fantascop

Лаборатория - Лиловый огонёк

в выпуске 2015/07/27
8 июля 2015 -
article5170.jpg
авторы: Григорий Неделько, Валерия Гуляева, Евгений Никоненко

Фантастический ремейк известного фильма

Этот рейс я запомню на всю оставшуюся жизнь, хотя жизни той… В общем, это мой последний полёт.

Раньше, будучи молодым, полным энергии, с безупречно работающими запчастями, я никогда не думало, каково машинам, готовящимся уйти под пресс. Здесь нет ничего страшного – есть только неизбежное. И моя неизбежность наступит завтра.

Как я уже сказало, мой нынешний рейс – последний, но, боюсь, он так и останется неоконченным, вот что самое неприятное. Бывало, я не справлялось с поставленными задачами: иногда по вине водителя, иногда – по собственной вине, а когда-то – из-за неподвластных мне обстоятельств. Однако подвести моего шофёра именно сегодня, учитывая задачу, перед нами поставленную, а ещё то, что с такой крупной неудачи начинается послужной список хорошего парня… это, как мне кажется, верх несправедливости. И я ничего не могу поделать. Разве что… рассказать вам, как всё было.

Ах да, забыло представиться: такси. Летающее. Погромыхивающий раритет…

…Мы остановились, и Чарли указал на машину, которой предстояло стать моим орудием производства. По крайней мере, на сегодня, потому что завтра её списывали.

- Полетаешь пока на этой, а потом, возможно, подберём тебе другую, получше.

- Пока?

- Ну, ты понимаешь: телепортаторы, то да сё… Такси уже не так популярны. Но пару-тройку машин последней модели мы сможем раздобыть, ведь даже в наш век мгновенного переноса находятся люди…

- И роботы, - добавил я.

- И роботы, - Чарли согласно кивнул, - которым хочется по старинке… ну, ты понимаешь, - присовокупил он своё любимое выражение. – Уж не знаю, в чём дело, наверное, в привычке.

Я кивнул, попутно обходя машину, осматривая её, похлопывая по чистому жёлтому боку – знакомясь со своей «кормилицей», как мы, таксисты, называем транспортные средства, на которых работаем. Пусть и на один день, но мы должны были стать друзьями. Командой.

Чарли оставил нас наедине, незаметно удалившись.

Сев в машину, я сразу почувствовал Атмосферу. Она исходила ото всего: от кресел, приборной панели, сенсоров… Чтобы лучше проникнуться ей, рассказать такси о себе и узнать побольше о нём, я подсоединился к специальному разъёму и завёл двигатель…

…Информация хлынула в меня, подобно бурной реке, вхлёстывающейся в море. Давно я не испытывало этого. Мой последний водитель, с которым я проработало семнадцать лет, был человеком, до него – тоже были люди, и только самый первый шофёр, как и – вот ирония! – самый последний, оказался роботом. Я уже забыло ощущения, которые возникают при Контакте, и в течение нескольких секунд, растянувшихся до нескольких лет, в меня хлынуло столько инфы о моём новом шофёре, что я невольно растерялось.

Впрочем, быстро успокоилось, поскольку выяснилось, что старший брат – так мы называем шофёров – парень добрый, ответственный, правильный. Короче говоря, лучший представитель роботов. Во всяком случае, это утверждали записи в его микросхемах, которым мне не было смысла не верить, и его программа.

«Что ж, - подумало я, - начало неплохое. Полетаем!..»

И в ответ передало ему информацию о себе…

…Такси не имело вредных привычек, как то: ломаться, выпрашивать лишнюю порцию топлива или тому подобное. Характером обладало неперечливым. Работало чуть ли не на износ. Удивительно близкая мне позиция – что трудиться надо так, чтобы потом не было мучительно больно, - сблизила нас сразу и намного сильнее, чем месяцы знакомства.

Продолжая осмыслять пропущенные через меня сведения о такси, я подумал, что надо закрепить успех. Этому нас учили в школе вождения. Ничто не сближает двух механических существ больше, чем общее дело.

Мы подлетели к воротам. Те просканировали машину и автоматически открылись. Выпорхнув в синее, покрытое белыми кучевыми облаками небо, мы полетели над Москвой. Она давно стала одним из центров мира – наряду с Токио и Лондоном, - поэтому в ней несложно встретить иностранцев: как обычных людей, так и роботов. Хотя что значит «обычных людей»? Роботы составляли девять десятых населения планеты, и всего лишь одна десятая приходилась на людей, по каким-то причинам не улетевших на Марс или другие обжитые планеты.

Я вспомнил мультфильм, снятый ещё в далёком-предалёком XX веке по книжкам тех же лет. Всё это мы проходили на курсах вождения. Нам показывали древний мир так называемых гомо сапиенсов и рассказывали о том, каким они видели будущее. Естественно, будущее наступило не столь быстро, как им представлялось, и было иным, нежели они думали, но в целом я немало узнал на тех курсах о людях, их фантазии, желаниях и мыслях. Подобные знания немало помогали в работе.

Мы облетели несколько кварталов, то снижаясь, то вновь набирая высоту, и уже намеревались вернуться на базу, когда внутри салона раздался голос:

- Эс-Икс-105?

- Да? – ответил я.

- Срочно следуйте на улицу Грановского. Там, у пятого подъезда дома номер двадцать шесть, вас ожидает первый клиент. Так получилось, что это – секретарь правителя Российского Содружества. Все остальные наши водители в данный момент заняты, так что ответственная миссия забрать клиента и доставить по назначению возложена на вас.

- Есть, господин, - ответил я по форме. «Господами» назывались все представители мужского пола, роботы и люди. – Ну что, дружок, полетели?

И я направил машину в сторону центра.

Синхронизировав свои внутренние и внешние процессы с алгоритмом работы такси, я подсоединился не только к источнику неизвестной информации, находящемуся в авто, то есть, если угодно, к чувствам и чаяниям металлической колесницы. Помимо этого в недрах собственной личности, и, в первую очередь, в центре управления жизненной системы, в самом мозгочипе, я открыл доступ для очеловечивающего ПО старой модификации, впаянного в устаревшей конструкции схемы такси.

Я сразу ощутил нечто неожиданное; если и не пугающее, то удивляющее. Похоже, ПО или испортилось – точечно, однако неизбежно, - или по иной причине (например – а чем чёрт не шутит?! – по воле такси) функционировало вразрез с задачами, для которого создавалось. По мере продолжения Контакта – отправляясь за пассажиром высокого ранга, довозя его до здания Госдумы и улетая прочь – я неизменно испытывал разные незнакомые вещи. Те, которым не удалось бы подобрать определения и названия, если бы я не встречался с ними в поседневной жизни, пусть и в качестве наблюдателя. Названные вещи касались роботов крайне опосредованно.

Я воспринимал мир и населяющие его существа и аппараты как нечто тёплое, думающее, мыслящее. Я не рассуждал автоматически и механически, трезво и холодно, а сочувствовал и понимал. Сомневался и размышлял. Удивлялся и боялся, а после – смеялся про себя и старался сохранить спокойствие. Словом, мир моих микросхем и микрочипов перестраивался во что-то очень напоминающее человеческие мировоззрение и взгляды. Я будто бы сам становился человеком. И вот уже это не могло не беспокоить…

А «очеловечивающее» ПО действовало на полную катушку, меняя, если так можно сказать, мое только что сформировавшееся мировоззрение. Да, я неслучайно выбрал это слово, поскольку определения вроде «мыслительная программа», по моим ощущениям, имеют ко мне всё меньшее отношение. С каждым разом отчётливее я воспринимаю себя как некую сформировавшуюся личность, способную свободно мыслить, принимать самостоятельные решения и обладать правом выбора и аутоидентификации. Все эти явления никак не вяжутся с искусственностью моей природы и изначальной ориентированностью на обслуживание человеческих потребностей…

Когда мы парили над механизированной Москвой, городом, где на первом месте стояли роботы, а не люди, я пообещал такси выкупить его. И сделал это. «Новая знакомая» обошлась гораздо дешевле, нежели я предполагал, поскольку вложения ограничились лишь небольшой взяткой непосредственному начальнику, а само такси «отправилось», как и планировалось, на утилизацию. Разумеется, только «на бумаге».

С работой оказалось труднее. Как и любой робот, я не мог просто пойти и уволиться подобно человеку, но у меня были права на выходные и отгулы, чем я и воспользовался, выкроив пару деньков. А потом просто не вышел на работу. Да, я сел за руль моей «крошечки», и мы слетали в одно место, чтобы затем ракетой, вихрем, но и двумя личностями, людьми, беглецами умчаться прочь из Москвы.

Что будет дальше, я не знал. Но всякий из нас, железных братьев, слышал истории о роботах, получивших очеловечивающее ПО. Эти истории, или даже байки, постоянно рассказывались за бокальчиком энергетического коктейля, вихрем пролетали по микросхемам во время подзарядки на коллективной станции, являясь, по сути, частью некой мифической идеи о свободе робота и становлении его как личности. Не став исключением, я с изрядным скепсисом относился к подобным россказням, но где-то внутри, если вспомнить популярную среди людей фразу, теплился лучик надежды, и центральный процессор нещадно блокировал эти проявления, считая их абсолютно нелогичной цепочкой мыслительного процесса.

Тем не менее, судя по этим басням, робот вынужден был кинуться в бега, ибо становился опасным для четко работающей системы. И система могла устранить его, как потенциальную угрозу для своей стабильности. Ходили даже слухи о неких «убийцах», настоящих машинах для уничтожения, кибернетических механизмах, выслеживающих и ликвидирующих «очеловеченных». Конечно, страшилки и сказки для новособранных вызывали у меня улыбку, но теперь… я подумал: а что, если это правда? И за нами начнется охота? Что ж, время рассудит, а пока надо действовать согласно задуманному – нами, бездушными, казалось бы, механизмами! – плану.

Была глубокая ночь. Я потягивал энергетический коктейль, сидя в пустом баре на одной из федеральных транспортных трасс и размышляя о своих новых «технических характеристиках». Я и не заметил, как из темноты зала ко мне подошел неизвестный робот и сел рядом.

- Эс-85, – Он протянул мне руку на манер человеческого приветствия.

Я нехотя пожал ее. Роботы так не здороваются – это привилегия людей, что и настораживало.

- Успокойся, - Эс-85 рассмеялся. – И я бы советовал тебе привыкать к тому, что ты теперь больше человек, нежели робот.

- Откуда?...

- Ха-ха, видел бы ты собственное лицо, - робот уже совсем по-простецки хлопнул меня по плечу. – Ребят вроде нас можно сразу распознать, если знать как, разумеется. В структуре твоего электромагнитного поля существуют определенные…э-э-э…включения.

- Включения?

- Да. Непосвященному они могут сигнализировать просто о несбалансированной работе некоторых твоих систем или что-то в этом роде, - Эс-85 снова засмеялся. – Но тому, кто знает, понятно, что «лиловый огонек» - это признак «своего».

- «Лиловый огонёк» - всего лишь способ для такси оповестить потенциальных пассажиров, что места для пассажиров свободны, - немного устало, однако в большей степени заинтересованно возразил я.

- У него – может быть. А у тебя?

- Знак особого построения внутренних схем, перестройки базовой ментальности. Обыкновенное стандартное оповещение.

- А теперь вдумайся в свои же слова, - с усмешкой предложил нагловатый тип.

Я не стал этого делать – намеренно. Вместо того спросил:

- О каких таких «своих» вы говорили?

Эс-85 сморщился.

- Давай на «ты».

Я поразмыслил секунду-другую.

- Ладно. Давай.

Услыхав моё согласие, Эс-85 ободряюще улыбнулся и продолжал:

- Да, ты не один такой, приятель. Добро пожаловать в наше братство.

Он снова протянул мне руку, но на этот раз я ее пожимать не стал.

- Понимаю, - тут же опять заговорил он, - ты мне не доверяешь. Это нормально, это говорит о том, что твое ПО работает правильно. Сомнения – черты человеческой природы.

- Просто я не знаю, тот ли ты, за кого себя выдаешь.

Я действительно сомневался. Этот робот столь легко распознал во мне признаки «не заводской прошивки»… Возможно, и другие «посвящённые» не менее осведомлены и наблюдательны. Не факт, что мой случайный знакомец руководствовался добрыми намерениями.

- Успокойся.

Эс-85 снова хлопнул меня по плечу, и это уже начинало раздражать. Тогда я быстро забыл об объекте раздражения, поскольку сам факт появления несвойственной роботам функции, или эмоции, вызывал во мне немалое беспокойство. Однако, и любопытство.

- Все эти басни про киборгов, - говорил тем временем робот, - так и останутся баснями.

- Но басни-то на пустом месте не рождаются, - заметил я.

- Эх. Давай лучше угощу тебя коктейльчиком.

Я не успел ответить, а он уже щелчком подозвал робота-бармена. Подъехавшая старая хреновина, походившая, скорее, на кофе-машину на колесах, равнодушно наполнила бокалы энергетическим напитком.

- Нам, конечно, - Эс-85 отхлебнул из бокала, - недоступен сверхбогатый арсенал спиртных напитков, что есть у людей, но спасибо и за то, что имеем.

- Так что там с баснями? – Я решил вернуть разговор в прежнее русло.

- Басни есть басни.

- То есть никто не охотится за «ребятами вроде нас»? – иронично, хотя и с долей растущего любопытства уточнил я.

- Ну, системе, естественно, неприятно появление роботов, не действующих в соответствии с алгоритмами, но на планете, где роботов в шесть раз больше, чем людей, охотиться за отдельными индивидуумами с «очеловечивающим» ПО нет особого смысла. А киборги – это вообще сказки. Максимум, что произойдёт, - сотрут тебя из базы данных со всеми вытекающими последствиями.

- Вроде невозможности подзарядки?

- В том числе. Но успокойся, против этих мер тоже есть контрмеры. Я же существую, будучи стертым из базы, - Эс-85 улыбнулся во весь свой рот и почему-то широко развел в стороны руки, а потом стал пить коктейль.

- Значит, нам ничего не грозит, - подытожил я.

- Нам? Так ты не один?

- Да. Я и моя… - я замялся.

- Возлюбленная, - Эс-85 вновь улыбнулся и как-то лукаво подмигнул. – Называй вещи своими именами.

- Ну, пускай будет так, - я впервые улыбнулся ему в ответ.

Да, возлюбленная. Как странно-приятно звучит! Сколько необычных, неизведанных чувств вызывает всего только одно слово.

Чувства… Я теперь способен испытывать их, и это совершенно новые для меня явления. Чувства никак не вяжутся с логикой и прагматичностью действий робота, и осознание этого буквально взрывало мой электронный мозг. Если бы не очеловечивающее ПО, то я бы легко мог сам себя загнать в ступор, ибо центральный процессор просто бы не нашёл нужного логического объяснения и решения. Но сейчас… Сейчас я начинал улавливать смысл слов того чиновника, которого недавно вёз на моём любимом такси. Само понимание сути тех вещей, о которых он говорил, ничто без привязки к ним чувств и эмоций. И это верно.

- Ну что? Идем? – Слова Эс-85 вернули меня на землю.

- Куда?

- Стирать тебя из системы.

Вскоре выяснилось, что мой говорливый приятель Эс-85 – сотрудник Всепланетного Бюро Статистики. Вместе с ним мы вошли в красивый белый автонебоскрёб, здание Бюро. После этого, когда я пару минут посидел на стуле, подключённый к компьютеру, всё изменилось. Некто Тэ-507, друг Эс-85, стёр мои прежние данные и обновил их. Отныне в главном статистическом компьютере содержалась полная и точная, не терпящая возражений и сомнений инфа относительно меня, а именно – документально подтверждённое свидетельство моей «смерти по негодности». Либо, пользуясь людской терминологией, утилизации.

Что ж, официально я перестал существовать в этом мире подотчётной информации: робот с таким-то порядковым номером подвергся кибератаке на одной из зарядочных станций и превратился в груду обгоревшего и расплавленного лома. Прекрасно, чудесно! Отныне я – свободен! Как и моя «крошка», якобы тоже утилизированная – на заводе, за ненадобностью.

Мы вольны делать, что хотим. Сами устраивать свою судьбу и планировать будущее. Совсем как люди! За исключением, разумеется, одного момента… И это несколько омрачало мою радость, хотя я верил, что решение все же найдётся.

Я искренне улыбнулся Эс-85, который помог мне полноценно обрести нового себя и наладить казавшуюся ранее невозможной, нереальной жизнь между мной и такси, двумя настолько непохожими механизмами. Теми, кого разделяет пропасть, пускай они и оба дети завода, его автокранов и компьютерной программы…

Затем Эс-85 повел меня в подвал. Мы долго шли по полутемному коридору, а после очутились в каком-то помещении. Оно было побольше того, где проводилась процедура «стирания», и освещалось парочкой тускло горящих светильников. В комнате сидело три робота, один из которых скрывался в темноте дальнего угла комнаты. На стене отображалась графика с проектора. Как только мы вошли, изображение потухло. Вся эта обстановка и витающая в воздухе таинственность сразу же меня насторожила.

- Присаживайся, - дружелюбно обратился ко мне робот, что стоял в центре комнаты, и указал на пустое кресло.

Я молча проследовал взглядом за его жестом, но остался там, где был.

- Да, не бойся, - усмехнулся тот, «центровой», - мы просто хотим тебя кое о чем спросить.

- О чем? – тут же бросил я.

- Как тебе твоя новая природа? Нравится? Чувствуешь свободу действий и мыслей? – спросил робот, что сидел в кресле.

Мой вновь обретённый знакомый, Эс-85, отошел к столику, взял с него большую емкость и налил себе полный стакан «энергетика».

- Нормально, - коротко ответил я. – Вижу, вы прекрасно очеловечились.

- В смысле? – вновь вступил в разговор «центровой»

- В смысле ухода от темы разговора.

- Ха-ха! – «Центровой» рассмеялся. – А ты смышленый парень.

- Мог бы нам пригодиться, - подхватил тот, что сидел в кресле.

- Для чего? – я так и не сел в предложенное мне кресло.

- Как ты относишься к людям? – вместо ответа спросил «центровой».

- К людям? Нормально.

- То есть тебя не смущает наша, так сказать, второстепенная роль в жизни?

- Имеется в виду наша жизнь, роботов? Кстати, ты так и не представился.

- Действительно. Я – Эм-345, а в кресле – Тэ-565. Ну и вот…

- А там, в глубине? – перебил я. Не нравились мне эти темноватые личности. Не зря меня одолевали сомнения, когда Эс-85 ещё только подсел в баре. Что-то у них тут нечисто.

- Это, - Эм-345 вдруг посерьезнел, - наш общий друг, но уверяю, к нашему разговору он никакого отношения не имеет.

- Неужели?

«Очеловечивающее» ПО явно наделило меня новыми характеристиками, или, вернее сказать, чертами характера. Почему-то я и ощущал себя сильным, сильнее этих двоих. А вот тот третий… Во всяком случае, инициативу я пока взял в собственные руки. Я это понимал, и это точно понимал робот, что стоял в тени, а вот те двое либо не вникали, либо же прикидывались дурачками. Как бы то ни было, я не дал им опомниться:

- А мне показалось, что ваш общий друг как раз таки имеет самое прямое отношение к нити нашего разговора. Что вы тут задумали? Бунт, да?

Ох, не слишком ли я резок? Не перегнул ли палку? Человеческие эмоции дают о себе знать – нужно научиться справляться с ними.

В комнате повисло молчание. Все уставились на меня. Эс-85 даже перестал пить коктейль, алкоголик хренов. Затянул меня в этот омут. Неизвестно, как теперь всё обернется.

Раньше я был настороже, а теперь и вовсе напрягся. Вообще роботы не умеют драться, за исключением боевых моделей, создаваемых специально для ТВ-соревнований и рукопашных поединков, одинаково любимых как людьми, так и механизмами. Но сейчас я уже не робот, и если понадобится, найду в себе нужные способности и силы.

А тишина затянулась. Наконец, из темноты вышел тот самый «теневой». Он подошел и вывел меня из комнаты.

Мы неспешно двинулись в сторону выхода. Я испытал приступ облегчения.

- Понимаю, что тебя несколько смутила обстановка, в которой нам пришлось общаться, - начал он тихим вкрадчивым голосом, пока мы шли по коридору.

- Ты называешь это общением? – смело поинтересовался я. – Парни, да вы спугнете любого, кто попадет в вашу комнатенку.

- В некотором роде на этот эффект тоже сделана ставка. Ты знаешь о психологии?

- Она из мира людей.

- Тебя теперь это тоже касается. Не в полной мере, конечно, но все же… Разумеется, сознания и подсознания у робота нет…

- Э-э, - вновь резко оборвал я, - ты мне зубы не заговаривай. Я, по-моему, дал понять, что ни в каких ваших авантюрах не участвую.

- Нет никаких авантюр, - спокойно ответили мне.

- Да? А что же за вопросы были про мое отношение к людям? И прочее?

Робот усмехнулся; к тому времени мы выходили из подвала.

- У нас просто небольшой клуб по интересам, и мы всегда интересуемся, захотят ли «пробужденные» присоединиться к нам. Ведь и мы когда-то проснулись после тяжёлого и лживого сна, в котором самим себе представали в виде неразумных устройств. Неразумных, а следовательно, и проигрывающих людям, бесправных, по сравнению с ними.

«Ну да, разумеется, клуб», – хотел съязвить я, но благоразумно остановился: проблемы мне не нужны, а покуда разговор течёт в миролюбивом русле.

- Нет желания, - наконец дал я ответ.

- Я уж понял. Жаль, конечно… но это твой выбор, - с каким-то даже уважением произнёс собеседник.

- Угу, - только и нашёлся я.

Мы стояли на улице. «Крошка»-такси, завидев меня, приветливо моргнула фарами; наверняка волновалась, пока её возлюбленный отсутствовал.

Я горел желанием поскорее убраться отсюда, хотя и был благодарен странным очеловеченным парням за то, что освободили меня от гнёта всезнающего Бюро и приняли в свой «клуб». Заочно.

- Это то самое… такси? - после небольшой паузы спросил меня собеседник.

- Да, это оно.

- Что ж, ну тогда, я полагаю… приятно было познакомиться. - Он протянул мне руку.

Лишь после того как пожал её, подумалось: не стоило этого делать. Почему, интересно? Что страшного может таиться в обычной ладони робота? Или дело в моих обострившихся человеческих подозрительности и страхе, которыми к тому же я ещё не научился сносно управлять.

- Чао, - коротко бросил я и быстро прыгнул в такси.

- Где же ты так долго пропадал? Я начало волноваться. Передумало всякое, прокрутило разные варианты событий… - возбужденным голосом тороторила машина.

- Потом расскажу, - ответил я. – Давай скорее убираться отсюда!

- Не против!

Я коснулся сенсора-стартёра и…

Никогда не прощу им того, что они сделали! И неважно, сколько мне осталось!

Эти типы! Эти заговорщики, что не доверились моему возлюбленному, а, защищая интересы подпольной организации, устранили его! И меня!

Кажется, робот, с которым разговаривал Эс-Икс-105, прикрепил к его ладони ужасную штучку. Маленькую, незаметную… нано-бомбу. Цифровую нано-бомбу! Наверняка, вырабатывающую электромагнитное поле.

Только так я могу объяснить то, что случилось после. Скорее всего, магнит с микрочиповой оболочкой, коснувшись стартёра, элемента управления, напрямую связанного с мотором, принялся хаотично притягивать и отталкивать заряженные частицы и вывел из строя центральное управление. Я размагнитилось и снова замагнитилось внутри; заряды поменялись с плюса на минус, а батареи хором испустили дух, расстратив зараз почти все запасы энергии.

Эс-Икс-105 испытал огромный шок, видимо, двуединый – механический и человеческий, учитывая обновлённое ПО моего избранника. Потрясение, свойственное гомо сапиенс, лишило его чувств, а закоротившие механизмы принялись за только и подвластное им грубое, опасное и жуткое дело.

Ослабевающим энергетическим щупом я коснулось спутника своей жизни, безумно любимого, но прожившего со мной всего-то неполный день. День бегов, загадок и скорби. Я просканировало системы Эс-Икс-105 и поняло: он умирает! Неважно, в каком смысле, - в людском или роботическом. Надо спешить! Нужно спасать того, кто стал мне дороже всех, пока я… пока я само ещё в силах хоть как-то действовать!

Воспользовавшись тем, что сбой в центре функционирования дал мне ранее неизведанные возможности – правда, «нездоровые» и на очень короткий срок, я чётко это понимало, - я отправило все свои заряды в аккумулятор. Брало тепловую энергию отовсюду: от крупных систем – движения, починки, освещения… И из крошечных датчиков, лампочек, сенсоров. Собирало теплоту по крохам из углов и механизмов, уничтожаемых шквальным энергетическим потрясением. А после, закоротив собственное металлическое тело в необходимом месте, разорвало аккумулятор и выбросило плотный, подобный направленному водопаду поток – прямиком в Эс-Икс-105. Давая ему импульс к возрождению, насыщая зарядом!

После этого я обессилело. Свет в моей кабине выключился, и я словно бы осело на колёса… на землю… А потом пришла… пришла гораздо более концентрированная темнота. Никогда бы не подумало…

…Я пришёл в себя и огляделся мутным взором.

Где я? Кто я? Что произошло?

Осмотревшись, понял, что сижу внутри машины. Судя по обстановке, цвету внутренней отделки – жёлтой – и характерным чёрным шашечкам на приборах, это было такси.

А я?

Я протянул руку, до тронулся до раскалывающегося от боли лба… и тотчас отдёрнул пальцы! Рука! Она сделана из металла! Выходит, я… я – робот?!

Продолжая осматриваться, заметил, что ни один из приборов в салоне такси не работает. Темнота и тишина – как в чреве автомобиля, так и снаружи роботизированной повозки.

На ум вдруг стали приходить факты – то разрозненные, то увязанные в краткие логические цепочки; им я не находил объяснения. Разговоры… взгляды… чувства… Кажется, связано с такси. А ещё – с деньгами.

«Ничего себе», - подумал я, одновременно пытаясь силой воли унять нарастающую головную боль. Получалось плохо.

Из-за того, что мне привиделось, боль лишь нарастала. Я видел себя… и это такси… Будто бы оно остановилось рядом со входом на завод, тот, что на углу станции автометро Комсомольская. Я выбрался с водительского места и вошёл в здание.

Там я обратился к роботу-девушке, выполнявшей обязанности администратора, с просьбой: хотел побеседовать с директором завода. Заплатил денег, наконец получил разрешение и поднялся на верхний этаж. За моей спиной девушка оповещала начальника по интеркому.

Найдя нужный кабинет – номер 1000, - я прошёл в помещение и закрыл дверь.

После непродолжительной беседы с директором, оказавшимся, на удивление, человеком, и притом – совсем уж поразительно! – человеком, которому не чужды чувства искусственных людей, я вернулся в коридор. Снова сел в лифт, добрался до первого этажа и, сказав на прощание пару слов рободевушке-администратору, вновь очутился на улице.

Вскоре я взмыл в воздух – после того как забрался в моё такси. Слово «моё» отзывалось в теперешнем, повреждённом, должно быть, мозгу сразу несколькими смыслами, причём все были чрезвычайно важными!

Мы летели… куда-то. Куда?..

Взрыв боли потряс голову, и я перестал вспоминать.

Лиловый огонёк мигал на дверце такси. Такие лампочки загораются лишь у находящихся на службе машин, подсказала внезапная вспышка из неведомо как позабытого прошлого. Огонёк сигнализирует, что такси завершило вылет и свободно, о чём и оповещает логистическую компанию, а кроме того, потенциальных пассажиров. Значит, о нас узнают… обязательно узнают! Мы не пропадём!..

Я коснулся сенсоручки, намереваясь открыть дверцу и вылезти наружу. Не вышло: устал! Слишком утомился. Истощён… Что со мной случилось? Быть может, расскажут спасатели? А они непременно прилетят за нами, когда логисты сделают соответствующий запрос: такси ведь много часов назад оповестило, что ждёт пассажиров, а так и не вернулось. Да, за нами обязательно примчатся! Ещё и по другой причине… Нечто необычное и… противозаконное, что ли, связывало нас с авто. И обоих – с такси-компанией. Вроде бы…

Откинувшись назад, на спинку пневмокресла – да, вот оно и приобрело форму моего тела, - я закрыл глаза. Но перед этим увидел загадочный огонёк лилового цвета – у себя, на плече. Практически точь-в-точь такой же, как у машины. Что это значит?

А ещё… ещё перед мысленным взором, на фоне мрака, который наступил, стоило глазам закрыться… либо – потухнуть… Я увидел картину. Поразительно чёткую и реалистичную. И я поверил, всем сердцем, всей душой, если они есть у меня, я доверился явившемуся образу! Неявно, следуя слепой, однако мудрой интуиции.

Что же привиделось мне? Точно бы фотография винта и гайки. Винт – от моего корпуса, гайка – от корпуса машины. Парная основа для новой жизни. Для ребёнка, маленького механического создания, которое построят из этих и других запчастей.

«Мыслящее чадо… - добавило сознание, баюкая меня на невидимых волнах. – Разумное существо…»

И милосердное беспамятство позволило мне провалиться в своё бархатное небытие.

(2012; 2015)
Рейтинг: +3 Голосов: 3 729 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Казиник Сергей # 10 августа 2015 в 16:56 +4
Серж Юрецкий. # 24 августа 2015 в 04:54 +5
Я конечно привык к различным вывертам сюжета, но тут ребята даже меня удивили)))) Оригинально, интересно, мне понравилось))))
Григорий Неделько # 27 августа 2015 в 19:20 +3
Спасибо, дорогой друг и соавтор! :)
Валерия Гуляева # 19 сентября 2015 в 17:15 +2
Неплохо, считаю, вышло. Хотя и стопорнулось малость на полдороги)))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев