1W

Крысиная таверна

в выпуске 2018/07/23
19 июля 2018 - Jouster
article13089.jpg

Скрипнула дверь, и в зал ворвался холодный ветер. Завсегдатаи сразу сморщились, разом заголосив; это уже стало, своего рода, традицией - каждого нового посетителя таверны встречал шквал недовольных криков.

         - Дверь закрой!

         - Холодно!

         - Шустрее давай, заходи!

         Удивленно приподняв бровь, Марк прошел внутрь, совершенно не торопясь, чем вызвал еще большее возмущение местных пропойц. Наконец, с грохотом дверь захлопнулась, и в таверне снова воцарилось долгожданное спокойствие. Потекла неспешная речь, бармен вернулся к протиранию грязных кружек. Впрочем, он делал это только для вида – большая часть посуды уже давно не поддавалось чистке. Таверны в Рабенбурге - настоящее спасение. Словно острова в бескрайнем море, они возвышались среди низеньких одноэтажных каменных домов, мрачных, бледных и покрытых старым мхом. Роль моря выполнял, обычно, туман; другую погоду редко можно было застать на грани под названием Небель-ланд. Разве что изморось или даже мелкий, колючий снег. Поежившись, Марк окинул взглядом весь зал - мало того, что снаружи туман стоял густой, как молоко, так и здесь под потолком уже собиралось его подобие, смесь табачного дыма и винных испарений. Сняв широкополую шляпу, гость таверны смахнул с нее мелкие капельки воды и отбросил с лица длинные волосы.

         - Милости прошу, - улыбчивый бармен гостеприимным жестом указал на свободные столики, - у нас сегодня как раз настоящий пир. На ужин будет жаркое, вы пришли к самой раздаче.

         - Благодарю, - Марк все еще не мог стряхнуть с себя туман и холод улицы.

         Огонь плясал в большом камине, а по столу в такт радостным крикам стучали кости - большая компания гвардейцев играла на деньги. На краю стола лежала груда монеток, переходившая из рук в руки с каждым удачным броском костей. Чуть поодаль, дымя трубками, два седых горожанина вели непринужденную беседу; шум посетителей скрадывал звуки их голосов, превращая в неразборчивое бормотание. В самом углу сидел дородный, сытый народный судья, скрипящий пером по бумаге. Весь столик перед ним был завален всякими записками и расчетами. С прилежанием гимназиста он медленно макал перо в чернила и, высунув кончик языка, продолжал выводить закорючки.

         Марку потребовалась всего пара секунд, чтобы полностью запечатлеть в уме всю картину. Вздохнув, он уселся за свободный стол и устало потер глаза. Слишком много часов на ногах, несколько дней подряд без сна... Того и гляди, жар камина окончательно разморит и заставит окунуться в страну снов. А как раз этого Марку сейчас ох как не хотелось бы - не теперь, когда он так близок к цели. Из кухни донесся просто уничтожающий душу запах - свежее жаркое, только-только с огня, настолько сочное, что даже судья отвлекся от чистописания и поспешил освободить место на столике под тарелку.

         - Ребята, ужин подан! - справная дама с красными ручищами вихрем влетела в зал, и вскоре перед каждым посетителем появилась дымящаяся порция блюда.

         Марк усмехнулся. Что ж, ради такого стоит на минутку и отвлечься... Украдкой он посмотрел на кухарку, по совместительству жену хозяина-бармена, и в который раз удивился громадным мускулам. С такой шутки плохи, а все блюда явно готовились только по ее рецептам. Шумно втянув носом райский запах мяса, Марк впился зубами в жаркое. Чем темнее становилось за окном, тем ярче разгорались многочисленные свечи, а никто из посетителей явно не хотел покидать уютной таверны. Будь их воля, они бы и спать разлеглись тут же, на полу, заляпанном пятнами от пролитого эля... И это очень сильно усложняло задачу. Маг где-то тут, за одним из столиков... Кто же из них всех? Полупьяный гвардеец в увольнении, сжимающий в руках кубики? Мужчина с трубкой или второй, с седыми усами?.. Пьянчуга с огромной кружкой пива у самой стены или цыганка-гадалка, приютившаяся на подоконнике? Она то и дело с опаской поглядывала на Марка, видимо, борясь с желанием тут же сбежать. Неудивительно, она ведь сразу приметила судейский эдикт, скрепленный печатью самого лорда-регента и приколотый к рукаву длинноволосого гостя. Марк был охотником на магов, причем при исполнении, и мозолить ему глаза гадалке явно не хотелось - в плохом расположении духа охотник мог упрятать ее в подземелья Рабенбурга года на два.

         Бармен тоже приметил официальные бумаги, и сразу как-то подобрался - еще бы, если маг начнет артачиться или попробует сбежать, он же тут все вокруг разнесет! Кто будет платить за убытки? Гильдия охотников? Ха, как бы не так! Все ляжет на плечи хозяина, а держать таверну - и так дело непростое. Поставив недочищенную кружку на полку и вытерев руки грязной тряпкой, хозяин вышел из-за стойки, убедившись, что все поглощены едой. Отодвинув маленький стульчик, он сел напротив Марка с добродушной улыбкой и протянул ему руку:

         - Бальхен Моп, хозяин этого заведения. Чем обязаны такому визиту? У нас все антимагические мероприятия проводятся по расписанию, а документы в порядке.

         Марк ехидно прищурился.

         - Марк Цаубербрехер.

         Брови Мопа поползли вверх.

         - Ну и фамилия - не выговоришь!

         - Поэтому все и зовут меня просто Марк. И вы так называйте, герр Бальхен. А что, теперь уставшему охотнику нельзя и кружечку пропустить у вас в таверне?

         - Что вы, в самом деле! - рассмеялся Моп. - Конечно, можно, но... - он перешел на шепот. - Вы ведь при исполнении, верно? Неужто забрался к нам?

         Марк едва заметно кивнул, а на его лице не дрогнул ни единый мускул.

         - Ох, вот беда, - запричитал бармен, - а ведь мы только-только купили новую мебель...

         - Не волнуйтесь, мы его найдем, быстренько скрутим и уберемся восвояси. Надеюсь, ни одна кружка или несчастный стул не пострадают... Хотя, раз на раз не приходится, маги-то тоже разными бывают. Но сначала я доем это восхитительное жаркое и волью в себя чего погорячее - больно уж промозгло сегодня за окном... Что за мясо - просто чудо!

         - О, если уж кого и благодарить, так это мою жену, Фриду, - хозяин похлопал ладонями по коленям, - она настоящая мастерица по части мяса. Уж что-то, а его приготовит так, что язык откусишь...

         Марк дернулся и поморщился.

         - Кажется, уже прикусил.

         - Значит, вкусно! - рассмеялся бармен и вдруг снова посуровел. - А где же ваш напарник? По одному охотники не ходят... Да и вы сами сказали «мы его скрутим».

         - Он следит за лошадьми там, снаружи. Сам попросился остаться, чтобы присмотреть за всеми выходами.

         - Я уж было хотел сказать, что это настоящее преступление - оставлять кого-то на улице в такой сырой вечер.

         Марк снова оглядел всех присутствующих, уплетая жаркое за обе щеки. Никто не проявил к нему малейшего интереса, кроме цыганки... Могла ли она быть тем самым магом, к которому привели наводки местных жителей? Вряд ли - слишком просто. Охотник на магов доверительно наклонился к бармену:

         - Послушайте-ка, герр Бальхен, не случалось ли чего странного здесь в последние дни? Поговаривали, будто из окон ваших видели потусторонний свет, как будто от портала... А вы сами знаете, каков закон лорда-регента касательно всяких богомерзких порталов. Из тех, кто сейчас сидит в зале, нет ли кого-то, о ком вам есть, что рассказать?

         Хозяин шмыгнул носом и осторожно осмотрел посетителей.

         - Да вроде бы и нет. Почти все - завсегдатаи. Судья вот, например, - Моп указал рукой на толстяка, который успел заляпать мясным соком все свои записи, - каждый вечер приходит сюда после процессов над ведьмами и прочей нечистью. Я уже, если честно, устал отмывать его столик от чернил... Два седых господина - местный булочник Петр и пастух Бистопулос. Они частенько сюда захаживают пропустить кружку-другую, хоть оба и не живут в Рабенбурге. Тот пьяница в углу - мой племянник, уж он-то точно чист перед законом. А эта шумная компания, - как раз в этот момент снова раздался взрыв хохота и рукоплесканий, - местный корпус гвардейской стражи. У них сегодня увольнительный, вот и коротают ночку перед дежурством на стенах. Так что, пожалуй, никого под подозрением и нет!

         - Как же? А вот та гадалка?

         Цыганка все еще зыркала в сторону охотника, перебирая пальцами горсти амулетов и нервно теребя коробочку с колодой карт.

         - И верно - даже не заметил, как вошла! Я ее тоже не в первый раз вижу. Иногда даже заказывает вина, уж не знаю, откуда кроны берет... Может, с гаданий этих своих, кто знает. Вроде бы гадания еще разрешены?

         - Пока - да. Но это ненадолго, - Марк сделал огромный глоток из кружки и с грохотом поставил ее обратно.

         -  Ее зовут Мена. Говорят, как-то раньше ее видели в компании гоблина у Синего леса... Но это все домыслы, если хотите знать мое мнение. Гоблинов давненько уже не видали в лесах. Все благодаря вам!

         - Хм-м-м... - протянул Марк. - Гоблин, стало быть. Может, и видел кто чего, а, может, и показалось в пьяном угаре. За такое не зацепишься. Что ж, спасибо за помощь. Мы уж дальше сами, не переживайте за свою таверну. Да, и передайте мою благодарность жене! Изумительное жаркое.

         Бармен встал и, нахмурившись, бросил быстрый взгляд на недоеденное охотником мясо. Неужели настолько хорошо приготовлено?.. Да, Фрида по части мяса мастерица, но что-то уж больно сегодня публика рассыпается в похвалах. Натянув на лицо маску добродушия, хозяин отошел за стойку и потихоньку, шаг за шагом, ушел на кухню. В ней целиком и полностью правила жена, разве что еще сторожевые башни не поставила у входа. Тяжелый пар облаками витал под потолком, а по стеклам ползли ленивые капли воды. Дышать было совершенно нечем.

         - Фрида! - громко шепнул Моп. - А ну-ка, подойди сюда, на секундочку...

         Вытерев ручищи полотенцем, женщина отошла в сторонку. Убедившись, что никто ничего не слышит, а солдаты увлеченно играют в кости, бармен шепнул:

         - Ты что, дьявол тебя побери, опять за свое?! Ты же обещала больше не использовать колдовство в жарком! У нас там в зале охотник на магов сидит, а если он тебя раскусит?

         - Не раскусит, - подмигнула женщина, - думаешь, я не видела, как он вошел? Не заметила эдикт? Он ничего и не поймет, а скоро заклятье сработает, и его в сон склонит так, что не сможет сопротивляться.

         - Он точно по твою душу, точно! Доиграешься ты со своей магической стряпней, и кто тебя только этому научил!.. А порталы-то? Зачем творила порталы?! Я и не думал, что ты такое вообще умеешь!

         - Что? О чем это ты? Я только в еду магию подмешиваю, никаких порталов я не творила!

         - А он говорит, люди видели!

         - Брешут! Клянусь своим кухонным ножом, это не я!

         Вспомнив наказание за сотворение портала, жена тавернщика забеспокоилась и смяла в руках фартук. Шутка ли? Засуетившись, она дернула мужа за рукав.

         - Пойди, глянь, чего он там делает? Клянусь, не я портал делала! Не я!

         - Да отцепись уже, - в сердцах шикнул Моп, - посмотрим, чего он сюда разнюхивать пришел. Не вдвоем же кухарку ловить, в самом деле...

         Когда хозяин вернулся в зал, охотник уже оживленно болтал о чем-то с гвардейцами. Обернувшись, Марк подмигнул и направился к столику, за котором все так же спокойно беседовали булочник и пастух. Бистопулос чему-то улыбался, пожевывая трубку, и бросал косые взгляды на Марка.   

- Чудесный вечер, не находите? - начал Марк издалека, придвинув к себе стул.

         Он бесцеремонно уселся рядом со стариками, закинув ногу на ногу и ковыряя в зубах пальцем.

         - Приятное окончание дня, это верно, молодой человек, - улыбнулся в усы булочник и отпил немного из кружки. - А вы, стало быть, охотник на магов? Это я по эдикту признал. Работа, наверное, нервная?

         - Бывают и светлые моменты, - с улыбкой покачал головой охотник.

         - Да уж, это не то, что в булочной работать! - хохотнул завсегдатай. - У меня зато всегда тепло и спокойно, и не надо шастать по городам, разыскивать всяких нарушителей, - старик сделал ударение на последнем слове, будто выказывая свою неприязнь всем колдунам на свете.

         - Да и с животными куда приятнее общаться, чем со всякими вздорными стариками, - наконец, заговорил Бистопулос, указав трубкой на собеседника.

         У глаз булочника пролегли задорные морщинки, и он похлопал друга по плечу. Снова отхлебнул эля.

         - Вы вот слышали расхожую шуточку? - внезапно пастух повернулся к Марку.

         Охотник замялся, но быстро попытался поймать волну разговора.

         - Какую такую?

         - На Черногранье все говорят так, - пастух широко открыл глаза и придал лицу восторженное выражение, - вы что, волшебник?! А здесь, на Небель-ланде, - Бистопулос посуровел и сдвинул брови так, что они превратились в одну сплошную линию, - вы что, волшебник?!

         Булочник зашелся хохотом и затрясся так сильно, что расплескал эль по всему столику. Марк вздохнул и закатил глаза.

         - Ага, необычайно смешно. Настолько веселой шутки еще не приходилось слыхать.

         - Теперь сможете другим охотникам рассказывать, - пастух снова сунул трубку в зубы.

         - А откуда ж вам известно, как говорят на Черногранье, а? Для этого нужен портал, чтоб побывать там... А, сами знаете, порталы тут не ценят...

         Казалось, Бистопулос не смутился ни на секунду.

         - У меня есть друг-маг, так он там много времени проводит. Вот и рассказал.

         - В самом деле? А вы знаете, что за это бывает по закону Рабенбурга и указу лорда-регента?

         - Конечно, знаю. Ничего. Я ведь простой пастух, а не маг, помилуйте, - склонил голову седовласый старик.

         Марк закусил губу. Этот Бистопулос что, издевается над ним?! Охотник никак не мог взять в толк, стоит ли подозревать стариков-приятелей в чем-то или двинуться уже, наконец, к судье, чтобы что-нибудь выведать. Мага нужно было разыскать, и быстро, пока он не придумал какого-нибудь фокуса...

         - Не он ли недавно прибыл сюда с помощью портала?

         - Ведать не ведаю, знать не знаю, - Бистопулос закрыл глаза и откинулся на спинку стула, пустив под потолок сизое облачко дыма, - почему бы вам не порасспросить вон ту гадалку? Столько амулетов... Наверняка в каком-то из них магия и кроется!

         - Расспросим со временем всех, - поспешил уверить его Марк.

         Внезапно он осекся, опустив взгляд. Перед пастухом покоилась нетронутая тарелка жаркого. Охотник удивленно поднял брови:

         - Не по нраву пришлось? Очень вкусно, между прочим.

         - Жду, когда остынет, - засмеялся Бистопулос, хотя мясо уже порядком поостыло, - тогда и примусь за еду. К тому же, беседа с другом так меня увлекла, что место во рту нашлось только для слов.

         Пухлый булочник накрутил ус на палец.

         - У вас что-то глаза красные, герр охотник. Отдохнуть бы!

         И правда - Марк почувствовал, как неестественно тяжелая сонливость тянет веки вниз. В голове гудело, а ноги стали ватными, будто после хорошей попойки. Ему что, что-то подмешали в еду?.. Поэтому пастух не ест? Да и пастух ли он вообще? Почему проводит вечер в таверне, а не на своей земле?

         - А вы, - заплетающимся языком проговорил Марк, - каких животных разводите?

         - Самостоятельных, - еще одно кольцо дыма отправилось к потолку, - таких, которым и без меня хорошо, чтоб я мог посидеть со старым другом в таверне поздно вечером.

         - Давайте-ка без этих ваших шуточек. Я все-таки при исполнении! Каких животных разводите, именем лорда-регента?!

         За спинами собеседников, у стены, раздался грохот - племянник хозяина упал лицом прямо на столик и захрапел так громко, что, казалось, задрожали стены.

         - Я развожу крыс.

         Марк открыл было рот, но так и не нашелся, чего сказать - что это еще за вздор?! Разводить крыс?

         - Как это?..

         - А вот так!

         Трубка в зубах пастуха срослась с губами и вытянулась, превратившись в длинный крысиный нос. Из-под кожи старика полезла седая шерсть. Увидав такое, бармен только тяжело вздохнул и подпер голову рукой, протянув: «Ну, сейчас начнется».

         - Маг! - вскричал Марк, опрокидывая стул. - Взять мерзавца!

         Он полез во внутренний карман, туда, где лежал его глушитель - драгоценный камень, подавляющий любую магию. Марк нащупал его пальцами, хотел сжать, но не сумел - руки его не слушались, ослабли, не могли даже вытащить из кармана такой маленький камушек. Ноги подогнулись, и он осел на пол. Гвардейцы с интересом наблюдали за происходящим, и Марк указал дрожащим пальцем на Бистопулоса:

         - Колдун! Именем лорда-регента, схватите его!

         Но солдаты не тронулись с места. Один из них пискнул, и вся шумная компания, выронив кости, стала стремительно обрастать шерстью. Гвардейцы уменьшались в росте, а потом из штанов показались длинные хвосты. Булочник рассмеялся; Марк перевел на него взгляд. Со стула глядел большой, усатый и толстый крыс. В человеческом обличье остался только племянник, мирно храпящий, сам хозяин, его жена и цыганка, которая при первом же удобном случае прыгнула в окно и была такова. Судью также миновала крысиная судьба, но он давно мирно посапывал во сне, опрокинув чернильницу.

         Марк пытался кричать, позвать напарника, но не сумел произнести ни одного связного слова. Еще пара секунд - и охотник на магов провалился в тяжелый, смутный сон, обещавший на утро сильную головную боль. Бармен снова вздохнул, но уже с облегчением:

         - Спасибо хоть, что мебель не поломали.

         - Ну что, забрал камень-то? - с кухни выглянула огромная Фрида.

         - Кому это ты? - воззрился на нее Моп.

         - Как, кому - Бистопулосу! Это был его план - местных крыс превратить в людей, чтоб усыпить бдительность охотника!

         «Пастух» снова обрел истинное обличье и невозмутимо попыхивал трубкой, поглаживая по голове белую крысу, что пыталась забраться в кружку с элем.

         - Уж простите за такой бардак и беспокойство. Просто этот Цаубербрехер - на удивление настырный юноша, который каким-то образом напал на мой след и узнал, что именно сюда я прибыл порталом. Спасибо, Фрида, за сонные чары. Ты очень помогла.

         - Чуть-чуть переборщила, - поморщилась женщина, - так это ты тут по порталам прыгаешь!

         - Разумеется, я. Ничего, будешь практиковаться - и твое мясо завоюет Рабенбург!

         Лицо Мопа вытянулось.

         - Я ведь знаю Петра! Он чуть не каждый день заглядывает! Это точно был он…

         - Я тоже прекрасно с ним знаком, поэтому и не составило труда превратить эту милейшую крысу в булочника.

         - То есть это что выходит... У меня из посетителей сегодня были только вы, племянник, судья да цыганка?! А как же…

         - К сожалению, - кивнул Бистопулос, - но деньги у гвардейцев были настоящие, так что не ждите, в глиняные черепки ваши кроны не превратятся. А теперь, если позволите...

         Бистопулос достал платочек и аккуратно взял из внутреннего кармана охотника глушитель. Соблюдая все меры предосторожности, он опустил его в небольшой мешочек на поясе. Глушитель звякнул о несколько таких же камней.

         - Я их коллекционирую для одного... Эксперимента. Ради этого-то все и затевалось. А теперь - не смею больше вам докучать. Если вы не против, я отправлюсь восвояси.

         - Да, конечно... - промямлил хозяин.

         - Пока, Бистопулос, заходи на жаркое, - помахала ручищей Фрида.

         Маг простер было руку, чтобы сотворить портал и уйти на другую грань, подальше от охотников и холодного тумана, но внезапно дверь в таверну распахнулась. С мечом наголо внутрь ввалился напарник Марка и, увидев на полу тело Цаубербрехера, разжал зубы и выпалил:

         - Что здесь происходит?!

         - Да, в общем-то, ничего особенного, - Бистопулос сделал вид, что отряхивает одежду, - мы мило беседовали с доблестным Марком, охотником на магов, но его так разморило тепло и эль с невероятно вкусным мясом, что он вот - только гляньте! - распластался прямо на полу.

         Напарник подскочил к Марку и наклонился пониже. И правда - дрыхнет без задних ног! Кому расскажешь - засмеют, пришел ловить мага и напился! В углу пискнула испуганная крыса и скрылась за дверцей погреба.

         - Он в пьяном бреду что-то сочинял про солдат, превращающихся в крыс, - невзначай бросил Бистопулос, - бедняга, должно быть, совсем утомился с такой работой.

         - А вы кто? - поднял голову напарник.

         - Я просто пастух. И как раз собираюсь по своим делам.

         Бистопулос беспрепятственно вышел в объятья холодного ветра и мелких капелек дождя. В мешочке на поясе таинственно гремели осколки Маяка Аэсета - невероятно древнего и могущественного артефакта... Даже его обломки хранили в себе умопомрачительную силу. Как этот Маяк смогли разрушить? Только сама планета знает, да, может, Николаус, архимаг... Обманом Бистопулос забрал у местных охотников на магов уже четыре глушителя - осталось еще шесть, и Маяк засветит вновь. Но пока стоило отдохнуть от промозглой погоды где-нибудь на Черногранье.

Похожие статьи:

РассказыПотухший костер

РассказыОбычное дело

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 1)

Рейтинг: 0 Голосов: 0 281 просмотр
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий