1W

Дрягва

в выпуске 2019/04/04
article14012.jpg

            Долгий перелёт подходил к концу. Александр встал с узкой койки и, наверное, уже в тысячный раз прошёл привычные шесть шагов от стены до стены. Теснота каюты с минимальным набором удобств мало беспокоила пассажира, привычный к спартанским условиям Александр большую часть своей жизни проводил в разъездах и воспринимал это, как должное. Впереди его ждало сложное ответственное задание, провалить которое он не имел права.

            Александру недавно исполнилось двадцать пять. Он был гибок, высок и силён физически. Коротко подстриженные чёрные волосы резко контрастировали с белой кожей лица, тёмные глаза смотрели внимательно и цепко.

Жизнь не баловала молодого человека. Раннего детства, равно как и родителей, он не помнил. Начиная с первых сознательных лет и заканчивая совершеннолетием, Александр воспитывался в сиротской школе торговой гильдии. Могущественная и влиятельная организация не жалела сил и средств на обучение тех, кто в дальнейшем должен был пополнить её ряды.

Именно из стен этих школ выходили самые преданные и исполнительные члены гильдии, готовые по первому зову выполнить любой приказ организации. Мальчики и девочки за годы обучения превращались в образованных, всесторонне развитых людей, а постоянные физические тренировки укрепляли их тела и закаляли волю.

Взгляд Александра остановился на маленькой голографии, стоявшей на столике. Со снимка смотрела Марина, девушка улыбалась ему печальной улыбкой. Под взглядом больших зелёных глаз боль утраты и тоска по навсегда ушедшему любимому человеку с новой силой всколыхнули душу, заново заставляя переживать события двухлетней давности.

Перед внутренним взором опять возникла картина бойни на Терсисе. Торговое представительство гильдии окружили радикальные фанатики, нетерпимые к иностранцам. Приободрённая выкриками зачинщиков и разогретая наркотическим отваром толпа ринулась на штурм здания.

Торговцы отбивались отчаянно, но силы были неравны. Когда бесчинствующая толпа ворвалась в представительство, здание уже пылало. Александр ещё отстреливался из плазмера, прикрывая своим телом Марину, истекающую кровью, но, получив несколько тяжёлых ранений, потерял сознание.

Корабли гильдии пришли на помощь слишком поздно. Александр оказался единственным, кого удалось вытащить из огня. Все остальные торговцы погибли.

Время не смогло притупить боль утраты, Марина значила для него слишком много. Александр до сих пор не мог поверить, что её больше нет.

Нестерпимо заныла отнятая медиками гильдии рука. После событий на Терсисе за его жизнь боролись долго, вытащили буквально с того света, но вот правую кисть врачи спасти так и не смогли.

Александр поднёс ладони к лицу, биомеханический протез ничем не отличался от здоровой руки. Торговец соединил особым образом большой палец и мизинец, острое двадцатисантиметровое лезвие из прочнейшего сплава бесшумно выдвинулось из запястья. Александр сделал несколько быстрых взмахов клинком и спрятал оружие обратно.

Ожил прибор селекторной связи, капитан просил зайти пассажира в рубку. Александр преодолел короткий коридор и шагнул в открывшуюся перед ним дверь.

Капитан курьерского корвета Зотов встретил его приветливой улыбкой. Это был невысокий коренастый мужчина лет сорока, рано поседевший, но бодрый и энергичный. Как всегда гладко выбритый, собранный, с прямой спиной, в безупречно чистом и выглаженном капитанском кителе. Во взгляде серых глазах читалось спокойствие и доброжелательность.

Они были знакомы давно. Корвет гильдии «Беркут» не раз доставлял Александра с ответственными поручениями в самые отдалённые уголки галактики. Постепенно у пассажира и капитана корабля сложились довольно доверительные отношения.

― Вызывал, Пал Палыч?

― Да, Саша, заходи! Мы начали торможение, вот она Дрягва.

На обзорном мониторе появилась однообразно зелёно-коричневая планета, ни океанов, ни материков видно не было. Значительную часть поверхности закрывали плотные серые облака.

― Дрягва, что за название такое, ты не в курсе?

― Я слышал, что в незапамятные времена так болото называлось.

― Там что, болот много?

― Шутишь?! Там всё одно сплошное болото. На поверхность мне не сесть, спустишься модулем, пилот уже получил мои распоряжения. Я буду ждать тебя на орбите. Удачи, Саша!

 

Посадочный модуль отвалил от корвета, ярко полыхнула струя реактивной тяги, аппарат стремительно ворвался в атмосферу и по широкой дуге пошёл на снижение. Пробив плотную пелену облаков, пилот сбросил скорость и повёл машину вдоль поверхности планеты.

Небо прояснилось, стали видны пёстрые сухие участки, покрытые кустарником и чахлыми деревьями, повсюду блестела в лучах яркого солнца чёрная вода.

― Эти островки только с виду надёжны, ― сообщил Александру пилот, стараясь перекричать рёв двигателей. ― На самом деле под травяным ковром бездна. Мы тут сдуру однажды модуль утопили, потом ели вытянули. Безопасны только скальные выступы ― вершины гор, торчащие из болота.

Впереди неровным уродливым горбом над болотом возвышался небольшой каменистый островок. Блеснула металлическая обшивка стандартного жилого модуля на четверых человек, показалась посадочная площадка.

― Приехали, ― сообщил пилот и мастерски посадил машину в центр очищенной от камней и растительности площадки. ― Я назад, заберу тебя, когда будет нужно, тут есть рация.

Александр едва успел ступить на каменистую почву болотного островка, а пилот уже поднял аппарат в воздух и уносился прочь. Ощущалась удушливая влажная жара. Из жилого модуля вышли двое вооружённых мужчин с нашивками гильдии.

― Ты, что ли, переговорщик? ― поинтересовался здоровенный тип лет тридцати. Засаленная рубашка не первой свежести прилипла к массивному торсу здоровяка, тонкие светлые волосы нечёсаной копной свисали с головы, закрывая широкий лоб и маленькие смышлёные глаза. Огромной ладонью мужчина постоянно убирал мешающие пряди в сторону, но они неизменно возвращались обратно.

― Я, ― подтвердил Александр, рассматривая встречающих.

― Давно тебя ждём. Я Лёха, а это Колян. Пошли внутрь, здесь днём вообще дышать нечем.

Колян оказался совсем молодым парнишкой лет восемнадцати. Он был высок и тощ, как жердь. Темноволосый, кареглазый, и мрачный, он молча смерил гостя холодным взглядом и поплёлся обратно к постройке.

Александр оказался в стандартном жилом модуле, одном из тысяч, разбросанных по галактике. Несколько помещений для работы и отдыха персонала, санузел, столовая с кухней ― всё как всегда.

― Садись, ― Лёха плюхнулся за стол и показал на свободное место. Достал из холодильника бутылку с коричневой жидкостью и наполнил стакан. ― Будешь?

― Нет, благодарю.

― А я выпью. Почти три месяца уже здесь чалимся, ещё немного, и свихнусь. Итак, знаешь, зачем ты здесь?

― В общих чертах, но подробные инструкции должен получить на месте.

― Всё правильно, дело крайне секретное, ― Лёха достал из сейфа металлическую коробку, вынул из неё какой-то предмет и положил его на стол перед Александром. ― Знаешь, что это?

― Клэк?! ― воскликнул изумлённый гость.

Перед переговорщиком на гладкой пластиковой поверхности мирно покоился овальный предмет, похожий на кокос, но меньших размеров. Александр протянул руку и осторожно коснулся его пальцем. В тот же миг «кокос» вздрогнул, как испуганный ёж, под тонкой зеленоватой кожицей проступила сеточка пульсирующих фиолетовых прожилок.

― Он живой!

― Разумеется, живой, ― подтвердил Лёха. ― Вижу, ты знаешь, что это такое.

Кто из торговцев не знал про клэк?! Трудно было найти более редкий и дорогой товар. Окружённому ореолом таинственности клэку приписывали самые невероятные свойства. Никто не знал точно, что это, его природа и происхождение оставались невыясненными, официальная медицина отрицала его полезное воздействие на человеческий организм, но было хорошо известно, что многие сильные мира сего уже давно вживили себе в тело эту штуку. К тому же клэк входил в список запрещённых товаров, и на прилавке его встретить было нельзя.

― Вижу в первый раз, но слышал многое.

― Далеко не всё правда. Он не позволит тебе перемещаться во времени и не сделает бессмертным, как болтают некоторые. Но клэк укрепляет организм, улучшает память, делает человека невосприимчивым практически ко всем болезням, и самое главное, он способен продлить хозяину молодость.

Теперь переходим к сути вопроса. Разведчики гильдии вышли на тайный канал распространения клэка. Контрабандой занималась маленькая, но быстро богатеющая организация. Наша контора убрала с пути конкурентов и выяснила место происхождения товара. Его производят здесь, на Дрягве. Дело осложняется тем, что делают клэк разумные кальмары ― магозы, обитающие в болоте. Ты должен наладить с ними контакт, убедить их сотрудничать с нами и договориться о цене.

― Каким образом, они что, на сушу выходить могут?

― Нет, Саня, придётся тебе к ним, туда, ― Лёха показал большим пальцем в пол.

― Это как?

― Да не дрейфь ты, у нас уже всё налажено. Пойдём.

            Они вышли из жилого модуля. За постройкой находился понтонный пирс, уходящий в болото метров на двадцать. Он заканчивался вместительной квадратной площадкой с лебёдкой и каким-то оборудованием.

            Чем дальше Александр продвигался по слабо качающимся понтонам, тем тревожней у него становилось на душе. На площадке Лёха включил подъёмный механизм, и лебёдка начала наматывать трос. Чёрная вода заволновалась, с глубины начали подниматься пузырьки воздуха. Через минуту поверхность болота выгнулась горбом, и на свет дня показалась блестящая металлическая цистерна.

            ― Твой транспорт, ― усмехнулся Лёха, подошёл к ёмкости и открыл круглый люк в борту. ― Прошу.

            Александр посмотрел в тёмное нутро огромной бочки и понял, что лезть в неё ему хочется меньше всего. Глубоко вздохнув, он шагнул внутрь и оказался в замкнутом пространстве, освещённом неярким жёлтым светом. В цистерне ничего не было, если не считать стула и какого-то рычага. Одна торцевая стена оказалась полностью прозрачной, бледный луч прожектора, установленного снаружи, подсвечивал мутную воду, иссякая уже в нескольких метрах от аппарата.

            ― А ты разве не со мной? ― Александр с надеждой посмотрел на сопровождающего.

            ― С ума сошёл! У меня клаустрофобия. И потом, переговорщик ты, а не я. Вон рычаг аварийного всплытия, если какой шухер, сразу дёргай.

            Александр обречённо сел на стул. Лёха задраил люк и начал спускать батисферу.

            Понять, на какую глубину опустился аппарат, было невозможно, за прозрачной стеной ничего не менялось. Но вот лёгкий толчок дал понять, что трос натянулся и остановил погружение. Через минуту за толстым стеклом мелькнула какая-то тень, Александр быстро посмотрел туда и обмер.

            В мутной воде, плавно покачивая щупальцами, завис здоровенный кальмар. Он изучающе смотрел на гостя одним глазом, и чёрный зрачок в обрамлении голубоватого белка выглядел зловеще. Второй глаз не был виден, как и полагается у кальмаров, он находился с другой стороны головы.

            Обитатель Дрягвы протянул щупальца куда-то вверх и подтащил к себе прозрачный колпак, затем растянул его и водрузил на голову. В тот же момент ожил динамик внешней связи:

            ― Кто здесь? ― прохрипел громкоговоритель жутковатым обезличенным голосом.

            Александр никогда не жаловался на нервы, но тесный полумрак подводной клетки в совокупности с этим нечеловеческим голосом заставил дрогнуть даже его. Впрочем, он быстро взял свои чувства под контроль. Переговорщик понимал, что с ним говорит не само существо, а речевой адаптер, подстраивающийся под обоих собеседников.

             ― Меня зовут Александр, ― представился он. ― Я парламентёр торговой гильдии.

            ― Где другие?

            ― Они отказались торговать с вами. Но вам повезло, возможности гильдии намного шире, чем у ваших старых партнёров.

            ― Что вы хотите?

            ― Клэк.

            ― Клэк есть.

            ― Ваша цена?

            ― Деньги нет. Обмен.

            ― Отлично! Гильдия может предоставить вам очень широкий ассортимент. Хотите что-нибудь конкретное?

            ― Рабы.

            ― Рабы?! ― опешил Александр.

            ― Дети нет, старики нет.

            ― Вам нужны молодые рабы?

            ― Да. Развитые.

            ― Молодые рабы с нормальным интеллектом?

            ― Да.

            ― Как будем меняться?

            ― Пять рабов ― один клэк.

            ― Давайте обсудим детали.

            Но кальмар уже скрылся в мутной воде.

 

            Обрюзгшее лицо координатора восточного сектора галактики расплылось в широкой улыбке:

            ― И всё?! Пять душ за клэк? Они предлагают целое состояние за бесценок. Не знаю, Александр, как вам удалось договориться с магозами, но ваши старания не останутся незамеченными в центральном руководстве гильдии.

            ― Благодарю, координатор.

            ― Слушайте приказ. Оставайтесь на Дрягве и ждите транспорт с партией эээ… товара. Проконтролируйте обмен и проследите за погрузкой клэка. После этого все корабли должны вернуться на главную базу гильдии. Задача ясна?

            ― Да, координатор.

            ― Тогда желаю удачи.

            Экран связи погас, а Александр ещё долго вглядывался в чёрный квадрат монитора, словно пытался увидеть там свою судьбу. Мысль о причастности к работорговле не вызывала восторга, но и рассматривать происходящее как трагедию молодой переговорщик не спешил. Срабатывал железный постулат, крепко вбитый в голову за годы обучения в школе ― всё, что делается в интересах гильдии и на благо её, не может считаться порочным.

            Но капитан корвета мнение своего молодого друга не разделял. В один из одинаково долгих дней томительного ожидания транспорта, за бутылкой спиртного, Пал Палыч сказал странную вещь:

            ― Противно мне, Саша. Не всё мне нравится, что наша контора делает. А от этой сделки с рабами так и вовсе воротит. Была бы возможность, бросил бы всё и убрался куда-нибудь подальше. Да только из гильдии можно лишь вперёд ногами уйти.

            Это были непростительные слова, от них за версту несло крамолой, и Александр был обязан сообщить о них в службу безопасности, но он знал, что никогда не сделает этого.

            ― Зачем им рабы? ― рассуждал капитан. ― Что им делать в болоте?

            ― Ты этих магозов видел?

― Бог миловал, а что?

― А то, что от разумных кальмаров можно ожидать чего угодно.

Они выпили ещё по одной.

― Палыч, а как ты думаешь, что такое клэк?

― Откуда ж мне знать! Я слышал, что наши учёные пытались вскрывать эти штуки, но подробности мне не известны.

 

Ожидание транспорта затянулось. Александр большую часть свободного времени проводил в виртуальной файлотеке «Беркута». Унылые мысли упорно лезли в голову и мешали восстанавливать пошатнувшееся душевное равновесие. Корабль с невольниками пришёл, когда терпение уже подходило к концу, а раздражение по самому ничтожному поводу едва удавалось сдерживать. Желая поскорее покончить с малоприятным делом, Александр сходу включился в работу.

Транспорт привёз пятьсот рабов. Измождённых, похожих друг на друга людей под прицелами парализаторов конвойных небольшими партиями отправляли на Дрягву и засовывали в батисферу. Аппарат мог принять на борт только пять человек одновременно. Магозы настояли на том, чтобы невольников не сопровождали, но надёжно связывали.

Батисфера внизу задерживалась подолгу, иногда её не было по полчаса, становилось ясно, что быстро обмен не произвести. Уже на второй день от жары и духоты сознание теряли не только рабы, но и конвоиры, дежурившие на пирсе.

Александр с жалостью смотрел на людей, угрюмо стоявших с опущенными головами в ожидании погрузки. Догадывались ли они о том, что их ждёт? Надеялись на свободу или хотя бы на сносное существование? Молодой переговорщик был уверен, что все рабы обречены на смерть.

― Не переживай на этот счёт, ― шепнул ему командир взвода охраны, догадавшись о чувствах Александра. ― Это преступники, собранные по тюрьмам. Они все приговорены к высшей мере, и терять им уже нечего.

К исходу третьего дня на борту транспорта оставалось ещё пятьдесят человек. Александр медленно проходил вдоль зарешёченных помещений, от всей души надеясь, что на следующий день он уберётся с Дрягвы и постарается забыть весь этот кошмар.

Внезапно он ощутил странное волнение, сердце встрепенулось подобно испуганной птице, замерло на несколько бесконечно долгих мгновений и вдруг забилось сильно и часто. Александр подошёл к решётке и заглянул в полумрак камеры. Из-под серой тюремной робы выглядывала тонкая изящная рука. Он узнал бы эти пальцы из миллиона!

Чувствуя, как голова заполняется тупой ноющей болью, он опустился на колени и заглянул под капюшон раба.

― Марина?! ― прошептал он. Сознание помутилось, в последней отчаянной попытке зацепиться за ускользающую реальность он вцепился в обманчиво тонкие прутья решётки непослушными пальцами.

Девушка приоткрыла глаза. В отрешённом взгляде человека, смирившегося с судьбой, промелькнула искра удивления, безразличие сменилось радостным узнаванием. На измождённом лице появилась слабая улыбка. Это была Марина. Александр узнавал её тепло, её запах.

― Марина, дорогая, родная! ― он просунул руки между прутьями клетки, привлёк девушку к себе и поцеловал в губы. ― Я ведь думал, что ты погибла. Да что ж это я, сейчас я тебя выпущу оттуда.

― Нет, ― Марина остановила Александра, собиравшегося использовать свой универсальный ключ. ― Я преступница, Саша, помогая мне, ты станешь соучастником.

― Преступница?! Ты?!

― Да, для гильдии. Тогда на Терсисе я не погибла, меня тоже спасли. А потом отправили в тюрьму, пытали и приговорили к смерти.

― В чём тебя обвиняют?

― Шпионаж в пользу империи.

― Но это же ошибка. Мы это докажем, я попрошу помощи у своего руководства.

― Нет, Саша, это правда. Я работала на империю.

― Но как…

― Ты не представляешь себе, в каких страшных преступлениях замешана эта организация. Некогда порядочная и честная гильдия дискредитировала себя. А всё потому, что те, кто руководит ею, уже давно поставили свою личную наживу выше интересов людей.

― Этого не может быть!

― Помнишь чуму на Хорме? Это гильдия выпустила вирус, чтобы прибрать к рукам ценные ресурсы. Погибло почти всё население планеты. И это всего лишь один случай из многих.

― Я не верю этому.

― Конечно, ты так воспитан ― всё, что делает гильдия, правильно. Ведь именно это вбивали в наши головы? У них везде свои люди, деньги и связи работают на них, но скрывать преступления вечно нельзя.

Однажды на меня вышли агенты империи и открыли мне глаза. Мы ещё тогда не были знакомы с тобой. Я нашла доказательства преступлений на Хорме, и не только. Вот только передать их не успела, меня схватили.

Откровения возлюбленной поразили Александра, но с этим можно было разобраться и позже. Времени для манёвра оставалось очень мало, а переговорщик понимал, что обязан вытащить Марину из беды любой ценой.

― Жди, я вызволю тебя!

― Не оставляй меня здесь одну! ― самообладание покинуло Марину, она заплакала, тело сотрясала мелкая дрожь, девушка крепче вцепилась в своего избранника. Александр мягко, но уверенно высвободился из её рук и, не оглядываясь, побежал по коридору. Когда он прошёл через стыковочный шлюз на корвет, то уже знал, что необходимо сделать.

 

― Мы не сможем этого сделать, ― заявил Палыч.

― Сможем, и легко, ― убеждал капитана Александр. ― Охранники несут службу плохо, личности заключённых не проверяют, рабов лишь считают по головам.

― Мы всё равно не скроемся от гильдии.

― С деньгами скроетесь, если всё сделаете правильно. Половина Маринина, половина твоя.

― Меня возьмут, когда я начну снимать деньги со счетов.

― Исключено, счета оформлены на третьих лиц и хорошо спрятаны в офшорах.

― Как тебе удалось собрать такую сумму? Это ж целое состояние, на одни проценты жить можно.

― Гильдия хорошо платит, а я почти ничего не трачу на себя. Кроме того, мне удалось вложить средства в очень выгодную торговую операцию.

Время, Палыч! Итак, я скажусь больным, и завтра утром меня не хватятся, но к обеду ты с Мариной уже должен стартовать. Когда поднимется тревога, «Беркуту» необходимо находиться вне досягаемости орудий транспорта.

Корвет бросите, соврёшь что-нибудь команде, найдёте себе маленькую быстроходную посудину и уйдёте в малонаселённый сектор галактики. Там можно будет лечь на дно и жить безбедно.

― А ты? Идти в болото ― верная смерть.

― Пусть так, вполне приемлемая цена за жизнь Марины.

 

Они быстро вошли в тюремный коридор.

― Палыч, твоя глушилка не подведёт?

― Нет, штука надёжная, но у нас не более пяти минут. Потом автоматика восстановит работу камер.

― Этого достаточно.

Марина металась за решёткой, как затравленный зверь, но замерла, снова увидев любимого, в глазах зажёгся робкий огонёк надежды. Александр открыл дверь, вытащил узницу в коридор за руку и протянул ей простой рабочий комбинезон:

― Переодевайся, быстро.

Девушка подчинилась. Александр быстро шагнул в камеру и закрыл за собой дверь.

― Саша, что ты делаешь?! ― воскликнула она.

― Мариночка, я очень тебя люблю, я уже потерял тебя однажды и больше этого не допущу. Прости меня, но кто-то должен остаться в клетке.

― Нет, я не уйду без тебя! ― девушка цепко ухватилась за прутья решётки.

― Так надо, малыш.

В руке Палыча негромко прошипел инъектор, впрыскивая снотворное. Капитан легко подхватил исхудавшее тело девушки и в последний раз посмотрел на своего молодого друга:

― Надеюсь, Саша, ты знаешь, что делаешь.

― Палыч, спасибо тебе за всё! Прощай.

Александр с грустной улыбкой смотрел, как быстро удаляется по коридору капитан корвета с драгоценной ношей на руках, пока Палыч не скрылся в шлюзе. Потом он натянул на себя безразмерную арестантскую робу и сел прямо на пол, прислонившись спиной к стене. Несмотря на напряжение и трагизм ситуации, переговорщик неожиданно ощутил глубокий душевный покой ― верный признак того, что он всё сделал правильно.

Ждал он недолго, не прошло и часа, как в коридоре появились конвоиры. Последних приговорённых выводили из камер и строили у стены. Александр накинул на голову мешковатый капюшон, опустил плечи и шаркающей походкой вышел из клетки. Как он и предполагал, выяснять личности заключённых никто не стал, их просто пересчитали и затолкали в посадочный модуль.

 

В ожидании своей очереди Александр простоял на понтонной площадке несколько часов. Унылое небо обрушило дождь, который не принёс облегчения. В горячем перенасыщенном влагой воздухе дышать стало ещё тяжелей. Но вот поверхность болота забурлила, и блестящая цистерна вынырнула из мутной воды.

Охранники открыли батисферу и завели внутрь аппарата пятерых рабов со связанными руками, вышли, задраили люк. Среди этой партии был и Александр. Он спокойно смотрел, на конвоиров быстро и чётко выполняющих свою работу, как делали они уже много раз под его руководством.

Началось погружение. Попутчики Александра молчали, но страх искажал их лица. Сам же переговорщик думал только о Марине, надеясь, что капитан «Беркута» сумеет увести свой корабль в безопасное место.

Александр ждал, что вот сейчас откроется люк и кровожадные магозы начнут вытаскивать свои жертвы из батисферы. Он не хотел умирать, но и не боялся смерти, принимая её, как необходимую плату за жизнь возлюбленной.

Погружение закончилось, арестанты, поддавшись панике, заметались по тесной подводной тюрьме. Послышалось громкое шипение, приторно-сладкий голубоватый газ начал быстро заполнять цистерну. Сознание Александра поплыло, он повалился на пол и отключился.

 

Из тёмных глубин беспамятства Александр вынырнул не сразу. Даже осознав, что жив, он ещё долго боролся с болью и дурнотой, прежде чем сумел открыть глаза. Он висел в метре над жирной чёрной почвой, опутанный сотнями тонких гибких стеблей. Его окружали фиолетовые деревья с красными прожилками, невысокие, но кряжистые. Стволы выпускали множество ветвей, которые, многократно делясь и утончаясь, образовывали густую растительную сеть, свисающую вниз. Листьев не было вовсе. В такой ловушке, как муха в густой липкой паутине, и болтался Александр, со спутанными руками и ногами.

Когда зрение вернулось к нему полностью, он понял, что находится внутри большой продолговатой полости, ярко освещённой красными и белыми светильниками. Стены и потолок были прозрачны, присмотревшись внимательно, Александр увидел, что за ними движутся потоки мутной воды и грязи. Место напоминало внутреннее пространство гигантского мыльного пузыря, утопленного в болоте.

В полости ровными рядами росли деревья, как яблони в саду, в ветвях каждого из них висел человек. Люди не шевелились и, похоже, в сознании был только он один. Напротив лица переговорщика покачивался единственный плод на дереве ― клэк размером с вишню.

В соседнем ряду на деревьях висели высушенные мумии людей. Зато каждый клэк там выглядел вполне сформировавшимся. Александр пришёл в ужас, когда одна из почерневших человеческих фигур открыла впалые глаза и прохрипела что-то невнятное.

Переговорщик попытался вырваться из пут, но ослабевшие мышцы, залитые свинцовой тяжестью, почти не слушались. Он посмотрел на свои руки и увидел, что кожа на них сморщилась и потемнела, клэк высасывал жизнь и из его тела. Пройдёт несколько дней, и он тоже превратится в мумию.

Послышался негромкий ритмичный стук. Из-за деревьев показался большой механический паук с прозрачной полусферой на спине. Под колпаком плескалась грязная вода, там покачивал щупальцами магоз, втиснутый в тесное пространство кабины. Механизм был своеобразным скафандром, позволяющим разумным кальмарам передвигаться во враждебной среде.

Александр замер. Паук с магозом внутри подошёл к висящему на дереве клэку и, подняв лапу-манипулятор, вонзил иглу в плод. Видимо, удовлетворённый анализом, кальмар принялся снимать урожай.

Собрав десяток плодов, паук удалился. Когда механические шаги затихли среди деревьев, Александр пришёл в движение. Соединив большой палец с мизинцем, он выдвинул клинок из протеза и вывертом кисти рассёк ветви, опутывающие руку. Дерево судорожно дёрнулось, как человек от удара током, и Александр услышал пронзительный ментальный крик, отозвавшийся в голове острой болью. Чем бы ни было это паразитическое создание, оно определённо обладало разумом.

Александр яростно кромсал паразита, пока ветви не отпустили его, и он не упал вниз. Разминая онемевшие мышцы, он поковылял в сторону темнеющего вдали провала в стене полости.

Когда до цели оставалось совсем немного, дорогу ему загородил магоз в паукообразном скафандре. Очевидно, кальмар не ожидал такой встречи и поднял манипуляторы слишком поздно. Александр одним ударом перерубил металлизированные шланги, соединяющие корпус и прозрачный колпак машины. Лезвие с молекулярной заточкой почти не встретило сопротивления, из кабины хлынула мутная вода, воздух забурлил вокруг кальмара, извивающегося в агонии.

Магоз затих быстро, так и не успев оказать сопротивление человеку. Александра охватила весёлая злость, терять ему было нечего, он побежал к выходу из полости, чувствуя, как силы возвращаются к нему.

То, что он принял за проход, оказалось внутренней дверью шлюза, внешний люк был тоже открыт, за ним виднелся борт батисферы. Не веря в свою удачу Александр задраил выход в питомник и перебрался внутрь цистерны. Пока всё было тихо. Закрыв батисферу, он рванул рычаг аварийного всплытия. Воздух с шипением продувал балласт, аппарат качнулся и начал всплытие. Сначала медленно, как во сне, потом всё быстрее и быстрее и, наконец, переговорщик почувствовал, что цистерна выпрыгнула из болота.

Пытаясь удержать равновесие в отчаянно раскачивающемся аппарате, Александр добрался до выхода и распахнул люк. Полуденное солнце ослепило его, закрываясь ладонью, он выбрался на платформу. В нескольких шагах от него стоял Лёха, ошалело глядя на переговорщика.

― Саня?! Ты как тут…

― Где «Беркут»? ― перебил Лёху Александр.

― Вчера отчалил, я думал, ты на нём улетел, ― здоровяк потянулся к оружию. ― Саня, тут такое дело. У меня приказ задержать тебя, если появишься.

Александр рванулся вперёд и низкой подсечкой сбил противника с ног. Убивать Лёху переговорщик не хотел, несколькими точными ударами он отправил его в глубокий нокаут и побежал к жилому модулю.

Колян сидел у компьютера спиной ко входу, на экране танцевали голые широкобёдрые девицы, наушники в ушах паренька помешали ему услышать приближающуюся опасность. Александр рубанул его по шее ребром ладони, удержал от падения и аккуратно уложил на пол.

Переговорщик взломал оружейный шкаф и вооружился, одел защитный комбинезон, взял сухпаёк, воду, аптечку, бросился к выходу, но остановился в дверях. Только теперь он понял, что бежать ему некуда. Сколько он продержится на чужой незнакомой планете? Он или утонет в трясине, или станет обедом для хищников, но сдаваться на милость гильдии хотелось ещё меньше. Александр отбросил сомнения, пересёк каменистый островок и зачавкал ботинками по болоту.

Уже через полчаса он понял, что переоценил свои силы. Погружаясь по пояс, а то и по грудь в мутную воду, переговорщик жутко устал, и вынужден был принять стимулятор.

Послышался низкий нарастающий гул, какой-то летательный аппарат шёл по его следу. Понимая, что спрятаться от тепловизора он не сможет, Александр проверил оружие и приготовился дать последний бой.

Изменившийся ветер донёс до переговорщика тяжёлый удушливый смрад. Неожиданная идея пришла в голову беглеца, собрав остатки сил, он начал пробираться к источнику вони.

Неподалёку, в чахлом сухом кустарнике, он обнаружил огромную разлагающуюся тушу неизвестного животного. Толстые белёсые черви, размером с большой палец руки, пировали всласть, поедая гниющую плоть. Превозмогая отвращение, Александр зарылся в живую массу трупоедов, молясь, чтобы температура их тел не сильно отличалась от его собственной.

Гул двигателей достиг максимума, над кустами в нерешительности завис штурмовик гильдии. Александру показалось, что прошла целая вечность, прежде чем машина качнула крыльями, сделала круг и полетела дальше. В этот раз ему удалось спастись, но сколько ещё опасностей могло таить в себе болото?

Александр долго отмывал комбинезон от гнили, но полностью избавиться от мерзкого запаха так и не смог. Потом он продолжил свой путь вглубь болота, стараясь уйти как можно дальше от лагеря гильдии. Передвигался переговорщик медленно, часто отдыхал и к вечеру окончательно выбился из сил. Заночевал он на небольшом сухом холмике, так и не решившись развести огонь.

Едва рассвело, Александр продолжил путь. Он надеялся найти среди болота каменистый островок, подходящий для постройки жилища. Переговорщик был уверен, что долго его искать не станут, сочтя погибшим. Но через час пути все его робкие планы на будущее были беспощадно разрушены.

Александр почувствовал сильнейший удар по голове, сознание помутилось, и он едва не лишился чувств. Справа, метрах в десяти от него, над болотом возвышался монстр, похожий на обломок толстого дерева. Сучья-щупальца сновали вокруг, били по грязи, закручивались в кольца. Единственный огромный глаз, круглый и красный, не мигая пялился на гостя, и Александр с ужасом понял, что не может оторвать взгляда от этого кровавого ока.

Переговорщик помимо своей воли сделал шаг в сторону чудовища, руки безвольно повисли, как плети, тело не слушалось. Ещё шаг! Александр напрягся и попытался отстроиться от ментальной атаки. Существо усилило натиск, под глазом с чавканьем открылся мелкозубый провал бездонного рта, переговорщик  призвал на помощь все свои силы.

Казалось, противостояние длилось бесконечно, а может, так оно и было. Александр смертельно устал и уже готов был сдаться, и только железная сила воли не позволяла ему отказаться от борьбы. Но продолжаться вечно это не могло, наступил момент, когда переговорщик упал в грязь и, не отдавая себе отчёта, медленно пополз к охотнику.

Он уже не видел, как сверху упал имперский перехватчик. Алый луч разрезал монстра, заставив жуткий глаз закрыться навсегда. Боец в броне шустро спустился на антиграве, подхватил бесчувственного Александра и поднял его на борт.

 

Когда Александр открыл глаза, он увидел белые стены небольшого помещения. У его кровати сидела Марина и что-то бесшумно шептала, словно раз за разом повторяла заученные слова, предназначенные любимому.

― Где мы? ― Александр попробовал поднять руку, и у него почти получилось.

― Саша! Слава богам, ты очнулся! Мы на имперском крейсере.

― Как я сюда попал?

― Когда я проснулась на «Беркуте» и твой друг мне всё рассказал, я едва его не убила. А потом убедила лететь на ближайшую базу империи. Помнишь, я рассказывала тебе, что у меня были доказательства преступлений гильдии?

Империя давно искала повод прижать торговцев, но гильдия слишком хорошо скрывала свои делишки. У них ведь везде связи и просто так их к стенке не припрёшь. Но теперь ситуация изменилась, организация вне закона, её руководство в бегах.

― Гильдия не сдастся просто так.

― Имперский флот намного сильнее, открытое противостояние для торговцев ― самоубийство.

― А что будет со мной?

― Дурачок! ― Марина поцеловала его в губы. ― Я сказала, что ты помогал мне собирать сведения. Завтра встретишься с офицером безопасности, и мы свободны.

 

Худощавый человек с впалыми щеками прощупал гостя холодным взглядом и предложил сесть:

― Империя благодарна вам за помощь, Александр, мы такое не забываем. Вы должны подписать кое-какие бумаги, и можете высаживаться на любой планете по пути нашего следования.

― Что это? ― насторожился Александр.

― Необходимая формальность. Отречение от гильдии и обещание не выступать против империи.

― Удалось спасти ещё кого-нибудь из щупалец магозов? ― Александр подписал документы.

― К сожалению, нет. Кальмары всё затопили при штурме. Ну, мы и задали этим каракатицам!

― Да, теперь их планете не позавидуешь.

― А Дрягва не их планета. Просто они нашли мир с подходящими условиями для жизни и создали там плантацию клэка.

― Клэк ― плод растения?

― Похоже, да, но этот вид деревьев пока не известен науке. Мы до сих пор не знаем, где магозы их нашли. Теперь понимаете, что вживляют себе в тело наши безумцы? Ну, ничего, однажды мы под корень уничтожим эту заразу.

Александр попрощался с офицером безопасности и вернулся в свою каюту, а ещё через две недели они с Мариной покинули борт имперского крейсера.

 

С высоты двести пятого этажа жилой башни открывался великолепный вид на заснеженные горные вершины. Александр сидел в удобном кресле напротив панорамного окна и потягивал вино. Прозвучал сигнал видеофона. Переговорщик поставил бокал на стол и, не активируя экрана, включил связь.

― Здравствуй, милый!

― Привет, Марина!

― Я собираюсь к тебе.

― Дорогая…

― Что?!

― Я сегодня не очень хорошо себя чувствую, хотел лечь спать пораньше…

― Соскучишься, знаешь, где меня найти, ― Марина в гневе прервала разговор.

Александр прислушался к своим ощущениям, что-то неуловимо изменилось в нём. И он догадывался, что дело вовсе не в том, что единственный любимый человек на целом свете лгал ему так долго. И не в том, что гильдия, которую он боготворил, оказалась просто сборищем мерзавцев и преступников. И даже не в том, что привычная жизнь рухнула и изменилась навсегда. Было что-то ещё, чего разум и интуиция Александра пока постичь не могли.

 

Магистр Ко протиснулся в персональный рабочий пузырь. Искусственное течение внутри небольшого замкнутого пространства приятно холодило тело, контролируемая колония хемобактерий поддерживала комфортную температуру. Кальмар натянул на голову мягкую оболочку визуализатора и уставился в возникшую на экране картинку. Перед его взором возникли ослепительные горные вершины. Ко видел мир глазами человека, на которого вся раса разумных кальмаров возлагала немалые надежды.

Великая пустота обделила магозов, вдохнув разум в тела, не приспособленные для жизни на большинстве населённых планет, но словно в насмешку наградила разумных кальмаров неуёмным стремлением к мировому господству.

Нереализованные возможности тяжким грузом легли на обитателей болот, и все усилия своей цивилизации они бросили на техническое развитие. Космические корабли разумных кальмаров достигли самых дальних уголков галактики, звёзд, которые люди не посетят ещё много лет. И однажды Великая пустота смилостивилась над магозами.

На самом краю галактики они нашли разумное паразитическое дерево с удивительными свойствами. Клэк ― его плод, при поглощении растением человека формировал в своей структуре матрицу человеческой личности. Самым поразительным оказалось то, что эту матрицу можно было изменить искусственно, запрограммировав на реализацию сознания магоза.

Развиваясь в теле человека, клэк медленно, но неотвратимо перестраивал его организм, изменяя личность. Незаметно для окружающих человеческое сознание бралось под контроль волей набирающего силу магоза, живущего в нём.

Клэк лечит болезни и продлевает жизнь, это послужило отличной приманкой для тысяч людей. Магозы не случайно завысили его стоимость до небывалых пределов, покупать плоды паразитического дерева должны были только самые богатые и влиятельные люди. Однажды они все станут глазами и ушами, а если понадобится, то и руками разумных кальмаров.

Но до недавнего времени далеко идущий план был нереализуем. Магозы ― существа с жёсткой иерархией и не могут функционировать нормально без руководства. С начальниками низшего и среднего звена особых проблем не возникло, но вот подобрать тело для лидера высшего порядка долго не удавалось. Слабая человеческая психика не выдерживала подавляющего влияния личности супермагоза.

Но Великая пустота снова обратила свой взор на разумных кальмаров, нужный человек был найден. Очень скоро его личность закончит формироваться и новорождённый магоз приступит к своим обязанностям.

Ради этого пришлось пожертвовать многим, магозы потеряли планету и много работоспособных особей, но это были запланированные потери. Теперь лидер кальмаров среди людей, цель достигнута.

 

Александр прижался лбом к холодному стеклу, седые вершины высоких гор затягивал туман. Голова работала ясно и чётко, ему предстоял долгий путь.  

 

  

Рейтинг: +8 Голосов: 8 162 просмотра
Нравится
Комментарии (17)
Евгений Вечканов # 20 марта 2019 в 10:20 +3
на свет дня показалась блестящая металлическая цистерна.
Ещё не дочитал до конца, но, пока не забыл: дальше ты пишешь, что у неё стенки прозрачные. Точно металлическая?
Константин Чихунов # 20 марта 2019 в 11:16 +3
"Одна торцевая стена оказалась полностью прозрачной..."
Евгений Вечканов # 20 марта 2019 в 11:55 +3
А, извини, проглядел.
Тады всё нормально.
Евгений Вечканов # 20 марта 2019 в 11:53 +3
Этакий россомаха с лезвием из кисти мне представился)
Есть ещё пара мелочей, но это не портит общего впечатления.
Плюс.
Константин Чихунов # 21 марта 2019 в 09:24 +2
Спасибо, Женя!
Ну у бедняги Росомахи патология такая была — ножи выдвигать, а у моего героя всё до ужаса просто — банальный биомеханический протез.
Темень Натан # 20 марта 2019 в 23:24 +3
А хорошо! даже про канцеляриты забыл, когда гг забрался в батисферу. Эдакие звёздные войны наоборот) Плюс+
Константин Чихунов # 21 марта 2019 в 09:28 +3
Спасибо, Натан, но канцеляриты, боюсь, придётся вспомнить.
Дело в том, что я составляю словарь собственных канцеляритов с целью дальнейшего искоренения последних из своей литературной речи. Сам я их вижу далеко не всегда, если не трудно, укажи. Врагов нужно знать в лицо.
Темень Натан # 21 марта 2019 в 18:03 +2
Хм, ну вот, сразу:
Впереди его ждало сложное ответственное задание, провалить которое он не имел права.
и ещё
Жизнь не баловала молодого человека. Раннего детства, равно как и родителей, он не помнил. Начиная с первых сознательных лет и заканчивая совершеннолетием
Потом вроде полегче пошло:)
DaraFromChaos # 21 марта 2019 в 19:20 +3
Нат, ты знаешь, как я канцеляриты не жалую. Ажно афтыря кушать не могу )))
Но тут поспорила бы :)
Да, суховато звучит, жестковато. Но, имхо-имхо, в контексте вполне гармонично :)
Темень Натан # 21 марта 2019 в 22:29 +3
афтырь бы жестковат, и жевался с трудом, но под водочку шёл:)) хм, ну, можно сказать, что Костя прогрессирует в лучшую сторону.
Константин Чихунов # 22 марта 2019 в 19:30 +2
В принципе согласен, тяжеловато воспринимается. Спасибо!
Ворона # 22 марта 2019 в 15:19 +2
Впереди его ждало сложное ответственное задание, провалить которое он не имел права.
вариант - "ну, делов-то, надо всего только совершить невозможное, если чего пойдёт не так - башку сшибут".
И дальше - "эх, подкидыш подзаборный, амнезией стукнутый. С младых ноготков и по сознательные годики..."
Эт будет воп про примитив, нижеплинтусье и заигрывание с невзыскательным читателем. Противоположная точка размаха маятника.

А иде она, тая серёдка...
Константин Чихунов # 22 марта 2019 в 19:32 +2
Дык вот он и есть — вопрос вопросов, а кто правду знает?
Игорь Колесников # 24 марта 2019 в 07:03 +1
Прочитал, но никак не мог собрать мысли в кучку.
Для начала, Костя, прими мою искреннюю пахлаву за фантазию. Это же надо, столько всего навертеть! Поэтому было интересно. Тем более, что написано достойно, что привычно.
Однако в последнее время меня почему-то начали угнетать фразы, подобные этим:
Коротко подстриженные чёрные волосы резко контрастировали с белой кожей лица, тёмные глаза смотрели внимательно и цепко... Во взгляде серых глазах читалось спокойствие и доброжелательность.
Мне кажется, что это неуклюжие попытки вставить описание в текст. Или не знаю. Интересно, что вчера я сам бы так написал, но теперь мне кажется, что шаблон грубо впихнули в повествование. Это, конечно, лучше, чем просто сказать "у неё были серые глаза", но всё равно для меня как-то неуютно звучит. Что это? Старость?..
Впрочем, неважно. Бурчу что-то невразумительное, не обыращай вынимания.
Сюжет, конечно, порадовал поворотами, но какие-то вопросы-недоумения возникли. В основном они типа "да ну нах! Не может быть!". То есть, вкусовщина.
Поэтому плюс.
Константин Чихунов # 25 марта 2019 в 09:33 +1
Спасибо, Игорь!
Портретные характеристики говоришь? Дык они у всех шаблонно выглядят, внешность человека, любая, это стандартный набор. Хотя подумать стоит над этим, ты не первый, кто мне об этом говорит.
Нитка Ос # 24 марта 2019 в 22:43 +2
Костя, Нитка, когда читала, чуть не подавилась салатом (каперсы, зелёное яблоко, черешковый сельдерей и … кальмары). Сначала решила что кальмары - повстанцы и освобождают рабов, но всё оказалось намного круче, т.ч. салат дожёвывала с опаской, а вдруг они и таким образом переселяются.
Несомненно, плюс!
Константин Чихунов # 25 марта 2019 в 09:35 +2
Спасибо, Нитка!
Рад, что тебе понравилось.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев