1W

Конунгия, Глава 7

в выпуске 2016/07/06
article8412.jpg

 

            Яркая вспышка фиолетового пламени ослепила его, но уже в следующее мгновение Дмитрий погрузился в абсолютную темноту. Началось стремительное падение вниз, длившееся всего несколько ударов сердца и молодой человек не успел запаниковать. Внезапно программист вывалился на белый свет и упал на твёрдую каменистую поверхность, ударившись коленом.

            Дмитрий затравленно оглянулся по сторонам и увидел, что он находится на опушке большого лиственного леса. За спиной у программиста поднимались невысокие каменистые холмы, поросшие редкими чахлыми деревьями. Где-то журчал ручей, стекающий с возвышенности, и его звонкий голос сливался с пением множества птиц.

            И тут Дмитрий заметил фиолетовую сферу. Она находилась совсем рядом с ним, зависнув в метре над поверхностью земли, и казалась абсолютно чуждой этому тихому и красивому месту. Программист испуганно вскочил на ноги и попятился, словно ожидая, что сейчас за ним последует Крюков и его люди, но ничего не произошло. Молодой человек некоторое время отступал спиной к лесу, а потом повернулся и бросился под тень могучих вековых стволов.

            Только углубившись в лес, Дмитрий позволил себе остановиться и перевести дух. Он сел на толстый корень, прислонясь спиной к шершавому дубовому стволу, и достал планшет, совмещённый с телефоном. Мобильная связь не работала, интернет сеть не находилась, все попытки дозвониться до экстренных служб так же не увенчались успехом.

            Несмотря на тёплый погожий день, Дмитрий ощутил, как холодные щупальца страха, липкие и мерзкие, забираются к нему под одежду, скользят по телу, пытаются проникнуть в сознание. Быстрый логический ум программиста уже находил единственное разумное объяснение происходящему, но молодой человек упорно не желал его слушать, до последнего надеясь, что всё это дурной сон, и вот сейчас он проснётся и всё забудет.

            Пытаясь успокоиться, Дмитрий начал изучать окружающую обстановку. Лес состоял из огромных дубов, вязов, ясеней и клёнов, расположенных довольно далеко друг от друга. Пространство между могучими стволами занял подлесок, состоящий в основном из берёз, осин, рябин, ольхи, липы и различных кустарников. На полянах, густо поросших цветущими травами, порхали бабочки и стрекотали кузнечики. В кронах деревьев на все голоса заливались птицы.

            Луч света проник через просвет в зелёной листве и упал на лицо программиста, заставляя его зажмуриться. Дмитрий поднял взгляд вверх и сквозь решётку густых ветвей увидел клочок синего бездонного неба. Из молочно-белого облака выходил сверкающий диск так похожий на земное Солнце, но немного крупнее и чуть белее последнего.

            — Циверия, — обречённо простонал молодой человек. Не узнать солнце Конунгии он не мог.

            Опасность Дмитрий почувствовал инстинктивно. Обострённая стрессом до предела нервная система, подала хозяину тревожный сигнал, тем самым спасая его от неминуемой смерти. Повинуясь непонятному порыву, программист вскинул голову и увидел в десятке метров перед собой летательный аппарат, зависший в воздухе. Машина тихо шелестела пропеллерами, издавая шума не больше, чем комнатный вентилятор.

            Дмитрий бросился в сторону и укрылся за толстым стволом вяза. Короткой очередью ударил пулемёт, клацнул затвор, выплёвывая отработанные гильзы, пули вошли в дерево как раз в том месте, где секунду назад находился молодой человек. Программист попятился задом и сполз в небольшой овражек. На четвереньках, дабы не попасть под прицел беспилотника, он старался отползти как можно дальше от опасного соседства. Сомнений в том, что машину послал по его следам Крюков, у парня не возникало.

            Но аппарат не собирался отставать. По плавной дуге он начал настигать беглеца, выбирая оптимальный маршрут между толстых стволов. Если бы действие происходило на равнине, развязка бы уже наступила, но вековые деревья снижали манёвренность беспилотника, мешая ему поставить точку в кровавой драме.

            Овражек закончился, переходя в густой кустарниковый подлесок и Дмитрий нырнул туда, протискиваясь между частыми гибкими ветвями. Снова прозвучали выстрелы, и молодой человек вжался в землю, чувствуя, как ему на спину падают листья, сбитые пулемётной очередью.

            Всё так же на четвереньках Дмитрий углублялся в кустарник в отчаянной попытке уйти от преследователя, хотя умом понимал, что обмануть машину ему вряд ли удастся. Впереди показалось поваленной ветром дерево с большим естественным углублением под вывернутым корнем. Не придумав ничего лучшего, программист забрался в яму и затаился. Беспилотник не мог следовать за ним через густой подлесок, но рано или поздно те, кто им управляют, найдут способ добраться до жертвы.

            Как ни странно, сознание работало ясно и чётко пытаясь найти выход из смертельной ловушки, но никакой идеи ведущей к спасению в голову программисту так и не пришло. Взгляд Дмитрия упал на планшетный компьютер, который он продолжал сжимать в руке. Ни тогда, ни после, молодой человек не смог себе объяснить, зачем он активировал экранную клавиатуру и набрал на ней чит-код невидимости.

Внезапно Дмитрия окружила прозрачная серебристая оболочка похожая на кокон. Она находилась на расстоянии полуметра от тела и грубо повторяла его очертания. Поражённый программист протянул руку, пытаясь дотронуться до мерцающей плёнки, но та вытянулась вперёд, повторяя контуры конечности.

У Дмитрия не было разумного объяснения происходящего, но программисту очень хотелось верить, что чит-код созданный для компьютерной игры каким-то образом сработал в её реализованном варианте. Молодой человек прислушался к окружающему миру и не услышал ничего кроме шелеста листвы и пения птиц. Очень осторожно он выглянул из своего укрытия и осмотрелся по сторонам, летательного аппарата нигде не было видно.

Дмитрий вылез из ямы и прикинул, в какую сторону ему будет проще двигаться, чтобы поскорее покинуть опасное место. И тут над самой головой он услышал характерный шум винтов.

Сердце гулко ухнуло в груди и на мгновение остановило свой бег, а потом помчалось вперёд ускоряющимся галопом, дыхание перехватило от страха, ноги предательски дрогнули. Очень медленно Дмитрий поднял голову вверх и увидел прямо над собой зависший в воздухе беспилотник.

Бежать не имело смысла, укрытие его бы уже не спасло, Дмитрий просто стоял и ждал неминуемой развязки драмы. Но машина не стреляла, аппарат покачнулся на месте и развернулся вокруг своей оси, затем он несколько раз облетел яму, где недавно прятался беглец и начал удаляться от программиста по спирали.

Беспилотник не увидел его, а значит чит-код невидимости вопреки всем законам науки и здравого смысла выполнил своё назначение. Дмитрий осторожно отдалился от поваленного дерева, убедился, что винтокрылая машина исчезла из поля зрения и побежал.

Удалившись от места событий на достаточное расстояние, Дмитрий перешёл на шаг и, успокаивая дыхание, мельком глянул на свой планшет. Программист с ужасом заметил, что полностью заряженный аккумулятор гаджета разрядился почти до конца. Молодой человек выключил устройство и прозрачная мерцающая оболочка, окружающая его, исчезла.

Получалось, что использование чит-кодов требовало определённых затрат энергии и остаток заряда аккумулятора Дмитрий решил приберечь на самый крайний случай.

Он шёл около двух часов. В лесу в изобилии росли ягоды, грибы и орехи, и молодой человек несколько раз останавливался, чтобы поесть крупной спелой земляники. Один раз его путь пересёк ручей, и Дмитрий с удовольствием напился чистой холодной воды. Послышался отдалённый собачий лай, и звон кузнечного молота, запахло дымом. Программист вышел на опушку леса, и его взору открылась небольшая деревушка на полтора десятка домов.

Крепкие, добротные дома, сложенные из грубо обтёсанного серого камня, имели высоту в один или два этажа. Накрыты постройки были черепицей из обожжённой глины, в стенах виднелись узкие слюдяные окна, забранные прочными решётками. Все входные двери состояли из толстых дубовых досок обитых железными полосами и представляли собой серьёзное препятствие на пути грабителей. Но Дмитрий знал, что преступность в Конунгии относительно невысока, просто именно такие модели домов требовалось создать программистам по проекту.

Крайним домом в поселении была кузница, где работал кузнец. Ещё из нежилых построек имелось несколько амбаров и небольшая ветряная мельница. Все строения стояли хаотично без какого-либо намёка на улицы. У каждого жилища раскинулся внушительный огород, где виднелись посадки капусты, перья лука, торчали листья моркови, свёклы и репы. За деревней располагались живописные холмы, по которым стелились пшеничные, ржаные, ячменные и овсяные поля.

В деревне кричали петухи, мычала скотина, смеялись играющие дети, откуда-то доносилась песня женщины. И было в этой идиллической картине столько домашнего тепла и уюта, что Дмитрий, затерянный в чужом мире, с необычайной остротой ощутил своё одиночество и тоску по дому.

Программист прекрасно знал это поселение, в своё время он самостоятельно создал нескольких жителей деревни и помогал коллегам с прорисовкой внутреннего убранства крестьянских домов. Это место могло послужить ему ориентиром для выбора правильного направления на Вастабан.

Дмитрий не стал заходить в деревню, он по памяти набросал на земле карту того участка Конунгии, который ему предстояло пройти, сверился с положением Циверии в синем небе и двинулся в путь. Молодой человек продвигался вдоль кромки леса, стараясь избегать открытых пространств, ещё одна встреча с беспилотником в планы программиста не входила.

Никакого далеко идущего плана у Дмитрия не было, он просто пытался выжить и в Вастабан шёл именно ради этого. В этом крупном населённом городе у программиста имелся схрон, способный повысить его шансы на сохранение жизни.

Создавать пасхалки программисты любили всегда, обычно это были тайники или скрытые локации, не отмеченные на игровой карте. Наткнуться на такое место получалось только случайно или по наводке самих разработчиков игр. Не являлась исключением и Конунгия. И хотя руководители проекта не одобряли самовольства своих подчинённых, компьютерщики удержаться от соблазна вставить в программу что-то своё не могли.

Создание программистом пасхалки отследить было практически невозможно. Кроме того подобные тайники давали разработчикам уникальную возможность нелегально пополнять своё снаряжение во время игры, если они сами принимали в ней участие. Добавьте к этому то обстоятельство, что подобным схроном мог воспользоваться только его создатель, или человек, знающий код доступа к секретному месту.

Не был исключением и Дмитрий. Он создал несколько схронов в Конунгии и ближайший из них находился в Вастабане. Там хранилось оружие и боеприпасы к нему, продовольствие, медикаменты и местная одежда. Программист очень надеялся, что реализация реальности произошла с математической точностью и содержимое тайника материально и пригодно к использованию. Но самым главным являлось то, что в известном лишь одному молодому человеку месте были припрятаны несколько ноутбуков и запасные аккумуляторы к ним. Получить в руки работающий компьютер путник жаждал сильнее всего, надеясь, что тот подарит ему шанс на спасение.

Дмитрий упорно шёл в выбранном направлении. Подлесок, высокая трава и упавшие сучья сильно замедляли его продвижение вперёд, хотелось выйти из леса и прибавить шагу, но рисковать программист не хотел.

Иногда ему приходилось пересекать участки местности лишённые деревьев и кустарников, и тогда Дмитрий старался двигаться как можно скорее, внимательно озираясь по сторонам. Это были луга, поросшие цветущим разнотравьем, где в изобилии летали бабочки, пчёлы, стрекозы, стрекотали кузнечики и кобылки, разноцветные соцветия облепляли всевозможные мухи и жуки, на все голоса распевали свои песни птицы.

Порой на пути Дмитрия попадались деревни, но он обходил их стороной, стараясь не привлекать преждевременного внимания к своей персоне. Среди лесов, лугов и полей нередко встречались реки и озёра, очень гармонично вписывающиеся в окружающий ландшафт. Программист много раз наблюдал Конунгию с высоты птичьего полёта, но глазами простого путешественника она виделась ещё более красивой и привлекательной.

Молодой человек питался ягодами, грибами и орехами. Наесться досыта у него не получалось, но для поддержания сил этого вполне хватало. Дмитрий не курил и не имел при себе источников огня, это не позволяло ему разжечь костёр, но он и не был уверен, что рискнул бы сделать это, опасаясь летающих преследователей. Погода соответствовала середине лета средней полосы, и программист переносил ночи относительно комфортно, хотя был одет только в джинсы, кроссовки и рубашку с коротким рукавом.

Глядя на окружающий его мир, Дмитрий не мог не испытывать гордости за работу проделанную командой программистов «Химеры», чувство причастности к созданию новой реальности, огромной и живой не покидало его.

Тогда, у истоков проекта, перед разработчиками Конунгии стояла исключительно трудная задача. Требовалось создать сложную и исправно функционирующую систему биогеоценозов взаимодействующих между собой; глобальное сообщество флоры и фауны, включающее в себя миллионы видов.

Хмелёв поступил крайне разумно и не стал заново придумывать учебники биологии и географии, он взял за основу общей экосистемы Конунгии уже проверенную и существующую миллионы лет модель ― флору и фауну Земли. Природные и климатические зоны нового мира, учёный также распределил по образцу уже существующих прототипов на его родной планете.

Если теоретические выкладки Хмелёва были верны, то Конунгия реализовалась в виде небольшой планеты по размерам близкой к Марсу. Её средняя окружность составляла около двадцати тысяч километров, но вследствие очень плотного ядра, сила тяжести на поверхности лишь немного уступала земной. Дмитрий отчётливо ощущал, что движения в этой реальности ему даются значительно легче, чем на родной планете.

Конунгия имела небольшой наклон к плоскости эклиптики, сутки равные двадцати двум часам и триста двенадцатидневный год. Планета вращалась вокруг Циверии ― жёлтого карлика, кроме неё в системе этой звезды других космических тел не было.

Конунгия имела три материка, самый большой ― Примариана, протянулся от холодных полярных широт северного полушария, до середины полушария южного, имел длину шесть тысяч километров и вдвое меньшую ширину.

Климатические зоны Примарианы плавно сменяли друг друга с севера на юг. Арктический пояс вечной мерзлоты, переходил в субарктическую тундру и лесотундру. Здесь встречались белые медведи, водились песцы и полярные лисы, у побережья обитали тюлени и моржи. Довольно обширные пространства были заняты тайгой.

Далее следовала зона умеренного климата, со смешанными лесами и типичным для этих мест животным миром. Её сменяли субтропические степи, лесостепи и широколиственные леса. Потом шли тропики, где было по-настоящему жарко, обширные пространства занимала Огненная пустыня, а участки свободные от песка достались вечнозелёным лесам.

Тот, кто решался пересечь пустыню, попадал в тропические леса субэкваториального пояса, а затем и на экватор, где росли густые многоярусные зелёные массивы населённые множеством птиц, насекомых и обезьян.

Субэкваториальная зона южного полушария была представлена саванами с многотысячными стадами копытных животных и хищниками, идущими вслед за ними. Она переходила в тропический листопадный лес, который простирался до края Примарианы, здесь материк заканчивался и начинался океан. Континент имел две горных гряды, три внутренних моря и обширную речную сеть.

Второй материк ― Арктидия, располагался на южном полюсе и представлял собой сильно уменьшенную копию Антарктиды населённую почти всеми основными видами животных обитающих на ледовом континенте Земли. Эта часть света создавалась разработчиками для любителей экстремального туризма и спорта.

Третий материк ― Термена, располагался в Восточном океане и территориально соответствовал земной Австралии. Он имел площадь всего в пять тысяч квадратных километров и был абсолютно пуст. Кроме голой земли, песка и нагромождений камней на этом континенте ничего не было.

Термена создавалась программистами, как резервный континент, который мог пригодиться в будущем. Но если в компьютерной игре этот материк всегда можно было заселить и застроить, то в реализовавшейся Конунгии сделать это представлялось проблематичным. Зачем руководителям проекта понадобился огромный и совершенно бесполезный участок суши, Дмитрий понять не мог.

Путь до Вастабана занял почти неделю. Находясь один на один со своими мыслями, Дмитрий думал о переменчивости судьбы. Ещё совсем недавно он жил своей привычной жизнью, ходил на работу, встречался с девушками. Но в один миг всё изменилось, все его прошлые беды и проблемы виделись теперь мелкими и незначительными, и единственным по-настоящему важным вопросом для него стала борьба за жизнь.

А ещё молодого человека терзало чувство вины за гибель друга, если бы в тот злополучный день он не показал бы Николаю снимок кодового замка к компьютеру Хмелёва, то его товарищ был бы сейчас жив, а сам Дмитрий не превратился бы в скитальца, спасающего свою жизнь от вездесущего Крюкова.

Новое чувство захлестнуло Дмитрия, заглушив все остальные ― праведный гнев. Убийца его друга будет наказан! Программист не знал, как он сделает это, но поклялся сам себе самой страшной клятвой, что заставит Крюкова ответить за преступление.

Между тем путешественник продолжал познавать мир к созданию которого сам приложил немало сил. В лесу ему нередко попадались белки, зайцы, лисы, еноты, несколько раз в отдалении проходили волки и медведи. Однажды ему посчастливилось повидаться с рысью ― достаточно редким животным для этих мест. Дмитрий не испытывал страха при встрече с хищниками, он знал, что все животные Конунгии задуманы неагрессивными по отношению к человеку, и при встрече с ним, обычно, стараются уйти с его дороги.

Но одно событие могло закончиться для Дмитрия куда плачевней, чем встреча с волками или медведем. На исходе своего третьего дня в Конунгии, когда молодой человек уже собирался устраиваться на ночлег, совсем рядом от него пролетел беспилотник. Программист надеялся, что машина пройдёт мимо, но аппарат, видимо, уловил одним из своих сенсоров что-то подозрительное и сделал резкий разворот.

Дмитрий, укрывшийся за корягой, спешно набрал на планшете чит-код невидимости, и прозрачный мерцающий кокон снова окутал его. Беспилотник сделал круг над поляной, где затаил дыхание программист и убрался восвояси. Защитная плёнка вокруг молодого человека покрылась рябью и пропала, аккумулятор гаджета разрядился окончательно. Теперь рассчитывать приходилось только на себя самого.

И, тем не менее, к середине седьмого дня Дмитрий вышел из леса на огромное открытое пространство, покрытое холмами. На самом высоком из них высился большой и величественный средневековый город Вастабан ― цель пути программиста.

 

 

 

Рейтинг: +8 Голосов: 8 525 просмотров
Нравится
Комментарии (13)
Константин Чихунов # 9 июня 2016 в 20:19 +3
Я активно взялся за продолжение романа. Как обычно, критические замечания и низколетающие тапочки категорически приветствуются.
Вячеслав Lexx Тимонин # 10 июня 2016 в 10:27 +3
О чем ты говоришь, всё супер! Плюс, конечно!
Константин Чихунов # 13 июня 2016 в 20:47 0
Спасибо, Слав!
Темень Натан # 10 июня 2016 в 13:49 +2
Хорошо, что взялся за продолжение! Создатель явился, теперь ешь, что нарисовал... ягоды, грибочки :)
Первая тапочка:
холодные щупальца страха, липкие и мерзкие, забираются к нему под одежду
холодные щупальца страха уже приелись. Что-нибудь другое бы придумать... Слово "саванна" пишется через два Н. Плюс+
Константин Чихунов # 13 июня 2016 в 20:48 0
Спасибо, Натан!
Евгений Вечканов # 11 июня 2016 в 01:09 +2
Наконец-то! Прекрасное продолжение. Если ещё будут паузы в сегодняшнем дежурстве - обязательно продолжу читать
Плюс!
Константин Чихунов # 13 июня 2016 в 20:48 +1
Спасибо, Женя!
Павел Пименов # 11 июня 2016 в 20:01 +1
"Пространство между могучими стволами занял подлесок, состоящий в основном из берёз, осин, рябин, ольхи, липы"
"На полянах, густо поросших цветущими травами, порхали бабочки и стрекотали кузнечики. В кронах деревьев на все голоса заливались птицы." - бессмысленная ниачёмь.
"Луч света проник через просвет" - света через просвет. Костя, эту главу надо вычитать, имхо.
" Программист" уже подбешивает. Ну его нафиг, а? Парень, Дима, скиталец - как угодно, но частое упоминание программиста (когда он уже не программирует, не на работе, понимаешь?) бесит.
"Программист прекрасно знал это поселение, в своё время он самостоятельно создал нескольких жителей " - вот тут программист к месту.
"ещё одна встреча с беспилотником в планы программиста не входила." - а тут нет.
----
слишком много объяснялок в лоб, имхо. Еле дочитал.
Хоть бы он порезался или продристался после грибов, а то очень долго одни объяснялки.
Он же может думать?
"Что же делать? - подумал Дмитрий. - Зврика! У меня же пасхалка в городе!"
"чёрт, совсем забыл географию, а комп включать нельзя, сядут батарейки... Что же там было... Три материка - это я помню. Помню даже названия: ..."

Про чит-код и пасхалки - отлично! Как бы не с голыми руками, но и не всемогущий. Придётся герою побегать. laugh
Константин Чихунов # 13 июня 2016 в 20:47 +2
Спасибо, Паша, я подумаю.
Inna Gri # 14 июля 2016 в 19:46 +2
имела наклон
имела три материка
повтор + материк имела - это как?
+
Константин Чихунов # 14 июля 2016 в 19:55 +3
Это канцеляризм такой, плюс повтор, я исправлю. Спасибо, Инна!
Анна Гале # 15 января 2017 в 09:31 +2
Добавлю еще от себя одну тапку: стремительное падение вниз (вниз - явно лишнее, падения вверх не бывает). И - плюсище.
Константин Чихунов # 16 января 2017 в 08:36 +1
Да, пожалуй. Спасибо, Аня!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев