1W

Изгнанники. Роман. Часть 1. Глава 10-1

на личной

31 октября 2014 - Женя Стрелец
article2698.jpg

"Селена, Селена, как ты, и где ты? Как ты там?.. " Мурена всё чаще беспокойно взглядывала на небо, когда облака казались уж слишком белы, опасаясь увидеть милую улыбчивую морду Селениного Белого Дракона, тающую, с морем в глазах. "Только не это… Сейчас ей должно, должно повезти!"
Не меньше занимало Мурену Впечатление, оставленное Лелием, с радугой между двух туч. Нет, над одной… Она разглядывала его, насколько это возможно, без морской воды, и без Чистой Воды забвения, мельком разглядывала снова и снова. Не рисковала переводить в обычную память, в слова ценой полной утраты. Вдруг что-то не уловила, не поняла, не разглядела в нём самое важное. А значит, его не окажется и в словах, какого-то тайного знака. Ключ к пониманию не перейдёт в них, потеряется навсегда.
Так, вопреки обыкновению, Мурена проводила сухой сезон без подводных прогулок, среди пыльной красно-бурой травы, в тучах и облаках. Куда и откуда бы ни направлялась, она пролетала над северным мысом Морской Звезды, где Селена обещала встретить её. И не видела там никого. Однажды, возвращаясь в пещеры, и без особой надежды бросив взгляд вниз, она заметила что-то необычное на земле, рисунок. Присмотрелась. Крупными плоскими створками перламутровых раковин выложен полукруг с двумя полосами: в основании — прямой, а рядом с ней — волнистой. Придуманный изгнанниками символ утра. Символ надежды. Он появился, когда первые из них решились проводить ночи не верхом на драконах, в относительной безопасности неба, а в пещерах, друг с другом, под объединённой защитой Чёрных Драконов и костра на входе. И её оказалось достаточно… Невыносимая тоска ночь за ночью лететь в никуда, в бесприютности неба, кружить над землёй, внизу перекликаются огоньки дроидов, шепчут, но не тебе… Не отвечают. В пещерах же у них появился костёр — свет, который не уходит! А после были слова. И атаки в тумане, и утро, рассеивающее туман… Волнистая черта означает опасное море. Прямая, отделяющая от него полукруг, означает сбывшуюся надежду — мы дожили до утра! "Утро, — подумала Мурена. — Селена?.. Она в прядке! Она бывает здесь по утрам!"
 
 
Ещё только полоска зари пробивалась под тёмными облаками. Мурена сидела на камне, без опаски глядя на колыхание мелководья под разноцветными огоньками тумана дроидов. Лепетали, лепетали волны, далёкий перезвон приблизился и снова отдалился, словно лёгкие волны гоняли шарик с колокольчиком внутри. Её Чёрный Дракон, недовольный пребыванием на побережье, высился сумрачной горой, стоящий на задних лапах.
Раздался тихий всплеск. Перед розовой полосой горизонта вынырнул по пояс мускулистый чёрный юноша в украшениях моря: браслетах и бусах из жемчуга, из крошечных ракушек. И сразу же перед ним вынырнула Селена, вся перламутровая, оттеняя светом своего несомненного, безусловного счастья его угольную черноту. "Селена! Небо и море, и благословение дроидов!.." Она широко улыбнулась, нырнула к берегу и мокрая вылетела на прибрежную гальку.
— Красиво?! — вместо приветствия спросила, с ходу. — Ну, скажи, красиво!
Огромный чёрный юноша не спеша выходил из воды, в украшениях, в юбке до колен, широкий пояс со множеством кисточек из неведомых толстых нитей… Короны не хватает. Мурена засмеялась и не могла остановиться. От облегчения. Всё хорошо. Все живы.
— Красивый, — выговорила она наконец, — очень. Твоя работа?
— А то!
Юноша оставался серьёзен. Либо же он не умел выражать свои эмоции лицом, только голосом.
— Она, конечно, дала тебе имя? — обратилась к нему Мурена.
— Да.
— Какое?
— Бескрайний Веер, Раскрывающийся в Великом Море, Драгоценный Изумруд, Владыка Теней и Течений.
Мурена прыснула и рассмеялась снова, не удержавшись.
— Ооочень длинное! Мне не запомнить! Но зато не "Бест", а поскромней!
Юноша подался немного вперёд и тихо сказал с ударением:
— Я совсем-совсем-совсем не понимал, что я делаю. Как хозяин мира.
И она перестала смеяться.
— А теперь понимаешь?
— Теперь — не — делаю. Да, конечно. Но я по-прежнему не понимаю, те, которые нарочно… Хищники на рынках, зачем так поступают они?
— Ты же хозяин, а я изгнанник, тебе виднее, чего может настолько не хватать в Собственном Мире.
— Нет, мне не видно. Мой мир, как сейчас понимаю, создан одним только тёплым дроидом Там. Без моего участия, и без помощи других, я и не подозревал об их существовании. В моём мире только море, вода, поверхности нет, дна тоже. Но мне хватает. Чистое пространство. Заходишь в него, ложишься, летишь, кружишься… кувыркаешься, переворачиваешься как угодно… Теперь он наполнен пением дроида… Хочешь зайти?
Холодок пробежал у Мурены по коже. Возникла короткая пауза, и он продолжил, предупреждая её ответ:
— Я знаю, что ты откажешься. Сейчас, по крайней мере. Теперь я понимаю, почему.
Селена добавила:
— Там просто восхитительно. Тихо, никого. Игра света и течений, темнота… бархатистая. Голос дроида… А до того, как мы первый раз поменялись, Изумруд его не слышал.
Мурена давно хотела побольше узнать об этом дроиде Я-Хозяин, третей расы.
— И что он говорит? Он отвечает на вопросы?
— Вопросы?! — Селена удивилась. — У меня не было ни одного… Он не говорит, поёт, без слов, иногда неуловимо тихо, снаружи, внутри тела. Как волна, смотри, накатывается на берег и отбегает… Изумительно. Однажды ты должна зайти. Если не доверяешь, — улыбнувшись такой нелепой мысли, она бросила взгляд на юношу, — он может оставить меня за хозяйку. Сам выйдет, а я тебя приглашу, что скажешь?
Настолько внове для изгнанника слышать про подобную степень доверия, что у Мурены сорвалось восклицание:
— И вы так делали уже?! Менялись?
— Конечно, — юноша пожал плечами, — какая разница, кто остаётся последним внутри?
— Огромная… разница. Ладно, понимаю, ты не нуждаешься в большем, но неужели, то, что есть, пространство и дроида Собственного Мира ты не боишься утратить?
Он озадачился.
— Нет… Море там, море здесь. Различий много, много и общего. Потере Селена огорчилась бы, наверное …
— Нет, — возразила она, — сильно бы не огорчилась.
— Всё-таки иногда я тебя не понимаю.
— А чего огорчатся? Если бы и второй мир пропал, Чёрный Дракон остался бы, но и это не главное...
— Что?!
Юноша поднял руку.
— Кажется, теперь моя очередь объяснять. У меня был брат, близнец.
— Я знаю.
— У нас всё было общее, открытое для обоих… Недолго… Я не знал. И когда он превратился в рыбку-стой, мой Чёрный Дракон исчез, по заслугам, а его дракон объединился со мной, и я стал не изумрудным, а чёрным. Он не мог просто исчезнуть, понимаешь? И мир его тоже остался, он всегда низко над горизонтом.
— Невероятно! А что ты можешь, как дракон? Что ты умеешь особенного?
— Как я могу ответить, я же не знаю, что для тебя особенное? Я самый умный и самый быстрый в Великом Море. Но несколько сотен раз, я чуть не погиб. Мой мир движется внутри тени, состоящей из многих теней, я создал её сам. Во всём этом нет ничего особенного.
— А что его Белый Дракон, он тоже с тобой?
— Это нет. Особенный, личный дроид.
— Я сделаю костерок.
Мурена ставила коряги шалашиком. Растопки не было, растопка редкость, сухой травы мало, не книги ведь жечь, и не ткань… Она долго чиркала искрой, рассуждала так: "О чём бы мы ещё ни расспросили друг друга, что бы нового я не узнала, я либо зайду, либо нет. Главное было очевидно сразу, да, он хищник. И что? Мы не на рынке. Он не таящийся хищник, а чудо морское. Сниму вопрос раз и навсегда, или-или. Правильно, Бест?.."

 

Похожие статьи:

РассказыОбычное дело

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПотухший костер

Рейтинг: 0 Голосов: 0 370 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий