fantascop

Кармалгур

в выпуске 2016/11/07
29 августа 2016 - Вячеслав Lexx Тимонин
article9000.jpg

Оседлав грифона и стремительно взмыв на нём в грозовые небеса, Олаф думал о сговоре, случайным свидетелем которого стал. Честно говоря, у него в голове никак не укладывалась мысль о том, что магистр Дорум и высший эльф Элендил задумали предать Орден Защитников Седьмого Круга, открыв Звёздный Портал тёмному иерарху Майгешу. Однако, притаившись в огромной библиотеке замка Эйенворт, он лично слышал разговор двух величайших магов. Они обсуждали место и время свершения ритуала, и дальнейшие планы демона-захватчика из другого измерения. Олаф с удовольствием списал бы услышанное на неуёмное воображение, присущее юношам, возомнившим себя спасителями мира, но он своими глазами видел толпы фанатиков, стекающихся со всех концов Астэрии к старому замку магистра Дорума. Мерзкие ритуалы этих безумцев были полны кровожадной жестокости, непонятной светлому мага, всю свою недолгую жизнь посвятившему изучению таинств жизни.

Зловонный дым от чадящих костров, во множестве раскиданных вокруг замка Эйенворт, поднимался достаточно высоко, именно поэтому бегство Олафа осталось не замеченным. Представив на мгновение, что с ним могли бы сделать фанатики-палачи в холодных подвалах замка, попадись светлый маг по неосторожности, Олаф содрогнулся и энергично пришпорил грифона. Золотистого цвета существо с головой орла и туловищем льва, словно почувствовало тревогу Олафа и поспешило подняться как можно выше. Сделав несколько сильных взмахов белоснежными крыльями, грифон вышел из пелены горького дыма и, заложив крутой поворот, направился на юг. Животное знало путь в Тимбертаун – Оплот Защитников, где находился его насест, по каким-то своим признакам, поэтому даже далёкая гроза не могла ему помешать.

С каждым взмахом больших крыльев грифона тревога Олафа становилась меньше. Мрачные серые стены замка Эйенворт быстро удалялись. Когда они смешались с высокими острыми пиками Мрачного Ущелья, а мерцающие ритуальные костры скрылись из вида, Олаф успокоился окончательно.

Под когтистыми лапами грифона монотонно стелились Пепельные земли, усыпанные серыми обломками и напоминающие позавчерашнюю кашу. А впереди путника ждала необъятная туча, зло хлеставшая землю извилистыми молниями. Очень скоро небо затянула чёрная клубящаяся тьма, надвигающаяся так же неумолимо, как и легионы демонов Майгешу, пожирающие миры Седьмого круга.

Яркая вспышка треснувшего пополам неба осветила землю мертвенно бледным светом, выхватив причудливые силуэты высохших деревьев. Последовавший за молнией близкий раскат грома оглушил Олафа. Грифон испуганно заверещал и встал на дыбы, чуть не сбросив седока. Заметив в последний момент, что соскальзывает, Олаф встал в стременах и покрепче прижался к шее дрожащего всем телом грифона.

Непрерывно шепча что-то успокоительное и гладя покрытую перьями шею, Олафу удалось успокоить животное. Вздрагивая при каждой вспышке, грифон продолжил путь.

Хлынул дождь невероятной силы. Олафу показалось, что он со всего маха влетел в бушующий водопад. Он мгновенно вымок до нитки и замёрз.

 Очередной раскат грома прозвучал подобно выстрелу из пушки, дуло которой расположили прямо над головой Олафа. Грифон взбрыкнул, и пронзительно крича, заметался по сторонам.

Не понимая в чём дело, Олаф оглянулся и обалдело уставился на летящий к нему огненный шар. Тот приближался с протяжным гулом, увеличиваясь в размерах будто походя впитывал энергию грозы. Раздувшись до большой тыквы, не долетев буквально пары метров, он взорвался с оглушительным грохотом.

Олафа обдало жаром, но внутри у него всё похолодело – сбоку приближался ещё один шар, а сзади шипел другой. Подсознательно пальцы Олафа сплели узор защитного пасса, а язык произнёс заклинание. Чуть раньше, почуяв опасность, грифон рванул вверх.

Это-то и спасло Олафа от неминуемой гибели: его верный грифон и вовремя поставленный щит.

Но бой не был кончен. Вокруг Олафа клубился пар. Горящие шары, раскалённые до температуры лавы, красили струи дождя в кровавый цвет. Грохот близких разрывов слился в сплошную канонаду. Три чуть более светлых, чем окружающая мгла силуэта всадников на огромных орлах, преследовали Олафа. Будучи сзади, сбоку и сверху, маги непрерывно творили огненные шары и метали их в ошеломлённого Олафа.

Очередной раскалённый шар прочертил сквозь стену воды дорожку, окутанную паром, и взорвался, ударив в магический щит. Олаф почувствовал, как исчезает подпитывавшая его энергия, слишком много сил требовалось для поддержания защиты. Мерцающая сфера стала меркнуть, ещё одного попадания она могла не выдержать.

Яркая молния осветила поле боя, ослепив нападающих. Последовавший за ней грохот настоящего грома напугал орлов. Птицы истерично забились, истошно крича и пытая скинуть всадников.

Олаф понял, что это его шанс. Пригнувшись пониже, он сжал покрепче поводья и опрокинул грифона в крутое пике. Благодаря мысленной связи со своим наездником, грифон послушно сложил крылья и камнем рухнул в низ. Всё быстрее и быстрее набирая скорость, Олаф понёсся навстречу земле. Чудом, лавируя меж высоких шпилей сходящего на нет Мрачного Ущелья, он стремился к причудливым деревьям Проклятого леса. Там, как он надеялся, будет безопасно. Относительно, конечно, потому что лес не даром носил имя Проклятый. Главное скрыться подальше от магов.

Грифон бесшумно нёсся над развесистыми кронами тысячелетних деревьев, следуя ландшафту и буквально как вода, перетекая от одного к другому. Боевые маги не стали преследовать Олафа, видимо, потеряв его в суматохе. Но ещё долго были слышны разрывы огненных шаров, соревнующихся с грохотом бури.

Немного отойдя после неравного боя (если быть точнее – избиения), и уняв бешено колотившееся сердце, Олаф попытался сориентироваться. Но никаких ориентиров: ни лун, ни звёзд, вообще ничего из-за грозы видно не было. Ему снова пришлось понадеяться на чутьё грифона. Слева еле-еле виднелись острые шпили Мрачного Ущелья, а грифон забирал правее. Прикинув в уме, что, судя по когда-то виденным картам, город должен быть как раз по правую руку от ущелья, он доверился животному окончательно.

Грифон летел больше трёх часов. Олаф, устав от потрясений, за это время умудрился немного вздремнуть. Буря кончилась, тучи рассеялись и на небосводе появились звёзды. Вскоре взошла луна Леля, малая сестра Фаты, стало гораздо светлее.

Стало понятно, что грифон движется в правильном направлении. Но было странным то, что лес редел, хотя должен был становиться гуще с приближением южного края материка. Видимо из-за бури грифон всё же немного заплутал, и сделал крюк. Успокоившись, было, Олаф заметил, что грифон как-то странно дышит. Да и каждый взмах белых крыльев давался ему с трудом. Несмотря на огромную силу и выносливость полулев полуорёл требовал отдыха.

Приметив небольшой водоём, Олаф направил животное туда. Сделав для подстраховки круг над тёмной водной гладью и не заметив ничего странного на берегу, заросшему густой осокой, он подлетел к небольшой отмели. Зависнув в воздухе, Олаф собрался уже приземлиться, но неожиданно услышал свист.

Выпущенный кем-то из пращи камень прилетел из темноты и угодил Олафу прямо в висок. Фейерверк разноцветных пятен перед глазами молодого мага сменила кромешная тьма.

Пробуждение было мучительным. Голова, казалось, была наполнена расплавленным свинцом и готова была просто взорваться. Олаф застонал и попытался разомкнуть набухшие веки. Получилось открыть только один глаз, другой был залит засохшей кровью. По болезненным ощущениям он понял, что вся правая сторона лица представляла собой один сплошной синяк.

Он висел вниз головой, будучи подвешенным за ноги. Руки были заломлены за спину и связаны так, чтобы нельзя было пошевелить даже пальцем. Его покрывала верёвка, виток к витку туго оплетавшая тело паучьим коконом. Пара витков проходило через рот, заменяя кляп. Кто-то отлично знал, как следует правильно обездвиживать магов.

Олаф услышал откуда-то сбоку невнятное бормотание и попытался повернуть голову на звук. Но путы были крепкими, у него получилось лишь чуть-чуть качнуться. Бормотание стихло. Кто-то вопросительно хмыкнул. Потом зарычал.

Резкий удар пришёлся Олафу прямо в живот. От боли и неожиданности он зашёлся в кашле и согнулся пополам, несмотря на то, что висел вверх тормашками.

Очухавшись, Олаф увидал прямо перед собой длинноносую длинноухую рожу, разукрашенную полосками разноцветной краски. Жёлтые кривые клыки, увешанные медными кольцами, торчали из нижней челюсти и были столь велики, что не помещались во рту. Рожа что-то спросила, щуря злые близорукие глазки, но Олаф не разобрал ни слова и просто промолчал.

Поведение мага разозлило существо. Оно заверещало, словно его опустили пятками в костёр, и ударило Олафа короткой дубинкой. Было больно, но на этот раз не так сильно, как в первый раз, удар пришёлся вскользь. Обладатель клыкастой рожи отскочил назад и Олаф сумел рассмотреть его полностью. Тощий, сутулый, кое-где прикрытый грязными полосками воловьей шкуры, с копытами на ногах, его похититель напоминал пародию на человека-свинью без пятачка, и был он страшно зол.

Новый удар пришелся в грудь. Едва отдышавшись, Олаф с ужасом заметил, что, заслышав негодующие вопли, на помощь его мучителю спешат ещё по крайней мере четверо клыкастых тварей. В руках они держали кое-что посерьёзнее дубинок. Окружив Олафа, стадо принялось галдеть, размахивая старыми ржавыми клинками.

В дальнейшей своей судьбе Олаф не сомневался. Один из аборигенов уже схватил его за уши и тянул на себя, а другой широко замахивался большим тесаком, вероятно с целью отрубить магу голову. Грязное, ржавое, но тем не менее абсолютно смертоносное оружие, рассекая воздух начало свою прощальную песнь. Олаф смиренно закрыл единственный целый глаз.

Негромкий на фоне воплей клыкастых аборигенов чавкающий звук повторился три раза.

С глухим стуком на землю упал обладатель тесака. Потом его напарник, держащий Олафа за голову. Затем тот, что бил дубинкой раньше. В их шеях торчали арбалетные болты. Гвалт и ор мгновенно прекратился, оставшиеся в живых молча бросились в рассыпную и скрылись в кустах.

На залитую бледным лунным светом прогалину вышел высокий человек с ног до головы закутанный в тряпьё. Даже лицо скрывала старая тряпка, только лишь глаза блестели в тени капюшона. В руках высокий держал тяжёлый арбалет. Он поднял оружие до уровня плеч, прицелился и выстрелил в не верящего в своё спасение Олафа.

Падая с полутораметровой высоты, Олаф потерял сознание ещё до того, как коснулся земли.

Потом был кошмар. Олаф то проваливался в тягостную безумную дрёму, то выныривал на поверхность рассудка. Видения мешались с реальностью в невероятном калейдоскопе. То он видел, будучи распятым на дыбе перед Звёздным Порталом, как полчища демонов проникают в его мир. То слышал приятный шелест листвы и всхрапывание лошади, бредущей по извилистой тропе. Видел зарево, поднимающееся над горящими городами и сёлами, которые не смог спасти, ведь не успел предупредить Орден. Чувствовал мягкую траву, на которую его укладывали сильные, но бережные руки; вкус холодной родниковой воды на запёкшихся губах; тепло очага и приятный запах… серы!

Олаф открыл глаза и тут же зажмурился. Сквозь редкую листву желтоватого кустарника ярко светило солнце. Потихоньку разлепив веки, Олаф осмотрелся.

Был жаркий день. Пахло серой, гарью и чем-то вкусным. Гористая местность, покрытая островками чахлой растительности, была Олафу смутно знакома. В воздухе стоял непонятный шум, похожий на дыхание множества драконов. Вдалеке виднелся курган, похожий на буханку хлеба, верхняя корочка которого подгорела, а посередине разломилась на три почти равные части. В нескольких метрах от Олафа стояли две лошади, привязанные к тонкому деревцу. Неподалёку еле-еле тлеющий походный очаг, окружённый камнями.

У костра лежал высокий человек, замотанный в серые лохмотья. Тот, кто спас Олафа… Когда? Вчера?

Серый приподнялся на локте и что-то непонятное прокряхтел, показывая на костёр, на курган-буханку, на лошадей. Потом снова показал на костёр. На горячих ещё камнях стоял небольшой котелок.

Резко поднявшись с довольно-таки удобной лежанки – сухой травы настелено было много – Олаф схватился за куст, головокружение и слабость предательски подкосили ему ноги. Побороть слабость ему помог запах пищи, который он вдруг услышал. Олаф неожиданно понял, как сильно он голоден, и буквально бросился к котелку. Жирные куски мяса, плавающие в лениво булькающем густом вареве, а также замечательный запах, не оставляли сомнения, что это съедобно. Схватив валявшуюся неподалёку пошарпанную ложку, он окунул её в котелок и хорошенько зачерпнув, отправил пищу в рот.

Насытившись, Олаф ощутил небывалый прилив сил. Он поблагодарил незнакомца за пищу и подумав немного, добавил:

– Ты спас мне жизнь… там, – он неопределённо махнул, имея ввиду клыкастых, – Спасибо!

Серый понимающе покачал головой. Олаф продолжил:

– Мне нужно в Тимбертаун, Оплот Ордена Защитников. Я должен им кое-что сообщить… Это очень важно!

Серый резко перебил:

– Я знаю, что у тебя за весть… Ты много говорил во сне, маг. Я послать птица!

Серый с трудом подбирал слова и к тому-же коверкал их, как будто ему было тяжело ворочать языком. Олаф решил, что спаситель чужестранец и был когда-то ранен, поэтому скрывает изуродованное лицо и плохо говорит.

– Что? Ты отправил птицу в город?

– Да. Я помогу, – серый указал на курган, – Мы не дать Портал вершиться!

Олаф был ошеломлён. Только сейчас он понял, почему место показалось ему знакомым. Шум, который он принял за дыхание драконов, издавали гейзеры, во множестве фонтанирующие на склоне спящего вулкана. Отсюда же и настойчивый запах серы, витавший в воздухе. А курган…

По преданию, посреди Долины Шепчущей Воды меж Орлиных Скал находился Кармалгур – древнее святилище, которому поклонялись многие века назад народы, населяющие эту неприветливую местность. Будучи источником огромной магической силы, Кармалгур наделял их невероятными способностями, одновременно порабощая и разлагая умы. Объединившись, они стали называть себя Хостару – всемогущими. Безумцы возомнили себя богами. Обладающие огромной магической силой, способной ввергнуть всё живое в пучину хаоса, они стали представлять смертельную угрозу для всей Астерии. Они не знали, что через источник на них воздействуют архидемоны, задумавшие покорить Астерию. Лучшие воины сплотились для борьбы с хостару, и победили их ценой гибели многих тысяч живых существ. Величайшие маги обрушили третью самую малую луну Астерии Миту на Кармалгур, уничтожив источник и всё живое вокруг.

История повторяется. Предатели Ордена хотели возродить Кармалгур и с помощью его энергии открыть портал, через который на Астерию хлынули бы легионы демонов.

Страшная догадка возникла в мыслях Олафа.

– Сколько я был без сознания?

– Три дня. Противостояние лун – сегодня.

Великое космическое событие происходило раз в несколько тысяч лет. В этот день, точнее ночь, обе луны Астерии и сама планета выстраивались в одну линию с центральным Светилом. На освещённой – дневной стороне Астерии можно было видеть полное затмение Лели, а на ночной увидеть её тень на Фате. Кроме того, в центре тёмной области, на линии противостояния был и Кармалгур.

– Когда ты отправил послание в Оплот? – с безнадёгой в голосе спросил Олаф.

– Вчера. Ворон быстрый, но…

У Олафа всё внутри похолодело. «Но» защитники не успеют помешать ритуалу, даже если воспользуются телепортами магов. К сожалению, с давних пор Долина была не доступна для магического переноса, словно была окружена невидимым непробиваемым пузырём в сотню километров в диаметре.

Значит, не остаётся другого выбора, кроме как попытаться самому помешать предателям открыть Звёздный Портал.

Видимо понимая, к чему приведёт открытие портала, серый привёл Олафа сюда. Освободив пленника и случайно узнав цель его миссии, он не остался в стороне, а стал её участником.

– Как тебя зовут? – спросил Олаф.

– Халиф. Идём, – ответил серый и принялся распутывать лошадей.

В его решительных движениях не было ни капли сомнения. Что нельзя было сказать об Олафе.

Применив несколько несложных оздоровительных заклинаний, Олаф чувствовал себя бодрее. Но о предстоящей битве с высочайшими магами, и тем более о победе в ней, думал, как о чём-то несбыточном. В его понимании это было всё равно, что бороться одним мизинцем с огромным носорогом.

Их путь шёл через поля гейзеров по неприметной тропке, петляющей по склону горы. Халиф, судя по всему, хорошо ориентировался на местности. Он старался выбирать участки, скрытые от посторонних глаз. В том, что они с Халифом здесь не одни, Олаф не сомневался. Пару раз они натыкались на места чьих-то стоянок, а ближе к вечеру повстречали большую группу разукрашенных людей. Каждый из них выглядел так, словно извалялся сначала в муке, а потом в грязи. Человек тридцать голых по пояс мужчин шли по каменистому ущелью, старательно хлеща себя небольшими плётками. На белом хорошо были видны кровавые следы от ударов.

Пережидая в небольшом разломе, пока мученики скроются за ближайшим утёсом, Халиф предложил бросить лошадей. На каменистой дороге от них было мало пользы, да и скрытно передвигаться было сложно. Всё чаще они оступались, обрушивая вниз по склону камни, или пугались гейзеров, попадающихся на пути.

Взяв только немного пищи и оружие, путники отправились дальше. Собственно, у Олафа, кроме кинжала с широким лезвием, и оружия то никакого не было. Единственная его надежда была только на свои умения, да на арбалет Халифа.

Когда солнце почти скрылось за невысокими горами и сумеречный свет сделал всё вокруг однотонным, со стороны холма Кармалгур появился гул. Нарастая каждую секунду, он превратился в рёв, от которого стонали скалы. Над холмом с разломанной вершиной возник полупрозрачный пузырь. Вздувшийся, наверное, на сотню метров он сиял как хрусталь. Яркие переливы магической энергии стекали по нему, надёжно скрывая древний источник.

Кто-то поставил магический щит невероятной мощности. И Олаф догадывался кто.

До начала ритуала оставалось несколько часов, а дорога предстояла не близкая. Олаф очень жалел, что потерял грифона. На нём они с Халифом оказались бы у цели очень быстро.

Всё чаще стали попадаться группы людей, в безумии которых можно было не сомневаться. Олаф решил, что это те же фанатики, что окружали замок Эйенворт. Они сильно усложнили путь и замедлили продвижение вперёд. Путникам приходилось аккуратно красться буквально под носом у врага. Спасали умение Олафа ненадолго отводить взгляд противника и навыки следопыта Халифа.

Наконец, к полуночи они подобрались к цели путешествия. Перед ними возвышался огромный светящийся купол, порождавший ветвистые молнии. За ним было сложно что-либо разглядеть, но Олаф точно знал, там предатели, стремящиеся впусти в его мир чуму. Единственное наказание, которое он бы им пожелал, была заслуженная смерть.

Но сначала нужно было проникнуть внутрь.

Рёв бушующей энергии был такой силы, что переговариваться было невозможно. Халиф знаками потребовал поторопиться.

Что он – совсем молодой и неопытный маг – может сделать против этого безумства магии? Ничего! Но попробовать всё равно стоило.

Олаф попытался отрешиться от всего окружающего и сконцентрироваться. Проделав несколько разогревающих движений, он с удивлением почувствовал небывалый прилив сил. Такого раньше не было. Словно кто-то извне накачивал его магической энергией.

Манипулируя потоком, Олаф ощутил его на кончиках пальцев и направил в цель. Мощный разряд рукотворной молнии ударил в щит. Пузырь пошёл разноцветными волнами, в нём наметился разрыв, но тут же затянулся.

Олаф глубоко вздохнул, снова овладел потоком магической энергии и направил его в щит. На этот раз разряд длился много дольше. К внешнему потоку Олаф добавил всё, что было сокрыто внутри него. Раскалённый шнур врезался в полупрозрачный пузырь и пробил его. Олаф увидел небольшую дыру, кажущуюся абсолютно чёрной на фоне яркого купола. По окружности извивались молнии зелёного цвета, они не давали краям сомкнуться.

Нужно было сделать проход шире, чтобы проникнуть внутрь, но Олаф чувствовал себя обессиленным. Концентрированный удар потребовал много внутренней энергии, восполнить которую было неоткуда.

Пытаясь отдышаться, Олаф заметил, как Халиф беспокойно озирается по сторонам. Затем он поднял оружие и выпустил стрелу куда-то в темноту. Потом выстрелил снова.

Даже оборачиваться не нужно было, чтобы понять, что фанатики не могли не заинтересоваться двумя незнакомцами, один из которых использует магию. Но Олаф всё же посмотрел назад. Несколько скорченных тел лежало на камнях и в траве. Со всех сторон к ним спешили люди. Вооружённые чем попало: кто с клинком, кто с цепями или просто с камнями в руках, размалёванные и окровавленные они брали путников в полукольцо. Из-за ближайшего валуна выскочил рослый человек с длинным копьём и бросился на оцепеневшего Олафа. Однако, Халиф не дал ему шанса – сразил точным выстрелом в глаз.

Неожиданно Олаф почувствовал за щитом лёгкое дуновение магической энергии. Как бы древен не был Кармалгур, но он был неиссякаемым её источником. Нащупав сочащийся сквозь дыру ручеёк, Олаф ухватился за него покрепче. Сосредоточился и вскоре целый водопад энергии захлестнул молодого мага.

Решившись, фанатики бросились в атаку.

Халиф требовал поспешить, метко отстреливая самых рьяных. Но Олаф не обращал ни на что вокруг внимания, отдавшись целиком и полностью в пьянящие воды Кармалгура. Но всё же на секунду ему показалось, что слышит чей-то крик прямо у себя в голове. Голос просил остановиться, прекратить. Но Олафа переполняла чувство невероятной мощи, он прогнал чужие мысли прочь. А вокруг кургана начали сгущаться тучи. Молнии беспрерывно хлестали окружающие скалы, очерчивая резкими тенями кривые деревца, казавшиеся чудовищами из бреда.

Олаф усмехнулся. Лёгкого движения его руки было достаточно, чтобы смести защитный купол также легко, как сорвать невесомую паутину. Взмах другой, и сотни фанатиков полегли от всё сокрушающей на своём пути воздушной волны. Упивающийся своим всемогуществом Олаф поднялся на несколько метров в воздух и полетел к разлому на вершине кургана, где ждали его праведной мести предатели Ордена!

Магистр Дорум стоял у самого края разлома. Внизу клокотала ядовито-зелёная жижа. Крепко вцепившись руками в длинный посох, маг выводил его набалдашником, украшенным амберлитовыми кристаллами, магические знаки. Демонические врата должны были скоро открыться, маг явно старался ускорить их появление.

Олаф прямо из воздуха сотворил шаровую молнию и не раздумывая метнул её в предателя. Почти мгновенно выросшая на пути шара скала спасла магистра Дорума, с грохотом разорвавшись, он не причинил ему вреда. Олаф разозлился и бросил новый шар. Но тот тоже не достиг цели. Скрежет, грохот и стон ломающихся камней наполнил округу. Вокруг Олафа вырос частокол острых скал, отгородивший молодого мага от злого колдуна.

На желтоватый диск Фаты медленно надвигалась зловещая тень, приближалось время противостояния.

Олаф разрушил окружавшие его скалы воздушной волной и приземлился неподалёку от старика. Магия Земли не была основой учения магистра Дорума, значит вмешался высший эльф Элендил. Это он творит искусственные горы, только прячется, понял Олаф.

Нужно было спешить. Выпустив череду молний в сторону Дорума, он всё же заставил появиться Элендила. Высший эльф проявился в небольшом смерче прямо перед стариком и развернул магический щит. Олаф предпринял мощную атаку, непрерывно меча молнии в двух предателей, но эльф был силён. Молнии стекали по его щиту, как капли дождя по раскрытому зонту.

Исход боя предрешил Халиф. Зайдя незаметно справа, он подкрался поближе к разлому. Удобно устроившись на плоском валуне, он хорошенько прицелился и выстрелил в Дорума. Короткая чёрная стрела пробила грудь колдуна. Он захрипел, уронил посох и схватившись за рану тяжело осел.

Элендил в бешенстве заскрипел зубами и бросился к старику. Разряд молнии из рук Олафа настиг его в спину.

Высший эльф упал, но был ещё жив. Укрыв щитом себя и Дорума, он прошипел, обращаясь к Олафу:

– Безумец! Что ты наделал?! Ты не понимаешь… что ты творишь…

Олаф победно завис над ними. Радость лёгкой победы вскружила голову.

– Все кончено, предатели Ордена Защитников Седьмого Круга! Я не позволил вам открыть портал и впустить демонов!

Эльф горько усмехнулся.

– Ты сделал всё наоборот, мальчишка! Только Магистр Дорум мог предотвратить его появление. Ты(!) будешь повинен в смерти тысяч и тысяч… кх-х-х…

Чёрный арбалетный болт без труда прошёл сквозь слабый щит эльфа и пробил ему горло. Второй попал в сердце Олафа.

Фату поглотила тьма. На вершине холма появилась арка, объятая призрачным пламенем. Она была полна звёзд. На фоне неё Халиф, казалось, вырос в размерах. Сбросив тряпьё, он превратился в демона, испещрённого язвами на обгоревшей коже. За его плечами мириады звёзд пришли в движение. Они кружились, завиваясь в спираль, центр которой наполняла непроглядная тьма. Демон торжествовал.

Сердце Олафа перестало биться, но энергия Кармалгура поддерживала в нём жизнь. «Хостару» - всплыло в сознании, и он понял, что может быть всемогущим, даже бессмертным. Но видя несметные легионы демонов, врывающиеся в его мир, и коварного Майгешу в теле Халифа, без колебаний пожертвовал собой. Сконцентрировав в своём сердце всю силу древнего источника, он направил её наружу.

Ослепительный шар из чистого пламени звёзд накрыл курган Кармалгур.

Похожие статьи:

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПотухший костер

РассказыОбычное дело

РассказыПоследний полет ворона

Рейтинг: +4 Голосов: 4 275 просмотров
Нравится
Комментарии (13)
Жан Кристобаль Рене # 29 августа 2016 в 13:38 +3
Ничего, родной, ещё будет конк за роботов))) От где ты жару задашь!! Плюсямбр тебе от всей души)))
Впечатлительная Марина # 29 августа 2016 в 13:49 +2
Тоже плюс! Захватывающий рассказ. laugh
Вячеслав Lexx Тимонин # 29 августа 2016 в 14:38 +2
Пасибки! Я же говорил, что у меня из фентазя только варкрафт выходит.
Жан Кристобаль Рене # 29 августа 2016 в 14:40 +2
Факт)) laugh
Леся Шишкова # 30 сентября 2016 в 18:36 +2
Крутое боевое фэнтези! Динамика, бои, приключения! И, что мне больше всего нравится, несмотря на возможный пафос и все такое... Героизм и решимость пожертвовать собой ради всего человечества... Фэнтези - это только обрамление, остальное - реальность!
Вячеслав Lexx Тимонин # 30 сентября 2016 в 18:47 +4
О! А народу нифига не понравилось cry Непонятно, говорят. Затянуто, говорят.
Григорий Родственников # 30 сентября 2016 в 19:02 +3
Почему не понравилось?
Я повторю, что на конкурсе сказал: Хорошо написано, но похоже на продолжение, а не на самостоятельный рассказ. Не хватает целого ряда уточнений по придуманному миру. Но читать интересно. Плюс.
Вячеслав Lexx Тимонин # 30 сентября 2016 в 22:11 +2
Вот, кстати, хотел спросить еще тогда: почему продолжение? Рассказ писан с нуля под конк, заверяю тебя, зуб, так сказать, даю на отсечение. Мне показалось, что быстрые действия и небольшая интрига в самом начале окажут положительное воздействие на читателя. Я хотел даже еще более быстрый темп задать, но подумал, что не удержу до конца. И, кстати, кажется, получилось его держать достаточно ровно.
Ольга Маргаритовна # 30 сентября 2016 в 19:54 +5
Именно Варкрафт))) Здесь плюс.
Вячеслав Lexx Тимонин # 30 сентября 2016 в 22:11 +2
СПС!
Леся Шишкова # 30 сентября 2016 в 21:43 +2
Слав, сколько людей, столько мнений. :))) Избитая истина, любимая единомышленниками. ;))) Иногда хочется наваять рассказ, в котором штришками, намеками будет прописано нечто, остающееся за кадром, тянущее на целую тору в фолиантах... :)))) А сам рассказ посвятить одному случаю из жизни, полноценному и настоящему. :)))) Без излишних подробностей и затянутостей. :)))) Незнаю, мне эта история показалась абсолютно понятной и конкретно в жанре. Видимо, по причине того, что всегда и всюду говорю, что не очень с фэнтези, но читаю его с раннего-раннего детства. :)))) И еще большой плюс в восприятии - я не читала этот рассказ в рамках конкурса = он у меня идет, как самостоятельный рассказ. :)))
Вячеслав Lexx Тимонин # 30 сентября 2016 в 22:13 +3
В точку!!!!! Именно это и хотел показать. Спасибо!:
Иногда хочется наваять рассказ, в котором штришками, намеками будет прописано нечто, остающееся за кадром, тянущее на целую тору в фолиантах... :)))) А сам рассказ посвятить одному случаю из жизни, полноценному и настоящему.
Вячеслав Lexx Тимонин # 30 сентября 2016 в 22:14 +2
Странно, каммент странный.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев