fantascop

Йо-хо...Хо! Игра в тёмную

в выпуске 2015/05/11
article4018.jpg

Гора сокровищ приятно поблёскивала прямо у моих ног. Кольца, брошки, цепочки. Золото, платина – никакого серебра. Камни: красные, синие, зелёные – всех цветов радуги и стоимости. Бери – не хочу! А я и не хотел – я страстно желал!

Я поставил бокал с дорогим, резко пахнущим 45-градусным «Мбарко» на стол, нагнулся к сокровищам. Взял массивный перстень с рубином, нацепил на палец. Резную печатку, надел на другой. Прикинул, как смотрится и намотал на левое запястье толстую витую цепь.

Неудобно так головой вниз сидеть – я сполз на колени. Взял ещё один перстень – надел на мизинец. Взял другой, нацепил на безымянный. Так и пальцы скоро кончатся, а мне мало!

Я взял плетёную из золотых нитей фенечку, потом толстую цепь, потом колье, ещё цепочку, ещё… Да-а! Ещё-ё! Хочу ещё!

Люк в каюту открылся. Кто-то вошёл, но я не глядел по сторонам, блеск сокровищ застилал мой взор.

Я погрузил руку в груду сокровищ. Они приятно холодили кожу. Острые грани самоцветов щекотали ладонь.

Невысокая, ссутуленная тень, похожая на призрака, бросилась ко мне.

– Моё! – завизжала тень и дала мне кулаком в ухо.

В голове загудело от её вопля, я встал на четвереньки и потряс головой, но наваждение не прошло, рубку заволокло туманом.

Что за оказия? У входа появился высокий серый силуэт.

– Это не твоё! Это моё! Не отдам! – закричал серый и подбежал ко мне.

– Хрен вам всем! – заорал я и попытался сгрести золото под себя.

На четвереньках драться неудобно, но я замахал кулаками. Даже попал в кого-то.

– Не-е-ет! Это всё моё! – в каюте появился третий голос, густой бас.

Рыжая лохматая шевелюра, пузо-бурдюк, как у мишки с Криса-4. Обладатель баса упал с другой стороны груды сокровищ, а мгновение спустя поднял увитые перстнями, ожерельями и рыжими волосами руки.

Бум! Сквирк! Бум! Сквирк! Что-то тяжёлое и судя по скрежету, металлическое ввалилось через шлюз. Это ещё кто? Синее пятно, похожее на огромное облако, стало приближаться, отращивая на ходу руки. Чем ближе оно подходило, тем чётче я понимал, что это клешни, а не руки! Металлические, как у роботов на сборочном цехе – клешни.

Я, похолодев от ужаса, откинулся назад и ударился головой о стол. Бокал с «Мбарко» печально звякнул и разлетелся на тысячи осколков. И они тут же перемешались с драгоценностями, рассыпанными по палубе.

В голове что-то щёлкнуло и зашипело. Женский голос заявил:

– Ш-шшшш… Меня зовут Хо! Ш-шшшш… Хо-о!

Серая низкая тень прохрипела:

– Где мои проценты?..

Серая высокая поддакнула:

– Да, сэр где?

Синее пятно зависло надо мной и радостно сообщило:

– Бормотун поможет! Как всегда, поможет!

– Пошли все к чёрту! – заорал я и попытался заслониться, но не смог, руки оказались ужасно тяжёлыми, потому что были увешаны золотом.

Бормотун, с лицом рыжего боцмана Дрю, ужасно клацая зубами, медленно наклонился ко мне. От резкого запаха перегара я вздрогнул и открыл один глаз…

 

 

Тяжёлый винный запах укутал меня ватным облаком, словно я сидел в старой бочке из-под коньяка.

Морщась, я открыл один глаз. Второй не смог – он залип.

– Кэп! Кэ-эп! Да проснитесь же, Кэп! – обладатель баса, большого пуза и рыжей шевелюры из сна тормошил меня за плечо.

– Дрю, чё тебе надо? – поморщился я.

– Капитан, вставайте! Тревога!

Дрю, он же боцман «Каракатицы», старый пройдоха (ну, может, и не сильно старый, но пройдоха – точно) тряс меня так, что мозг бился о стенки черепа.

– Дрю, да отстань! Я проснулся уже! Чего стряслось?!

– Капитан, к нам приближается полицейский катер. Полковник Томас приказывает остановиться для досмотра!

– Ну так скажи Сайману – он же у нас пилот… Или Хо скажи, она тоже вроде бы может управлять кораблём…

– Капитан?! – на меня уставились два изумлённых глаза, – А что же делать с этим?!

Я разлепил второй глаз и посмотрел туда, куда указывал боцман. Моя нижняя челюсть буквально выпала от изумления.

Всё, буквально всё вокруг, было покрыто слоем из колец, цепей и всякой другой бижутерии. Драгоценности были везде: на пультах, креслах, палубе. Золотая поляна сверкала, отражая свет мониторов и лампочек. Лунная дорожка романтично бежала от тумбы голографического проектора к моим ногам. На нём, среди каменного мусора, красиво именуемым кольцом Баала, лавировал небольшой полицейский катер. Проекция то и дело мерцала. Вино, пролитое вчера на излучатель, высохло и мешало прибору строить проекции.

– Вот это мы погуляли! А где все? – спросил я.

– Кто где… – Дрю пожал плечами. – Сайман валяется под консолью. Чака… – а бог его знает где! Ему поплохело под конец пирушки. Хо тоже уползла куда-то.

Я понимающе покачал головой. Мне самому было тошно.

Во всём была виновата Хо. Ведь это она предложила отметить удачное «дельце». А ребята, естественно, поддержали.

И мы закатили пир – горой.

Перед мысленным взором, галопом поскакали яркие моменты. За некоторые из них я готов был сам себя четвертовать.

Кажется, я не уверен точно, но наш загул продолжался больше недели. Ну а что такого? Рядовая свадьба идёт пару дней. А тут такое дело!

Получилось так, что совершенно невероятным образом, мы ограбили курьерский катер с кучей драгоценностей на борту. Я Заслав Вержбински, по прозвищу Кэп, придумал безумный план ограбления. А моя команда: Дрю, Чака, Сайман и Хо, с помощью андропода Бормотуна, конечно, его реализовала. Мы умело разыграли спектакль про пиратов и стали обладателями приза, стоимостью в миллиард кредов.

Гордо задрав хвосты, мы важно покинули место преступления. Рванули, что есть мочи, в случайным образом выбранную систему Липсис.

Старая «Каракатица» вышла на стационарную орбиту вокруг Баала (газового гиганта на окраине системы Липсис), и мы устроили праздник… Ну, как положено, с шариками, свечками, тортиком. Правда! Ничего особенного… Но в итоге мы нажрались до поросячьих пятачков. И так не один раз!

Болтаясь на орбите, мы несколько раз заказывали еду и выпивку скоростной доставкой. Удовольствие не из дешёвых, скажу я вам! Но что с того, ведь мы стали богаты, не правда ли? Ребята пару раз намекали на то, чтобы заказать девочек, но Хо каждый раз пресекала их порывы на корню. Странно, но она убеждала их простой и древней истиной: женщине на корабле не место! На законный вопрос: «А кто же она тогда?», она отвечала заплетающимся языком: «Хакер, высшей кфа… ква… ква-ли-фи-кации!».

Не знаю какой она хакер, но пила – наравне со всеми, как портовый грузчик.

Мы смотрели по голостерео «Новости Галактики Сейчас» и подло хихикали. В сюжетах про дерзкое ограбление курьерского катера показывали интервью с членами экипажа. Они били себя пяткой в грудь, мол защищали чужое добро, как собственное, но взгляды их были печальны. Их обвиняли в соучастии. Особенно охранника. Если на видеозаписях происшествия капитан и навигатор постоянно находились в рубке, то охранник её разок покинул. Явно, по утверждению полиции, чтобы вскрыть хранилище и выкинуть ящик с золотом и камнями в открытый космос.

Было там и про «Каракатицу». Прямого обвинения нам не предъявили, но служители закона усердно взывали к моему благоразумию. Они требовали явиться в ближайший полицейский или таможенный участок для дачи показаний.

Ага, щаз! Тут-то вы меня на мыслесканер и отрядите. А там, считай, дело шито-крыто.

 

 

– Кэ-э-эп! – боцман Дрю вернул меня второй раз за сегодня в реальность. – Вам, нужно поговорить с начальником патруля. – Дрю ткнул в красную точку на голографическом проекторе. – Он требует стыковки и досмотра!

Я тяжело вздохнул – делать нечего!

– Где моя треуголка? – спросил я.

Дрю потупил взгляд.

– Боюсь, что её нет, сэр!

Я удивился.

– А где же она?

– Боюсь, сэр, что вы её съели, сэр…

– Я её… что?!

– Съели... На спор.

Я ощупал живот. Вроде ничего не болит. Хотя, почему он должен болеть? Я всегда покупаю качественную одежду…

Не-е-т, не может быть такого, чтобы я её съел!

Ах ты ж гад, боцман! Шутник хренов! Я глупо засмеялся, покачал указательным пальцем, мол, понял, шутку оценил. Но лицо Дрю было абсолютно серьёзным.

Я неуверенно встал, и сделав шаг, заорал, как резанный!

Вы когда-нибудь ходили голыми ступнями по горячим углям? Нет? А по усыпанному драгоценностями полу? Тоже нет?!

Когда я доковылял до консоли узла связи я был уверен абсолютно, что после такого смогу пройти по горячим углям, перемешанным с битым стеклом.

Перед тем как нажать кнопку внешней связи я проворчал:

– Дрю, буди всех немедленно! Скажи тревога по высшему разряду… И возьмите, наверное, пылесос – тут нужно хорошенько прибрать!

– Да, сэр!

Боцман потопал в шлюз за пылесосом, а я грустно вдохнул, и нажал кнопку внешней связи. Но экран остался серым. Я подождал немного, но ничего не происходило.

Я удивился и решил приготовить кофе. Кухонный процессор немного поворчал, и выдал мне маленькую чашечку. С наслаждением я вдохнул чудесный запах кофе и приготовился сделать первый глоток.

Видимо, когда я облокотился о консоль, я ненароком нажал на какую-то кнопочку…

– Какого хрена там происходит! Включите динамик, мать вашу! – неожиданно заорал на меня красный от злости толстяк.

Кружечка кофе выписала мудрёный крендель, расплескав содержимое вокруг. Такой вкусный, желанный и безумно горячий кофе, оказался у меня на штанах, практически на причинном месте. Естественно, я заорал благим матом… А вы что, не орали бы матом в данной ситуации?

Мне было очень больно. Я вскочил и сбросил штаны.

Офицер на экране сжал голову пухлыми руками:

– Господи, вот же дурдом… – выдохнул он. – Как вас, таких убогих, космос носит?

Мне было больно, обидно, но я всё же поздоровался.

– Доброе… время суток, офицер! Чем могу… так сказать?

– Можете, так сказать! Вы капитан этой психушки?

– Да… Я Кэп… В смысле, я капитан Заслал Вержбински… А вы?

– Полковник Томас Броуди… Вержбинский, я уже битый час пытаюсь донести до вашего тупоумного красноносого боцмана, что у меня есть ордер на обыск. И собственно его я и хочу провести.

Я сделал удивлённые глаза.

– Обыск? Зачем это?.. Я законопослушный гражданин… И…

– А вот это я и хочу проверить! – отрезал полицейский.

– Но господин офицер, я знаю закон! Должны быть веские основания для проведения обыска на борту частного судна.

– Веские основания? – он усмехнулся. – Сейчас вам будут веские основания…

Тем временем из-под консоли пилота корабля выполз Сайман. Он, нервно озираясь, уселся в кресло и громко икнул.

Потом в рубку тихонько вошёл Дрю. В одной руке он держал пылесос, а другой поддерживал Хо. Видок у неё был – ещё тот.

Увидев меня, стоящим без штанов перед экраном монитора все онемели. Я попытался что-то сказать в своё оправдание, но не успел. Скрипнул люк машинного отделения. Из него вылез Чака.

– Всех с добрым утром, мать-перемать! – совсем недобро заявил он. – Чё, может пожрать закажем?

Я, Дрю, Сайман и Хо дружно зашипели на Чаку. Он удивился, но «догадался»:

– А-а… Вы чё уже позвонили? – он немного подумал и неожиданно заорал, – Слышь, козёл на экране, ты вчера говорил у тебя весёлые транки есть! Уговорил! Давай вези, короче, попробуем!

– Транки? – полицейский на экране удивлённо уставился на меня. – Это кто там такой умный?!

– Чака, заткнись! – рявкнул я.

Чака, наконец, понял, что происходит что-то странное, когда обратил внимание на мои трусы.

– А чего это вы, Кэп, без штанов… – испуганно отпрянул Чака.

– По жопе готовлюсь получить! Благодаря тебе! – огрызнулся я и натянул всё же штаны.

Чака заткнулся и скукожился в кресле.

Полицейский усмехнулся:

– Дурдом!.. Ну что же, капитан Вержбински, оснований навестить ваш корабль предостаточно… Так, «Каракатица» … списан… не то, так это неинтересно, а вот, неоплаченные штрафы: неправильная орбитальная парковка, семь правонарушений; обгон в очереди на гравиузел – пять; капитан Заслав Вержбински, привлекался несколько раз за мелкое хулиганство. – офицер достал бумагу, испещрённую мелким текстом, в углу – объёмный герб, через весь лист – золотая полоса, – А это поинтереснее будет! Это Постановление, выданное межпланетным судом, на ваше имя, по подозрению в ограблении. Оно подразумевает разрешение на принудительный досмотр корабля и применение средств ментального сканирования. Кроме того, мой дорогой «Кэп», здесь сказано, что я могу применять необходимую силу, если потребуется.

– С этим… – я показал на бумагу с золотой полосой, – …очень трудно поспорить. Когда вы хотите нас посетить, господин полковник?

Полицейский придвинулся к экрану вплотную.

– Потрудитесь держать постоянный курс и не дёргаться, – прошипел он, – я отправлюсь немедленно!

Экран погас.

– Шеф, в смысле Кэп… Я это… болван… – начал было Чака, но я его оборвал.

– Да, Чака, ты болван! Но я ещё больший!

Я наступил на острую брошь и взорвался воплями:

– Дрю, чего ты стоишь?! Не знаешь где у пылесоса кнопка? Чего ВЫ все расселись? Бегом! Чтоб через пять минут тут ни единой золотой фигни не валялось!

Ребята бросились собирать драгоценности и наводить порядок.

Дрю включил пылесос, но тот вяло поелозил по палубе и завис. Мозги пылесоса тупо закоротило от осознания того факта, что ему приходится «пылесосить» драгоценности!

Дрю хмыкнул и невозмутимо переключил пылесос в ручной режим. Дело пошло. Он елозил щёткой по палубе, увлечённо и с хрумканьем, поглощая кольца и брошки. Тяжёлые цепи и колье, которые не пролазили в трубу, Чака и Сайман поднимали и бросали в мешок из-под мусора, который носила Хо.

Полицейский катер неумолимо приближался. Ещё минут десять и в дверь постучится закон. Что же делать?

Убить человека, тем более полицейского, я не в состоянии… Спрятать сокровища некуда. Неужели, придётся сдаться?

 Скрипя всем телом, с ноющей душой, я поплёлся переодеваться.

Я зашёл на минуту в санузел и принял душ. Ледяная вода вопреки широко распространённому мнению обострила головную боль. Я бросил горькую пилюлю в рот. Достал и надел чёрный, как смоль, траурный камзол, такие же штаны и рубаху. На ноги натянул высокие сапоги. А на голову – бархатную треуголку. Чёрную, естественно.

Я бросил взгляд на свою проекцию: красавец! Нарциссизм был присущ многим великим людям. А я что же, хуже?

Противный звонок интеркома отвлёк от созерцания маленького меня.

– Да? – буркнул я.

Дрю, словно извиняясь за все прегрешения мира, прошептал:

– Капитан, простите, сэр, бот с полицейского катера прибыл. Какие будут указания?

– Сидите в рубке. Я сам встречу полковника.

Динамик хрюкнул, но не выключился, вместо Дрю появилась Хо.

– Кэп, береги себя…

Что это? Мне послышалось, или Хо действительно вложила в свои слова нечто большее, чем просто пожелание поберечь себя?

Я хмыкнул, и размышляя о превратностях судьбы, поплёлся к шлюзу. Зелёный огонёк возвестил об удачной стыковке полицейского бота. Прошло несколько секунд, и массивная плита шлюза ушла в переборку.

Из камеры вышел человек, из разряда тех, кто при встрече сразу вызывает антипатию. Невысокий, тучный, с маленькими свинячьими глазками и почти полным отсутствием волос под фуражкой. Странно, фуражки давно ушли в прошлое, их заменили береты, и ни одна организованная структура не использовала этот архаизм в космосе. Обитатели Липсис, видимо, были другого мнения.

Полковник смотрел, не отрывая взгляда. Он буквально щупал меня глазами.

– Цирк! – заявил он, наконец.

– И вам доброго здравия, господин офицер! – выдавил я.

Полицейский фыркнул и полез в папку, обтянутую чёрной кожей с золотым тиснением, и выволок на свет своё ужасное Постановление. Собственно, в папке только оно и лежало.

– Господин полковник, мы всегда успеем… – любезно сказал я, – поработать с этим документом. Мой корабль в полном вашем распоряжении. Зачем нам спешить? Давайте пройдём в кают-компанию, выпьем… кофе. Или чего покрепче?

На слове «выпьем» ноздри полковника еле заметно расширились. Ага! Увлекаемся, значит?

– Ну… – офицер неуверенно (на самом деле очень уверенно) положил лист в папку, – Пройдёмте!

– Конечно, прошу вас! – я расплылся в дурацкой улыбке.

Полковник прошёл мимо, сверкая потным затылком. Мне жутко захотелось тюкнуть его туда чем-нибудь тяжёлым. Я представил, как туша валится на палубу и… как мешок с дустом он и повалился! А следом рухнул и я, когда палуба ушла из-под ног. Самым непредсказуемым образом потух свет.

Хотелось бы понять, что происходит, но спросить было не у кого!

Наконец, тряска прекратилась. Что-то страшно шипело в темноте и жалобно пищало.

– Это что за хрень? – вполне обосновано резко, заявил полицейский.

– Без понятия! – огрызнулся я. – С вами всё в порядке? Идти можете?

– Да! – в темноте послышалась возня полковника.

Я попытался сориентироваться: справа горел огонёк шлюзовой камеры, значит, нам нужно в другую сторону. Я обогнул тушу полковника и поспешил в рубку. Если во всём виноваты мои ребята, то я должен знать об этом раньше полицейского.

Наткнувшись пару раз лбом о неудачно торчащие трубы, я добрался, наконец, до рубки. Дежурное освещение работало, внутри было призрачно-светло. Судя, по всему, голографический проектор и большинство другой аппаратуры было мертво.

Хо пыталась реанимировать бортовой компьютер, но он выдавал какую-то белиберду.

– Ну и что за хрень вы тут устроили? – заорал я, но осёкся, увидев Саймана и Чаку, склонившихся над телом Дрю.

Боцман с забинтованной головой лежал на разложенном кресле.

– Не знаю, капитан! – Чака поднялся и пожал плечами. – Это не мы, мать-перемать! Что-то жахнуло снаружи!

– Да, сэр! – Сайман тоже поднялся. – А боцману вот, не повезло. Но он жив.

Я кивнул и окликнул Хо.

– Хо, что там?

– Я точно неуверена, но похоже на ядерный взрыв. Обычный, грязный. Очень близко.

– Ядерный? Но, ведь сто лет уже, как никто не использует ядерные бомбы?

– Другого объяснения я не вижу. По крайней мере, пока.

В шлюзе появился полковник. Он пощурился немного, привыкая к свету, и сказал:

– Сто лет не используют? Ха! Да их ещё на тысячу хватит! Столько создали.

Он прошёл в центр и грузно опустился в свободное кресло, недалеко от Дрю.

Я спросил:

– Полковник, вам что-то известно?

Он хмыкнул и самоуверенно заявил:

– Да-а. Орудует тут банда… Вы что же не читали полицейскую сводку?

– Нет…

– О вашем дерзком ограблении трезвонят по всем обитаемым мирам. Конечно, вами заинтересовались не только власти. Все хотят ваш сундук с добычей…

– Всё это ложь и враньё!.. – встрял Чака, но полковник его перебил.

– Не смешите мои панталоны!.. – он поморщился, – Вам не понравится это зрелище!

– Послушайте уважаемый... Мы ничего и никого не грабили! Мы законопослушные, мать-перемать, граждане!

Полковник молча открыл свою папку.

– Вот Постановление, – в очередной раз он произнёс это священное наименование документа, – в котором ваши фамилии. Напротив каждой – пометка: «подлежит аресту». Ваша песенка спета. Советую просто смириться и сдаться!

– Это враньё! Мы…– начал было я упавшим голосом, но заметил, что Хо делает мне какие-то знаки. Она подмаргивала и строила смешные рожицы. Я никак не мог понять, что она хочет сказать.

Полковник продолжил напирать, неправильно поняв моё замешательство:

– Что, сказать нечего?! Да! Вина ваша уже доказана! Осталось защёлкнуть наручники и засунуть всех вас в тюрягу. Сядут все! Но вы можете немного скостить срок. Для этого кто-то должен добровольно сдать украденные драгоценности...

Хо замотала головой. Положила на плечо два пальца и снова замотала.

Я посмотрел повнимательнее на полицейского. И, наконец-то, всё понял!

– Господин лейтенант, а не пошли бы вы на!.. – заорал я толстому полицейскому в лицо.

Вся команда ошарашенно уставилась на меня. Полицейский аж взвизгнул от неожиданности и захлопал ртом, не в силах что-либо произнести.

– А может быть, вы вообще, не из полиции?

 Чака тоже понял:

– А точно, погоны-то не полковничьи…

На обшитых серебром голубых погонах корпуса звёздной полиции тускло поблёскивали две маленькие звезды, а у полковника они большие!

Лжеполицейский выхватил из-за пазухи ультразвуковой пистолет и вскочил с места.

– Всем стоять! Не рыпаться, твари!

Прыть его казалось достойной похвалы. Но он не учёл пришедшего в себя Дрю, который тихонько лежал и слушал разговор. Боцман молниеносно ударил ногой по запястью толстяка и выбил пистолет. Небольшой станнер буквально прыгнул ко мне в руки.

Чака и Сайман, как по команде, подскочили к толстяку и заломили ему руки за спину.

– Проколоться на такой ерунде?! – удивился я, намекая на погоны.

Толстяк прорычал:

– А что же сразу не догадался? – огрызнулся он, его взгляд метался по сторонам.

Мда-а! А ведь он был прав, «купились» все!

Станнер стоял в режиме парализатора, я демонстративно переключил его в боевой.

– У тебя было четыре копыта, свинья! – поцедил я. – Рассказывай, если не хочешь, чтобы их стало меньше!

 

 

Толстяк испугался и всё рассказал. Томас Броуди не был полицейским, а совсем – наоборот. Он и два его подельника, вот уже несколько лет, промышляли шантажом и лёгким разбоем. Один из них, главарь, некто Арс Готэ, раздобыл старый минный тральщик с небольшим арсеналом древних космических мин и предложил Томасу и Тони Скалермо «щипать» залётных богачей. «Дело верное!» – сказал он. Информацию о клиентах и кораблях им поставлял управляющий ресторана с орбитальной станции Баал-Пересадочная. Он же и слил «Каракатицу».

Томас представлялся офицером полиции, под предлогом проверки высаживался на корабль-жертву и требовал деньги. По сигналу Томаса Арс взрывал ядерную бомбу на таком расстоянии, чтобы ослепить и обездвижить корабль.

 

 

Чака зыркнул на связанного толстяка и самоуверенно заявил:

– Я предлагаю отправиться на его корабль в сопровождении Бормотуна и хорошенько всех там взгреть.

– Ага, так они тебя и пустили на борт, – отмахнулся Дрю.

Хо оторвалась от экрана компьютера и сообщила:

– В общем, мальчики, ситуация, следующая. Не работает почти ничего, кроме резервного освещения и системы жизнеобеспечения. Оборудование исправно. Реактор в порядке, но погорели все сетевые фильтры. Автоматика не даёт подать напрягу в энергосеть корабля.

– Да! – подтвердил Чака. – Я могу вырубить автомат, и подать «грязный ток», но все схемы погорят через три минуты. Мы даже импеллеры не успеем разогреть.

– А что, у тебя замены нет? – спросил я.

– Есть, конечно… – ответил Чака. – Три блока, а надо девять!

– Может быть, подать сигнал SOS? – предложил Сайман.

– И привлечь настоящую полицию? – в ответ фыркнула Хо, – Нет уж!

На корабле стало заметно холоднее. Система жизнеобеспечения работала вполсилы, экономя энергию.

– Ситуация патовая, – подытожил я.

Толстяк, сидевший в углу, хитро заулыбался.

– Я могу вас спасти! – заявил он. – Но не за просто так, конечно.

– А как? – огрызнулся Чака.

– Всё просто! Вы отдаёте мне оружие, золото и отпускаете. Я возвращаюсь на свой корабль, и вызываю ремонтный катер со станции.

– А гарантии?

– Никаких. Вы просто должны довериться мне…

Команда уставилась на меня. Толстяк предлагал отдать всё и безропотно усесться ждать милости.

Что-то мне не сильно верилось, что толстяк вызовет ремонтный корабль. Одно дело кража драгоценностей. И совершенно другое применение ядерного оружия. За такое и пожизненный срок можно схлопотать.

Мне пришёл в голову некий план. Не вполне сформировавшийся, опасный и безрассудный. Всё как я люблю!

 

 

– Хорошо! Мы так и сделаем, дружище! – заявил я. – Но я пойду с тобой!

– Зачем это?

Я подошёл к столу, взял передатчик, который мы отобрали у толстяка, и направился к пленнику.

Дрю не выдержал, спросил:

– Кэп, вы уверены, что знаете, что делаете?!

– Да!

– Но, капитан?..

– Дрю, хватит болтать! Притащи лучше золото.

Боцман, тяжело сопя, потопал к шлюзу.

– Сэр! Но наши деньги!.. – встрял было Чака, но я осадил его.

– Займись фильтрами!

– Но, сэр…

– С каких это пор я должен повторять приказ?!

Чака вздохнул и побрёл к себе. Сайман плюхнулся в кресло.

Я подошёл к пленнику, присел на корточки и наклонившись поближе, прошептал:

– Я хочу к вам в команду…

– Да ты спятил?!

– Ты посмотри на этих убогих, – я показал вокруг, имея в виду команду. – Они же безнадёжны. Другое дело вы… И я вам нужен… В конце концов, я придумал и провернул дело с курьером…

Толстяк задумался. Я не унимался:

– Я потолкую с Арсом, и всё. Да-да, нет-нет! Но с глазу на глаз!

Толстяк пожевал губу и согласился.

– Ладно, хрен с тобой! Пусть Арс решает.

Я кивнул:

– Вот и договорились!

Я снял с толстяка верёвку и помог подняться. Отдал передатчик и пистолет. Пусть будет уверен в моих намерениях.

Хо недоверчиво смотрела на происходящие, но я еле заметно подморгнул ей: «Всё будет хорошо!».

Толстяк проверил оружие, убедился, что всё в порядке – и включил рацию.

– «Майский тортик», ответьте «Барбариске» – сказал он.

Через несколько секунд ответил грубый мужской голос.

– Том, твою мать, ты чего так долго?

– Меня раскусили, но теперь всё на мази! Я возвращаюсь с конфетками! – толстяк противно заржал. Слушай, Арс… Со мной будет один крендель…

– Кто? На кой хрен?

– Это капитан этой посудины, Вержбински. Он хочет поговорить с тобой. Говорит, что будет полезен для нашего общего дела!

Собеседник не отвечал. Толстяк поспешил убедить своего босса:

– Арс, всё нормально. «Барбариска» контролирует ситуацию, код 3-3.

– Ладно, поговорить можно... Смотри, башкой за него отвечаешь!

– Окей! – ответил толстяк и выключил рацию, – Собирайся дружок!

В рубку вошёл Дрю. За ним Чака.

– Капитан, что происходит?

Дрю, сам того не зная, начал играть нужную роль.

– Я слетаю к ним на корабль и вернусь, – не очень уверенно ответил я.

– Решили шкурку спасти, да?

Это был уже перебор.

– Боцман! Что за тон?! – рявкнул я.

Дрю покачал головой.

– А не продешевили?

– Дрю, а ну прекратить! – я театрально топнул ножкой. – Кто здесь, чёрт возьми, капитан?!

 Дрю насупился. В голове у него, видимо, не укладывалась мысль, что я могу предать его и команду. Мне стало жалко его…

Наконец, он буркнул.

– Предатель! Да иди ты… Золото у шлюза…

– Отлично! – огрызнулся я и позвал робота, – Бормотун, ты мне нужен, иди к шлюзу!

– Бормотун? – удивился толстяк.

– Да. Это робот грузчик. Золота много, мы не унесём сами.

Толстяк задумался, но я хлопнул его по плечу.

– Идём, Том, всё хорошо.

– Только после вас… – прошипел он.

Я направился к выходу. Дрю и Чака, тихонько ворча, расступились.

В коридоре, ведущему к шлюзовой камере было мрачновато. В самом шлюзе, метрах в семи, горел плафон, а у люка стоял наш старый пылесос.

Когда мы подошли ближе толстяк нервно дёрнул головой и спросил:

– Что это?

Я открыл крышку и продемонстрировал толстяку сокровища. Даже скудного освещения хватило, чтобы блеск золота снёс ему голову.

Громкий топот по коридору известил о прибытии Бормотуна. Старый андропод вышел из сумрака и остановился.

Я решил кое-что проверить, пока толстяк пускал пузыри над пылесосом. Я шёпотом спросил у робота:

– Хо?

Еле заметно Бормотун дёрнул головой. Отлично, роботом управляла Хо!

Толстяк не обращал ни на что внимания. Он нацепил несколько перстней на толстые, как сардельки пальцы и самозабвенно ими любовался.

– Бормотун, – сказал я на этот раз громко, – возьми пылесос, зайди в шлюз и не выпускай из рук без моего приказа.

Бормотун бесцеремонно отодвинул толстяка, взял пылесос и пошёл в шлюз. Мы тоже вошли, подождали, пока выровняется давление и перешли в бот. Недолго думая, толстяк запустил двигатели. На полном автомате, бот отстыковался от «Каракатицы» и направился к бандитскому кораблю.

Толстяк сидел в кресле за пультом управления и глупо лыбился, разглядывая перстни. А я думал о том, что не знаю, как быть дальше.

Ну прилетим мы, ну поговорю я с главарём, ну может быть, он сжалится и вызовет ремонтный корабль.

Как вернуть золото? Как?

Может быть, плюнуть на всё и попросится обратно на «Каракатицу»? Сказать, что передумал…

Толстяк неожиданно прервал мои размышления.

– Не грусти, Кэп! Тебе повезло! Я думаю Арс примет тебя в нашу команду. «Каракатице» и твоим бывшим дружкам однозначно хана! А такие люди, как ты – всегда в почёте.

– Арс взорвёт «Каракатицу»? – спросил я как можно спокойнее.

– Да, – просто ответил толстяк.

 

 

Бот немного подёргался, прицеливаясь лидаром и, наконец, плавно причалил. Звякнули стыковочные зажимы, открылся шлюз и раздался гонг.

Толстяк достал передатчик и радостно сообщил:

– «Майский тортик», приём! Мы входим, включайте фанфары!

– Да кончай ты хрень нести в эфир! Тони вас встретит! – прорычал в ответ Арс.

Толстяк не обиделся, он вскочил с кресла и прошмыгнул (при его-то габаритах!) к шлюзу. Я тоже поднялся и приказал Бормотуну топать за толстяком.

Метрах в пяти от люка стоял худой, нечёсаный и небритый мужик в шортах. Грязная мятая майка, некогда оранжевого цвета, контрастировала со строгой серостью переборок. Мужик судя по всему, был тот самый Тони. Он держал в левой руке пистолет, такой же, какой был у толстяка за пазухой. На лице была изображена полная апатия.

Толстяк подбежал к нему и растопырил пальцы с золотыми перстнями.

Я с Бормотуном по левую руку, подошли ближе. Тони, оценивающе оглядел мой наряд и сморщил нос: пиратов, похоже, он не уважал. Он выдал фразу, достойную момента:

– Том, это что за клоун? Торговец пылесосами?

Толстяк хохотнул.

– Он к Арсу! А это… – он ткнул в пылесос, – …наше безбедное будущее! Тут полно золота!

После слов «Он к Арсу» я перестал существовать для Тони в принципе. А вот пылесос его заинтересовал.

Оттеснив меня в сторону, бандиты стали по обе стороны от робота. Засунув нос в пылесос, они восхищённо разглядывали содержимое.

Неудобно же! Я возьми, да и ляпни:

– Бормотун, отпусти пылесос…

Что робот и сделал! Он разжал пальцы и пылесос грохнулся на палубу. Со всей дури, с грохотом, звоном и треском!

Из разломленного пополам корпуса вывалилась груда золота.

Клянусь! Я сам заворожённо уставился на неё, что же говорить о бандитах!

Бандиты упали на четвереньки и протянули руки к сокровищам.

Чавк-чавк! В тот же миг они получили тяжёлыми металлическими клешнями по головам. Два тела повалились на палубу и улеглись калачиком вокруг пылесоса.

Хм! Я поднял пистолет Тони и вытащил второй у толстяка из-под мышки.

Бормотун, управляемый Хо наклонился ко мне и прогудел:

– Что дальше?

– Хо, молодец! Как догадалась?!

– Мы с ребятами поняли, что у тебя есть план. А тут, грех было не двинуть им по башке!

Я улыбнулся:

– Ладно, идём брать главаря!

Мигнул свет. Корабль заметно вздрогнул. Судя по ноющим переборкам, корабль поднял гравитационные паруса и начал движение.

– Хо, корабль движется…

– Да?.. – неуверенно спросила Хо. – Кэп, я не могу ничего подсказать, мы же считай слепы!

– Бегом, в рубку! – крикнул я и бросился вперёд.

У входа в круглое помещение я остановился и поднял оружие. Люк был открыт. За центральным пультом, спиной ко мне, сидел человек. Он не спеша жал кнопки, попыхивая сигарой.

Не успел я переступить порог, как он повернулся и спокойно произнёс:

– Здравствуй, Кэп.

Узкое лицо, выступающие скулы, тёмные глаза и волосы. Бесцветные губы чуть искривлены ехидной ухмылкой.

– Ты Арс? – спросил я.

– Да. Я, – опять же спокойно ответил человек. – Убери оружие.

– Я хотел… – начал было я, но бандит грубо оборвал меня:

– Ты хотел спасения, – сказал он, констатируя факт. – Ты его получишь…

Арс был спокоен, как удав. Транков нажрался, что ли?

– Почему ты так спокоен?! – вспылил я .

– А чего мне бояться? Твоих станнеров, что ли? Ой, как страшно! Или может быть, робота за дверью?

Я молчал.

Арс отложил сигару, посмотрел на меня как на мелкого пацанёнка и заявил:

– Слышь, ты, клоун! Я таких, как ты, на ходке пачками валил! Пока ты пачкал пелёнки я с очень серьёзными людьми дела делал. И вот чему они меня научили…

Он явно тянул время. Все эти разговоры про ходки… Что же не так? Что он замыслил?

Корабль движется. Стоп.

– Куда мы летим? – спросил я. – Отвечай, иначе я парализую тебе ноги. И слегка подмочу репутацию.

Луч из ультразвукового пистолета не узконаправленный, выстрел может зацепить мочевой пузырь, со всеми вытекающими последствиями.

Арс потёр подбородок и ответил:

– Мы летим к твоему кораблю, везём подарки…

Корабль дважды вздрогнул. Арс поднял указательный палец вверх.

– А вот и подарки… – он хохотнул. – Две ядерные мины. Через десять минут они поразят «Каракатицу». Ей придёт конец, а вместе с ней и твоим друзьям…

Я задохнулся от ярости и бросился к бандиту, размахивая пистолетами.

– Ах ты тварь! Отзови! Взорви! Уничтожь!

– Спокойно! Мой корабль ведёт автопилот. Стреляет тоже по программе, – он сделал небольшую паузу. – Нет возврата. Нет никаких таймеров. Нет выключателя. Это не кино, это жизнь. Ноль или единица. Да или нет! Прости… люблю штампы!

Транкер! Псих! Безжалостный, больной, псих и наркоман! Что же делать?!

Я бросился к Бормотуну и закричал:

– Хо! К вам летят мины! Вам нужно сваливать!..

– Кэп… Мы же недвижимы!

– А чёрт! Выходите из корабля!

– Какой толк! Не ногами же мины отпихивать!

Ногами?!

– Точно! – заорал я, – Хо, бегом в шлюз!

Бормотун грузно потопал к шлюзу, а я повернулся к Арсу. Он сидел и надменно курил сигару.

– Это тебе на прощанье! – прошипел я и полоснул лучом станера по его ногам.

Арс тихо взвыл, и обмяк в кресле. Вся нижняя часть тела превратилась в кусок мяса.

Я развернулся и побежал в шлюз. По дороге перепрыгнул через спящих бандитов я на секунду остановился.

Золото! Чёртово золото лежало посреди прохода, а у меня не было времени его собрать! Ну и чёрт с ним! На кону жизнь моих друзей!

Я побежал дальше.

Плюхнувшись в кресло, я включил навигацию, подал питание на двигатели, и запустил предстартовое тестирование. Осталось чуть меньше восьми минут до того, как мины достигнут «Каракатицу»!

Тестирование аппаратуры завершилось, я оглянулся назад. Бормотун таскал бандитов по коридору.

– Бормотун! Какого чёрта! – заорал я, – Бегом!

Я вывел на экран карту сектора, нашёл мины и «Каракатицу». Очертив вокруг корабля трёхкилометровый круг «невозврата», я запустил расчёт курса, позволявшего в кратчайшие сроки перехватить мины. Через несколько секунд бортовой компьютер выдал: «расчётное время: три минуты пятнадцать секунд».

Отлично! Я могу успеть… Если стартую немедленно!

– Бормотун!!! – заорал я, не отрываясь от экрана.

Сзади что-то грохнулось с диким скрежетом и звоном. Я так понял, Бормотун прыгнул в бот.

– Три, два, один. Старт! – я ткнул кулаком в кнопку запуска, за бандитов, оставшихся в коридоре, я не переживал – автоматика захлопнет шлюз автоматически.

Взвыли двигатели. Маленький кораблик затрясся, как в лихорадке, поднатужился и со скрежетом вырываемых держателей прыгнул вперёд. Ускорение вдавило меня в кресло так, что я не мог дышать.

Почти минуту, расплющив меня в котлету, бот ускорялся. Ещё чуть-чуть, и я потеряю сознание. Когда я понял, что умираю двигатель выключился.

Я смог пошевелиться и посмотреть на тактический экран. Мой маленький кораблик почти догнал мины. Ещё полторы-две минуты, и я начну танец со смертью.

В отличие от ракет, мины не имеют своего двигателя, и благодаря этому, занимают намного меньше места. Но, как и ракеты, мины смертельно опасны. Обычно, минный заградитель «засеивает» область пространства, медленно вываливая из трюма десятки железных тварей. Дрейфуя в безвоздушном пространстве, мины ждут, когда кто-нибудь попадётся в ловушку. Когда в поле зрения датчиков появляется цель, мина активизируется. Когда ничего не подозревающий корабль подходит ближе, мина взрывается. И часто не одна, а вместе со своими подружками.

Важно, чтобы мина оказалась внутри непробиваемого гравитационного паруса. Тогда атакуемый корабль будет буквально зажарен, как в духовке.

Во время последней космической войны была опробована тактика, так называемого, космического боулинга. Мина выступает в роли шара. Выйдя на траверс цели, корабль разгоняется и мягко отпускает мину. Он продолжает безмолвный полёт, пока не достигнет цели.

Арс только что продемонстрировал мастерское владение космическим боулингом, запустив два «шара» в «Каракатицу». Вот только «страйка» он не увидит! Я помешаю им добраться до цели во что бы то ни стало!

– Хо! – крикнул я через плечо.

– Да, Кэп? – ответила девушка.

– Я постараюсь сбить мины с курса…

– Но…

– Не перебивай! Я знаю, что это совершенно безрассудный поступок. Но других я делать не умею…

Я вздохнул и продолжил.

– Хо… Пускай ребята не обижаются. Передай им…

– Они слышат тебя…

– Ребята, я сильно виноват, втянул вас всех в эту дурацкую авантюру… Это ограбление, золото. Игра в пиратов… Я… Я...

– Они понимают, Кэп. И я… понимаю...

– Хо…

– Да?

Я молчал…

Неожиданно завыл сигнал датчика масс. Бот приближался к мине.

Я снова посмотрел на экран и сердце моё сжалось. Примерно через пятнадцать секунд я догоню первую мину. Я взял штурвал в руки, холодный метал, показался мне раскалённым...

Мне предстояло совершить что-то похоже на столкновение элементарных частиц в электронном ускорителе. Или, лучше сказать, двух шаров на биллиардном столе. Только стол трёхмерный. А скорости – космические.

Десять секунд до контакта.

Я протёр лоб рукавом и выровнял бот по крену. Чтобы понимать где «перед», «верх» и «низ» – навешал голографических маркеров.

Пять секунд.

Абсурд! Что я делаю?! Она же взорвётся!

Три секунды.

На экране тактического дисплея точка, обозначавшая бот, слилась с той, что была миной.

Две секунды.

Я увидел перед собой тень. Чёрное пятно среди ярких огоньков звёзд. Тень?! Это могла быть только мина!

Я двинул штурвал на полмиллиметра в сторону. И сам не понял как, но я нацелился точно в центр мины.

Полсекунды.

Я увидел перед собой всё мельчайшие подробности. Провода в термооплётке, металлическое клеймо старой Империи, клёпки, болты, царапины…

Эта штука закрыла весь экран!

Я зажмурил глаза, заорал, как резанный, и дёрнул штурвал на себя.

Бу-у-ум!!!

Грохот был такой, словно порвалась материя всего бытия. Я понял, что погиб и теперь падаю в ад… Но открыл глаза, и увидел пляшущие звёзды на экране монитора. Бот крутился волчком.

Несколько драгоценных секунд понадобилось мне, чтобы прийти в себя.

Я устроил космический бильярд, попав пальцем в небо. Точнее, в мину.

И, знаете что? Это круто! Это очень круто! Как круто? Круче, вообще не бывает!

Я глянул на карту. Мина и бот расходились под углом в 45 градусов «вверх» и «вниз» от «Каракатицы».

Но вторая мина неумолимо продолжала приближаться к старой «Каракатице». Ещё чуть-чуть, и она войдёт в трёхкилометровую зону.

Я попробовал выровнять курс и включил двигатель, но бот повело прочь, совсем в другую сторону. Он шатался, как пьяный – похоже, я повредил двигатели.

– Хо! – крикнул я через плечо. – Бот не слушается управления!

Я подёргал штурвал и обернулся. Бормотун в раскоряку лежал на полу.

– Твою мать! – выругался я.

Мина проникла за границу «невозврата». Я пнул ногой консоль, стукнул кулаком, ещё раз дёрнул штурвал. Ничего не помогало.

– Хо… – позвал я, – Прости... – на глаза навернулись слёзы.

Я встал. Подошёл к роботу. Посмотрел в мутные глаза-линзы. Где-то там, с другой стороны, мои друзья. И Хо…

Я прошептал:

– Простите ребята… Простите меня… Я никчёмный идиот…

Бормотун, тупо уставившись в потолок, молчал...

Компьютер жалостливо пискнул. Я медленно встал и повернулся к экрану. На тактической карте две точки совместились…

 

 

Усыпанный мириадами звёзд космос, трудно удивить ещё одной. Маленькая. Слабая. Она появилась на мгновение. Зажглась и потухла.

В абсолютном холоде космоса вспыхнул ядерный костёр. Облако кипящей радиации вздулось уродливым шаром. Гибнущие атомы делились энергией со своими собратьями, раскалив их до чудовищной температуры. Пожрав самих себя, соседей, всё вокруг, они исчезли, оставив радиоактивную шелуху.

Когда взрыв, мутным облаком, растворился в безвоздушном пространстве, на его месте остались две серебряные чёрточки. Одна, та что поменьше, нежно укрывала серебряными крыльями вторую, как щитом.

 

 

Дрю, Сайман, Чака… Хо… Все они погибли из-за меня. Ведь я капитан корабля – я отвечаю за безопасность своей команды, в ответе за всё.

Я сделал всё, что мог!

Или нет?!

Я заставил их совершить ограбление. Я притащил их сюда, в эту богом забытую систему. Я пустил врага на корабль. Я позволил обмануть себя…

Они верили в меня. А я их подвёл…

Стало холодно. Не только и не столько оттого что система жизнеобеспечения вышла из строя. А потому что я не хотел больше жить. Без ребят. Без Хо…

Я опустил лицо в холодные ладони…

Неожиданно что-то щёлкнуло, Бормотун ожил, и полный радости голос Хо разорвал тишину.

– Эй! Кэп! Есть кто живой?

Я встрепенулся:

– Хо?!

– Да я это я! – смеясь, ответила девушка.

– Не может быть! Я видел взрыв!

– Да всё хорошо, Кэп! Ты не представляешь, какие чудеса бывают, оказывается, на свете! Мы собрались отдать концы, во всех смыслах, но нас спас курьер из пиццерии. Он привёз пиццу. Ну и заодно заслонил нас гравитационными парусами от этого чудовищного взрыва. Ты не против, если мы дадим ему хороших чаевых?

– Курьер? Пицца? – я был в шоке.

– Да, пицца, у нас есть горячая пицца!

– Пицца?!!!

– Да! Пепперони и с грибами. Курьер сейчас за тобой прилетит…

– Откуда, чёрт побери, он взялся?!

– Понимаешь, Кэп, мы пять раз заказывали пиццу. А у них шестой заказ бесплатно, прилетел, не дожидаясь заказа… Так как насчёт чаевых?

– Хо, ты же знаешь, всё золото забрали бандиты…

– Да ну? Кэп, а ты глянь в шлюзовую камеру…

Я недоверчиво выглянул из-за переборки. Там, на металлическом листе, выдранном с корнем из палубы бандитского корабля, лежала куча золота и наш старый, разбитый пылесос.

Март 2015

Похожие статьи:

НовостиКонкурс Космооперы

РассказыВремя костров

РассказыВремя Исканий

РассказыСорвавшаяся месть

РассказыПират

Рейтинг: +5 Голосов: 5 606 просмотров
Нравится
Комментарии (13)
Жан Кристобаль Рене # 24 марта 2015 в 09:27 +3
Йохо-хо- хорошо ведь написал чертяка! Драйвово, с полным погружением! И правильно! Когда Чака с "полковника" харч пытался выбить, я чуть из тапок от смеха не выпал. Немного непонятно, как потом команда выбираться оттуда будет, и не вернутся ли назойливые урки за золотишком.Но это, как писал Саша Привалов: уже другая история. Я рад первым проставиться здесь плюсиком. Хорошо что заметил эту конфетку за чередой чистых хозяев!
Вячеслав Lexx Тимонин # 24 марта 2015 в 09:43 +3
Спасибо, уважаемый Кристо! Как команда выбираться будет? Таки через вызов ремонтного катера, посредством курьера пиццерии, как и планировалось через бандитов. Думал не акцентировать конец на этом. Считаете стоит доработать этот момент? Улетевшие урки остались без внимания... гмм, согласен, уже другая история ;)

А вы остальные части читали? Эта получилась самая толстая. Не знал, понимашь, как себя по рукам уже лупить.
Жан Кристобаль Рене # 24 марта 2015 в 09:53 +3
Стопудово исправлять ничего не нуна. Я спросил, так сказать, в целях повышения эрудированности. ) Рискуя повториться, скажу - рассказ-конфетка. Именно из той литературы, которую я читать люблю и буду! Ух ты! Есть еще части! Всенепременно прочту!
Вячеслав Lexx Тимонин # 24 марта 2015 в 09:56 +3
Ну да. Правда они написаны не подряд.
1.Йо-хо... Хо!
2. Эта %)
3.Йо-хо... Хо! Игры кончились
Жан Кристобаль Рене # 24 марта 2015 в 10:12 +3
Здорово! Спасибо!На вечер интересным чтивом обеспечен.)
Константин Чихунов # 30 марта 2015 в 12:16 +1
Третий плюс мой! Я заметил, что все части этой истории тесно связаны между собой. Если просто вставить их в один файл, получится целое произведение. Можно добавить текста и выйдет повесть или роман. Ну а что? Если руки чешутся.
Вячеслав Lexx Тимонин # 30 марта 2015 в 16:31 +1
Спасибо! Да, такая мысль была, не скрою.Сейчас (ну не сейчас, но скоро) напишу 3-ю по хронологии часть. А потом нормализую их все сразу скопом и тогда - посмотрим. Название наверное только нужно будет сменить.
Adalinda # 5 апреля 2015 в 03:52 +3
Ой, как мне понравилось!!! Прочитала вторую и третью части, правда, вначале третью, а потом вторую (не разобралась немного zst )
Слава, какой же у тебя стиль чудесный! Читается легко-легко, в сюжет улетаешь, что называется, с головой и в реальность возвращаться не хочется smile
Я читала ночью (чтобы никто и ничто не отвлекал)), еле сдерживалась, чтобы в некоторых местах в голос не рассмеяться. Юмор просто великолепен laugh Отдельное спасибо за романтическую линию Кэп - Хо, переживала за их отношения, больше чем за свои rofl

Огромное спасибо за твои чудесные буквы, которыми я буквально наслаждалась)
Прочитала в комментариях, что будет продолжение. "шёпотом" уррра))))
Невероятно интересно следить за приключениями этих замечательных пиратов joke
Вячеслав Lexx Тимонин # 5 апреля 2015 в 14:43 0
Ой! Спасибо, огромное! Так приятно zst
Да продолжение (точнее 3я часть в хронологии) будет. Сейчас закончу один рассказик и ка-ак письну!.. laugh
Жан Кристобаль Рене # 5 апреля 2015 в 06:19 +2
Согласен с Адалиндой! Действительно, если хочется отдохнуть за чтением приключенческого произведения - Славины рассказы подходят идеально!
Вячеслав Lexx Тимонин # 5 апреля 2015 в 14:46 +1
Спасибо! Ещё бы ошибок я не делал ужасных - вообще было бы круто crazy

Так, хватит меня хвалить! Пинайте, чтоб я за ум взялся.
DaraFromChaos # 5 апреля 2015 в 14:48 +1
Ещё бы ошибок я не делал ужасных
позвольте поправить, дорогой друг :)))
апшипки у вас ужасТные rofl
Вячеслав Lexx Тимонин # 5 апреля 2015 в 15:07 +1
Да-да, вот-вот, о чём я и говорю laugh
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев