fantascop

Куда уходят корабли. Окончание

в выпуске 2016/05/16
27 апреля 2016 - Константин Чихунов
article8200.jpg

Письмо подтвердило худшие опасения Юрия и одновременно пробудило новую надежду на спасение. Где-то среди груды ржавого, искорёженного металла, Густав прятал корабль способный вырваться из этого ада.

Юрий уничтожил записку и принялся рассматривать кортик. Старая, редкая, почти антикварная вещь могла послужить украшением любой коллекции холодного оружия. Чёрные ножны покрывал тонкий золотой орнамент и причудливые изображения мифических животных. Пограничник обнажил лезвие, и безупречно чистая поверхность клинка хищно сверкнула в тусклом свете лампы.

Капитан держал в руках очень красивую и абсолютно бесполезную в реальном бою вещь. Острое и прочное лезвие кортика не смогло бы пробить даже защитный комбинезон технического персонала. Правда, имелось одно но. Мало кто знал, что этот редкий раритет усиливался мощным энергетическим лучом. Юрию, как и другим пограничникам, обученным великолепно обращаться со всеми видами оружия, был известен секрет клинка.

Под нажимом большого пальца часть рукоятки у самой гарды послушно отошла в сторону, обнажая маленькую кнопочку. Едва слышный щелчок породил красивый багровый луч, окруживший клинок и удлинивший его вдвое.

Юрий произвёл несколько пробных взмахов кортиком перед собой, одновременно меняя хват рукоятки. Клинок со свистом рассёк затхлый воздух помещения, прекрасно сбалансированное оружие удобно лежало в ладони.

Пограничник понимал, что если он хочет выбраться из обречённого города, то должен действовать быстро, но в то же время Юрий отчётливо осознавал, что в одиночку ему не справиться. Ему нужен был союзник среди местных, человек которому он смог бы довериться.

Несколько дней Юрий слонялся по полутёмным коридорам «Последней гавани», знакомясь с жителями и присматриваясь к ним. В конечном счёте, он остановил свой выбор на бармене, доброжелательном, смелом и неглупом человеке. Пограничник понял, что, несмотря на то, что Павел старательно скрывал свои чувства от окружающих, кладбище кораблей давно ему опостылело.

— Послушай, дружище, — решился, наконец, Юрий завести серьёзный разговор с Павлом, с которым уже успел немного подружиться. — А если бы тебе представился шанс свалить с этой помойки, ты бы долго раздумывал?

— Чего говорить об этом, Юра, не береди душу, — уныло отозвался бармен, наполняя два маленьких стаканчика коричневатой, терпко пахнущей жидкостью. — Давай лучше выпьем.

— А ведь я серьёзно, Паша.

Бармен посмотрел на собеседника испытывающим и строгим взглядом, словно пытался уловить в словах пограничника фальшь:

— Знаешь, Юра, за такие речи мэр запросто может попросить нас покинуть город через шлюз, что уже происходило в истории «Последней гавани». При этом никто не станет спрашивать, согласны ли мы на эту прогулку.

— А это ты называешь радостной и полноценной жизнью?

            Павел поморщился, как от горького лекарства и сплюнул на пол:

            — Тут ты конечно прав, чем так жить… Ладно, выкладывай.

            — У Густава есть корабль на ходу и учёный, который уверен, что сможет вырваться из аномалии. У меня есть информация, что мэр с награбленным добром скоро улетит отсюда, оставив напоследок бомбу.

            — Чёрт! А я всё думал, куда запропастился этот чудак Макаров, а он, оказывается, работает на Густава. Информация верна?

            Юрий пересказал Павлу содержание записки Инги Фроловой и тайком показал кортик:

            — Я хорошо помню эту историю, — подтвердил бармен. — Около года назад команда корвета пыталась организовать мятеж. Их всех повязали и казнили.

            — Сумеем вырваться, — Юрий проглотил горький комок, подступивший к горлу, — поднимем шум во внешнем мире. Уверен, учёные найдут способ попасть в аномалию, спасти людей и призвать к ответу пиратов.

            Павел раздумывал недолго:

            — Я с тобой, но дело очень рисковое, да и не справиться нам вдвоём. А знаешь, в окружении Густава есть один мой очень хороший знакомый. Мэр не жалует его в последнее время, заставляет делать разную грязную работу. Мне кажется, он может нам пригодиться, и уж ему-то точно всё известно и об учёном и о корабле.

            — Даже не знаю, Паша, он нас не продаст?

            — Не думаю. Давай поступим так. Я осторожно поговорю с этим парнем, начну издалека. Если увижу, что его можно брать в команду, начну вербовку.

            — Хорошо, действуй.

            — Встретимся завтра вечером в баре.

 

            На следующий день заговорщики встретились в условленном месте.

            — Мой человек принял наше предложение и согласился помогать нам в обмен на билет отсюда. Он подтверждает, что Густав устроил какую-то возню на научном судне захваченном ранее. Там же он держит пленников.

            — Пленников? — заинтересовался Юрий. — Так их несколько?

            — Я понял, что да. К сожалению, парень владеет лишь минимумом информации, но он обещал узнать больше. А ещё, вот смотри.

            Павел развернул многократно сложенный лист тонкого пластика. На нём несмываемой краской была нарисована какая-то сложная схема.

            — Что это?

            — Схема «Последней гавани». Здесь указаны все основные помещения кораблей, кротчайшие переходы между ними, редко используемые люки в грузовые трюмы и ещё много чего интересного. Такие карты выдают полицейским Густава, чтобы они имели возможность лучше ориентироваться в этой помойке.

            — Может пригодиться, — Юрий с интересом рассматривал изображение на пластике.

            — Возьми себе, я снял копию.

            — Когда ты встречаешься со своим человеком?

            — Через два дня. Послезавтра приходи в бар.

 

            Два дня тянулись бесконечно долго. Чтобы скоротать время пограничник тщательно изучал схему города. Карта «Последней гавани» действительно могла быть полезной, корабли соединялись между собой не только коридорами жилых помещений, но и трюмами, и техническими проходами. Юрий сильно сомневался, что эти отсеки активно используются жителями поселения в последнее время.

            Мысленно Юрий часами блуждал по запутанным переходам кладбища кораблей, стараясь запомнить каждый поворот. В конце концов, натренированная память пограничника чётко зафиксировала все основные маршруты через трюмы и технические коридоры.

           

В назначенное время Юрий снова пришёл в бар, но Павла там не обнаружил. Вместо его товарища за стойкой стоял уже другой бармен.

Зато за одним из столиков сидел Густав в окружении своих подручных. Перед ним стояла пузатая бутылка с коричневатой жидкостью, явно не синтетического происхождения.

— А вот и ты, — прорычал он.

— Где Павел? — сдавленно произнёс Юрий, чувствуя, как холодные струйки пота побежали по спине.

— Где, где, на дне! — последнее слово мэр почти прокричал. — Как и тот ублюдок, что предал меня.

Двое полицейских с оружием в руках встали у Юрия за спиной.

— А ведь я тебя предупреждал, сиди тихо, — произнёс Густав уже более спокойным тоном.

Юрий молчал.

— Значит так. Посидишь пока под домашним арестом, а потом я решу, что с тобой делать.

Пограничника отконвоировали в свою каюту, закрыли дверь и заблокировали её снаружи, лишая Юрия возможности покинуть помещение.

Капитану понадобилось немало времени, чтобы собраться с мыслями и прогнать подальше назойливых червей страха и отчаяния. Он остался жив, а значит, не всё ещё было потеряно.

Юрий лёг на койку и закрыл глаза, усилием воли он заставил своё тело расслабиться и выбросил посторонние мысли из головы. Через минуту он уже находился в неглубоком трансе.

В сознании воцарилось спокойствие, и необычайная ясность мысли, тело наполнялось лёгкостью, сбрасывая усталость и напряжение последних дней.

Вскоре он снова услышал музыку, а затем понял, что уже не один. Большое и сильное существо наблюдало за ним с нескрываемым интересом.

— Ты теперь иной, — прозвучал у пограничника в голове знакомый голос.

— Может потому, что я сейчас не сплю?

— Так ты реален?

— Ну, надо же, дошло!

— Я думал, что ты мне только снишься.

            — Так ты спишь?

            — Да, но я скоро проснусь.

Юрий почувствовал, как тонкие, мягкие щупальца окутывают его тело, проникая в череп и позвоночник, невидимые чувствительные пальцы безболезненно прошлись по сознанию, как умелые руки музыканта по струнам инструмента. Через несколько мгновений эти ощущения прошли.

— Кто ты? — спросил пограничник.

— У меня много имён, но ни одно из них не отражает моей подлинной сущности.

— Назови хоть одно.

— Они все непроизносимымы для тебя. Наиболее близкое понятие, которое существует в вашем языке и подходит для меня, это слово «Древний».

— Я могу тебя так называть?

— Да.

— Как ты вообще понимаешь меня?

Ирония, снисхождение, мудрая печаль:

— Те несколько тысяч образов и понятий, которые я прочитал в твоём сознании, и которые ты используешь для выражения своих мыслей, понять легко.

— А с другими людьми ты тоже общаешься?

— Нет. Я слышу только тебя.

— Кто ты?

— Ты уверен, что хочешь это знать?

— Да.

Юрию сначала показалось, что его бросили в бездну вечного мрака. Пустота была настолько реальной и пугающей, что пограничник на мгновение забыл, что находится в трансе и едва не запаниковал.

Но вот где-то бесконечно далеко возникла крошечная светящаяся точка, которая в следующее мгновение породила чудовищный взрыв. Бескрайние океаны кипящего огня устремились во всех направлениях от центра Вселенной, и вскоре Юрий, подвешенный в пустоте, оказался вовлечённым в стремительный круговорот рождающихся галактик и туманностей.

— Смотри, — донёсся до него голос Древнего.

Прямо перед ним из света и огня сформировался разноцветный светящийся вихрь. Он ускорял своё вращение с каждой секундой, и постепенно превратился в радужную сферу. Дальше, как на ускоренном просмотре, на фоне чёрной бездны возникли звёзды, галактики и туманности, Вселенная начала приобретать знакомый вид.

Сфера переливалась всеми цветами радуги и пульсировала, в её бездонных недрах клокотало и бурлило яростное пламя. Из объекта проросли миллионы тончайших струн, устремившихся во всех направлениях. Казалось, шар света врастает во Вселенную, достигая самых дальних её уголков.

Видение исчезло, в голове у Юрия снова зазвучала тихая и нежная музыка.

— Значит, ты родился вместе с нашей Вселенной? — пограничник был поражён красотой и величием показанного ему явления.

— Да.

— И знаешь о ней всё?

— Почти всё.

Внезапная догадка осенила Юрия:

— Эта аномалия и есть ты?

— Лишь часть меня.

Скрежет открываемой двери заставил пограничника выйти из транса. На пороге его каюты появился Саня в сопровождении ещё двух полицейских.

— Вставай, дядя, — вальяжно произнёс парень, словно хотел подчеркнуть своё превосходство над пленником. — Пора на прогулку.

Юрия снова повели по коридорам, и он быстро сообразил, что на этот раз путь ведёт не к каюте Густава.

— Куда вы меня ведёте? — попытался выяснить он и получил прикладом между лопаток. Ударил его Саня, молодчик старался изо всех сил, чтобы поднять свой престиж в глазах старших товарищей.

— Ещё раз откроешь рот без разрешения, выплюнешь зубы на палубу, — пообещал он.

Его отконвоировали в дальнюю часть города, где прохожие почти не встречались, и подвели к шлюзовому отсеку. Один из полицейских подошёл к блоку управления, и внутренняя дверь с лёгким постукиванием отошла в сторону. Перед Юрием показался тамбур с выходом в открытый космос.

— Вперёд! — скомандовал Саня, тыча стволом оружия Юрию в спину, и пограничник догадался, что его привели на казнь. Сейчас он войдёт в шлюз, дверь за его спиной закроется, и его выбросят за борт.

— А Павла вы тоже сюда отвели? — обречённо спросил он.

— Сюда, — подтвердил юный полицейский. — Сам виноват. Сидел бы сейчас в баре, разливал пойло. Так что шагай, не задерживай.

Юрий покорно поднял ногу, делая шаг через порог шлюзового отсека, мысленно пожелал себе удачи и начал бой.

Скрученной пружиной пограничник развернулся назад, отклоняя в сторону ствол оружия, упёршийся ему в спину. Одновременно он нанёс Сане удар локтём в лицо, ломая скуловую кость и отправляя героического юнца в глубокий нокаут.

Ещё никто ничего не понял, а Юрий уже наносил серию коротких быстрых ударов второму конвойному: солнечное сплетение, горло, глаза. Пограничник не церемонился, он был один, на чужой территории, в окружении превосходящих сил врага, и не считал себя обязанным соблюдать правила честного поединка.

Второй пират рухнул на палубу, и та гулко отозвалась металлом. Последний полицейский успел сообразить, что происходит и поднял на Юрия ствол лазерной винтовки. Враг стоял достаточно далеко и пограничник понимал, что не успеет к нему до выстрела.

Багровый луч пересёк коридор, Юрий бросился на пол, пропуская смертоносный разряд над собой, и перекатом достал своего противника. Прошипело лезвие кортика, пират с удивлением и ужасом увидел, как его рука вместе с винтовкой падает на палубу. Второй удар клинка пробил ему грудь и сердце.

Юрий перенёс труп и находящихся без сознания полицейских в шлюзовую камеру, связал руки живых поясными ремнями и заблокировал двери со стороны коридора, разбив блок управления прикладом. Из оружия он захватил с собой только лазерную винтовку — лучшее, что было у пиратов.

Он понимал, что рано или поздно Густав хватится своих подручных и, обнаружив пропажу, начнёт полномасштабные поиски. Возможно, у Юрия оставалось совсем мало времени, но некоторое преимущество он всё же получил, и должен им воспользоваться.

Пограничник побежал вдоль коридора, в том направлении, где находилась нежилая часть города. Через пять минут он нырнул в технический коридор, плотно задраил за собой дверь и подпёр её валявшимся неподалёку железным стулом, оторванным от палубы. Воспроизводя в памяти карту «Последней гавани» Юрий добрался до грузового трюма, открыл аварийный люк под ногами, и стал на верхнюю ступеньку лестницы идущей далеко вниз.

Как же там только было холодно! Юрий запоздало укорил себя в том, что мог это предугадать заранее. Когда жилые помещения освещаются в пол силы, наивно полагать, что город станет тратить энергию на отопление неиспользуемого трюма.

В трюме горела лишь одна лампа на несколько десятков метров, и то это были лишь слабые аварийные огни. Пар валил изо рта, конечности сводило от жуткого холода, и Юрий понимал, что не продержится долго в этом месте. Но у него имелась цель — каюта мэра, и хотя прямого маршрута к ней не было, пограничник старался придерживаться направления ведущего к ней.

На повороте коридора он натолкнулся на двух полицейских Густава и успел выстрелить первым. Один пират упал, срезанный лучом, второй (это был Стен) оказался проворней, он успел отскочить в сторону и принялся вести ответный огонь.

Вскоре противники замерли по разным сторонам от угла коридора, никто не желал выходить первым и подставляться под луч.

— Стен, — Юрий попробовал начать переговоры. — Ты производишь впечатление неглупого человека. Ты действительно считаешь, что Густав, сваливая из города, потащит с собой всю вашу банду?

— Продолжай, — отозвался пират после недолгой паузы.

— Полицейские нужны мэру только в «Последней гавани», как только он вырвется из аномалии, они все превратятся в подельников, с которыми придётся делить добычу. Думаю не нужно продолжать мысль?

— И что же ты предлагаешь?

— Помоги мне захватить корабль, вдвоём у нас будет больше шансов. Заберём с собой этого Макарова и улетим домой. Стен, я знаю, что ты случайный человек в шайке Густава, тебе не место среди пиратов.

— Может ты и прав пограничник, но я лучше поставлю на порядочность Густава, — последние два слова Стен произнёс с грустной усмешкой, — чем решусь на авантюру без малейшего шанса на успех.

Пограничник услышал негромкий щелчок, и почти у самых его ног закрутилась осколочная граната, снятая с предохранителя. Юрия спасла только отменная реакция, чудом он сумел добежать до ближайшей переборки и укрыться за ней. Взрыв в замкнутом пространстве оглушил капитана, но не лишил способностей двигаться и мыслить.

Стен с оружием в руках не совсем аккуратно выглянул из-за угла, желая полюбоваться результатом взрыва, и тут же поплатился за это. Юрий хладнокровно выстрелил ему в грудь. Когда пограничник подошёл к полицейскому, тот был ещё жив. Раненый начал что-то тихо говорить, и капитан опустился на колени.

— Корабль почти готов к отлёту, — шептал умирающий. — Попасть к нему можно через коридор, начинающийся за вторым выходом из каюты мэра. Там всего два человека охраны…

Больше Стен не сказал ничего, он вытянулся и затих с улыбкой на губах и Юрий так и не понял, что вызвало эту последнюю улыбку пирата.

Дрожащими от холода руками пограничник снял тёплый комбинезон с тела попутчика Стена и натянул его на себя. В качестве трофеев ему достались несколько запасных батарей к лазерной винтовке и три осколочных ручных гранаты.

Юрий шёл по трюмам ещё около получаса, периодически сверяясь с картой, подаренной ему беднягой Павлом. По расчётам пограничника он уже добрался до корабля, где обосновался мэр, и находился под апартаментами Густава. По технической лестнице он поднялся на нижнюю палубу, потом нашёл путь ещё выше. В конце концов, капитан набрёл на боевую рубку звездолёта, пребывающую в полном запустении и разрухе. Искомая каюта должна была располагаться совсем рядом.

У Юрия не было определённого плана, но он не сомневался, что сможет принять правильное решение исходя из возникшей ситуации. Из боевой рубки выходил небольшой коридор, заканчивающийся несколькими наглухо заваренными дверями. Цель могла оказаться за любой из них и пограничник, активировав луч кортика, принялся осторожно резать сварочный шов.

За первой дверью оказалось глухое просторное помещение, заваленное какими-то ящиками. Вероятнее всего Юрий наткнулся на резервный склад пиратов. Когда вторая дверь открылась с жалобным скрипом, пограничнику показалось, что он услышал из глубины помещения приглушённые голоса.

С минуту Юрий ждал с винтовкой наготове, но никто так и не напал на него, и тогда он сам двинулся вперёд. Преодолев маленький переход, он прошёл через ещё одну незапертую дверь и оказался в просторном светлом помещении, разделённом на две части прозрачной стеной. Отсек был заставлен какими-то приборами и оборудованием.

— Кто здесь? — услышал пограничник женский голос и повернул ствол оружия на звук.

По ту сторону прозрачной перегородки, лицом к нему, стояли двое: молодая женщина лет тридцати и сильно пожилой мужчина с маленькой бородкой.

— Меня зовут Юрий Климов, я капитан пограничного корабля «Зоркий». Вы должно быть Инга Фролова, а с вами профессор Макаров, — при этих словах пожилой джентльмен слегка склонил голову в приветствии. — Я прочёл ваши записи и ситуация мне ясна. Сейчас я освобожу вас, отойдите подальше от стекла.

Луч лазерной винтовки ударил в прозрачную перегородку, но срикошетил от препятствия, не причинив ему вреда.

— Не тратте на нас время, молодой человек, — посоветовал Макаров. — Мы заперты за щитом мощного силового поля, ручным оружием его не пробить. Единственный ключ от замка нашей тюрьмы, как и от «Вектора» находится у Густава. Это его гарантии собственной безопасности.

— «Вектора»?

— Научное судно, на котором я сюда попал. Мы оборудовали его для бегства из аномалии. Думаю, должно получиться.

— И где этот корабль?

— Шлюз прямо перед вами. На корабле два охранника, но они вам не откроют, Густав запретил им выходить под страхом смерти.

Оставался ещё один, последний выход из помещения, ведущий в неизвестное Юрию место.

— Что за этой дверью? — спросил капитан.

— Каюта Густава, — ответила девушка. — Туда тоже дороги нет.

Юрию ничего не оставалось, как вернуться по своим следам и попытаться найти другой путь к мэру. Теперь он знал, что нужно искать — ключи от клетки пленников и от шлюза на научное судно. Но прежде чем отправиться в путь, он решил задать новым знакомым ещё несколько вопросов.

— Инга, почему Густав сохранил вам жизнь?

— Меня спас Сергей Леонидович. Он заявил мэру, что ему необходим помощник для теоретических расчётов, а я, как вы знаете, высококвалифицированный инженер. Другого специалиста моего уровня в «Последней гавани» не нашлось, и это дало мне отсрочку.

— На каком этапе подготовка «Вектора» к полёту?

— Он давно готов, — ответил профессор. — Но мы пытаемся тянуть время, в надежде на то, что кто-нибудь из вновь прибывших военных сумеет арестовать этого уголовника. Мэр не знает, что стартовать можно в любую минуту и продолжает урезать энергию жителям. Она необходима для зарядки мощных аккумуляторов оборудования «Вектора».

— Продолжайте тянуть время, я вернусь за вами, — Юрий повернулся к выходу, но был остановлен злым и властным голосом.

— Не двигайся, погранец, прожгу. Ствол на палубу, медленно, вот так, повернись, оружие ногой ко мне. Молодец, хороший мальчик.

Густав едва сдерживал ярость и в то же время упивался своим триумфом. На пограничника смотрел чёрный зрачок плазменного разрядника — великолепного оружия, принадлежавшего до конфискации имущества лично Юрию.

— Ты, как заноза в заднице. Ну почему тебе не сиделось спокойно? Ты что, не мог подождать, пока я свалю с этой помойки? Я могу убить тебя прямо сейчас, но я этого не сделаю, и знаешь почему? Ты заинтересовал меня. Впервые за всё время моего пребывания здесь появился человек способный бросить мне вызов, а это дорогого стоит.

Я признаю тебя достойным противником, и по законам джентльменов космоса даю тебе шанс. Пусть наши судьбы решит поединок, никто не посмеет сказать, что капитан Густав нарушил закон.

Мэр убрал оружие и вытащил из-за поясного ремня два длинных и тяжёлых абордажных кинжала с молекулярной заточкой.

— Выбирай! — он протянул оба клинка рукоятками к Юрию.

Пограничник сделал два шага вперёд и вытащил правый кинжал из ножен, оставшихся в руке у Густава.

— Отлично! — улыбнулся пират. — Начали!

Густав атаковал быстро и решительно, показывая великолепную технику ножевого боя. Он самоуверенно понадеялся на свою богатырскую силу и навыки владения оружием, и совершенно не учёл, с каким неудобным противником ему придётся столкнуться. Мэр попытался достать Юрия серией широких выпадов, но сам едва ушёл от кинжала, пойманный на уклонении от ложной атаки пограничника. С мелким порезом на запястье пират вынужден был отступить на два шага.

В глазах у Густава промелькнула неуверенность, быстрой победы, на которую он так рассчитывал, не получилось, события развивались не по его сценарию. Но сдаваться пират не собирался, прорычав ругательство, он снова бросился на своего противника, удвоив силы.

Клинок мэра двигался так быстро, что силуэт его контуров размылся, превращаясь в серебристо-серые полосы. Густав наносил комбинации молниеносных колющих, режущих и рубящих ударов, показывая отличную боевую подготовку.

Но Юрий владел ножом лучше. Он понял это почти сразу, но проявляя осторожность, решил для начала выявить слабые стороны Густава и приноровиться к его манере ведения боя. Досадные случайности ему были не нужны. Узнав всё что хотел, пограничник контратаковал.

Юрий ушёл от укола в горло, уклонился от широкого махового удара, поднырнув под кинжал, порвал дистанцию и произвёл захват руки противника с клинком. Густав вывернулся хорошо отработанным змеиным движением, но на выходе из ближнего боя получил чувствительный укол в плечо.

И всё же пират решился ещё на одну атаку. Комбинируя удары ножом и приёмы рукопашного боя, он попытался зажать Юрия в угол и обезоружить. В этот раз, пограничник оставил ему на память сразу два пореза: на груди и на бедре.

Юрий не верил в благородство мэра с самого начала и оказался прав. Как только противник понял, что честной победы ему не видать, продолжать поединок он передумал и выхватил плазменный разрядник. Пограничник, ожидавший такой ход, выбил у пирата оружие и попытался достать врага кинжалом. Но Густав опрокинул на палубу шкаф с каким-то оборудованием и, пользуясь задержкой своего преследователя, скрылся за дверью капитанской каюты.

— Проклятье! — Юрий был вне себя от досады. Цель находилась от него на расстоянии вытянутой руки, но он так и не сумел до неё дотянуться. Неужели конец?

— Бегите, молодой человек, — участливо посоветовал Макаров из-за прозрачной перегородки. — Через минуту здесь будет вся пиратская шайка.

Но Юрий не двигался с места, лихорадочно пытаясь найти выход.

— Смотрите! — закричала Инга. — Там на палубе!

У дальнего борта, где Густав предпринял последнюю честную атаку на пограничника, лежал блестящий металлический прямоугольник с оборванной цепочкой.

— Это ключ! — кричала женщина. — Скорее, возьмите его.

Юрий подхватил бесценный предмет и понял, что цепочка разрублена кинжалом. В пылу боя мэр потерял свой билет из аномалии, но обязательно за ним вернётся. Пограничник убрал силовой щит, удерживавший пленников, подобрал лазерную винтовку и свой табельный разрядник.

— Скорее! — торопил он Ингу и профессора. — Сейчас я открою шлюз, ведущий на «Вектор», мы ворвёмся туда и всех положим.

Протянув женщине винтовку, пограничник снова воспользовался ключом мэра. Дверь шлюза ещё не успела открыться полностью, а со стороны капитанской каюты уже послышалась возня.

— Мы не успеем! — в отчаянии воскликнула Инга.

Юрий втолкнул своих спутников в шлюз и закрыл дверь, но на прощание бросил осколочные гранаты в направлении каюты Густава, все три штуки, оду за одной.

Третий взрыв ещё не успел прогреметь, а команда Юрия уже открыла вторую шлюзовую дверь и ворвалась на «Вектор», готовая сокрушить каждого, кто встанет у неё на пути. Но стрельба не потребовалась, один пират крепко спал, второй смотрел порно по большому монитору и даже не успел дотянуться до своего оружия.

Пока Юрий связывал бандитов и блокировал их в каюте, Инга с Макаровым отшвартовались от «Последней гавани» и направили «Вектор» прочь от города.

 

Через пять суток беглецы приблизились к краю аномалии, переливающаяся всеми цветами радуги световая стена закрыла почти весь сектор обзора перед кораблём.

— Как только подойдём к преграде вплотную, активируем «пробойник» и держим кулаки, — напутствовал своих молодых товарищей Макаров.

— А почему вы уверены, что сможете пройти через барьер? — поинтересовался Юрий.

— Молодой человек, я потратил не один месяц на теоретические расчёты. Границы аномалии состоят из очень плотных силовых полей. Их можно пробить мощным коротковолновым импульсом при наличии необходимого оборудования и достаточного количества энергии. Установку я построил, заряда аккумуляторов хватит, надеюсь.

Это «надеюсь» совсем не понравилось пограничнику, но он решил не высказывать своих опасений вслух.

За время полёта Юрий несколько раз пытался поговорить с Древним, теперь для контакта капитану не требовалось почти никакой предварительной подготовки. Нужно было только, как следует сосредоточиться и выбросить посторонние мысли из головы. Но новый знакомый больше не проявлял прежнего интереса к пограничнику, казалось, он занят решением каких-то очень важных задач.

— Я готовлюсь к пробуждению, — обмолвился как-то Древний во время разговора.

— И когда это произойдёт? — поинтересовался Юрий.

— Скоро, даже для тебя.

— И что это изменит?

— Моя активность возрастёт в миллионы раз.

Пограничник с ужасом подумал, что сила электромагнитных полей, которыми пронизана аномалия, должно быть тоже многократно возрастёт после пробуждения Древнего, и это, неизбежно убьёт всех людей. Нужно было выбираться из этого места как можно скорее и искать способ спасения остальных.

— За нами погоня! — воскликнула Инга, пилотирующая корабль. — Это мой корвет!

Скоростная «Стрела» быстро настигала научное судно. Пираты каким-то образом сумели подготовить корабль к вылету и выследить своих пленников.

— Нам не уйти, — обречённо молвила девушка. — Сейчас они нас размажут.

— Им не нужны обломки «Вектора», им нужен «пробойник» и Макаров, — резонно заметил Юрий.

— Эй, на шхуне! — словно в подтверждение слов пограничника ожил прибор связи, сдавайтесь и Густав сохранит ваши жалкие жизни.

— Мы у цели, — напомнил о себе Макаров. — Тяните время.

— Дайте подумать, — попросил Юрий пиратов.

 

— Пять минут, — был получен ответ.

 Стена света уже виделась бесконечной радужной поверхностью, разбегающейся во все стороны. Казалось острый нос «Вектора» сейчас воткнётся в неё, как швейная игла в разноцветную ткань.

— Мы теряем ход! — сообщила Инга.

«Вектор» начал останавливаться, хотя его двигатели работали на полную мощность.

— Пора. Ну, с Богом! — профессор нажал на кнопку.

Ослепительно яркая молния сорвалась с носа научного судна и ударила в преграду. Юрий отчётливо видел, как препятствие пошло рябью и образовало на своей поверхности чёрное, как сама тьма круглое отверстие. Но продлилось это не более двух секунд, открывшийся было портал, снова затянуло разноцветными световыми сполохами.

— Вот досада! — воскликнул профессор. — Энергии не хватило!

Инга закрыла лицо руками. «Стрела» подошла к борту научного судна. Юрий прикрыл глаза и сосредоточился, тихая и печальная музыка зазвучала у него внутри.

— Древний!

— Я занят.

— Древний, мне очень нужна твоя помощь. Помоги!

— Почему я должен делать это?

— Потому что я тоже разумен!

— Ты разумен?!

Грустная ирония, удивление неслыханной дерзостью, всепрощающее терпение.

— Помоги!

— Нет.

— А ты сам? Ты всегда был таким всемогущим, как сейчас? Даже тогда, когда только что родился? Я тоже нахожусь ещё только в самом начале своего пути!

Удивление, сомнение, новый оценивающий взгляд, зарождающееся уважение.

— Хорошо. Чего ты хочешь?

 

Лунная пограничная база представляла собой мощное фортификационное сооружение с множеством орудий и ракетных установок. На орбитальных причалах и стапелях виднелось множество космолётов, несколько фрегатов и линейных кораблей курсировали вокруг крепости, неся боевую вахту.

Внезапно неподалёку от базы возникла мерцающая сфера света, пространство вокруг неё исказилось, как воздух над разогретой землёй и всполохи электрических искр протянулись во всех направлениях, как лапы гигантского спрута. В следующую секунду огненный шар выплюнул два корабля с бортовыми названиями «Вектор» и «Стрела». Последний звездолёт был абсолютно беспомощен, с заглушенными двигателями он медленно вращался вокруг своей продольной оси.

— Корвет и шхуна, немедленно назовитесь! — пришёл запрос с базы.

— Я Юрий Климов, капитан пограничного корабля «Зоркий», на корвете находятся опасные преступники, которых следует немедленно арестовать.

Он едва успел договорить, а в окололунное пространство, во всём своём отталкивающем уродстве вползало кошмарное сооружение, сваренное из корпусов множества кораблей.

— На этой конструкции находится множество гражданских людей, — продолжал Юрий. — Многие могут нуждаться в помощи.

— Вас понял, — ответила база. — Отойдите на безопасное расстояние, мы всё сделаем сами.

— Вот и всё?! — улыбнулась Инга, глядя, как корабли пограничного флота приближаются к «Стреле» и «Последней гавани».

— Держи, это твоё, — Юрий протянул женщине кортик.

— Спасибо, что сохранил его для меня, — Инга с благодарностью приняла клинок. — Это подарок моего отца, кортик очень мне дорог.

Оставалось ответить всего на один вопрос. Почему космические корабли из разных эпох, пропавшие в удалённых друг от друга секторах галактики, собрались в одном месте? Какая неведомая сила притащила их в центр аномалии, оказавшейся разумом древнего существа? Ответ ещё только предстояло найти, но Юрий уже имел свою версию.

В подпространстве нет ничего кроме пустоты и вечной тьмы, единственные источники жизни в бездне мрака — нервы Древнего, тончайшие струны, тянущиеся через всю Вселенную. Может быть, корабли, попавшие в безвременье, были инстинктивно захвачены чувствительными нитями сверхразумного существа и затянуты в аномалию? Так ли это, кто знает? О чём думает Бог, когда он спит? Что станет с нами, когда он проснётся?

— А какой сегодня день? — поинтересовался Макаров.

— 28 мая 2125 г. — пришёл ответ с базы.

— День пограничника! — прошептал Юрий, сжимая в кармане холодный металл цилиндра. — Мы вернулись вовремя, дружище!    

   

 

 

Рейтинг: +6 Голосов: 6 534 просмотра
Нравится
Комментарии (21)
DaraFromChaos # 27 апреля 2016 в 23:03 +1
Древний напомнил Тихого у Симмонса, но, думаю, это нормально
как ни пытайся создать самое-высшее-божество - оно всегда будет обладать схожими характеристиками
у любого автора
:))

Костя, мне понравилось. Но психологически показался не достоверным один эпизод: дуэль... с пиратом... прости, законченным говнюком, без совести и чести?
ой, не верю :)
Константин Чихунов # 27 апреля 2016 в 23:12 +1
Ты имеешь в виду тот факт, что бандит не пошёл бы на честный поединок?
DaraFromChaos # 27 апреля 2016 в 23:15 +1
да
Константин Чихунов # 27 апреля 2016 в 23:16 +2
Так у него же был ствол на всякий случай, и он не сомневался в своём превосходстве. Густав скорее хотел выпендриться своей удалью, да не вышло.
DaraFromChaos # 27 апреля 2016 в 23:23 +2
я понимаю
но мне этот эпизод все равно показался не логичным
не так ситуация для Густава, чтобы выпендриваться. Бей врага - и не парься

ну вот не сложилось у меня это :)))
Константин Чихунов # 27 апреля 2016 в 23:26 +2
Спасибо, Дара! Можно изменить мотивацию, например, столкнулись случайно и пришлось драться.
DaraFromChaos # 27 апреля 2016 в 23:44 +2
Костя, да не надо ничего менять
видишь, кроме меня, никто не цепляется :)))
а я капризуля известная laugh
Вячеслав Lexx Тимонин # 27 апреля 2016 в 23:17 +2
О да, офигительно! Плюсище!
Константин Чихунов # 27 апреля 2016 в 23:19 +1
Спасибо, Слав!
Жан Кристобаль Рене # 27 апреля 2016 в 23:20 +2
Вооот! Теперь всё чётко и логично)) Пару блошек заметил, но незначительных)) Плюс!+
Константин Чихунов # 27 апреля 2016 в 23:26 +2
Спасибо, Дружище!
Евгений Вечканов # 27 апреля 2016 в 23:41 +3
Отличный финал!!! Плюсую с восхищением!!!
Константин Чихунов # 29 апреля 2016 в 10:04 +1
Спасибо, Женя!
Анетта Гемини # 29 апреля 2016 в 13:36 +3
Интересна получилась история в духе "Острова погибших кораблей". С удовольствием прочла v
Константин Чихунов # 2 мая 2016 в 21:46 +2
Спасибо, Анюта!
Темень Натан # 5 мая 2016 в 23:05 +2
Не тратте на нас время
м.б. не тратьте?
Почему никто, кроме Дары, не цепляется, я тоже буду) Не верю, что Густав стал бы так рисковать своей шкурой. Даже профессор Мориарти в схватке у водопада посадил в засаде снайпера.
Кортик с энерголезвием напомнил Лукьяненковский, где Лорд с планеты Земля. (Про звёздные войны не говорю:) ) Но это же фантастика, почему нет? В общем хорошо, коротко, без растекания мыслью... Разве что везение у героев невероятное, как в кино. А вообще плюс+
Жан Кристобаль Рене # 5 мая 2016 в 23:14 +3
Шаркнув ножкой, хлюпнув носом:
- А я дяде Косте последний рассказ критиковал! Воть!
Темень Натан # 5 мая 2016 в 23:17 +3
Ну ты критик... ) Какой такой последний?
Жан Кристобаль Рене # 5 мая 2016 в 23:20 +3
Дык, в новинках))
Темень Натан # 5 мая 2016 в 23:22 +3
Угу, уже вижу) Надо будет зачесть... на свежую голову.
Константин Чихунов # 6 мая 2016 в 22:26 +2
Спасибо, Натан!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев