1W

Каприз эволюции

в выпуске 2015/08/17
17 марта 2015 -
article3970.jpg

  Сквозь бурю хаоса сомнений,
  Блеснет рассвет божественной искрой,
  То затухая на ветру, то разгораясь дуновеньем,
  Скрывается под дымной пеленой
  
  Не так ли разум во вселенной,
  Не зная устали, мерцает век-другой?
  И вспыхнувший костер разумного творенья
  Сменяется ночною тьмой...
  
  
  
   
   Утро снова выдалось жарким. На ясном небе ни облачка. Солнечный диск слепил глаза и заливал их соленым потом со лба. Я обернулся, окинув усталым взглядом равнину, и вздохнул. Кругом песок до самого горизонта, знакомая гладь небольших волн и барханов, и это нормально, все как обычно. Встал, расправил ноющие плечи, покрутил головой, разминая застывшие мышцы шеи. Сколько я здесь? Завтра исполнится три месяца, а результат нулевой. Песок уже снится по ночам, горы песка, даже море песка, стерильного прокаленного солнцем, взгляду не за что зацепиться.
  
   Память услужливо выдала: загадочный экваториальный континент площадью около семи миллионов квадратных километров без малейших признаков жизни, полностью лишенный флоры и фауны, покрытый песком, омываемый океаном со всех сторон. На снимках с высоты птичьего полета почти правильный эллипс, ориентированный с северо-запада на юго-восток. Желтого цвета, разумеется. Береговая линия без изломов, шельф прилегающего дна ровный, на десятки километров все тот же песок. Сейсмическая активность минимальна.
  
   По прибытии совершили океанскую прогулку, наш небольшой коллектив под моим руководством бурно отметил начало карьеры, и мы полным составом двинули прямо в океан, шлепая по приторно теплой воде. С километр прошли, пока вода поднялась до пояса. Так что желание искупаться закончилось в первый же день. Кстати, ни рыб, ни медуз, ни вообще какой-либо живности. Дистиллированная вода. И безжизненный континент под названием Криф.
  
   Обрывки легенд и преданий разных народов из глубины веков повествуют о горах до небес, богатых цветущих долинах и невиданных зверях. А также об испепеляющем жаре богов, покаравшем дерзких предков, что возомнили себя равными богам. Это всегда казалось мне очень странным. С одной стороны равные богам, с другой - реальные научные изыскания, основанные на археологических находках.
  
   Еще со школы всем известно, что раньше нашу планету населяли гиганты, ростом впятеро выше нашего, ученые пришли к выводу, что передвигались они чаще на четырех конечностях, но споры и сейчас не затихают, основным аргументом в пользу бипедальности древних выделяют различие в строении и длине верхних и нижних конечностей. Однако найдено множество скелетов с согнутой спиной и вытянутыми конечностями, что свидетельствует о дикости древних и неспособности использовать точные инструменты, разве что примитивную дубину или молот. Поэтому официальная наука сегодня склоняется к мнению, что наши далекие предки, жившие пятьдесят и более тысяч лет назад были дикими, лазали по деревьям в поисках пропитания и, похоже, особой сообразительностью не отличались. Почему они вымерли? На этот счет также существует много теорий, однако большая часть выглядит несостоятельными. Например, вирусы, болезни, эпидемии, охватившие разом все континенты. Что согласитесь довольно сомнительно. Или гигантский астероид, вспахавший поверхность планеты и сделавший атмосферу непригодной для жизни на десятки лет или даже на века. По-моему причина вымирания гораздо проще, и сложнее одновременно. Ну не могли такие гиганты, отлично приспособленные к жизни даже на деревьях и в горах, сгинуть бесследно. Это мое твердое убеждение. И не только мое. И я уверен, доказательства тому найдутся рано или поздно.
  
   Наша цивилизация живет активной жизнью, в нашем мире все быстро вертится и крутится. Нас двадцать девять миллиардов в единой сплоченной Федерации, гордость переполняет от успехов человечества после отгремевшей мировой войны, когда промышленность и наука перешагнули очередной порог невежества. Наши корабли бороздят не только океаны, но и родную солнечную систему, через несколько лет десятки экспедиций отправятся к далеким звездам. Как же вышло, что четыре из пяти материков на планете освоены и густо населены, а на Крифе нет никого и ничего? Одни скажут, что тут нет полезных ископаемых, нет ресурсов, следовательно, нет добычи, инфраструктуры, нет дорог и путей сообщения. Другие считают, что лучше завербоваться на Луну, это единственный спутник нашей материнской планеты. Очень перспективные верфи, новейшее оборудование и высочайший уровень жизни. Третьи скажут, что человечеству достаточно и четырех материков, а есть и такие, кто считает, что Криф проклят древними богами. И все в чем-то правы...
  
   Лично мне кажется, те горы из легенд о Крифе действительно были и рассыпались от времени в песок, в море песка, который я сейчас неистово просеиваю сутками напролет, черпаю механическими ковшами, проникая вглубь веков. Только я твердо убежден, рано или поздно я вычерпаю свой победный ковш, который точно бомба встряхнет нашу цивилизацию до основания, а если повезет, то доберусь и до секретов древних. Безумно жаждется узнать что-то такое невероятное, за что боги могли бы разгневаться, ну или хотя бы как-то проявить себя. Прошу прощения за ересь...
  
   В который раз мелькнула предательская мысль, зря я все это затеял. Сидел бы сейчас в своем офисе, рассчитывал графики, изучал бесчисленные образцы в хранилище. По выходным виделся бы с внуками. Последняя мысль согревала добрым теплом, навевая весеннюю прохладу даже здесь, в раскаленной пустыне. Но нет, мечты о свободной практике и о славе первооткрывателя не давали спать спокойно. А тут как назло сенсация, пилот транспорта привез сканы местности с мертвого континента, а на фото песчаный кратер, провал, диаметром метров в пятьдесят. И началось. Весь мир будто с цепи сорвался... и мы вместе с ним, конечно, даже в первых рядах, на острие атаки...
  
   - Так надо было не вширь, а вглубь копать!
  
   Ого! Я, оказывается, вслух рассуждал...
   Это мой помощник-практикант Модар Гранк, совсем еще наивный и неопытный. Эх, молодость. Я рассеянно оглянулся на него и укоризненно покачал головой, снова припоминая свои сомнения в целесообразности его участии в экспедиции. Но вовремя тогда вспомнил, каким был сам всего двадцать лет назад и махнул рукой, пусть едет с нами.
  
   - Молодой человек, вы невнимательно изучали отчеты экспедиции и прибыли совершенно неподготовленным. Непростительная оплошность с вашей стороны. Мне придется отстранить вас от изысканий и начинать вашу практику с самых азов.
  
   - Ох, простите, уважаемый Джад! Я не совсем корректно выразился. Конечно же, мне известно из отчетов об установке системы глубинного сканирования, но лично я считаю эту затею пустой тратой времени и сил.
  
   - Вот как???
  
   Модар затараторил, торопясь донести до меня свои бунтарские мысли:
  
   - Да-да, именно так, на последнем курсе мы изучали форсированные методы раскопок, согласно которым за пару недель можно смахнуть в океан весь песок с континента! Так зачем мы возимся с примитивными лопатками и ковшиками уже три месяца кряду?
  
   Я вконец потерял терпение, не знаю, как это вышло, виной тому песок или солнце в голову напекло. А может все в совокупности плюс отсутствие результатов. И потому парировал с горячностью:
  
   - Но как вы можете такое, ведь вы ученый, а не строитель! А что если с песком мы утопим в океане важнейшие находки, артефакты? А как быть с радикальным изменением материка? Это вам не безымянный островок, который можно срыть до основания и никто этой потери не заметит! Вы ознакомились с прогнозами последствий применения данной методики?
  
   Модар открыл рот и заметно побледнел, я же продолжал натиск:
  
   - Повышение уровня мирового океана, изменение карты подводных течений, вымирание планктона и глубоководной фауны в радиусе тысячи километров, песком покроет даже берега далекой Эфры, самого крупного континента. А это уже экологическая катастрофа планетарного масштаба! Но самое главное, что от таинственного континента останется обгоревший запекшийся в стекле блин, который потеряет для человечества всяческий научный и практический интерес.
  
   Модар растерянно захлопал густыми ресницами и пролепетал:
  
   - Да, но ведь все можно рассчитать и провести ряд компенсационных изменений...
  
   - Какие изменения? Опустить орбиту Луны в противовес на пару километров? Забетонировать морское дно, укрепив русла подводных течений? Это все околонаучный бред! Человечество, несомненно, давно располагает подобными силами, но мир существует только потому, что мы разу не применяли их на практике в подобных масштабах!
  
   Вы никогда не задумывались, отчего вымерли наши предки? Ведь они были огромны и сильны, гораздо сильнее нас. Чего стоит одна старинная поговорка: "и один на равнине охотник". Странное изречение, не правда ли? Тем не менее, древние были гораздо лучше приспособлены для выживания. Там где предок охотился в одиночку, мы промышляем стаей. В этом величие древних, но и наше преимущество тоже. Преимущество в организации и распределении обязанностей, если хотите. Хотя, признаю, мы по сравнению с предками просто мыши. Однако, несмотря на всю их мощь, они вымерли. А мы живем и успешно развиваемся.
  
   - Но почему так... неужели каждая цивилизация в своем развитии сталкивается с чем-то таким, с чем не может совладать?
  
   Я немного успокоился, пригладил растрепавшиеся волосы на загривке:
  
   - Хороший вопрос... кто знает... каждый раз что-то открывают или находят. И не могут это обуздать. Возможно, в тайных уголках вселенной происходят некие циклические события, полностью очищающие планеты от цивилизаций и разума. Да-да, есть и такая теория, которая опирается на спиральное расширение вселенной с циклом в двадцать шесть тысяч лет.
  
   Я еще сбавил пыл и по привычке перешел к лекторскому изложению вопроса, встал, гордо выпрямившись и устремив взгляд далеко поверх унылых барханов.
  
   - Археология, молодой человек, это не просто копание в земле, в старых обломках рукотворной посуды, руинах примитивных жилищ. Мы изучаем прошлое, находим неизвестное и странное, проводим связи с достоверными событиями и фактами, исследуем и анализируем. Постигая прошлое, мы учимся прогнозировать будущее. Чем глубже мы зароемся в песок, тем более отдаленное будущее сможем прогнозировать. Уже сегодня нам известно многое. Например, когда произойдет следующий потоп, на сколько градусов сместятся полюса планеты, траектории движения геологических пластов тоже не секрет, причем просчитаны на века вперед. Именно изучение прошлого помогло нам предвидеть и избежать немало возможных катастроф планетарного масштаба.
  
   Но мы пойдем дальше и со временем выявим все угрозы галактического и даже вселенского масштаба. Наша цивилизация имеет все для выживания по сравнению с цивилизацией далеких предков.
  
   - Но что же нам делать прямо сейчас?
  
   Я горько усмехнулся и развел руками, охватывая бесконечные барханы.
  
   - Копать... рыть вширь и вглубь. И чем быстрее, тем лучше...
  
   Практикант поник. Однако в глазах еще сверкают взрывоопасные искры. Все же неплохой парень, трудолюбивый, энергичный, пытливый и упрямый. Далеко пойдет, если сумею направить в правильное русло. Его решимость и непримиримость с лихвой компенсировали недостаток жизненного опыта и знаний.
  
  
   ***
  
  
   Наш исследовательский городок расположился в отдалении от берега, согласно последним инструкциям и предписаниям. Большой круглый шатер исследовательского центра и рядом десяток шатров поменьше, это временные жилища сотрудников. В составе экспедиции сорок семь специалистов различных сфер, помимо археологов с нами прибыли геологи, лингвисты, специалисты глубинного и подводного бурения, повар, медики, и даже пара бойцов, это безопасники с соответствующей экипировкой и выучкой за плечами. У нас все всерьез. Пусть вас не вводит в заблуждение малочисленность команды, умные машины делают большую часть нашей работы, а нам остается только присматривать за ними, да покрикивать. Да что тут объяснять, разве у вас не так? Голосовое управление требует четких и громких команд. Вот и покрикиваем. Помимо нашего состава в постоянной готовности находятся группы поддержки, небольшой флот из трех вместительных быстроходных океанских судов, а с орбиты за нами присматривают две яркие звездочки планетарных сторожевиков.
  
   По вечерам как обычно вся команда собиралась в просторном круглом зале главного шатра. Я, как и подобает шефу, принимал доклады по службам и ставил задачи на следующий день. Но не гнушался и простой работы, черпая собственноручно горы песка. Как говорили древние: "Не боги кастрюли выплавляли". Все-таки машины машинами, а человеческий глаз гораздо надежнее, особенно когда дело касается чего-то нового неизвестного, равно как и забытого старого. Начальным местом раскопок я определил неожиданно найденный кратер с провалом песка, с согласия совета координаторов, разумеется. Мы углубились уже на полсотни метров, просеянный песок высился ровными курганами, но пока безрезультатно.
  
  
   ***
  
   Вещание кричало и бурлило. Мировое сообщество на пороге открытия! Сенсационная находка магистра Риасона! На этот раз северный полярный материк Астрал, скованный льдами. Под двухкилометровой толщей льда обнаружено жилище древних. Каменные стены огромной толщины и вечная мерзлота сохранили строение в первозданном виде. Здесь как нигде витал дух предков. Пробы показывали чистую затхлую атмосферу с повышенным содержанием углекислого газа. Но самое главное, что археологи обнаружили устройство древних, полностью вмороженное в лед у самого входа внутри исполинского строения.
  
   Анализируя открытие, наука восхищалась и недоумевала. И как часто бывает, вопросов в связи с находкой появилось гораздо больше, чем ответов. Строители заявили, что более основательного и крепкого сооружения им не доводилось видеть. Толщина каменных стен местами до трех метров. Фундамент еще более массивный, углубленный в почву. Сразу высказали предположение о сейсмической активности ледяного континента в незапамятные времена. Высота потолка в большинстве комнат достигает четырех метров, поэтому сторонники Единой Веры высказались категорически, что это здание культового назначения. Огромные оконные проемы до трех метров в ширину и двух в высоту. Обстановка внутренних помещений осталась загадкой прошедших веков, все, что осталось от нее, было идентифицировано как следы тканей, дерева и металлов. Но больше всего будоражил пытливые умы странный аппарат древних. После деликатной очистки ото льда и кропотливой реставрации, многократных созданий дубликатов, замеров и анализов, изучением прибора занялись вплотную.
  
   Я прервал все работы по раскопкам, чтобы наш коллектив смог также принять участие в научной конференции. Мы расселись в главной зале шатра вокруг площадки большого голопроектора и напряженно вслушивались в доклады.
  
   Первым докладчиком выступал автор находки, магистр Риасон, или тюфяк Питер, да-да, именно такое прозвище ему дали в универе. Будучи еще студентами, мы нередко подшучивали над ним, он всегда был не от мира сего. Сейчас даже неловко об этом вспоминать. Кто бы мог подумать тогда, что такая удача выпадет этому тюфяку.
  
   Магистр Питер Риасон выглядел уставшим от многочисленных выступлений и конференций, но торжество упрямо светилось в его воспаленных глазах. Кустистые брови устало топорщились вниз, растрепанная седая шевелюра высилась на макушке копной сена и была столь же неаккуратной, как и четверть века назад.
  
   - Дорогие друзья! Свершилось то, чего так долго и упорно мы добивались. Я и моя команда... в общем... мы нашли жилище древних. Но что гораздо более важно, нам удалось отыскать прибор, то есть техническое устройство, изготовленное древней цивилизацией. Да-да, я не побоюсь этого слова! В мегалитическом строении обнаружен самый настоящий прибор, что позволяет нам, в свою очередь, утверждать следующее: на нашей планете в те далекие времена существовала высокоразвитая цивилизация! Которая строила не только странные мегалитические сооружения непонятного назначения, но и была технически продвинутой, уровень развития которой сравним с уровнем нашей цивилизации. Я даже допускаю мысль, что предки превосходили нас в техническом развитии!
  
   Это действительно произвело фурор. Послышались отдельные крики:
  
   - Подлог!
   - Этого просто не может быть!
   - Шарлатаны!
  
   Далее шум поднялся совершенно невообразимый, нескоро аудитория смогла успокоиться и взять себя в руки, но ведущий все же как-то утихомирил стихийные выступления с мест и снова передал слово докладчику.
  
   Между тем отдельные выкрики продолжали будоражить строгий порядок конференции, некоторых особо ретивых пришлось буквально усмирять и выводить из конференц-зала, ограничивая в правах и свободах.
  
   Риасон продолжал, ничуть не смутившись:
  
   - Предварительный анализ нашей находки оценивается в сорок - пятьдесят тысяч лет. С общим описанием вы уже ознакомлены, вся детальная информация доступна самой широкой аудитории на нашем портале. На данный момент лучшие умы планеты бьются в поисках ответов на вопросы о назначении прибора и его устройстве. И мы с вами разгадаем эту загадку! Не извольте сомневаться.
  
   Многочисленные ученые советы скрупулезно исследовали устройство, не отметая ни одной самой дикой версии, и пришли к следующим выводам:
  
   1. Это действительно устройство или прибор древних.
   2. Это был действующий прибор.
   3. С большой вероятностью установлено, что данный прибор изготавливался массовым тиражом в большом количестве экземпляров.
  
   Вместе с магистром выступали его соратники, озвучивали теории одну за другой. В общем, дальше все было довольно сдержано и лаконично, однако находились умники, рассуждения которых невольно вызывали смех, и даже хохот всей аудитории, разделенной тысячами километров.
  
   Ведущий взял слово, давая возможность команде Риасона немного передохнуть и собраться с силами.
  
   - Итак, уважаемые зрители, сегодня перед вами не просто сенсация. Находка археологов перевернула все представления о прошлом нашей планеты. Как мы видим, древняя цивилизация обладала серьезным оснащением, была технически развитой. В первую очередь основательному пересмотру подлежит вся известная на сегодня история человечества. Простите, магистр Риасон, можно вопрос? Как вы считаете, для чего было предназначено это устройство?
  
   Риасон поморщился, видно что вопрос пришелся не в тему, однако ответил неожиданно мягко с показной ленцой:
  
   - Как я уже отмечал ранее, мы еще занимаемся разгадкой. Однако первое впечатление было такое, что это просто шкаф. Если хотите. Стоит себе у входной двери, никому не мешает. У шкафа имеются два отделения. Верхнее и нижнее. Несколько смущает высота верхней дверцы, но есть версия, что предки были довольно высоки ростом. Логично представить как древний заходит в жилище, снимает одежду и кладет в одно из отделений шкафа по разным полкам, например, в зависимости от загрязненности. Как вам такое? Верхний отсек для головного убора, остальное также согласно логике. Таким образом, в жилище соблюдается чистота. Это нам хорошо знакомо.
  
   Ведущий поддерживал рабочий режим правильно и своевременно сформулированными вопросами:
  
   - Но позвольте, а для чего же тогда в шкафу различная начинка? И вообще, где вы видели герметичный шкаф?
  
   - Да-да, полностью с вами согласен, на сегодня это один из самых актуальных вопросов. Возможно, одежда в шкафу автоматически очищалась от грязи и пыли, может быть, даже мылась и сушилась, либо дублировалась, но уже без грязи.
  
   -Спасибо, магистр, пожалуй, это могло бы все объяснить. Но на сегодня это единственная находка подобного рода, свидетельствующая о высоком уровне развития древних. Вас это не смущает?
  
   - Да, конечно, надеюсь, следующие находки подтвердят эту версию, или опровергнут ее. Дело еще в том, что за прошедший срок от древних осталось очень мало, обработанные камни, какие-то обломки и осколки посуды и еще чего-то, непонятного назначения. Природа не щадит погибшие цивилизации. Несмотря на уровень развития, от них остаются одни несуразности в виде мегалитов, то есть толстых и сверхпрочных каменных стен. А в остальном... такой минимум, глядя на который трудно вообразить для чего это было предназначено, и тем более что это такое вообще. Для примера возьмем обычный голопроектор, каковых десятки миллиардов на нашей планете, что, по-вашему, от него останется через пятьдесят тысяч лет?
  
   Ведущий несколько растерялся, но тут же взял себя в руки, решив подыграть неудачной шутке, улыбнулся белозубой улыбкой и ответил:
  
   - Эмм, точно не знаю, думаю, что половина голопроекторов, выпускаемые в сверхпрочном герметичном корпусе останутся целыми.
  
   Магистр презрительно улыбнулся и продолжил.
  
   - Хорошо. Начну издалека. Допустим, что завтра случится катастрофа планетарного масштаба, хотя нет, это мелковато. Пусть будет системного. Это означает, что планеты нашей звездной системы изменят свою траекторию, лишатся привычного облика, а возможно, что система даже потеряет пару планет... представили?
  
   Все притихли. Миллиарды слушателей затаили дыхание. С воображением у нас всегда было нормально. Историки уверяют, что именно воображение индивидуумов в нашем обществе является основой прогресса цивилизации. Как толкающей на открытия и изобретения, так и сдерживающей силой. Риасон тем временем продолжал:
  
   - Такой катастрофы нашей цивилизации не пережить. По самым смелым прогнозам выживут сто - двести миллионов из двадцати девяти миллиардов. Через месяц от них останется миллионов пять. Обособленных, деградирующих, больных, раненых и умирающих на изувеченной планете, поменявшей полюса, раздираемой бурями и ураганами невиданной силы, затопляемой мировым океаном, вздымающим пенные гребни волн до самой стратосферы...
  
   Дальние экспедиции и автономные колонии могут погибнуть в первую очередь, или продержаться еще с полвека. Через сто лет наша система вымрет окончательно. Одиночки, которым повезет выжить с уцелевшим оборудованием, протянут еще лет сто, но деградируют окончательно, проводя остаток жизни в поисках пропитания. Всего двести лет, и ничто на планете не будет напоминать о тех временах, когда мы покоряли природу и пространство.
  
   Допустим, через пятьдесят тысяч лет группа археологов откопает во льдах Эфры неповрежденный голопроектор или просто голо, как мы привыкли называть. Что наши потомки подумают о нас? Что они поймут из нашего быта? Допустим даже, что энергоприемник будет еще работать, несмотря на смещение полюсов. Но что это даст нашим потомкам? В лучшем случае они подержат странный округлый камень и выбросят за ненадобностью. Или будут хранить как реликвию. Задействовать его им не удастся. Вы прекрасно знаете, что голо настраивается на личность индивидуально.
  
   Ученые смущенно переглядывались и отводили взгляды, всем было немного не по себе.
  
   Доцент не унимался:
   - Позвольте, но какое отношение это имеет к устройству древних?
  
   Магистр уже убедился, что речь его достигла цели.
  
   - Непосредственное. Мы также как и потомки не можем понять, что это за штука. Для нас это шкаф, а предки, возможно, летали на этом в соседнюю галактику за пивом. Или снимали коронарную пену с солнца, чистили его от пятен...
   Правда есть еще и такой вариант, что прибор является бесполезной стилизованной полкой - подставкой для вазы с цветами.
  
   Магистр выдержал эффектную паузу, окинув взглядом обреченные лица. Настало время привести их в чувства. И он это сделает:
  
   - И все же, судя по устройству артефакта и его тщательной проработке, многообразию элементов и деталей, мы уже можем сказать с уверенностью, что наши предки не сидели на деревьях, подобно обезьянам. Им были известны технологии, они знали, что такое конвейер. В их массивных домах было тепло и светло. Они владели энергиями, например, энергией сгорания и электронной проводимости как минимум. Выплавляли и обрабатывали металлы. Обезьянам такое категорически недоступно.
  
   Найденное устройство имеет прочный металлический каркас, покрытие из нержавеющего металла, герметик на каучуковой основе, а также множество полимерных, стеклянных и металлических деталей. Все детали тщательно подогнаны и качественно отшлифованы. Исследовав микрочастицы деталей, специалисты уверяют, что большинство деталей штампованные. Без сомнения это уже массовое производство. Деталь со стороны, обратной лицевой, идентифицирована как электронный движитель, обладающий довольно высоким ППД - показателем полезного действия. Скажу больше, в ближайшее время наши физики постараются привести его дубликат в действие.
  
   - Разрешите вопрос?
  
   В аудитории взметнулись сразу несколько рук. Риасон махнул рукой в сторону ближайшего ученого.
  
   - Да, прошу.
  
   - А вы не допускаете, что это устройство является катализатором тех самых событий, которые погубили наших предков? Возможно, это устройство способно погубить и нашу цивилизацию...
  
   - Риск минимален, уверяю вас. Об этом говорит и размещение его у входа в здание, которое наверняка является жилищем. Также, не думаю что это оружие массового поражения. Изделие имеет все признаки бытового назначения. На передних дверцах обнаружены незначительные следы износа в местах возможного соприкосновения для открывания прибора. То есть, этим прибором пользовались, вероятно, довольно длительное время. К тому же, согласно последним заключениям, эксперты склоняются к мысли, что часть содержимого этого устройства однозначно следует идентифицировать с бытом древних.
  
   Такого поворота событий аудитория, разделенная тысячами и миллионами километров, не ожидала. Поднялся ропот. Послышались отдельные выкрики.
  
   - Это фальсификация!
   - Что за содержимое, почему об этом вы ставите в известность общественность только сейчас?
  
   Ведущий очень старался обуздать панику и вернуть конференции рабочий порядок.
  
   - Тише, тише, пожалуйста. Успокойтесь. Магистр Питер Риасон ответит на все ваши вопросы, соблюдайте порядок. Пожалуйста, магистр.
  
   - Спасибо. Вы правы, данные о содержимом устройства были спорны в некотором роде, и только поэтому не предавались огласке раньше времени. К техническому устройству содержимое не имеет никакого отношения. Поэтому первоначально специалисты сделали вывод о привнесении содержимого внутрь устройства в более поздний период, что однозначно способствовало великолепному сохранению предметов. Однако, поначалу полагали, что предметы попали в устройство гораздо позднее катастрофических событий, законсервировавших прибор в толще льда. Только сегодня стало достоверно известно, что найденные предметы также имеют отношение к устройству, а возможно и занимали определенные места внутри аппарата. Были буквально разложены по полкам.
  
   Поясню сразу, всего внутри устройства найдено несколько предметов быта древних, замечу, что такого рода находки сделаны впервые, поэтому очень трудно провести какие-либо аналогии.
  
   Итак:
   - металлический пустотелый цилиндр с жидкостным наполнением: три идентичных экземпляра;
   - цилиндр неправильной формы, изготовленный из стекла также с жидкостным наполнением;
   - бесформенный ком органического происхождения, вероятно часть жизненной формы неизвестного нам организма, в полимерной пленке;
   - инструмент, созданный путем механического соединения полимера и металлической полосы с острой кромкой;
  
   Данные по этим артефактам теперь также доступны для всеобщего ознакомления и обсуждения.
  
   Изучая находки быта древних, мы пришли к выводу, что стройная теория о так называемом "шкафе" является также несостоятельной. Как известно, в шкафу хранят одежду, а странные не поддающиеся идентификации находки совершенно определенно не относятся к предметам одежды древних... так что, к великому сожалению, самая стройная догадка оказалась неверной...
  
  
   ***
  
   На следующий день мы собрались в совещательной зале большого шатра. В этот торжественный день запустили установку глубинного сканирования. Первый контур схемы охватывал небольшую часть северной оконечности материка и состоял из двух сотен датчиков-зондов, которые размещались непосредственно на материковой плите под многометровым слоем песка. Атмосфера накалилась до предела, казалось, малейшее движение вызовет искру. Затаив дыхание, группа исследователей наблюдала, как на голограмме одна за другой загорались зеленые отметки зондов, фиксирующих высоту уровня материковой плиты, устанавливались соединения с соседними зондами и проявлялись контуры поверхности. Разочарованный вздох прошелестел в наших рядах, зеленые точки ложились ровно, максимальные отклонения высоты составляли не более двенадцати метров, что вполне укладывалось в прогнозы геологов.
  
   - Есть! - Модар вскочил со стула, опрокинув его, и нервно ткнул дрожащей рукой в отметку на северной оконечности плато. Там зловеще мерцал красным огонек зонда номер 27.
  
   Мне стало не по себе, нервная дрожь прошлась по телу и истаяла холодком в районе затылка. Я обратился к Эль Мари, специалисту по глубинному сканированию, нашим глазам и ушам:
  
   - Эль, телеметрия на номер 27!
  
   - Превышение высоты над поверхностью плиты тридцать два метра. Похоже, зонд неисправен. Перезапуск 2 минуты.
  
   - Данные по соседним зондам.
  
   - Готово.
  
   Зеленые точки соседних зондов засияли ярче. Расположены в одной плоскости, и только упрямый красный гордо мерцал выше остальных.
  
   - Что там с номер 27?
  
   - Зонд исправен, проверка успешна, погрешность в пределах нормы.
  
   - Соседние?
  
   - Разница в высотах не более четырёх метров.
  
   - Это нормально. Дистанция?
  
   - Около двенадцати километров между соседними зондами.
  
   Я обернулся к главному специалисту глубинного бурения Галли Брос:
  
   - Галли, распорядись о вылете с рассветом глубинников. Нам нужна сеть второго класса с шагом в один километр от центрального зонда номер 27. Установочный комплект РОЗ-103.
  
   - Слушаюсь, магистр, ... но не слишком ли это...?
  
   - Дорого? Не слишком. Я в курсе, что официально такими комплектуются только планетарные корабли. Но сдается мне, что мы нашли свой триумфальный ковш и теперь не упустим его. Как гласит древняя поговорка: "победитель неподсуден". К тому же, независимо от полученных данных глубинной разведки будет реальный стимул откопать эти, без сомнения, шедевры инженерной мысли.
  
  
   ***
  
   Вечером на радостях мы устроили грандиозный пир с элементами исторического реализма, под открытым звездным небом развели большой костер из привезенного топлива древесного происхождения и как дикари жарили на нем мясо, посредством размещения нарезанных кусочков на тонких обсидиановых палочках. Вечер получился мистическим и содержательным, а кто-то даже шутливо завыл на Луну. Первобытный огонь завораживал взгляд, древесные обломки шипели и стреляли искрами, над землей стелился густым туманом едкий дым оксидов органики. От мяса распространялся дурманящий ароматный запах, моментально возбудивший аппетит Даром что отужинали всего час назад, желудок, казалось, подпрыгивал и скакал на задних лапах, предвкушая настоящее угощение, которое отложилось в генетической памяти, незамутненной многими тысячелетиями эволюции.
  
   Надо заметить, что не вся группа отважилась на подобное мероприятие. Точнее всего тринадцать научных сотрудников и оба наших безопасника Ант и Снор, несмотря на комплекс ярких прожекторов, заливающих светом пески на добрый километр от лагеря. Шеф очень гордился и всячески поощрял отважных соратников на подобный подвиг. В тишине негромко звучал его голос:
  
   - Представляете, многие тысячи, а то и миллионы лет назад наши предки тоже сидели у огня, жарили на нем мясо диких зверей, кутались в звериные шкуры и смотрели на Луну, которая и в те незапамятные времена выглядела точно так же, как сейчас... разве что была несколько меньше размером...
  
   Модар возразил:
  
   - Шеф, но ведь наукой не доказано, что человек умел разводить огонь...
  
   - Ерунда. Найдено множество пепелищ с остатками примитивной посуды.
  
   Практикант вскочил на ноги в праведном негодовании, отчаянно жестикулируя:
  
   - Но это не доказывает! Возможно, люди находили места пожарищ недалеко от вулканов, или деревья, подожженные молнией. Это не значит, что человек умел добывать огонь.
  
   Магистр Джад Арко спокойно и терпеливо возразил, объясняя словно новичку прописные истины:
  
   - Да, наука все еще рассматривает возможности и перспективы включения огневладения древних в официальную трактовку истории. Но мы-то с вами не дети, мы видели все своими глазами, трогали своими руками эти удивительные свидетельства древности. Сделать соответствующие выводы несложно. Если конечно пораскинуть мозгами как следует.
  
   Луна нависала над миром все такая же огромная и печальная, с лицом в бледно-серых тонах и темными провалами пустых глазниц. Пауза затянулась, и шеф спросил негромко:
  
   - Модар, а ты успел там побывать?
  
   Практикант уже успокоился и тоже смотрел на Луну зачарованным взглядом не отрываясь, ответил:
  
   - Да, конечно. На экскурсию слетал в прошлом году.
  
   - На светлую сторону или на темную?
  
   Модар напрягся.
  
   - На светлую, естественно, говорят, на темной жутковато...
  
   - Да, темнострах - это один из вечных страхов, доставшийся нам по наследству от предков. Только предки называли его по-другому. Боязнь темноты. Звучит странно, но вполне в духе древности. На темную почти не летают, а если кто отважится, за теми потом долго присматривают.
  
   - Боятся их? Изолируют?
  
   - В некотором роде... точнее, приглашают на работу в дальний космос. Наша цивилизация еще совсем молода. Но и темнострах не сможет устоять на пути прогресса.
  
   - Да бросьте, магистр Джад, вот уж точно ни за что не поверю...
  
   - Разве ты не слышал о том, как мать в минуту опасности легко пересиливает эту боязнь? Как отважно врывается в совершенно темную комнату, чтобы успокоить чадо или устранить проблемы с освещением?
  
   Модар даже привстал, взволнованно озираясь, оглянулся далеко за освещенный круг в самую темноту. Возразил уже неуверенно, понизив голос до шепота:
  
   - Да ну, тоже скажете. Это все ужасы, там такое покажут, что спать неделю не сможешь.
  
   Но Джад продолжал настаивать, будто речь шла не о темноте, а о чем-то светлом, даже радостном:
  
   - Ну что вы, Модар, давно доказано, что материнская любовь она особенная. И гораздо сильнее темностраха. Но и мужчины, как говорилось в древней поговорке: "не гнилыми нитями вязаны".
  
   ***
  
   Через двое суток вторая сеть зондов была готова к сканированию, и мы снова тесным кружком, затаив дыхание следили за ее запуском.
  
   С каждым новым зеленым огоньком кто-либо из команды не выдерживал, и слышался приглушенный вздох, подобный стону разочарования.
  
   Вторя сеть зондов легла ровно, обозначив довольно гладкую поверхность материковой плиты, с незначительными изъянами в виде углублений и выступов. И когда гнетущее ожидание уступило разочарованию, нас снова ждал сюрприз. Еще один зонд сменил цвет, на этот раз на синий.
  
   Шеф изумленно повел бровью:
  
   - Вот как? Вторая бунтующая отметка?
  
   Эль вывела данные зонда:
  
   - Зонд номер 34. Телеметрия... сорок три метра ниже уровня плиты...
  
   - Этого не может быть... проверить.
  
   - Выполняю...
  
   - номер 34 в работе, исправен, погрешность в пределах допустимого. Высота сорок три метра ниже уровня плиты.
  
   Вот это новость!
  
   Модар больше не мог сдержаться, радостно вопя, он пустился в пляс, увлекая за собой Эль, нашего специалиста по глубинному сканированию. Та смущенно отстранялась и вскоре смогла снова усесться за пульт. Ликование коснулось всех. Даже вечно угрюмые безопасники и те засверкали белозубыми улыбками. Команда ликовала до тех пор, пока руководитель не озвучил главный вопрос:
  
   - Но почему он ниже, а не выше как номер 27?
  
   Для нас это стало вторым шоком, но на этот раз все притихли и стали судорожно всматриваться в изображенную на голограмме поверхность с явным изъяном. Шеф повторил вопрос:
  
   -Синий цвет, отметка ниже уровня плиты, что это может значить?
  
   Геолог Ларт Флок высказал предположение:
  
   - Возможно провал?
  
   - Рядом с пиком?
  
   Геолог ничуть не смутился:
  
   - Вообще-то между провалом и вершиной не меньше километра...
  
   - Эль, что там с остальными зондами?
  
   - Встали ровно, разница в высотах не превышает восьми метров.
  
   Шеф вытер вспотевшие виски и махнул рукой:
  
   - Хорошо. Галли, тебе и глубинникам новое задание на завтра. С первыми лучами солнца необходимо развернуть третью сеть. Нам нужны всего два десятка зондов. Из центра между ? 27 и ? 34.
  
   Галли сделала пометку у себя в блокноте.
  
   - Будет сделано.
  
   Обернулся к коллективу и распорядился, отмечая на голограмме новую оранжевую точку:
  
   - С глубинниками понятно. Все остальные под моим чутким руководством с рассветом перемещаем наш лагерь вот сюда. Сборы начинаем незамедлительно.
  
   Оранжевая отметка пульсировала на карте в полукилометре от шахты древних.
  
   Заметив вопросительные взгляды, добавил:
  
   - Именно так, вы не ослышались. Прямо сейчас. Не будем терять ни минуты.
  
   Заметил плохо скрываемое разочарование на лицах сотрудников, сейчас будет вам и сюрприз и мотивация. Снова обратился к специалисту глубинного сканирования:
  
   - Эль, а теперь порадуй нас напоследок изображением с зонда ? 34. С максимальной шириной охвата.
  
   Эль переключилась на зонд номер 34 и задействовала дорогостоящий сканер. На голограмме появились очертания поверхности, расположенной вокруг зонда. Как в сказке перед нами прорисовался большой прямоугольник, по мере поступления данных он обретал объем, стали видны ровные отвесные стены. Через несколько минут на голограмме явственно проступили очертания прямоугольной шахты, которая спускалась в недра материковой плиты, а у одной из ее стен налились объемом и широкие ступени. Эль поясняла по ходу отображения:
  
   - Ширина охвата максимальная, по-видимому, зонд попал в шахту спуска, рядом с краем одной из стен, прямо на ступени. Дно шахты не просматривается. Вывожу увеличенное изображение.
  
   Сейчас я откровенно любовался своей командой, здоровый румянец вспыхнул на щеках, глаза засияли восторгом. Затаив дыхание, мы жадно рассматривали находку и делали первые приблизительные оценки.
  
   - Ширина ступеней приблизительно метров двенадцать, высота сантиметров тридцать пять - сорок, поверхности точно отшлифованные, ровные без сколов и следов износа. Несомненно, судя по циклопическим размерам мегалитов, перед нами сооружение древних.
  
   ***
  
   Через неделю весь мир следил по головизору как наша группа первопроходцев спускается по древним ступеням прямо к массивному сооружению в глубине скалы материковой плиты. Огромный кратер на месте раскопок внушал уважение даже издали. В который раз посетила мысль, какими же силами и энергиями обладали наши предки в прошлом, что смогли построить такое. И не просто построить, а на века и тысячелетия.
  
   Впереди шли безопасники, красиво улыбаясь в голокамеры. За ними по высоким ступеням спускались мы с Модаром, за нами весь состав экспедиции, включая глубинников, врачей и даже повара. Именно в таком порядке, когда наравне с археологами первооткрывателями выступает и обслуживающий персонал. Мы единая команда, отсюда и неслыханная мотивация во благо общего дела.
  
   Шахта оканчивалась огромным фасадом, посреди которого возвышались ворота метра в три высоты. Внутри сооружения уже навели относительный порядок, вытащив наверх обломки мегалитов из обрушившихся стен и перекрытий, большая часть внутренних помещений была блокирована завалами намертво. Здесь еще предстоит много работы. Центральны коридор протянулся метров на сто от входа и оканчивался огромным залом. Небольшая часть механического оборудования из неизвестных сплавов неплохо сохранилась. Здесь угадывались некие постаменты и стеллажи, шкафы с непонятным оборудованием, встроенные в настенные ниши.
  
   Камера охватила помещение по кругу, останавливаясь на отдельных деталях, и вернулась к двери, противоположной входу, ведущую вглубь комплекса. Неплохо сохранившаяся металлическая дверь двух метров высотой была помечена яркой красной надписью. Оператор восхищенно лопотал в камеру что-то о величии древних, о красоте и размерах сооружения. Члены экспедиции разбрелись по помещению, прониклись жаждой открытий, находя различные приспособления и пытаясь представить, что это было такое и для чего оно предназначено. Модар же держался поблизости от загадочной двери, подергал безрезультатно, позвал глубинников и они втроем навалились на рычаг. И эта попытка не увенчалась успехом, несмотря на налитые кровью лица крепких безопасников. Однако пора с этим заканчивать. Так и до беды недалеко.
  
   Магистр окликнул Модара, но было уже поздно. Огромная глыба с неровными краями сорвалась из дыры в перекрытии и ухнула вниз, туда, где перед дверью копошились практикант с бойцами.
  
   Когда пыль немного улеглась и исследователи прокашлялись, вытряхивая песок из глаз и ушей, Джад, холодея, заметил, что дверь приоткрыта.
  
   Модар, как и его помощники, не пострадали, успев отскочить в сторону, а глыба, похоже, ударила точно по рычагу.
  
   Спустя мгновение помещение озарилось красной вспышкой, и пронзительный рев сирены пригнул всех к полу несказанным ужасом. Незнакомый голос из невидимого источника проскрипел что-то на неизвестном языке.
  
   Древние механизмы в глубине угадывающихся коридоров заработали неожиданно тихо. Периодически едва заметно вздрагивали стены и пол. Половина группы с воплями ужаса выметнулась из сооружения, остальные застыли на месте, боясь пошевелиться и даже открыть глаза. Джад даже улыбнулся, когда сумел пересилить свой страх и яростно загнал его поглубже в сознание, отгородившись бетонной стеной инструкций. Оглядевшись вокруг он увидел безопасников, блокирующих открывшийся проход. Поодаль стоял Модар, с несчастным выражением лица, заламывая руки. Вот он уж точно заслуживает порки, и прекрасно это понимает. С удивлением он увидел в дальнем углу Эль, которая не смогла убежать скорее от страха и растерянности, чем от отваги. Но главное, что никто не пострадал. Все целы и невредимы. Шеф глубоко вдохнул пыльный воздух и с явным облегчением смахнул со лба пот дрожащей рукой. Надо ли говорить, что оператор головидения уже суетился здесь, ни на секунду не прерывая свой репортаж, ведь ему посчастливилось попасть в гущу событий. Со страхом и трепетным восторгом живописал миллиардам зрителей текущую ситуацию, не забывая ярко сдабривать ее своими ощущениями. Прислушавшись, Джад невольно поморщился, он всегда считал, что перед широкой аудиторией недопустимо употребление выражений типа: "гвоздь мне в кеды!".
  
   Вопросительно глянул на безопасников, те кивнули в ответ с нескрываемой тревогой, а Ант промолвил, озираясь:
  
   - Уважаемый Джад, на сегодня достаточно. Оставаться далее в сооружении небезопасно. Тут работы непочатый край на расчистку новых завалов...
  
   Торопясь, в растрепанных чувствах мы поднимались по громадным ступеням на поверхность. Мегалитическая находка простояла сорок тысяч лет погребенная в песках, подождет и еще немного. Пару дней на расчистку и мы вновь примемся за исследования, тем временем как раз подоспеет подкрепление в виде координаторов научного совета, в том числе и магистр Риасон будет с нами, он не сможет упустить такой шанс вписать свое имя в историю. Я грустно улыбнулся. При всем том, что мы подсмеивались над ним, дело свое он туго знает.
  
   Группа собралась на поверхности, в некотором отдалении от шахты. Все растерянно озирались, вытирая пыльные физиономии, отряхивали перепачканную одежду. Лекарь Зара Варго торопливо осматривала подопечных в поисках повреждений, но все обошлось. Из-под обвала всем удалось выбраться без единой царапины.
  
   Ант дважды пересчитал специалистов, одного не хватало. Провел перекличку и доложил о пропаже Модара. Вот ведь неугомонный. Теперь он точно напросился. Осталось только найти его, чтобы примерно наказать. Сотрудники также осуждающе кивали, вместе с тем, старались опускать головы и не встречаться со мной взглядами. Разве что Ант со Снором смотрели как и раньше пристально и с профессиональной пытливостью. Даже Эль готова была заступиться за негодника, увидев как я посуровел при имени практиканта. Поэтому выпалил сурово, скорее для нее, чем для остальных:
  
   - Без наказания на этот раз не обойтись, не смотрите так на меня, милочка! И вы все прекрасно знаете, порядок в нашем обществе базируется на строгой дисциплине и неотвратимости наказания.
   Сейчас организованно выдвигаемся в лагерь, где вы приведете себя в порядок, и через полчаса жду всех в совещательной зале. Поиском пропавшего займутся бойцы безопасности.
  
   Ант и Снорк, следуя в сопровождении с бригадой спасателей, с тоской смотрели на заходящее солнце. Конечно, они могли даже прогуляться в полной темноте, но ничто не проходит бесследно. Так недолго и полную профнепригодность получить. Быстрее в катакомбы. Там хотя бы яркое освещение позволит немного расслабиться. Спустя десять минут разбились на пары и прочесывали руины. Координатор спасателей выразил общее мнение:
  
   - Возможно, новый завал надежно укрыл пропавшего и найти его теперь непросто, не говоря уже о том, что он может быть и погребен под обломками. Поиски продолжались до утра, однако даже следов практиканта Модара обнаружить не удалось.
  
   ***
  
   Модар никогда не оставался один в темноте. Первобытный ужас гнал его пыльными коридорами, он где-то протискивался, сзади грозно грохотало и дышало в спину облаками пыли, а иногда и острые осколки породы проносились рикошетом, выбивая по ходу движения фонтанчики пыли. Вот ведь угораздило...
  
   На очередном вираже он крепко приложился о стену, споткнувшись о камень, полетел куда-то в темноту кувырком и с великим облегчением вырубился окончательно.
  
   Он не знал, сколько прошло времени, голо не работало, наверно повредил, фонарь тускло выхватывал из темноты все те же пыльные стены и блоки. Где-то вдали доносился размеренный грохот. Тяжелые удары следовали с равными промежутками. Вот, вроде бы смолкло. Модар прислушался, но кроме биения сердца, заходящегося от страха, услышал лишь шум крови в ушах. Шум этот захлестнул новой волной ужаса, снова вскочить и бежать! Но тут, будто успокаивая, снова донеслось размеренное бум-бум, бум-бум.
  
   Тысячу раз пожалев о своем поступке, он направился на звук ударов, это было все же лучше ужасающей тишины.
  
  
   ***
  
   Сознание с трудом продиралось сквозь толщу мутного тягучего мрака. Сон липкой пеленой застилал глаза, сковывал мышцы рук и ног дремотой и утягивал в томную пучину беспамятства. Усилием воли отмахнулся от зловещей неги и попытался открыть глаза. Тут же зажмурил вновь. Ослепительный свет больно резанул, отозвался пульсирующими разломами в висках. Снова попробовал приподнять веки, будто налитые свинцом, на этот раз медленно и поочередно. Уже легче. Что со мной случилось? Не пил и не баловался дурью, в памяти всплывали обрывки воспоминаний, цветные радужные картинки крутились перед глазами, сливаясь...
  
   Стоп.
  
   Я приоткрыл глаза уже достаточно, чтобы рассмотреть окружающее. Внутри капсулы. Уже хорошо, значит, не проспал на работу, я уже здесь, мысленно улыбнулся. Так-так, вот оно! Два года назад записался в отряд "Красная сотня" добровольцем криосостава. Еще пара лет тренировок и доведения техники до ума и мы отправимся обживать Марс, а точнее обеспечивать безопасность первой тысячи колонистов. Значит все в порядке, все буднично, тестируем, так было сотни раз уже. Странно только, что мониторы не включены. Обычно мониторы светятся голубоватой подсветкой, да и мониторят себе понемногу состояние капсулы, погруженной в жидкий азот. Платили здесь всегда щедро, за первый год работы я успел купить просторный дом и недорогое, но очень резвое авто, а также смог рассчитаться с прежними кредитами. Так что рекомендую, если здоровье позволяет. Холост, правда, но такая у нас работа.
  
   По инструкции, положено сохранять спокойствие после пробуждения и полную неподвижность еще в течение получаса, однако умные мониторы были темны, внутри капсула освещалась только мягким аварийным освещением. Полежал немного, подвигал правой рукой, с трудом, но слушается, и тут же сотни призрачных иголочек пронзили застывшие мышцы, начиная с ладони и распространяясь по всему телу. Восстановительная терапия. Так и должно быть, все в порядке. Легким усилием воли я отвлекся от ощущений и переключился на воспоминания. Интересно, на какой срок в этот раз произошло погружение? Максимально я нырял на две недели, но в нашем отряде был испытатель, который проспал в капсуле целый год. Ему завидовал весь наш отряд. Счастливчик. Теперь получит зарплату за год, да еще в тройном размере, как боевые. Причем для него год промелькнул не длиннее обычной ночи. Но что бы ни говорили про бездельниках в капсулах, а трудились мы по полной, за два года службы в имперской армии так не уставал, как на тренировках "Сотни". Именно здесь выражение "как в космонавты готовят" настолько близко по смыслу к сути.
  
   Так что же с мониторами? Пункт 3.2, проверить показания мониторов... рестарт... не работает. Часть 3, резервное питание. Открыл люк с запасными частями системы и достал батарею. Главное не перепутать полярность. Нащупал выпуклый плюс. Заменил. Капсула озарилась голубоватым сиянием. Хорошо.
  
   Странно, почему же меня не достают из капсулы? А, вспомнил, сержант накануне что-то говорил о неожиданной проверке. Теперь сидит комиссия и потешается, наблюдая, как я копошусь здесь и отрабатываю вводную "сбой питания" после погружения. Ну-ну, не на того напали, я Устав знаю как "отче наш", даже лучше.
  
   В течение следующих 10 минут я уверенно запускал программы и проходил восстановительные тесты. Однако на пункте 8.4 мной овладел легкий шок и кратковременный ступор. Память выдала без раздумий хорошо знакомые строки устава: "Проверка и коррекция даты и времени". Однако компьютер сообщал, что не может получить данные для синхронизации по причине отсутствия соединений. Вот ведь как издеваются. Ладно, идем дальше.
  
   Контроль атмосферы за бортом: - отсутствует, порядок.
   Контроль излучений: норма...
  
   Цифры бежали и бежали по экрану. На первых практических занятиях ужасно кружилась голова от искорок бегающих цифр, потом привык. Колонки складывались в результаты, и итоги сохранялись в памяти, готовые придти на помощь по первому требованию. Таков наш век информационных технологий. И таковы мы - его дети.
  
   Я невольно усмехнулся. Однажды в совсем юном возрасте был с дедом в музее информации. Больше всего запомнилась электронная машинка для счета и выполнения простейших математических функций. Жуткий анахронизм, кажется на ней просто невозможно получить результат. Но дед сказал, что его прадед умело владел такой машинкой. И один считал на весь поселок...
  
   Помнится, я тогда удивленно спросил у деда:
  
   - Дед, разве наши предки были такими тупыми?
  
   - Нет, - ответил дед. - Просто их умения в те времена были связаны с выживанием и добычей пропитания. Считать им приходилось немного, да и то не больше чем пальцев на руках. Ну, в крайнем случае, на руках и ногах...
  
   Упс. Задумался. Двадцать две секунды. Сержант заставит драить капсулу до посинения...
  
   Одним плавным движением облачился в серебристый скаф, щелкнул питанием... и тут сбой. Странно, обычно столько косяков на проверках не подкидывают. Заменил батарею. Контроль. Норма. Герметизация. Порядок. Ну, с богом, всплытие.
  
   Привод капсулы загудел натужно, что-то хрустнуло и оборвалось с металлическим лязгом. Приплыли. Совсем что ли остервенели? Это не проверка уже получается. Может меня тайком на Марс закинули? Ничего, вот выберусь, я им... шутники.
  
   Вручную снял блокировку с запоров капсулы, надавил. Хрустнуло, уперся сильнее, задействовал сервоприводы скафа. Как бы не сломать. Щелк. Крышка капсулы приподнялась с одного края. Уже что-то. Уперся изо всех сил, в глазах потемнело. Крышка жалобно звякнула и отлетела, повиснув на рычаге стопора. Сломал все-таки. Влетит теперь. Но кто виноват, раньше капсула всегда сама открывалась, без усилий. Кругом темно, так и должно быть, капсула находится в герметичной камере в безвоздушном пространстве при очень низкой температуре. Фонарь скафа высветил пульт управления. Привычным движением коснулся сенсорной панели. Ничего. Еще одна странность. Раньше панель всегда была включена. Снова батарейки скисли что ли? Странная закономерность. Озарение пришло не внезапно, просто всплыл ответ, интуитивно и основательно просчитанный подсознанием. Нештатная ситуация, пункт 12.2. порядок действий в случае нештатной ситуации...
  
   Взаимодействие с компом скафа - полный доступ разрешен.
   Время - не установлено.
   Местонахождение - неизвестно. Последние зафиксированные координаты. Ввод.
   Связь. Поиск спутников сопровождения. Не найдено.
   Поиск любых доступных источников. Соединение установлено. Контроль даты и времени. Ошибка.
   Информация со спутника дальнего обнаружения 837-2 ошеломила. Текущая дата впечатляла обилием цифр. Бред какой-то.
  
   Найден второй источник - метеоспутник. Контроль даты и времени подтвержден.
  
   Это что же получается? Я проспал в капсуле почти сорок две тысячи лет? Плюс-минус два года разницы в показаниях спутников спишем на погрешность. По таким мелочам придираться не стану.
  
   И тут так тоскливо стало вдруг. Холодный пот окатил с головы до ног. К этому меня не готовили. Как я мог проспать так долго? Почему не разбудили хотя бы к обеду? Мой попугай теперь точно сдох. Да что там попугай, если не разбудили, значит, некому было разбудить. Мысли, одна другой страшнее, снежным вихрем пронеслись в голове, отражаясь на экране скафа причудливой вереницей цифр. Все, капец. Плакала зарплата за сорок две тысячи лет. Нет моего уютного холостяцкого домика, нет машины, нет моей Лизы, нет родни и друзей,. Ничего больше нет. Ну, допустим, вылезу я из бункера. И куда мне идти? А самое главное зачем???
  
   Но обо мне не могли просто забыть. Это точно не локальная катастрофа. Этот центр обошелся в несколько годовых бюджетов Объединенной Евразии. А подготовка колонизации Марса десятки лет лелеялась и песталась мировым сообществом. Если бы наверху было все в порядке, меня здесь не бросили бы. Да что там я, таких еще нашлось бы десятки среди восьми миллиардов, но уникальное оборудование, передовые разработки. Джеймс Бонд вместе с Бетменом заплакали бы над своей убогостью, увидев малую часть нашего снаряжения. Один мой умный скафандр или скаф чего стоит, высшая защита от излучений, полугодовая автономность без подзарядки. В нем как в космосе, так и на километровой глубине под водой чувствуешь себя комфортно и непринужденно.
  
   Расчетливый аналитический мозг выдал страшный итог: тот мир, который был знаком с детства, который каждый безошибочно определяет для себя ёмким понятием "Родина", тот мир давно сгинул во тьме прошедших веков. И когда это осознание прочно укоренилось в разуме, по экрану снова побежали строки, дублируя настойчивую мысль следования Уставу. Неуверенное мерцание букв, сменилось ровными рядами строк, пунктов, сносок и команд.
  
   Он снова знал, что следует делать. Неуверенность исчезла без следа.
  
   Пункт 20.1. Выяснение судьбы группы, товарищей по "сотне".
  
   Вернулся к капсуле и впервые без сожаления рванул клапан НЗ. Здесь было много полезного, что видел только на тренировках, но жизненно необходимого в данной ситуации. Рюкзак из сверхпрочных стальных волокон удобно уместился за спиной, кобура автомата опоясала ремнем правое бедро, к левому бедру пристегнул лазерный излучатель. Отделения на поясе заняли медикаменты и запасные обоймы, полевой провиант и куча различных приспособлений, назначение которых совершенная загадка для обычного смертного.
  
   Остро кольнула мысль.
   - Установка связи с метеоспутником.
   - Выполнено.
   - Доступ к данным.
   - Отказано. Необходима авторизация.
  
   Сокрушенно вздохнул.
  
   Подпрыгнул, покачал корпусом, подвигал руками. Оборудование сидит как влитое, не болтается и не дребезжит. Порядок.
  
   Замок дверной панели из титана медленно уступал плазменному резаку. В коридоре базы ожидаемо царил мрак. Всюду виднелись следы запустения, слой пыли лежал на полу толстым бархатистым покрывалом. Видимо здесь еще какое-то время работала вентиляция. Проверил состав атмосферы, норма, разгерметизировал скаф, не снимая шлема. Воздух затхлый, но вполне пригоден. Запасы скафа следует поберечь.
  
   Первым делом я направился в соседние криокамеры. Если кто и выжил, так это товарищи по несчастью. Вызвал в памяти последний день известного мне мира. Ничего необычного не заметил. В тот день в погружение уходили целым отделением, то есть десяток бойцов "красной сотни". Выходит, у нас было больше всего шансов выжить. Капсулы размещались в соседних изолированных камерах, каждая пронумерована, на входной панели-двери моей комнаты погружения ярко-красным выведен номер "10". Я прошел к соседней камере и уже привычным движением резака взломал замок. На этот раз управился быстрее. Повышаю квалификацию. Несмотря на сломанный замок, панель заклинила и никак не желала утопать в стене. Попробовал резать саму панель, но титан поддается туго. На эту работу уйдет целый месяц. Постучал по стене рядом с панелью, стена в этом месте не должна быть слишком толстой и явно не из титана. Резак с легкостью прорезал дыру, чуть задержавшись на керамической оболочке, затем расширил, и, затаив дыхание, я пролез в камеру номер 9. Кокон капсулы был цел. Внутри лежал мой сослуживец, китаец Ли Джансун, мастер спорта по вольной борьбе, всегда жизнерадостный и крепкий как кремень, надежный как титановая плита, мы немало вместе пролили пота на тренировках, наверное потому еще, что пришли в отряд в один день.
  
   Я вздохнул с неимоверным облегчением, на глаза навернулись непрошеные слезы, которых я впервые не стеснялся. На сердце чуть потеплело и оттаяло.
  
   Беглый осмотр показал, что с капсулой все в порядке, однако модуль автоматики пробуждения и терапии был уничтожен обломком плиты с потолка, видимо не так давно упавшим. Этой камере повезло меньше чем моей. По прогнозам в ближайшее время Джансуну ничто не угрожало, но пробудить его я пока был не в состоянии.
  
   Ладно, что-нибудь придумаем.
  
   В следующей камере капсула была уничтожена давно обрушившимся потолком. От сослуживца осталась лишь груда изломанных костей.
  
   Камера номер 7 по-видимому лишилась питания и герметичности очень давно. От капсулы и оборудования осталась только куча пыли и ржавчины, даже кости неумолимое время перемололо в прах.
  
   В камере номер 6 меня ждала открытая проржавевшая капсула. Здесь был и пилот капсулы Даниленко Игорь, добродушный здоровяк, душа компании. Я представил, как он очнулся с ужасными ранами в боку, с неимоверным трудом выбирался из поврежденной капсулы, раны оказались тяжелыми, даже скаф не помог пережить их. Выбрался, да так и застыл в шаге от выходной панели. До сих пор его останки лежат с протянутой к двери рукой.
  
   Я резал и резал замки на панелях криокамер, невзирая на усталость, забыв про сон и голод. Слепая ярость придавала сил, клокотала в горле рычанием. Ну что за нелепость, пролежать в капсуле сотни веков и умереть на пороге выхода. Как такое могло случиться?
  
   С номера 5 по номер 3 комнаты оказались полностью завалены обломками перекрытий и стен. Искать здесь было уже некого и нечего. Но на всякий случай я разгребал завалы, каждый раз натыкаясь на остовы капсул, чтобы убедиться наверняка и больше сюда не возвращаться.
  
   Пилот второй капсулы медленно умирал прямо во сне. Утрата герметичности камеры, отказ систем слежения. Он еще был жив теоретически, но нижние конечности уже начали размораживаться безо всяких процедур восстановления. Тлетворный запах разложения заполнил некогда стерильную камеру. Эрику Свенсону оставалось гнить считанные дни. Его я всегда недолюбливал. Начиная с первых дней в "красной сотне" он задирал новичков, постоянно угрюмый и отчего-то злой. А однажды даже крепко побил Ли Джансуна за отказ вылизывать его капсулу. За что его чуть не отчислили из отряда. Но и это Свенсону почему-то сошло с рук. Таким он мне и запомнился, злобный и безжалостный зверь с садистскими наклонностями. Он прижал Ли к капсуле вне сектора обзора видеокамер и молотил своими пудовыми кулаками со всей дури. Когда я зашел в его комнату в поисках Ли, тот смело смотрел прямо в ненавистные голубые глаза Свенсона и хрипло шептал окровавленными губами:
  
   - Успокойся, тигр, мы не на арене.
  
   Эта сцена еще стояла перед глазами, а я уже тащил Эрика к своей капсуле. Уложил, заварил как смог крышку и запустил режим погружения. Это как минимум даст ему отсрочку и надежду.
  
   Во время короткого отдыха, быстро утолив голод, я снова ощутил прилив сил.
  
   Осталось проверить последнюю капсулу в камере номер 1. Снова резак, ломаем замок привычным движением. Камеру наискосок пересекала трещина шириной в полметра. Капсула оказалась разорвана пополам вместе с телом нашего сержанта.
  
   Вот и все. От целой "красной сотни" осталось два с половиной человека. Полтора из которых спят вечным сном...
  
   Часа два я потратил в поисках остатков жидкого азота. Потрошил испорченные капсулы, попутно реквизируя неповрежденное оборудование и батареи. С этим уже можно будет что-то придумать.
  
   Присел отдохнуть и незаметно провалился в зыбкий сон...
  
   Сегодня Лиза особенно хороша. Ей так идёт эта прическа карэ. В голубых глазах сверкают бесенята, а обворожительная улыбка предназначена только мне одному. Первое время жутко ревновал, пока не убедился, что с другими моя Елизавета ведет себя совершенно иначе, точно снежная королева, не меньше.
   Я поймал её в нежные объятия, но она со смехом все пряталась от горячего поцелуя, крутила головой, взметая обворожительные локоны. Мои ищущие губы дважды мазнули по бархатистой щеке, но поймать уста им было не под силу. Сжал в объятиях крепче и наигранно возмущенно воскликнул:
  
   - Ах ты, хулиганка! Вот я тебе покажу!
  
   Лиза сделала вид что немного расстроилась, впрочем, всего на секунду и не всерьез. Состроила испуганную гримаску и торопливо прошептала:
  
   - Ну, подожди немого, Вань! Сначала я должна тебе кое-что сказать.
  
   - О, женщина! Коварство твое не знает границ! Ты дразнишь меня?
  
   Улыбнулась, прищурив прекрасные глаза, блеснувшие голубыми льдинками. Но снова посерьезнела, положив руки на мои плечи.
  
   - Немного дразню. Знаешь, у нас будет ребенок...
  
   - Не может быть! Я ведь почистил в тот раз зубы. И ноги вымыл с мылом тоже.
  
   Лиза отстранилась, напряженно всматриваясь в мои глаза, и спросила уже строго:
  
   - Горский, ты хотя бы пять минут можешь быть серьезным?
  
   - Могу. А что за ребенок? Мальчик или девочка?
  
   - Это пока еще неизвестно. Так что ты думаешь об этом?
  
   - Да ничего не думаю, вот появится, тогда и подумаем вместе. А что? Детеныш человека компактен поначалу, много места не займет, прокормим как-нибудь. Имя сам выберет, как только подрастет немного...
  
   Теперь Лиза разозлилась не на шутку.
  
   - Ах ты невежа! Я тебе поверила, думала ты нормальный, ответственный и серьезный! А ты только отшучиваешься! Да как ты можешь вообще, после всего... а я-то дуреха...
  
  
   Проснулся в липком поту. Сверился с хронометром, прошло пять часов. Нормально. Проверил капсулы товарищей, порядок. Позавтракал наскоро. Мелькнула мысль, без полноценного питания так недолго и форму потерять.
  
   Активировал скаф.
  
   Соединение. Установленные накануне связи без изменений. Хорошо.
   Режим инженер-спасатель активировано. Подключение баз данных. Готово.
  
   Сам-то я не инженер ни разу, соответственно и понятия не имею, как снимаются и тем более подключаются модули капсул. Но умный скаф и в этом всегда готов помочь.
  
   Модуль автоматики пробуждения и терапии я снял со своей капсулы согласно инструкций скафа, как с наименее пострадавшей. Подключил к капсуле Ли, протестировал. Исправно. Повторное тестирование. Норма.
  
   - Хватит дрыхнуть, Ли. Пора просыпаться.
  
   Запуск процедуры всплытия.
   Жидкий азот схлынул в резервуары смертельным холодом. Специальный раствор очистил тело и потоки теплого воздуха хлынули внутрь, туманом поднимаясь над бездыханным телом пилота. Инъекторы и датчики вылезали из боковых ниш один за другим и делали свою работу. На панели загорались выполняемые программы и отметки об их выполнении.
  
   Я стоял рядом и наблюдал за чудом пробуждения, затаив дыхание. Последняя отметка загорелась тревожным красным огоньком. Где-то я напутал, несмотря на помощь скафа... Обратная процедура продления сна не заняла много времени и выполнялась уже автоматически.
  
  
   ***
  
   Неприятный холодок коснулся затылка, чувства обострились до предела, сознание отметило малейший шорох, краем глаза зацепило смутную тень. Мгновение спустя кувырком крутанулся к капсуле, прикрывая ее своим телом, опустившись на одно колено для устойчивости и нацелив излучатель в проем взломанной двери. Рефлексы не думают, они просто работают, как учили.
  
   Шорох больше не повторился, в коридоре было пусто. Скаф заботливо подсказывал.
  
   Выявление вероятной опасности.
   Устранение источника.
   Поиск следов.
   Базы следопыта готовы к загрузке.
  
   Жизнеобеспечение капсул в норме. Первым делом заблокировать дверь с капсулами товарищей. Огромные блоки ложились ровно, составляя ряды. Настало время заняться непрошеными гостями. Судя по отпечаткам, тот, кто наблюдал за мной, был мал ростом, небольшие следы ясно отпечатались в толще пыли. След от мягкой подошвы с неглубоким протектором после подгрузки баз на экране скафа будто подсвечивался в помещениях, ярко мерцая в темноте.
  
   Пока возводил стену, невольно припомнил нашего инструктора по выживанию, в прошлом старшину космодесанта, и самый первый его урок. Отделение висело на турниках головой вниз, держась за перекладину только пальцами ног. Инструктор подходил к каждому и ударял в живот длинной палкой. Сначала несильно. Затем сильнее и сильнее. Помню, жгучая обида захлестнула разум, заволокла туманом и сам не знаю, как вышло, но я оказался на ринге против инструктора. Тот спарринг был уроком, жестоким, но необходимым. Мгновение спустя, с мокрым от крови лицом я барахтался на матах, не в силах сделать вдох. Сознание между тем ясно впитывало мудрость, вбитую годами на упорных тренировках, вещавшую голосом инструктора:
  
   - Боец не имеет права полагаться только на силу и мускулы. Рефлексы - вот ваше главное оружие. Ваш организм готов к тренировкам, пусть разум не мешает ему. Доверьтесь своему телу и его ощущениям, и увидите, что вашему могучему организму многое по плечу такого, о чем раньше не могли и подумать. Избавьтесь от предрассудков и чувств, от привычек и воспитания. Пусть ваше тело само парирует удар и наносит в ответ.
  
   Инструктор говорил спокойно и уверенно, тот урок не прошел даром. Через месяц это простое упражнение на турнике с легкостью выполняли все. Лупили друг другу в живот со всей дури, но мышцы пресса рефлекторно сокращались, выстраивая непробиваемую защиту, а пальцы ног компенсировали энергию удара, не позволяя рухнуть с перекладины. Боли при этом почти не ощущалось. Это был лишь первый урок...
  
   Наконец стена была готова, товарищи по несчастью в безопасности. Пришло время заняться вопросами разведки и текущей обстановки. Следы упрямо вели в сторону выхода из подземного комплекса, однако странно петляли, обходя неожиданными маршрутами наглухо заваленные проходы. Судя по следу, шпион не был профессионалом. Более того, дважды заметил, что следы натыкаются на стены, размазываются по пыльному полу, будто оскальзываются, на основании чего сделал вывод, шпион устал или ранен, либо испытывает еще какое-либо неудобство...
  
   ***
  
   Модар в исступленном отчаянии летел по пыльным древним тоннелям. Падал, оскальзываясь на поворотах, вздымая в воздух пыльные вихри, чихал, поднимался, и снова бежал. Ужас увиденного пересилил даже темнострах. В голове назойливо крутилась единственная мысль. Бежать. Бежать изо всех сил. Так быстро, как только возможно. В панике практикант снова налетел на стену из огромных глыб, неведомая сила отшвырнула обратно. Да так что затрещали ребра и лязгнули зубы, вызвав новую волну ужаса. Ненадолго пришел в себя, припоминая. Там в глубине катакомб он своими глазами увидел монстра исполинских размеров в серебристой чешуе. Чудовище ударяло в стены, будто играясь, разбрасывало громадные каменные блоки. А когда удалось рассмотреть его в подробностях, оно начало оборачиваться, почуяв добычу. Так вот что за звук был в глубине пещеры, на который Модар так опрометчиво долго брел в темноте. Его снова накрыло несказанным ужасом, скрутило в судороге, вывернув желудок, подкативший к самому горлу. Стало немного легче. Собрался с силами и побежал в направлении выхода, но тут же остановился. Далеко впереди раздавались едва слышимые голоса. Это наша группа, они ищут меня! Предупреждающе пронеслось в голове, влетит теперь нешуточно, то тут же отмахнулся с едва мелькнувшей улыбкой. Воровато оглянулся в темноту и, прихрамывая, кинулся к выходу в круглый зал. Свои - это свои. Накажут немного, поделом, но все равно простят и забудут. Живьем точно не сожрут, они же не монстры в серебристой чешуе...
  
   Практикант жалобно пищал, когда вываливался в зал через полуоткрытую дверцу. С порога он увидел, как к нему спешат геолог Ларт с безопасником Антом, но в двух шагах от товарищей он заметил, как выражение ужаса коснулось их лиц. Смотрели они не на Модара, а за его спину. Как в замедленной съемке удалось обернуться только с неимоверным трудом, скованные страхом мышцы не желали подчиняться. Пронзительно взвизгнув осыпающейся ржавчиной, дверь распахнулась неожиданно легко, ударилась в стену с зубодробительным грохотом и повисла на одной петле. Монстр в серебристой чешуе перешагнул порог и остановился, на его голове был прикреплен яркий источник мертвенно-голубоватого света.
  
   ***
  
   Иван шагнул за порог и застыл в недоумении. Главный зал контроля неплохо сохранился, что касается стен, но от оборудования не осталось ничего. Здесь же друг к дружке жались три мелких зверька, ростом не больше полуметра, отдаленно напоминавших не то обезьян, не то ленивцев. Большая круглая голова с едва заметным пятачком носа возвышается над тщедушными плечами, черные бусинки глаз будто выглядывают из щелок-век, полуприкрытых короткой шерстью, как и все тело. Забавные зверьки, подумал Иван и тут же понял что с ними не так. Зверьки были одетыми и обутыми. Осмысленный взгляд. А значит они разумны, раз рядом нет фотографа с цепью...
  
   Однажды в отпуске возвращался с морского пляжа на гостиный двор, так фотографы сновали со своими зверьками, точно также разодетыми в нелепые одежды не по размеру. Попугаи, обезьяны, один даже со львом был. Выбор пал тогда на обезьяну, фото получилось превосходное, правда, с неприятным осадком на душе. Всякий раз, вспоминая тот день, Иван нехотя почесывал левую скулу, которая тогда неожиданно разболелась. Фотограф был бессовестным человеком, назвал цену за фото баснословную, Иван сильно разозлился, а дубинкой по лицу получил уже от наряда полиции, когда встряхнул фотографа и нечаянно разбил его фотокамеру...
  
   Между тем действующих лиц в зале становилось все больше. Спотыкаясь, вбежала еще группа местных, более многочисленная, пять особей, уж и не знаю, различаются ли они по половой принадлежности. Машинально отметил, рефлексы не дремлют, как в руках уютно разместился "бизон 2М", впечатляющий бешеной скорострельностью и кучностью. На лбу ближайшего зверька застыла крохотная точка инфракрасного прицела, невидимая невооруженным глазом, но отчетливо сияющая на экране скафа. Самый дальний зверек с правой стороны вытянул руку с непонятной серебристой трубкой, целится гад.
  
   Ивану стало не по себе, срам-то какой, испугался обезьянок. Но тут же вспомнил о товарищах в капсулах и решил что рисковать в данной ситуации неразумно. Помедлив еще секунду, все же сделал вывод об отсутствии непосредственной опасности, щелкнул предохранителем и одним движением зафиксировал автомат на бедре.
  
   Это простое движение было настолько молниеносным, что произвело эффект разорвавшейся бомбы. Все пришло в движение. Магистр Джад с геологом Лартом отпрыгнули и укрылись за выступом в стене, коротко полыхнул излучатель Анта, послышался предостерегающий вскрик Снора. Повинуясь команде безопасника, все застыли на своих местах. Серебристый монстр горделиво высился у двери, недвижимый словно металлическая статуя. Заряд излучателя попал в лицевую часть шлема. Впрочем, без должного эффекта. Иван поморщился, поморгав правым глазом, будто ослепило на мгновенье лазерной указкой. Погрозил строго пальцем шалуну и произнес:
  
   - Больше никогда так не делай.
  
   Ант выронил излучатель, его руки предательски тряслись. Модар же, напротив, неожиданно успокоился. То ли речь чудовища так подействовала, то ли жест грозящего пальца показался знакомым. Удивляясь собственному безрассудству, он сделал пару робких шагов навстречу, вытянулся во весь рост и отважно взглянул прямо в лицо чужаку.
  
   Зверушка, мелко вздрагивая, отчаянно тыкала себя верхней лапкой в область груди и пищала:
  
   - Модар, Мо-дар.
  
   На Ивана снизошло озарение. Он дружелюбно улыбнулся и ударил себя кулаком в грудь, зверушка при этом испуганно пригнулась и зажмурилась. Когда она снова раскрыла мелкие щелки черных глаз, монстр тоже представился:
  
   - Иван. Иван Горский.
  
   Модар оглянулся на товарищей в поисках поддержки и снова уставился на Ивана.
  
   - ... иов... иав... иона... иоан?
  
   - Да нет же, просто Иван. И-ван! Во как.
  
   Зверушка закивала радостно:
  
   - Иоанн!
  
   Мысленно махнул рукой, да черт с вами, басурмане проклятые. Что с вас взять. Даже говорить толком не можете...
  
   Снова ткнул себя в грудь кулаком, - Иван.
   Указал на Модара и произнес, - Модар.
  
   - А кто вы такие? - Иван характерным жестом повел рукой над всей группой карликов.
  
   Мелкие переглянулись и самый старший из них что стоял, прячась за выступом в стене, с шерсткой, тронутой сединой, ответил:
  
   - Гомоны.
  
   - Понятно. Гномы по-нашему. Ну, будем знакомы. Приветствую вас, гомоны! Я пришел к вам с миром.
  
   Они переглянулись снова, что-то прощебетали в коротком споре и закивали головами, обернувшись к пришельцу.
  
  
   ***
  
  
   За ужином в большом шатре царило оживление и непривычное возбуждение. Вся команда окружила Модара тесным кружком, заставляя вот уже в который раз поведать свой рассказ. Герой входил в раж, совсем уже нескромно привирая, снова и снова рассказывал о первой встрече.
  
   - ...гляжу ему строго прямо в глаза, а сам думаю, как же мне его такого огромного и безобразного в лагерь теперь тащить... разбегутся все в страхе...
  
   Заносило Модара уже нешуточно, подбадриваемый соратниками, он ярился все больше и больше. Вокруг ахали и аплодировали, подогревая героя на новые подвиги...
  
   А в это время Джад Арко уже второй час подряд откровенно скучал. Беседа с верховным координатором Кодиром Воленом после короткого доклада грозила затянуться до утра. Надо же, Джад впервые разговаривал с предводителем человечества, но ожидаемого трепета он не испытывал. Может потому еще, что привычные сдержанность и дисциплинированность не могли больше усмирить жажду познаний первооткрывателя. Подумать только, в соседнем помещении под присмотром безопасников находится древний, живой древний, непонятно как уцелевший, он пришел к нам из невообразимых глубин истории.
  
   - ... магистр Арко, вы слушаете меня?
  
   Голос верховного безжалостно выдернул из грез размышлений и брякнул с размаха о ребристую действительность. Джад выдавил то, чего от него и ожидали, по его мнению.
  
   - Да-да, конечно. Мы усилили контроль за периметром, насколько это возможно в наших полевых условиях. Древний находится в соседнем помещении, под присмотром безопасников, общение с ним запрещено...
  
   Верховный перебил, в его голосе промелькнули жесткие нотки:
  
   - Что вы заладили, в самом-то деле? Это будете докладывать завтра координатору планетарной безопасности. Он в курсе, с самого утра будет у вас. Вы прекрасно знаете, магистр, что древние не разгуливают у нас просто так. Вы ответственный работник на своем посту, вас непременно ожидает повышение в самое ближайшее время, как героя, сделавшего огромный шаг в будущее, даже не шаг, а целый прыжок. Вся цивилизация перед вами в долгу. Именно так, не спорьте, пожалуйста.
  
   Он сделал паузу и перевел дух.
  
   - Именно поэтому вы теперь должны работать не так как раньше, теперь требования и ставки гораздо выше.
  
   Магистр осмелился все же переспросить:
  
   - Я с превеликим удовольствием сделаю все, что в моих силах, но не могли бы вы уточнить, уважаемый верховный координатор, что конкретно вы хотите от меня?
  
   Верховный взглянул так, будто впервые увидел археолога, будто усомнился в том, что разговаривает именно с магистром Джадом Арко, в глазах промелькнуло удивление, сменилось краткой вспышкой гнева и окончилось тревожным пытливым интересом. Он продолжил:
  
   - Не забывайте, Арко, в наших с вами руках судьба человечества, всех двадцати девяти миллиардов. Я не преувеличиваю, с вас теперь особый спрос. У древнего имеется информация, жизненно важная, технологии, устройства. Мы с вами должны сделать так, чтобы это все богатство, все наследие древних, свалившееся на нас, тщательно оберегалось и хранилось в тайне до особого распоряжения. Создайте комиссию, которая будет отсеивать информацию и выдавать общественности строго дозированными порциями.
  
   Вот оно как... почему я сразу не догадался? Верховный координатор всегда отличался от простых смертных тем, что мыслил стратегически, масштабно, просчитывал ходы и комбинации на много лет и даже поколений вперед. Другой не смог бы даже оказаться на его месте. Джад пробормотал ошарашено:
  
   - Да, конечно, верховный...
  
   - Ах, оставьте эти реверансы, Джад. Мы с вами не в том положении, чтобы расшаркиваться и кланяться. В общении с вами мне нужна рабочая атмосфера, скупая и строгая, но максимально полная и доверительная. Так что впредь попрошу...я и так потерял уйму драгоценного времени, а его всегда не хватает. Итак, разузнайте все о древних, быт, история, археология, медицина, социология, технологии, устройства. Подключайте любых специалистов. Это потребует немало времени и средств. Ваш проект на данный момент имеет максимальный приоритет, поэтому отчитываться будете напрямую мне, для начала еженедельно. В средствах вас не ограничиваю. На ваше имя открыт безлимитный спецсчет. И еще личная просьба, постарайтесь добиться расположения древнего к нам, мы хотя и далекие, но всё же родственники. Моя интуиция подсказывает, что он может стать бесценным даром для всего человечества и нашим верным союзником.
  
   - Слушаюсь, верховный...
  
   - Магистр, между нами... как вообще этот древний вам показался?
  
   Магистр с силой потер виски, небрежно пригладил взъерошенную шевелюру.
  
   - Иван.
  
   - Что вы сказали?
  
   - Я говорю, его зовут Иван, Иван Горский, но это трудно для произношения, мы называем его Иоанн. Если отбросить в сторону субъективное, он ведь великан и чрезвычайно силен, то общее впечатление предок производит благоприятное. Выделю основные особенности: высокий интеллект, молниеносность реакций, дисциплинированность, сдержанность и наиболее вероятно, что он руководствуется понятиями справедливости и гуманности.
  
   Верховный выказал живейший интерес, вскинул удивленно брови:
  
   - А на основании чего вы делаете такие выводы? По первым пунктам понятно. А гуманность и справедливость?
  
   - Он пошел на контакт с нами на основе равноправия. Не пытался доминировать, угрожать или запугивать, хотя это получилось бы легко и естественно. То есть, в общении с нами он держится на равных. А это противоречит рациональности, являющейся основой сильного интеллекта. Простой пример, зачем долго убеждать, когда можно прикрикнуть или ударить. Первый путь контакта долог и тернист, второй быстр и логичен. Он большой и сильный, мы маленькие и слабые. Но древний выбрал тернистый путь постижения, устранения недопониманий, нахождения взаимовыгодных путей и в идеале сотрудничества. Мы ведь даже познакомились, а это значит, что он рассматривает нас как личностей, а не как букашек.
  
   - Вот даже как? Кхм... все, магистр, я убедился, что не ошибся в вас. Жду вашего доклада в конце дня. И еще. Вызывайте меня в любое время в случае чего. На сегодня ваш древний - это наша задача первостепенной важности.
  
  
   ***
  
   Этой ночью спать магистру Арко почти не пришлось, он вызвал кучу специалистов различных сфер, самым наглым образом прервав их безмятежный сон. Долго втолковывал полусонным и не соображающим что от них требуется срочно собраться и бросить все дела. Неоднократно срывал голос, ругался и ссылался на верховного. Несколько раз укладывался отдохнуть, но снова вскакивал как ужаленный, вспоминая очередное неотложное поручение, снова вызывал и уговаривал, стращал немыслимыми карами упрямых и бестолковых. Но костяк координаторского центра исследования древних он составил. Удовлетворенный результатом, рассуждал приблизительно так, утром прибудут ученые, и новый день мы встретим уже во всеоружии. Вконец измотанный, перед рассветом все же прилег и моментально провалился в тревожный сон. Проснулся, казалось, всего через минуту от дикого крика. С порога комнаты Безопасник Снор вопил, захлебываясь:
  
   - Магистр! Скорее! Древний уходит!
  
   Проклиная бессонную ночь, вскочил на дрожащие ноги, схватил одежду в охапку и ринулся за Снором на выход из шатра. На бегу окликнул бойца, пытаясь вникнуть в смысл происходящего:
  
   - Снор! Что у вас стряслось?
  
   - Не знаю, магистр. Древний спал, мы с Антом дежурили по очереди. А потом... он проснулся и... просто направился к выходу.
  
   - Как же вы допустили?
  
   - Да не пускали мы его, Ант загородил собой дорогу к выходу...
  
   Джад даже похолодел, представив, как жутко и непоправимо могла закончиться такая попытка.
  
   - Так как же он смог уйти?
  
   - Вот так. Убрал Анта с дороги. Просто приподнял его и аккуратно переставил в угол комнаты. Погрозил нам пальцем и ушел...
  
   - А где Ант сейчас?
  
   - Он побежал за древним. Прямо к шахте.
  
   Джад соображал всего мгновение:
  
   - Освещение по максимуму за периметр, доложи по своим каналам и срочно поднимай всех. Собери отважных, кто сможет пойти в шахту и веди их за древним. Он не должен уйти от нас. Когда найдете древнего, ему не препятствовать, только просить и предлагать свою помощь. Головой отвечаешь. Выполняй.
  
   Снор поник, но сразу вскинулся вытянувшись:
  
   - Слушаюсь, магистр.
  
  
   ***
  
   Окружающее пространство выглядело очень странно. Пески до самого горизонта, вдали едва угадывается море. Ого. А раньше до побережья было километров семьсот. Климат вместо умеренного стал жарким, скорее экваториальным. Уже от лагеря приземистых шатров обернулся по привычке в сторону родного бункера, остановился. Кругом песок. Там, где были тенистые зеленые аллеи, где стояли ровными рядами ангары "Красной сотни" и несколько ровных улиц домов сотрудников, везде остался только песок. Над бункером раньше высилось девятиэтажное здание управления наземных служб, утыканное антеннами связи различных калибров. От него остался лишь кривой обломок покосившейся стены, и тот видимо выкопали из песка совсем недавно. Все, что осталось.
  
   Гномы оказались дружелюбными существами. Еще на пути от бункера в лагерь Иван украдкой посматривал на них с любопытством. Отведал их пищу, но одни блюда показались безвкусными, а другие отвратительными. Зато с удовольствием и под общее одобрение выхлебал около литра напитка, отдаленно напоминающего разбавленный банановый сок.
  
   После ужина двое коротышек предложили ему пройти в соседнюю комнату. Комната оказалась пустая, с большим мягким ложем в центре. Иван покосился подозрительно на гномов, застывших в дверях. Те переглянулись, в одном из них Иван узнал незадачливого стрелка, которому грозил пальцем. Наверняка это охрана. Вопрос только в том, охраняют меня или от меня... и какова степень моей свободы. Но решил прояснение статуса отложить до лучших времен.
  
   Стрелок передернул плечами, подошел к кровати и улегся, поерзал немного и закрыл глаза, шумно посапывая. Убедился, что подопечный увидел его представление, встал и жестом предложил попробовать. Иван кивнул и улегся на жалобно скрипнувшую кровать, оказалась она коротковата, но довольно удобна. На первое время решил не снимать скаф, шлем положил рядом с кроватью прямо на пол. Сон подкрадывался легко и ненавязчиво, веки смежились с согревающей мыслью: хотя бы не динозавры вокруг, и хотя бы кому-то я здесь нужен...
  
   Под утро приснился Ли, выглядел он до крайности изможденным и озабоченным. Иван в тревоге придвинулся к другу поближе и уловил слова: ...мне нужна твоя помощь...
  
   Сон слетел мгновенно. Иван встал, подобрал шлем и направился к выходу, но путь ему преградил все тот же назойливый коротышка, он стоял за пологом комнаты, видимо на дежурстве. Гном заверещал тоненько, помотал головой из стороны в сторону и вытянул перед собой раскрытые ладошки в останавливающем жесте, но с тем же успехом мог попробовать остановить железнодорожный состав. Иван застыл на мгновение и нахмурился, вот она, несвобода. Решительно наклонился, нежно подхватил своего надзирателя под мышки словно ребенка, перенес через комнату и бережно поставил в углу, лицом к стене. Хотел было шлепнуть пониже спины, но вовремя удержался от столь опрометчивого поступка. Кто их знает, как у них здесь принято. Вышел из комнаты и увидел второго охранника, спешащего навстречу. Но не сбавил шага, лишь погрозил ему пальцем и направился к выходу.
  
   Иван заканчивал разбирать кладку стены, когда рядом послышались возбужденные голоса карликов. Ант переговорил с ними о чем-то и махнул рукой в сторону криокамер. Древний осмотрел капсулы, произвел какие-то манипуляции с элементами контроля, похоже, все было в порядке. Имелась незначительная течь хладагента, но такими темпами его хватило бы еще на годы. Иван вздохнул с облегчением, сон не был пророческим. Любопытный Ант осмелился приблизиться и также заглянул в капсулы. Спустя минуту карлики встревожено обсуждали находку, но принимать решение предстояло именно магистру Джаду.
  
   ***
  
   Прошла неделя.
  
   Магистр докладывал верховному координатору о состоянии дел, стараясь не упустить даже малейших деталей. Кто знает, что окажется важным. Логика предводителя человечества нередко ставила его в тупик.
  
   - ...похоже, у древнего наметились большие проблемы с оживлением товарищей...
  
   Верховный координатор излучал горделивое спокойствие, но услышав новость, оживился и встрепенулся, прервав:
  
   - Не поверите, магистр, но это совсем даже не плохо. Напротив, это радостная весть для нас!
  
   Джад поперхнулся словами доклада и в немом изумлении уставился на верховного координатора. Тот продолжал.
  
   - Все в порядке, не удивляйтесь моей реакции. Я ждал подобного поворота событий всю неделю. Более того, если вы подумаете логически, то придете к тому же выводу, что и я. Когда Иван Горский, волей судьбы оказался в несвойственном ему мире и времени, что он тогда почувствовал, подумайте и скажите.
  
   Джад Арко призадумался, вспоминая.
  
   - Трудно сказать наверняка. Возможно, удивление. Восторг, гордость за человечество... это маловероятно.
  
   - Нет-нет, все гораздо проще. Он появился здесь один, с двумя товарищами, почти трупами, оторванный от дома, родной цивилизации и привычного уклада. Одномоментно он узнал, что его мира больше не существует, того самого, в котором он родился, вырос и готовился занять место в социуме согласно своему статусу и способностям...
  
   - Ну, если взглянуть в таком ракурсе, то конечно. Многое становится на свои места. Пожалуй, он должен быть подавлен, испуган, растерян, может быть даже озлоблен. Однако эти чувства ему удалось скрыть...
  
   - Именно! Вы уже улавливаете суть. Ради чего, по-вашему, он теперь живет? Исчезла цель, к которой его готовили, больше нет его социума, нет и места, которое он должен был занять. Что ему остается?
  
   Магистр не мог ничего придумать, как ни старался, он пожал плечами и виновато улыбнулся. Но верховный не собирался далее мучить загадками и ответил сам.
  
   - Не понимаете. Я сначала тоже не понял. Как это ни странно, Иван руководствуется долгом, именно к такому выводу пришел я в длительных размышлениях. Это удивительно, от его культуры не осталось ничего, кроме его самого и долга, то есть свода правил, которым его учили следовать с детства. Воспитание, если хотите. Теперь его долг заставляет заботиться о судьбе товарищей. Он обязан им помочь. Что будет дальше с его мотивацией и поступками я пока не знаю. Друзей он разбудит, и в этом мы должны ему помочь. А из его чувства благодарности за помощь мы должны выстроить крепкие узы, которые обезопасят нас от древних и обеспечат нам их поддержку.
  
   Джад сокрушенно покачал головой.
  
   - Боюсь, ваша логика безупречна, верховный. Но мое понимание решительно протестует. Иван делится с нами информацией безвозмездно, считает нас своими потомками, разве вправе мы строить коварные замыслы, спекулируя на его чувствах и долге? Разве ваше достоинство не коробит, когда цинично радуетесь его неудачам?
  
   Кодир Волен как-то по-новому взглянул на Джада, колючий взгляд из прищуренных глаз, казалось, прожигал насквозь злым пламенем. Магистр знал, что высказывать сомнения начальнику в порядке вещей, но сегодня и сам почувствовал, что, обличая верховного, он зашел слишком далеко, переступил черту дозволенного. Однако реакция Волена вновь оказалась неожиданной. Взгляд потеплел, губы раздвинулись в улыбке, верховный рассмеялся. Магистр растерянно смотрел на него, не в силах отвести изумленный взгляд.
  
   - Не обижайтесь, Джад, я давно ожидал от вас подобной реакции. Дело в том, что в отношениях с древними мы не можем руководствоваться только такими понятиями как честь, справедливость и даже честность. Да-да, где-то нам придется умолчать о чем-то, а когда-то даже и соврать, для общей пользы дела, разумеется. Решая судьбу человечества, мы не имеем права на личные амбиции и предпочтения. Не можем быть бескорыстными, ибо это есть расточительство. Не имеем права быть справедливыми, это противозаконно. Не можем быть и честными, не разгласив при этом секретных сведений. Много чего не можем и еще больше обязаны. Вот скажите, к примеру, во время общения с Иваном на все ли вопросы он смог ответить? Или все-таки имеется ряд тем, о которых он предпочел умолчать?
  
   Магистр лихорадочно соображал. Вот оно, поначалу не придавал значения. Сказать по правде, вполне устраивали отговорки типа: "этого я не знаю", "об этом я не вправе говорить" и тому подобные. Неужели Иван действительно решил припрятать козыри в рукаве, и не был откровенен в процессе передачи древних секретов...
  
   - Да, верховный, мы неоднократно находили такие темы, однако по большей части подозрений не возникало. Иван солдат, а не ученый. Специфика его подготовки не предусматривала глубокого изучения технологий и точных научных выкладок. Единственный раз он ответил "это вам еще рано знать" только на вопрос об оружии массового поражения. Что и неудивительно, согласитесь. Причем он не отказал окончательно, а скорее отложил пояснения.
  
   - Ну-ну, не стоит его оправдывать, магистр. Он ведет себя удивительно последовательно и достойно, следуя своему долгу. А знаете, давайте так договоримся, я не стану выказывать корысть и цинизм в дальнейшем, а вы от чистого сердца преподнесете гостю подарок от благодарного человечества за предоставленные знания. Это в духе традиций, и наших и древних, как выяснилось. Ну не знаю... постройте ему дом, просторный и удобный, чтобы вместе со своими товарищами смог там комфортно разместиться. Это будет хороший подарок. А еще системник, нет, лучше сразу межсистемник, чтобы два раза не переделывать. Надо же и древним на чем-то передвигаться. Не сухогрузом же их возить, скрюченных в неудобной позе. На этом пока все, жду от вас проекты на утверждение.
  
   - Да, верховный... только я не понял, почему быть справедливым противозаконно, если я верно вас расслышал.
  
   Верховный вздохнул, обреченно закатив глаза. Тем не менее, принял расслабленную позу и пояснил:
  
   - Все верно, магистр, это действительно так. Странно, что мне приходится объяснять вам простые истины. Дело в том, что закон и справедливость, по сути, совершенно разные понятия. Справедливость - это месть, око за око и зуб за зуб. Казнь преступника за совершенное убийство. А закон - это порядок. Поверьте, справедливость и месть не в состоянии обеспечить поддержание порядка. Закон же, как свод правил, предписанных для исполнения в обществе, необходимый порядок обеспечивает успешно. Потому что, и даже поэтому, мы живем в цивилизованном обществе. Порядок поддерживается законом. А месть и справедливость ведут к хаосу и усилению энтропии, как предрасположенности всего рукотворного и упорядоченного к разложению и распаду.
  
   - В таком ключе, пожалуй, ваша мысль ясна. Благодарю вас.
  
   Закончив, верховный лучезарно улыбнулся и отключил голо. И хотя в целом планы и мотивация предводителя были ясны и понятны, у магистра Арко остался неприятный осадок. Никогда не считал себя слишком совестливым, никогда не относился к сторонникам Единой Веры, но видимо политика и управленческие функции просто несовместимы с чистой совестью. Джад вымыл руки, яростно отскабливая их, снова мылил и скоблил, но чище на душе не становилось...
  
  
   ***
  
   Иван поднялся привычно рано, на востоке только начала розоветь кромка горизонта, разделяющая небеса и лазурную морскую гладь. Небольшая разминка и пробежка по пустынному пляжу придали бодрости и добавили настроения. Свежий утренний воздух, еще не прокаленный солнцем, бил упруго в лицо, оседая легким туманом на коротком ёжике волос. Краем глаза фиксировал легкое движение в лагере. Наверняка Ант наблюдает за подопечным, сегодня его дежурство. Охрана не одобряет ребячеств Ивана. Теперь отжимания. Прохладный песок принял отпечатки ладоней, допуская к упражнению. Касание грудью. Раз-два, раз-два... усмехнулся, припомнив, как на днях переполошил весь лагерь. Однажды утром на прогулке надоело бегать внутри периметра. Прямо на бегу оттолкнулся от кучки блоков и с легкостью перемахнул двухметровую стену. Свобода пьянила, наполняла силой и легкостью. Выкладываясь как на стометровке, пронесся по самой кромке воды, свернул прямо в море, туда, где у самого горизонта солнечный диск торопливо выныривал из воды. И снова летел точно на крыльях, слегка проваливаясь в теплую муть и всё замедляя бег. Искупаться в тот раз не удалось, слишком мелко. Учел, на следующий день в этом месте был вырыт небольшой котлован подручными средствами. С тех пор утренняя зарядка всегда заканчивалась водными процедурами.
  
   Каждый день Ивана теперь начинался с занятий. Четыре часа с утра и три после полудня. Поначалу занимался с интересом, смешило как гномы таращили глаза, постигая русский язык, выведывали устройство двигателя внутреннего сгорания, строения молекул и атомов, математические формулы и законы физики. Было занятно изучать их язык, отдаленно напоминающий птичий щебет и звериный рык. Но, со временем интерес истаял, точно туман под лучами палящего солнца, Иван стал чаще засиживаться в криокамере с товарищами, не оставляя попыток наладить работу модуля пробуждения. Здесь катастрофически не хватало рабочего раствора и необходимых препаратов. Перепробовал все варианты, но с каждым днем только все больше убеждался, что сам разбудить товарищей по отряду он не в состоянии.
  
   Согласно сведений из базы скафа, каждая капсула настраивалась на пилота индивидуально, это означает точную концентрацию набора инъекций, определенное количество специального раствора, который попадает в организм и частично испаряется в капсуле, предохраняя пилота от неравномерной разморозки. Особенность пробуждающего раствора заключалась в высокой проникающей способности в замороженные ткани и в совершенной безвредности для организма. В итоге нашел формулы в базе, вручную рассчитал наборы препаратов для инъекторов, исходя из физиологических особенностей объектов пробуждения, но итог удручал, оставшегося количества не хватит даже на одного пилота.
  
   Долгими вечерами смотрел новости по голо - так называется их объемное видео. Как выяснилось, гномы почти не использовали электрическую энергию, от нее отказались очень давно, сразу после изобретения. В ответ на искреннее удивление прокомментировали: примитивные провода и лампы накаливания, контакты и реле сильно ограничивают радиус действия подобных устройств. Тем более что одновременно с электрической они открыли что-то типа гравитационной, если правильно понял. Плюсы были огромные, перспективы ошеломляли, поэтому об электричестве сразу забыли как о тупиковой ветви, используя только побочные эффекты. Суть открытия сводилась к изобретению расщепителя гравитационных струн, меняющего их полярность, и усилителя, который размещался непосредственно в необходимом устройстве. Вот так. От простого к очень простому. О ядерном синтезе, похоже, не слышали, но имели не менее мощное оружие массового поражения в виде гравитационной волны. Для меня вся их техника выглядела очень странно. Они понятия не имели об инерции, не испытывали никаких трудностей и с ускорением. Скорость воздушных судов в прочных корпусах ограничивалась принудительно только живучестью их экипажей и мощностью установленных гравитационных компенсаторов.
  
   Мегаполисы вызывали искреннее восхищение своей изящной стройностью и неограниченной этажностью. Приземистых строений не было вовсе: мы, мол, не черви и не крысы, чтобы жить в норах. Но что снова поразило и частично объяснило нежелание жить в норах, так это патологическая боязнь темноты. С наступлением ночи большинство гномов закрывались в ярко освещенных личных апартаментах и до рассвета даже не выглядывали на улицу. Исключения встречались редко.
  
   С момента появления в этом новом мире не переставал удивляться капризам природы. Очертания материков поменялись до неузнаваемости, существенно сместились полюса, к примеру, Австралия стала северным континентом и на сегодня полностью покрыта километровой шапкой полярного льда. А в Сибири наоборот, лето круглый год. О Северной Америке напоминает лишь большой островной архипелаг, а Южная стала в полтора раза больше по площади и по большей части высокогорной. Но больше всего поражала воображение эволюция человека. Ведь эти гномы не прилетели сюда из далеких миров, это мои далекие потомки. Эволюция жестоко обошлась с ними. Люди стали мельче и тут каждый раз вспоминались всяческие археологические несуразности прошлого: находки скелетов четырехметрового роста, дорожки из окаменелых следов человека по соседству со следами динозавров, множество окаменелых вкраплений металла в горные породы и угольные глыбы. Эволюция отняла у людей по пальцу на каждой конечности, сделала меньше ростом, покрыла шерсткой и в насмешку добавила пятачок... что тут скажешь, славный путь от драконов - динозавров к бесенятам. К счастью, обошлось пока без копыт, и хвоста с рогами.
  
   Иван старался пока не думать о цивилизации своей эпохи, погибшей по непонятным причинам. Но временами воспоминания всё же бесконтрольно накатывали и накрывали теплом знакомого уютного мира. Вслед воспоминаниям приходило уныние, тоска и безнадега...
  
   ***
  
   Следующие две недели пролетели на одном дыхании в трудах и заботах. Джад Арко похудел и осунулся, отлаживая работу центра. Вопреки требованиям координатора планетарной безопасности, удалось отстоять план строительства именно здесь на Крифе, не без помощи верховного, разумеется. То, что уже возвели, впечатляло грандиозностью и размахом даже древнего. Массивные стены ограждали ЦИД или Центр Исследования Древних далеко за периметром прежнего лагеря. В середине возвышался огромный дворец, не уступающий размерами мегалитическим постройкам древних, и это было неспроста. В нем поселили Ивана, как главную достопримечательность. Две капсулы с его товарищами и остатки оборудования временно перенесли туда же, на этом древний настаивал особо. Дворец находился в непосредственной близости с местом раскопок базы.
  
   На верфях далекой Луны в данный момент заканчивали строительство корпуса дредноута по специальному проекту. Таких кораблей у землян еще не было. Размером с огромный транспортник, он оснащался самой мощной на сегодня гравитационной установкой, способной сдёрнуть с орбиты планету средней величины. И уже это обстоятельство вызывало ураганные споры между сторонниками Единой Веры, Координаторским Советом и Советом Безопасности.
  
   Согласно неутвержденной пока части проекта в качестве навесного оборудования в дальнейшем предполагалось установить на борту лучевые и гравитационные орудия, а помимо прочего Иван непременно добивался и дополнительных кинетических орудий, чем вызвал несказанное недоумение в рядах проектировщиков. И в заключение свел с ума снабженцев по поводу возможности грандиозного заказа на бронирование корпуса из титановых и керамических плит.
  
   Джад Арко в очередной раз вызвал верховного координатора и обратился с докладом за последние сутки:
  
   - ...над ЦИД возведен и запущен гравитационный защитный купол, координатор планетарной безопасности лично утвердил и дал добро...
  
   - Вы и его поддержкой уже заручились?
  
   - Да, и это пришлось весьма кстати. Я докладывал, что поначалу он был решительно против строительства ЦИД в пустыне. Слишком далеко от мира, цивилизации, проблематично наладить слежение и обеспечить безопасность. Но грандиозный размах сразу расставил все по своим местам. Ни на одном материке мы не смогли бы найти достаточно места под такое сооружение. Тем более обеспечить чистоту периметра на достаточное расстояние.
  
   - Как Иван?
  
   - У него все хорошо. Сейчас активно изучает наш язык, успехи просто потрясающие. В общем, мы уже довольно сносно понимаем друг друга. Пожалуй, первоначально я недооценил его интеллектуальные способности. Лингвисты в восторге. Язык древних оказался довольно прост, но их словарь насчитывает ужасно много слов, выражений и оборотов, так что работой они обеспечены на годы вперед.
  
   - Магистр, что вы там планировали с навесным оборудованием для корабля Горского? Я получил тревожные донесения. Это чудо, что меня еще не сожрали активисты Единой Веры, безопасники и Координаторы вместе взятые. И это только безобидный межсистемник. Да, сверхмощный, но фактически транспорт. Представляете, что начнется, когда речь пойдет о вооружении? И дело даже не в затратах, возникает вопрос о потенциальной угрозе. К тому же для разработки и строительства подобного вооружения нет никаких видимых причин.
  
   - Не соглашусь с вами, верховный. Одна причина имеется. Причем существенная. Это Иван. Как я уже докладывал вам, при подготовке к колонизации других планет он специализировался на вооружении, боевых навыках, рефлексах, физической подготовке, на выживании в суровых для жизни условиях. Он способен в одиночку не только выжить, но и победить любого известного противника, нанести критический ущерб и причинить неприемлемые потери. Он воин, и древние отлично его подготовили. И он не видит для себя других занятий. На мой вопрос ответил прямо и без раздумий: "я воин, и останусь воином до последнего своего дня. Чем бы ни занимался, что бы ни делал, я навсегда останусь бойцом. Только, занимаясь несвойственным делом, буду понемногу терять квалификацию. А дальше?" Он тогда еще усмехнулся. "В последний свой день я, наверное, стану плохим воином, слабым и неуклюжим".
  
   Верховный растерянно смотрел на собеседника, впервые не находя слов.
  
   - ...впечатляет... ну за что нам такое наказание... а если он вдруг сойдет с ума? И когда он настает этот его "последний день"?
  
   - О, не извольте беспокоиться! Иван еще совсем молод, по меркам древних, разумеется. Ему двадцать четыре года, не считая, конечно, сорока двух тысяч лет спячки. По его словам жить ему предстоит еще долго, лет восемьдесят - сто.
  
   - Час от часу не легче. Джад, вам не кажется, что лучше бы мы никогда его не находили?
  
   Магистр Арко отчего-то расправил плечи до хруста в позвоночнике и твердо посмотрел верховному прямо в глаза:
  
   - Нет, верховный, не кажется. Спрятавшись от проблемы, ее не решить никогда. Я сожалею только об одном. О том, что не выкопали его раньше...
  
   Верховный перебил нервно:
  
   - Вы не понимаете. Иван - представитель погибшей цивилизации. С его появлением изменилось все, и это только начало, лихорадить нашу систему будет еще долго. Это можно сравнить с неравномерным ростом младенца. Голова уже выросла и стала тяжелее, а соображения еще не прибавилось, и ноги не держат, а живот вообще болит. Конечно, в основном изменения к лучшему. Медицина научилась лечить смертельные болезни и ранения, лингвисты, историки и археологи ликуют. Однако, в стройную отработанную систему в лице древнего вмешивается такой непредсказуемый фактор, что просчитать грядущие изменения становится практически невозможно...
  
   - Я понимаю вас, верховный...
  
   - Не думаю. Возможно, вам совершенно некогда ознакомиться с событиями на континентах и в колониях, вы ведь плотно занимаетесь исследованием культуры древних. К вашему сведению, в монолите Единой Веры назревает раскол, дошло уже до массовых митингов протестов, самосожжения и даже жертвоприношений! Такая дикость была попросту невообразима еще пару недель назад. Колонии Юпитера подали в Совет Федерации петицию об отделении от метрополии и выходе из состава Федерации, причем все поголовно. Стихийно, как на Земле, так и в колониях возникают военизированные организации, они подражают древнему, почитая его как божество, вооружаются и творят бесчинства во имя вселенской справедливости. Ежедневно регистрируются сотни таких ужасных происшествий как драки и смертоубийство, а до появления Ивана это случалось не чаще двух-трех раз в месяц...
  
   - Даже мысли не допускал, что здесь присутствует взаимосвязь.
  
   - Еще как присутствует! Сейчас принимается ряд неотложных мер, порядок мы восстановим. Но что будет дальше? К чему нам еще готовиться? Неизвестно...
  
   - По вашему указанию, вся полученная информация проходит жесткий контроль. У меня целый институт этим занимается, и поверьте, они загружены до предела. До общественности доходит всего одиннадцать процентов информации в чистом виде, остальное только после строжайшей обработки. Все, что можно мы выдаем в завуалированном виде, чтобы не слишком шокировать население. В разделе запрещенной информации остается около пятнадцати процентов, причем со временем эта часть будет рассмотрена более детально, со снятием запрета на большинство информации.
  
   - Значит этого недостаточно! Человечество не готово к такому резкому скачку. Вы говорили об этом с Иваном? Может быть, он сам что-нибудь посоветует?
  
   -Говорил, час назад. Он объясняет тем, что мы еще не готовы к откровениям древних. "Должно пройти немало времени, обеспечивая рост самосознания индивидуумов и общества в целом". Вот его слова.
  
   - Звучит разумно. Но откуда ему знать наверняка? Ведь это не они, а мы постигаем исчезнувшую культуру. Ладно, магистр, договоримся так, отныне вы будете дозировать информацию, не более трети от того, что выдавалось ранее. Ужесточите контроль. В разделы контроля добавьте новый: "опубликование по истечении недельного срока, либо при отсутствии новостей" и так впредь до дальнейших указаний. Иначе весь мир сойдет с ума от переизбытка информации и впечатлений.
  
   - Простите, верховный, еще вопрос. Я прошу дать мне санкции на масштабные раскопки. Вместе с Иваном, мы отметили на карте мира места наиболее вероятного нахождения информационных центров древних. Не думаю, что от них много осталось, но в случае успеха нас ожидают знания в сто и тысячи раз большие. Причем наравне с другими и знания научного характера, математика, физика, астрономия, геология. А это уже готовые формулы, результаты длительных наблюдений и законы чисел...
  
   Едва сдерживаемый гнев исказил лицо верховного координатора Кодира Волена. Он взглянул на Джада точно ястреб на мышь, твердо и размеренно проговорил, чеканя слова:
  
   - Ни слова больше о раскопках! Вы поняли меня, Джад Арко? За-пре-ща-ю!
  
  
   ***
  
   В этот день Джад Арко встретился с Иваном. Тот был спокоен и задумчив. На известия о проблемах также не отреагировал. Тогда магистр Арко решил напрямую поговорить с ним.
  
   - Иван, дело в том, что правительство Федерации серьезно обеспокоено беспорядками. Мир, устоявшийся веками, скатывается в пучину раздора.
  
   - Да, я видел новости по голо. Сожалею.
  
   - Понимаете, мы здорово продвинулись в ряде отраслей, но из-за резкого скачка в развитии возникли волнения. Серьезные и опасные. Боюсь, на время нам придется свернуть часть грандиозных проектов.
  
   - Понимаю, магистр. А как с кораблем?
  
   - О, не беспокойтесь! С кораблем все в порядке, он скоро будет готов. Но вот проект навесного оборудования не прошел утверждение верховного. Там все непросто, на него давят и те и другие. В общем, посчитали этот проект не столько даже затратным, сколько бесполезным, в котором нет никакой необходимости.
  
   - Что ж, магистр, значит, у меня к вам осталось только одна серьезная просьба.
  
   - Конечно, внимательно слушаю вас.
  
   Джад с удивлением и беспокойством наблюдал как у древнего начали краснеть кончики ушей и щеки, наливаясь краской. Он сказал, запинаясь:
  
   - Мне нужна ваша помощь. Мои друзья спят точно замороженные окорочка, а мне не хватает знаний и навыков, чтобы их разбудить. В процессе тестирования я произвел индивидуальную настройку на конкретного пилота, но в капсулах недостаточно медикаментов и рабочих соединений, восполнить их самостоятельно я не имею возможности.
  
   - Ох, уважаемый Иван! Ну что такое вы говорите! Конечно, мы приложим все силы, чтобы ваши друзья вернулись к полноценной жизни. Сегодня же лично соберу группу спецов из смежных областей.
  
   - Спасибо, магистр.
  
  
   ***
  
  
   А в это время на спутнике Юпитера, который был известен Ивану под названием Ганимед, началось заседание большого Совета Четырех Спутников, того самого, набившего оскомину всем ведущим новостей головидения, СЧС Юпитера...
  
   Совет проходил в условиях сугубой конфиденциальности. На повестке дня наиболее злободневными были обозначены всего два основных вопроса, независимость и древние. Первыми выступали координаторы спутников. В основном выступления были довольно сдержанными, однако когда слово предоставили Координатору Ганимеда, в аудитории стало несколько неуютно, и для всех участников ощутимо запахло грозой.
  
   Касим Явол был коренным жителем Ганимеда, который без устали отстраивали и обживали семь поколений его предков. Он не желал ходить вокруг, да около, четко обозначив поставленные перед СЧС цели:
  
   - Хватит кормить Федерацию бездельников! Настало время потрудиться для себя. Мои предки три сотни лет задыхались здесь ядовитой атмосферой, трудились не жалея себя на благо человечества, и встретили свой конец под все новые завышенные требования Федерации, которой все было мало и недостаточно, сколько ни дай. На благополучной Земле никогда не понять, как живут подданные колоний Федерации, ежедневно сражаясь за жизнь и растрачивая здоровье. Они могут только требовать! Вы все видели как Федерация шикарно разместила древних, огромные дворцы, звездолет - межсистемник, но ни слова не было упомянуто о нас. Как будто это не мы отправили на строительство только за последние две недели три больших каравана тяжелого транспорта. Никому здесь не нужно объяснять чего это стоило. Ресурсы эти собирались по крупице на строительство новой орбитальной станции, проект был утверждено верховным еще девять лет назад. Но в Федерации решили что им нужнее...
  
   Координаторы совета все громче выказывали свое возмущение, только один голос пытался им возражать, но на него не обращали внимания. Между тем координатор Явол не собирался больше слушать прихвостней Федерации, потому громким рыком прервал слабые возражения:
  
   - Достаточно! Все вы здесь уже не первый год имеете дело с политикой Федерации. В основе этой политики грубая и жестокая централизация. Отдавая все, что мы произвели, взамен получаем лишь жалкие крохи. Я назову один факт, достойный вашего внимания. На наших местах в совете СЧС было много предшественников. Но править и кое-как сводить концы с концами удается только нынешнему составу. Причина вам всем прекрасно известна. Единственный способ успешного управления колонией на сегодня это сокрытие реальных доходов, искажение отчетной информации по производству и потреблению, обеспечению и потребностям.
  
   Эти слова координаторы и советники восприняли с молчанием. Для них не были секретом приемы успешного правления с возможностью держать свою колонию на спутнике Юпитера хоть как-то на плаву. Надо сказать, что Касим Явол затронул наболевшее, причем решить данную проблему предложил просто и логично, объединив колонии в оппозиционный оплот, с единым централизованным руководством. Однако, несмотря на стройные доводы, координаторы не оставляли опасений.
  
   - Но мы все равно не можем противостоять Федерации, мощь ее безгранична в системе...
  
   - Почему? Во-первых, где мы и где Федерация, причем без нас. Вот именно. Границы Федерации при этом сужаются вдвое! А во-вторых, даже при текущем уровне самообеспечения наши колонии с каждым годом будут становиться вдвое сильнее, не говоря об уровне жизни, что, несомненно, скажется положительно на уровне производства. Одним словом, я не вижу ни одной причины и далее оставаться под властью такой Федерации, которая безжалостно грабит нас на законных основаниях, забирая почти всю прибыль.
  
   - Настало время объединить наши колонии в мощный кулак, который уже через десять лет будет способен противостоять мощи Федерации. Даже если рассматривать проблему в экономическом аспекте, то совместное производство и единое планирование покрывает наши общие нужды на 95%. Из оставшихся пяти процентов четыре составляет наша потребность в силовых установках, производимых на Луне, ими оснащаются транспортники и защитные купола колоний. Причем данный дефицит мы с легкостью можем восполнить, построив орбитальную станцию и новые верфи, согласно все тому же проекту, который Федерация утвердила еще девять лет назад...
  
   - Если вас интересуют конкретные цифры, пожалуйста, можете ознакомиться с докладом, подготовленным моим помощником. Для примера, совокупная потребность всех юпитерианских колоний в металлах равна приблизительно 220 тысячам тонн ежегодно. За прошлый год мы отправили на Землю 390 тысяч тонн.... и так в каждой отрасли. Нас попросту грабят, прикрываясь указами и законами. Так больше продолжаться не может.
  
   - По данной теме я имею честь сообщить вам достоверный факт, Храм Единой Веры, несмотря на колебания и предстоящий раскол, решил поддержать нас в самоопределении, причем не только морально и сочувствием, но и материально, мы получаем большой кредит, которого хватит на постройку верфей.
  
   - Далее. Колонии Сатурна и Марса пока присматриваются, их нерешительность и выжидательная позиция понятны, они ждут наших кардинальных действий, и все говорит о том, что в предстоящем противостоянии с Федерацией они займут нашу сторону, для них тема отделения и самостоятельности стоит так же остро как и для нас.
  
   - Теперь последний вопрос, причем голосование по пунктам я проведу только после его озвучивания. Речь пойдет о древних и их цивилизации. Находка земных археологов под руководством магистра Арко навсегда изменила наши представления о прошлом материнской планеты. Более того, теперь человечеству доступны неизвестные технологии высокоразвитой цивилизации древних, а также и сам древний Иван Горский, солдат и неудавшийся колонист, наш далекий предок и наследник великой цивилизации. Он охотно делится секретами с многочисленной группой ученых и демонстрирует приборы и устройства в действии. Но в Федерации снова решили что человечество - это только земляне, а на колонии великодушие древних не распространяется.
  
   Координатор Ганимеда выдержал многозначительную паузу, окинув суровым взглядом присутствующих. Сдержанный ропот искреннего возмущения и негодования продолжал набирать обороты, грозя перерасти в неконтролируемую стихию. Мастерски не доводя до анархического бунта, Касим Явол продолжил.
  
   - Группа аналитиков во главе с магистром Питером Риасоном подготовила доклад о классификации находок и утраченных знаний. Вопреки интересам Федерации они сделали вывод о том, что полученные данные безосновательно неполны. И прямо указали на существование секретного центра коррекции знаний, полученных от древних. Говоря доступным языком, правительство Федерации не спешит делиться секретами. Более того, ни одна из полученных технологий до сих пор не передавалась колониям. А большая часть информации и знаний древних будет навсегда похоронена в пыльных архивах казематов Федерации.
  
   Гробовая тишина царила среди представителей колоний. Правители осмысливали услышанное, и озвученная информация не оставляла им выбора. Даже те немногие, кто до заседания еще терзался сомнениями, теперь вздохнули с облегчением. Позиции понятны, все стало на свои места.
  
   Последовали выступления координаторов спутников и их помощников, руководителей разведки и обороны.
  
   В итоге пятичасового обсуждения были выработаны ответные меры:
  
   1. Предъявление ультиматума верховному координатору Федерации с требованием пересмотра договоров и планирования, с передачей контрольных полномочий по делам СЧС Юпитера в управление Совета спутников.
   2. Усиление обороноспособности союза спутников, активизирование разведывательной деятельности, направленной на недопущение доминирования Федерации в секторе Юпитера.
   3. Установление контроля за древними и их знаниями, рассмотрение возможности вербовки. Увеличение земного контингента служб разведки и обороны.
   4. Запуск строительства орбитальной станции и судовой верфи под нужды большегрузного транспорта и куполов планетарной обороны. Наладка производства силовых гравитационных установок повышенной мощности.
  
   На этом заседание совета СЧС завершилось.
  
   ***
  
   В голове назойливо крутилось торжественное: "этот День Победы...". Иван не застал в живых ни одного ветерана второй мировой войны, однако привык, что праздник 9 мая вошел в историю навсегда, и песня эта была хорошо знакома. Навевало эту песню радостно-восторженное ощущение праздника. Просторная площадь ЦИД была заполнена битком, пронырливые гномы сновали в толчее как заправские циркачи, разряженные в несвойственные им чересчур пышные наряды. Ивана расположили на ступенях дворца, построенного в честь древних, он возвышался над ликующей толпой, боясь пошевелиться и придавить кого-нибудь ненароком. Несмотря на двойное кольцо оцепления угрюмых федералов в черных мундирах, вокруг постоянно крутилось множество посторонних, репортеры, ученые, распорядители и многие из тех, кого видел впервые. Сегодня жители Земли праздновали Новый Год, 9215 по местному календарю. К этому празднику приурочили и вручение межсистемника в личное распоряжение древнему. По незыблемой традиции перед вручением судна владелец давал имя кораблю, так было и на этот раз. По окончании пафосного выступления должностных лиц слово предоставили Ивану. Десятки тысяч любопытных глаз, затаив дыхание, следили за Иваном, что же скажет древний в этот торжественный момент. Сотни голокамер транслировали праздничное торжество во все уголки солнечной системы.
  
   Иван оробел точно на экзамене. Он никогда не был оратором, к тому же волнение перед лицом огромной аудитории не позволяло успокоиться и собраться с мыслями. Конечно, все детали были оговорены заранее, речь подготовлена с учетом специфики, рядом находилась группа поддержки из ученых и правительства, но как всегда бывает на торжественном мероприятии, всё вызубренное накануне выветрилось из головы, оставив там мешанину громких слов и обрывки речей. Образовалась затянувшаяся пауза, напряжение все нарастало. Иван устало вздохнул, собрался с духом и торжественно произнес:
  
   - Уважаемые... Земляне... в этот радостный день... от лица... далеких предков и от себя лично...
  
   Тут он окончательно запутался и мысленно махнул рукой. Все заготовки напрочь вылетели из головы. Ничего, главное чтобы голос звучал громко и уверенно.
  
   - ... поздравляю Вас с Новым 9215 годом!
  
   Гномы несколько оживились, кто-то вздохнул с облегчением, послышался сдержанный шепот, в толпе засверкали белозубые улыбки. Иван сообразил, что движется в нужном направлении, мысли становились все яснее и четче, а голос увереннее. Предательская дрожь в конечностях пропала без следа.
  
   - ...хочу выразить искреннюю признательность человечеству за теплый дружеский прием. В этом мире я вынырнул на поверхность бытия совершенно растерянный и подавленный тяжкой утратой всего, что было мне родным и близким. Но теперь я вижу, что не одинок в этом мире. Спасибо за вашу заботу! Вы - моя семья и любые трудности нам по плечу... и даже ниже.
  
   Сообразив, что снова сморозил глупость, Иван залился краской стыда. А чтобы как-то скрыть неловкость, начал аплодировать. Вот так всегда, сам себя не похвалишь, никто не похвалит.
  
   Гробовое молчание было ему ответом. Гномы испуганно смотрели, как гигант гулко шлепает одной ладонью руки о другую, и терялись в догадках. Что он делает? Наказывает себя что ли? Но за что? Может быть, его кусают насекомые - паразиты? Впрочем, довольно быстро нашлись сразу несколько чудаков - подражателей, которые радостно запищали и начали копировать движения древнего. Спустя минуту рукоплескали все. Гомонам ужасно понравилась такая традиция древних. А Иван сиял ярче всех, обрадованный неожиданной развязкой своего безнадежно провального выступления. Правда, несмотря на массовость, овации были довольно жидкими. Их можно было принять за шелест ливня по горячему асфальту или шум морского прибоя... но такие мелочи нисколько не беспокоили Ивана.
  
   С легкой руки древнего корабль нарекли странным названием "Варяг". Иван охотно рассказал, как древний корабль с таким названием в одиночку дал бой целому неприятельскому флоту и погиб, не сдавшись в позорный плен, выказав высочайшую воинскую доблесть и героизм. Предки свято чтили подвиг "Варяга", в его честь было сложено немало песен и произведений, как современниками этих событий, так и далекими потомками.
  
   ***
  
   Эскадра легких кораблей под командованием Элмона Коула - координатора обороны Луны, выстроилась в маршевую позицию, покинув орбиту спутника. Ровные ряды легких сорокаметровых разведчиков класса "Грифон-3" образовали по три крыла с обеих сторон от массивного флагмана "Лунный Дракон", каждое крыло состояло также из трех кораблей. Повинуясь командам из центра контроля на флагмане, заострённые носы кораблей хищно развернулись в сторону голубой планеты, разом нарушив все договоренности и соглашения.
  
   Координатор Коул еще раз оценил стройность рядов и синхронность выполнения маневров. Он долгие годы мечтал об этом моменте. Тщеславие и Вера в Единого Господа с трудом, но все же позволили ему пробиться на ответственный военный пост. Временами Коулу казалось что его Вера и терпимость не вынесут очередной проверки, но то ли среди Совета координаторов были последователи Веры, то ли ему незримо помогал сам Бог, тем не менее, Коул продолжал успешно продвигаться по службе. И сейчас настал его час, тот самый, к которому он шел долгие годы, час, когда Коул как наместник бога решает кому жить, а кому пришло время прекратить свое существование. Еще раз одернул мундир, расправляя безупречно отглаженную ткань, и скомандовал эскадре:
  
   - Во имя Господа! К бою!
  
   В ответ прозвучали отклики и доклады о готовности:
  
   - Во славу Единой Веры!
  
   Обозначил цель, порядок сближения и определил время прибытия:
  
   - Выход на цель атакующим порядком! Направление - северная оконечность континента Криф. Тридцать пять секунд до контакта...

Похожие статьи:

РассказыЧеловек умелый

РассказыЭво люция

РассказыЛучшая преображающая

РассказыРаспутье

РассказыРаспутье

Рейтинг: 0 Голосов: 0 736 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий