1W

Жракон

на личной

20 августа 2016 - Фаренгар Дазус

Вода, пенясь и заливаясь в чудесном звучании, ниспадала с широкого горного склона, проистекая с высот водопадами, а с ровных рельефов – лазурными речками.

Уж слышно было шуршание мягких крыл, прорисовывались контуры огромного существа с чудесной золотой чешуёй и бежевой мембраной крыл.

Дракон, которого в шутку местные прозвали «Жраконом» решил подкрепиться немного вкусной водицей, которая проистекала в его владениях – после очередного обеда, который обычно заканчивался для окружающих земель настоящим перебедом.

Обитатели сей земли не зря прозвали так Жракона, ведь он много, очень много ел, а егерь местного леса жаловался на малую дичь и тот бедлам который обычно оставался после нашествий этого дракона.

Сородичи не особо его любили и смеялись да издевались над его обжорством. Не пускали его к себе в гости и не разговаривали с Жраконом и никто не взял бы на себя ответственность назваться его другом и был он одинок.

Мимо ушей Жракон пропускал и замечания сородичей и егеря, и  селян, последние всей толпой умоляли его сесть на диету – все эти митинги обычно заканчивались чаепитиями и дружными беседами, а если быть откровенным, то пустым времяпровождением.

Но однажды обычные приёмы нашего милого Жракона не спасли его от мнений людей. Они отказались от привычного гостеприимства дракона и поставили ему ультиматум – либо он перестанет творить хаос в окружающих землях и сядет на диету, либо люди будут вынуждены нажаловаться государю, чтобы тот прислал помощь и они смогли бы вместе выдворить дракона как можно дальше, а в худшем случае даже убить.

Перед жестоким выбором был поставлен Жракон – либо ему жить, либо умереть. Из его уст люди услышали таковые слова: «Всё в природе есть наше с вами и нет ничего того что принадлежало бы кому-то по отдельности. Поэтому вы не можете решить меня права охотиться на этих землях».

Разочарованные и полные печали люди, объявив, что завтра вышлют гонца к государю – развернулись и ушли восвояси из драконьей пещеры.

Наш же Жракон вновь почувствовав голод, подобный неутолимой жажде крови вампира – отправился далеко-далеко, пролетая над степями, лугами, журчащими реками, холмами и вот он, наконец, почти долетел до своей цели, которая лежала за горной цепью.

Радостный и полный сил он, описав в небе пару кругов, устремился прямиком сквозь проём в скалах. Ему казалось что он узкий, но дракон был уверен в своём мастерстве которое было дано ему с рождения.

Ветер бил в глаза, хладный воздух жёг лёгкие, но крылья спокойно похлопывали, собирая мембраной вихри и малейшие порывы, которые удерживали дракона на лету.

Вот уже он заставил крылья застыть и они тихо шелестели на ветру складками, недвижно разрезая воздух.

Но что-то пошло не так как хотел этого Жракон.

Сначала в глазах расплылась вся картина, подобной той которую видит самоубийца во время прыжка с высоты – неистовое смешивание красок, но наш дракон не падал, а летел вперёд на бешеной скорости.

Почувствовав резкую боль справа, а потом уже и слева он понял что потерял контроль не то что над полётом, но над своим телом.

Перевернувшись, он ударился хвостом и безудержно падал всё ниже и ниже, лишь сзади камни и пыль падали с огромный высоты и разбивались об землю.

Поняв, что это он разбил целую скалу и, увидя себя в расплющенных каменьях, Жракон понял, что его жизнь теперь на волоске, а высота тем временем всё убывала и убывала, словно вода с озера.

Земля была уже близко и кружилась размытыми серыми зелёными и синими красками – всё перемешалось в глазах.

Крылья не слушались дракона, лишь глухая боль ощущалась где-то там, в перепонке, но в тоже время в боку.

Земля пробежала мурашками, а горы чуть было не обвалились после падения Жракона – жёсткого и нестерпимого.

Когда пыль рассеялась – очам представилась жуткая картина огромного, но беспомощного дракона, который лежал на земле со сломанными крыльями, по мембранам которых стекала медленно кровь – лапы были распростёрты от него не совсем правильно.

Он еле дышал, выдыхая клубы пара, а если притронуться к его груди – то можно услышать неспешный стук сердца, которое могло вот-вот остановиться.

Переведя дыхание Жракон поднялся на задние и передние лапы и оторвал свой большой живот от земли и попытался пойти – но резкая боль пронзила его во всём теле, а все четыре лапы непослушно отказались держать его на себе и он опять упал.

«Долго я так не протяну. Пройдёт пару дней и меня уже будет отпевать... Ах, моя дурная привычка решила сшутить надо мной злую шутку, но не смешно. Может кто ни будь услышит меня? Ей! Ей! Беда! Беда! Мне нужна помощь! Ей... нет, так я только потрачу ещё больше сил, и рискую совсем сгинуть. Кхм, кхм, нужно действовать... идти... даже без единого шанса – нельзя сдаваться!», - рассуждал вслух дракон, беспомощно лёжа на истерзанной земле и пытаясь ползти.

Сквозь боль – он сантиметр за сантиметром передвигал лапы: то правую переднюю, то левую переднюю, а затем задние лапы и так полз он много часов. Лишь трава шуршала под его грудью и животом, а солнце скользило по штрихам тела, ослепительно отражаясь от чешуи и переходя в тени в некоторых местах и углах.

Ночь. Взошла луна, Жракон посмотрел на неё и, доползя до дуба – прилёг к его стволу, а затем посмотря на крону древа и его ветви подумал: «Почему бы мне съесть эти сочные листики, или не полакомится дубовым соком? Только так я смогу утолить жажду, хотя нет. Дракон – листья, ветки?!? Я дракон или олень? Нет, нет, нет. К тому же сок не утолит жажду. Эх, лишь бы завтра найти хотя бы маленький ручей..., - после этих слов он положил голову на лапки и вскоре уснул.

Утро, которое обычно всех радовало – казалось для Жракона проклятием. Ему было так хорошо забытии, но пересохшее горло и боль в животе давали о себе знать.

Дракон полз, полз, полз, и секунда казалась минутой, минута – часом, а час, вечностью.

Он попытался пошевелить крылом, но боль как молния пронзила половину его тела и даже несколько кругов появилось в глазах. Никто не услышал его рык. Никто.

Он полз дальше, снедаемый отчаяньем и вот, наконец, вдалеке послышалось долгожданное журчание воды. Силы вернулись к дракону и он, наконец, смог встать. Впереди проистекал небольшой ручей водицы, о котором он не смел и мечтать.

Подойдя к нему, Жракон дотронулся лапой до воды чтобы убедиться в том, не мираж ли это? Оказалось, что нет. Холодная грунтовая вода била ключом откуда-то из недр земли и была перед его глазами, вполне реальна.

Вдоволь напившись из ручья, он всё ещё не верил, что судьба могла так с ним поступить. Он отказался от предложения селян, но судьба решила показать ему как нелегко живётся бедным и на что он обрёк всех. Теперь он прекрасно их понимает. Но успеет ли он вернуться обратно, чтобы вернуть свои слова? Он не знал...

Увидя на липе улей, он сорвал его с дерева. Тут же вылетели хранители улья – собственно пчёлы, но стоило дракону дыхнуть на них как они все всполоху исчезли восвояси, и след простыл.

Подкрепившись пчелиным мёдом Жракон почувствовал, что силы вновь возвращаются к нему во всём теле и он мог уже свободно ходить.

Так он рысью бежал до ущелья в горе, и, преодолев все опасности, оказался уже по ту сторону, а вскоре, пройдя поля, луга и степи – оказался на своей родине, полной холмов и утёсов, недалеко было видно людское поселение, чуть выше, гора на которой он жил.

То рысью, то прыжками подобно тигру он бежал на всех четверых, как можно быстрее и вот оказался в людском селении.

Местные жители быстро собрались на главной площади чтобы посмотреть, что на этот раз придумал Жракон. Однако его потрёпанный вид вызывал сожаление, которое люди редко испытывали к любого рода драконам.

Старейшина подошёл и тихо промолвил:

- Что за весть ты нам принёс? Что с тобой произошло? Ты передумал и решил больше не бедламить в наших землях?
- Мне не в угоду говорить, но... я понял что был неправ. Я ничего не знал о жизни, ничего и только сейчас понял сколь она сложна, как трудно добывается капля воды или кусок оленины. Простите меня, я решил больше так много не есть, не серчайте, но я просто слишком поздно всё понял, - виновато проговорил дракон и опустил голову, расплывшись в печали и вине.

- Ты принял мудрое решение, значит, мы не зря поставили тебя перед выбором и ты сделал правильный выбор. Сегодня ты понял многое и я надеюсь навсегда, и не печалься. Все через это проходят.

- Думаете? Чтож я верб вам. Я всегда вам верил... эх просто я виноват.

Долго и счастливо жил наш Жракон, да не тужил. Да местные жители его больше Жраконом не звали. Теперь он для них – Виват, что значит благоразумный и. Виват был рад этому, ведь старое имя ему так не нравилось...

И боле не был он легкомысленным, да помогал жителям иногда по их делам, да гостил то у них; то они у него, и весело время шло, не оставив и следа от старых ран и раздумий.

Похожие статьи:

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПоследний полет ворона

РассказыОбычное дело

РассказыПотухший костер

РассказыПортрет (Часть 2)

Рейтинг: 0 Голосов: 2 391 просмотр
Нравится
Комментарии (1)
Тёркин # 18 апреля 2017 в 20:06 +3
Тут даже сказать нечего чтобы не "сшутить злую шутку".
Вот если бы вы написали про того, кто отпевает драконов - это был бы плюс.
Если вы так любите драконов, зачем же в своих текстах выставляете их идиотами?
«Долго я так не протяну. Пройдёт пару дней и меня уже будет отпевать... Ах, моя дурная привычка решила сшутить надо мной злую шутку, но не смешно. Может кто ни будь услышит меня? Ей! Ей! Беда! Беда! Мне нужна помощь! Ей... нет, так я только потрачу ещё больше сил, и рискую совсем сгинуть. Кхм, кхм, нужно действовать... идти... даже без единого шанса – нельзя сдаваться!», - рассуждал вслух дракон, беспомощно лёжа на истерзанной земле и пытаясь ползти.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев