fantascop

Девочка о семи пальцах (3 истории) часть-3

в выпуске 2016/11/23
23 сентября 2016 - Михаил Бочкарев
article9326.jpg


Поздним вечером девочка о семи пальцах сидела возле компьютера и искала чего бы ей посмотреть из пёстрого многообразия кинолент, снятых маститыми режиссерами за долгий период культа кино, господствующего над умами, подобно слизню-паразиту с планеты Плацентавра, питающегося мозговыми волнами. К удивлению девочки выяснилось следующее; фильмов существует такое невообразимое количество, что даже если засесть и беспрерывно смотреть их один за другим, то все не пересмотришь, всё равно захочется в туалет. А с перерывами на туалет, сон, и прием пищи - суммарное количество часов просмотра удваивалось в геометрической прогрессии, из чего следовало, что посмотреть всё отснятое на планете за одну человеческую жизнь – невозможно. Этот парадокс поставил девочку в тупик. Тогда девочка решила прочитать интересную книжку. Но тут её ждал еще больший сюрприз. Книжек, как оказалось, было в двести двадцать раз больше, чем кинолент. 

- Да что ж за подлянка-то! – возмутилась девочка,- Как же я выберу чего мне читать, если я хочу всё и сразу! 

Тогда она решила слушать музыку. Тут вышла та же петрушка. Да еще девочка учла все малоизвестные коллективы, композиторов-самоучек, интерпретаторов, кавер-исполнителей, плагиаторов и музыку для кино. 

- Вот ведь черти вы безобразные, творческие люди! – закричала она, - Что ж вы паразиты, столько всего насочиняли, напописали, да напоснимали, что мне, жаждущей прикоснуться к прекрасному, даже непонятно с чего начать и чем кончить! Да на кой чёрт столько всего-то! 

В стенку к девочке начал стучаться возмущенный сосед, который сам в это время тайно писал роман – биографию о любовных перипетиях грузчика и продавщицы хлебного магазина, обгрызенным карандашом на туалетном рулоне. Тут и сверху, соседка Агафья Журавлева заколотила каблуками в пол, ей помешали девочкины крики снимать на камеру мобильного телефона детективный триллер из жизни мух и пауков, а сосед снизу, музыкант Пельмешкин в бешенстве начал наяривать на гармошке, он писал музыкальный этюд – «Журавли улетели в Исландию» и ему тоже все эти крики и перестуки показались возмутительными. 
От всех этих мучений девочка крайне устала и решила сварить себе борща. Залезла в интернет, как к себе домой, в поисках рецепта и увидела, сгорая уже от бешенства, что и тут та же картина, Гугл выдал ей миллион триста восемьдесят тысяч рецептов борща. 

- Ну, твари! – только и сказал девочка и завалилась спать. И приснилось ей двенадцатитысячное сновидение с новым сюжетом, где она была балериной Задрищеглебоского районного театра стоящей в очереди за колбасой в валютном публичном доме. А вместо кассового аппарата, выбивающего чеки, был миниатюрный железнодорожный вокзал. И крохотный кондуктор не спешил и всё понимал, и звенел колокольчиком. У него были усы стрелкой и гульфик из панциря черепахи. 

Проснулась девочка в поту и решила, что тоже теперь будет творческой личностью. Начнет писать стихи. Но что бы быть оригинальной и ни на кого не похожей стихи её будут без рифмы, без запятых, без смысла, размера и вообще без слов. Таким образом, она сочинила свое первое стихотворение и обрадованная этим отослала его в журнал «Леса энд Просторы». Главный редактор Залуповский, получив письмо, был в восторге. Пустое тело письма содержало всю глубину и космический смысл вселенной. Поняв и осознав себя бездарем и творческим симулянтом, он застрелился, а девочка продолжила поэтический эксперимент и писала уже целую поэму, пользуясь все тем же приемом – вакуумной глубины nihil. 

Так в бесконечной армии творческих людей населяющих планету, появилась ещё одна весомая единица – девочка о семи пальцах. Так творческое наследие мира пополнилось удивительно свежим взглядом на реальность. Так девочка обрела свое истинное внутреннее я.
 
 
 
 
Девочка о семи пальцах и областной автобус 

Раз приспичило девочке о семи пальцах ехать в область к природе и полям, картошку копать, ибо жрать чего-то же нужно, а денег на счету банковском, у девочки вовсе не было. Зато были за городом в областной, разухабистой местности чужие огороды, поля и парники, где росли всякие овощи помидорного вида и огурцы на грядках, а в недрах земных самая-самая притягательная писча – картофель среднеполосный. Села наша девочка в автобус и поехала. А вокруг её бабки с тележками, молодые девицы деревенского толку в колготках драных, пьяное мужичьё помятое, тетки в бигудях, инвалиды и лица пожилого возраста, да и вся прочая публика населяющая глубинку. Видит девочка, таращится к ней сквозь салон и пассажиров, как бурундук сквозь поваленный лес, кондукторша с миниатюрным кассовым аппаратом. Напряглась девочка. Ноздри надула и думает, что бы ей такое наврать. А кондукторша уже у её носа и смотрит подозрительно, мол, плати! 

- А у меня проездной, - сказала девочка, и отвернулась к окну. 

- Предъяви! – сказала кондукторша грассируя. 

- А я его дома забыла, на столике. 

- Тогда штраф! – обрадовалась мордастая билетёрша и улыбнулась демонически, сверкнув бронзой вставных зубов. 

- Деньги, - сказала девочка важно, - это цветная бумага, с помощью которой мировые жидо-масонские элиты управляют человеческим стадом, внушая ему жажду покупать товары, которые ему, стаду этому и не нужны. И тем самым вынуждая работать изо дня в день, в течении всей жизни за жалкую зарплату, которой хватает ровно на месяц! Так человек, вместо того что бы реализовывать свою судьбу во всём великолепии данной ему природой уникальности, жить свободно, познавать мир, путешествовать, творить и любить - тратит все дни и мысли на ущербные иллюзорные фальшивки – надо купить то, надо заплатить за это, на работу ненавистную пойти. И вот он; ходит на работу, выполняет обезьяний труд, бесполезный и гадкий, а между тем, жизнь его утекает, подобно волшебному песку, сквозь промежутки пальцев. Текут дни и годы, и, вот он старый, никому не нужный инвалид, - кивнула девочка на какую-то валяющуюся возле сидения пьянь, - лежит обоссанный и грязный, среди новых идиотов, стремящихся к великой цели – купить широкоформатный телевизор и смотреть в нём бесконечные сериалы про прекрасную жизнь богатых людей, которых изображают из себя актеры, в реальности, являющиеся бездарными проститутками с низменной душой и целями. Их мир - это мир интриг, зависти и подлости, а цель их - во что бы то ни стало влезть на олимп славы и ходить на передачи первого канала, что бы чмырить других ничтожных людей и поучать жизни. Вечером же, нанюхаться кокаина и устроить оргию в бассейне, и проблевавшись под утро уехать в Карловы Вары отдыхать. Человеческое стадо в погоне за деньгами уничтожило саму суть себя! Мы ценим не человека, мы ценим окружающую его мишуру из тряпок, модных сапог, автомобиля, и загородной дачи. И чем богаче этот вылупившийся из общего океана небытия такой же точно червяк, как и все прочие с ногами, руками и жопной дыркой, тем он представляется выше и значимее. А в душе его, может быть, такая омерзительная дрянь и пустота, такое ничтожество может управлять его биоскафандром, что покажись он натурально - всякий ужаснулся бы и раздавил его, как мерзкого слизня! Но деньги! Деньги, которые вы, по абсолютно абсурдному и преступному праву требуете у меня за проезд в этой жалкой, вонючей колымаге, изменили весь мир, повернув вспять величайшие достижения цивилизации! Как писал Тютчев… 

- Эй ты, криворотая, - перебила девочку кондукторша, - я ща наряд позову! 

- Да пошла ты, свинья целлюлитная. А вот и моя остановка! 

И девочка ушмыгнула в открывшиеся двери, обманно доехав куда ей нужно. Перед ней открылись бескрайние поля. Горизонт с облаками, дальний лес, утопающий в утренней дымке. И чужие огороды, похожие на лоскутное одеяло. Так и пошла она, насвистывая себе под нос незатейливый мотив, с лопатою наперевес, к тем огородам, и по уголкам рта её текли слюни предвкушения воровства чужих, а тем ещё сладостнее желаемых, корнеплодов и овощей.
 
 
 
 
Девочка о семи пальцах и лучшие друзья
 

Пришли как-то к девочке в гости её друзья. Набились в квартиру толпой, звеня бутылками и шушрша пакетами, и расселись нагло своими задницами по всей квартире. Гости тут же полезли по всем углам, смотреть чего же девочка за жизнь нажила, и в холодильник поджираться. Всё повытащили, рюмок понаставили на стол и принялись пить алкогольные напитки. Хохоча и сияя осоловелыми глазами, друзья начали делиться новостями и своими достижениями. А девочка скромно села на стул с краю стола и слушала, как друзья поливают дерьмом тех друзей, кто на сабантуй не пришел. 

- А вы знаете, что Пилоткин женился! На старой швабре из сорок пятой квартиры! Вот урод! – визжал Мокрогузкин Семен. Сам он был похож на обрюхаченную сенбернаром болонку, которая пострадала от блох. Мокрогузкин женат не был, и никто ему интима не предлагал, потому что он был уродлив и к тому же нищий. Он работал в продуктовом магазине менеджером по сбыту и тайно мастурбировал в общественном туалете на нестираемую надпись фломастером: « Люська из отдела «ПИВО» – всем даёт без перерыва!» Однако даже вышеупомянутая Люська, ему не давала. Он был несчастлив, корыстен и глуп.

- А Завьялова жирная стала, как корова! И сын у неё дебил! – кудахтала с кушетки Дина Ляхай, поправляя драные рейтузы под платьем. Сама Ляхай имела трех детей от трех разных мужей и сейчас окучивала четвертого, он сидел рядом, понуро глядя себе под ноги и пряча рваный на пальце носок вторым носком, рваным на пятке. Парочка сошлась в троллейбусе под новый год, когда Ляхай опрокинула на мужчину свою худосочную задницу, якобы случайно. Мужчину звали Борис Бубковицкий, он был беглым уголовником, но всем представлялся как бизнесмен Кац. У Ляхай он уже успел выкрасть серебряные кольца и пачку пельменей из морозилки. Далее планировался захват жилплощади и земельного участка под Брянском, где в одиночестве помирала Бабка Ляхай, Просковья. 
После выступила подруга девочки Светка Подсолнухова, рыжая колченогая стерва, у которой был богатый папик. Светка сияла новыми вставными зубами и сидела за столом в дорогой шубе из куницы, что бы все видели, каких высот она достигла. Все знали, что Светка по натуре проститутка, а по жизни фригидная чепушила и ненавидит свою заветную подругу Аньку Бздю, с которой со школы не расстается. Вся её жизнь имела один единственный смысл – конкурентная борьба с Анютой по поводу наживы барахла. Светка одерживала очевидную победу, потому что, как было сказано выше была по натуре проститутка, а по жизни – стерва.

Светка, клацая челюстью,  сказала следующее:
- Я вот тут в Турции была, на днях, там знаете ли такие отели вшивые-превшивые, за массаж пришлось платить отдельно, в дайкири оливки плавают, а тренер по фитнесу ваще- араб. А еще семь звезд. Фи!- и Светка жеманно отпила из стакана кислое вино Алушта по тридцать семь рублей за бутылку.

Все посмотрели на Светку с ненавистью, но вслух дружно заверещали, мол, какое возмутительное бескультурье и хамство, творится в треклятой Турции.

Подруга Анька Бздю, впервые узнав о поездке подруги в Турцию, нежно улыбнулась, как маньяк перед прокурором и сказала:
- А я вот скоро в новую квартиру въезжаю. У нас там бассейн будет и барбекю на лужайке, - победоносно взглянув на подругу, она затянулась сигаретой и пустила Светке в накрашенную морду, сизый дым. 

Светка от ненависти и зависти закашлялась и повалилась под стол, а все принялись вокруг верещать и визжать голосами попавших в пожарище куриц. Некоторые друзья под шумок начали усиленно пить водку, а одноклассник девочки Сосёлкин, утащил из шкафа латунную вешалку, вообразив спьяну, что та из золота.  

Потом были пляски под магнитофон и случайные случки мало знакомых между собой друзей. Светка Подсолнухова признавалась Автондилу Пухуеву в любви, запершись в туалете и орудуя у того в ширинке, как у себя в сумочке, а жена Пухуева, кушала селедку и смотрела по телевизору сериал «Любовь Надьки Лисициной и жемчужный браслет». Серебрянский Николай, порывался повеситься из-за семейной катастрофы на люстре. Его бросила жена. Чуркина Галина алчно кушала заливные баклажаны. Мокрогузкин Семен мастурбировал катаясь в лифте по этажам. От разнообразия надписей на стенах кабины его возбуждению не было предела, а в воображение рисовало такие оргии, что сам бы Калигула счел сей разврат – безбожным извращением. Пистонов Валентин курил гашиш на кухне и рассуждал о материи вселенной, а его слушали Глеб Оводов и Маруся Косичкина. Оводов служил в прокуратуре, а Косичкина была официанткой в Шереметьевской забегаловке, у неё был жених: летчик – Хорьков Иван. В школе Глеб и Маруся любили друг друга и поэтому сейчас, Косичкина гладила под столом коленку Глеба, не подозревая, что это протез. 

Девочка же о семи пальцах, ходила по комнатам и подтирала за гостями блевоту, подбирала окурки и презервативы, рваные трусы и колготки, и недобро посматривала на всех. Пытаясь понять, как разместить на ночь эту компанию в однокомнатной квартире. Гости домой, по всей видимости, не собирались. В итоге вся свора уснула кто где, многие на полу, а некоторые в ванной и на унитазе. Светка Подсолнухова в обнимку с Ляхай приспособилась у мусорного ведра, Пухуев нашёл среди тел жену и покаянно забился той под крыло, Пистонов Валентин, обкуренный гашишем, улетел с балкона на Венеру, а Анька Бздю завернувшись в штору, висела в углу, как куколка моли. Наконец под утро все уснули, кроме девочки, которая вышла на балкон и смотрела в бездну города усталыми глазами. Она принялась мечтать, и мечталось ей лишь об одном, как она тоже будет ходить в дорогущей шубе и зубами вставными сиять на всю деревню. И это было так захватывающе и феерично, что слезы катились из её красных глаз по опухшим, круглым щекам.
 
 
 
https://vk.com/girlsevenfingers

Похожие статьи:

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыКак открыть звезду?

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыНезначительные детали

РассказыЛизетта

Рейтинг: +1 Голосов: 1 486 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
РусланТридцатьЧетыре # 23 сентября 2016 в 21:15 +1
Ур-ра! Новые плюшки про девачку-мутанта! dance
Михаил Бочкарев # 23 сентября 2016 в 21:20 +1
laugh
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев