это не займет много времени.

Джек зашел внутрь, а Роберт остался на улице. Он сел обратно в машину и достал из кармана смятую пачку сигарет. Наполняя свои и без того дряблые легкие дымом он принялся размышляя о том, что будет делать на пенсии,  до которой ему оставался всего месяц. За свою долгую карьеру в полиции он не раз проявлял героизм: задерживал опасных преступников, участвовал в перестрелках, получал тяжелые ранения, спасал заложников. Но сейчас он уже слишком стар для таких дел. Сейчас не время геройствовать. Сейчас его главная задача — провести этот месяц без происшествий и со спокойно душой и большой пенсией выйти на заслуженный отдых.

Глава 2

Свет внутри банка был выключен. Джек достал фонарь и осмотрел зал: ничего подозрительного не было, за исключением отсутствия охранника. – Наверно он в другой комнате, – подумал Мэдисон и продолжил осматривать оставшиеся помещения. Неожиданно из хранилища послышался какой-то шум. Джек решил, что это охранник и направился туда. Возле входа в хранилище, он его и обнаружил, но лежащего на полу с окровавленной головой. Мэдисон пощупал у него пульс и, понял, что ему уже не помочь. Достал пистолет он тихими шагами направился внутрь хранилища.

Там он увидел мужчину средних лет, одетого в кристально белый смокинг, который со спокойным видом перекладывал деньги из ячеек себе в сумку.

– Подними руки вверх и повернись, – крикнул ему Джек.

Незнакомец замер на мгновение, а потом поднял руки и повернулся. На его правой ладони была татуировка в виде ключа, а его лицо совсем не походило на лицо закоренелого преступника, скорей он был похож на парней из рекламы Diorи HugoBoss. К тому же он был дорого и красиво одет, аккуратно причесан, а тот факт, что его поймали с поличным явно не сильно его пугал.

– Можешь опустить пистолет, я не вооружен, – со спокойным голосом заявил он, медленно повернувшись к Джеку.

– Может мне сразу отдать его тебе? – иронично ответил тот. – Как ты проник сюда?

– Это совсем не важно. Главное как я отсюда уйду: в наручниках и без денег, или с деньгами и без наручников. Это зависит только от твоего решения, и я надеюсь, что оно будет правильным!

– Можешь не сомневаться, оно будет максимально правильным. Я надолго запеку тебя за решетку. А если будешь дергаться, то вообще не выйдешь отсюда — тебя отсюда вынесут.

– Не стоит спешить с выводами. Мы же можем договориться, – улыбаясь сказал незнакомец.

– Мне не нужны твои поганые деньги, – со злостью в голосе ответил Мэдисон.

– Деньги?.. Разве я говорил  о деньгах? Я предлагаю тебе нечто большее. Скажи мне, чего ты хочешь больше всего, и я выполню твоё желание.

– На Джина ты не очень похож, да и на золотую рыбку тоже. Поэтому то, чего я хочу тебе, никогда не выполнить!

– Ты уверен?

– Абсолютно!

– Никогда нельзя быть в чем-то абсолютно уверенным, – с усмешкой сказал мужчина в белом. – Вот, к примеру, раньше все были абсолютно уверены в том, что солнце движется вокруг Земли, а в итоге оказалось наоборот. А еще раньше люди были уверенны, что земля плоская, но и они ошибались. Еще совсем недавно все думали, что черный ни когда не сможет стать президентом Америки, но вот – это произошло. В этом постоянно меняющемся мире нельзя быть в чем-то абсолютно уверенным! Потому что здесь нет абсолютной истины и абсолютной правды! Вот, к примеру, та дверь справа…

Джек повернулся налево и увидел дверь с табличкой «ЗАПАСНОЙ ВЫХОД».

– Как ты думаешь, что за ней находиться? – спросил мужчина.

– Запасной выход конечно! Что же еще, – уверенно ответил Мэдисон.

– Ты уверен? – вновь переспросил незнакомец.

Джек на мгновение задумался, но потом отбросил все сомнения  и с еще большей уверенностью ответил – да.

– Вот видишь… Ты задумался, ты уже не так уверен в своем ответе. Хотя казалось бы, ответ очевиден… или нет? Может быть, за этой дверь действительно запасной выход, а может быть и нет. Может за ней находится вход в рай, а может быть и в ад. А может… за этой дверь то, чего ты хочешь больше всего. Есть только один способ это узнать – открыть её!

Он направился к этой двери, но Мэдисон тут же пресек его действия: «СТОЙ ТАМ УБЛЮДОК! Даже и не пытайся сбежать, иначе я пристрелю тебя как собаку!

 – Расслабься парень… Я вовсе и не собираюсь бежать, – сказал мужчина, продолжая идти. Дойдя до двери, он попытался открыть ее, но она оказалась заперта.

– Какая досада… Дверь заперта. Но это не проблема, – веселым голосом проговорил он и полез в карман пиджака.

– ДЕРЖИ РУКИ ПОДНЯТЫМИ! – вскрикнул Джек, прицеливаясь в него. – Дай мне только повод, и я изрешечу тебя пулями. В этом ты уж точно можешь быть абсолютно уверен!

– Спокойно! Я же сказал, что не вооружен. Тебе нечего боятся. Какой же ты все таки нервный…

Незнакомец медленно достал из кармана большую связку ключей и начал перебирать их в поисках какого-то одного.

– Зачем тебе столько ключей? – в недоумении спросил его Джек Мэдисон.

– Это не простые ключи! При помощи одного из них и проник сюда. Но это далеко не главная их особенность! – таинственным голосом ответил тот. – Вот! Нашел! Именно этот ключ нам и нужен!

Он вставил ключ в дверной замок и повернул его – дверь открылась. Мужчина в белом слегка приоткрыл её и оттуда в хранилище тут же проник очень яркий белый свет.

– Ты хочешь узнать, что за этой дверью? – спросил он Джека. Тот попытался, заглянут за приоткрывшуюся дверь, но незнакомец тут же захлопнул дверь.

– Не так быстро друг мой. Я предлагаю сделку: ты позволяешь мне уйти из банка с деньгами, а я взамен дам тебе то, чего ты желаешь больше всего в жизни. Тебе просто нужно зайти в эту дверь, и ты получишь это.

– Ты что за дурака меня держишь? Поинтересней ничего не мог придумать, – ухмыляясь, ответил Мэдисон.

– Ты будешь дураком если откажешься от моего предложения. Такой шанс выпадает лишь раз в жизни… Ты конечно можешь отказаться и посадить меня за решетку или просто пристрелить, но тогда, ты некогда не узнаешь что было за этой дверью и просто вернешься к своей никчемной жизни озлобленного на весь мир полицейского мстящего за смерть жены.

– Но, но как ты узнал про мою жену? – удивленно, спросил Джек.

– Я знаю на много больше, чем ты думаешь!

Сомнения охватили Мэдисона. С одной стороны он понимал всю нелепость и опасность этого предложения, а с другой стороны ему очень хотелось вернуть Джессику. Об этом он мечтал больше всего на свете. Он готов был, зацепится даже за самый маленький и бессмысленный шанс лишь бы вернуть ее.

«Могу ли я подвергать опасности других людей ради своей призрачной надежды?» — спросил сам у себя он. И в итоге, желание вернуть жену взяло верх над здравым смыслом. Джек убрал пистолет в кобуру и подошел к незнакомцу.

– Хорошо, я позволю тебе уйти. Но если ты не выполнишь свое обещание, далеко ты не уйдешь, – пригрозил ему Джек, понимая, что преступник не сможет уйти в любом случае, ведь у входа стоит Роберт.

– В этом можешь не сомневаться! Я всегда выполняю свои обещания! – ответил мужчина в белом и вновь открыл дверь.

Яркий свет, изводивший от туда, ослепил Джека. Этот свет был на столько ярким что даже ощущалось его тепло, которое неудержимо манило к себе. Прикрывая глаза руками, он зашел в внутрь, не догадываясь, что его там может ждать. Но стоило ему только зайти внутрь, как дверь позади него, тут же захлопнулась. Джек  обернулся и попытался открыть её, но она уже была заперта.

Поняв, что его обманули, Джек жутко разозлился на самого себя: «Какой же я идиот!  Как я мог на это согласиться. Он обвел меня вокруг пальца как наивного мальчишку…»

Но через мгновение яркий свет погас, и Мэдисон понял, что незнакомец выполнил свое обещание, потому что находится он в прихожей своего дома. Джек замер в недоумении от того как он сюда попал. Он пытался взглядом найти различия между этой прихожей и прихожей своего дома, но не найдя ни малейшего отличия понял что это она и есть. Все вещи лежали на том месте, где они и должны были лежать, все царапины и потертости на полу были на своём месте, даже запах здесь был такой же. Но одно несовпадение он все-таки нашел – дата на календаре. Сегодня — 8 апреля 2012 года, а на календаре — 17 мая 2011. 17 мая 2011 – этот день Джек не забудет никогда! Он прокручивал события того вечера тысячи раз, пытаясь найти ошибку в своих действиях, и пытаясь понять, как бы развивались события, если бы он действовал иначе. И вот, похоже, жизнь даёт ему еще один шанс все исправить.

Джек Мэдисон стоял как окаменевший, пытался найти рациональное объяснение всему происходящему, но внезапно его размышления прервал крик, донёсшийся из кухни – это была Джессика. Несмотря на то, что он не слышал её голос уже очень давно, он был абсолютно уверен в том, что это она. Её бархатный, нежный голос трудно с чем-либо спутать. Джек достал свой пистолет и побежал на кухню. Его накрыло ощущение дежавю: все происходившее было точным повторением событий прошлого.

Забежав на кухню, он  увидел ту же картину, которая стояла у него перед глазами всё это время: тот же самый преступник держал Джесс, прицелившись в нее пистолетом. Сначала Джек безумно обрадовался тому, что вновь видит свою жену живой, но потом понял что ей, вновь грозит смерть. Судьба подарила ему второй шанс и этот шанс нельзя упускать ни в коем случае! Пережить смерь любимой дважды – слишком большое наказание для одного человека.

«Теперь я не допущу ошибки!», – сказал про себя Джек и хорошо прицелившись, выстрелил в грабителя, тот замертво свалился на пол. Джесс закричала и испуганно  бросилась в объятия Мэдисону. Как долго он мечтал об этих объятиях… Он обнял ее, что есть сил и еще долго не отпускал, боясь вновь потерять. Аромат её духов наполнил его лёгкие, а её волосы как шелк окутали его руки. Её слезы, падающие на его плечи, были для него живой водой исцеляющей все его раны.

Они могли простоять так вечно, но неожиданно он увидел, что преступник все еще жив и пытается дотянуться до своего пистолета, лежащего на полу. Джек неторопливо подошел к нему и, остановившись,  с презрением посмотрел ему в глаза. Но в них он не увидел, ни намека на человеческие чувства, он увидел лишь глаза испуганного животного пытающегося спастись от смерти любой ценой. Истекая кровью, грабитель корчился на полу пытаясь схватить пистолет. Он был похож на рыбу выброшенную волнами на берег, которая обреченно барахтается на суше, пытаясь, вернутся в воду. Он уже был абсолютно беспомощен и не опасен.

Человек, некогда причинивший ему столько боли, сейчас сам чувствует непереносимую боль. Но боль Джека Мэдисона была душевной, что намного хуже физической боли. Он откатил ногой пистолет в сторону и медленно направил на него свое оружие.

– Пощади! – рыдая, пробормотал тот. Но Джек не собирался этого делать.

«Почему я должен пощадить человека, который не пощадил Джессику, который принес мне столько боли и страдания, который сломал всю мою жизнь?», – размышлял Джек. – «Таких как он нужно истреблять, пока они не натворили еще чего-то плохого!».

Злость и ненависть вновь охватили его как в тот роковой вечер, и он не сдержался и спустил курок. Раздался выстрел, затем еще один, и еще, и еще… 

Джек стоял над ним и с призрением смотрел, как тот умирает захлебываясь в луже собственной крови.

Через несколько секунд, когда ярость отступила, он подловил себя на мысли, что это убийство принесло ему удовольствие. Он будто утолил свою жажду — жажду расплаты, которая мучила его все это время.

Встрепенувшись, от понимания, что он натворил, Джек повернулся и посмотрел на Джессику – она стояла неподалеку и с ужасом наблюдала за всем происходящим. Затем Джесс с испуганным лицом ушла в гостиную и дрожащим голосом вызвала полицию.

Глава 3

Обнявшись, сидя на диване, Джек и Джессика ожидали приезда полиции. Вглядываясь друг другу в глаза, они забывали о происходящем вокруг ужасе и на время погружались в приятные воспоминания о проведенных вместе мгновениях. Мэдисон не видел её больше года, а она не видела его лишь несколько часов, но они одинаково сильно соскучились друг по другу. Он долго пытался подобрать слова, чтобы объяснить все происходящее, но так и не найдя их решил не говорить вообще ничего.

«Вряд ли она поверит в столь странную историю, которую я ей расскажу, да и нет никакой необходимости это делать. Главное — что мы снова вместе!» — подумал Джек, как вдруг его размышления прервала приехавшая полиция.

Они долго собирали улики и фотографировали место преступления, а затем приступили к допросу. Полицейский задавал огромное количество вопросов, допытываясь подробностей произошедшего убийства.

Джек оказался на месте тех, кого раньше сам допрашивал. Он не пытался врать, или уходить от ответов, это было не в его правилах, он просто рассказал все, как было.

Затем на допрос вызвали Джессику. Для нее подобная процедура была в новинку и поэтому она с трудом это выдержала. Джек находился неподалеку от неё, но он не слышал её показаний.

Через полчаса, когда дотошный инспектор выяснил все интересовавшие его подробности, он закрыл папку, в которую записывал показания, встал из-за стола и направился к Джеку. Джессика тоже встала и молча, направилась в свою комнату. Она выглядела бледной и испуганной, ей с трудом удалось выдержать эти полчаса.

– Вам необходимо будет проехать с нами в участок, — суровым голосом заявил инспектор.

– Хорошо, но мне нужно несколько минут, чтобы поговорить с женой, – ответил Мэдисон.

– Ладно, мы подождем вас в машине.

Джек зашёл в комнату Джессики — она сидела на кровати и рыдала, закрыв лицо руками. Он подошел к ней, нежно обнял  и, поцеловав,  сказал: «Мне нужно поехать в участок с полицейскими, не волнуйся это ненадолго. Я скоро приеду».

– Возвращайся скорей, не оставляй меня здесь одну, — попросила Джессика, заплакав еще сильней.

– Я постараюсь, – ответил Мэдисон, прекрасно понимая, что вряд ли скоро вернётся домой.

На улице лил сильный дождь. Перед домом стояла полицейская машина, внутри которой сидел инспектор и его напарник. Джек сел в автомобиль и обернулся, надеясь напоследок еще раз увидеть лицо Джесс. Она неподвижно стояла у окна и провожала его взглядом. Их взгляды на мгновение пересеклись, мысленно передав друг другу тысячу нежных слов. Водитель завел двигатель, машина стала предательски набирать скорость и, уже через мгновение, их дом скрылся из виду.

Глава 4

Через месяц состоялся суд и его итог был не утешителен. Учитывая особую жестокость, с которой было совершено убийство, Джека Мэдисона приговорили к трём годам тюрьмы по статье  «Превышение пределов необходимой обороны». Но это не сильно расстроило его, он был готов на такие жертвы ради Джессик.

«Главное что она жива и  с ней всё в порядке!», – успокаивал себя он, слушая приговор суда.

Стоило им вновь обрести друг друга после года разлуки, как судьба вновь разлучает их, но теперь Джек знает, что это лишь на время. Время в тюрьме для него протекало от воскресенья к воскресенью, потому что каждое воскресенье его навещала Джессика. Приходя, она рассказывала ему о  событиях, происходящих на воле, и каждый раз приносила ему домашнюю еду, которая после тюремной пищи казалась шедевром кулинарии,  даже не смотря на то, что Джесс всегда плохо готовила. Но домашняя еда и новости были не так важны для него, главное было вновь увидеть её и почувствовать аромат её духов, который мерещился ему даже после её ухода.

Но спустя два месяца посещения прекратились. Она не пришла ни через неделю, ни через две, ни через месяц. Все это время, Мэдисон не находил себе места. Не зная истинной причины, по которой его жена не приходила, он пытался найти разумное объяснение этому:

«Может быть, она немного приболела и поэтому не смогла прийти, или она уехала с подругами на отдых, ей как раз сейчас это не помешает… А может быть просто была сильно занята и не смогла приехать?»

Но всякий раз ему в голову лезли плохие мысли, которые не давали ему покоя:

«Может быть, очередной грабитель залез к нам в дом и убил её, или она попала в аварию по пути сюда, а может быть она, опять, забыла отключить утюг, и произошел пожар?».

Но больше всего он боялся того что она просто забыла про него.

Время стало тянуться мучительно долго. Джек уже начал терять надежду, на то, что Джессика когда-нибудь придёт навестить его. Но однажды к нему в камеру зашел надсмотрщик и сказал что к нему посетитель. Его радости не было предела, он тут же вскочил с  места и побежал в комнату для свиданий. Мэдисон точно не знал, кто именно пришел навестить его, но очень надеялся, на то, что это была Джессика, и его надежды оправдались. Зайдя в комнату для посещений, он увидел, что она сидит за столом в ожидании его. Но она явно не была также рада встречи, как и он. При виде Джека она вышла из-за стола и неохотно улыбнувшись, поправила волосы. Она всегда их поправляет, когда сильно нервничает — это насторожило его.

Мэдисон подошел к ней и крепко обняв, поцеловал.

– Почему ты так долго не приходила? – спросил он, не выпуская её из объятий.

– Я… там… просто… я была занята! – запинаясь ответила Джесс.

Они сели за стол напротив друг друга. Она сильно нервничала и пыталась не смотреть ему в глаза, а он, напротив, пытался поймать её взгляд, что бы еще раз взглянуть в её прекрасные глаза. Джек не знал с чего начать разговор, возникло неловкое молчание, которое как гром среди ясного неба, прервали слова Джессики.

– Нам нужно расстаться, – неуверенным тихим голосом сказала она.

Эти слова, будто удар боксера, отправили её мужа в глубокий накауд, после которого, он ни как не мог прийти в себя.

– Нам? Расстаться? Но почему? – дрожащим голосом спросил Мэдисон.

– Так будет лучше для всех! – едва сдерживая слезы ответила Джесс.

– Лучше для всех? Так будет лучше только для тебя! – гневно возразил ей Джек. – Ты бросаешь меня именно в тот момент, когда твоя поддержка нужна мне больше всего. Это ведь из-за тебя я здесь оказался, я убил этого поддонка, чтобы спасти тебя. И что я получаю в ответ? …нож в спину, от того от кого я меньше всего этого ждал, — продолжил он с еще большей злостью. – Зачем ты так поступаешь со мной? Я ведь готов на всё ради тебя. И если еще кто-то встанет между нами, то с ним будет, то же самое.

– Ты сильно изменился, – рыдая, пробормотала его жена.    – Я не узнаю тебя. Я выходила замуж за честного полицейского, а не за жестокого убийцу.

– Да если бы я не убил его, то он бы убил тебя!

– Откуда ты можешь это знать? Может он просто бы забрал деньги и ушел?

– Поверь мне, я знаю это как никто другой!

Джек уже был готов рассказать о том, как всё закончилось в прошлый раз, но подумав, понял, что Джессика не  поверит в этот бред, а лишь сочтёт его за сумасшедшего.

Возникла небольшая пауза, а затем Джесс встала и, собравшись уходить, сказала: «Я думаю мне больше не нужно сюда приходить». Она повернулась и направилась к двери, но Мэдисон вскочил из-за стола и схватил её за руку.

– Почему ты убегаешь? Мы ведь еще не договорили…

– Нам не о чем больше с тобой говорить!

– Не о чем говорить? …а может тебе просто противно говорить с преступником, с преступником, спавшем тебе жизнь? Ответь мне! Ответь, глядя мне в глаза! – кричал Мэдисон, сильно сжимая её руку.

– Отпусти мою руку, ты делаешь мне больно, –  еще сильней зарыдав, попросила Джессика.

– Тебе больно? – с презрением переспросил её муж.  – Да ты хоть знаешь, что такое больно? Ты и понятия не имеешь, какую боль я испытал потеряв тебя в первый раз, и теперь я не допущу чтобы это повторилось!

– О чем ты говоришь? Я ничего не понимаю, – в недоумении спрашивала она, пытаясь вырваться.

Увидев это, в комнату ворвались охранники и попытались успокоить заключенного. Джессика вырвалась из его рук и со слезами выбежала из комнаты. Джек оттолкнул одного из охранников и побежал за ней, но на его пути оказался еще один, который ударом дубинки свалил его на пол. Упав, Джек Мэдисон ударился головой об цементный пол и потерял сознание.

Глава 5

Очнувшись от сильной головной боли, Джек ужаснулся – потому что он ничего не видел. Вокруг него была лишь кромешная тьма, сквозь которую ничего не проглядывалось. Сначала он подумал, что от сильного удара по голове потерял зрение, но потом понял, что он находится в очень темном неосвещаемом карцере.

Кроме отсутствия освещения, внутри к тому же было очень холодно и сыро. Сильная головная боль и ужасные условия не давали ему сконцентрироваться и осмыслить все произошедшее. Но даже в таком состоянии он понимал, что вновь потерял её.

«Вряд ли она теперь придет навестить меня после того как я себя с ней вёл. Может быть она действительно права… В кого я превращаюсь: в жестокого убийцу и поддонка? Может мне здесь и самое место? А я ведь хотел лишь вернуть её. И судьба подарила мне второй шанс, но я вновь всё испортил, я вновь потерял её. Если бы у меня была ещё одна попытка, всего ода… Я бы не ошибся! Я бы все исправил!».

Его размышления прервал звук, доносившийся из замочной скважины – кто-то пытался открыть дверь карцера. Раздался щелчок замка, дверь открылась, и очень яркий белый свет тут же озарил карцер, ослепив Джека. Он закрыл глаза руками, дабы окончательно не ослепнуть. Этот свет был настолько ярким, что Мэдисон подумал, будто он умер, а эта дверь ворота в рай.

– Отдыхаешь? – неожиданно донеслось от туда.

Этот мужской голос показался Мэдисону знакомым. Он убрал руки и, прищурившись, увидел силуэт мужчины, стоявшего в дверном проеме. Мужчина сделал пару шагов вперед и Джек увидел, что это тот самый незнакомец, пытавшийся ограбить банке.

– За какие заслуги тебя отправили в карцер? – с улыбкой спросил он.

– Врезал тут одному охраннику, – кашляя, ответил Джек.

– Да… видок у тебя не важный. Тебя нужно скорей вытаскивать из этой дыры.

– Как ты нашёл меня?

– Это совсем неважно друг мой. Главное что я здесь, и я вытащу тебя отсюда! Ведь отчасти это и моя вена, что ты здесь оказался. Ты ведь мог тогда надолго засадить меня за решетку или вообще пристрелить.  Если бы ты не согласился на то предложение, которое я тебе тогда сделал, то я бы сейчас сидел в карцере, а не ты.

Джек Мэдисон был безумно рад появлению незнакомца, ведь сейчас это был единственный человек, который мог и хотел ему помочь. Он был для него ангелом-хранителем, спустившимся с небес. Мэдисона уже совсем не интересовало, как это мужчина в белом костюме смог проникнуть сюда и как он собирается его отсюда вытащить, но сейчас он готов был следовать за ним куда угодно, лишь бы выбраться отсюда.

– Вставай… пора выбираться из этого жуткого места, — говорил незнакомец, помогая Джеку подняться.

Они вышли из карцера и, пройдя несколько метров по коридору, остановились возле закрытой деревянной двери. Мужчина в белом достал тот самый ключ, при помощи которого он переместил Джека Мэдисона во времени и в пространстве.

– А теперь слушай меня внимательно! – сурово сказал тот. – Я вытащу тебя от сюда и дам тебе еще один шанс исправить свою жизнь к лучшему! Но запомни, раз и навсегда – это будет твой последний шанс! Больше мы с тобой не встретимся, и не пытайся найти меня, я больше не собираюсь тебе помогать. Поэтому попытайся не испортить всё как обычно, используй эту возможность правильно!  Мы договорились?

– Да, конечно! – не раздумывая, ответил Джек. Ему было совсем неважно, что сейчас говорил этот человек. Он думал только о том, что скоро вновь увидит свою любимую, и они вновь будут вместе.

Незнакомец открыл эту дверь своим волшебным ключом и сказал: «Зайдя в эту дверь, ты попадешь туда, где больше всего хочешь оказаться, поэтому хорошенько подумай, куда именно тебе нужно!»

Мэдисон подошел к открывшейся двери, из которой исходил яркий свет, и, остановившись, задумался. Затем спустя несколько секунд раздумий собрался было уже зайти туда, но сделав шаг, вновь остановился.

– А я ведь даже не знаю, как тебя зовут, – обернувшись, произнёс он.

– Гермес, –неохотно ответил незнакомец в белом. – Но я советую тебе поскорей забыть меня и моё имя. Ибо я надеюсь, что мы больше никогда не увидимся.

«Где-то я уже слышал это имя», – подумал Джек, но не придал этому значения.

– А я надеюсь, что больше не увижу, как ты опустошаешь чужие банковские ячейки, – улыбаясь, ответил ему он и, закрыв глаза, зашел в дверь, навстречу ослепляющему белому свету.

Услышав, как за ним захлопнулась дверь, он открыл глаза и понял, что находится в ванной комнате своего дома.

«Доброе утро Нью-Йорк!!! С вами я – голос радио Стар – Ник Нортон.  Сегодня семнадцатое мая – пятница, девять часов утра. И специально для тех, кто все еще не проснулся, звучит песня «Wake Up» гоуппы Cheese People», – доносилось из радиоприёмника находящегося на подоконнике.

Мэдисон подошел к умывальнику и открыл кран с холодной водой, чтобы умыться и прийти в себя. Посмотрев в зеркало, он понял, что не может показаться своей жене в таком виде.

Джек принял ванну, побрился, причесался и сильно надушился одеколоном, чтобы сбить тюремный запах. Затем он вновь посмотрелся в зеркало, и, убедившись, что теперь выглядит по-человечески, вышел из ванной и направился в спальню, где спала Джесс.

Спящая она выглядела еще более милой и красивой. На её лице была милая улыбка (наверно ей снился хороший сон), а её бархатные волосы небрежно и при этом аккуратно расстелились по подушке. Мэдисон тихонько подошел к ней и сел на край кровати. Она спала как ангел, и ему не хотелось её будить. Он больше часа просидел в ожидании, когда его жена проснется. И все это время он думал, как поступить на этот раз, чтобы больше никто не смог разлучить их.

Глава 6

Проснувшись и увидев, сидящего рядом, Джека, Джессика сонно улыбнулась и спросила: «Дорогой…  а почему ты не на работе?»

– Я тут подумал… и решил, что мы так давно не выезжали вместе на природу. Может, съездим сегодня на пикник? С ночевкой? Только ты, я, и больше никого! – предложил Джек, нежно гладя её волосы.

– А как же твоя работа? – изумленно спросила Джесс.

– Работа никуда без меня не денется. Я взял выходной на сегодня. Ну что?.. Ты согласна?

– Конечно! – радостно воскликнула она и, тут же, вскочила с кровати и побежала собираться.

Мэдисон прилёг на кровать и закрыл глаза. Он знал, что сегодня к ним в дом влезет грабитель, но он и не пытался это предотвратить, теперь он решил действовать иначе.

«Пусть лучше этот поддонок заберет все деньги и исчезнет из нашей жизни», – подумал он. – «Лучший способ решить проблему – просто избежать встречи с ней!».

Они загрузили все необходимые для пикника вещи в машину и уже собрались уезжать, но неожиданно Джек сказал: «Подожди меня в машине любимая, я сейчас вернусь» и, выйдя из машины, зашел обратно в дом.

Вернулся Мэдисон лишь через несколько минут с небольшой черной сумкой в руках и улыбкой на лице. Заперев дом, он сел в машину и бросил сумку на заднее сиденье.

– Что там дорогой, – спросила его Джессика.

– Так… кое-какие вещи, – неохотно ответил Джек.

Он завел двигатель, и они направились загород, чтобы вместе насладиться весенними пейзажами пригорода Нью-Йорка.

«Когда сегодня вечером грабитель залезет в наш дом, мы уже будем далеко. Он будет рыскать по нашим комнатам в поисках чего-либо ценного, а мы будем в полной безопасности отдыхать на природе и наслаждаться сочными стэйками, приготовленными на открытом огне. А его там будет ждать «приятный» сюрприз», – ухмыльнувшись, подумал Джек.

 Все время, пока они находились на пикнике, Мэдисон не отходил от Джессики, пытаясь уберечь её даже от мельчайшей опасности. Он постоянно оглядывался и всегда держал возле себя пистолет. Но, даже не смотря на страх и тревогу, которые не покидали его все это время, каждая секунда, проведенная рядом с Джесс, доставляла ему неописуемое удовольствие. Одна лишь её улыбка сразу поднимала ему настроения и, заставляя забыть обо всем плохом.

На следующее утро они вернулись домой. Джек остановил машину возле дома и начал доставать сумки из багажника. Джессика взяла у него ключи и пошла, открывать дверь. Подойдя к дому, она обнаружила, что дверь взломана.

– Джек! – крикнула она. – Я думаю тебе нужно на это взглянуть.

– Что случилось? – спросил Мэдисон, подойдя к ней, держа в руках ту самую черную сумку, которую он так и ни разу не открыл во время пикника. – Похоже, кто-то взломал дверь… – сказал он, сделав удивленное лицо.

– Взломал? – испуганно переспросила его жена. – Но кто?!

Они зашли внутрь, где их ждала еще более пугающая картина.

– О господи! – испуганно воскликнула Джесс от увиденного. Внутри как будто прошел ураган: все вещи были разбросаны по дому; повсюду были осколки посуды и стекла; диваны были изрезаны, а содержимое шкафов валялось на полу.

– Дорогая, похоже, нас ограбили, – спокойным голосом сказал Джек. – Причем они явно были не в настроении.

– Ограбили?! И ты так спокойно об этом говоришь… Они же перевернули тут все вверх дном. Наверно что-то искали… – предположила Джессика.

Затем она внезапно замерла на секунду, будто вспомнила что-то важное, и пробормотав: «Сейф...», побежала наверх. Мэдисон не спеша поднялся за ней. Зайдя в спальню, он увидел, что картина, за которой был спрятан сейф, валяется на полу. А Джесс с печальным видом стоит возле пустого сейфа.

– Они все забрали! – со слезами сказала она. – Все что мы так долго откладывали.

Джек Мэдисон стоял в стороне и улыбался. Ведь он знал, что они ничего не украли, потому что красть было уже нечего. Перед уходом он переложил все деньги из сейфа в сумку, которую забрал с собой. А что бы окончательно разозлить грабителя он оставил внутри один доллар.

«Хотел бы я посмотреть на лицо этого поддонка, когда он открыл сейф», – подумал он, ехидно улыбнувшись.

– Тебе смешно?! – с недоумением спросила его Джессика. – У нас украли все деньги, а он смеётся. Что тут смешного?!

В ответ Джек засмеялся еще сильней и сказал: «Деньги это не главное в жизни… главное то, что мы вновь вместе и нас больше никто и никогда не разлучит!». Он подошел к ней, и нежно поцеловав, сказал: «Деньги хоть и не главное, но хорошо когда они есть».

Мэдисон открыл черную сумку, которую он не выпускал из рук все это время. Увидев внутри нее все их деньги и драгоценности, Джесс тут же перестала плакать и улыбнулась, но потом внезапно задумалась и спросила: «С чего это ты решил забрать все наши деньги с собой? Ты же так никогда не делал. Ты что знал, что нас ограбят?

– Жизнь научила меня тому, что все самое ценное нельзя оставлять без присмотра ни на секунду. Иначе можно навсегда потерять то, что тебе дорого, – печально ответил Джек.

Глава 7

Жизнь Джека Мэдисона вновь из жуткого кошмара превратилась в прекрасный сон. После нескольких моментов, когда ему уже казалось, что он потерял её навсегда, она снова рядом с ним и вновь любит его. А его любовь к ней лишь усилилась, ведь только в разлуке понимаешь, насколько тебе важен человек, которого ты любишь.

На следующий же день он установил сигнализацию в доме, поставил на окна металлические решетки, и установил новую входную дверь. Эта дверь была сделана из очень прочного метала, десяти сантиметровой толщины, и имела сложную систему замков – взломать которую было практически не возможно.

С этого дня Джек больше не задерживался на работе, после работы он сразу спешил домой, что бы вновь увидеть свою любимую. Каждый час он звонил ей и спрашивал все ли с ней в порядке. Он никуда не отпускал её одну, а когда они куда-нибудь шли вместе, всегда брал с собой оружие.

Через некоторое время это начало раздражать Джессику, она чувствовала себя как в плену, а их дом превратился для неё в тюрьму. Но Мэдисон не замечал этого – он был ослеплен страхом потерять её. Иногда этот страх даже затмевал его любовь к ней. Именно это впоследствии и погубило Джессику.

 Однажды вечером Джек как всегда возвращался домой с работы в нетерпении снова увидеть свою жену. Не доезжая нескольких кварталов до дома, он увидел вдали поднимающиеся вверх черные клубы дыма. Он прибавил скорости, чтобы быстрей доехать и убедится что с их домом все в порядке, но у него было очень плохое предчувствие, которое никогда его не обманывало.

Подъехав к своей улице, он увидел, что горит именно его дом.  Мэдисон бросил машину и побежал к дому. Несколько бригад пожарников уже приехали на место и занимаются тушением,  но их усилия четны. Двое пожарных  пытаются выбить входную дверь, которую, по-видимому, заклинило из за высокой температуры.

Джек тут же бросился спасать Джессику. Пожарные попытались остановить его, убеждая в опасности обрушения дома, но он не желал ничего слушать. Взяв из пожарной машины топор, он подбежал к окну  дома и что есть сил начал бить по креплению решеток. Он надеялся оторвать их, чтобы затем через окно попасть внутрь.

Языки пламени вырывались из разбитого окна и обжигали ему лицо и руки, но Мэдисон даже не замечал этого. Он как безумный колотил топором по решетке и через несколько десятков ударов добился желаемого: крепления решетки не выдержали и отвались. Джек очистил окно от стёкол и через него  забрался в дом. Внутри все бело окутано черными едкими клубами дыма. Дышать было практически невозможно, воздух внутри настолько раскалился, что при вдохе обжигал лёгкие.

– Джесс! – отчаянно крикнул он, надеясь услышать её голос.

– Джесс где ты? Отзовись! – продолжал звать её Джек, но она не откликалась.

Не найдя её в гостиной, он продолжил поиски в других комнатах. Повсюду падали горящие обломки, один из них (довольно крупного размера) упал прямо перед ним, но это не остановило его, он продолжал окрикивать её, но она так и не отзывалась. Прикрыв лицо, он перепрыгнул через горящий брусок и побежал на кухню. Там среди клубов дыма он разглядел её белое платье. Подойдя поближе, Мэдисон увидел свою жену, неподвижно лежащую возле окна. Джек схватил скатерть со стола и, обмочив в воде, укрыл её Джессику. Затем, взял её на руки и побежал обратно. Вместе с женой он выбрался через окно из горящего дома.

Спасатели тут же отнесли Джесс в реанимобиль, где бригада врачей отчаянно пыталась её спасти. Они несколько раз пытались заставить её сердце биться вновь, но было уже слишком поздно, их усилии были четны. Врачи переглянулись между собой, а потом один из них посмотрел на Джека и печально покачал головой.

В глазах Джека помутнело, голова закружилось, а ноги больше не держали его. Он упал на зелёный газон собственного двора и потерял сознание, не столько от отравления угарным газом, сколько от ужаса понимания того что Джесс вновь мертва, и во многом по его вине.

Глава 8

Очнулся Мэдисон лишь через несколько часов в больничной палате. Медицинское оборудование методично отсчитывало его пульс, а капельница дозировано отправляла в его вены какую-то прозрачную жидкость. Джек был совсем один в палате, наедине со своими мыслями:

«Это я виноват в её смерти! Я, и никто другой! Если бы я не установил эту проклятую железную дверь, то спасатели смогли бы быстро взломать её и спасти Джесс. Если бы я не прикрепил, эти чёртовы решетки на окна, то она смогла бы выбраться из дома через окно. Судя по тому, что я нашел её возле окна, в последние минуты своей жизни она пыталась вдохнуть хоть чуть-чуть чистого воздуха через разбитое окно, но вместе с воздухом она вдыхала и ядовитый дым, который в итоге и погубил её. Наверно она звала меня на помощь, а я не смог ей помочь! Не смог! Не смог!» – твердил он, самому себе, стиснув зубы от злости.

Джек мысленно представил трагическую картину смерти Джессики. По его щекам потекли слёзы, оставив за собой мокрый шлейф. Его охватила чувство бессилия и отчаяния, сменившееся затем ненавистью к самому себя.

«Без неё моё существование теряет всякий смысл. У меня больше нет сил, бороться за неё. У меня было столько шансов вернуть ее, но я постоянно их упускал. В её смерти виноват только я! Я и никто другой! Я не достоин жить, в то время как она будет покоятся в земле», – мысленно приговаривал себя Джек.

Он посмотрел на капельницу, весящую над его головой, и ему в голову тут же пришла идея, как привести приговор в исполнение:

«Я пережму шланг капельницы, в вену попадет воздух и наступит медленная, мучительная смерть. Да, именно такой участи я достоин!»

Мэдисон приподнялся и потянулся рукой к капельнице, чтобы осуществить свой ужасный план, как вдруг именно в этот момент в палату зашел врач, одетый в кристально белый халат и белые туфли. Джек тут же сделал вид, будто тянется к стакану с водой, стоящему на тумбочке, рядом с капельницей.

– Как самочувствие больной? – с улыбкой спросил врач.

Его внешность показалась Джеку знакомой, хотя он был уверен, что такое лицо вряд ли бы забыл. Его взгляд излучал хитрость и коварство, а в голосе одновременно чувствовалась всеобщая ненависть и доброжелательность.

– Паршиво, – неохотно ответил ему Джек, и посмотрел на бейджик, весящий на его груди, на котором было написано – Доктор СЕМРЕГ  ДАРНОК.

«Какое нелепое имя», – подумал Мэдисон в тот момент.

Этот странный доктор с еще более странным именем взял его историю болезни и немного полистав, сказал: «Небольшое отравление угарным газом в совокупности с перенесенной вами личной трагедией привели к потере сознания – нечего серьезного, но лучше не рисковать. Полежите у нас денёк другой в больнице, придёте в себя, и я думаю, мы сможем вас выписать!»

Закончив говорить, странный доктор хитро улыбнулся и направился к выходу. Дойдя до двери, он внезапно остановился и, повернувшись к Джеку, сказал: «Никогда не стоит опускать руки и задаваться. Тот, кто идет к своей цели обязательно достигнет её, сколько бы неудач он не испытал в пути!»

Договорив, Семрег Дарнок еще раз лукаво улыбнулся и вышел из палаты, закрыв за собой дверь. Он сказал именно то, что нужно было Джеку в этот момент, именно то, что он и хотел услышать, чтобы убедиться, в том, что его старания не напрасны. Семрег вновь вселил в Мэдисона надежду на спасение любимой. Мысли о самоубийстве тут же исчезли сами собой. Он тут же воспрял духом и уже был готов идти до победного конца в борьбе за Джессику.

«Мне нужен еще один шанс, чтобы вернуть её, всего один! На этот раз я уж точно ничего не испорчу и мы с Джесс вновь заживём счастливой жизнью. Нужно только найти этого мужчину в белом костюме. Как же его звали?.. Герман? Генрих? Гермес? Да, по-моему, Гермес… Точно Гермес! Но как его найти?..»

Джек поднялся с кровати и начал ходить из угла в угол, пытаясь найти решение проблемы.

«И так, что мы имеем: мужчина средних лет, привлекательной внешности, по имени Гермес, одевающийся исключительно в дорогие белые смокинги», – размышлял про себя Мэдисон, как вдруг вспомнил одну очень важную деталь. «Смокинг… По-моему это был Brioni…  Да, точно, – Brioni. Точно  такой же костюм носил Джеймс Бондв фильме «Казино Рояль». Теперь найти его – дело техники, нужно только залезть в базу данных этой фирмы и найти покупателя по имени Гермес!»

Джек был поклонником фильмов о Джеймсе Бонде, он пересматривал их бесчисленное количество раз, поэтому помнил в них каждую мелочь. Кроме этого он очень любил фильмы о Шерлоке Холмсе, Эркюле Пуаро и лейтенанте Коломбо. Так же как и эти герои, Мэдисон умел найти ответ, имея на вооружении лишь ограниченное количество информации.

Он решил не дожидаться пока его выпишут, а приступить к поиску Гермеса прямо сейчас. Прямо в больничной одежде Джек выбежал из палаты и направился домой. Добравшись до своей квартиры, куда он переехал после смерти жены, Мэдисон переоделся и взял на всякий случай свое табельное оружие и удостоверение, а также маленький перочинный нож подаренный Джессикой. Этот нож не раз выручал его, оказываясь в нужный момент под рукой. К тому же для него он был счастливым талисманом, приносящим удачу.

Из дома Джек Мэдисон напрямую отправился в бутик Brioniнаходящийся на 52-й улице. Добравшись до него, Джек попросил одного из продавцов отвести его в кабинет администратора, что бы поговорить по очень важному делу. Зайдя в кабинет, он показал свой полицейский жетон и попросил администратора предоставить ему имена всех покупателей данной фирмы, но тот отказался, сославшись на конфиденциальность информации и отсутствие у полицейского необходимого ордера. В ответ Мэдисон заявил, что речь идет об особо опасном террористе, и у него нет времени на получение каких-то там ордеров. Недолго думая и посовещавшись с руководством по телефону, администратор всё-таки согласился и предоставил Джеку очень длинный список имен. К счастью для него среди них был всего лишь один человек с именем Гермес – Гермес Конрад, осуществивший покупку 19 апреля 2011 года в 16.00.

«Знакомая фамилия…», – подумал Мэдисон в тот момент, но не придал этому большое значение. Он быстро переписал это имя себе в блокнот и направился в полицейский участок. Ему нужна была база данных всех жителей Нью-Йорка, что бы найти адрес проживания загадочного мужчины который любит белые смокинги Brioni.

Попросив своего коллегу пробить по базе данных информацию о нем, Джек узнал адрес его проживания. Этот тип проживал в элитном районе Верхний Ист-Сайда.

Джек Мэдисон сел в свою машину и направился туда. По дороге он думал, как убедить этого парня вновь переместить его в прошлое, и как вообще строить диалог с человеком, от которого можно ждать практически всё.

Глава 9

Доехав до указанного адреса, Джек припарковал машину и подошел к огромным металлическим воротам, закрывающим проезд к особняку. Они были настолько большими, что казалось, будто защищают не от людей, а от чего-то или кого-то очень большого и опасного. Мэдисону было знакомо это место. Он участвовал в спецоперации по задержанию влиятельного мексиканского наркобарона, который проживал неподалеку от сюда. Тогда Джек сразу же обратил внимание на этот странный особняк, больше походивший на средневековый замок.

Мэдисон позвонил в звонок и уже через мгновение вдалеке показался дворецкий. С виду ему было лет девяносто, он сильно сутулился и едва перебирал ногами, а его руки сильно дрожали. Со стороны казалось, что его вот-вот хватит сердечный приступ.

С трудом дойдя до ворот, старик недовольным хриплым голосом сказал: «Назовите своё имя».

– Меня зовут Джек Мэдисон. Я пришел к мистеру Конраду, – крикнул в ответ Джек, боясь, что у старика к тому же еще и проблемы со слухом.

– Проходите. Он уже ждет вас, – неожиданно сказал в ответ старик и нажал на рычаг, открывающий ворота. Огромные ставни ворот со скрипом начали медленно открываться.

– Следуйте за мной. Я провожу вас к нему, – попросил дворецкий и медленно поковылял обратно к дому.

Вблизи особняк казался еще более величественным и монументальным. Он был выполнен в готическом стиле, что придавало ему особую мрачность и загадочность. Огромные колонны, поддерживающие крышу, создавали ощущение величия данного строения. Фасад здания украшали скульптуры каких-то страшных мистических существ.

Внутри все было примерно также мрачно и угрюмо, но при этом, еще и очень роскошно (чего стоят только позолоченные ручки дверей и тигриная кожа, весящая на стене).

Через несколько минут они наконец-то дошли до гостиной, в которой находился Гермес, спокойно пивший чай, сидя в огромном белом кожаном кресле.

– Добрый день Гермес! – поприветствовал его Джек.

– Добрый, – ответил тот.

– Тебя было нелегко найти, – улыбаясь, сказал Мэдисон. – Пришлось попотеть, чтобы отыскать тебя.

– Но ты всё же нашел меня – значит ты действительно хороший детектив.

– Спасибо. Если честно, я, хоть и очень надеялся, но не ожидал тебя здесь увидеть. Ты можешь перемещаться во времени и в пространстве, но ты все равно остался здесь. Почему?

– Прошлое всегда останется прошлым, а будущее всегда остаётся будущим. Надо жить настоящим. К тому же мне вполне нравиться нынешний Нью-Йорк, я чувствую себя здесь как дома.

– Мне сказали, что ты уже ждешь меня. Откуда ты узнал, что я приду?

– Хоть я и сказал тебе в тот раз, чтобы ты не пытался меня найти, я был уверен, что рано или поздно ты обязательно придешь. И я даже знаю, зачем ты пришёл. Но мне придется огорчить тебя, ибо я вовсе не собираюсь выполнять твою просьбу, – равнодушно сказал Гермес.

– Прошу тебя, дай мне последний шанс. Я клянусь, что больше не побеспокою тебя! – жалобно попросил его Джек.

– Тебе поклясться та и не чем, у тебя же ничего нет, – усмехаясь, ответил тот. – У тебя было достаточно попыток, чтобы все исправить, но ты каждый раз всё портил.

Джек упал на колени и чуть ли не рыдая, сказал: «Я не могу жить без неё, она была смыслом всей моей жизни. Прошу тебя, дай мне последний третий шанс вернуть её, и я больше не побеспокою тебя. Я забуду тебя, твоё имя и это место. Ты больше никогда не услышишь обо мне».

– Как же я ненавижу это число – три! – с ненавистью в голосе сказал Конрад. – Если я помогу тебе в третий раз, то ты потом будешь просить меня помочь тебе и в четвертый раз, а затем и в пятый и так далее… А у меня уже больше нет желания тебе помогать. Ты не стал арестовывать меня и позволил мне уйти, тогда в банке, взамен я выполнил твое желании – все, мы в расчете! А теперь тебе лучше уйти.

Джек поднялся и разозлено сказал: «Чего тебе стоит?! Ты же от этого ничего не теряешь!»

Такая наглость возмутила Гермеса. Он резко поднялся с кресла и с еще большей злостью ответил ему.

– Глупец! Ты так и ничего не понял. Тебе не обмануть судьбу. Если тебе суждено потерять её значит, ты её потеряешь, как бы ни старался. Весь вопрос лишь в том когда, где и как ты её потеряешь. Жизнь как лабиринт, в котором есть лишь один выход. Как бы ты не шел, какой путь бы ты не выбрал, рано, или поздно ты все равно приходишь к одному и тому же выходу.

Мэдисон не выдержал и, достав пистолет, направил на него.

– Заткнись! – яростно, крикнул он. Его глаза налились кровью, разум помутнел, а рука была уже готова нажать на курок. Он не желал ничего слушать и адекватно оценивать все происходящее,  им управлял лишь гнев и призрачная надежда вернуть свою любимую.

– Я пришел сюда не для того чтобы слушать твои лекции. Я пришел сюда лишь с одной целью, и  добьюсь её, чего бы мне это не стоило! Поэтому для нас обоих будет лучше, если ты выполнишь мою просьбу и не будешь вынуждать меня стрелять.

– Хорошо… Будь, по-твоему, – недовольно ответил Гермес, немного подумав. – Но смотри потом не пожалей об этом.

Конрад достал связку ключей из кармана и, подойдя к ближайшей закрытой двери, сказал:

– Ты как собака, которая бегает за своим хвостом. Не пора ли тебе остановиться и понять что это бесполезно?..

– Можешь острить сколько угодно. Я остановлюсь только тогда, когда достигну своей цели или когда умру, – уверенно ответил Джек Мэдисон.

– Будь осторожен в своих высказываниях. Или как говорят у вас в полиции: «Все, что вы скажете, может быть использовано против ВАС», – ухмыляясь, сказал Конрад Гермес.

– Заткнись и открой это чертову дверь! – в ярости крикнул Джек.

Гермес, не спеша отварил дверной замок. Держа его на прицеле, Мэдисон подошел к этой двери и с сомнение в голосе спросил: «Когда я зайду в эту дверь, куда я попаду?»

– Есть только один способ это узнать! – ответил Конрад и распахнул дверь.

Яркий белый свет, исходивший  оттуда, уже не удивил Джека. Он сделал один шаг вперед и остановился. Его охватило сомнение в безопасности данного поступка.

«Этому парню нельзя доверять, у него это на лице написано. Он явно что-то замышляет… Но боюсь у меня нет другого выхода. Я должен спасти Джесс. Ради неё я должен рискнуть», – подумал Джек и, прикрывая глаза рукой, направился навстречу яркому свету, навстречу неизвестности. Дверь позади него захлопнулась, и яркий свет тут же пропал. У него было много предположений по поводу того где он окажется, но к его большому сожалению ни одна из них не подтвердилась.

Перед собой Мэдисон увидел очень длинный белый коридор, по обе стороны которого было огромное количество абсолютно одинаковых белых дверей. Джек попытался вернуться, но зайдя обратно в туже дверь, из которой он только что вышел, он оказался в точно таком, же белом коридоре, с точно такими же белыми дверьми.

Джека Мэдисона охватила паника и он начал судорожно заходить во все двери, но за каждой следующей дверью его ждала та же самая картина – длинный коридор с бесчисленным количеством белых дверей.

Зайдя в огромное количество дверей, он остановился, чтобы перевести дух и подумать.

«Какой же я идиот… я же знал, что ему нельзя доверять, я же знал, что он обманет меня. Глупец! Глупец!», – корил себя Джек за столь необдуманный поступок. Пытаясь выплеснуть накопившуюся злость на самого себе, он, что есть сил, ударил кулаком по двери и разбил руку в кровь. – «Я был ослеплен желанием вернуть Джесс, это помешало мне трезво рассуждать, а он воспользовался этим и, отправил меня в этот чертов лабиринт. Подонок! Я убью его, когда выберусь отсюда! …но как мне отсюда выбраться?  Есть ли вообще отсюда выход?»

У него в голове промелькнула мысль, что от сюда нет выхода и ему придется остаться здесь на вечно, но он тут же постарался избавиться от этой мысли.

Мэдисон сел на пол, опрокинул голову назад и закрыл глаза, пытаясь сконцентрироваться и придумать способ, как же отсюда выбраться. Но у него это не как не получалось. Злость, отчаяние, страх и всплывающие воспоминания о жене постоянно мешали ему. А вдобавок к тому, усилившаяся странная головная боль, которая преследовала его все это время.

Глава 10

Огромная темная комната с очень высокими потолками, больше напоминающая средневековые убранства королей. Повсюду какие-то странные скульптуры мифических существ, грозно смотрящих друг на друга. Внутри нет ни намека на достижения современной цивилизации: электричество, телевидение, интернет. Комната освещается горящими факелами, весящими на стенах. Откуда-то из далека, доносятся мучительные человеческие крики, от которых кровь стынет в жилах.

По центру комнаты на огромном кресле, больше напоминающем трон, сидит мужчина в черном костюме. Его лица не видно, виден лишь перстень на его пальце, сделанный из золота с огромным квадратным черным камнем по центру, на котором выгравирована латинская буква D. На его коленях сидит черный кот, блестящие зеленые глаза которого величаво осматривают комнату.

Огромные двери медленно открываются, и в комнату входит Конрад Гермес, но уже одетый не в белый костюм, а в черный. Он подходит к Д и, приклонившись на одно колено и опустив голову вниз, говорит:

– Я прибыл по вашему приказанию господин. Что-то случилось?

– Да, случилось, – басистым и слегка хриплым голосом недовольно ответил Д. – Что там с Джеком Мэдисоном?

– С ним возникли кое-какие проблемы… – запинаясь и сильно нервничая, ответил Гермес. – Он нашел меня, и мне пришлось отправить его в лабиринт.

– Нашел?! – недовольно переспросил его Д. – Как он смог тебя найти?

– Не знаю… Он же все-таки был полицейским, – испуганно ответил Конрад.

– Да будь он хоть Шерлоком Холмсом, он все равно не должен был найти тебя!– закричал в ответ Д. – Ты оставляешь слишком много следов за собой, поэтому он смог найти тебя.

– Когда он выберется из лабиринта? – грозно спросил его он.

– Я не знаю господин. Может быть через день, может через неделю, а может быть и никогда, – ответил Гермес.

– Ну я хоть надеюсь что ты организовал ему достаточно мучений после того как он попал к нам?

– Да, в этом можете не сомневаться! В один момент он даже хотел снова совершить самоубийство, но я вовремя вмешался.

– Ладно, если он все же вернется оттуда, проследи за тем, чтобы его муки продолжились. А теперь ступай и запомни если такое повториться еще раз, то на его месте окажешься ты!

– Такое больше не повториться господин! – дрожащим голосом сказал Гермес, испугавшись подобной участи.

– Уж постарайся… иначе я очень сильно разозлюсь, а ты знаешь, что бывает, когда я начинаю злиться…

Конрад задрожал и у него из носа пошла кровь.

– Ступай, – гневно приказал ему. Д и продолжил гладить своего кота, с призрением смотрящего на Гермеса своими зелёными глазами.

Тот поднялся с колена и, прикрывая нос рукой (дабы остановить кровотечение), вышел из комнаты.

Глава 11

Джек Мэдисон открыл глаза, решения проблемы все еще не было. Надеясь найти разгадку, он еще раз осмотрел место, в котором находится. Его взгляд случайно попал на кровавый след на двери оставшийся после его удара. Он остановил свое внимание на этой отметине и тут его осенило.

«Похоже, я знаю, как отсюда выбраться», – воодушевленно подумал Джек, и, поднявшись с пола, подошел к этой двери.

«Если этот лабиринт имеет конечное число коридоров, то соответственно он должен иметь и конечное число дверей, а одна из этих дверей должна являться выходом отсюда. Я же как-то попал сюда… А если есть вход через который можно сюда попасть, то значит и есть выход через который можно от сюда выйти… Осталось только его найти», – подумал он и с ужасом бросил взгляд на бесчисленное количество дверей.

«Чтобы не заходить в одну и ту же дверь дважды, я буду помечать их крестиком» – решил Мэдисон, вспомнив про кровавое пятно на двери.

Он достал из кармана перочинный нож, осмотрительно взятый собой, и рядом с кровавым следом на двери вырезал крестик. Затем зашел в эту дверь и, попав в точно такой же коридор, вырезал такой же крестик с другой стороны двери. Оказавшись в точно таком же коридоре, он долго думал, в какую дверь зайти следующую. А потом решил не терять время на раздумья и зашел в дверь напротив, предварительно отметив её таким же крестом. Попав в следующий коридор, он сначала отметил эту дверь с другой стороны, а затем начал осматривать другие двери, надеясь найти на них свои отметины. Но к эго сожалению не одной помеченной двери он не нашёл. Тогда он продолжил поиски выхода, заходя в другие двери и отмечая их крестом. Но за каждой следующей дверью его ждал новый коридор с новыми дверьми без его отметин.

Джек сделал огромное количество отсечек и прошел огромное количество коридоров, но так и не нашел ни одной двери в которую бы он уже заходил. Мэдисон стал сомневаться, что когда-нибудь эти коридоры закончатся, и что он когда-нибудь выберется отсюда. Но в тот момент, когда он уже почти потерял надежду, его старания были вознаграждены.

Зайдя в бесчисленное количество дверей, и сделав бесчисленное количество отметок, он попал в коридор, в котором уже была дверь, отмеченная его крестиком. Это значило, что он уже был в этом коридоре, то есть этот лабиринт не бесконечный. Это сильно воодушевило Джека и придало ему новых сил для поиска двери, которая должна стать спасительной. Но теперь его беспокоила другая проблема:

«Сколько я уже здесь?.. Час?.. Два?.. Пять?.. Черт, и почему я не ношу с собой часы?.. Я пока что нашел только одну помеченную дверь, а их еще осталось так много и все их нужно пройти, ведь одна из них может оказаться выходом. Но во сколько дверей мне еще нужно зайти, чтобы найти его? И сколько времени мне на это понадобиться?  Интересно, как долго человек может прожить без воды? Дня три наверно… А я даже не знаю, сколько я уже здесь. Мне нужно поторопиться!»

Он ускорил свой темп и помечал все новые и новые двери с еще большим усердием. Через некоторое время он заметил, что дверей с его пометками становиться все больше. Сначала была одна, затем две, три и так далее… а количество непомеченных дверей становилось все меньше и меньше.

«Странно…», – внезапно подумал Джек. – «Я здесь уже столько времени, по-моему уже прошла цела вечность с того момента как я попал сюда. Но мне совсем не хочется спать, есть или пить. Более того я даже не устал. Единственное что я сейчас чувствую – это странная головная боль в правом полушарии, которая все еще не стихала. Все это  весьма странно… Может мне все-таки прилечь здесь и отдохнуть? Да так и сделаю!»

Он положил нож в карман и лег на белоснежный пол. Несмотря на то, что там не было окон и лампочек, внутри почему-то было очень светло. Это свет мешал ему заснуть, к тому же им овладевало желание поскорей выбраться отсюда. Поэтому немного поворочавшись на полу, и поняв, что все его попытки уснуть, четны, он встал на ноги и продолжил поиски.

Спустя еще некоторое время непомеченные двери практически закончились. В каждом коридоре, в который он входил, оставалось по две двери, в которых он еще не был. И Джек понимал, что с каждой новой пройденной дверью спасение становиться все ближе и ближе.

Мэдисон с еще большим усердием стал искать выход. И спустя еще какое-то количество пройденных дверей и коридоров наступил момент, которого он жаждал все это время. Джек попал в коридор, в котором осталась всего одна дверь, в которую он еще не входил. Пройдя еще раз этот коридор от начала до конца и внимательно осмотрев все двери, он убедился в том, что осталась действительно всего одна такая дверь. Но вместо радости его охватило волнение и страх.

Джек подошел к этой двери и остановился.

        «Что меня ждет за этой дверью?» – спросил он себя. – «Может быть, там вовсе не то чего я ищу? Может за этой дверью меня ждет смерть или вновь бесчисленное количество дверей и коридоров? Я даже не знаю что из этого хуже. Неужели после стольких приложенных усилий я останусь здесь? Нет, я не выдержу этого! Уж лучше я вскрою себе вены этим маленьким ножом, чем останусь здесь навечно!»

        Поборов в себе все страхи и сомнения, Мэдисон набрался смелости и приготовился зайти в эту дверь.

«Ладно, как говорил Гермес: есть только один способ узнать, что находится за дверью – зайти в неё».

Дрожащей рукой Джек протянулся к ручке двери, закрыл глаза и, открыв дверь, зашел внутрь.

Глава 12

Сделав пару шагов вперед, Джек Мэдисон открыл глаза и замер от удивления. Перед собой он увидел бескрайнюю пустыню кристально белого песка. Мэдисон обернулся и увидел позади себя старую деревянную хижину. Дверь, из которой он только что вышел, оказалась входной дверью в эту лачугу. Она стояла совсем одна посреди белой бескрайней пустыни, и по виду здесь уже очень давно никто не живет.

«Кому пришло в голову построить дом посреди пустыни?» – с недоумением подумал Джек.

Увиденное, одновременно обрадовало и расстроило его. С одной стороны он был очень рад, что наконец-то выбрался из лабиринта, а с другой стороны понимал, что теперь ему предстоит преодолеть новые трудности на пути к дому.

Мэдисон спустился с крыльца хижины и направился к вершине одной из дюн. Взобравшись на нее, он огляделся и понял, что путь ему предстоит не близкий. На расстоянии нескольких десятков миль не было видно ничего кроме белоснежных дюн этой загадочной пустыни.

        «Мда…», – подумал Джек. – «Выбрался из одного дерьма и тут же вляпался в другое. Ничего, если я смог выбраться из этого чёртового лабиринта, то и из этой пустыни выберусь».

        Он решил не тратить время на бессмысленные попытки найти рациональное объяснение тому, как он смог переместиться сюда из Нью-Йорка и где он вообще находиться, ибо он уже давно перестал искать логическое объяснение тому, что с ним происходит в последнее время. Возвращаться обратно в лабиринт у него не было никакого желания, поэтому он решил просто идти прямо до тех пор, пока не дойдет до какой-нибудь дороги или населенного пункта.

        Преодолевать огромные дюны оказалось сложней, чем он думал, поэтому, пройдя примерно километр, Мэдисон решил передохнуть. Он сел на белоснежный песок и, посмотрев на свои туфли и брюки, подумал: «Похоже, я неподходяще одет для прогулок по пустыне».

        При помощи ножа Джек отрезал нижнюю часть своих брюк, сделав из них шорты, а затем снял рубашку и повязал её на голову (так как это делают бедуины). Ходить по песку в туфлях было совсем неудобно, поэтому их он тоже снял.

        «Да, вот теперь я готов преодолеть эту пустыню» – воодушевленно подумал Джек Мэдисон и двинулся в путь.

Когда он наступил босой нагой на песок, он очень удивился, ведь, несмотря на ужасную жару, песок совсем не нагрелся и даже был немного прохладным. И вообще на песок это не слишком было похоже, по текстуре он больше напоминал цемент, продающийся в любом хозяйственном магазине, но только здесь, но был белого цвета. Джек загреб рукой немного этого странного вещества и внимательно рассмотрел, а затем даже попробовал на вкус, но тут, же выплюнул.

        – Тьфу… какая гадость… Это явно не сахар и не соль! Хотя какая разница что это. Не нужно забивать голову всякой ерундой она и так постоянно болит, лучше поскорей выбраться от сюда, – сказал он сам себе и продолжил своё путешествие по белоснежным дюнам этого белого моря.

        Несмотря на все несчастья и проблемы, которые в последнее время пришлось пережить Джеку, в душе он, почему то чувствовал необъяснимую умиротворенность и спокойствие. Ему постоянно казалось, что он находиться в какой-то волшебной сказке, которая как и все сказки обязательно должна закончиться хеппи эндом.

        «Наверно это из-за странного гипнотизирующего пейзажа, который меня здесь окружает, ну или мне просто уже напекло голову», – подумал он, и не став уделять этому особого внимания, продолжил свой путь.

Мэдисон долго блуждал по безжизненной пустыне как Моисей в поисках своей обетованной земли, и наконец-то, преодолев бесчисленное количество дюн, он увидел вдали дорогу.

«Сейчас доберусь до этой дороги и буду идти вдоль неё, пока не попадется какая-нибудь попутка, а на ней уже доберусь до ближайшего населенного пункта» – решил Джек и воодушевленно побежал к дороге.

Добравшись до нее, он огляделся, но к его сожалению приближающихся машин не было видно.

«Да… похоже мне долго придётся ждать попутку», – расстроившись, подумал Мэдисон. – «А куда же мне пойти? Налево или направо?»

Он полез в карман и достал четвертак. «Пусть это решит монетка. Орел – пойду направо, решка – пойду налево». Он подбросил монетку воздух, она высоко взлетела,  сделала несколько оборотов и, блеснув на солнце, вернулась обратно. Джек поймал её правой рукой и, поднеся к себе, разжал кулак.

– Направо так направо! – сказал он и, повернувшись, пошел по абсолютно пустой автостраде, рассекающей пустыню.

Идти по асфальтовой дороге намного легче, чем взбираться на песчаные барханы, поэтому за час он преодолел примерно такое же расстояние как за несколько чесов блужданий по пустыне. Но поблизости все равно не было видно признаков жизни: ни людей, ни животных, ни даже растений; лишь белоснежные дюну похожие на застывшие волны океана. Но еще больше Джека пугала идеальная тишина, которая сводила его сума. Временами эту тишину прерывал шум ветра поднимающего песчаные бури. Этот шум иногда напоминал человеческий шепот, что еще больше пугало Мэдисона.

«Надо поскорей выбираться из этого дьявольского места», – подумал он и ускорил шаг.

Уже стало темнеть, как вдруг, его путь осветил свет автомобильных фар. Он обернулся и увидел приближающийся автомобиль.

– Неужели, – облегчённо воскликнул он. – Нельзя упускать такой шанс!

Он встал посередине дороги, достал пистолет и полицейский значок. Когда машина подъехала поближе и остановилась, Джек смог разглядеть модель машины – это был красный пикап FordF60-го года выпуска. Точно такой же был у его деда, который часто катал его на нем. Джек Мэдисон подошел к двери водителя, за рулём сидел старик лет семидесяти, с седыми волосами и бородой. Одет он был как среднестатистический фермер: джинсовый комбинезон, красная рубаха в клеточку, а на голове странная шляпа.

– Извините, что беспокою вас сер! – вежливо сказал мэдисон. – Меня зовут Джек Мэдисон, я детектив Нью-Йоркской полиции, вот мой значок. Мне нужна ваша помощь, вы бы не могли подбросить меня до ближайшего города?

Старик окинул взглядом Джека – его внешность явно насторожила его. Он посмотрел на его Полицейский значок, затем на пистолет, который Джек держал в руке, а затем вновь поднял взгляд и посмотрел ему в глаза.

«Глаза у него добрые, он не похож на преступника…», – подумал он. – «Но и на полицейского он тоже не похож… Больше на какого-то бродягу. Ладно, не бросать же беднягу посреди пустыни».

– Хорошо парень, запрыгивай, – с сомнением сказал старик.

– Спасибо! – радостно ответил Джек и быстро сел в машину.

Фермер с трудом завёл двигатель своего старого пикапа и медленно тронулся в путь.

– А что это за странное место? – с интересом спросил его Мэдисон.

– Это национальный заповедник «Белые пески», – ответил тот. – Ты что никогда не слышал об этом месте?

Джек задумался и вспомнил, что когда-то давно один его приятель рассказывал ему о странной пустыне «Белые пески». Но тогда он подумал, что это очередная басня его дружка и верить в это, нет ни какого смысла.

– Да что-то припоминаю… Но если честно, когда я услышал об этом месте я не поверил в то что существуют пустыни в которых песок не желтый а белый.

– Да в это трудно поверить пока не увидишь собственными глазами. И даже когда видишь, все равно не сразу веришь, думаешь что это сон. Помню, как я попал сюда в первый раз, мне тогда было лет тридцать. Я обомлел от изумления. Неделю потом не мог прийти в себя, думал, что сплю, – улыбнувшись, сказал старик и посмотрел на Джека, тот тоже улыбнулся в ответ.

– А вообще это не песок…, – продолжил Фермер –…это отложения гипса, точнее селенита: маленьких белоснежных кристалликов. Они накапливались здесь в течение миллионов лет, и в результате образовалась эта белая пустыня. Это особенное место… Раньше индейцы хоронили здесь своих вождей и шаманов. Говорят, их души до сих пор скитаются в этих пустынях.

Джек вспомнил о странных голосах, которые он слышал в пустыне, и ему стало не по себе. Он открыл окно машины, что бы немного освежиться. Приятный теплый ветер тут же привел его в чувства. Мэдисон сделал глубокий вдох и успокоился, ему еще никогда не приходилось дышать таким чистым и свежим воздухом. Он не шел ни в какое сравнение с грязным Нью-Йоркским смогом.

Джек долго смотрел вдаль, но загадочная пустыня даже и не собиралась заканчиваться. И тогда не выдержав, он спросил:

– Долго еще ехать до ближайшего города?

– Нет, примерно через 20 миль будет небольшой город Аламогордо. Мне как раз нужно заскочить туда, купить кое какие запчасти для моего старенького фургона.

– Аламогордо?.. – переспросил его Мэдисон. – Никогда не слышал об этом городе. А в каком штате мы находимся?

Старик рассмеялся в ответ и сказал: «Это штат Нью-Мексико. Я вижу, ты хорошо перебрал, раз даже не помнишь, где ты находишься».

– Нет, что вы. Я вообще не пью! – возразил Джек.

– По тебе видно… – продолжая смеяться, сказал фермер.

Джек Мэдисон посмотрел на свою грязную, порванную одежду и подумал: «Да… я действительно больше похож на какого-то пьяницу, нежели на детектива».

– А ведь еще и полицейский! – недовольно добавил старик.

Джек стало стыдно, даже не смотря на то, что он вовсе не пил. Старик заметил его смущение и, улыбнувшись, сказал: «Да я все понимаю. Я в молодости и не так гулял… Правда, не подходящее место ты для этого выбрал».

Он перестал смеяться и задумался, а спустя несколько секунд спросил: «А как ты вообще сюда попал?»

Этот вопрос поставил Мэдисона в тупик. Поняв, что у него нет разумного ответа на этот вопрос, он недовольным голосом ответил: «Это совсем не важно». А затем отвернулся к окну и всю оставшуюся дорогу смотрел на пленяющие барханы белой как снег пустыни. Это насторожило старика, но он ничего больше не стал у него спрашивать, поняв, что тот больше не хочет об этом говорить.

Спустя примерно полчаса езды, пустыня начала плавно превращаться в равнинную степь: появилась первая растительность и стали проглядываться участки почвы; дюны становились все меньше и меньше, а затем вовсе исчезли. Спустя еще некоторое время  на обочине дороги мелькнула табличка с надписью ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АЛАМОГОРДО, и вдали показался небольшой городок.

– Почти приехали, – сообщил старик и прибавил газу.

– А я уже думал, что это проклятая пустыня никогда не закончиться, – обрадовавшись, сказал Джек.

Через десять минут они уже были в городе. Старый фермер подъехал к автомастерской и остановил машину.

– Ну, все, дальше наши пути расходятся, – печально сказал он. – Куда ты теперь?

– В Нью-Йорк, у меня там остались незаконченные дела. Большое спасибо за помощь сэр! Без вас я бы наверно так и сгинул в этой пустыне, – искренне поблагодарил его Мэдисон.

– Да не за что… – с улыбкой ответил тот. – Помочь полицейскому обязанность каждого добропорядочного гражданина. И вообще я как добрый самаритянин – не брошу человека в беде.

Они пожали друг другу руки, и попрощались. Джек вышел из машины и направился в вокзал, находящийся неподалёку. Добравшись до него, он купил билет на автобус до Нью-Йорка, который как раз отправлялся через полчаса. Путь предстоял не близкий, около сорока часов езды, но это не сильно его беспокоило.

«Ничего, как раз высплюсь по пути» – подумал Мэдисон и устроился поудобнее на сидении автобуса возле окна.

Но уснуть ему так и не удалось: то ли мешала сильная мигрень в правом полушарии; то ли храпящий сосед; толи постоянные мысли о Джессике.

Глава 13

Приехав наконец-то в Нью-Йорк Джек Мэдисон тут же отправился домой для того чтобы принять душ и переодеться (в таком виде он привлекал к себе слишком много ненужного внимания). По дороге к дому он обратил внимание на то, что город выглядит как-то иначе.

«Неужели я так долго блуждал по пустыне, что тут все так изменилось?» – изумленно думал Джек.

Добравшись до своей квартиры, он увидел, что она почему-то опечатана. Мэдисон не стал уделять этому большого значения и, сорвав печать, зашел в квартиру. Внутри все было без изменений, но покрыто толстым слоем пыли. Джек проверил автоответчик – на нём было пятьдесят семь пропущенных вызовов, но он не стал их прослушивать, он быстро собрался и отправился к Гермесу.

Джек Мэдисон поймал такси и поехал к нему. Рассматривая через запачканное окно машины Нью-Йоркские улицы, которые он патрулировал ни один десяток раз, Джек подловил себя на мысли, что не узнаёт эти места. Все вокруг казалось ему каким-то незнакомым и чуждым. Некоторых зданий здесь вообще раньше не было, а те которые были, выглядят как-то иначе.

«Я столько блуждал по пустыне, что совсем уже отвык от цивилизации», – успокоил он сам себя и не стал заострять на этом внимание.

Приехав к особняку, он позвонил в звонок, надеясь, что сейчас вновь подойдёт тот чудной дворецкий и откроет ему ворота, но этого не случилось. Прождав пятнадцать минут, Мэдисон понял, что открывать ворота ему никто не собирается. Тогда он перелез через высокие ограждения и стал тайком прокрадываться к особняку, надеялся застать Гермеса, врасплох, сидящего в своем кресле и тихонько попивающим чай.

Добравшись до парадной двери, он достал пистолет и попытался войти, но дверь была заперта. Тогда он выбил её нагой и ворвался внутрь, но там его ждало лишь разочарование. Внутри ни кого не было: ни Гермеса, ни дворецкого, ни кого-либо то еще.

Вся мебель внутри была накрыта белой тканью, повсюду была паутина и толстый слой пыли – как будто здесь уже давно никто не живёт. Джек осмотрел остальные комнаты, но в них тоже никого не было. Поняв, что он вновь остался не удел Мэдисон жутко разозлился и начал громить все вокруг.

Выпустив пар, он немного успокоился, злость ушла и сменилась на уже привычное для него чувство отчаяния. Джек Мэдисон расстроено покинул особняк и, выйдя на улицу, остановился посреди тротуара. Он понятия не имел, куда теперь идти и что делать дальше. И тогда Мэдисон решил немного развеяться и прогуляться по городу, надеясь, что решение придет само собой.

Джек долго бродил по улицам родного и при этом незнакомого Нью-Йорка. Всё вокруг казалось ему каким-то чуждым и непривычным. Те места, которые как ему казалось, он знал, как свои пять пальцев, выглядели уже как то иначе. По улицам ездили странные модели автомобилей, которые Мэдисон раньше никогда не видел, и люди вокруг тоже были какими-то странными: на них была странная одежда и обувь, они инертно ходили из стороны в сторону, не обращая на него внимания. В общем, все вокруг было очень СТРАННЫМ.

«Да что тут, черт возьми, происходит?» – разозлено подумал Джек. Он остановился и стал с недоумением осматривать все вокруг, пытаясь найти хоть что-то знакомое и родное. Его взгляд случайно попал на огромный дисплей, находившийся на одном из небоскрёбов. На нем высвечивалась температура воздуха и сегодняшняя дата, которая повергла Джека в шок – 8 ИЮЛЯ 2016 ГОДА

Он не поверил своим глазам. «Наверно дисплей барахлит» – с надежной предположил он и, желая получить подтверждение своей догадке, схватил одного из прохожих и растерянным голосом спроси: « Какой сейчас год?»

– 2016, – испуганно ответил тот.

Джек впал в еще большее отчаяние. Мало того что он понятия не имеет где теперь искать Гермеса, так к тому еще для всех он бесследно пропал пять лет назад. От столь сильного потрясения Мэдисон плохо себя почувствовал. Его ноги стали подкашиваться и чтобы не упасть посреди улицы, он решил присесть на скамейку, чтобы прийти в себя и подумать.

«Меня наверно уже объявили без вести пропавшим. Так вот почему моя квартира была опечатана. Наверно все уже считают, что я погиб. А как я им объясню своё пятилетнее отсутствие?.. Скажу, что у меня был очень долгий отпуск? Или скажу, что я так крепко уснул, что проспал пять лет? Нет… Они начнут долго расспрашивать меня и задавать вопросы ответить на которые я не смогу. А если расскажу правду, меня сочтут психом и запекут в психушку еще лет на пять. Нет, я не могу показываться на глаза своим знакомым. Мне просто нужно найти этого поддонка, что бы он вернул меня обратно в прошлое к моей жене. Но как его найти?..»

Джек Мэдисон долго просидел на лавке пытаясь придумать способ найти Конрада, но ему в голову так и ничего не пришло. Тогда он решил немного поднять себе настрое и пройтись по местам, где они с Джесс раньше любили гулять.

Добравшись до их любимого парка, он стал беззаботно прогуливаться по тенистым аллеям, погружаясь в приятные воспоминания о прошлой жизни. Он вспомнил, как они с женой устраивали здесь пикники, ели ванильное мороженное и катались на каруселях. Джек закрыл глаза, и воспоминания нахлынули с еще большей силой. Они как слайды мелькали перед его глазами, заставляя сердце биться чаше.

Внезапно Мэдисон почувствовал в воздухе аромат её духов. Открыв глаза, он увидел в толпе Джессику, которая в спешке куда-то убегала. Джек окликнул её, но она, почему-то не обернулась. Тогда он вскочил с места и побежал за ней.

– Джессика! Подожди, это же я Джек! – кричал он ей в след, но она не обращала на него внимания, может потому что не слышала его, а может просто игнорировала.

Что есть сил, Мэдисон побежал за ней, расталкивая всех на своём пути, но она шла все быстрее и быстрее, ускользая от него. Спустя некоторое время он все же догнал её и, схватив за руку, спросил: «Почему ты убегаешь от меня?»

. Она обернулась, и Джек понял что обознался.

– В чем дело мужчина? – удивленно спросила она.

– Извините, я обознался? – печально ответил он и разочарованно побрёл обратно.

«У неё такой же рост и телосложение, такой же цвет волос и даже такие же духи, но это не она. Она и близко не сравниться с моей Джесс. Хотя на секунду мне показалось, что это точно она. Может, у меня уже начались галлюцинации на нервной почве?.. Похоже, я совсем схожу сума…»

И тут на него вновь накатила мигрень, но на этот раз она была настолько сильной, что сбила его с ног. Он упал на землю и схватился за голову. Мэдисон корчился от боли, лежа посреди тротуара, а люди проходили мимо него, даже не обращая на него внимания. Боль была не выносимой – будто кто-то пытается просверлить ему голову дрелью. Внезапно он почувствовал правой рукой, что на его правом виске что-то жидкое. Он посмотрел на руку и ужаснулся – она вся была в крови. Джек стал судорожно ощупывать голову пытаясь найти на ней открытые раны, но так и нечего не обнаружил. Затем он вновь посмотрел на свою руку: но на ней уже и следа не было от крови.

«Да что, чёрт возьми, со мной происходит?» – с ужасом подумал Мэдисон, и, поднявшись на ноги, побежал проч. Он не знал куда и от чего бежит, он просто бежал, так как, ни бежал никогда в жизни. Но убежать от своих проблем не возможно. Как бы быстро ты не бежал рано, или поздно они все равно тебя настигнут.

Пробежав несколько кварталов,  у него закончились силы, и он остановился, чтобы перевести дух. И тут, наконец, после стольких неудач и несчастий, преследовавших его последнее время, судьба вновь повернулась к нему лицом. На одном из зданий, находящемся через дорогу он случайно увидел рекламную вывеску, на которой был изображен ключ странной формы.

«Я где-то уже видел этот ключ…» – подумал Джек и тут же вспомнил, что на ладони у Гермеса была татуировка с изображением точно такого же ключа. Это вселило в Мэдисона надежду на то, что Конрад может быть где-то в этом здании. Сломя голову, он бросился туда через дорогу, не обращая внимания на движущиеся автомобили. Подойдя к входной двери в это здание, он увидел надпись: «КРУГЛОСУТОЧНОЕ ИЗГОТОВЛЕНИЕ КЛЮЧЕЙ».

Джек был уверен, что это как то связано с Конрадом Гермесом. Он зашел внутрь, чтобы найти подтверждение своим догадкам. Первое что ему там бросилось в глаза это огромное количество ключей. Они были повсюду: на стенах, на прилавке, на полках; разной формы и разных размеров, из разных материалов и разной сложности. Это был просто какой-то музей ключей, но кроме них здесь больше ничего не было: ни продавца, ни ключевого мастера, ни даже охранника, только бесчисленное количество ключей и разного барахла.

Тогда Джек решил осмотреть другие комнаты, чтобы найти здесь хоть что-то, что помогло бы ему найти Конрада Гермеса. Внезапно Мэдисон услышал металлический скрежет, доносящийся откуда-то из конца коридора. Он достал пистолет, и аккуратно наступая на скрипящий пол, (дабы не выдать себя раньше времени) направился туда. В конце коридора была открытая дверь, откуда и доносился шум. Зайдя в эту дверь, он увидел сидящего к нему спиной человека, который что-то шлифовал на станке. Джек тихо подкрался к нему и, приставив пистолет к его голове, спросил: «Кто ты такой? И чем ты здесь занимаешься?». Тот замер на секунду, а потом медленно повернулся к нему. Мэдисон вздрогнул от удивления – перед собой он увидел Гермеса. Тот немного изменился: он был одет не в дорогой белый смокинге, а в грязную рабочую одежду, а его лицо не выглядело уже таким молодым, но сомнений в том, что это был именно он, у Джека Мэдисона не было.

– Джек?.. – удивленно воскликнул Гермес. – Какая неожиданная встреча. Если честно на этот раз я вовсе не ожидал тебя увидеть.

– Наверно ты надеялся, что я никогда не выберусь из твоего лабиринта, но ты просчитался! – едва сдерживая злобу, ответил Мэдисон.

– Поверь мне, лучше бы ты оставался там и не возвращался, – сказал в ответ Конрад.

– Замолкни! – злобно крикнул Джек. – Тебе больше не обмануть меня лживый ублюдок. Теперь мы играем по моим правилам.  Отдай мне ключ и тогда я может быть сохраню тебе жизнь!

– Ключ? – удивленно переспросил Гермес. – Какой ключ? У меня тут много ключей, на любой вкус и цвет. Вот сейчас я, к примеру, делаю ключ от двери в хранилище Лувра, а еще у меня есть ключ от спальни Анжелины Джоли, от кабинета мера Нью-Йорка, от входа в банка, в котором состоялась наша первая встреча, есть даже ключ от овального кабинета, – говорил он, перебирая в руках большую связку ключей. – Какой именно ключ тебе нужен?

– Ты прекрасно знаешь какой! – ответил Джек, едва сдерживаясь от того чтобы не нажать на курок. – Отдай мне этот ключ и объясни, как ты перемешаешься во времени и в пространстве.

– Ах, вот за чем ты пришёл… Ты все еще грезишь надеждой вернуть свою любимую. Надежда… Как много сил она придаёт людям. Некоторые ухватываются за неё даже там, где её уже и в помине нет. Да я и в правду могу, зайдя в любую дверь, переместиться через неё в любую точку земли и в любой промежуток времени. Но ты даже не представляешь, какую цену мне пришлось заплатить за этот дар! – заметно помрачнев, сказал Конрад.

– И какую же? – спросил его Джек.

Тот леденящим взглядом посмотрел ему в глаза и бездушно ответил: «Мне пришлось продать душу дьяволу».

Джек счел это за плохую шутку и разозлился еще сильнее.         – Ты что издеваешься надо мной?.. Отвечай немедленно, иначе я прострелю тебе голову, – закричал он, целясь в Гермеса.

Тот громко захохотал в ответ. – Глупец! Ты даже не понимаешь, что на самом деле происходит, и где ты сейчас находишься.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, – недоумевая, пробормотал Джек.

– Так я тебе объясню. Рассказать,  как все было на самом деле в тот день – 17-го мая 2011-го года.

Услышав эту дату, Джек встрепенулся, на него тут же нахлынули трагические воспоминания того дня.

– В тот день… – продолжил Конрад, – …когда полицейские приехали в ваш дом после твоего звонка, они обнаружили три трупа: твоей жены, грабителя и твой.

Услышанное шокировало Мэдисона, его как будто облили ледяной водой.

– Да ты полный псих…– гневно закричал он. – Что за чушь ты несёшь?..

– Ты не выдержал смерти Джессики и покончил с собой: лег рядом с ней закрыл глаза и выпустил себе пулю в весок. Полицейские так и нашли вас лежащими на полу рядом друг с другом.

Джек хотел возразить ему, потому что это все казалось ему полным бредом, но он как будто попал в нокдаун от сильного удара, он не мог найти в себе силы ответить ему хоть чем-то. А тем временем Гермес продолжал ввергать его в ужас:

– А ты знаешь, куда попадают самоубийцы Джек?.. – спросил он и, подойдя к нему, прошептал на ухо: «В АД».

Услышав это, Мэдисон вздрогнул от испуга. – Да тебе лечиться надо, у тебя крыша поехала, – испуганно закричал он.  – Отдай мне ключ и иначе я пристрелю тебя!

 – Ключ?.. Тот при помощи, которого ты сможешь переместиться в прошло? Подумай сам, разве такое возможно в реальном мире, если тебе конечно осталось чем думать после того как ты вышиб себе мозги. Разве возможно перемещаться во времени через двери? Разве можно зайти в одну дверь и выйти из другой находящейся за сто миль отсюда?.. Думаю, что нет. А теперь вспомни, когда ты в последний раз спал, ел или пил.

Джек судорожно попытался вспомнить хоть что-нибудь из этого,  но, так и не вспомнив, ужаснулся.

– Вот видишь! – довольным голосом сказал Гермес, заметив на его лице признаки страха. – Не думаю, что человек проживет столько без воды и пищи. Тебе уже пора понять, что ты в аду друг мой, в АДУ!

На мгновение Джек Мэдисон подумал: «А вдруг он говорит правду?..» Но затем тут же отбросил эту мысль в сторону.

– В аду говоришь… что-то твой ад сильно на Нью-Йорк смахивает. Жизнь здесь конечно никогда не была райской, но и на ад она не сильно походила, – усмехаясь, сказал Джек.

– А как, по-твоему, должен выглядеть ад?.. Как в божественной комедии он должен иметь конусообразную форму с вершиной в центре земли и состоять из девяти кругов, в которых будут, мучатся души грешников. На самом деле все совсем не так. У всех ад выглядит по-разному. Ад это то место где тебе на столько плохо, что ты начинаешь думать, что лучше бы здох чем оставался здесь. Вспомни, чего ты боялся больше всего в жизни – потерять Джессику. Именно это и происходит с тобой, с тех пор как ты встретил меня. Стоило только, тебе вернуть её, как ты тут же терял её. Раз за разом, снова и снова. Это и есть круги ада.

Мэдисон задумался и понял, что больше всего боялся, что с Джессикой что-нибудь случиться. Он не мог представить себе жизнь без неё. Слова Конрада все больше стали походить на правду, и Джек уже не понимал что же здесь лож, а что, правда. И от осознания этого он приходил в ужас.

– Если я в аду, то кто же тогда ты?.. Дьявол?.. – испуганным,  дрожащим голосом спросил он.

Гермес громко захохотал в ответ. – У него есть более важные дела, чем ты. А я всего лишь один из его помощников. И в мои личные обязанности входит обеспечить тебе и таким как ты адскую жизнь, во всех смыслах этого слова. Но с тобой были проблемы: ты каким-то образом нашел меня, застав врасплох. И меня пришлось отправить тебя в лабиринт, чтобы там ты немного успокоился. Если честно не многим удавалось выбираться из него. Но раз уж ты вернулся оттуда, то будь уверен, я обеспечить тебе такие муки, что ты еще не раз задумаешься о самоубийстве, но убить себя дважды у тебя не получиться. А это значит, что ты обречен на вечное пребывание здесь и на вечные муки… на вееечные…– сказал Конрад, зловещим голосом приближаясь к Джеку все ближе и ближе. Он захохотал дьявольским смехом, а в его глазах появился огонь, который обжигал лишь при одном его взгляде. Джек испугался, так как он не боялся еще ни когда в жизни, и то ли от страха, то ли от гнева нажал на курок. Раздался выстрел, эхо которого пронеслось по всему зданию, и Конрад Гермес замертво упал на пол.

Мэдисон осторожно подошел к нему, что бы проверить, жив ли он, но увидев огромную дыру, зияющую в его голове, понял, что в этом нет никакой необходимости. «Вряд ли у него были шансы выжить», – подумал он, и собрался было уже забрать связку ключей у мертвеца и уйти, но внезапно ему послышался голос.

– По моему ты убил его… – донеслось откуда-то сзади. Джек обернулся и от ужаса отскочил назад и, споткнувшись о труп, упал на пол. Он не поверил своим глазам, перед ним стоял живой и невредимый Гермес. Мэдисон тут же обернулся и убедился, в том, что труп Конрад Гермес все еще лежит на полу с пулей в голове, но при этом еще один Конрад стоит прямо перед ним как ни в чем не бывало. Он медленно приближался, недовольно покачивая головой и приговаривая: «Ну вот, ты забрызгал здесь все моей кровью».

Джек в панике стал отползать назад, но натолкнулся на чьи-то ноги. Обернувшись, он испугался еще больше, потому что увидел еще одного Гермеса.

– Далеко собрался?! – улыбаясь, спросил тот.

Мэдисон поднялся с пола, чтобы убежать оттуда, но дорогу ему преградил еще один Конрад, а затем еще один и еще… Они стали появляться со всех сторон и уже через мгновение окружили его. Все они как две капли воды были похожи друг на друга.

Джек понял, что ему противостоит нечистая сила и его пистолет вряд ли ему здесь чем-то поможет, но он решил все-таки проверить это и с криками «Сдохните!» стал беспорядочно стрелять по противнику. Ему удалось убить нескольких, но наместо каждого убитого приходили еще двое новых.

– Не стоит попусту тратить патроны…– сказал один из них.

– …это бесполезно, – добавил другой.

– Лучше смирись со своей судьбой, – предложил третий.

– Ведь другой судьбы у тебя нет, кроме той, которая тебе предначертана, – продолжил четвертый.

– А предначертано тебе только одно – гореть в аду! – прошептал пятый.

– ВЕЧНО! – в один голос сказали они все вместе.

Джека охватил ужас и отчаяние, но не столько из-за страха перед адскими мучениями, сколько от осознания того что он не в состоянии что-либо изменить. Всю свою жизнь он был уверен, что люди сами вершат свою судьбу. Он не когда не отступал перед трудностями и всегда шел к своей цели, невзирая на все трудности и преграды. За долгие годы службы в полиции он не раз смотрел смерти в глаза и видел такое, что ад по сравнению с этим покажется ему курортом. Одни лишь криминальные сводки Нью-Йорка ввергнут многих в ужас, а он видел это каждый день воочию. Для него страх перед адскими муками не что по сравнению со страхом от осознания своей беспомощности и бессилия, бессилия вернуть Джессику. Мэдисон никогда не сдавался и не сдался он и сейчас.

– Никогда! Здесь я вершу свою судьбу! – сказал он без капли сомнения и, приставив пистолет к виску, нажал на курок.

– Нееееееет…– закричали в унисон все Гермесы и попытались остановить его, но было уже поздно. Раздался выстрел, который звонким эхом прошелся по всему кварталу и Джек Мэдисон замертво упал на пол.

Многие утверждают, что за мгновение до смерти перед глазами проносится вся жизнь, но у Джека было немного не так: перед его глазами промелькнули лишь счастливые мгновение жизни с Джессикой.

Часть 3 – Пробуждение

Больничная палата. Джек Мэдисон без сознания лежит на кровати с перевязанной головой. Он подключен к аппарату искусственного дыхания и прочему медицинскому оборудованию, которое поддерживает его жизнь. Рядом с ним на кресле сидит молодая медсестра, которая с интересом читает какой-то глянцевый журнал. Для неё этот журнал явно имеет большее значение, чем лежащий рядом пациент. Напротив неё на стене висит телевизор, по которому показывают мультфильм «Футурама» на канале FOX. Он работает так громко, что наверно способен разбудить мертвого.  Внезапно именно это и происходит.

Джек приходит в себя. Он медленно открывает глаза и, увидев рядом с собой сиделку, сонным голосом спрашивает у неё: «Где я?»

Увидев, что пациент очнулся, сиделка от испуга уронила журнал на пол. Она замерла от удивления на секунду, а затем, заикаясь, сказала: «Одну секунду», и выбежала из палаты.

«Похоже, я все еще жив…», – подумал Мэдисон, – «…или нет? Или я умер и попал в рай? На рай это место не очень-то похоже, а эта медсестра не сильно смахивают на ангела».

Джек осмотрелся и понял, что находится в больничной палате, которая почему-то казалась ему до боли знакомой, будто он провел здесь уже ни один день. У него очень сильно болела голова, и он чувствовал сильную слабость в теле. Мэдисон оторвал капельницу и еще какие-то провода, подключенные к нему, и попытался встать с кровати, но тут же упал. Ноги и руки будто не слушались его, в добавок у него очень сильно кружилась голова.

Неожиданно в палату вернулась медсестра, а вместе с ней еще несколько врачей, которые увидев, что больной не только пришел в себя, но и к тому же пытается встать, очень сильно удивились.

– Кто вы такие?! – рассерженно спросил Джек. – Где Гермес?! Где этот поддонок?! Я пристрелю его!

Врачи тут же попытались успокоить его и уложить обратно на кровать, но он стал отчаянно сопротивляться:

– Уберите от меня руки! Вы все посланники ада! – кричал он, отбиваясь от врачей.

– Похоже, он бредит, – сказал один из врачей другому.

– Этого следовало ожидать после такой травмы, – ответил тот и, достав из кармана шприц, вколол Джеку успокоительное. Через несколько секунд оно стало действовать: в его глазах все стало расплываться, веки потяжелели и стали закрываться, силы окончательно покинули его, и он отключился.

Спустя какое-то время Мэдисон вновь пришел в себя. Голова сильно кружилась (то ли от побочного действия успокоительного, то ли от раны на голове), а в глазах все расплывалось. Но, не смотря на это, он смог разглядеть четыре человеческие фигуры сидящие рядом с ним. Когда зрение окончательно прояснилось, он понял что это все те же врачи, которые пытались успокоить его. Увидев, что пациент приходит в себя, они обрадовались и заулыбались как маленькие дети, увидевшие новую игрушку. Один из них поднялся с места и подошел к нему.

– Мистер Мэдисон, я доктор Гауч – главврач этой больницы и по совместительству ваш лечащий врач, – со счастливым лицом представился он. – А это мои коллеги: доктор Бернард Хаус, доктор Кристофер Тауб и доктор Шон Уилсон, а эта очаровательная медсестра Элизабет Кэмерон. Она все это время сидела рядом с вами. Элизабет мило улыбнулась, Джек неохотно улыбнулся ей в ответ. – Мы все очень рады, что вы наконец-то пришли в себя! Если честно, то мы уже почти потеряли на это надежду. Но теперь, когда вы очнулись, я думаю, вашей жизни уже ничего не угрожает. Скажите, как вы себя сейчас чувствуете?

– Не очень… – недовольно ответил Джек.  – Я с трудом могу пошевелить руками и ногами, а еще голова жутко болит…

– Вы долгое время не двигались, и ваши мышцы потеряли тонус, но со временем они вновь придут в норму. Головные боли тоже скоро пройдут.

– А как я здесь оказался? – спросил Мэдисон у доктора.

– А вы что, не помните? – удивленно переспросил главврач.

– Помню, но смутно…

– Видимо у вас частичная амнезия, – констатировал доктор Гауч. – Мы пока не можем сказать какой природы её причина: органической или психологической. Правое полушарие мозга сильно пострадало, так же был поврежден участок мозга, который отвечает за память. При такого рода травмах амнезия – дело довольно привычное, но это также может быть связано и с перенесенным психическим потрясением. Мозг пытается защитить вас, перекрывая доступ к отрывкам памяти, о которых лучше не вспоминать. Но я думаю это поправимо, как только вы попадете в знакомую обстановку память начнет потихоньку возвращаться сама собой. А чтобы ускорить этот процесс, давайте я расскажу, что с вами произошло перед тем, как вы здесь оказались.

Он повернулся к своим коллегам, те одобрительно кивнули.

– Скажу сразу, услышанное шокирует и очень огорчит вас, но чем раньше вы это узнаете, тем быстрей к вам вернется память. Вы помните, что случилось с вашей женой? – осторожно спросил доктор Гауч.

– Да, – печально ответил Джек. – Её убил преступник, который проник к нам в дом.

– А вы помните, что случилось потом?

– Потом он попытался убить и меня, но лишь ранил. Я опередил его и, выбив пистолет у него из рук, повалил его на пол и стал избивать. Гнев овладела мной, я не мог остановиться и не контролировал себя. А когда я пришел в себя он уже был мертв.

– А что было потом, вы помните?

Джек попытался вспомнить, но ничего не получалось: все было как в тумане, прояснялись лишь некоторые эпизоды. Спустя несколько мучительных попыток, он все же смог собрать все отрывки в единую связную картину, но вспомнить подробности ему так и не удалось.

– Потом… потом был суд, но меня оправдали и через некоторое время я смог вернуться на работу…

– Суд? – удивленно переспросил Гауч и опять повернулся к своим коллегам. Те в недоумении пожали плечами. – Но, никакого суда не было, и на работу вы не возвращались.

– Как не возвращался? – в недоумении переспросил Мэдисон.

Главврач сделал паузу и, набравшись смелости, продолжил: – Смерть жены оказалась для вас слишком сильным ударом, вы не выдержали этого и тем же вечером попытались покончить с собой. Вы приставили пистолет к виску и выстреляли, но к счастью для вас в самый последний момент ваша рука дрогнула и пуля прошла по касательной, лишь немного задев мозг. Когда вас привезли в больницу ваше сердце уже не билось, врачи зафиксировали наступление клинической смерти, но нам буквально удалось вытащить вас с того света и заставить ваше сердце биться вновь. Но затем вы впали в кому и не приходили в сознание сорок дней. Мы уже практически потеряли надежду на то, что вы когда-нибудь очнётесь, и уже подумывали о том, чтобы отключить вас от аппарата искусственного дыхания, но произошло чудо и вы, можно сказать, воскресли из мертвых. Вы везунчик мистер Мэдисон! Большой везунчик!

«Похоже, Гермес говорил правду – я и вправду пытался застрелиться… Но постойте… Как он мог говорить правду если его вовсе и не существовало? Если верить доктору то получается все что происходило со мной после попытки самоубийства было всего лишь страшным сном, плодом моего воображения, больной фантазией вызванной травмой мозга. А может быть и нет… А может я все еще в аду? Может этот доктор Гауч вовсе не доктор Гауч, а одно из воплощений Гермеса?

– Почему я должен вам верить?! – спросил Джек у главврача.  – Может вы вовсе и не доктор, может вы даже и не человек.

Тот с недоумением посмотрел на своих коллег, те с таким же недоумением переглянулись между собой и началами о чем-то шептаться.

– У вас серьёзная черепно-мозговая травма, которая в купе с тяжелым психологическим потрясением могла вызвать у вас психическое расстройство, – предположил Гауч. – Так же лекарства, которые мы вам давали, могли дать побочный эффект в виде галлюцинаций. Сейчас вы растеряны – после стольких дней в коме вы потеряли ориентацию во времени. Вам нужно некоторое время, чтобы полностью прийти в себя. А сейчас отдыхайте и набирайтесь сил, они вам еще понадобятся. Будет нелегко вновь вернуть к нормальной жизни после сорока дней в коме, но я и мои коллеги сделаем все, чтобы процесс реабилитации проходил для вас как можно легче. Все самое страшное уже позади! Теперь всё что требуется – это время, много времени… А теперь отдыхайте, не будем вам мешать.

 Главврач похлопал его по плечу, и собрался было уже уходить но, дойдя до двери, внезапно остановился и, повернувшись, сказал: «Многие из тех, кто пережил клиническую смерть, придя в себя, затем рассказывают странные истории: про свет в конце туннеля и прочие странные вещи. Скажите, вы не чего такого не видели? Просто врачебный интерес».

Мэдисон задумался и вспомнил, что каждый раз, когда Гермес открывал дверь, оттуда исходил очень яркий белый свет, который манил к себе своим теплом и чистотой.

– Нет, не видел, – уверенно ответил он, боясь, что если он ответит «Да», то эти врачи не отстанут от него со своими расспросами.

– Хорошо. Отдыхайте! – заметно разочаровавшись, сказал доктор Гауч и вместе со своими коллегами вышел из палаты, оставив Джека наедине со своими мыслями:

«Похоже доктор говорит правду… Но как же все то что со мной происходило после того как я пытался застрелиться?.. Что это было: плохой сон, очень страшный кошмар, галлюцинации моего больного мозга? Но ведь это все было так реально, так правдоподобно! А с другой стороны, многое из того, что там происходило, было очень странным и совсем не походило на реальность. А может быть, я действительно попал в ад?..»

Он с трудом поднялся с кровати и меленькими шажками направился к окну. Эти шаги были настолько неуверенными и осторожными, что больше походили на первые шаги ребёнка или на первые шаги Нила Армстронга по луне. Мэдисон открыл окно, чтобы немного освежиться и развеяться. Приятный, слегка теплый летний ветер тут же проник в палату, наполнив её приятным ароматом цветущих в саду деревьев. Джек чувствовал этот ветер каждой клеточкой, каждой порой своего тела. Вроде бы такая мелочь – дуновение ветра, но именно из таких приятных мелочей и состоит жизнь! Реальная жизнь!

Стоя у окна, обдуваемый легким ветерком, Джек анализировал события, произошедшие с ним после смерти Джессики. Он пытался найти в них нестыковки, что бы доказать самому себе что это был всего лишь очень длинный и очень реалистичный сон. С трудом вспоминая все эти странные события, он обнаружил, что все они происходили  в тех местах, в которых он раньше уже когда-то бывал или о которых раньше уже слышал. Также он нашел объяснение странным головным болям, которые преследовали его все это время:

«Наверно реальная травма головы проецировалась в сон и мучила меня даже там. Да уж… Интересно, на что еще способен человеческий мозг?..»

Но еще одна проблема ни как не давала ему покоя. Он был уверен, что где-то уже слышал имя Конрад Гермес, но не как не мог вспомнить где. Внезапно ответ пришел сам собой.

«Конрад Гермес» – неожиданно донеслось из телевизора. Джек повернулся и, увидев мультфильм Футурама (который он раньше любил смотреть) вспомнил, что одного из его героев зовут точно также – Конрад Гермес. Это окончательно расставило все по местам и убедило Джека в том, что доктор Гауч говорил правду.

«Похоже, жизнь просто сыграла со мной плохую шутку, злой розыгрыш. Этого всего не было: ни какого Гермеса, никаких волшебных ключей и перемещений во времени – ничего! Это все плод моего больного воображения, сон в котором переплелись вымысел и реальные образы из моей жизни. А я все это время просто валялся здесь как овощ, видя кошмары про то, как я безуспешно пытаюсь вернуть Джесс. А может я и сейчас сплю?.. Может, на самом деле, сейчас я лежу где-то в теплой кровати, обняв Джессику? Может мне просто нужно проснуться и все вновь будет хорошо?.. Как выяснить сплю я сейчас или нет? По-моему я где-то слышал, что во время сна человек никогда не сможет усомниться в реальности происходящего. А я сейчас сомневаюсь… значит я не сплю?..

Джек еще долго стоял у окна, вглядываясь вдаль и пытаясь понять, что же на самом деле это было: сон похожий на реальность или реальность похожая на сон. Но одно он знал точно – вернуть Джессику ему уже не удастся, ни во сне, ни на яву, ни где либо то еще.

.

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыВероника

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1319 просмотров
Нравится
Комментарии (3)
0 # 27 декабря 2012 в 19:08 +2
Оцените мое творчество)))
0 # 13 марта 2013 в 20:49 +1
Жду ваши отзывы)
Flying_Tost # 4 апреля 2013 в 15:50 +1
салют, земляк (: сел читать.. прочту - непременно отпишусь
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев